Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: «Был побег...»  (Прочитано 373 раз)

Летнаб

  • Горячее сердце, холодная голова, чистые руки
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 308
  • Сухарев Александр Юрьевич
«Был побег...»
« : 15 Февраль 2018, 19:37:23 »
11 мая 1943 года из лагеря военнопленных Stalag 365, расположенного в старинном западноукраинском городе Владимир-Волынск (ныне – Владимир-Волынский Волынской области Украины), бежали шесть советских офицеров: майор Сергей Тимофеевич Гащенко, старшие лейтенанты Владимир Петрович Герасименко, Григорий Васильевич Забабуркин и Григорий Арсентьевич Сахаренко, лейтенант Никита Устинович Пилипишин и младший лейтенант Андрей Корнеевич Кодаш. Спустя двое суток после побега Фортуна повернулась спиной к старшему лейтенанту Г. А. Сахаренко, который был убит в ходе преследования беглецов немцами, но как минимум троим военнослужащим удалось уйти от погони.
Кто же были эти люди, решившиеся на столь отчаянный шаг? Какие военные дороги привели их в лагерь военнопленных Stalag 365? И как сложились их судьбы после побега? Попробуем ответить на эти вопросы.
Самым старшим из беглецов, как воинскому званию, так и по служебному статусу, был майор С. Т. Гащенко, на момент пленения занимавший должность офицера Генерального Штаба Красной Армии при 4-м гвардейском механизированном корпусе 2-й гвардейской армии Южного фронта. Встретив начало войны капитаном и командиром 3-го мотострелкового батальона 41-го мотострелкового полка 84-й моторизованной дивизии (3-й механизированный корпус 11-й армии Прибалтийского Особого военного округа), Сергей Тимофеевич в сентябре 1941 года служил начальником штаба того же полка, к тому времени ставшего стрелковым. Год спустя, в октябре 1942 года, майор С. Т. Гащенко занимал должность офицера Генерального Штаба Красной Армии при 7-м кавалерийском корпусе Брянского фронта, а в феврале 1943 года, как уже было сказано, – аналогичную должность при 4-м гвардейском механизированном корпусе. В плен Сергей Тимофеевич был взят 22 февраля 1943 года в районе поселка Матвеев Курган Ростовской области в ходе выхода из окружения в районе поселка Анастасиевка, в которое соединения корпуса угодили 18 февраля 1943 года.
Хаос и неразбериха, имевшие место при прорыве через линию фронта, практически по "горячим следам" описаны выжившими офицерами оперативного отдела штаба корпуса (ЦА МО РФ. Ф. 303. Оп. 4005. Д. 129. Л. 3): "...Колонна попала под перекрестный огонь батарей противника, стоявших у ДОРОГАНОВ, ЕДУШ, СТЕПАНОВСКИЙ, и огонь артиллерии 1-го гвардейского стрелкового, 3-го механизированного и других наших соединений. Сигналов белыми и зелеными ракетами стрелковые корпуса не заметили, хотя было установлено наблюдение за возможным появлением этих сигналов. ...Корпус перешел к круговой обороне. Однако огонь артиллерии и танков разбил части корпуса на три отдельных очага... Бой этих трех групп продолжался до утра 23 февраля. Группы бойцов, не имея возможности вывести машины, поврежденные огнем артиллерии, начали прорываться через передний край в направлении МАТВЕЕВ КУРГАН. Первые группы прорвались к 11 часам. В прорыв было введено 14 танков, 130 машин и 1450 человек, а выведено обратно – 4 танка, 30 машин и около 400 человек".
В плену С. Т. Гащенко первоначально содержался в Dulag 182, Сталино (ныне - город Донецк Донецкой области Украины), а 24 марта 1943 года был доставлен в Stalag 365 (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 9. Л. 1129-1129об). Приказом Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР от 3 июня 1943 года № 0171/пр (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 11458. Д. 38. Л. 128об) майор Гащенко был исключен из списков Красной Армии как пропавший без вести 22 февраля 1943 года в боях против немецко-фашистских войск.
Неизвестно, имелись ли у Сергея Тимофеевича в момент пленения при себе документы, подтверждающие его должность, или майора выдал немцам кто-то из других военнопленных, но в его Персональной карте военнопленного № 1 в разделе "Воинская часть" (нем. Truppenteil) имеется более чем красноречивая запись: "Gen. Stab. d. RKKA" - Генеральный Штаб Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Безусловно, Сергей Тимофеевич понимал, каким ценным источником информации для противника он является, и прекрасно осознавал, что проявление к нему самого пристального внимания как со стороны органа военной разведки и контрразведки (нем. Abwehr), так и тайной государственной полиции (нем. Gestapo) или службы безопасности (нем. Sicherheitsdienst Reichsführer-SS (SD)) – вопрос лишь времени. Вероятнее всего, именно это обстоятельство и послужило катализатором в принятии решения о побеге.
Практически одновременно с майором Гащенко в плен попали еще два офицера из входивших в состав 4-го гвардейского механизированного корпуса соединений: старший лейтенант В. П. Герасименко – заместитель командира 1-го мотострелкового батальона 12-й гвардейской механизированной бригады по хозяйственной части, и младший лейтенант А. К. Кодаш – заместитель командира стрелковой роты 1-го мотострелкового батальона 15-й гвардейской механизированной бригады. Первый был взят в плен 23 февраля 1943 года в районе Таганрога (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 9. Л. 1226-1226об), второй – там же, тремя днями позже (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 122. Л. 1021-1021об). Как и майор Гащенко, оба офицера первоначально содержались в Dulag 182, а 24 марта 1943 года были доставлены в Stalag 365. Приказами Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии Народного комиссариата обороны СССР от 30 апреля 1943 года № 0367/пр (ЦА МО РФ. Ф. 56. Оп. 12220. Д. 107. Л. 45) и от 21 апреля 1943 года № 0357/пр (ЦА МО РФ. Ф. 56. Оп. 12220. Д. 105. Л. 247) старший лейтенант В. П. Герасименко и младший лейтенант А. К. Кодаш соответственно были исключены из списков Красной Армии как пропавшие без вести 22 февраля 1943 года в боях против немецко-фашистских войск.
Неизвестно, имели ли на момент пленения майор Гащенко и старший лейтенант Герасименко государственные награды, а вот младший лейтенант Кодаш за бои в ноябре-декабре 1942 года 26 января 1943 года был представлен к награждению орденом Красного Знамени. В наградном листе командир 1-го мотострелкового батальона 15-й гвардейской механизированной бригады старший лейтенант Борисов отмечал, что "20 декабря 1942 г. в районе Жутов 1-й рота выдержала натиск до двух рот немцев, где было уничтожено 25 немецких солдат" (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 839. Л. 281-281об), однако командир бригады майор А. М. Овчаров счел возможным понизить уровень награды до медали "За отвагу". Ее Андрей Корнеевич был удостоен в соответствии с приказом 15-й гвардейской механизированной бригаде от 7 февраля 1943 года № 03/н (Там же. Л. 268), но получить, вероятнее всего, уже не успел.
Если младший лейтенант Кодаш на момент пленения являлся кавалером одной государственной награды, то старший лейтенант Г. В. Забабуркин таковым был трижды. Своей первой награды (медаль "За боевые заслуги") сержант Забабуркин, временно исполняющий должность командира взвода 96-го кавалерийского полка 5-й кавалерийской дивизии (2-й кавалерийский корпус Западного фронта), был удостоен в соответствии с приказом войскам Западного фронта от 12 ноября 1941 года № 0286 (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 2766. Л. 31) еще за бои июля 1941 года под городом Балтой Одесской области Украинской ССР: "...смелыми и решительными действиями обеспечил переправу эскадрона через р. Кодыма для дальнейшего выполнения эскадроном боевой задачи" (Там же. Л. 182). В дальнейшем Григорий Васильевич продолжил службу в 96-м кавалерийском полку (с 10 февраля 1942 года – 3-й гвардейский кавалерийский полк) 5-й кавалерийской дивизии (с 26 ноября 1941 года – 1-я гвардейская кавалерийская дивизия), последовательно занимая должности командира взвода противотанковых ружей и командира сабельного эскадрона. Приказом войскам Западного фронта от 31 мая 1942 года № 0624 (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 330. Л. 17) старшина Забабуркин был награжден орденом Красного Знамени: "...в бою под с. Семлево проявил мужество и отвагу в борьбе с немецким фашизмом. 14 февраля 1942 г. из снайперской винтовки лично уничтожил трех фашистов" (Там же. Л. 101), а через два с небольшим месяца, в соответствии с приказом войскам Западного фронта от 11 августа 1942 года № 0888 (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 346. Л. 28) – вторым таким же орденом: "19 июня 1942 года на третьем этапе прорыва оборонительной полосы в районе города Кирова тов. ЗАБАБУРКИН также первый ворвался в оборону противника, почти без потерь, с сохранением всего вооружения, вывел эскадрон в назначенное место" (Там же. Л. 5об).
В плен старший лейтенант Забабуркин попал 28 февраля 1943 года в районе города Лозовая Харьковской области Украинской ССР в ходе тяжелых оборонительных боев, которые вел 1-й гвардейский кавалерийский корпус в составе 6-й армии Юго-Западного фронта, отражая контрнаступление 2-го танкового корпуса СС (нем. II. SS-Panzerkorps). В плену Григорий Васильевич первоначально содержался в Stalag 348, Днепропетровск, а 13 марта 1943 года был доставлен в Stalag 365 (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 116. Л. 824-824об). Из списков Красной Армии этот офицер был исключен приказом Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии Народного комиссариата обороны СССР от 27 апреля 1943 года № 0366/пр как пропавший без вести 28 февраля 1943 года, но при этом – под искаженной фамилией "Заботуркин" (ЦА МО РФ. Ф. 56. Оп. 12220. Д. 107. Л. 13).
Человека, отмеченного при пленение 19 марта 1943 года в районе города Барвенково Харьковской области Украинской ССР как старший лейтенант Григорий Артемович Захаренко, военнослужащий некоей 161-й бригады, в действительности звали Григорий Арсентьевич Сахаренко. За бои июля-сентября 1942 года командир 1-й стрелковой роты 1-го мотострелкового батальона 16-й мотострелковой бригады (25-й танковый корпус 40-й армии Воронежского фронта) лейтенант Сахаренко 21 сентября 1942 года командиром бригады подполковником Ивановым и военным комиссаром соединения полковым комиссаром Стебловцевым был представлен к награждению орденом Красного Знамени за то, что "...показал образцы личного мужества, энергии, инициативы и умение управлять боем роты. <...> ...способствовал отражению контратаки немцев и тем обеспечил выполнение боевой задачи всей бригады" (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 1004. Л. 232-232об), однако в конечном счете приказом войскам Воронежского фронта от 2 ноября 1942 года № 048/н был удостоен ордена Красной Звезды (Там же. Л. 148об).
В плену Григорий Арсентьевич первоначально находился в Stalag 348, а 12 апреля 1943 года был доставлен в Stalag 365 (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 117. Л. 914-914об).
Не совсем ясны обстоятельства пленения лейтенанта Никиты Устиновича Пилипишина, в Персональной карте военнопленного № 1 которого в разделе "Воинская часть" указано: "277. Inf. Div" - 277-я стрелковая дивизия, а в разделе "Взятие в плен (место и дата)" (нем. Gefangennahme (Ort und Datum)) – "Dubrowka, 14.8.41" (ЦА МО РФ. Картотека военнопленных офицеров. Ящик 211. Л. 1035-1035об). В части даты пленения указанная информация представляется ошибочной. Постановлением Государственного комитета обороны СССР от 19 июля 1941 года № ГКО-207сс срок окончания формирования 277-й стрелковой дивизии, дислоцирующейся в Дмитриев-Льговском Курской области, был определен к "8 августа" (1941 года – А. С.) (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 6. Л. 85), а в соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР И. В. Сталина от 15 августа 1941 года дивизия из состава Орловского военного округа передавалась "в распоряжение командующего Центральным фронтом" (Русский архив: Великая Отечественная: Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы. 1941 год. Т. 23 (12-1). М.: ТЕРРА, 1998. – 328 с. С. 120), при этом начало погрузки частей было определено 01:00 17 августа 1941 года. Если лейтенант Пилипишин и имел какое-либо отношение к 277-й стрелковой дивизии, то, вероятнее всего, ко второму по счету формированию этого соединения, а в плен попал годом позже, летом 1942 года, в ходе боев на сталинградском направлении. В плену Н. У. Пилипишин первоначально содержался в Stalag 355, Проскуров, а 28 марта 1943 года был доставлен в Stalag 365.
Как же сложились судьбы этих людей после побега? Исходя из доступных на данный момент материалов отечественных архивов, на этот вопрос можно с большей или меньшей долей уверенности ответить в отношении старшего лейтенанта В. П. Герасименко, лейтенанта Н. У. Пилипишина и младшего лейтенанта А. К. Кодаша. Как сложились судьбы майора С. Т. Гащенко и старшего лейтенанта Г. В. Забабуркина после 11 мая 1943 года выяснить, к сожалению, пока не удалось: приказы об их исключении из списков Красной Армии так и остались неотмененными. Не помогло уточнить судьбу Григория Васильевича и обращение к его учетно-партийным документам,  хранящимся в Российском государственном архиве социально-политической истории – регистрационному бланку члена ВКП(б) и отчетной карточке на партийный билет. Из информации, представленной архивом, следует, что партбилет № 4812251, принадлежавший Г. В. Забабуркину, не обнаружен и погашенным не значится. В свою очередь отчетная карточка на данный  партийный билет была погашена Главным политическим управлением Министерства обороны СССР по решению ЦК КПСС от 1 марта 1955 года. Данный факт свидетельствует об одном: обязательную в 1954 году для члена партии процедуру обмена партийного билета образца 1936 года Григорий Васильевич не проходил (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 99. Отчетная карточка на п/б обр. 1936 г. № 4812251). Вопрос – был ли он к тому времени жив – пока остается открытым. Возможно, на его и майора С. Т. Гащенко судьбы после побега из лагеря военнопленных могли бы пролить свет материалы Государственного архива Волынской области Украины: фонда Р-392 (Картотека бывших советских военнопленных) – учетные карточки советских военнопленных и фонда Р-164 (Волынская областная комиссия по учету убытков, причиненных немецко-фашистскими захватчиками народному хозяйству и населению) – акты, реестры, опросные листы, в которых зафиксирована информация о военнопленных. Эти материалы еще ждут своего исследователя.
Точно так же остался неотмененным и приказ в отношении старшего лейтенанта В. П. Герасименко, однако в данном случае можно с уверенностью сказать, что этот офицер пережил Великую Отечественную войну и прожил еще как минимум сорок лет после ее окончания. В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года как активный участник войны Владимир Петрович 6 апреля того же года был награжден орденом Отечественной войны II степени (ЦА МО РФ. Юбилейная картотека награждений. Шкаф 10. Ящик 3).
Лейтенант Н. У. Пилипишин после побега из плена и выхода с территории, оккупированной противником, летом 1944 года в соответствии с приказом Народного комиссара обороны СССР от 1 августа 1943 года № 1348, предусматривавшим возможность командно-начальствующему составу "...находившемуся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавшему участия в партизанских отрядах, с оружием в руках доказать свою преданность Родине" (Цит. по: Штрафбаты по обе стороны фронта: Сборник / ред.-сост. И.В. Пыхалов. – М.: Яуза, Эксмо, 2008. – 320 с. С. 203), оказался в 10-м отдельном штурмовом стрелковом батальоне 5-й ударной армии 3-го Украинского фронта. 27 июня 1944 года командир батальона майор Русанов представил красноармейца Пилипишина к награждению медалью "За отвагу", отмечая, в частности: "...будучи помощником наводчика станкового пулемета <...> ...уничтожил 2 станковых пулемета, 1 ручной пулемет с расчетом, вывел из строя одну противотанковую пушку и уничтожил весь расчет" (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 690306. Д. 2427. Л. 371). Указанной награды Никита Устинович был удостоен через месяц с небольшим в соответствии с приказом 248-й стрелковой дивизии от 8 августа 1944 года № 21/н (Там же. Л. 361). К сожалению, после Победы пожить ему довелось совсем недолго: 2 июня 1945 года командир батареи 179-го гвардейского стрелкового полка (но какой именно – истребительно-противотанковой батареи 57-мм пушек или батареи 76-мм пушек, или батареи 120-мм минометов – к сожалению, неизвестно) 59-й гвардейской стрелковой дивизии (46-я армия 2-го Украинского фронта) старший лейтенант Пилипишин погиб при исполнении служебных обязанностей и был похоронен на кладбище приграничного с Чехословакией австрийского города Гмюнд (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 594259. Д. 13. Л. 265). Приказом Главного управления кадров Министерства вооруженных Сил СССР от 31 января 1947 года № 0192 Никита Устинович был исключен из списков Вооруженных Сил СССР (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 563784. Д. 3. Л. 224).
Младший лейтенант А. К. Кодаш, как возвратившийся из плена, был восстановлен в кадрах Красной Армии приказом Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР от 27 января 1945 года № 044 (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 11458. Д. 623. Л. 150об) и с 21 апреля 1945 года занимал должность командира стрелкового взвода 883-го стрелкового полка 193-й стрелковой дивизии (105-й стрелковый корпус 65-й армии 2-го Белорусского фронта). Уже после окончания Великой Отечественной войны, 18 мая 1945 года командиром полка подполковником Степанковым лейтенант Кодаш был представлен к награждению орденом Красной Звезды как "...активный участник Отечественной войны с 1 декабря 1941 года <...> ...показал себя хорошо подготовленным командиром, дисциплинированным и требовательным офицером" (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 686196. Д. 6344. Л. 169). Командир 193-й стрелковой дивизии генерал-майор Скоробогаткин повысил уровень награды до ордена Отечественной войны II-й степени, а командир 105-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант Алексеев, в свою очередь, - до ордена Отечественной войны I-й степени. Именно им, в конечном счете, лейтенант А. К. Кодаш и был награжден приказом частям 105-го стрелкового корпуса от 25 мая 1945 года № 0122/н (Там же. Л. 159). Проследить дальнейшую судьбу офицера, к сожалению, не удалось, за исключением одного примечательного факта: будучи членом ВКП(б) с марта 1941 года и сумев сохранить в  плену партийный билет, Андрей Корнеевич в послевоенный период был исключен из партии, а его учетно-партийные документы – погашены политическим управлением Главного командования Сухопутных войск Министерства вооруженных сил СССР 18 марта 1948 года (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 99. Отчетная карточка на п/б обр. 1936 г. № 3666653).
© Сухарев А. Ю., 2018
« Последнее редактирование: 15 Февраль 2018, 19:56:00 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »