Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Публикации, посвящённые 75-й стрелковой дивизии (I ф)  (Прочитано 1055 раз)

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Итоги одного поиска: http://migserpuhov.ru/novosti/relikviya-iz-41-go/

«РЕЛИКВИЯ ИЗ 41-ГО
Журналист газеты «Мы и Город. Неделя» по просьбе координатора сообщества «Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии» Глеба Цукалова, дед которого погиб 22 июня 1941 года, разыскала сыновей фронтовика Рябова Ивана Ивановича, встретившего Великую Отечественную войну под Брестом. Приводим поступившее в редакцию письмо полностью: «Я занимаюсь изучением боевого пути 75-й стрелковой дивизии, в которой воевал мой дед. 75-я стрелковая дивизия встретила войска вермахта 22 июня 1941 года на государственной границе СССР, в сорока километрах южнее Бреста. Именно 75-я дивизия противостояла двум танковым дивизиям Гудериана, которые пытались развернуться на советском берегу реки Буг с дальнейшим продвижением на г. Кобрин и далее на Минск.
Мы проводим исследования мест боев 75-й стрелковой дивизии. В апреле 2017 года на местах боев 22 июня 1941 года был найден солдатский котелок с крышкой и флягой в хорошем состоянии. Уникальность котелка в том, что на нем указана фамилия владельца, а с другой стороны выгравирован физкультурник (пловец).
Фамилия владельца Рябов. Учитывая большие потери в первых боях, мы сначала предположили, что хозяин котелка погиб. Проверив фамилию Рябов по известным спискам бойцов и командиров дивизии – совпадений не нашли. Среди наградных листов на сайте «Подвиг народа» были найдены несколько бойцов.
Наш поиск в военных архивах России и Белоруссии увенчался успехом. Когда я работал в одном из школьных музеев по 75-й стрелковой дивизии, мне в руки случайно попала папка с фамилией Рябов. Каково же было мое удивление, когда я ознакомился с ее содержимым!
Рябов Иван Иванович родился 21 апреля 1918 года в Московской области Серпуховском районе д. Нефедове.
В 1938 году окончил Московский техникум физической культуры, преподаватель физкультуры.
В 1939 году был призван в РККА Серпуховским РВК. Окончил курсы шоферов в 78-м запасном стрелковом полку Новгорода. Направлен в 28-й стрелковый полк 75-й стрелковой дивизии. Участник советско-финской войны 1939-1940 годов. Великую Отечественную войну встретил 22 июня 1941 года в составе 28-го Краснознаменного стрелкового полка 75-й стрелковой дивизии в районе населенного пункта Черск Брестской области.
Окончил Великую Отечественную войну в звании старшего сержанта, помощника командира взвода разведки 319-го зенитно-артиллерийского Котовицкого армейского ордена Богдана Хмельницкого полка 1-го Гвардейского Краснознаменного Житомирского кавалерийского корпуса 1-го Украинского фронта. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и другими.
После увольнения в запас проживал по адресу: Московская область, Серпуховский район, д. Нефедово, ул. Ульяновская, д. 15.
Преподавал физическую культуру в средней школе № 10 г. Серпухова, в течение 10 лет (с 1974 года) был депутатом местного совета. Котелок Ивана Ивановича Рябова находится в школьном музее, куда я его передал на хранение. Очень прошу Вас помочь мне в розыске родственников И.И. Рябова, чтобы передать котелок Ивана Ивановича из 41-го года».
Поиск длился недолго. Оказалось достаточно одного звонка Почетному гражданину Серпухова Владимиру Григорьевичу Телегину, долгие годы возглавлявшему школу №10. Информация, изложенная в письме, полностью подтвердилась. Как выяснилось, Иван Иванович Рябов был наставником Владимира Григорьевича, когда тот совсем юным пришел работать в школу. Воспоминания о себе он оставил самые добрые и теплые. До сих пор Владимир Григорьевич дружит с сыновьями своего учителя. Семья рада находке и с удовольствием передаст ценную реликвию в музей школы №10, где работал славный фронтовик, как только Глеб Цукалов привезет ее из Брестской области.
Наша справка
75-я стрелковая дивизия была сформирована на базе частей 25-й стрелковой дивизии им. В. И. Чапаева в Украинском военном округе (далее УкрВО) в 1927 г. Принимала участие в советско-финской войне. 1 января 1941 численность дивизии составляла 12000 чел.
В мае 1941 г. дивизия была выдвинута к новым западным границам в Брестскую область и вошла в состав 28-го стрелкового корпуса 4-й армии. Части дивизии сосредоточились по р. Западный Буг. Полки заняли участки обороны южнее Брестского укрепленного района.
22 июня 1941 г. дивизия вступила в боевые действия на территории Белоруссии в составе 28-го стрелкового корпуса 4-й армии Западного ОВО – Западного фронта.
В 4 часа 15 минут – 4 часа 20 минут начальник штаба 42-й стрелковой дивизии доложил, что противник начал артиллерийский обстрел Бреста. Из штаба округа пришел следующий приказ: «Командующему армией. Передаю приказ Народного комиссара обороны для немедленного исполнения: 1. В течение 22-23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского военных округов. Нападение немцев может начаться с провокационных действий. 2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить внезапный удар немцев или их союзников. 3. Приказываю: а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе; б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировав; в) все части привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов. Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить».

 
ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА…
Дивизия по плану прикрытия границы обороняла более чем 50-ти километровый участок государственной границы.
На правом фланге дивизии, в д. Страдечь стоял 3-й батальон 115-го стрелкового полка, в районе д. Медно, возле озера Рогознянское базировался гарнизон в составе 34-го стрелкового полка и 68-го легкого артиллерийского полка, в районе д.Черск базировался гарнизон из 28-го Краснознаменного стрелкового полка, 1-го дивизиона 235-го гаубичного полка, 82-го отдельного противотанкового дивизиона. Левый фланг дивизии на госгранице прикрывал 54-й отдельный разведывательный батальон.
Штаб, 115-й стрелковый полк (без 3-го батальона), два дивизиона 235-го гаубичного полка и другие отдельные батальоны дислоцировались в районе п. Малорита.
Части дивизии занимались строительством оборонительных рубежей. 21 июня 1941 года, субботний день, проводились мероприятия выходного дня, спортивные соревнования, вечером в гарнизонах демонстрировались фильмы.
В 3:15 22 июня 1941 года всех разбудил гул самолетов, началась бомбежка и артиллерийский обстрел. Части дивизии, находящиеся у границы, первыми приняли бой с частями XXIV механизированного корпуса вермахта. Немцы планировали быстрое развертывание на плацдарме в районе Домачево – Страдечь двух танковых дивизий Гудериана. Но их планы были сорваны обороной частей 75-й стрелковой дивизии.
Сдерживать наступление превосходящего по силе противника смогли только до конца дня 23 июня 1941 года. Неся большие потери в личном составе, 28-й Краснознаменный стрелковый полк и 34-й стрелковый полк с приданными им отдельными артиллерийскими дивизионами вынуждены были 23 июня 1941 года начать отходить на соединение с частями дивизии. В это время прорвавшиеся части вермахта были остановлены у п. Малорита 115-м стрелковым полком.
В своих воспоминаниях Гудериан пишет: «Я вновь присоединился к своему штабу в 20.15. (24 июня) там меня ждали донесения об ожесточенных боях на нашем правом фланге, где, начиная с 23 июня, армейский корпус успешно отражал атаки русских в районе Малориты»
Отходя с тяжелыми боями в район Малориты, оставшиеся части дивизии собрались к исходу 25 июня 1941 года восточнее Малориты, в Малоритском лесном массиве. Учитывая уже создавшееся окружение, командование дивизии принимает решение о прорыве тремя группами. Основная задача ставилась прорвать окружение и выходить в район Мозырьского укрепрайона. Прорыв был назначен в ночь на 27 июня 1941 года, трудность состояла в том, что по шоссе, через которое планировался прорыв, бесконечным потоком шла немецкая техника.
Подорвав два моста на шоссе Брест-Ковель, справа и слева от места прорыва части дивизии сумели сломить сопротивление немцев и прорваться сквозь кольцо окружения.
Но путь на восток был перекрыт немцами и болотистой местностью Пинских болот. Было принято решение отходить в направлении Украины на станцию Сарны.
Уже к 1 июля основная часть вышедших из окружения подразделений дивизии собралась в Сарнах. Потери дивизии составляли более 1/3 личного состава. Сформировав стрелковые полки и пополнив их личным составом за счет отошедших частей Красной Армии, 75-я стрелковая дивизия получила приказ выдвинуться на оборону г. Пинска.
В дальнейшем 75-я стрелковая дивизия, ведя тяжелые бои с 45-й пехотной дивизией вермахта, которая участвовала в захвате Бреста и Брестской крепости, вынуждена была отходить в направлении Гомеля. В течение июля-августа дивизия обороняла города Житковичи, Калинковичи, Мозырь и населенные пункты в этом районе.
В конце августа 1941 года дивизии было приказано прикрывать Черниговское направление, форсировав р. Днепр, в районе г. Лоев дивизия заняла новые рубежи обороны.
Положение Юго-Западного фронта ухудшалось с каждым днем. Фронт под натиском противника откатывался к Киеву.
75-я стрелковая дивизия вынуждена была с боями отходить. Уже к середине сентября 1941 года части Юго-Западного фронта оказались в Киевском котле. Командованием частей 75-й стрелковой дивизии был отдан приказ выходить из окружения группами.
По уточненным данным, из состава 12000-й (на начало войны) 75-й стрелковой дивизии из окружения вышло от 700 до 1000 бойцов и командиров. Большое количество личного состава и командиров погибло.
Иван Иванович Рябов попал в окружение, но группе удалось выйти к своим. После разбирательств по поводу окружения он вновь вернулся на фронт. Война для Рябова закончилась в Будапеште».

Спасибо за ссылку! Публикация, действительно, интересная и, что особенно важно, не обычная дежурная о ВОВ, а хорошо подготовленная. В ней, помимо, собственно, рассказа о судьбе Рябова, удалось отразить (через этот срез) боевой путь дивизии. По объёму представленного материала сразу видно, что соединением именно занимаются.
Если бы по каждой дивизии было так, то какая история бы у нас была!
Многоуважаемый Роман Михайлович, спасибо за высокую оценку!
« Последнее редактирование: 26 Апрель 2018, 11:18:08 от Sobkor »
Записан

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Котелок, упомянутый в предыдущей статье занял своё место в музее школы № 10 г. Серпухова Московской области: http://migserpuhov.ru/novosti/bez-malogo-8-desyatiletij-v-brestskoj-zemle/
ОТВ-Серпухов: https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=DAz1ZGX37t8

« Последнее редактирование: 27 Июнь 2017, 21:56:31 от GlebTS »
Записан

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Газета Малоритского района «Голос часу», 29 июня 2017 года http://www.75-sd.ru/blog/u_budushhego_vsegda_est_proshloe/2017-07-18-5
«У БУДУЩЕГО ВСЕГДА ЕСТЬ ПРОШЛОЕ»
Военное лихолетье, которое смерчем пронеслось по нашей стране и затронуло почти каждую семью, застыло в памятниках, обелисках, братских могилах. Это – дань уважения тем, кто своей жизнью ковал будущее на фронтах, в тылу, партизанском отряде. Это безмерная благодарность и тем, кто в лихую годину сеял и жал зерно, растил детей, шил одежду, просто помогал обездоленным, раненым, истощенным, кто в лютые морозы согревал, кормил, поил, делился медикаментами, давал приют на час, сутки, рискуя собой. Это память про всех тех, кто по мере своих сил вносил вклад в общее дело – освобождение родной страны. Это – подвиг, про который необходимо помнить всем и всегда.
Василь Быков, классик белорусской литературы, писал: «Память-это материальная сила, главный элемент человеческой духовности, она не только способна воссоздавать прошлое, но и определять будущее. И в катастрофические моменты истории враги-захватчики в отношении народа-жертвы прежде всего пытались лишить его исторической памяти, после чего с ним можно было делать, что хочешь». Если отнять у человека память, то он сделается просто живым существом.

Память про Великую Отечественную войну прочно живет в сердцах многих миллионов людей, напоминая о себе воспоминаниями о родных, близких, любимых, про тех, кто до сих пор так и не вернулся с войны ни живым, ни мертвым. Потому и живет надежда в сердцах на встречу, ведь еще и сегодня из небытия возвращаются имена неизвестных защитников Отчизны, которые пропали на кровавых полях войны.
На сегодняшний день на территории района насчитывается 58 воинских захоронений, из них – 48 братских могил, 1 войсковая могила, 9 индивидуальных могил. В них похоронено 5428 человек, 3606 из этого числа – неизвестны. Малоритская земля стала последним приютом для 538 военнослужащих, 201 участника сопротивления и 4657 жертв войны. И об этом необходимо помнить.
Они, жители Москвы, Калининграда, Фрязино, Балашихи, Королева (московская область), Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, Сенгилея (Ульяновская область), Новомосковска (Тульская область), Ирпеня и Белой Церкви (Киевская область), преодолев сотни, тысячи километров, приехали на встречу в Малориту. Память, долг, обязанность позвали их в дорогу. Одни из них приехали с надеждой, что смогут хоть что-то узнать про то, где похоронены их отцы, дуды, прадеды - чтобы пройтись тропами по тем местам, где когда-то воевали их родственники.
Инициатором и организатором приезда в Малориту делегации из 16 человек – родных воинов 75-й стрелковой дивизии – стал Глеб Валерьевич Цукалов, внук командира взвода 115-го стрелкового полка младшего лейтенанта Игната Романовича Цукалова, который пропал без вести в период с 22 по 26 июня 1941 года. Между прочим, на Кургане Славы (урочище «Меловая Гора») есть его имя среди тех, кто похоронен тут в братской могиле.
Глеб Цукалов в Малорите не впервые. В 1981 году он присутствовал во время встречи ветеранов 75-й стрелковой дивизии, затем в Малорите он побывал в 2015 году со своими двумя сыновьями, в 2016 – с отцом. Благодаря Наталье Ивановой, директору СШ №1, Глеб Валерьевич смог найти то место, где похоронен его дед.
Посещение Малоритчины родными солдат и офицеров 75-й стрелковой дивизии торжественно встречали Любовь Васильевна Куц, директор учреждения образования, Людмила Адамовна Гуминская, первый директор СШ № 2, ученики и "Бессмертный полк". Затем для гостей была организовано экскурсия в школьный музей "Патриот". Вовремя ее музею были переданы фотографии двух воинов 75-й стрелковой дивизии. Достойное место в музее теперь займет фотография Константина Ивановича Мартынова, младшего политрука стрелковой роты, который свое последнее письмо родным написал 19 июня 1941 года из Малориты, после – пропал без вести. Ему было 26 лет. Не было в музее и прижизненной фотографии Михаила Николаевича Есакова, лейтенанта 28-го стрелкового полка, который по одним данным пропал без вести в период с 22 июня по 31 июля 1941 года, а по другим погиб 20 мая 1942 года и похоронен в Германии.
После для родных солдат и офицеров 75-й стрелковой дивизии была организована обзорная экскурсия по СШ № 2, посещение выставки детского творчества «Город мастеров». Гостей из России и Украины искренне приветствовала Валентина Павловна Козак, инструктор Кобринско-Малоритской организационной структуры ДОСААФ, которая вручила им сувениры. Присутствующие были тронуты тематическом устным журналом "Подвиг отцов в наследство сыновьям», который был подготовлен учениками СШ № 2. Лекторская группа первичной организации Кобринско-Малоритской межрайонной организационной структуры добровольного общества содействия армии и флоту, которая действует при учреждении образования, рассказала о боевом пути 75-й стрелковой дивизии. На мероприятии присутствовали ветераны Великой Отечественной войны (Иван Емельянович Шициков, Федор Федорович Сацук, Мария Петровна Струк, Михаил Андреевич Хатынюк), а также Валентина Владимировна Жалнерик, заместитель начальника отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома, Владимир Андреевич Бойко, председатель Малоритского районного совета ветеранов.
В этот же день родные солдат и офицеров 75-й стрелковой дивизии возложили венки и цветы к памятнику «Жертвам фашизма» (ул. Совхозная г. Малорита), к братской могиле советских воинов на Кургане Славы (урочище «Меловая Гора»), а также к памятнику воинам Красной Армии и партизанам, которые погибли и пропали без вести (в сквере на ул. Советской райцентра, развилка дорог Олтуш-Збураж). После возложения цветов, Николай Николаевич Шум, председатель Малоритского райисполкома, Петр Викентьевич Губей, председатель районного Совета депутатов, представители организаций, учреждений, предприятий Малоритчины у памятника встретились с гостями из России и Украины.
Родные солдат и офицеров 75-й стрелковой дивизии еще побывали у памятников землякам, которые погибли в годы Великой Отечественной войны, у Кургана Славы близ д. Хотислав, в историко-краеведческом музее Мельницкой СШ и у братской могилы воинам 75-й стрелковой дивизии в д. Мокраны.
На следующий день гости из России и Украины поехали по местам боев 75-й стрелковой дивизии. Их маршрут проходил через деревни Збураж, Гвозница, Медно, Страдечь, Домачево, Черск (Брестский район), Олтуш. В этих населенных пунктах посетили памятные места, связанные с событиями Великой Отечественной войны.
Родные солдат и офицеров 75-й стрелковой дивизии выражают искреннюю благодарность Малоритскому райисполкому, отделам образования, спорта и туризма, идеологической работы, культуры и по делам молодежи, СШ № 2 Малориты, а также Малоритскому районному центру народного творчества за теплый прием и оказанное внимание.
***
- Встреча меня очень тронула, – говорил Валерий Есаков. – На Малоритчину приехал со своим сыном Вадимом. Отца, Михаила Николаевича Есакова, я видел только на фотографии. Он ушел на фронт, когда мать мной была беременна на 8 месяце. От Мозыря с сыном сейчас ехали на автомобиле. В нем лежал портрет моего отца. Так вместе еще раз мы проехали по тому пути, по которому отец шел на войну. У д. Черск, в лесу, где шли во время войны тяжелые бои, я у одного дерева положил цветы и крикнул вовсю: «Отец!». Мне показалось, что в ответ отец мне тихо ответил. Как и другие, в мешочке повезем с собой горсть земли с Малоритчины. Мы ею посыплем могилу моей матери.
- Мы провели незабываемые 2 дня на Малоритчине, которые столько разбудили воспоминаний и рассуждений, – говорит Зинаида Александровна Майорова.
- С дочкой Еленой мы приехали из Калининграда. Когда заходили на территорию СШ № 2 Малориты, то там нас встречал Бессмертный полк. Я окинула взглядом фотографии. На третьем слева я узнала своего отца… Молодой, красивый, статный и такой счастливый. Через столько лет я снова встретилась с ним! Мой отец, Александр Аполоссович Лютин, капитан, помощник начальника 1-го отделения штаба 75-й стрелковой дивизии, ушел воевать, когда мне было 3 года. До 1965 года считалось, что он пропал без вести. Однако позже мы узнали, что отец участвовал в боях на Малоритчине. Погиб он 27 июня, похоронен в Мокранах. Одна из улиц в деревне сейчас носит имя моего отца. Ранее в Мокраны приехать не могли, так как жили на Камчатке.
- 22-26 июня 1941 года 75-я стрелковая дивизия попала в окружение, рассказывает Елена Владимировна Лобова, внучка А.А. Лютина. – Дивизия героически пробивалась сквозь вражеское кольцо. Раненого в грудь капитана Лютина посадили вместе с девушкой из штаба, которая за ним должна была наблюдать, и шофером в машину генерала С.И.Недвигина, командира дивизии. Бригадный комиссар И.С. Ткаченко накинул Лютину, которого знобило от ранения, на плечи свою шинель. Всем троим дали автоматы, но выскочить из вражеского кольца машина не смогла. В 5 часов вечера она ворвалась в деревню Мокраны, где располагался штаб фашистской части, и, сея панику, открыла огонь. Штаб был полностью уничтожен, но врагам удалось подбить машину. Все трое погибли смертью храбрых.
Николай НАУМЧИК.

« Последнее редактирование: 18 Июль 2017, 22:36:22 от Sobkor »
Записан

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Подвиг обычных людей. Медно, 1941 год. Часть 1: "Чапаевец"

22 июня 2018 года будет 77 лет с той страшной даты, когда наши отцы и деды приняли на себя мощный удар «непобедимой» гитлеровской машины, прошедшей триумфальным маршем по всей Европе. С каждым годом уходят от нас очевидцы и участники тех трагических событий, все глубже прячет земля не погребенные останки наших воинов. Но в семьях еще сохранились пожелтевшие письма и записки, в которых живы воспоминания родных и близких нам людей о тех днях и своих боевых товарищах, не вернувшихся с той войны.
Одними из первых испытали на себе смертельное дыхание войны жители деревни Медно Брестской области. На собственном опыте они познали «новый порядок», что принес гитлеровский режим. Три долгих года, ставших одним черным днем, фашисты и их пособники хозяйничали на их земле. Непокорившиеся жители деревни Медно, с первых дней войны и в условиях оккупационного «порядка» стали вести борьбу с врагом. В июне 1941 года жители деревни Медно оказали помощь раненым советским солдатам, приютили их и пока было возможно, прятали от немцев.
Фашисты грабили, убивали, насиловали, жгли, вешали, подвергали пыткам и уничтожению местное население. В центре Медно стоит памятник на братской могиле свыше 130 жертвам фашизма и полусожженному селу.
Ныне Медно не узнать, торговый центр, больница, жилые добротные дома. Живут хорошо, но не забывают своего прошлого.
Очень много для увековечивания памяти односельчан и для сохранения памяти сделал учитель Медновской школы Петр Данилович Коробейко. Его трудами был создан музей боевой славы, велась переписка с ветеранами, собрано огромное количество экспонатов и материалов о родном селе. Петр Данилович сейчас на заслуженном отдыхе, а его работу продолжает его дочь, учитель средней школы д.Медно Алла Петровна Коробейко. Именно Петр Данилович рассказал о героическом подвиге своих односельчан, которые под угрозой смерти прятали и спасали жизни многим воинам 34-го стрелкового и 68-го артиллерийского полков.

Этой статьей мы начинает публикацию материалов собранных П.Д.Коробейко и воспоминаний ветеранов.


Петр Данилович Коробейко


1. ЧАПАЕВЕЦ
Среди лесных массивов и озер, в нескольких километрах от шоссейной и железной дорог находится деревня Медно. Деревня существует с давних времен, богата своими трудовыми и боевыми традициями. Об этом и будет наш рассказ.
Жил в Медно Алексей Мартынович Бондарук. Интересна судьба этого человека. В период Первой Мировой войны Алексей Мартынович вместе со своими родителями выехал в Россию в Оренбургскую губернию. Там его и застала Октябрьская революция 1917 года.
В 1918 году он добровольцем ушел в Красную Армию, защищал молодую Советскую республику, сражался на фронтах гражданской войны. Службу в Красной Армии он начал в 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, участвовал в боевых действиях в Южно-Уральске, станице Бердово Оренбургской губернии. В июле 1918 года был ранен.
После излечения воевал в 22-й стрелковой дивизии, сражался с Деникиным в Саратовской губернии. После разгрома белого движения в 1921 году с родителями вернулся в родную деревню. С тех пор его и стали звать чапаевцем.
Приехали они на пустое место, все хозяйство надо было начинать заново, а жить в годы правления панской Польши было очень трудно. Земли было мало, чтобы прокормить семью работали от зари до зари.
В сентябре 1939 года пришла Красная Армия и вскоре эти земли вошли в состав Советской Белоруссии. В деревне избрали Временный комитет по организации Советской власти. Председателем был избран Алексей Мартынович Бондарук. В состав комитета вошли жители Медно – Радчук Сидор Николаевич, Пальчук Василий Григорьевич, Василюк Семен Васильевич, Василюк Моисей Андреевич.
Работы у комитета было очень много, создавались первые органы советского управления в деревне, устанавливалась Советская власть.
На первых выборах 24 марта 1940 года Алексея Мартыновича избирают депутатом в местный Совет. На первой организационной сессии его избирают председателем Медновского сельского Совета.


Алексей Мартынович Бондарук

В конце мая 1941 года в трех километрах от деревни, полевым лагерем встал воинский гарнизон в составе 34-го стрелкового полка и 68-го легкого артиллерийского полка 75-й стрелковой дивизии. Часть офицерского состава гарнизона проживала в домах местных жителей.
Но недолго длилась свободная мирная жизнь. Ранним утром 22 июня 1941 года немецкие снаряды начали рваться в окрестностях деревни. Особенно интенсивному обстрела подверглась южная часть деревни, так как немцы знали, где находился полевой военный лагерь.
Страшное слово «война» пронеслось по деревне. Жители оставляли свои хаты и уходили в лес. Ушел в лес и Алексей Мартынович Бондарук. Он хотел уйти вместе с солдатами на восток, для этого сидел недалеко от дороги Дуричи-Малорита, в ожидании что по ней будут отходить наши части. Но части 75-й стрелковой дивизии по этой дороге не отступали, приняв ранним утром бой с немецкими войсками, советские солдаты только в ночь на 23 июня 1941 года отошли к озеру Рогознянское, где, сконцентрировавшись отражали атаки немцев в течении 23 июня. 24 июня 1941 года части 34-го стрелкового и 68-го артиллерийского полков стали с боями отходить в направлении деревни Богуславка.
А 22 июня Алексей Мартынович ждал до восьми утра, пока не увидел, что по дороге к селу уже ехали немецкие танки, а на машинах и мотоциклах – немецкие солдаты. Вечером Бондарук вернулся в Медно.
На второй день в его хату ворвались немцы, кто-то доложил немцам о председателе сельсовета. Его привели к офицеру, который избив Алексея Мартыновича сказал: «Ты служил Советам, а теперь будешь служить Великой Германии». Но и в такой ситуации не растерялся Бондарук.
- Господин офицер, - обратился Алексей Мартынович к немцу, - дайте мне справку, чтобы другие немцы не трогали, а то я не смогу выполнить ваши указания.
- А, хорошо, умный руська голова, - ответил офицер и приказал выдать справку на немецком языке за своей подписью и печатью.
- Так я стал старостой, - вспоминал Алексей Мартынович. – Эта справка мне во многом помогла, когда я ее показывал немцы отпускали меня.
Началась «жизнь» при оккупации. Алексей Мартынович как мог старался помочь советским солдатам и своим односельчанам. В первую очередь надо было спасти советских солдат и местных жителей. Большинство раненых уже находилось вблизи деревни Рогозно, некоторые были недалеко от полевого лагеря гарнизона или прятались в лесу. А.М.Бондарук организовал местных жителей с повозками, собрали раненых и перевезли их в Медно, где разместили в двух хлебных сараях у Максима Андреевича Дорошука и Халимона Григорьевича Полещука. Первоначально раненых было более 40 человек.


Халимон Григорьевич Полещук

Алексей Мартынович вместе с Дмитрием Романовичем Станчуком поехали на повозке в разбитый лагерь и собрали там все медикаменты, а также привезли в село двух оставшихся военврачей.
Этими лекарствами врачи и лечили раненых. Местные жители ежедневно готовили еду, некоторых тяжелораненых приходилось кормить. Часто это делали Екатерина Кирилловна Демидюк, Вера Емельяновна Наумчик, Ефросинья Алексеевна Бондарук (фамилии девичьи) и другие. Только двое тяжелораненых умерли на руках этих женщин, остальные все поправились.
Весть об этом лазарете распространилась по всем близлежащим деревням. Некоторые раненые приходили позже сами, некоторых привозили знакомые или родственники.
Так, однажды Надежда Егоровна Степаненко привезла своего мужа, тяжелораненого начальника 4-й резервной пограничной заставы (дислоцировалась в фольварке Отоки, в районе станции Дубица), лейтенанта И.И.Степаненко.
А.М.Бондарук организовал повозку и приказал доставить его на лечение в Брест. К сожалению, было уже поздно. Через несколько дней офицер умер, а жена его вернулась в деревню Медно.
Когда большинство раненных было вылечено, один из врачей, он был в звании майора (военврач 2-го ранга) организовал группу и повел ее за линию фронта. По дороге они прихватили оружие, что было спрятано в лесу возле полевого лагеря. Остальные раненые еще долечивались, часть из них скрывали по домам жители. Последних вылечившихся Алексей Мартынович тайно вывел из деревни. Ими были радист роты связи 34-го стрелкового полка Константин Яковлевич Трокин и жена офицера-пограничника Надежда Егоровна Степаненко. Дальнейшее пребывание в деревне Медно было опасно. Память не сохранила всех имен, но некоторые фамилии известны. Это К.Я.Трокин, Н.Е.Степаненко, Иван Дарков, Василий Карпенко, Иван Черный.
Многие оставшиеся в живых после войны писали Алексею Мартыновичу благодарственные письма.  Вот одно из них:
«Дорогой и многоуважаемый наш Алексей Мартынович! Сегодня 11 апреля 1975 года, получил от Вас весточку, что Вы остались в живых. Я очень был рад, как говорится, до слез. Я вообще не думал, что Вы остались живы, как не знал, что остался жив Василий Семенович Потеюк, у которого я в последнее время лежал в клуне раненым и откуда бежал вместе с Надей Степаненко, женой начальника резервной заставы. Я как сейчас помню, как Вы перевозили нас на повозке из Рогозно в Медно в начале июля 1941 года. Передаю мою благодарность Вам и другим товарищам по сопротивлению, которые помогали нам в тяжелое лето 1941 года. А еще шлет Вам привет Надежда Егоровна Степаненко (теперь она Петрова), проживает в г.Львове по улице Терешковой д. 13 кв.4. В Луцке Волынской области в то время (1941-1942 год на станции Рожище) мы с Надеждой проживали нелегально у Шпирковской Марии Ивановны. Ее муж умер, а она жива. Со станции Рожище мы ушли в партизаны и воевали в отряде полковника Прокопюка Николая Архиповича. Сейчас Прокопюк в отставке, ему 75 лет, проживает в г.Москве. После расформирования нашего партизанского отряда в октябре 1944 года я был направлен в органы государственной безопасности в г.Львов, где прослужил до мая 1946 года, откуда по просьбе моей матери и райисполкома я был освобожден от службы и выехал на родину в Казахстан, где и проживаю до настоящего времени. До свидания дорогой Алексей Мартынович! Привет Вам от моих родных и Вашей жене, всем жителям Медно и ветеранам! Целуем, обнимаем, Трокины.»



Капитан в отставке Константин Яковлевич Трокин
На имя директора Медновской восьмилетней школы пишет Павел Иванович Беличенко, он рассказывает о подвиге А.М.Бондарука во время Великой Отечественной войны. Сам П.И.Беличенко служил в 34-м стрелковом полку, который дислоцировался возле деревни Медно.
Вот отрывок из его письма:
«…Рядового из 34-го стрелкового полка Трокина Константина Яковлевича, спас житель Вашего села Алексей Мартынович Бондарук. Он спас не только Трокина К.Я., но и жену офицера-пограничника Надежду Егоровну Степаненко. Прошу Вас выяснить, кто еще был спасен из раненых, которые находились возле границы в 1941 году. С уважением и признательностью Беличенко Павел Иванович».
Эти письма нельзя читать равнодушно, они вызывают чувство гордости за таких людей, как Александр Мартынович, которые рискуя своей жизнью, спасали других.


Жители д.Медно и спасенный ими красноармеец 34-го стрелкового полка Кузенный И.М.
Слева направо: Полещук Халимон Григорьевич, Полещук Е.У., Кузенный Иван Макарович, Наумчик М.Г., Наумчик П.М.
д.Медно, 1986 год

Дочь А.М.Бондарука, будучи на экскурсии в г.Львове, заходила к Надежде Егоровне Степаненко (Петровой, которая передала для Алексея Мартыновича рубашку, которую он хранил как самый дорогой подарок.
Осенью 1941 года бежал из фашистского концлагеря лейтенант пограничных войск Р.Ф.Щупиков. Пришел в деревню Медно, здесь жила его жена, которая до войны работала учительницей в Медновской школе. Здесь они и познакомились, поженились. Щупикова в деревне все хорошо знали, поэтому здесь оставаться ему было нельзя. Над его семьей нависла смертельная опасность. Вечером Люба Щупикова пришла к Алексею Мартыновичу за советом: как быть дальше?
- Не беспокойся Люба, я его устрою.
А.М.Бондарук написал справку на имя Р.Ф.Щупикова в том, что его паспорт якобы сдал на временную прописку, а до этого он работал в деревне Дуричи на строительстве оборонных сооружений (многие гражданские люди перед войной выполняли эти работы). На справке поставил довоенную дату и заверил печатью местного сельского Совета.
С этим «документом» Щупиков прожил в деревне Олтуш Малоритского района пока не зажила рана, а затем ушел в партизаны, где был командиром роты в отряде имени Ворошилова.
В 1942 году немцы зверски убили жителя деревни Дубрава Антона Бенедиктовича Левчука. Его убили в рыбхозе, в бывшем имении Ляхара. Жену его, Марию Васильевну, с двухлетним сынишкой арестовали, привезли в деревню Медно и закрыли в сарае возле школы. Несколько дней пытали. Тайком от немцев, жена А.М.Бондарука, Федора Климовна (умерла в 1972 году) носила ей еду. Ничего не добившись, немцы расстреляли Марию Васильевну. Ее двухлетнего сына взяли к себе в семью Бондаруки. Надо знать, какой опасности подвергалась только за это семья Бондаруков.


Антон Бенедиктович, Мария Васильевна Левчук с сыном Брониславом.
д.Дубрава, июнь 1941 года

Даже родственники боялись сразу взять к себе ребенка. Так он прожил в семье Алексея Мартыновича более двух месяцев, пока все не улеглось, а потом его забрала к себе тетка Елена Бенедиктовна Середа, которая жила на хуторе возле деревни Орлянка Малоритского района. У нее мальчик и вырос.
Бронислав Антонович Левчук проживал в деревне Дубрава со своей семьей, у него выросло пятеро детей. Работал трактористом на Медновской птицефабрике и очень часто навещал Алексея Мартыновича, которого называл вторым отцом.
Подробно об этом, по рассказам своих родителей сообщила дочь Бронислава Антоновича Левчука, Галина:
«В числе жертв фашизма оказался мой дедушка Антон Бенедиктович Левчук. Фашисты посадили его в тюрьму в Домачево. Здесь ему повезло, один охранник сообщил ему: «Если тебе удастся вырвать решетку, ты сможешь уйти на свободу...». В один из дней Антону Бенедиктовичу это удалось, он сбежал из тюрьмы. Как потом стало известно, немцы расстреляли того охранника. Но побыть на свободе дедушке пришлось не долго. Однажды он захотел повидать жену и сына. Но этот день оказался для всех роковым. Встретится они должны были на хуторе, в доме его сестры. Антон Бенедиктович знал, что ищут, но не предполагал, что за домом его сестры установлено наблюдение. И как только он вошел в дом, немцы окружили дом. Дедушка был схвачен, долго сопротивлялся и его не могли связать. Тогда полицаи зарубили его топором. Бабушку мою, Марию Васильевну и моего отца, которому в то время было всего два года, немцы увезли в деревню Медно. Там их закрыли в сарай. Фашисты долго пытали Марию Васильевну, ничего не добившись от нее – расстреляли. Мой отец, Бронислав Антонович Левчук, двухлетним ребенком чудом остался жив. Добрые люди взяли его к себе в семью. Это был Алексей Мартынович Бондарук.»

И вновь вернемся к лазарету, где жители Медно выхаживали и лечили раненых советских солдат. Вспоминает Анастасия Максимовна Ярошук, дочь М.А.Дорошука:
«У одного из раненых был баян, он часто играл на нем. При отходе за линию фронта он оставил баян моему отцу, потом немцы забрали баян. Когда уходили наши бойцы, они просили записать их домашние имена. Я все адреса записала, тетрадь завернула в тряпочку и положила в уголок на полку, за икону. Когда немцы подожгли наш дом, все сгорело. Тяжелораненых приходилось ежедневно переворачивать. Эту работу обычно выполняли Алексей Мартынович Бондарук, Михаил Онуфриевич Дорошук, жена Халимона Григорьевича Полещука. Некоторых тяжелораненых отправляли в горд Брест в госпиталь военнопленных. Сколько старания по спасению раненых проявил Алексей Мартынович Бондарук. Многие из них, оставшись в живых, до сих пор помнят и благодарят его за это. Двое были сильно контужены, одного привезли уже без сознания, его долго лечили, и он поправился. Звали его Павел. Второй контуженный лежал почти без движения. Помню, было воскресенье, я напекла картофельных блинов, подала ему один блин. Он кое-как взял его в руки, да так и умер, держа блин в руках. Сколько после этого прошло лет, а я все время вспоминаю это, как будто было вчера. И не забыть этого никогда…».

После освобождения деревни Медно от фашистов Алексей Мартынович трудился на восстановлении народного хозяйства. В 1949 году, когда в Медно был организован колхоз, его избирают председателем ревизионной комиссии. Работал в совхозе, на Медновской птицефабрике, потом ушел на заслуженный отдых. И все это время ему шли и шли письма от спасенных им советских солдат и их родственников.
Воины 75-й стрелковой дивизии и другие, спасенные Алексеем Мартыновичем Бондаруком, фамилии которых удалось установить:

Трокин Константин Яковлевич - 34-й стрелковый полк
Кузенный Иван Макарович - 34-й стрелковый полк
Степаненко И.И. - начальник 4-й резервной погранзаставы ст.Дубица
Карпенко Василий Степанович - 34-й стрелковый полк
Шерстяк Семен Евтихович
Жданов Дмитрий Федорович - старший лейтенант 75-я стрелковая дивизия (часть установить не удалось)
Пойдун Григорий Яковлевич
Олиферов Василий
Черный Иван
Литвиненко Николай Никитович - 75-й отдельный батальон связи
Солодцюк Роман
Солодцюк Павел
Степаненко Надежда Егоровна -жена начальника 4 РПЗ 17 ПО

http://www.75-sd.ru/publ/podvig_obychnykh_ljudej_medno_1941_god_chast_1/1-1-0-8

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Подвиг обычных людей. Медно, 1941 год. Часть 2: "Кто он, Дмитрий Федорович Жданов?"

2. "Кто он, Жданов Дмитрий Федорович?"

Командир отделения пулеметного взвода 34-го стрелкового полка сержант Григорий Яковлевич Пойдун в своем письме вспоминает, что жители деревни Медно обнаружили их, 36 раненых бойцов в лесу, возле полевого лагеря гарнизона на четвертый день войны. Большинство раненых лежало на носилках. Их подготовили к эвакуации, но не успели вывезти, так как немцы уже прорвались далеко на восток.
В деревню раненых привез Алексей Мартынович Бондарук. Красноармейцев разместили в хлебном сарае, где местными жителями был организован лазарет. Здесь уже были несколько раненых, среди них и офицеры. Некоторые лечились здесь 2-3 недели. Сам Г.Я.Пойдун пролежал в лазарете 28 дней. После этого раненых размещали по домам в деревне и на хуторах. Григорий Яковлевич попал к Ухалюку Дмитрию Игнатьевичу и пробыл у него до 29 ноября 1941 года.
«Я благодарю всех тех, - пишет Пойдун, - кто оказывал нам помощь в трудное время. Мы выздоровели и снова встали на защиту Родины». После войны Григорий Яковлевич Пойдун проживал на Украине, в Черкасской области, Катеринопольском районе. Много переписывался с Петром Даниловичем Коробейко, который руководил музеем народной славы. В одном из писем он рассказывает об офицере Дмитрии Федоровиче Жданове.


Григорий Яковлевич Пойдун, фото 1975 года

В Медно многие жители знали Д.Ф.Жданова еще до войны. Старший лейтенант Д.Ф.Жданов в ходе боев в июне 1941 года попал в плен под Малоритой. Был отправлен немцами в лагерь военнопленных, но бежал по дороге, был ранен. Раненым его привезли в Медно, после выздоровления проживал в доме Ярошука Аксентия Моисеевича. Сначала было сравнительно безопасно, но потом немцы стали устраивать обыски. Дом А.М.Ярошука стоял на окраине деревни возле озера, около самого леса, так что можно было уйти из дома незаметно, особенно ночью.
Это было в конце 1941 года или в начале 1942 года. Уже выпал и лежал снег. Д.Ф.Жданов заметил немцев, когда они уже подходили к дому. Он встал за дверь в сенях. Немцы ударом распахнув дверь, заслонили старшего лейтенанта и когда вошли в хату Д.Ф.Жданов сумел выбежать на улицу. Однако раздался выстрел. Жданов упал в снег раненый в спину. Это выстрелил немец, оставленный на улице и которого Жданов не заметил.
Фашисты положили раненого офицера на повозку и привезли в центр села к гмине. Жители подошли к истекающему кровью офицеру. Он держался мужественно, не стонал и попросил позвать девушку, с которой дружил до войны. Она была здесь в толпе и подошла к повозке. Немцы в это время находились в помещении гмины, раненого никто не охранял и старший лейтенант, собрав силы, сказал подошедшей девушке:
- Лена, я уже отвоевался. Если сможешь сообщи моим родителям, что со мной случилось. У меня два брата воюют на фронте. Верю, что они отомстят за меня.
Передохнув, он шепотом продолжал: «Лена, я доверю тебе тайну, в лесу возле нашего лагеря, ты знаешь, где в первые дни войны я закопал полковое знамя, полковую кассу и медикаменты. Все это я зарыл под сосной, сосну пометил. Раньше я несколько раз ходил туда и хотел найти это место, но сосны, помеченной мной, не нашел. Ходил сам искать, потом с товарищами, но все безрезультатно. Закапывал тогда второпях, быстро, немцы уже подходили к лагерю и бой шел совсем рядом. Думал, найду после и перепрячу в более надежное место, но не пришлось. Возможно, когда-нибудь его найдут. Знай об этом, Лена».
На пороге гмины показался немец. Лена быстро отошла от повозки, когда немец снова скрылся за дверью, к раненому подошла Ефросинья, сестра Лены. «Ну что, Митя, отвоевался?» - спросила она.
-Да, - тихо ответил Жданов, - В доме, где я жил, с южной стороны, в пристенке, под окном, лежат мои документы. Возьмите их Фрося и сохраните…
Скрипнула дверь и из гмины вышли немцы, грозным окриком они отогнали жителей от повозки. Приказали Ухалюку Ивану Кирилловичу везти раненого в Домачево. Когда повозка тронулась Жданов приподнялся и сделал прощальный взмах рукой. Больше старшего лейтенанта Дмитрия Федоровича Жданова никто не видел.
Кто же он, Дмитрий Федорович Жданов? Жив ли кто-либо из его родственников? Юные следопыты из Медновской школы обращались в музей Брестской крепости и райвоенкомат, но все было безрезультатно.
Уже после войны лучшие сосны в окрестных лесах были спилены на восстановление сел и городов. Возле лагеря тоже было спилено немало деревьев. Не суждено было и сохранить документы старшего лейтенанта, так как через несколько дней после его пленения в деревню приехали немцы. Всю семью Аксентия Моисеевича Ярошука расстреляли за укрывательство советского офицера, а дом сожгли.
Девушка Лена – Елена Николаевна Станчук, вышла замуж за подпольщика и партизана Станчука Дмитрия Романовича и после войны проживала в деревне Медно.
Елена Николаевна вспоминала: «Мой муж с начальником разведки партизанского отряда имени Ворошилова, Корнелюком Леонидом Семеновичем несколько раз ходили к бывшим воинским лагерям и пытались найти место, где Жданов закопал знамя, но все неудачно».
Хорошо помнит старшего лейтенанта Д.Ф.Жданова и сестра Елены Николаевны – Ефросинья Николаевна.
В памяти народной сохраняется многое. Вот и из воспоминаний Г.Я.Пойдуна узнали о Дмитрии Федоровиче Жданове. К сожалению, до сих пор так и не удалось установить никаких данных об этом офицере Красной Армии. 

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
Встреча родственников воинов 75-й стрелковой дивизии (I ф) 22-23 июня 2018 года в г.Малорита Брестской области
В городе Малорита Брестской области РБ прошла очередная встреча родственников воинов 75-й стрелковой дивизии (I ф). На встречу приехали родные капитана А.А. Лютина, военврача 3-го ранга А.Я. Шабад, лейтенантов И.В. Галынского В.Ф. Ильницкого, К.К. Острового и И.К. Стадника, военфельдшера М.Ф. Скитневской, младших лейтенантов И.Р. Цукалова и И.П. Чернозуба, сержантов И.И. Рябова, А.М. Сорокина и Г.Я. Яковлева.
В ходе мероприятий от имени всех детей, внуков и правнуков были возложены мемориальные венки и цветы к братским могилам – Курганам Славы воинам 75-й стрелковой дивизии (I ф).
В музее школы № 2 г. Малориты за счет средств родственников 75-й стрелковой дивизии (I ф) были установлены новые музейные витрины и обновлена экспозиция, посвященная подвигу дивизии.
В сентябре 2018 года в поисковых работах на местах боев дивизии примут участие представители Сообщества «Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии». Фоторепортаж о мероприятиях – в районной газете «Голос часу»: http://www.malorita.by/?p=27309
« Последнее редактирование: 27 Июнь 2018, 13:50:36 от Sobkor »
Записан

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW
«Один день с поисковым отрядом» – репортаж о тех, кто занимается розыском советских военнослужащих, которые уже не одно десятилетие числятся пропавшими без вести: https://onlinebrest.by/novosti/odin-den-s-poiskovim-otryadom_9609.html
« Последнее редактирование: 17 Октябрь 2018, 14:05:15 от Sobkor »
Записан

GlebTS

  • "Памяти воинов 75-й стрелковой дивизии (Iф)"
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 85
  • Цукалов Глеб Валерьевич
    • WWW

В Малоритском районе Брестской области, на Кургане Славы, что вблизи деревни Хотислав, 9 ноября 2018 года состоялась церемония перезахоронения останков девяти воинов 75-й стрелковой дивизии (I ф), в том числе и сержанта Павла Лаверовича Добрякова. Подробности здесь: https://www.belta.by/regions/view/ostanki-desjati-krasnoarmejtsev-perezahoronili-v-maloritskom-rajone-324908-2018/?fbclid=IwAR0NuqQAkIy8voXBhtIUBOUEOAC3afpSP78VTsf4fSS7B6g4bHMstLt1kuE

« Последнее редактирование: 11 Ноябрь 2018, 08:57:23 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »