Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Марков Михаил Алексеевич (1925-1945): воин 55 сп 176 сд (II ф)  (Прочитано 1046 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
МАРКОВ Михаил Алексеевич (1925-1945), автоматчик роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой Мазурской ордена Суворова дивизии (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта, советский военнослужащий, долгие годы официально числившейся без вести пропавшим в Восточной Пруссии в феврале 1945 года, но имя которого из небытия в результате операции «Курган» (апрель 2004 года) вернули сыщики отделения по борьбе с терроризмом Оперативно-розыскной части при Западном УВДТ, красноармеец (дважды в 1943 году).
Родился в 1925 году в деревне Потёмкино Шеломянского сельского Совета (ныне не существуют) Красноборского района Архангельской области. Русский. Рабочий из крестьян. Родственники по состоянию на начало 1945 года: мать – Маркова Клавдия Павловна; проживала по месту рождения сына.
Образование: в 1941 году – неполную среднюю школу на родине; в октябре 1943 году – Курсы младших лейтенантов Архангельского военного округа.
В период слета по декабрь 1941 года по комсомольской мобилизации трудился на возведении на территории бывшей Карело-Финской ССР оборонительных сооружений для нужд действующей Красной Армии. Домой был отправлен по причине сильного физического истощения.
На военную службу мобилизован 18 февраля 1943 года Красноборским РВК. Первая должность здесь – красноармеец 33-го запасного стрелкового полка 29-й запасной стрелковой дивизии Архангельского военного округа (Архангельский военный гарнизон).
В действующей армии приблизительно с весны или лета 1943 года. В боевой обстановке был ранен. По излечении откомандирован на учёбу на Курсы младших лейтенантов Архангельского военного округа, которые успешно окончил в октябре 1943 года по специализации войск связи.
В октябре 1943 года младший лейтенант М.А. Марков, ещё находясь в Архангельске, совершил проступок, порочащий честь советского офицера, за что в том же месяце Военным трибуналом Архангельского военного округа был разжалован в рядовые с направлением искупать вину кровью в ряды действующей Красной Армии.
Как гласят материалы Красноборского РВК Архангельской области за 1946 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 45; результаты подворового опроса), по состоянию на октябрь 1943 года – военнослужащий 404-го отдельного линейного батальона связи, красноармеец.
Приблизительно с весны 1944 года красноармеец М.А. Марков – автоматчик 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой (впоследствии – Мазурская ордена Суворова) дивизии (II ф) 32-й армии Карельского фронта. В данном качестве отличился в ходе августовских боёв сорок четвёртого, за что на основании приказа командира 55-го стрелкового полка № 067 от 21 августа 1944 года был удостоен медали «За отвагу» (№ 1202809; удостоверение № В249375).
19 февраля 1945 года в ходе боя, который 55-й стрелковый полк вёл в тот день у восточнопрусского населённого пункта Лангендорф (2 км севернее современного посёлка Корнево Багратионовского района), был ранен и эвакуирован на лечение в 128-й отдельный медико-санитарный батальон 176-й стрелковой Мазурской ордена Кутузова дивизии (II ф), но туда не прибыл. В силу этого обстоятельства официально был учтён как без вести пропавший в феврале 1945 года.
Останки красноармейца М.А. Маркова были обнаружены 13 апреля 2004 года сотрудниками отделения по борьбе с терроризмом Оперативно-розыскной части при Западном УВДТ в ходе проведения в Багратионовском районе (северные окрестности посёлка Пятидорожное) оперативно-розыскных мероприятий против представителей чёрного оружейного рынка региона.
Если исходить из косвенных признаков (расположение скелетов, оружия и т.п.), советский солдат геройски погиб в неравной рукопашной схватке, в одиночку уничтожив тогда шестерых гитлеровцев, в том числе и офицера в чине обер-лейтенанта люфтваффе.
Личность погибшего героя удалось идентифицировать в августе 2004 года по найденной при нём медали «За отвагу» № 1202809 – через обращение с запросом в Центральный архив Министерства обороны РФ. На следующий день после получения официального ответа из ЦАМО сотрудники отделения по борьбе с терроризмом ОРЧ при Западном УВДТ через коллег из Красноборского РВК Архангельской области отыскали проживавших там родственников красноармейца М.А. Маркова и связались с ними по телефону.
9 сентября 2004 года представители руководства Западного УВДТ и командования дважды Краснознамённого Балтийского флота в ходе воинской траурной церемонии передали представителям официальной делегации Архангельской области (руководитель – И.И. Ивлев), в составе которой находился и племянник погибшего солдата – В.А. Бажуков, останки красноармейца М.А. Маркова для перезахоронения на родине.
15 сентября 2004 года с воинскими почестями был погребён на кладбище села Красноборск, районного центра Архангельской области.
По ходатайству начальника Западного УВДТ генерал-майора милиции А.И. Чаплыгина командованием дважды Краснознамённого Балтийского флота в конце апреля 2005 года посмертно был представлен к награждению Президентом РФ орденом Мужества, однако, к сожалению, данное представление летом того же года не получило реализацию на уровне Главкомата ВМФ.
Увековечен в Калининградской области. Так, в районе гибели солдата – у руин замка Бальга – 8 мая 2004 года по инициативе журналиста «Независимой газеты», кавалера ордена А.И. Рябушева и руководства Калининградского облвоенкомата в ходе митинга, организованного руководством Пятидорожной сельской администрации Багратионовского района, впервые была установлена памятная мраморная плита: «Неизвестному солдату, кавалеру медали «За отвагу» № 1202809, погибшему в неравном бою с шестью гитлеровцами в районе замка «Бальга» весной 1945 года».
8 сентября 2004 года по инициативе Военно-мемориальной группы при штабе Балтийского флота так же в ходе митинга эта табличка была заменена на другую: «В память подвига красноармейца МАРКОВА Михаила Алексеевича 1925 г.р. 19.02.1945 пал смертью храбрых в неравном рукопашной схватке, уничтожив 6 гитлеровцев». Прежняя же была передана представителям официальной делегации Архангельской области для вечного хранения в музее на родине героя.
Кроме того, имя красноармейца М.А. Маркова увековечено в 18-м томе Калининградской областной Книги Памяти «Назовём поимённо» – сс. 400-401 и стр. 445.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ
ПОДВИГ СОЛДАТА ВЕРНУЛИ ИЗ НЕБЫТИЯ… «ОПЕРА»
Операция, которую проводили весной 2004 года сыщики отделения по борьбе с терроризмом Западного УВДТ, в случае своей успешной реализации обещала стать громкой: они «вели» очередную группу «черных» археологов, которая крупными оптовыми партиями поставляла на черный «оружейный» рынок Калининградской области взрывчатку и ручные осколочные гранаты времен 2-й Мировой войны. Успех уже гарантировало хотя то, что в саму выслеженную шайку были успешно внедрены сразу двое оперативников, в том числе под прикрытием в ней действовал лично начальник озвученного выше отделения майор милиции Дмитрий Бондаренко. Оставалось лишь выждать момент, чтобы осуществить захват с поличным, причем непременно – а это было обязательным условием – в момент незаконного сбыта фигурантами своих взрывоопасных «раритетов». В общем, финал во многом был предрешен, однако за несколько считанных дней до условного времени «Ч» участники операции, пусть и вынуждено, но… раскрыли свое столь тщательно скрываемое инкогнито. Почему? Да просто иного морально-нравственного выбора у них, не оставалось…

А главарь считал себя неуловимым…
Нелегальные раскопки днем 13 апреля 2004 года «подконтрольные» майору милиции Дмитрию Бондаренко «гробокопатели» вели неподалеку от поселка Пятидорожное Багратионовского района. В январе-марте 1945 года в этих местах проходил северо-восточной рубеж обороны зажатых в тиски на полуострове Кальхольц остатков Хайльсбергской группировки войск противника во главе с командующим 4-й армией вермахта генералом Рихардом фон Мюллером. Поэтому не удивительно, что земля здесь буквально нашпигована смертоносным металлом.
На сей раз объектом нездорового интереса «нелегалов» стала осыпавшаяся землянка, расположенная между вершиной одного из холмов и старой, теперь уже заросшей кустарником булыжной дорогой, которая некогда вела по северному склону этого самого холма от бывшего восточнопрусского поселка Бландиау к берегу Калининградского залива, именуемого в те годы заливом Фришес-Хафф. Судя по всему, здесь располагался вражеский пост службы ВНОС – воздушного наблюдения, связи и оповещения. Очень уж это удобное место для визуального контроля за воздушной обстановкой: прекрасный обзор на округу на десятки километров!..
Разведка, произведенная с помощью металлоискателей, подтвердила: землянка по всему периметру сплошь железная «аномалия».
Копать начали с того места, где некогда располагался вход. И сразу «полезли» кости…
- Да это же наш солдат тут лежит! – всплеснул руками Дмитрий Бондаренко, умело за эти дни вжившейся в образ «гробокопателя». – Каска советского образца, куски серого шинельного сукна – тоже, да и обмотки на ногах погибшего явно не немецкие…
- А черт с ним – догниет под кустами, – цинично бросил старший «бригады». – Нашел кого жалеть: на «наших» руки не погреешь! Ври на гансах – другое дело. Главное, чтобы сохранились «смертные» жетоны и знаки различия: подпольные антиквары оторвут с руками! А что с русских – да никакого прибытка! Поэтому чего стоишь, кого жалеешь: бери эти русские кости и швыряй подальше в кусты! И, вообще, мы сюда приехали в поисках гранат, братки в городе ждут нас с «уловом», деньги для уплаты уже приготовили, а ты здесь сентиментальности разводишь. Давай шнель арбайтен, как немцы говорят, сам ведь нанялся к нам на приработки…
Вот он момент истины! Как он, в прошлом офицер советских ВВС, а теперь страж правопорядка, должен сейчас поступить: в интересах дела, которому служит, продолжать маскироваться и тем самым на всю оставшуюся жизнь взять на себя нравственный грех или же немедленно предпринять реальные шаги по спасению останков неизвестного советского солдата от варварского уничтожения людьми, для которых нет ничего святого, кроме выручаемых на криминальном бизнесе денег?
Как сам Дмитрий потом вспоминал, заминка длилась секунды, но они показались сравнимыми с вечностью. При этом сердце от душевной боли разрывалось на куски. Решительности придал пойманный на себе взгляд напарника: его глаза тоже были полны праведного негодования.
Вдвоем, не сговариваясь, неуловимым движением выхватили из-за пазухи табельные пээмы:
- А ну всем быстро на землю, лицом вниз, руки за голову. Это – арест, а мы – из милиции…
Заталкивая закованного в наручники главаря в спецмашину оперативно прибывшей из Калининграда конвойной группы, Дмитрий зло бросил ему: «Советский солдат, говоришь, догниет под кустами?! Нет, он теперь будет похоронен со всеми воинскими почестями. Об этом позабочусь лично. Единственное, чего тебе не обещаю, так это тюремного срока. Считай, что тебе повезло, – на сей раз отделаешься условной судимостью. Но в любом случае твоя карта бита, поэтому, пока не поздно, бросай свой криминальный бизнес. Иначе – точно «сядешь».
- Но вы, ребята, явно не из УБОПА, иначе бы я кожей почувствовал вас как «подсадных»?
- Бери выше – транспортная милиция, оперативно-розыскная часть, отдел по борьбе с терроризмом. И ты со своей «бригадой» у нас в этом году уже далеко не первые!
- Газеты читаем, грамотные! Что ж, верно пишут о вас журналисты – лихо работаете! Знаю теперь об этом и на своем горьком опыте. А ведь я считал себя неуловимым…
За провал столь тщательно спланированной операции Дмитрию и его подчиненным, конечно, нагорело, но все же не столь сильно, как ожидали сами сыщики: генерал сначала отругал за «самодеятельность», ибо обязан был это сделать по долгу службы, но потом всем ее участникам крепко по-мужски пожал руку:
- Предупреждение преступлений, хотя это никак и не отражается на росте показателя раскрываемости, – но это тоже наша обязанность. В данном же конкретном случае мы имеем право вести речь о спасенных в несостоявшихся бандитских разборках человеческих жизнях. Криминальные группировки, ведь в конечном итоге так и не заполучили гранаты, заказанные накануне у изобличенных вами «гробокопателей».
- Теперь о неизвестном советском солдате, останки которого вы спасли от уничтожения мародерами. – Генерал на секунду задумался, принимая окончательное решение. – Все хлопоты, связанные с перезахоронением и увековечением его памяти, поручаю вам, как «виновникам» происшествия. Все, чем могу помочь, – советом: у руководства ЛОВД на речном и воздушном транспорте крепкие партнерские контакты с региональным поисковым отрядом «Фридрихсбург». Эти ребята проявили себя надежными добровольными помощники транспортной милиции. Командира за заслуги на ниве борьбе с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ мы даже наградили медалью «200 лет МВД России». Привлеките их к документированию факта эксгумации. В этом они профессионалы в своем деле, к тому же у «Фридрихсбурга» многолетний опыт успешного взаимодействия с военно-мемориальной службой дважды Краснознаменного Балтийского флота…

В роли археологов – сыщики…
Всю вторую половину 13 апреля 2004 года сыщики и поисковики-«фридрихсбуржцы» трудились в качестве археологов. Они совместно по всем правилам археологии «поднимали» старую немецкую землянку. Итог этого многочасового труда: обнаружены останки одного советского солдата и шести немецких военнослужащих – обер-лейтенанта люфтваффе и пяти рядовых – трех зенитчиков и двух пехотинцев. Расположение скелетов, оружия и военно-фронтовой утвари позволили до деталей восстановить драматические события, которые произошли здесь десятилетия назад. В глазах милиционеров и поисковиков они, эти события, выглядели так…
…Советский солдат влетел в землянку следом за разрывом гранаты. В проеме двери четко вырисовался контур его фигуры: коренастый, широкоплечий, в изношенной шинели, на ногах вместо сапог обмотки. На уровне каски он держал последнюю оставшуюся у него противотанковую гранату: «А ну, фрицы, хенде хох!».
Сдаваться в плен в планы обер-лейтенанта не входило. Будучи кадровым военным, воспитанным к тому же в духе прусской военщины и фанатичной преданности своему главнокомандующему по линии ВВС, рейхсмаршалу Герману Герингу, он давно сделал для себя окончательный выбор: «Победа или смерть!».
Выжить же в этом пекле, которое русские устроили остаткам войск Хайльсбергского укрепрайона на полуострове Кальхольца, у стен первого в Прибалтике тевтонского замка Бальга, он не рассчитывал: и спереди, и с флангов монолитной стеной ударные части русских, а за спиной – ледяные воды залива Фришес-Хафф. В общем, шансов на спасение никаких. Тешил себя лишь надеждой умереть так, чтобы русские дорого заплатили за его смерть. Именно поэтому полевую форму сменил на парадную: чтобы принять смерть в последнем заведомо обреченном на поражение бою. Как то и подобает не признающему слово «плен» офицеру-арийцу.
Так же решительно были настроены и его солдаты – вчерашние школяры, но зато все до одного питомцы Гитлерюгенда, юные рыцари фюрера.
Вместе с ним в землянке до внезапного нападения русских их было пятеро. Минимум двое сразу оказались убитыми наповал. Они сейчас лежали рядом с обер-лейтенантом. Это они, падая, своими телами и прикрыли его от гранатных осколков. Кто-то хрипло, захлебываясь кровью, стонал, – это тяжелораненые. Но кто-то, как и он, чудом уцелел. В полумраке блиндажа обер-лейтенант не мог различить, кто это из его подчиненных конкретно, но четко слышал, как тот, находившейся за его спиной, солдат лязгнул затвором своего французского карабина, досылая из магазина патрон в патронник.
Русский, однако, оказался бывалым фронтовиком – среагировал на попытку сопротивления мгновенно: молниеносным прыжком достиг целившегося в него солдата и, замахнувшись гранатой, как кувалдой нанес ею поистине чудовищный удар врагу по каске. Потом было слышно, как он, сойдясь в рукопашной с еще кем-то из остававшихся в живых солдат, подобным образом добил и того.
Обер-лейтенант понял: пришло его время действовать: «Победа или смерть!». Улучшив момент, резко поднялся и с крепко зажатым в руке пехотным штык-ножом бросился на ненавистного русского ивана.
Красноармеец оказался застигнутым врасплох, однако, и не растерялся. В самый последний момент успел перехватить занесенную нападающим руку со штык-нож. Уже на полу, куда оба упали сцепившись, первым дотянулся руками до горла врага…
Обер-лейтенант умер на несколько мгновений раньше, чем его враг: он, придавленный к ступенькам землянки телом русского, еще бился в предсмертной конвульсии, когда сверху в блиндаж, разрушив своей массой бревенчатые накаты, влетел шальной снаряд…
И еще некоторые детали, выясненные и задокументированные в ходе раскопок. Советский солдат погиб, будучи при полном военном обмундировании и снаряжении: на голове – каска; на ногах – зимние войлочные ботинки, дополненные онучами из толстых грубых портянок; поверх шинели – поясной ремень с подсумками под круглые диски от ППШ и «карманную артиллерию». Судя по всему, после броска гранаты, он, не жалея при этом боекомплекта, «обработал» землянку плотным автоматным огнем. Так, некоторые из алюминиевых котелков, на тот момент, очевидно, стоявшие или на каком-то импровизированном столике, или же на печке типа «буржуйки», буквально изрешечены в мелкое сито пистолетными пулями стандартного советского калибра 7,62 миллиметра. Правда, ржавого остова ППШ внутри самой землянки найти не удалось, но ведь его могло вынести куда-нибудь далеко отсюда взрывной волной?
Под шинелью на левой стороне груди – медаль «За отвагу» за № 1202809, в кармане гимнастерки – спаявшаяся под многолетним прессом сырой земли в бесформенные бумажные ошметки красноармейская книжка. На левом запястье – наручные часы, стрелки которых навечно застыли на отметке один час три минуты.
В общем, все это однозначно свидетельствует о том, что в оперативном тылу фашистской обороны советский воин оказался отнюдь не в качестве военнопленного, но при этом и не в качестве бойца, идущего в составе своего подразделения в атаку. Скорей, речь можно вести о бойце-одиночке, в силу каких-то драматических обстоятельств очутившемся в стане врага и по этой причине, будучи обнаруженным, вынуждено вступившим здесь в свой последний смертный поединок. Причем, вероятней всего, это был именно бой ночной. В противном случае трудно объяснить тот внезапный обстрел этого района советской артиллерией: наши пушки, надо полагать, немедленно ударили на автоматные всполохи, вспоровшие ночную мглу в глубине вражеской обороны… Однако, если это умозаключение верно, то оно тогда исключает версию о возможной причастности погибшего к войсковой разведке: наши артиллеристы вряд ли бы нанесли удар просто так, что называется, наобум, тем более по своей же разведгруппе…
Но кто он, этот неизвестный солдат, и почему действовал в одиночку?

Война жертв не выбирает…
Ответ из расположенного в подмосковном Подольске Центрального архива Министерства обороны РФ пришел в августе 2004 года. Он был адресован руководителям Калининградской региональной историко-патриотической общественной организации «Поисковый отряд «Фридрихсбург»: «Сообщаем, что медаль «За отвагу» № 1202809 вручена 22 августа 1944 года красноармейцу Маркову Михаилу Алексеевичу, удостоверение № В249375. Награжден приказом командира 55 стрелкового полка № 067 от 21 августа 1944 г.».
Так стало известно имя героя. Здесь же содержался ответ и на вопрос, кем он был при жизни: автоматчик роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой Мазурской ордена Суворова дивизии (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта; 1925 года рождения; уроженец деревни Потемкино Шеломянского сельского Совета Красноборского района Архангельской области; по социальному происхождению – рабочий из крестьян; в армию призван с родины 18 февраля 1943 года; дата и причина безвозвратного выбытия - пропал без вести в боях за Восточную Пруссию 19 февраля 1945 года.
Архивная справка прояснила и некоторые другие обстоятельства, напрямую связанные с необычной находкой сыщиков Западного УВДТ: «Кр-ц Марков Михаил Алексеевич… выбыл в 128 мсб 19.02.45 г.». И далее – «В документах 128-го медико-санитарного батальона, обслуживавшего 176-ю стрелковую дивизию, по учету умерших 176-й стрелковой дивизии за февраль-март 1945 г. Марков Михаил Алексеевич не значится».
Вот оно, выходит, что: 19 февраля 1945 года красноармеец Михаил Марков по причине полученного ранения был эвакуирован с поля боя на лечение в медсанбат, но туда так и не прибыл, бесследно сгинув по дороге. Значит, версия о заплутавшем в условиях отсутствия сплошной линии фронта бойце-одиночке изначально была верной! Причем в свете ново открывшихся фактов подвиг советского воина обрел дополнительные героические оттенки: красноармеец, оказывается, вступил в неравный рукопашный поединок с шестью гитлеровцами, будучи раненым, и при этом, пусть даже ценой собственной жизни, но победил – в одиночку одолел всех шестерых! Да он не просто герой, а герой-богатырь!

«Здравствуйте, я сестра Михаила Маркова…»
Пришедшую по почте архивную справку из ЦАМО майору милиции Дмитрию Бондаренко в тот же день незамедлительно доставил исполнительный директор поискового отряда «Фридрихсбург» Сергей Сушин, кстати, тоже майор, но только запаса Вооруженных Сил, поскольку вот уже несколько лет, как уволился из спецназа военной разведки на пенсию по выслуге лет.
- Дмитрий Борисович, теперь, когда известно имя бойца, надо начинать поиск его родных и близких. В этом направлении путь один – от имени нашего облвоенкомата отправить письменный запрос в Красноборский РВК.
- А сколько займет по времени ожидание ответа?
- Ну, как показывает опыт, – месяц-два, иногда больше…
- Месяц-два? Это непозволительно долго! Ведь чем продолжительней затянется поиск, тем дольше оставаться не погребенными останкам солдата. – И, доставая из ящика стола ведомственный телефонный справочник, добавил: – Что ж придется начинать действовать по нашим, милицейским каналам. Применительно к данному случаю это надежней…
Первый звонок по «межгороду» Дмитрий сделал коллегам из криминальной милиции аппарата УВД Архангельской области, а через несколько минут он уже разговаривал с первым заместителем начальника Красноборского РОВД – начальником криминальной милиции данного отдела подполковником милиции Владимиром Горулевым.
Менее чем через час – ответный звонок из Красноборска: на «проводе» была инспектор местного паспортно-визового отделения старший лейтенант внутренней службы Татьяна Преминина:
- Дмитрий Борисович, мы нашли разыскиваемых вами родных красноармейца-героя Михаила Маркова. Передаю трубку. – И тут же следом: «Здравствуйте, я родная сестра Михаила Маркова – Бажукова Александра Алексеевна»…

Нет ничего страшнее, чем сгинуть бесследно…
Миша Марков вырос в большой и дружной семье крестьян-поморов. Как и все деревенские подростки, учебу в школе сочетал с ударной работой в местном колхозе. Мечтал стать образованным человеком, но после получения диплома всенепременно вернуться в родное село, чтобы здесь жить и трудиться. Однако осенью сорок первого сесть за парту ему уже не пришлось: по линии райкома комсомола в числе других юношей-допризывников был мобилизован на трудовой фронт с направлением в цеха одного из оборонных заводов Архангельска. Здесь ему впервые довелось сполна хлебнуть лиха: хроническое недоедание, отсутствие нормальных бытовых условий, работа на производстве на износ без выходных с коротким перерывом только на сон превратили его буквально в доходягу. От близкой гибели, которой ему явственно грозило предельное физическое истощение, спасли военные власти: в самом конце 1942 года добились снятия с него «брони» с немедленным откомандированием… домой, в деревню – подкормиться и набраться сил. В результате солдатом он стал только в феврале сорок третьего, с опозданием от ровесников почти в год. В архангельских архивах сохранилась рукописная Книга призывников-красноборцев за 1943 год: «Номер по списку – 30. Дата призыва – 18/II-1943. Фамилия, имя, отчество – Марков Михаил Алексеевич. Дата рождения – 1925. Призыв – по мобилизации. В какую часть направлен – г. Архангельск, 33-й запасной стрелковый полк».
В родную деревню матери, Клавдии Павловне, солдатские «треугольники» отправлял регулярно, хотя и не так уж часто – насколько, очевидно, на то позволяла фронтовая обстановка. Осенью 1943 года прислал первую и ставшую единственной фотокарточку: на ней он изображен в погонах младшего лейтенанта войск связи и с нашивкой, свидетельствующей о полученном тяжелом ранении. Однако вслед за этим письмом в деревню пришло казенное извещение со страшными словами: «Пропал без вести».
Мать плакала, но поминки по сыну заказывать не спешила: «Чувствует мое сердце, что мой единственный сыночек жив, и он еще объявится, он еще повоюет». И женская интуиция не подвела. В феврале победного сорок пятого Михаил Марков прислал домой письмо из Восточной Пруссии: жив, мол, и здоров, добиваем, фашистского зверя в его же логове, отсюда, от берегов Балтики, прямиком пойдем на Берлин, а посему-де следующее свое письмо вам, милым моим и родным, отпишу уже от стен рейхстага. И подпись – «Ваш Миша».
Не довелось Мише Маркову сдержать свое слова – дойти до Берлина. Вновь сгинул как без вести пропавший, но на сей раз сразу аж на 59 долгих лет кряду…
Еще одна тайна во фронтовой судьбе Михаила Маркова, хотя напрямую и не связанная с обстоятельствами его героической гибели: почему и за что младший лейтенант Михаил Марков оказался лишенным офицерского звания?
По неполным архивным данным, сразу по окончанию курсов младших лейтенантов войск связи совершил некий проступок. В наказание – вновь погоны рядового солдата, но только на сей раз пехотинца. Воевал на Карельском фронте, где в августе 1944 года удостоился самой уважаемой из боевых солдатских наград – медали «За отвагу»…

Пусть и после смерти, но вернулся солдат домой!
Красноармейца-автоматчика Михаила Алексеевича Маркова с воинскими почестями похоронили 15 сентября 2004 года на малой родине, там, откуда он ушел на войну, – в архангельском Красноборске. Его могила – на берегу Северной Двины, на самом почетном месте поселкового кладбища. В том траурном митинге почти в полном составе приняло почти все население этого небольшого поморского райцентра. От православного храма, где был произведен христианский ритуал отпевания, до места последнего упокоения урну с прахом солдата-героя на руках несли сотрудники военкомата. Роль же почетного караула по просьбе коллег из Западного УВДТ взяли на себя местные стражи правопорядка во главе со своим начальником полковником милиции Александром Премининым.
А неполной неделей раньше, 9 сентября 2004 года, с героически погибшем в неравном бою с шестью гитлеровцами 20-летним красноармейцем Михаилом Марковым, отдавая ему последние воинские почести, прощался Калининград. Организацией и проведением в янтарном крае траурных мероприятий совместно занимались должностные лица штаба дважды Краснознаменного Балтийского флота, Калининградского облвоенкомата и Западного УВДТ. Так, вечером 7 сентября они встретили официальную делегацию администрации Архангельской области. В составе этой делегации тогда в Калининград, к слову, приехал и племянник солдата-героя – Владимир Бажуков.
8 сентября гостям из Архангельска была предоставлена возможность принять участие в торжественном открытии калининградской общественностью у руин замка Бальга новой мраморной мемориальной доски, посвященной подвигу их земляка: «В память подвига красноармейца МАРКОВА Михаила Алексеевича 1925 г.р. 19.02.1945 года пал смертью храбрых в неравной рукопашной схватке, уничтожив 6 гитлеровцев».
Прежняя доска, установленная здесь в мае 2004 года калининградскими журналистами и гласящая: «Неизвестному солдату, кавалеру медали «За отвагу» № 1202809, погибшему в неравном бою с шестью гитлеровцами в районе замка Бальга весной 1945 года», – была тут же вручена архангелогородцам для передачи на вечное хранение Красноборскому районному краеведческому музею.
Самое активное участие в этом многолюдном митинге, наряду с коллегами с Балтийского флота, приняли также представители личного состава Западного УВДТ и Мамоновского городского отдела внутренних дел.
А 9 сентября на плацу военного городка прославленного N-го гвардейского мотострелкового Пролетарского, Московско-Минского ордена Ленина, дважды Краснознаменного, орденов Суворова и Кутузова второй степени соединения российской армии состоялась сама траурная церемония: в присутствии самой широкой общественности янтарного края представители командования Балтийского флота официально, при строжайшем соблюдении соответствующих воинских ритуалов передали делегации из Архангельска урну с останками красноармейца М. Маркова, а милиционеры-транспортники Владимиру Бажукову, племяннику солдата, – медаль «За отвагу», спасенную ими от мародеров боевую награду героя.
Специально уточним, что эта акция стала первым подобным прецедентом за всю послевоенную историю современной Калининградской области и во многом, пожалуй, – российской милиции тоже…

Подвигу солдата жить в веках
С завершением осенью 2004 года официальных траурных мероприятий работа со стороны Западного УВДТ и военных властей по увековечению на калининградской земле имени и подвига красноармейца Михаила Маркова не завершилась.
Так, уже весной 2005 года, накануне всенародного празднования 60-летия Великой Победы, в Калининграде прошли еще три резонансных акции.
В первом случае – это тот факт, что по ходатайству руководства Западного УВДТ, предоставившего для этого все необходимые документы, кадровым аппаратом штаба Балтийского флота было подготовлено и направлено в Москву, в Администрацию Президента представление к награждению (посмертно) этого солдата-героя орденом Мужества.
Во вторым – совместная первых лиц Администрации Калининградской области и коллектива сотрудников Западного УВДТ отправка в Красноборск Архангельской области не совсем обычной служебной почты: в увесистой бандероли, переданной по описи представителям Государственной фельдъегерской службы, находились два экземпляра только что вышедшего на тот момент из печати очередного, 18-го по номеру, тома региональной Книги Памяти «Назовем поименно». Именно на страницах этого самого тома значится теперь и имя ранее считавшегося пропавшим без вести автоматчика роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта красноармейца Михаила Алексеевича Маркова. Сопроводительное письмо, подписанное руководителем аппарата обладминистрации Александром Торбой, было адресовано начальнику Красноборского РОВД полковнику милиции Александру Преминину. Последнему доверялось от имени и от лица всех благодарных калининградцев вручить по экземпляру 18-го тома Александре Алексеевне Бажуковой, сестре солдата-героя, и директору местного краеведческого музея.
Ну, а третьим по счету мероприятием стало тогда открытие в стенах подшефного со стороны Западного УВДТ калининградского Муниципального музея «Фридландские ворота» постоянной экспозиции, посвященной подвигу героически погибшего в боях за Восточную Пруссию красноармейца Михаила Маркова. Специально поясним, что главные ее экспонаты, наряду с фотографиями военной поры и копиями архивных документов, – оружие, которым в ходе того самого нервного рукопашного поединка были вооружены противники бойца-пехотинца Маркова. Это – поднятые сыщиками и поисковиками-«фридрихсбуржцами» в ходе раскопок немецкой землянки ржавые остовы двух магазинных винтовок – немецкой 7,92-мм системы Маузера образца 1888 года и французской 7,5-мм «МАС» образца 1936 года. Их сюда на вечное хранение по акту передали подчиненные майора милиции Дмитрия Бондаренко, начальника отделения по борьбе с терроризмом работающей при Западном УВДТ оперативно-розыскной части.
И еще один о многом говорящий факт: в последних числах января 2006 года майор милиции Дмитрий Борисович Бондаренко за свой благородный поступок, связанный со спасением от уничтожения мародерами-«гробокопателями» останков красноармейца М. Маркова, по представлению калининградской общественности был удостоен Почетного диплома самого престижного из всех проводимых в регионе конкурсов на звание «Человек минувшего года» – «Человек. Событие. Время».

К врагам – по-христиански…
А теперь, в заключение, вкратце о том, как милиционеры-транспортники из Западного УВДТ поступили в отношении останков шестерых уничтоженных красноармейцем М. Марковым в неравном рукопашном бою гитлеровцев, ибо это тоже крайне важная деталь к портрету современного российского стража правопорядка.
12 мая 2004 года заместитель начальника Западного УВДТ – начальник штаба данного управления полковник милиции Анатолий Витальевич Климов в присутствии калининградских журналистов по акту передал останки военнослужащих вермахта официальным представителям работающих в Калининградской области немецкой Ассоциации «Военные мемориалы» и Народного союза Германии по уходу за военными могилами. Мотивация – пусть при жизни погибшие и были фашистами, но это, согласитесь, отнюдь не лишает их посмертного права на христианский ритуал отпевания и вечного упокоения в немецкой земле.
Одновременно приглашенным лицам также по акту были переданы и два сохранившихся «смертных» жетона (четыре остальных, увы, сгнили в прах). Возможно, они помогут не только установить имена своих бывших владельцев, но и разыскать в Германии ныне здравствующих родственников последних, чтобы, пусть и с запозданием на долги и долгие годы, но все же сообщить скорбную весть о судьбе дорогих для них людей. И все это особенно важно в свете того факта, что, судя по целостности обнаруженных жетонов (в каждом, увы, присутствуют обе из идентичных друг другу половинок), и немецкие рядовые, и их командир в лице обер-лейтенанта люфтваффе в феврале 1945 года, как и красноармеец Михаил Марков, были официально учтены в списках безвозвратных боевых потерь в качестве без вести пропавших…


« Последнее редактирование: 22 Мая 2017, 07:52:44 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович

Запись о призыве по мобилизации Маркова Михаила Алексеевича со страниц Алфавитной книги призванных в годы Великой Отечественной войны Красноборским РВК Архангельской области.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович

Фото Ольги Нагибиной. В настоящий момент эта памятная мемориальная доска утрачена по вине варваров, состоявших в статусе... школьных педагогов...
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович

15 сентября 2004 года, районное село Красноборск Архангельской области. Фото Ольги НАГИБИНОЙ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 97
  • Геннадий Владимирович Полубедов
МАРКОВ Михаил Алексеевич (1925-1945), автоматчик роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой Мазурской ордена Суворова дивизии (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта ... ...
... ... младший лейтенант М.А. Марков, ещё находясь в Архангельске, совершил проступок, порочащий честь советского офицера, за что в том же месяце Военным трибуналом Архангельского военного округа был разжалован в рядовые с направлением искупать вину кровью в ряды действующей Красной Армии.

Юрий Петрович, Вам известно, что история с погибшим Марковым М.А. мне издавна знакома.
В прошлое десятилетие даже приходилось небольшое поручение калининградцев в ЦАМО выполнить, в том мне помогло бывшее руководство архива.
Вспоминается, что именно в тот день, когда я с ним обратился, архив посетил с делегацией своих помощников-помощниц незабвенный министр обороны, тут же оценивший территорию на предмет продажи с высылкой ЦАМО куда-то на Урал. Как известно, не состоялось. Но начальника, кажется, и еще кого-то, выразивших при обходе свое несогласие с перспективой такой реорганизации, вскоре удалили на пенсию.

Нашел в своих давних записях следующее.
Младший лейтенант Марков Михаил Алексеевич 28.08.1943 г. Военным трибуналом Архангельского военного округа был осужден по ст. 193-12, п. «в» УК РСФСР к 10 годам ИТЛ. В силу прим. 2 к ст. 28 УК исполнение приговора отложено до окончания военных действий, осужденный Марков направлен в действующую КА.
Соответственно сроку, на который был осужден, подлежал направлению в какой-то офицерский штрафбат на максимальный 3-х месячный срок пребывания в нем.
Определением ВТ 176-й стрелковой дивизии от 10.04.1944 г. за героизм и отличную службу полностью освобожден от наказания по приговору, признан несудимым. Решение данного ВТ вынесено на основании ходатайства 33-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона (оиптд).
Характер преступления, совершенного Марковым, могут выяснить родственники, обратившись в архив.
Учитывая всё то, что мы знаем о подвигах героя повествования, его судимость наверное можно считать неприятным эпизодом в биографии.
« Последнее редактирование: 24 Мая 2017, 08:23:05 от polubedov »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 258
  • Ржевцев Юрий Петрович
Геннадий, сердечное спасибо за столь важное дополнение в известную биографию красноармейца М.А. Маркова!
Насколько понимаю, новоиспечённый младший лейтенант М.А. Марков совершил самострел?
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »