Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Генерал-пограничник Владимир Городинский: «Правда истории или мифология?»  (Прочитано 8391 раз)

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
Вышла в свет ограниченным тиражом книга Владимира Городинского, полное название которой: «Правда истории или мифология? Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности Пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны».
«Автобиография Владимира Городинского:
Городинский Владимир Иванович родился в 1950 году в селе Владимировка Знаменского района
Кировоградской области на Украине в семье рабочих. В пограничных войсках с 1967 года.
После окончания в 1971 году Московского высшего пограничного командного училища КГБ СССР проходил службу в Дальневосточном пограничном округе на пограничной заставе, в политотделе Сковородинского пограничного отряда и в политотделе округа.
В 1980 году удостоен Премии ВЛКСМ за личный вклад в инженерно-техническое оборудование государственной границы.
В 1983 году окончил Военно-политическую академию имени В.И.Ленина и был назначен на должность начальника политотдела Панфиловского пограничного отряда Восточного пограничного округа. С 1987 года – в Политуправлении пограничных войск КГБ СССР. В 1989 году поступил и в 1991 году окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС. С 1994 по 2001 год занимал должности заместителя командующих Забайкальским и Кавказским особым пограничными округами, а также заместителя начальника Северо-Кавказского регионального управления ФПС России. Участник боевых действий.
Два года был Первым заместителем начальника Управления воспитательной работы ФПС России, а с 2003 по 2010 год возглавлял Голицынский пограничный институт ФСБ России.
После ухода в 2010 году в запас непродолжительное время работал ректором Одинцовского гуманитарного университета.
За безупречную службу награждён орденом «За военные заслуги» и 19 медалями, в том числе «За спасение погибавших» и «За отличие в охране государственной границы», а также именным оружием от Директора ФПС России и Директора ФСБ России.
Генерал-майор. Кандидат философских наук (2005 г.)».

Не скрою, что для представителей гражданского общества и книга, и ее авторство, стали подлинным открытием. И подуматься не могло, какие сложные и неоднозначные процессы происходят в недрах именно ведомственной науки, сколь бурная полемика там, порой, происходит. На мой вопрос, что сподвигло его в более, чем зрелом, возрасте задаться вопросом, вынесенным в заголовок, покусившись, тем самым, в сознании многих представителей погранисториографии, на святая святых, Владимир Городинский ответил так: «Подумал, что лучше скажу правду, которую, в конечном счете, не утаить, я, пограничник, чем кто-то со стороны».

Фрагмент книги, который, с одной стороны, дает неплохое представление об исследовательском кредо автора. А с другой стороны – это интереснейшие воспоминания, что называется, из личного опыта: «...Если история – это научная сфера деятельности, а не средство манипулирования общественным сознанием, то она, прежде всего, должна быть строгим и бесстрастным учителем для нынешних и будущих поколений граждан нашей страны, особенно для людей в погонах. Потому что настоящая историческая наука оперирует только теми событиями и фактами, которые получили объективное отражение в архивных документах или беспристрастных свидетельствах очевидцев. Она не приемлет политической конъюнктуры и связанных с нею исторических мифов. Очень точно по этому поводу высказался выдающийся русский историк Н.М. Карамзин, заметив, что «история – не роман, не мирный сад, где всё должно быть приятно: она изображает действительный мир». А если этого не происходит, то мы всё время будем «наступать на одни и те же грабли». Будем повторять одни и те же ошибки, которые в годы Великой Отечественной войны в ряде случаев при водили к поражениям, а победы нередко достигались за счёт ничем не оправданных человеческих жертв.
Эти мои мысли вскоре нашли своё реальное подтверждение в ходе непосредственного участия в подготовке и осуществлении специальной пограничной операции «Аргун» на территории Чеченской Республики в 1999–2000 годах. До этого мне не приходилось участвовать в реальных боевых действиях, я не занимал командных и штабных должностей, поэтому был твёрдо уверен в том, что при подготовке и проведении этой уникальной в своём роде пограничной операции её разработчики в Федеральной пограничной службе обязательно учтут богатейший опыт пограничных войск, накопленный как в годы Великой Отечественной войны, так и в ходе локальных вооружённых конфликтов. Однако действительность оказалась несколько иной. Первые тревожные сомнения в этом появились у меня на этапе приёма и доподготовки резервов, прибывающих из других региональных пограничных управлений для участия в этой операции. По долгу службы этой работой пришлось заниматься мне и моим подчинённым. Оказалось, что большинство подразделений на местах были сформированы наспех, укомплектованы по принципу – только бы отправить в срок положенное количество личного состава, без учёта требуемого числа военных специалистов и в ряде случаев не имеющих даже элементарных знаний и навыков в обращении с конкретным видом оружия. И, как следствие, при проверке этих резервов выяснялось, что вчерашний повар погранзаставы назначался снайпером, дизель-электрик был определен наводчиком АГС-17, которого он и в глаза не видел. Аналогичное положение складывалось и с прибывшими миномётными подразделениями, которые по месту дислокации имели на вооружении 120-мм, а по новому штату вооружались 82-мм миномётами. К сожалению, подобных примеров было предостаточно. На этом фоне заметно выделялась своим уровнем подготовки лишь ДШМГ из Воронежа, укомплектованная военнослужащими контрактной службы.
Поэтому начальником СКРУ генерал-полковником Е.В.Болховитиным было принято решение об увеличении сроков доподготовки прибывших подразделений с 3 до 10 суток. По сути, на месте офицерами отделов боевой подготовки, воспитательной работы и инженерного отдела заново осуществлялась подготовка и боевое слаживание прибывших подразделений. Ещё за несколько месяцев до десантирования в Аргунское ущелье выяснилось, что на вооружении пограничных подразделений, которым предстояло там действовать, нет крупнокалиберных пулемётов, которые весьма эффективны при ведении боя в горах. Первые современные образцы крупнокалиберных пулемётов «Корд» с оптическим прицелом появились в наших подразделениях только по истечении нескольких недель с начала специальной пограничной операции «Аргун». Проведя, так сказать, внеплановую ревизию на складе арттехвооружения в Ставрополе, офицеры отдела боевой подготовки обнаружили двенадцать пулеметов ДШК 1939 года выпуска. Они, после ускоренной подготовки для них пулемётных расчётов, и были переданы в состав пограничных подразделений, которым предстояло первыми десантироваться на территории Итум-Калинского района Чеченской Республики. К слову сказать, ДШК здорово помогли нашим подразделениям на первом этапе этой операции.
Понимая, что после десантирования в Аргунское ущелье нашим подразделениям предстоит вести с боевиками не открытые общевойсковые бои, а в большей мере использовать тактику так называемой контрпартизанской войны, мы попытались найти в наших секретных и несекретных библиотеках хоть какие-нибудь материалы, обобщающие подобные действия пограничных и внутренних войск в прошлом. Но, к нашему изумлению, их там не оказалось. Не получили мы подобных материалов и из Федеральной пограничной службы России.
Перелопатив весь Интернет, офицеры отдела боевой подготовки нашли всего лишь один добротный опыт организации контрпартизанских действий войск НКВД СССР на Северном Кавказе в 1944 году, который и был взят нами на вооружение. А ведь подобные действия войскам НКВД приходилось вести и в Прибалтике, и в западных районах Украины и Белоруссии. Да и в Афганистане пограничники применяли подобную тактику. Но куда подевался этот опыт, оплаченный кровью тысяч советских солдат и офицеров, узнать так и не удалось.
В течение полутора месяцев исполняя обязанности старшего оперативной группы «Аргун», я смог ещё не раз убедиться в том, что многие горькие уроки Великой Отечественной войны нами усвоены плохо».

Могу смело прогнозировать, что выход книги вызовет противоречивую реакцию в пограничной среде. Дополнительными "моторчиками"-мотиваторами этой работы являются события, последовавшие после публикации в газете «Граница России» (№№ 5-8 за 2013 год) авторской статьи «Стойко и мужественно выговаривать правду».
Привожу связанный с этим фрагмент: «Отрицать величие подвига советского народа, разгромившего германский нацизм, кощунственно. Но и искажать события того времени, фальсифицировать историю в угоду политической конъюнктуре, на мой взгляд, не менее опасно. Между тем не перевелись ещё в нашей стране люди, которые считают, что объективное познание прошлого якобы умаляет значимость Великой Победы. С подобной точкой зрения многие в России, естественно, не согласны.
В этом противоборстве подходов к исследованию Великой Отечественной войны дело иногда доходит до абсурда. Некоторые авторы исторических и публицистических работ просто не обращают внимания на многие, всем хорошо известные исторические факты, или интерпретируют их в выгодном для себя свете. К тем же, кто осмелился открыто высказаться по поводу несоответствия некоторых современных исторических работ «правде жизни», применяется давно испытанное оружие – метод дискредитации оппонента. Для этого, как говорится, все средства хороши. Примитивная демагогия, помноженная на жульнические методы использования текста из работ авторов, навешивание оппонентам оскорбительных ярлыков, а также открытая ложь призваны сформировать у окружающих, мягко говоря, негативное мнение о таком человеке.
Создаётся впечатление, что сталинский девиз «Кто не с нами, тот против нас!» по-прежнему живёт и продолжает разделять людей нашей страны. В этой связи трудно не согласиться с теми историками, которые утверждают, что у нас, к сожалению, в споре истина часто умирает, но зато рождается ненависть. Отсюда такая жажда оскорблять, а если это возможно, то и преследовать.
Что-то подобное, но в масштабах пограничного сообщества, можно было наблюдать после публикации в газете «Граница России» (№№ 5-8 за 2013 год) моей статьи «Стойко и мужественно выговаривать правду». В ней я изложил свои сомнения по поводу объективности исторических исследований об участии пограничников в сражениях Великой Отечественной войны»
.

Цитата: SIR53;2897072

К сожалению самой статьи, нет даже в интернет архиве газеты «Граница России», а вот откликов-рецензий на статью Городинского В.И. – «Стойко и мужественно выговаривать правду», как минимум в двух изданиях есть, и даже за подписями известных сегодня в темах Погранца.ру генералов пограничников.
Как я понял из заключительной главы книги, главным оппонентом В.И. Городинского был бывший начальник ЦПМ Н.Н. Берсенев. Мы его еще застали – именно на его имя заявления писали.
Оппоненты верно почувствовали странность с философом Ильиным, но не смогли определить – к чему это? Ограничились критикой на доступном уровне за определенные оценки национал-социализма. Мне кажется, они не поняли авторский замысел, изначальную установку на уровне эпиграфа на историософскую линию в книге. Мне лично авторская историософия с безусловно православным лейтмотивом показалась достаточно интересной, особенно рассуждения о том, насколько чужд русскому миру был Сталин.
В связи с в очередной раз воскресшей ревизионистско-патриотической полемикой не могу не отметить и один из выводов В.И. Городинского, который, возможно, многих озадачит. Он заключается в том, что, по мнению автора, между Солониным и Исаевым особой разницы нет, ибо их корневое объединяющее – поиск истины – сильнее того, под что все это, в первом случае, подгоняется, а в последнем – во что оборачивается. Точно такое же объединяющее существует, например, и в нашем сообществе у таких антиподов, как Собкор и Пуховичёк. Каждый из них имеет стремление поделиться лично добытым (в какой форме это делается каждым из них конкретно, а также оценки свойств личностей оных – оставлю за рамками этого сообщения).
Многие, очень многие выводы Владимира Городинского бьют не в бровь, а в глаз ведомственной науке. Например, он справедливо подчеркивает, что историческая правда традиционно преподносится с политико-воспитательной коррекцией (с чем пришлось столкнуться и мне).
Проблема Городинского не в том, ревизионист он, или нет. К резунистике он, на самом деле, имеет не большее отношение, чем тот же Исаев. Мою концепцию патриотического ревизионизма Владимир Иванович, кстати, оценил высоко. Только вот дело в том, что и она не отражает сути, будучи сформулированной в данных терминах. Правда, как известно, может быть лишь одна, и это правда исследовательская. Историки, гордо именующие себя патриотами, забывают добавить, патриотами чего они выступают – СССР. Точно так же, ревизионизм – это ревизия советского «нарратива», как это дело окрестил немецкий брестовед. Не могу ничего советовать генералу. Да и вариантов у него не было, коль на такое дело решился. Клевали его не за то, что новую ревизию назначил, а за то, что свой. А ревизионизм, патриотизм или смесь того и другого – это не более, чем старые добрые идеологические ярлыки. Поэтому предпочитаю работать «с чистого листа» (архивного), не цепляясь за полемические посылы.
Надеюсь, что автор, набив на ведомственной стезе шишек со статьей, не запоздал с «обкаткой» книги в гражданском обществе, где аудитория априори настроена более благожелательно.
Книга и аннотация к ней на books.ru: http://www.books.ru/books/pravda-istorii-ili-mifologiya-47700/?customer_product=1 Не беру на себя смелость озвучивать какую-либо официальную позицию в отношении книги В.И. Городинского. Но сегодня мне стало известно, что ее обсуждение в Интернете: на форумах, в блогах и т.д. не только не вызывает раздражения, но и считается единственно адекватной формой реакции на этот релиз. Это значит, что Владимир Иванович позиционируется у нас, как «подпольный» автор. Что тут скажешь? Все мы в известной степени подпольщики – в Интернете, сложившаяся культура которого априори предполагает большую, в сравнении с официальными СМИ, смелость оценочных суждений. Однако, в отличие от В.И. Городинского, не все из нас имеют отношение к погранвойскам, и здесь у него позиция совершенно особая, о чем я уже говорил. Многие ветераны, чего скрывать, весьма недовольны. Как бы то ни было, о книге говорят, а любая дискуссия двигает погранисториографию вперед. И хоть Владимир Иванович в качестве участника на форумах так и не объявился, чтобы что-нибудь добавить к уже озвученной позиции, возможно, даже имеет смысл посвятить его работе что-то вроде круглого стола в ЦПМ...
Мини-рецензия на фрагмент рецензии книги В.И. Городинского за подписью А.А. Слободянюка и В.В. Телегина. Материал «...Назад к мифологии» читал очень внимательно. Думаю, и для заочного оппонента авторов он станет нелегким чтением, потому что аргументация выверена здесь, как никогда. Уже сформировавшийся творческо-исследовательский тандем В.В. Телегина и А.А. Слободянюка укрепляется на глазах, даже если они использовали в данном конкретном случае «помощь клуба». Прежде всего, изначально верно отмечена такая характеристика довоенной Европы, как ее милитаризм. Жили, как на пороховой бочке, и при этом бряцали оружием, не исключая лимитрофов. Я давно окрестил Восточную Европу «ожерельем тоталитарных и авторитарных режимов». Достаточно циничный взгляд на эти события, будет, как мне кажется, самым верным. Были крупные хищники подле которых подвизались те, что помельче, норовя урвать свой кусок. Сейчас как-то не принято подчеркивать, чьими преемниками являются балтийские демократии. А меж тем в 1939-м народам этих стран особо выбирать не приходилось: либо правые, либо крайне правые, а, проще говоря, режимы фашистского толка. Пример? Пожалуйста – Эстония, где, кстати, давно пустил корни Абвер. Советизация этой страны явилась альтернативой тому, что могли там учинить поднявшие головы ветераны боев с РККА за независимость, и еще неизвестно, что хуже. Другое дело, что и новый строй не стал для граждан панацеей.
Еще раз подчеркну – авторами представлен не пост, а именно материал, имеющий неплохую аргументацию. Но кое-что, все же, опущено. Упомянуты Риббенттроп и ряд подписанных им пактов, однако не прозвучала тема советско-германских секретных протоколов. Да, европейские гранды, Англия и Франция, заигрывали с агрессором. Вели они переговоры и со Сталиным, только вот, в отличие от Гитлера, никаких территорий или сфер влияния ему не предлагали. И это факт. Поэтому, на СССР, конечно, валить все не следует, но и забывать о его роли не стоит. Пилили Восточную Европу, перекраивали границы. Но и сама она себя, периодически, попиливала: то поляки у чехов, то словаки у поляков. И это тоже факт.
И еще пара уточнений. Авторы пишут: «На советско-финляндском фронте обстановка была совсем иной…» (с. 376), не было такого фронта в период Великой Отечественной войны. «…Виновником развязывания и первой, и второй Советско-финляндских войн была не Финляндия, а СССР» (с. 9). Не будем обсуждать стиль «вали все на СССР». Однако, была только одна советско-финская война (1939-1940 гг.). С нападением Германии на Советский Союз началась Великая Отечественная война. Вскоре, после ее начала, Финляндия вступила в эту войну на стороне Германии. Об этом написано в вашей книге, неужели забыли?». Признавая справедливость сказанного по существу, здесь, на мой взгляд было бы уместным привести финскую терминологию: Советско-финляндская (просторечн. – финская) война именовалась у них Зимней, а участие во Второй Мировой на стороне Германии против СССР – Войной-продолжением. И еще один момент: «С началом войны численность практически всех пограничных отрядов в течение нескольких дней странным образом уменьшилась в общей сложности почти на 7 тыс. человек». Пограничники погибли в кровопролитных боях на границе, а вот если бы заставы действительно отошли с границы в тыл, как это утверждает автор (авторы), то их численность точно не изменилась бы». Здесь без датировки – вообще никуда. Но это уже к автору книги, наверное, вопрос. Дата подсчета потерь тут более, чем уместна. Вообще, было бы странно, если бы в войне численность войск не менялась. Так что и сама формулировка, наверное, не совсем корректна. Но вот относительно отхода застав... И гибли они, и отходили – все зависело от оперативной обстановки. Вспомним тот же 17-й КПО.

Рецензия А.М. Плеханова и во многом справедливая в своих выводах, и по стилю хороша, и духоподъемна. Но есть один нонсенс чисто логического свойства. Если продолжением ВОВ является война за правду, то войне этой не будет конца. Историческая правда как конечная точка всегда относительна.

Поэтому, собственно, история и считается наукой развивающейся!
В виде формулы это выглядит так: то, что истина сегодня, завтра – заблуждение...
Pogran70 на Погранце очень уместно вспоминает о научной работе В.И. Городинского: «Патриотическое сознание российских пограничников в условиях глобализации: Социально-философский анализ» тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Городинский, Владимир Иванович. (Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/pat...#ixzz4OgFNl9jK http://www.dissercat.com/content/pat...-sotsialno-fil)».
Вижу определенную связь между книгой о мифах и научной работой. Это подчеркнутый антитоталитаризм. Как видим, Городинский против автаркии и «железного занавеса», но и не все плоды глобализации ему по вкусу. На мой взгляд, это основное: «Прогнозирование тенденций видоизменения патриотического сознания российских пограничников позволяет автору предложить три основных сценария его будущего развития в условиях глобализации. Сценарий утраты российской идентичности предполагает космополитизацию сознания российских пограничников, потерю ценностей национального государства и суверенитета, утрату понимания национальных интересов, вытеснение ценностей российского патриотического сознания стандартами и нормами единого планетарного сообщества силами, доминирующими в процессе глобализации и стремящимися сделать его однополярным. Сценарий изоляционизма и автаркии предполагает восстановление аналога «железного занавеса» времен холодной войны, свертывание различного рода международных контактов, усиление авторитарных тенденций, отказ от преимуществ международного разделения труда, что нанесет ущерб самой России. В случае реализации оптимального для России сценария сбалансированных отношений образ государственной границы будет отражаться в сознании российских пограничников как заслон на пути проникновения негативных явлений, порожденных глобализацией и одновременно как мост взаимовыгодного сотрудничества с зарубежными странами».

Владимир Иванович – человек креативный. Сегодня лично убедился в этом во время нашей встречи, наконец, состоявшейся на «Лубянских чтениях»-2, которые проходят в эти дни в ЦПМ на Яузском бульваре (кстати, и Владимир Викторович с Александром Ануфриевичем также там присутствовали, один из них даже служил под началом Владимира Ивановича). Дело происходит в пограничном музее на Яузе, но на саму пограничную тематику – ни одного доклада! Что навело Владимира Ивановича и меня на некоторые размышления...
Трудно в это поверить, но получается, что за погранцов что-то говорил лишь один Ваш покорный слуга. И то – на Лубянке...
И все же – неплохо книга В.И. Городинского взбодрила соответствующие круги. Вот один из примеров язвительно-негативной реакции на нее: http://pogranec.ru/showthread.php?t=34421&page=5 – аж целый доклад: http://pogranec.ru/showpost.php?p=2961687&postcount=49!
Значит поговорить, видимо, больше не о чем по истории погранвойск, кроме как об этой работе. Шутка ли – в ходе двухдневной конференции в, можно сказать, пограничном «храме» на Яузском бульваре, лишь один участник обратился к, собственно, пограничной тематике (очень жаль, что не выступили А.А. Слободянюк и В.В. Телегин), и то опосредованно. Поэтому, сделав доклад «Пограничный аспект участия будущего Героя Советского Союза В.В. Талалихина в советско-финляндской войне 1939-19 гг.» 23 ноября 2016 г. в Культурном Центре ФСБ, где, собственно, и проходили локализованные по «месту происхождения" (т.е., по плану Директора, а не г-на Здановича) Лубянские чтения – я собою доволен.
Научность же того, что изрек г-н Бандурин, весьма сомнительна. Не стоило бы путать доклад с памфлетом – это суть разные жанры.
P.S. Жаль г-н Терещенко не слышал мой доклад на Лубянке. Но это не страшно – он будет опубликован в 2017 году в сборнике.
На Погранце уже поднимались вопросы на предмет, а как оно там было, на Яузе-то. Да как... креативненько! Именно в процессе нашего с генералом разговора и родился этот бренд – Пограничные чтения ©. До необходимости которых официальная военная наука как-то не додумалась, а ведь давно назрело. Идея – есть, и она – хорошая. А уж дальше командиры решат, надо оно, или нет.
Интересно, что на Форуме уже упоминалось имя А.М. Плеханова – одного из рецензентов В.И. Городинского. Было это в теме... заградотрядов. Нашел это сообщение коллеги и не мог не откликнуться свежей новостью: http://voenspez.ru/index.php?topic=50289.msg390299#msg390299
По мнению А.М. Плеханова (доктор исторических наук, профессор. Академия ФСБ РФ) заградительные отряды были созданы не позднее 20 июля 1941 года. Он же считает, есть все основания полагать, что они существовали и ранее, до создания новой структуры Наркомата внутренних дел. Помимо заградотрядов на фронте действовали заслоны особых отделов НКВД, выполнявшие аналогичные задачи.
Мнение Плеханова основано на «Справке», направленной заместителем начальника управления Особого отдела НКВД СССР, комиссаром государственной безопасности 3 ранга Соломоном Рафаиловичем Мильштейном в октябре 1941 года (число не указано) на имя наркома внутренних дел Л.П. Берии (РГАНИ. Ф.89. Оп.18. Д.8. Л.1-3.)

Всегда отрадно видеть, как историк в почтенных летах держит руку на пульсе веяний времени. Недавно имел честь быть свидетелем награждения А.М. Плеханова медалью им. А.Х. Артузова из рук А.А. Здановича. Об А.М. Плеханове отсюда: http://www.chekist.ru/article/1799
ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА. Плеханов Александр Михайлович, доктор исторических наук, профессор. Родился в 1931 году в д. Китайлы Любинского р-на Омской области. Закончил Ташкентское Суворовское военное училище, Владикавказское военное училище войск МВД, исторический факультет Ленинградского госуниверситета. Служил курсовым офицером в Казанском военном училище войск МВД, офицером-воспитателем в Ленинградском суворовском пограничном училище, курсовым офицером в Алма-Атинском высшем пограничном училище, преподавателем в военно-техническом училище КГБ. С 1968 года – в Высшей школе КГБ – Академии ФСБ: преподаватель, старший преподаватель, доцент, профессор. Полковник в отставке. Автор 7 монографий и многих научных статей в журналах и сборниках объемом более 200 печатных листов.
Кстати подоспела и свежая статья сына А.М. Плеханова – А.А. Плеханова: http://so-l.ru/news/show/yubileynie_istoricheskie_chteniya_na_lubyanke В ней, в частности, говорится о том, что (назовем ее так) «Городинская полемика» никуда не девалась, а, наоборот, расширяется и охватывает все новые Интернет-ресурсы. С рецензией кандидата исторических наук Павла Смирнова можно ознакомиться здесь: http://www.chekist.ru/article/4961 И, судя по тому, что эта рецензия впервые прозвучала в виде доклада на тех же чтениях, работу В.И. Городинского можно считать «пограничным» хитом 2016 года, как говорят у нас в шоу-бизнесе ;). Ибо целых два критических доклада на пограничную тематику, и оба – по генеральску душу (при полном отсутствии других пограничных тем) – это, извините, то, что называется народное признание наводит на мысли... Один коллега-архивист, представитель силовых ведомств, узнав об этом, заметил: «У них там своя Академия есть».
На мой взгляд, кандидатская рецензия, как ни странно, куда основательней докторской, и, не исключено, что какие-то фрагменты этого текста и заслуживают комментариев. Но, учитывая одно обстоятельство – только после Вас, уважаемый Юрий Петрович:
«Судя по биографии В.И. Городинского, он закончил факультет пограничных и внутренних войск Военно-политической академии им. В.И. Ленина в 1983 году, поэтому данную книгу был обязан изучать на дисциплине «Тактика (оперативное использование) пограничных войск». Закончив этот же факультет в 1991 году (отделение внутренних войск), свидетельствую: работа Г.П. Сечкина постоянно лежала на столах слушателей-пограничников. Поэтому точка зрения генерала о том, что при подготовке пограничной операции «Аргун» в 1999-2000 годах на территории Итум-Калинского района Чеченской Республики офицеры-пограничники не могли найти опыт проведения операций против бандформирований в годы Великой Отечественной войны (с. 10-12), мягко говоря, вызывает недоумение. Ведь параграф 4 главы 4 вышеупомянутой монографии патриарха истории пограничных войск Г.П. Сечкина называется «Борьба пограничных войск на восстановленной границе с буржуазно-националистическими бандами».

И все же – неплохо книга В.И. Городинского взбодрила соответствующие круги. Вот один из примеров язвительно-негативной реакции на нее:
http://pogranec.ru/showthread.php?t=34421&page=5 – аж целый доклад: http://pogranec.ru/showpost.php?p=2961687&postcount=49!
В финале доклада С.Г. Бандурин говорит о В.И. Городинском следующее: «...Автор убеждён, что «история не столько воспитывает, сколько учит тому, как можно сегодня и в будущем избежать ошибок прошлого». В этом автор прав. Это и есть самые основные функции исторической науки – воспитательная и обучающая (образовательная). И порядочной, честной публицистики тоже».
Где-нибудь в сохранившихся политических либо идеологических отделах функция исторической науки действительно такова – воспитывать и еще раз воспитывать. Во всех остальных местах на земном шаре, где эта наука имеет место быть, функция у нее одна – установление истины. Все вышепоставленные вопросы в «порядочной, честной» исторической науке имеют исключительно прикладное значение. И в публицистике тоже. Слова же В.И. Городинского – да Богу в уши.

С рецензией кандидата исторических наук Павла Смирнова можно ознакомиться здесь: http://www.chekist.ru/article/4961
...На мой взгляд, кандидатская рецензия, как ни странно, куда основательней докторской (имеется в виду доклад С.Г. Бандурина с его «воспитательной функцией исторической науки»)...
...И куда опаснее для В.И. Городинского. Опасность эта состоит в том, что, буквально, с ходу предпринимается попытка немалым числом букв «назначить» генерала этаким Виктором Суворовым от пограничной историографии, что сильно упрощает и уплощает все, сказанное автором в его книге. При этом проводится стойкая параллель между его ошибками и ляпами резунистики. Вместе с тем, не совсем верно оценивается позиция автора, пытающегося стать как бы над «схваткой умов» различных течений в современной отечественной историографии. Его критик, по-видимому, зацепился за одну единственную фразу Городинского: мол, «В. Суворов не так уж далек от истины», проигнорировав все размышления, приведшие его к этому выводу.
«Таким образом, – пишет Смирнов, – известный «Ледокол» может рассматриваться как некий первенец фальсификации Великой Отечественной войны в эпоху новейшей истории России».
«Ледокол», значит, первенец. А последователи кто? А вот кто: «К сожалению, в ряде случаев В.И. Городинский позаимствовал у Резуна ключевую тему о том, что если бы первой не напала фашистская Германия, то это сделал бы Советский Союз. Просто Гитлер опередил Сталина. В продолжение данной темы приводится, критика пограничных войск, обвинение их руководства в подготовке к наступлению на фашистскую Германию. Эта главная мысль проходит через всю книгу. Автор делает ссылки на сомнительные факты, приводит примеры из публикаций, которые невозможно проверить по архивным документам. Отличительной чертой от В. Резуна является отсутствие оскорбительных ярлыков и нескрываемой злобы в адрес страны-победителя».
Одна из фраз П. Смирнова, касающаяся того, что руководство погранвойск, якобы, по словам Городинского, вело «подготовку к наступлению на фашистскую Германию», удивляет своей поистине школьной наивностью. Так и представляешь себе сто тридцать тысяч зеленых фуражек, движущихся на Рейх ;D. Как это происходило бы на самом деле, Городинскому помогли реконструировать документы периода «освободительных» походов и Зимней войны. Но дело не в этом. Пограничники, к сожалению, стали заложниками опережения Германией СССР в стратегическом развертывании. Об этом говорил полковник Сухарев, это много позже признавал Жуков. Но, уверен, весь ужас осознания, что ничего уже, по большому счету, нельзя переиграть, когда за рекой слышен шум моторов – он был именно там, на границе. Закрадывался в отдельные головы, как ни гнали его. Не в Молдавии и не в Карелии тем паче, а в Белоруссии и Литве. И тут нельзя недооценивать момент позднего осознания Сталиным того факта, что Гитлер его опередил. С этого момента – только оборона. Насколько смогли – настолько и успели подготовиться. Кто на свой страх (от вождя, который тешился надеждой до последнего) и риск – тому удалось больше.
Директива ГУ ПВ НКВД от 9 мая 1941 года приводится в рецензии лишь как основание для ее исполнения ПВ Молдавского округа. 68 блокгаузов на реке Прут – это, конечно сильно, за неимением линии Молотова на данном участке. Как и пробитый пулями боевой листок с изображением Сталина в одном из них. Только вот на заставе младшего лейтенанта Богомаза на немного другом участке границы обстановка была несколько более нервная. Не до таких мыслей им там точно было: «это была идеология победителей, идеология Великой Победы». И, по крайней мере, не до листков. В споре же с Городинским с таким же успехом можно было бы к 25-му ПО на юге «подверстать», например, 102-й на севере. Там тоже прекрасно взаимодействовали с КА. А строительство оборонительных сооружений на определенных участках в мирное время, в принципе, не объясняет исчерпывающим образом характер будущей военной операции. Немцы, например, в Восточной Пруссии до самого начала войны их строили.
Особо хотел отметить неровность стиля работы Павла Смирнова. Вот характерное место, где из-под историка проглядывает пропагандист, который до сих пор воюет: «Отсутствие критики в научном сообществе и разъяснение этих позиций широкому кругу читателей позволяет подобным «историкам» в дальнейшем осуществлять нападки на нашу военную историю.
Война на информационном фронте не заканчивалась никогда, в том числе война с памятью о Великой Отечественной войне тоже»
.
А вот финал рецензии мне понравился: «...Получается, что бойцы войск НКВД, с честью выполнившие свой воинский долг, остаются без внимания потомков, которых подчас интересует только цвет фуражки защитника Родины на момент его гибели».
Только вот к нашему форуму это не относится. Мы говорим обо всех родах без исключения, без каких-либо особых пристрастий. Потому что давно отдаем себе отчет о взаимопроникновении различных войск НКВД на уровне личного состава.

P.S. На мой субъективный взгляд, «избиение» книги В.И. Городинского происходит не только из-за пограничников. А из-за вот таких фрагментов (вижу определенную связь с рядом выводов его же диссертации): «...К середине 90-х всё более заметным явлением общественного сознания становится ностальгия по советской эпохе. Причины этой ностальгии были разными, но главным было сильнейшее недовольство распадом СССР, экономическими и социальными последствиями реформ, очень тяжело ударившими по населению. К тому же, начатая в 1995 году и затянувшаяся на многие
годы кровавая и бессмысленная чеченская война вызвала к жизни не только риторику и лексику сталинской эпохи, вдруг зазвучавшую в военных репортажах, но и тоску по методам Сталина, который смог быстро справиться в 1944 году с непокорными чеченцами, депортировав весь
народ. Да и власть, становясь всё более популистской, озабоченная поисками «собственного» пути, и, главное, национальной идеи, и таким образом консенсуса в раздираемом непримиримыми противоречиями обществе, всё активнее обращается к советским символам, главным из которых стал образ Победы.
После ухода Ельцина с поста президента, с началом 2000-х годов эта тенденция только усиливалась. Тем более, что власть, уже практически полностью отказавшись от идеи демократии, интенсивно меняла векторы, рисуя, как прообраз будущего, сильную державу с элементами авторитаризма. Выстраивалась прямая линия российской истории: от царской империи с «православием, самодержавием и народностью» через созданную Сталиным мощную советскую державу прямо к новой России. Главной же точкой консенсуса для народов страны должен стать новый патриотизм, выражающийся в гордости за прошлое, настоящее и будущее России.
В этот период начинается идеологическая работа над созданием нового позитивного образа российского прошлого. Учитывая то, что успехи сталинской модернизации были связаны с огромными человеческими потерями и террором, которые отрицать было невозможно, в этот период как главное позитивное событие в российской истории XX века выдвигается Победа в Великой Отечественной войне. При такой концепции, естественным образом, возникает фигура Сталина, который в сознании большинства населения прочно связан с победой в войне.
Всё это вылилось в то, что память о войне вновь стала разменной монетой официальной пропаганды, а «архивная революция» сменилась повторным засекречиванием ряда документов, часть из которых к тому моменту уже были опубликованы. К этому времени также относится ошибочное, по моему твёрдому убеждению, решение руководства страны о создании комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. На этой волне активизировались историки и публицисты, полностью или частично оправдывающие как внутреннюю, так и внешнюю политику сталинского руководства накануне и в годы войны. На полки книжных магазинов хлынул огромный поток книг, авторы которых настойчиво пытаются убедить читателей в том, что история Великой Отечественной войны, написанная в 50-70-е годы прошлого века, – самая правдивая, а всё, что идёт вразрез с ней, – козни внутренних и внешних врагов России»
.

Есть в тексте, на правах вставки, и уже знакомая публике первая Интернет-рецензия. Думаю, заимствование из своего же связано с тактически верной оценкой того факта, что «Чекист», все же, не форум, а солидный ресурс, а значит, располагает какой-то своей новой аудиторией.
Рецензия, в некоторой степени, авангардная. Путин и битый Илларионовым на политологическом поприще автор статей о «Буках» Солонин «в одном флаконе». :) Боюсь, не поймет ни тот, ни другой.
...А все же, рано Марк Семенович публично ушел из историографии. Народ-то не забывает...
Полемика продолжается! Сайт Чекист.ru опубликовал отзыв... на отзыв. На сей раз Павел Смирнов, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент, участник боевых действий оппонирует профессору Александру Михайловичу Плеханову:
http://www.chekist.ru/article/4983
При этом он цитирует статью Сергея Брезкуна в «НВО», которая называется «Разведсводки для Сталина и автоматы для пограничников»: http://nvo.ng.ru/history/2015-07-31/1_pogranvoiska.html
Я, конечно, понимаю и готов высоко оценить, то, насколько скрупулезно П. Смирнов изучил свою тему. Полемический прием, им используемый, опять же, из разряда острых: так сказать, по следам Городинского. Но у меня один вопрос, коллеги – в здравом ли уме рецензент, чтобы абсолютно некритически взять, да и воспроизвести один в один такое?! Статья Брезкуна – это, ни больше, ни меньше – глава из книги, которая называется (внимание!) «Берия. Лучший менеджер XX века»! Прошу убедиться: http://www.e-reading.club/chapter.php/129425/18/Kremlev_-_Beriya._Luchshiii_menedzher_XX_veka..html
Другое какое факсимиле идеологической ангажированности вам еще нужно, коллеги? ;)
Читаю Брезкуна-Кремлева в цитате Смирнова (он, вообще, в курсе, кто это?), и глаза на лоб лезут: «Банальный запрос упоминаемого документа в поисковой системе «Яндекс» выдает нам «Разведсводки для Сталина и автоматы для пограничников», размещенные С. Т. Брезкуном 31 июля 2015 г., где он делает очень интересный комментарий: «Так, совместной директивой наркома обороны Ворошилова и наркома внутренних дел Берии № 16662 еще 14 сентября 1939 года, то есть до начала боевых действий, было предусмотрено, что с их началом погранвойска входят в оперативное подчинение командования РККА до выхода частей РККА на рубеж 30–50 км вглубь финской территории.
К середине декабря многие части 9-й армии на этот рубеж вышли, однако войсковые командиры по-прежнему требовали выделения для поддержки подразделений пограничных войск. И кончилось тем, что 17 декабря 1939 года начальник штаба погранвойск НКВД Карельского округа полковник Киселев направил в штаб 9-й армии доклад, в котором тактично, но твердо напомнил армейским генералам, что дело погранвойск – охрана госграницы, а не прорыв сильно укрепленной обороны».

Павел Смирнов, без сомнения, хорошо знает, что было в Молдавии в июне 1941-го. Но по северной Карелии в 39-м решил довериться другому автору. А теперь глянем сюда. Узнаете «твердого» Киселева? У которого вместе с полковником Новиковым, командиром 5-го оперполка войск НКВД, в 40-м одна задача – сохранить окруженные гарнизоны, где перемешались РККА и войска НКВД:
А и то сказать – почему Финляндия-то за два дня до пересечения РККА границы с... Польшей?! :o Если Брезкун верно передает содержание документа, то это означает, что за три дня до начала Польского похода, 14 сентября 1939 года, СССР замышлял еще и агрессию против суверенной Финляндии – за два с половиной месяца до вторжения в страну Суоми!
P.S.: Дурдом какой-то: Резун-Брезкун, Суворов-Кремлев. ;D. Зато весело. Спасибо всем участникам полемики. Друзья, именно это делает унылую исследовательскую жизнь чуточку интереснее!
Хотел бы еще, на правах инсайдера, добавить, что Владимир Городинский решил отойти от тематики ПВ в ВОВ и несколько приблизиться в своих изысканиях к более современной ему и многим из нас эпохе. Рассказать о событиях, очевидцем и участником которых ему самому довелось быть.
Неутомимый внештатный промоутер Владимира Городинского, старина Ануфриевич дерзнул на нешаблонный пиар-ход – взял, и публично объявил того... фальсификатором! Дерзновение сие в виде глыбы-простыни без рецензии оставлено быть никак не может, хотя бы на диалоговом уровне:
Это хорошо, что Вы в своей манере раз за разом выкладываете свою речь. Конечно, с точки зрения любого модератора, это флуд, но в данном случае, в отношении меня, флуд полезный. Даже тему пролистывать не надо – взял и перечитал вновь. И понял, в чем Вы кардинально заблуждаетесь. Вас подвела методология. За обилием цифири, верно подмеченным СИРом, Вам ни за что не спрятать другую большую кучу. В нее вы сваливаете оргмобмероприятия, которые проводились до и после 22-го июня. Уж не знаю, намеренно ли Вы это делаете или нет. Но с Ваших же слов картина выглядит в таком свете. С возникновением оперативных войск НКВД туда передается значительный контингент ПВ. Происходит это еще в феврале. Однако Вы лишь констатируете факт, но никак не объясняете, зачем СНК потребовалось новое войсковое управление НКВД, да и сами оперативные войска, для каких операций? Более того, Вами не указаны последствия важнейших оргмероприятий для конвойных войск, будто таковых и не было вообще. Иными словами, Вы отказываетесь исследовать вопрос комплексно, на уровне всех родов войск НКВД, общий численный состав которых неминуемо должен был увеличиться хотя бы в силу факта существования документа, на который Вы ссылаетесь. И документ этот никакой не июньский, а самый, что ни на есть, апрельский: «Схема организационного развертывания Пограничных войск НКВД СССР, утвержденная генерал-лейтенантом И.И. Масленниковым 18 апреля 1941 года с объявлением мобилизации, предусматривала развертывание на западном направлении 37, 38, 42 и 43-го резервных стрелковых полков и 181-го отдельного резервного стрелкового батальона Пограничных войск НКВД».
Так что, все, что убыло в ПВ – прибыло в других войсках НКВД СССР. Да и пограничникам солидная «компенсация» полагалась.
А так – замечательные документы! Особенно понравился второй пункт одного из них, который однозначно свидетельствует о том, что ради новых формирований пошли на ослабление частей зоны заграждения: «Кадром начсостава, младшего и рядового состава формируемой части укомплектовать в размере 15 % его штатной численности, за счет пограничных частей зоны заграждения близко расположенных к пункту отмобилизования».
...Узнав о том, Владимир Иванович много смеялся. И прояснил для всех нас, где могла быть произнесена речь Старины. Что я и отразил, отвечая последнему на Погранце:
Цитата: pyhovi4ek;3218284
Роман Михайлович в моей работе вообще не отражены организационные мероприятия по конвойным, железнодорожным и другим войскам НКВД, потому что такой задачи перед моим выступлением организаторами конференции не ставилось и в отведенные 10 минут сделать это невозможно в принципе. Только лишь по средствам показа слайдов довелось концептуально показать замысел и решение Схемы организационного развертывания пограничных войск накануне начала войны. О чем можно спорить когда общая численность ГУПВ НКВД с 2.3.1941 г. уменьшается почти на 50 тысяч штыков!
Оперативные войска должны были принять под охрану госучреждения и территориальных органов НКВД СССР, повысить устойчивость их функционирования в военное время. Мобилизационное развертывание соединений этих войск также завершено не было в связи с резким обострением обстановки на западном направлении, но это не моя тема.
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:46:57 от Sobkor »
Записан

СИР

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 182
Книгу и статью генерала Городинского В.И. я вчера вечером в электронном виде получил, спасибо приславшему, мир не без добрых людей. Осталось прочитать, хотя по объёму солидно, особенно книга. Вот, что сразу хочу отметить по ярлыку – ревизионист, приклеенному генералу Городинскому В.И., и подписавшимися под этим его же побратимами. Генералитет действовал по старому принципу – «бей своих, что бы чужие боялись», хотя читая то, что пишет в темах Погранца.ру генерал-майор  В.А. Борученко, как то с трудом верится, что он подписался под статьёй разоблачением - Ю.М. Шабалина (кстати это кто такой?). Генерал-майор В.А. Борученко разве сам не «ревизионист», в хорошем смысле этого слова, и не пострадавший от власть придерживающих? Да и сама «провокация» устроенная ведомственной газетой -  «Граница России» связанная с размещением самой ревизионистской статьи, для чего? Что бы потом торжественно клеймить на идеологическом фронте, своего же политработника.  И не будем забывать, кто такой генерал-майор Городинский В.И., политработник до мозга костей, высшего политического эшелона ПВ. И, что бы написать такую статью, это же надо себя не единожды через колена переломать…
Да и это, ничего такого, объединяющего антиподов Собкора и Пуховичка в природе не существует, скорее всего, это вам так хочется их виртуально объединить, на почве поделится лично добытым. От Пуховичка по принципу – с паршивой овцы хоть шерсти клок, в любом случае это моё, субъективное мнение. 

По достоверным сведениям, официальная Лубянка не намерена раздувать пожар, учинённый вокруг книги генерала-ПАТРИОТА недоумками из некоей ветеранской общественности. В связи с этим будут приняты соответствующие оргмеры в отношении того, чтобы особо ретивые крикуны прикусили свой ядовитый язычок.
Скорее всего с этим на прямую не связано, но как бы в одном ключе. Основываясь на моем, скорее всего не удачном комментарии (в плане дать повод) торжественно закрылась тема на погранце (повесили замок) где обсуждалась? книга Городинского В.И., во всяком случае, это минимум не один месяц, а может и на всегда. Не думаю, что появятся сканы или фото того документа РГВА, на котором упоминается служба Владимирова в 41 ПО, что явилось поводом прекратить всякую дискуссию. А по самой рецензии представленной на Яндекс диске за двое суток 42 просмотра, при 4-х скачиваниях, вот это и есть реальные посещения этой темы, а не 500-900 просмотров за сутки.
Хотя с замком может быть и другая причина, постоянные "горбыли" в постах горячо любимого всеми, в прямом и переносном смысле.

На популярность среди «благодарных читателей» ничтожно-карикатурному и рассчитывать нечего: неуч, чудовищно туп и невежествен и вдобавок к этому и без того зловонному «букету» – подлец и мерзавец по жизни!

Юрий Петрович, добрый день!
Вы позволите рецензию профессора А.М. Плеханова на книгу Владимира Ивановича Городинского «Правда истории или мифология. Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны» разместить на Погранце, в той теме ,где небезызвестный нам всем хулитель со товарищем размещал свои постраничные «аналИзы» на книгу генерал-майора запаса Городинского В.И. и где также дана ссылка на размещенную на Яндекс диске «Реценщия на книгу Городинского вариант 13.09.2016»?

Коллега, моё почтение! На перепечатки разрешения не требуется!
Понял, спасибо!

Шустроплодовитый шал увидев ссылку на интервью В.И. Городинского газете «Версия» с комментарием А.М. Плеханова, к вечеру разразился разоблачительным комментарием на это интервью с глубокомысленной вводной – «И снова возникают вопросы, зачем и кому нужно искажать историю...». В очередной раз обвинив генерала в фальсификации истории. Завершив свой комментарий словами – «(Продолжение следует)», автор допустил не простительную ошибку, на погранце.ру (http://pogranec.ru/showthread.php?p=3218492#post3218492) на тему тут же повесили замок.
В своём разоблачении муниципальный историк спецслужб (а по простому шал) естественно, пока наверно, не затронул комментария А.М. Плеханова к интервью генерала. Но наверно это время наступит, тем более исходя вот из этого фрагмента статьи А.М. Плеханова – «Создаётся впечатление, что мы воспитываем молодое поколение «не помнящее родства» (https://cyberleninka.ru/article/v/sozdaetsya-vpechatlenie-chto-my-vospityvaem-molodoe-pokolenie-ne-pomnyaschee-rodstva)
для муниципального историка спецслужб образовалось огромное поле для его «созидательной» деятельности...

И тут Остапа понесло...
Цитата: шавка-шал
О мертвых говорить только хорошо или нечего, мудрость давно известная.
Грамотей, твою дивизию! Если нЕчего, тогда только хорошо. А если нИчего, тогда вот так: «О мёртвых либо хорошо, либо ничего, КРОМЕ ПРАВДЫ»!

Цитата:  Александр Слободянюк
Окончание... Таким образом, в заключительном варианте документа по результатам расследования фактов, указанных кандидатом в члены ВКП(б) Безчетным, не были установлены факты, вменяемые заявителем в вину майору Кузнецову А.П. Он продолжал командовать своим пограничным отрядом.
Каким отрядом он продолжал командовать? У которого уже знамени не было. Опять любимую свою тему про майора Кузнецова А.П., измусоленную вдоль и поперёк им (Анухричем) же самим, расписал в своём «труде» как маляву на свободу...

Как мне только что сообщил герой этой темы, он подал на нашего непреходящего героя в суд. И, как утверждает, первое слушание совсем скоро...
Тогда непреходящий герой роли перепутал, его потуги правда уже и в корзине уничтожили...
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:50:02 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
В течение полутора месяцев исполняя обязанности старшего оперативной группы «Аргун», я смог ещё не раз убедиться в том, что многие горькие уроки Великой Отечественной войны нами усвоены плохо".
И виной тому до сих пор процветающая в погранведомстве буйным цветом Кисловщина, хотя фамилия самого бывшего главного идеолога погранвойск давным давно здесь позабыта!
Краеугольный камень Кисловщины, напомню, – до псевдостирильности вымарать факт кровного родства наших пограничников с системой НКВД-МВД СССР. Дело дошло до того, что ветеранские главнюки на местах уже публично делают вот такого типа бредовые на поверку заявления: вы, мол, нас, пограничников, с карателями (то есть вэвэшниками) не путайте и Берией нас не марайте – Берия-де к пограничникам никакого отношения не имел!
Такие вот ядовитые на вкус пироги, «испечённые» по рецептам заскорузлой, но «вечно живой» Кисловщины!
А «вина» Владимира Ивановича перед родным для него погранведомством всего лишь в том, что он поставил под сомнение объективность суммарной информации, которая содержится в Книге Памяти пограничников. На уровне историков спецслужб из Интернет-сообществ это обсуждалось ещё десять с лишним лет назад. Однако адептам Кисловщины, надо полагать, в радость те постыдные искажения и откровенные фальшивки, которые в той КП содержатся. Авторы последней, например, умудрились выдать «на-гора» фальсификат даже в отношении такого прославленного воина, как Герой Советского Союза младший лейтенант Гавриил Федотович Кирдищев (1919-1944). Так, во 2-м томе он трижды увековечен под… разными фамилиями: на странице 38 – как «Кардищев», на странице 60 – как «Кирбинцев» и только на странице 61 правильно – «Кирдищев». При этом, если мне не изменяет память, отсутствует указание, что перед нами Герой Отечества!
К слову сказать, те же самые авторы в силу всё того же своего воинствующего невежества «Малую землю» (она же – предместье Мыскахо города Новороссийска) обозвали как «мыс Хако». В общем, позор и позорище одновременно!
В своей статье генерал Городинский всего лишь указал на очевидные противоречия и ляпы и призвал устранить их в пользу тожества исторической справедливости. Но, увы, апологеты Кисловщины призыв к заинтересованной научной дискуссии восприняли как сигнал к расправе над инакомыслящим и тут же всей своей дикой толпой кинулись линчевать «обидчика», пустив при этом в ход самую низкопробную демагогию…

Ничтожно-карикатурный персонаж не в меру перевозбудился от новости о книге генерала-пограничника В.И. Городинского «Правда истории или мифология?». В результате который уже день безудержно жидко-вонюче поносит по сему поводу на погранце.ру низкопробной и совершенно бессвязной по содержанию демагогией. Впечатление от всего этого такое: ну прям лай моськи на слона! Сравните: «Увидевши Слона, ну на него метаться, / И лаять, и визжать, и рваться; / Ну так и лезет в драку с ним».
Разница лишь в том, что в крыловской басне «Отколе ни возьмись, навстречу Моська им», а ничтожно-карикатурный персонаж истощённо брешет из-за каких-то дальних-предальних задворок Кисловщины. Почему из-за задворок? Ну так его ведь никто официально на то не уполномочивал! Он же, моська подзаборная, сугубо по собственной глупой прихоти брешет на Элефанта – достойнейшего представителя благороднейшего стана историков спецслужб!
Блохастая и вонючая ФИГова шавка-шал, не умеющая даже грамотно составлять слова в предложении, визгливо брешет из подворотни сразу аж на двух слонов-гигантов – по-настоящему маститых российских докторов наук! УМОРА!!! Именно с такого рода ублюдочных подонков, как анфришка-стукачишка, Крылов некогда и писал свою знаменитую басню про моську!
Кстати, уличая Городинского в мелких фактологических неточностях, ануфришка-стукачишка, сам того по своему тупоумию не подозревая, наносит удар под дых… столь обожаемой им взахлёб Кисловщине! Дело в том, что всё из разоблачаемого ануфришкой-стукачишкой почерпнуто генералом исключительно со страниц… погранмукалатуры – официальной библиографии погранведомства! ;D
К тому же известному идиото-дебилу в силу его врождённой супер тупости не дано понять, что у всех без исключения литераторов как раз есть такое право – обнародовать свои суждения (как бравурные, так и нелестные) в отношении почивших!
Ему бы, ублюдочному ануфришке-стукачишке, озаботиться бы о своей репутации! Да всерьёз озаботиться. Сколько ведь зла уже на земле учинил – и как бездушный партийный чиновник, и как «муниципал»-мздоимец, и как патологический стукач и пустобрёх. А искупление грехов – оно ведь только через покаяние. Причём исключительно через покаяние искреннее и деятельное! Однако что мы видим в реальности? А вот что: жил, как сволочь последняя, так и продолжает на старости лет гадить далеко вокруг себя!..
Ничтожно-карикатурный персонаж в своих злобно-зловонных попытках развенчать книгу генерала Городинского бесстыже ляпы ляпает! Так, по его малокомпетентному на поверку мнению, «был 456-й стрелковый полк в составе 109-й стрелковой дивизии Красной армии, которым командовал указанный офицер-пограничник». К сведению этого великого невежи: «109-й стрелковой дивизии Красной армии» не существовало в природе, а была в данном конкретном случае 109-я стрелковая дивизия (I ф) Красной Армии!

Братцы, кто-нибудь может перевести с тарабарского на русский вот эту словесную абракадабру, посредством которой ничтожно-карикатурный персонаж намедни натужно пытался испортить воздух в адрес такого нашего многоуважаемого коллеги, как генерал-пограничник Городинский: «По части аспектов философии для поднятой автором темы вопросов пожалуй и нет, но объявляя новый подход к пограничной исторической науке нельзя делать это явно с открывшихся нам расхождений с тем, что написано в архивных документах и данных приведенных в книге?». Лично я, будучи членом Союза писателей РФ и членом Союза журналистов России, бессилен, однако! ;D

Мнение нашего уважаемого коллеги под ником «СИР» из Казахстана, но озвученное на погранце.ру:
- В книге В.И. Городинского есть глава «Заключение, или Необходимое послесловие к несостоявшейся дискуссии» (стр. 476), в которой он подробнейшим образом даёт ответ своим оппонентам, в том числе можно прочитать и о том, что он отвечает, как ни странно, тогда, на ваши pyhovi4ek изыски, сегодня. Конечно, читая ваши постраничные «замечания» на 557-и страничную книгу В.И. Городинского, получается как бы «игра в одни ворота», т.к. основная масса читающих эту тему с книгой автора не знакома, чем вы и пользуетесь. Объём книги 11,5 МБ на Погранце в лоб не выложишь, но думаю эту главу и статью, опубликованную в газете «Граница России» № 5,6,7,8 за 2013 г. под названием «Стойко и мужественно выговаривать правду» разместить сумею. Особенно главу «Заключение, или Необходимое послесловие к несостоявшейся дискуссии», надо представить, что бы было понятно читающей братии, откуда ветер дует, не вами надутый в вашей постраничной рецензии…
Не успела пройти презентация книги, а тут уже «доморощенного генерала разносят в пух и прах», да так аргументировано длиннющие «портянки», смахивающие на домашнюю заготовку, со ссылками на архивные документы...


И вновь не могу самостоятельно перевести с тарабарского на русский вот эту словесную абракадабру, прозвучавшую сегодня вечером из уст ничтожно-карикатурного персонажа: «Отношение к критике и самокритике является определяющим в уровне интеллекта, поэтому я уверен, что заворачивать одно место он будет другим, а ответы мои исключительно только для пользы дела». ;D

Могучая полемика, развернувшаяся, в основном, на Погранце, безусловно, ставит Александра Ануфриевича Слободянюка в один ряд с такими критиками работ Городинского, как Кортелайнен, Берсенев и другими товарищами. Мог ли Владимир Иванович рассчитывать на подобное дежа-вю, но уже не в довольно узком пограничном сообществе, а в самых широких кругах гражданского общества?
Видя такой расклад, возможно, уже совсем скоро В.И. Городинский найдет возможность предоставить интернет-доступ к книге всем желающим...
Многоуважаемый Роман Михайлович, моё почтение!
Что правда, то правда: лучшего пиарщика книги генерала-пограничника В.И. Городинского, чем ничтожно-карикатурный персонаж, сегодня, пожалуй, и не сыскать! Во-первых, в отличие от коллег из волчьей статьи штатных представителей лагеря Кисловщины, тот в силу своего неискоренимого дебилизма активничает сугубо задарма. Ну, а во-вторых, каждая из его «портянок» по причине того, что этот бред просто никому не дано одолеть при прочтении (одна несвязная демагогия чего стоит!), как призыв ко всем и каждому из нас в отдельности (коль уж некто не совсем здоровый на голову её столь усердно обсераетохаивает!) непременно приобрести эту самую буйно-психически критикуемую нашим дебилоидом книгу!
Кстати, коллеги, не обратили внимание, что вся так называемая «полемика» ничтожно-карикатурного персонажа с генералом-ПАТРИОТОМ В.И. Городинским по своему стилю почти донос?! Стукача-мерзавца видно по ядовитому языкуушам!

Экс-чинуша, сдававший в военном училище госэкзамен по общевойсковой тактике всего лишь «за» взвод-батальон, не поднявшийся к своему стыду по военной службе выше старлея (и это сын доблестного полковника-фронтовика!?), да вдруг набрался наглости публично оценивать военную эрудицию генерала, выпускника военной академии, кавалера боевых наград за мужество и полководческое мастерство! Маразм высшей пробы!!!
В отличие от выпускников командных военных училищ, мы, «львовяне», сдавали госэкзамен по тактике «за» полк-дивизия. Но даже с высоты этого уровня знаний и вообще статуса журналиста у меня нет никакого морального права подвергать сомнению военно-специальные знания генералов от военной службы и уж тем паче тех из них, которые имеют реальный боевой полководческий опыт! А тут перед нами всего лишь полное ничтожество в лице экс-чинуши, не способное больше ни на что, как только ежедневно тоннами выдавать «на-гора» зловонный словесный понос! Живой представитель кунсткамеры! Ужас!!!

К травле генерала-ПАТРИОТА В.И. Городинского, составив околокриминальный дуэт ничтожно-карикатурному персонажу, подключился какой-то полковник в отставке. Вся доблесть этого типчика – что полковник! За душой ни книг, ни мало-мальски значимых военно-исторических очерков! По крайней мере, в доступной библиографии я таковых не отыскал да и не было его фамилии никогда среди историков спецслужб! Очевидно, это кто-то из прихвостней ничтожно-карикатурного персонажа. И, наверное, это именно он во многом противоправно открыл для ничтожно-карикатурного персонажа шпионскую лазейку в сообщество ветеранов-пограничников, к числу коих, напомню, ничтожно-карикатурный персонаж не принадлежит по определению! Последний всего лишь экс-чинуша, а ещё – доносчик, склочник, невежа и фальсификатор! Знаю это по собственной шкуре, как не единожды оклеветанный им. Теперь вот в компанию к этому негодяюшки ещё и подгнидок затесался!

Ничтожно-карикатурный персонаж напрасно старается столь нагло-навязчиво лезя на глаза генералу-ПАТРИОТУ! Можно даже не сомневаться, что ни одно из так называемых «замечаний» и «дополнений» ничтожно-карикатурного персонажа во внимание взято не будет, поскольку это невозможно уже по определению: истинные историки спецслужб с невежами и фальсификаторами не якшаются! А подгнидкам из числа отставных полковников, если у них сохранились хотя бы остатки ума и совести, лучше заткнуться и впредь мычать в тряпочку! По крайне мере, в такой позиции полными идиотами прилюдно себя больше не выставят!
К числу хулителей генерала-ПАТРИОТА В.И. Городинского подключилось и такое тупое и бессовестное чудовище (поскольку моральный урод и абсолютный бездарь плюс – ворюга!), как костик-говнюк! Что ж, в его морделице замшелая рать ретроградов «от» Кисловщины получила более чем «достойное» пополнение! ;D
Уже очень многие подключились, что, вероятно, радует генерала! :)

Из уст ничтожно-карикатурного персонажа, по которому давно и настойчиво психушка плачет, но с сохранением корявостей текста оригинала этого великовозрастного двоешника: «В связи с обсуждением книги генерал-майора В.Городинского пришло сообщение из ветеранской организации: "Советом ветеранов о встрече с ветеранами 17 ПО и погранполка, у нас еще живы два офицера…. Запланировали встречу." В разумный срок ждем материалы и их мнение на книгу генерала В.Городинского. В свою очередь было передано пожелание ветеранам-пограничникам доброго настроения и благополучия. Попросили напомнить через погранец, что ветеран ПВ из Москвы ждет генерал-майора В.Городинского в гости, ответ пока не получил... «На предложение, через портал «Погранец», организовать личную встречу с М.А.Могилевским, проживающим в Москве, генерал В.И.Городинский не ответил.».
Этот бред с погранца.ру. Автор явно что дебил, поскольку обращается к персоне, которая поносные бредни, распространяемые ничтожно-карикатурным персонажем, не читает по определению, ибо изучать такого рода словесное дерьмо – себя не уважать! Это – во-первых, а, во-вторых, в чём практический смысл предлагаемой встречи?! Если только очерк о том заслуженном ветеране написать, но так ведь это дело профессиональных журналистов, а не маститых учёных, к числу которых безо всякого сомнения принадлежит генерал-ПАТРИОТ!
Кстати, я со своей стороны давно уже советую ничтожно-карикатурному персонажу обратиться за квалифицированной медицинской помощью к кому-нибудь из хороших психиатров, но он мои добрые пожелания категорически игнорирует. И это его право! Так почему же тогда ничтожно-карикатурный персонаж нещадно клюёт генерала-ПАТРИОТА за мифическое нежелание того встретиться с конкретным ветераном?! У генерала-ПАТРИОТА есть законное право самому решать, когда и с кем встречаться или не встречаться, и уж тем паче без бесстыжих советов, звучащих из вонючих уст разного рода моральных уродов! И настаивать на ответе у этих дебилоидов абсолютно нет никакого права!

Оплеуха в адрес ничтожно-карикатурного персонажа от нашего активиста под ником «СИР», но на правах дайджеста с погранец.ру: «Похоже, с вашим обсуждением книги Городинского В.И., как в известном выражении, «весь пар ушел в гудок».
Если не секрет, ветеранская организация ПВ – чего эта общественная организация, при ком состоит: городского района, завода «Серп и молот» или…
В гости разве приглашают, таким образом, как это делаете вы, – через форум, с подходом: «Не дай Бог, генерал прочитает, что мы его пригласили». Или вы все только виртуально храбрые – что вы, что полковник Телегин, а почему вы генералу на прямую не позвоните, а приглашаете его через ваш – хитро мудро вывернутый подход – через портал «Погранец», и не пригласите на встречу с М.А. Могилевским?! Форум это вам не электронное правительство, типа вашего в изгнании, которое по закону обязано ответить на все ваши посылы, хотя с другой стороны, на ваш персональный уже больше месяца не отвечает. Что за специально наивный подход с приглашением, зная, что приглашённый на форуме не бывает!»
.

Да, кстати, с Лубянки пришло подтверждение о том, что окончательный текст подленьких наездов ничтожно-карикатурного персонажа на генерала-ПАТРИОТА – профессиональная литобработка «со стороны», где от авторов оставили только их, авторов, фамилии. Всё остальное переписано более-менее грамотным языком, но при этом исключительно под текущие нужды погранведомства, которое слепо и беспощадно теперь мстит своему выходцу за оглашённую тем публично историческую правду. Таким образом, ничтожно-карикатурный персонаж и его не менее ничтожно-карикатурный соавтор-однокашник использованы мракобесами «от» Кисловщины исключительно в качестве прокладки, если не сказать более точнее, – одноразового подгузника для взрослых. В общем, всем нам изрядно надоевший моржовый х. посредством столь обожаемого им стукачества в очередной раз сам себя с головой макнул в зловонную жижу выгребной ямы. Как говорится, докатился!

Слепому же видно, что это не они пишут, от них только якобы факты. Что тут сказать, творческо-исследовательский тандем... на уровне количества просмотров в теме – 900, 700, 500: кто больше?!
Это всё конспирология по линии грязных технологий, когда требуется оппонента победить отнюдь не посредством научно выверенных аргументов, а именно уничтожить, причём уничтожить затравив его доносами и замешанной на оголтелой демагогии клеветой! И в этой зловонной клоаке из безмерной злобы и ненависти, в которой сейчас варятся адепты Кисловщины, ничтожно-карикатурному персонажу и его однокашнику-соавтору отведена всего лишь роль расходного материала и в данном конкретном случае – одноразового подгузника для взрослых. Впрочем, как это явственно видно, самому ничтожно-карикатурному персонажу такой расклад по душе, ибо творить и множить мерзость – его кровное ремесло ещё со времён работы в разного рода райкомах и обкомах периода существования СССР!
По достоверным сведениям, официальная Лубянка не намерена раздувать пожар, учинённый вокруг книги генерала-ПАТРИОТА недоумками из некоей ветеранской общественности. В связи с этим будут приняты соответствующие оргмеры в отношении того, чтобы особо ретивые крикуны прикусили свой ядовитый язычок.
Точная и полная мотивация такой позиции пока неизвестна, но в любом случае вверх взяло здравомыслие!
А вообще официальной Лубянке от крикливых недоумков из ветеранской организации зелёного на цвет ведомства в последнее время одна только головная боль. Так, например, этим летом, печально ославилась калининградская структура. Её активисты, которые вообще дуб-дубовые в военной истории, с дура ума аж в Генпрокуратуру направили своё до краёв наполненное демагогией возмещение по поводу публикации одной из калининградских газет о фактах массового изнасилования в ходе боёв за Восточную Пруссию немок военнослужащими Красной Армии. В ответ, разумеется, получили то, что в народе именуется отлупом! Сейчас, все зелёные от злости, обтекают…

Вопреки заведомо лживой брехне, которую, как всегда, зловонными потоками извергал ничтожно-карикатурный персонаж, с генералом-ПАТРИОТОМ Владимиром Ивановичем Городинским я до сегодняшнего дня лично знаком не был. Добавлю: к сожалению, что не был, ибо этот человек – Личность с умом парадоксально мыслителя! Это большой и талантливый философ, взявшийся переосмыслить боевую и славную летопись родного для себя погранведомства и тем самым очистить её от скверны вредоносного идеологического маразма, доставшейся по наследству ещё от советского периода. Крикунам из ветеранских кабинетов Лубянки ему бы в рот смотреть и всячески содействовать в научной работе, а не травлю организовывать против него, чем они сейчас к своему стыду активно и занимаются! Впрочем, сам Владимир Иванович, похоже, давно уже и не отслеживает такие происки, а на известные ему реагирует с юмором.
Коротко о самой встрече. Познакомились. Обменялись своими авторскими произведениями, уже ставшими книгами. Договорились о взаимовыгодном на ниве военно-исторических исследований сотрудничестве. Так что, как принято говорить у кинематографистов, продолжение следует – ждите!..
Среди объективных по содержанию рецензий на книгу В.И. Городинского «Правда истории или мифология. Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны» – рецензия такого по-настоящему авторитетного отечественного учёного, как Александр Михайлович Плеханов. Напомню, что это доктор исторических наук, профессор Академии ФСБ России, полковник в отставке, ветеран КГБ СССР.
К сожалению, весь текст представить пока не могу – он у меня на «бумажном носителе» и объёмом, обратите внимание, в девять страниц да ещё мелким шрифтов вдобавок! Когда заполучу электронную версию – выставлю обязательно! А пока прошу верить мне на слово.
В целом озвученный выше именитый историк восхищается работой своего коллеги – генерала-ПАТРИОТА В.И. Городинского. И, например: «Первое впечатление – это очень смелый человек, который, предвидя негативную реакцию, прямо скажем, большинства ветеранов, весьма доказательно по многим позициям раскрыл служебно-боевую деятельность пограничных войск НКВД СССР в начале войны». Или вот ещё: «Можно себе представить, сколько времени автор провёл над рукописью своей книги, встраивая доказательную сторону. Это, безусловно, поступок, достойный высокой оценки. Ведь актуальность проблемы заключается в необходимости проведения всестороннего исторического анализа теоретико-правовых вопросов сферы служебно-боевой деятельности пограничных войск, необходимости учёта опыта, а также проработки её современного состояния. Своей работой автор «поставил под сомнение устоявшуюся общую историческую концепцию относительно участия пограничных войск в Великой Отечественной войне и предложил совместными усилиями, без лишнего шума, её переработать». (С. 478). Отмечу только, что что для историка не должно быть «устоявшейся концепции», потому что это наука развивающаяся».
В тексте рецензии десятки и десятки абзацев, в которых первая и при этом выделенная полужирным шрифтом фраза звучит так: «Автор прав».
И только трижды Александр Михайлович Плеханов подчеркнул: «Не согласен». И, например, в трактовке Октябрьской революции 1917 года как «октябрьского переворота». Или же по такому вот поводу: «Не согласен и со словами «ведомственные историки». Здесь просматривается принижение их роли в изучении истории пограничных войск. Но на деле нет таких историков, все они заканчивали наши вузы, в одних советах защищали диссертации и никто не назначал их быть ведомственными. Просто есть историки и не историки. Различие лишь в этом».
А последний абзац в рецензии – по сути, пощёчина таким бездарным «обличителям», как, скажем, ничтожно-карикатурный персонаж и иже с ним: «На различные попытки всячески дискредитировать автора его оппонентам следует помнить о том, что свобода слова – это конституционное право любого гражданина России».

Сделаю краткую ремарку: рецензия за подписью профессора А.М. Плеханова не только не оставляет камня на камне от псевдоаргументации хулителей генерала-ПАТРИОТА, но и, по сути, срывают с «критики» оппонентов маскировочное покрывало их якобы научности и в результате на фоне лексики учёного мужа всем сразу становится очевидным, что выпады хулителей это ни что иное, как тривиальная ругань с подлой целью свести счёты с инакомыслящим. При этом наполненная ядом «критика» со стороны ничтожно-карикатурного персонажа это вообще нечто запредельное по уровню чудовищного личного невежества того самого критикана!..

Не совсем по теме, но всё же в русле разговора, который здесь ведётся:
От руководителя штатного музея одной из погранструктур:
- Ах, Юрий Петрович! Никакой я не исследователь, а замороченный директор музея с миллионом функций и забот, и несколькими надорванными человеками до скелета сокращенного коллектива. Все мои исследования – это чтение Ваших публикаций по истории полка, но я даже не сумела заразить этим своим восторгом нынешних пограничников. Они по чуть-чуть публикуют в местной газете свой формуляр в качестве статей по истории полка, не меняя формулировок и тогдашних словесных оборотов, я страшно на них ругаюсь, но они меня не боятся. В мае нынешнего года к юбилею полка мы делали выставку. Если бы не Вы, ничего бы не получилось. Но мне все-равно кажется, что им – современным нашим погранцам – это не интересно и неохота…

Мой ответ:
- Увы, послевоенное поколение погранцов заражено всё разрушительным вирусом Кисловщины, девиз которой: «Не марайте нас Берией вкупе с ВВ и милицией!». И это при всём том, что советские ВВ и ВВ это больше, чем братья-близнецы: они – плоть от плоти друг друга, что, к слову сказать, на примере родной для Вас пограничной в/ч более чем наглядно видно! Но то, что мы с Вами делаем на пропагандистском поприще, пусть и не сокрушительный, но это всё равно ощутимый удар по Кисловщине! И опускать руки нельзя, а надо только наращивать усилия!

Про книгу Сечкина «сильно» сказано! Всякого, кто её изучал, наверняка тут же охватил гомерический хохот, ибо недопустимо исторической беллетристикой подменять серьёзные пособия по спецтактике сил правоохранительного блока!
Вот и прозвучало определение спорной работе – историческая беллетристика. Это приговор.
Историческая беллетристика – это моё определение книги Сечкина и иже с ней! От себя же добавлю: та самая беллетристика, увы, отравлена ядом Кисловщины!
А вот труд генерала Городинского – выполненный в популярной форме изложения философский трактат, направленный в свою очередь на обличение Кисловщины!

И такой приговор может быть – выполненный в популярной форме изложения философский трактат.
Правда мне не очень подходящим для применения в данном случае видится слово «трактат». Да и слово «философский» не очень пригодно, т.к. ничего там нет о всеобщих законах развития природы, общества и мышления. Нет науки, остался только перевод двух греческих слов.
Коллега, не обессудьте, но Ваши рассуждения – чистой воды демагогия, причём оголтелая! Специально для Вас напомню, что на наш уважаемый Форум вход для демагогов закрыт. С такими родами низкосортными рассуждениями – это, пожалуйста, на другие Интернет-площадки и, например, на погранец.ру!

Скан с 16-й полосы № 1 за январь 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:45:01 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
РЕЦЕНЗИЯ
на книгу Владимира Ивановича Городинского «Правда истории или мифология. Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны». − М., 2016. − 560 с.ил.
Празднование Победы нашего народа в Великой Отечественной войне вызвало повышенный интерес к событиям 70-летней давности. Это способствовало активизации научных исследований, в которых рассматриваются различные проблемы, в том числе и служебно-боевая деятельность пограничных войск НКВД СССР. Но, несмотря на многочисленные публикации, мы по-прежнему не получили ответов на многие вопросы. И они будут продолжать будоражить сознание каждого, кому не безразлична наша история. К тому же, война продолжается. Наивно думать, что она закончилась с подписанием нацистами акта о капитуляции. Но ее продолжение в борьбе за правду. Обращение к истории для использования накопленного опыта прошлого всегда полезно для настоящего. Правда, об этом не всегда помнят отдельные сегодняшние руководители, за¬бывая, что «только развивая настоящее из прошедшего, можно надол¬го обеспечить его в будущем». Мы всматриваемся в те военные годы в больше мере не только для того, чтобы понять, что там было, но чтобы уяснить, что происходит теперь. И как ни странно, может быть, самые поразительные находки ждут нас не только в архивах. Самые удивительные из них, видимо, ждут нас на пути трезвой оценки фактов, уже хорошо известных, на которые тогда не обращалось внимания. А для этого нужна кропотливая работа по сбору, обобщению и тщательному анализу событий прошлого. При этом недопустима фальсификация роли органов и войск госбезопасности в годы Великой Отечественной войны. У нас свободная страна, но в ней свобода без должной ответственности. В сложнейших условиях после уничтожения Советского Союза многие представители неолибералов изображают историю НКВД 1941-1945 гг. как сплошную цепь безобразий и преступлений, стремясь развенчать подлинно народных героев, по существу выполняя одну из главных задач нынешней необуржуазной идеологии. Но большинство из них скомпрометировали себя тем, что с начала 1990 гг. сознательно преподносили обществу грубо сфальсифицированные объяснения службы сотрудников, контрразведчиков и пограничников. А слово историков и участников войны, пытающихся рассматривать события с объективных позиций и руководствующихся здравым смыслом, и сегодня подвергаются нападками.
5 мая 2008 г. Президент России В. В. Путин подписал распоряжение «Об издании фундаментального многотомного труда «Великая Отечественная война 1941-1945 годов». В 2013 г. вышел шестой том этого труда «Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны». − М., «Кучково поле», 864с.
Рецензент, как один из авторов данного тома, при подготовки рукописи за пять лет изучил сотни документов преимущественно ГА РФ, РГАСПИ, ЦА ФСБ России и знаком с данной проблемой не понаслышке. Поэтому после прочтения монографии В. И. Городинского возникло желание поделиться сложившимся мнением о его работе.
Первое впечатление − это очень смелый человек, который, предвидя негативную реакцию, прямо скажем, большинства ветеранов, весьма доказательно по многим позициям раскрыл служебно-боевую деятельность пограничных войск НКВД СССР в начале войны.
Автор мне давно известен. Мы имеем дело не с дилетантом, а с человеком, посвятившим свою жизнь служению Отечеству: 40 лет службы на границе, путь от курсанта до генерал-майора; выпускник Московского высшего пограничного командного училища, служил на пограничной заставе, в политотделе погранотряда и округа, окончил Военно-политическую академию им. В. И. Ленина, затем Академию общественных наук при ЦК КПСС. Работал на должностях начальника политотдела погранотряда, заместителем командующих пограничных округов и начальника Северо-Кавказского регионального управления ФПС России. Участник боевых действий, был первым заместителем начальника Управления воспитательной работы ФПС России; в 2003 - 2010 гг. возглавлял Голицынский пограничный институт ФСБ России. За безупречную службу награжден орденом «За военные заслуги» и 19 медалями, а также именным оружием от Директора ФПС России и Директора ФСБ России. Кандидат философских наук. Его отец − фронтовик, мать за доблестный труд награждена орденом Ленина.
Такая биография автора служит доказательством того, что В. И. Городинский − профессионал, хорошо знающий пограничную службу. И это еще одно доказательство серьезности его намерения внести свой вклад в исследование истории пограничных войск. «Отрицать величие подвига советского народа, разгромившего германский нацизм, − пишет он, − кощунственно. Но искажать события того времени, фальсифицировать историю в угоду политической конъюнктуре, на мой взгляд, не менее опасно». (С. 476).
Русский историк Е. Е. Голубинский писал: «История бывает трех родов: тупая, принимающая все, что оставило нам прошлое время с именем исторического материала, за чистую монету и поэтому рассказывающая бабьи басни; лгущая, которая не обманывается сама, но обманывает других, которая из разных практических побуждений представляет белое − черным, черное − белым, хулит достойное похвалы и хвалят достойное порицания, и настоящая, которая стремится к тому, чтобы по возможности верно и по возможности обстоятельно узнать прошлое и потом стараться так же верно и обстоятельного воспроизводить его». (См.: Памятники Отечества. 1988 № 1.С.150). «Верно и обстоятельно производить» − вот задача.
Автор, не отрицая того, что «история призвана быть основным средством воспитания патриотизма у подрастающего поколения», верно подметил, что история − это и сфера научной деятельности, опирающаяся в своих выводах на конкретные факты, подтвержденные архивными и другими документами…». (С.514).
После прочтения книги у некоторых читателей может сложиться мнение, что, мол, многовато негатива. Но это вполне адекватная реакция на послевоенные выдумки историков, популяризацию стереотипов сталинской историографии. «Моя позиция, − пишет В. И. Городинский, − с преобладанием негативных оценок давно устоявшихся исторических фактов, якобы не очень патриотична. Что, разоблачая некоторые мифы и указывая на многие фактологические ошибки, я тем самым, подрываю авторитет историков Пограничной службы ФСБ России… Практически все, с чем мы имеем дело, было в истории до нас. И то, что война была такой трудной, такой чудовищной, такой жестокой, моему патриотизму никак не мешает, я реально горд этой Победой». (С.99-100). В подтверждение своей точки зрения он ссылается на такой бесспорный авторитет, как выдающийся русский философ и писатель И. А. Ильин: «Любить свой народ – не значит льстить ему или утаивать от него слабые стороны, но честно и мужественно выговаривать их и неустанно бороться с ними». (С.476). Сошлюсь еще на известного историка А.М.Самсонова: «Правда о войне, даже самая горькая, нисколько не принизит величие подвига народа, а помогает еще глубже его осознать, увидеть героизм масс, позволяет правильно понять уроки и сделать необходимые выводы». (См.: Самсонов А.М. Память минувшего. События, люди, история. − М.,1988. С.260).
Можно себе представить, сколько времени автор провел над рукописью своей книги, выстраивая доказательную сторону. Это, безусловно, поступок, достойный высокой оценки. Ведь актуальность проблемы заключается в необходимости проведения всестороннего исторического анализа теоретико-правовых вопросов сферы служебной-боевой деятельности пограничных войск, необходимости учета опыта, а также проработки ее современного состояния. Своей работой автор «поставил под сомнение устоявшуюся общую историческую концепцию относительно участия пограничных войск в Великой Отечественной войне и предложил совместными усилиями, без лишнего шума, ее переработать». (С.478). Отмечу только, что для историка не должно быть «устоявшейся концепции», потому что это наука развивающаяся.
Рассмотрение содержания монографии начнем со знакомства с ее источниковой базой. Нельзя не согласиться с утверждением автора о том, что «большинство исторических исследований об участии пограничников в боевых действия на фронтах Великой Отечественной войны на сегодняшний день не имеют под собой достаточно прочной архивно-документальной базы, что значительно снижает их научную ценность». К тому же, «тема участия пограничников в сражениях в послевоенный период была чрезмерно мифологизирована». (С.94). При этом В. И. Городинский вполне обоснованно критически относится к такому источнику, как мемуары. В свое время и В. И. Ленин о многих воспоминаниях свидетелей событий писал: «Врет как очевидец». Не будем кривить душой, скажем прямо, что очевидец, как правило, дает положительную оценку своих поступков, преувеличивает свою роль. Но ведь «львиная доля первоисточников, используемых историками для написания своих книг и подготовки научных диссертаций, как раз и являются воспоминания участников войны и подобные описания боевых действий пограничных подразделений, частей и округов»(С.75).
В книге В. И. Городинского используется обширный исторический материал, научные труды ученых, архивные документы, прежде всего Российского государственного военно-исторического архива и др., анализируются неизвестные и малоизвестные факты, представляющие большой интерес для широкого круга читателей. Автору пришлось преодолевать значительные трудности, потому что ряд документов уничтожен, некоторые подделаны, многие засекречены. Память о войне стала разменной монетой официальной пропаганды, а «архивная революция» сменилась повторным засекречиванием даже тех документов, которых уже были опубликованы. При том уровне доступности документов НКО, НКВД-НКГБ, которые существуют по сей день, ничего другого, кроме «верю - не верю», по ряду важнейших проблем добросовестный исследователь предложить не может.
Для удобства анализа такого большого труда разделю свои рассуждения на несколько разделов: в чем автор прав, с чем нельзя с ним согласиться и что нуждается в дополнительном исследовании.
Автор прав, рассуждая о роли исторической науки: «История…прежде всего, должна быть строгим и бесстрастным учителем для нынешних и будущих поколений граждан наше страны, особенно для людей в погонах». (С.10).
Автор прав в разоблачении мифов, извращающих события начала войны. В годы войны как-то еще можно было оправдать их создание, но пора от этого отказаться во имя исторической правды, как бы они ни были привлекательными. Есть несколько видов фальсификации истории Великой Отечественной войны: один − преуменьшение важности события, действия конкретного лица, другой – преувеличение их важности. И в том, и в другом случае их оценки не соответствуют действительности. Несмотря на очевидные факты, в 1970-1980-е годы в пограничной историографии стали преобладать тенденции по чрезмерной героизации служебно-боевой деятельности пограничных войск в ущерб объективному и самокритичному взгляду на события той поры. «Mala herba cito crescit» (сорная трава быстро растет). Мифов так много, что можно подготовить большую книгу. Но остановлюсь лишь на самых распространенных, несостоятельно которых доказал автор.
Миф 1. Придуманные подвиги, ничего общего не имеющие с реальными событиями. Например, вот что пишет бывший пограничник Молдавского округа Г.С. Сарафанов о первых боях на границе: «За девять дней нашей героической заставой было уничтожено 1000 вражеских солдат и офицеров, до 40 танков и автомашин. Я сам уничтожил 15 солдат и одного офицера, взорвал два танка…». (С.278). Или в книге об обороне Очакова рассказывается о том, что только два поста комендатуры (30-35 человек) за три часа боя с противником …уничтожили более 600 солдат и офицеров….». Вот и на такие, с позволения сказать, мемуары ссылаются порой ученые в своих трудах. Генерал-лейтенант А. М. Андреев − в начале войны начальник одного из погранотрядов − сознательно идет на обман читателя и пишет: «В 5.00 сотни немецко-фашистских орудий внезапно обрушили свой огонь на наши пограничные заставы…Так как личный состав застав, комендатур и штаба отряда в ночь на 22 июня 1941 г. был выведен из застав и занимал основные и запасные позиции, мы в этот час потерь от огня противника не имели, а все его атаки отбили». Но никаких немецких частей вермахта в полосе ответственности данного пограничного отряда на тот момент не было, а боевые действия начались лишь 29 июня 1941 г. (С.72-73). «За первые два дня пограничники уничтожили более 100 тысяч солдат и офицеров и одну танковую дивизию вермахта». (С.20). Подход с элементами очковтирательства присущ и для документов о боевой деятельности пограничных отрядов, округов и управлений войск по охране тыла фронтов Действующей армии. Пример, личный состав 24-го (Бельцского) погранотряда за первые дни войны уничтожил до пяти полков немецко-румынских войск. (С.287).
Миф 2. В плен командиры и политработники пограничных войск никогда не сдавались, среди них не было трусов и предателей своей Родины (С.50). Пограничники предпочитали умереть в бою, а число пленных среди них за неполный год войны составило лишь 136 человек, среди которых командиров не более 10. (С.384). К сожалению, это не так, потому что немало документов, свидетельствующих о том, что и среди пограничников были сдававшиеся в плен, трусы, дезертиры и предатели Родины. На сегодня уже известно, что более 2,5 тыс. пограничников Белорусского пограничного округа в 1941-1942 гг. оказались в немецком плену. Только в штабе РОА генерала Власова в годы войны служили несколько бывших офицеров пограничных войск НКВД. (С.51). А комбриг И. Г. Бессонов не только добровольно сдался в плен охране медсанбата в с. Раи Гомельской области, но и затем при поддержке немцев создал Политический центр борьбы с большевизмом и предложил немцам сформировать из военнопленных карательный корпус для подавления партизанского движения. (С. 51-53).
Миф 3. «Один пограничник в бою стоил 7-10 солдат Красной армии и 3-4 солдат вермахта». (С.19-20). Прав В.И. Городинский в критике историка С. Кремлева, который утверждает, что «…в июне 1941 г. средний пограничник НКВД стоил не менее пятерых, а то и десятерых средних красноармейцев РККА и не менее трех средних рядовых вермахта». (С. 431). Но по какой методике проводилось исследование? На основании чего сделан такой оскорбительный вывод для бойца и командира Красной армии? Да и о солдате вермахта так писать нет оснований. Разные были красноармейцы и пограничники.
Ни у кого не вызывает сомнений то, что пограничные войска НКВД СССР продемонстрировали более высокий уровень стойкости, мужества и героизма в боях с нацистами, нежели военнослужащие Красной армии. И для этого были серьезные причины. Это особый род войск со специальным подбором личного состава, не «идеологической обработкой» (так писать о своих нельзя!), а продуманной системой воспитания, и самое главное – спецификой служебно-боевой деятельности, постоянным нахождением в состоянии боевой готовности при несении службы по охране и защите государственной границы. А все вымышленные примеры героизма наносят значительный вред авторитету пограничной службы.
Автор прав, утверждая, что «невиданное в русской истории число пленных нельзя объяснить только внезапностью нападения и превосходством германской армии». Изучение и анализ документов позволяет сделать вывод о том, что одной из главных причин этого позорного явления в начале войны было отсутствие морально - политического единства советского народа. Тех, кто возражает против данного утверждения, просим ответить на следующие вопросы: Почему к январю 1942 г. в немецком плену оказалось более 3 млн красноармейцев и командиров и сколько из них сложили оружие перед врагом? Почему около миллиона советских людей сражалось против нас? Почему 600 тысяч бывших военнослужащих Красной армии стали «хиви» − добровольными помощниками в частях вермахта? Почему с июня 1941 г. определенная часть населения Советского Союза связывала свое будущее с успехами Германии, с надеждой на то, что с падением сталинской диктатуры можно будет создать новую, демократическую Россию?
Морально-политическое единство нашего народа окончательно сложилось именно тогда, когда он познал на себе все тяготы оккупации и истинные цели нацистской Германии, «новый порядок». И даже та часть населения, которая неодобрительно относилась к политике советского правительства, забыв прошлые обиды, сражалась с врагом. И дальнейший ход Великой Отечественной войны полностью подтвердил положение Ф. Энгельса о том, что моральный фактор в борьбе превращается в материальную силу.
А как дело обстоит с морально-политическим единством в современной России? Любопытны итоги интернет - опроса, опубликованные в «Аргументах и фактах» в № 44 за 2014 г. На вопрос «Есть ли сегодня народное единство?» граждане России ответили так: «Скорее нет, чем да» – 27%; «Нет и никогда не было» – 17%. Итого ‒ 44%, т.е. почти половина опрошенных.
Автор прав в своем утверждении о том, что за день до войны на некоторых участках западной границы пограничники перешли государственную границу, а советские самолеты бомбардировали объекты на территории Финляндии. (С.248-250).
Автор прав, говоря о том, что наряду с многочисленными примерами мужества и героизма пограничников в первые дни войны, на ряде участков западной границы вражеские войска вообще не заметили какого-либо сопротивления с их стороны. Об этом пишет начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер. (С.37).
Автор прав, обратив внимание на то, что в начале войны, после объединения НКГБ и НКВД в НКВД и возвращения особых отделов из НКО, основные усилия погранвойск и военной контрразведки были сосредоточены не на борьбе со спецслужбами нацистов и их союзников, а на оказании всемерной помощи командованию Красной армии в наведении элементарного порядка и в борьбе с дезертирством в отступающих частях Красной армии. (С.159). Он в частности, приводит докладную записку от 27 февраля 1942 г. «Об итогах боевой и оперативно-служебной деятельности пограничных войск по охране тыла Действующей Красной армии», в которой фактически утверждается, что главной их задачей в тот период была не борьба с агентурой противника, террористами и диверсантами, а наведение элементарного порядка в прифронтовой полосе, пресечение несанкционированного отхода советских войск со своих позиций, а также борьба с дезертирством». (С.302). Добавлю, что в начале войны перед военными контрразведчиками не ставилась задача ведения разведывательной работы. Как Красная армия, так и органы и войска госбезопасности, были ориентированы на деятельность в краткосрочном вооруженном конфликте. В центре внимания ОО НКВД и ГУПВ стали проблемы, вышедшие по своей значимости на первый план: борьба с паникой, дезертирством и изменой Родине; информирование политического руководства страны и военного командования, охрана тыла Действующей армии, борьба с распространителями враждебных слухов и листовок, сохранение военной и государственной тайны и поддержание режима секретности, ликвидация антисоветских организаций и др.
Автор прав в своих доказательствах несостоятельности утверждения большинства историков о том, что пограничные войска, как отдельный род войск НКВД СССР, охраняли тыл Действующей армии до конца войны. На самом же деле только от начала войны до 28 апреля 1942 г., затем эту задача решали внутренние войска и специальные войска по охране тыла. (С.139). Он вполне обосновано утверждает, что Главное управление пограничных войск НКВД СССР «осуществляло руководство войсками по охране тыла фронтов в годы войны только в течение четырех месяцев, с 22 по 28 июня 1941 г. и с 15 декабря 1941 по 27 апреля 1942 г. В промежутке между этими периодами пограничные части западных округов находились в оперативном подчинении Военных советов фронтов, а с конца апреля они влились в состав внутренних войск НКВД СССР». (С.147).
Автор прав, обратив внимание на то, что историками до сих пор в полной мере не оценено мужество бойцов, командиров и политработников ряда пограничных формирований и восполняет этот пробел, описывая героические подвиги личного состава 95-го пограничного полка особого назначения, 181-го пограничного батальона, курсантов Ленинградского военно-морского пограничного училища, посланных на верную смерть Г. К. Жуковым и выполнившим приказ. (С. 274-278).
Автор прав, говоря о том, что «воспитание истинного, а не показного патриотизма, зиждется не на словах и не на призывах, а на хорошо продуманной внутренней и внешней политике государства, направленной на удовлетворении коренных интересов народов страны». (С. 474). На мой взгляд, следовало бы добавить слова о роли самого общества и лично каждого человека. Само по себе одно государство эту задачу выполнить не может, хотя в этом ему принадлежит решающая роль.
Автор прав, при анализе потерь пограничных войск считая ненормальным тот факт, что по истечении 70 лет со дня окончания войны более 72% пограничников по-прежнему считаются без вести пропавшими. «Это не только черная неблагодарность и кощунство над их светлой памятью». (С.403). Добавим, что наши политики часто провозглашают слова «Никто не забыт и ничто не забыто!». А как быть со словами генералиссимуса А. В. Суворова, считавшего войну незаконченной, пока не будет похоронен последний погибший солдат. Но сколько сотен тысяч их ещё лежит на полях былых сражений? Заложенное в годы революций и «большого террора» неуважение не только к живым, но и к мертвым, продолжается и сегодня. Неуважение в том, что нашему социальному государству нет до этого дела. А решают задачу в основном энтузиасты - поисковики, прикрывая национальный позор! А следует найти и назвать поименно пограничников, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, продумать дополнительные меры по утверждению в памяти народной их подвигов, более внимательному, уважительному отношению к их родным и близким. Напомню, что в 1912 г. в императорской России, когда отмечалось 100-летие Отечественной войны 1812 г., родственники участников сражений с армией Наполеона получили дополнительные льготы от государства.
В своей работе автор сделал ряд уточнений: о причинах июньского (1941 г.) решения о формирования вместо дивизий НКВД 15 стрелковых дивизий для Красной армии (С.177); о сроках вступления в войну пограничных отрядов западного участка государственной границы СССР (С.40-41) и др.
Существенным дополнением книги В.И. Городинского для подтверждение точки зрения автора служат 22 приложения: документы Политбюро ЦК ВКП (б), приказы и приказания НКВД СССР, штабов военных округов, указания Главного управления пограничных войск, инструкции, оперативные сводки Генштаба РККА, докладные записки др.
В данной книге не было необходимости исследовать отношение коммунистов пограничных войск к выходу советского общества из создавшегося политического и экономического кризиса не по социалистическому пути развития. По моему глубокому убеждению, среди населения во все время какая-то его часть не согласна с политикой правительства. И сегодня немало наших граждан не одобряют меры политического руководства страны по выводу ее из кризиса и не только экономического.
Но зато ряд проблем, поднятых В.И. Городинским, нуждается в дополнительном исследовании, и прежде всего утверждение о том, что «пограничные войска на всех направлениях готовились не просто к наступательным действиям, которые должны были начаться по инициативе советской стороны, а к советизации ряда стран Европы». (С.189.) В основе данного суждения воспоминания Маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна о декабрьском 1940 г. совещании высшего руководящего состава советских Вооруженных Сил; воспоминания Г.К. Жукова, С.К. Тимошенко, Н.К. Попеля и др., документы Генерального штаба из т.н. «Особой папки Политбюро» и др. о нанесении упреждающего удара по противнику, но не предусматривавшие оборонного варианта пограничных боев, не говоря уже об отступлении. «Гитлер в июне 1941 г., − пишет В.И. Городинский, − просто опередил Сталина, который готовился напасть первым». В подтверждение своей точки зрении автор ссылается на с. 608 второго тома 12-томного издания «Великая Отечественная война 1941-1945 годов». (2002 г.): «…при разработке последнего предвоенного варианта плана стратегического развертывания Красной армии на западном театре военных действий Генеральный штаб предусматривал нанесение упреждающего удара по противнику, который сосредотачивал силы у границ Советского государства…»(С.490). А наши исследователи не обращают внимания и никак не комментируют тот факт, что «на ряде участков государственной границы пограничные отряды за несколько дней до начала войны приступили к передаче своих участков соединениям и частям Красной армии и сами начали отход в тыл».(С.162). Значит, наступающего врага непосредственно на границе встретили не только пограничники. Но об этом фактически ничего не написано.
Конечно, «у руководства Вооруженных Сил СССР существовали реальные планы ведения упреждающих наступательных действий против Германии и ее союзников»(С.110). В качестве аргумента он утверждает: «Да, у Сталина был план нанесения упреждающего удара по фашистской Германии и ее союзникам. Спорить с этим глупо. Но Гитлер первым напал на СССР, ведя войну с невероятной жестокостью, и все намерения Сталина поблекли перед судом мировой истории. СССР был и остается потерпевшим от преступления, а понесенные им жертвы таковы, что он с огромной лихвой заплатил за свои намерения, какими бы утопическими они ни были. С подобным трудно не согласиться» (С.196-197). Но это рассуждение несколько о другом.
Сделаем здесь свои замечания, без которых не обойтись. Во-первых, несмотря на весьма убедительные доводы исследователя по некоторым аспектам проблемы, все же много остается неясностей и противоречивых фактов. Во-вторых, всякий «нормальный» Генштаб должен предусматривать все варианты развития событий в начале войны. Меры Генштаба РККА исходили из советской военной доктрины того времени: «ответим на удар – тройным ударом», «воевать на чужой территории» и «малой кровью» и др. В-третьих, нужна большая доказательная база, в рассуждениях на данную тему на основании отсутствующих основных документов Генштаба и других государственных структур, к которым нет еще доступа.
Не могу согласиться со следующим утверждением автора: «В 1941 г. народ ясно и четко дал понять, что воевать за идеи «социалистического Отечества» не хочет»; во время Великой Отечественно войны интересы советской власти и традиционной России, которые ранее не имели ничего общего, на кроткое время совпали (С.423, 429). Нельзя так писать о всем народе, и о всей войне. Да, после нападения нацистской Германии значительная часть .населения связывала свои интересы с падением режима Сталина, но скоро и она поняла, что в этой войне речь идет об уничтожении нацистами нашего народа, а «Матушка-Россия одна на все времена».
Как историк не могу согласиться с определением событий конца 1917 г. как «октябрьского переворота». Нет необходимости в рецензии доказывать, что это была революция, вызванная неумелой политикой Временного правительства, так же, как и Февральская революция 1917 г., явилась следствием политики царского правительства, а не только деятельности разного рода революционеров. Именно Октябрьская революция привела к изменению всего социально-политического и экономического уклада жизни соотечественников и была поддержана большинством населения страны.
Не согласен и со словами «ведомственные историки». Здесь просматривается принижение их роль в изучении истории пограничных войск. Но на деле нет таких историков, все они заканчивали наши вузы, в одних советах защищали диссертации и никто их не назначал быть ведомственными. Просто есть историки и не историки. Различие лишь в этом.
Сделаю ряд уточнений:
− На стр. 257 книги автор утверждает, что «на протяжении многих послевоенных десятилетий пограничные историки скрывали сам факт нахождения 21-22 июня 1941 г. начальника Пограничных войск СССР генерал- лейтенанта Г. Г. Соколова на участке 86-го погранотряда». Да, в первый день войны даже ГУПВ разыскивало своего начальника. 22 июня, в 7.40, в штаб пограничных войск, дислоцировавшийся в г. Белостоке, поступила следующая телеграмма: «Примите меры установления местонахождения начвойск Соколова».
− Давно уже нет Российского центра хранения документов новейшей истории (РЦХДНИ), а много лет назад он получил название РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории).
Подводя итоги рецензирования значительного труда В. И. Городинского, отмечу, что его книга:
− значительно расширяет источниковую базу исследуемой проблемы;
− выявляет положения, представляющие значительный научно - теоретический и практический интерес;
− дает научно-практические рекомендации, направленные на внесение изменений и дополнений в изучении истории советских пограничных войск в начале Великой Отечественной войны;
− несомненно, послужит активизации подготовки новых исследований по данной проблеме.
Редко приходиться читать исследования с такой аргументированной, доказательной базой, настолько она четко выстроена, что практически в большинстве случаев не позволят ставить под сомнение точку зрения автора.
Бесспорной заслугой В.И. Городинского являются:
− впервые аргументированная трактовка многих проблем ведения боевых действий и несения службы на различных участках западной границы в начальный период Великой Отечественной войны;
− детальное исследование потерь пограничных войск в годы войны;
− на основе документов многих архивов, впервые введенных в научный оборот, дан анализ научно-исторической и мемуарной литературы, опровергнуты некоторые устоявшиеся мифы пограничной историографии;
− особую ценность представляют документы, впервые введенные в научный оборот, такие, как совместная директива НКО и НКВД СССР от 14 сентября 1939 г. № 16662 «Об охране государственной границы СССР с началом военных действий», в которой определены условия перехода пограничных частей в оперативное подчинение командования Красной армии.(С.132) и др.
Отмечу, что о событиях начала Великой Отечественной войны невозможно говорить с академическим бесстрастием и сторонним спокойствием потому, что та трагедия, которую пережил наш народ, все еще не завершилась. Она продолжается и сегодня, принимая все более изощренные и коварные формы. Современный этап цивилизационного развития характеризуется усилением противостояния, свидетельством которого является санкционная политика и агрессивная информационная война, развернутая в отношении России. Одним из наиболее чувствительных способов формирования негативного отношения к нашей стране стал пересмотр итогов значимых исторических событий и многочисленные попытки фальсифицировать ее историю. Нельзя не согласиться со словами известного историки М. Солонина: «Правда не побеждает − правда остается. Подлинная, непредвзятая, на документах и фактах основанная летопись Великой Отечественной войны непременно будет написана. Когда? Ответ на этот вопрос очень простой. Не раньше, но и не позже, чем закончится нынешнее изрядно затянувшееся «смутное время»… Только тогда мы сможем честно признать, что в истории нашей страны были не только славные победы, но и позорные поражения. (См.: Солонин М. 23 июня «день М». − М., 2014. С.465). Сошлюсь еще на одного авторитета − народного артиста СССР А. П. Довженко. В трудные дни 1942 г., 14 августа, он писал: «Мир будет удивлен нашей силой и мощью. И героизмом. И сами мы забудем свой страшный, бесстыдный и отвратительный беспорядок и неумение, и совсем лишние бездарные потери из-за дурости, темноты, сатрапии и подхалимства лукавого и, выпятив грудь, на костях миллионов, погубленных нами наших людей будем верить и хвастаться и подводить под все выгодную диалектическую причинную базу, и будет все у нас по-старому, потому что мы сами давно уже не новые. Инерция висит на нас, как хвост у крокодила, и двоедушие, и огромное отсутствие вкуса, и брехолюбие, и подхалимство отвратительное» (См.: Огонек, 1989, № 19).
История пограничных войск России – это история противостояния сопредельных государств на границе. И сегодня мы стоим только у истоков ее написания, по существу делаем первые шаги. Мы пока что лишены возможности исследовать данную проблему на материалах Германии, Финляндии, Польши, Румынии. И только объединенными усилиями ученых этих стран можно будет воссоздать события прошлого. Надеюсь, что это время придет.
Владимиру Ивановичу Городинскому в своей научно-исследовательской работе следует опираться на «Итоговую резолюцию Общероссийского исторического собрания» от 22 июня 2016 г., которое призвало к проведению «практически значимого масштабного диалога по актуальным вопросам государственной исторической политики в условиях максимальной научной, творческой, информационной и коммуникационной напряженности и активности». Собрание постановило сформировать специальный медиа – проект «Великая война − только правда», посвященный началу Великой Отечественной войны. А многим оппонентам В.И. Городинского, надеюсь, поможет рекомендация «по разработке программы «Исторический ликбез» для различных возрастных категорий граждан и социальных групп, позволяющую сформировать устойчивую общественную память на основные исторические даты и события отечественной истории».
На различные попытки всячески дискредитировать автора его оппонентам следует помнить о том, что свобода слова – это конституционное право любого гражданина России.
Доктор исторических наук,
профессор,
полковник в отставке,
ветеран КГБ СССР А.М. Плеханов.

4 октября 2016 года
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:49:02 от Sobkor »
Записан

ВОЕНСПЕЦ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 998
«Для того, чтобы с толком искажать историю, её надо знать»*
«Для того, чтобы с толком искажать историю, её надо знать»* На одном из заседаний XX Всероссийской научной конференции «Истори-ческие чтения на Лубянке» 1–2 декабря выступления доктора историче-ских наук С. Г. Бандурина: «Карты одни, выводы разные. Или как созда-ются мифы истории» и кандидата исторических наук, доцента П.А. Смирнова: «Правда истории или мифология?» продолжили дискуссию вокруг книги В.И. Городинского «Правда истории или мифология. (Малоизвест-ные страницы служебно-боевой деятельности Пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны). С текстом пе-чатного варианта выступления П. А. Смирнова читатели могли ознако-миться на нашем сайте от 6 декабря. Сегодня мы предлагаем читателям мнение ещё одного участника дискуссии − доктора исторических наук, профессора полковника в отставке А.М. Плеханова.
Празднование Победы нашего народа в Великой Отечественной войне вы-звало повышенный интерес к событиям 70-летней давности. Это способ-ствовало активизации научных исследований, в которых рассматриваются различные проблемы, в том числе и служебно-боевая деятельность пограничных войск НКВД СССР. Но, несмотря на многочисленные публикации, по-прежнему не получены ответы на многие вопросы. И они будут продолжать будоражить сознание каждого, кому не безразлична наша исто-рия. К тому же, война продолжается. Наивно думать, что она закончилась с подписанием нацистами акта о капитуляции. Ее продолжение в борьбе за правду.
Обращение к истории для использования накопленного опыта прошлого всегда полезно для настоящего. Правда, об этом не всегда помнят отдельные сегодняшние руководители, забывая, что только развивая настоящее из прошедшего, можно надолго обеспечить его в будущем. Мы всматриваемся в те военные годы в больше мере не только для того, чтобы понять, что там было, но, чтобы уяснить, что происходит теперь. И как ни стран-но, может быть, самые поразительные находки ждут нас не только в архи-вах. Самые удивительные из них, видимо, на пути трезвой оценки фактов, уже хорошо известных, на которые тогда не обращалось внимания. А для этого нужна кропотливая работа по сбору, обобщению и тщательному анализу событий прошлого. При этом недопустима фальсификация роли органов и войск госбезопасности в годы Великой Отечественной войны.
У нас свободная страна, но в ней свобода без должной ответственности. В сложнейших условиях после уничтожения Советского Союза многие пред-ставители неолибералов изображают историю НКВД 1941−1945 гг. как сплошную цепь безобразий и преступлений, стремясь развенчать подлинно народных героев, по существу выполняя одну из главных задач нынешней необуржуазной идеологии. Но большинство из них скомпрометировали себя тем, что с начала 1990 гг. сознательно преподносили обще-ству грубо сфальсифицированные объяснения службы сотрудников, контрразведчиков и пограничников. А слово историков и участников вой-ны, пытающихся рассматривать события с объективных позиций и руководствующихся здравым смыслом, и сегодня подвергаются нападками.
5 мая 2008 г. Президент России В. В. Путин подписал распоряжение «Об издании фундаментального многотомного исследования «Великая Отечественная война 1941-1945 годов». В 2013 г. вышел шестой том этого тру-да: «Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны». (М. : «Кучково поле». - 864 с.).
Мною, как одним из авторов данного тома, при подготовке рукописи за пять лет изучены сотни документов преимущественно ГАРФ, РГАСПИ, ЦА ФСБ России и поэтому знаком с данной проблемой не понаслышке. После прочтения монографии В.И. Городинского возникло желание поде-литься сложившимся мнением о его работе «Правда истории или мифоло-гия. Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности погранич-ных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной вой-ны». (М., 2016. – 560 с.).
Побудительным мотивом стала также публикация на страницах «Чекист. РУ» статьи кандидата исторических наук, доцента П.А. Смирнова «Правда истории или мифология?».
Первое впечатление о Городинском − это очень смелый человек, который, предвидя негативную реакцию, прямо скажем, ряда ветеранов, весьма доказательно по многим позициям раскрыл служебно-боевую деятельность пограничных войск НКВД СССР в начале войны. После публикации его статьи в газете «Граница России» он выразил надежду о необходимости научной дискуссии по поднятым им вопросам. И она по существу уже состоялась, поэтому П.А. Смирнов не прав в следующем своем утверждении: «Отсутствие официальной реакции со стороны историков пограничных войск может быть оправдано тем, что вести ее бесперспективно по причине умышленного искажения автором фактов, событий. Вместе с тем, отсутствие критики в научном сообществе и разъяснение этих позиций широкому кругу читателей позволяет подобным «историкам» в дальнейшем осу-ществлять нападки на нашу военную историю».
Более того, доцент П.А. Смирнов заявил, что «вступать с ним и ему по-добным в дискуссию о каких-то новых подходах к оценке Великой Отечественной войны бессмысленно. Никакому здравомыслящему человеку не придет же в голову желание играть с мошенником в «колпачки» или с профессиональным шулером в карты». И далее − намеки: «Мнение об этом труде высказываются неоднозначные. Впрочем, как и об авторе генерале-пограничнике».
Сразу возникает несколько вопросов:
- Зачем нужна Ваша статья, если не желаете вступать в дискуссию?
- Какое Вы имеет право оскорблять своего оппонента?
- Кто Вам дал право ставить под сомнение заслуги Владимира Ивановича перед Отечеством?
Мне давно известен этот автор. Мы имеем дело не с дилетантом, а с чело-веком, посвятившим свою жизнь служению Отечеству: 40 лет службы на границе, путь от курсанта до генерал–майора; выпускник Московского высшего пограничного командного училища, служил на пограничной за-ставе, в политотделах погранотряда и округа, окончил Военно-политическую академию им. В. И. Ленина, затем Академию общественных наук при ЦК КПСС. Работал на должностях начальника политотдела по-гранотряда, заместителем командующих пограничных округов и начальника Северо-Кавказского регионального управления ФПС России. Участник боевых действий, служил первым заместителем начальника Управления воспитательной работы ФПС России; в 2003-2010 гг. возглавлял Го-лицынский пограничный институт ФСБ России. За безупречную службу награжден орденом «За военные заслуги» и 19 медалями, а также имен-ным оружием от Директора ФПС России и Директора ФСБ России. Кандидат философских наук. Его отец – фронтовик, а мать за доблестный труд награждена Орденом Ленина.
Такая биография автора служит доказательством того, что В. И. Городинский − профессионал, хорошо знающий пограничную службу. И это еще одно свидетельство серьезности его намерения внести свой вклад в иссле-дование истории пограничных войск. «Отрицать величие подвига советского народа, разгромившего германский нацизм, − пишет он, − кощун-ственно. Но искажать события того времени, фальсифицировать историю в угоду политической конъюнктуре, на мой взгляд, не менее опасно». (С. 476)
Русский историк Е.Е. Голубинский писал: «История бывает трех родов: тупая, принимающая все, что оставило нам прошлое время с именем исторического материала, за чистую монету и поэтому рассказывающая бабьи басни; лгущая, которая не обманывается сама, но обманывает других, которая из разных практических побуждений представляет белое-черным, черное-белым, хулит достойное похвалы и хвалят достойное порицания, и настоящая, которая стремится к тому, чтобы по возможности верно и по возможности обстоятельно узнать прошлое и потом стараться так же вер-но и обстоятельного воспроизводить его» (Памятники Отечества. 1988 № 1.С.150). «Верно и обстоятельно производить» − вот задача.
Автор, не отрицая того, что «история призвана быть основным средством воспитания патриотизма у подрастающего поколения», верно подметил, что – это и сфера научной деятельности, опирающаяся в своих выводах на конкретные факты, подтвержденные архивными и другими документами…» (С.514).
В научном сообществе, тем более, когда речь идет о таком объемном труде по сложной проблеме, всякая рецензия должна начинаться с положительной оценки проделанной автором работы. Можно себе представить, сколько времени он провел над рукописью своей книги, выстраивая доказательную сторону. Это, безусловно, поступок, достойный высокой оценки. Ведь актуальность проблемы заключается в необходимости проведения всесто-роннего исторического анализа теоретико-правовых вопросов сферы служебной деятельности пограничных войск, необходимости учета опыта, а также проработки ее современного состояния. Своей работой автор «поставил под сомнение устоявшуюся общую историческую концепцию отно-сительно участия пограничных войск в Великой Отечественной войне и предложил совместными усилиями, без лишнего шума, ее переработать» (С.478).
К сожалению, рецензент этого не заметил. И все же ряд его предложений автору следует учесть. Прав П.А. Смирнов и в том, что у Городинского «отсутствуют оскорбительные ярлыки и нескрываемая злоба в адрес страны-победителя».
Но с некоторыми замечаниями все же нельзя согласиться:
 - «Подход автора к оценке истории пограничных войск НКВД СССР осуществлен по образу и подобию книги В. Резуна «Ледокол». На самом деле автор пришел к самостоятельным выводам на основе многочисленных источников.
− «Использовал самые примитивные подходы фальсификации», «сомнительные факты».
- «Им не замечается разница в категориях обучаемых»
- «Броские примеры, не подтверждаемые документами».
- «Все проверенные мною ссылки оказались неверными или «доработан-ными Резуном». Это не так. В книге 321 ссылка. И при их проверке можно убедиться в беспочвенности данного утверждения. 559 страниц, текста дополняются многочисленными схемами, доказывающими правильность утверждений автора.
- Нельзя предъявлять к В.И. Городинскому требования привести примеры, наиболее интересные рецензенту, в то время, как им названы другие фамилии пограничников, совершивших героические подвиги.
-Нелепо звучит утверждение о «принижении роли пограничных войск в Великой Отечественной войне.
- «Все было заиделогизированно». В.И. Гординский указывает на это лишь для понимания специфики поведения пограничников. И нисколько не умаляет роль воспитательной работы. Этот упрек несостоятелен по отношению к человеку, многие годы возглавлявшему пограничный институт, готовивший офицеров − будущих воспитательной молодых защитников границы.
После прочтения книги у некоторых читателей может сложиться мнение, что, мол, многовато негатива. Но это вполне адекватная реакция на послевоенные выдумки историков, популяризацию стереотипов сталинской ис-ториографии. «Моя позиция, − пишет В. И. Городинский, − с преоблада-нием негативных оценок давно устоявшихся исторических фактов, якобы не очень патриотична. Что, разоблачая некоторые мифы и указывая на многие фактологические ошибки, я тем самым подрываю авторитет исто-риков Пограничной службы ФСБ России. Практически все, с чем мы имеем дело, было в истории до нас. И то, что война была такой трудной, такой чудовищной, такой жестокой, моему патриотизму никак не мешает, я реально горд этой Победой» (С.99-100). В подтверждение своей точки зрения он ссылается на такой бесспорный авторитет, как выдающийся рус-ский философ и писатель И. А. Ильин: «Любить свой народ – не значит льстить ему или утаивать от него слабые стороны, но честно и мужествен-но выговаривать их и неустанно бороться с ними» (С.476). Сошлюсь еще на известного историка А.М. Самсонова: «Правда о войне, даже самая горькая, нисколько не принизит величие подвига народа, а помогает еще глубже его осознать, увидеть героизм масс, позволяет правильно понять уроки и сделать необходимые выводы» (Самсонов А.М. Память минувше-го. События, люди, история. М., 1988. С.260).

Для удобства анализа такого большого труда разделю свои рассуждения на несколько разделов: в чем автор прав, с чем нельзя с ним согласиться и что нуждается в дополнительном исследовании.

Рассмотрение содержания монографии начну со знакомства с ее источни-ковой базой. Нельзя не согласиться с утверждением автора о том, что «большинство исторических исследований об участии пограничников в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны на сегодняш-ний день не имеют под собой достаточно прочной архивно-документальной базы, что значительно снижает их научную ценность». К тому же, «тема участия пограничников в сражениях в послевоенный пери-од была чрезмерно мифологизирована» (С.94). При этом В. И. Городин-ский вполне обоснованно критически относится к такому источнику, как мемуары. В свое время и В. И. Ленин о многих воспоминаниях свидетелей событий писал: «Врет, как очевидец». Не будем кривит душой, скажем прямо, что очевидец, как правило, дает положительную оценку своих по-ступков, преувеличивает свою роль. Но ведь «львиная доля первоисточни-ков, используемых историками для написания своих книг и подготовки научных диссертаций, как раз и являются воспоминания участников войны и подобные описания боевых действий пограничных подразделений, ча-стей и округов» (С.75).

В книге В. И. Городинского используется обширный исторический мате-риал, научные труды ученых, архивные документы, прежде всего Россий-ского государственного военно-исторического архива и др., анализируют-ся неизвестные и малоизвестные факты, представляющие большой интерес для широкого круга читателей.

Автору пришлось преодолевать значительные трудности, потому что ряд документов уничтожен, некоторые подделаны, многие засекречены. Он прав, указывая на то, что исследователи истории пограничных войск в своих работах недостаточно используют документы российских архивов, в частности Российского государственного военного архива. Оппоненты Го-родинского утверждают, что «все архивы войск НКВД по охране тыла действующей армии находятся именно там». Смею утверждать, что это не так. При изучении начала войны мною многие документы найдены в ГАРФ, РГАСПИ, РГАНИ и ЦА ФСБ России и др.

Память о войне стала разменной монетой официальной пропаганды, а «архивная революция» сменилась повторным засекречиванием даже тех документов, которых уже были опубликованы. При том уровне доступно-сти документов НКО, НКВД-НКГБ, которые существуют по сей день, ни-чего другого, кроме «верю - не верю», по ряду важнейших проблем доб-росовестный исследователь предложить не может.
Автор прав, рассуждая о роли исторической науки: «История…прежде всего, должна быть строгим и бесстрастным учителем для нынешних и будущих поколений граждан наше страны, особенно для людей в погонах» (С.10).
Автор прав в разоблачении мифов, извращающих события начала войны. В годы войны как-то еще можно было оправдать их создание, но пора от этого отказаться во имя исторической правды, как бы они ни были при-влекательными. Есть несколько видов фальсификации истории Великой Отече-ственной войны: один - преуменьшение важности события, действия конкретного лица, другой – преувеличение их важности. И в том, и в другом случае их оценки не соответствуют действительности. Несмотря на очевидные факты, в 1970-1980-е годы в пограничной историографии стали преобладать тенденции по чрезмерной героизации служебно-боевой деятельности пограничных войск в ущерб объективному и самокритичному взгляду на события той поры. «Mala herba cito crescit» (сорная трава быстро растет). Мифов так много, что можно подготовить большую книгу. Но остановлюсь лишь на самых распространенных, несостоятельность которых доказал автор.
Миф 1. Придуманные подвиги, ничего общего не имеющие с реальными событиями. Например, вот что пишет бывший пограничник Молдавского округа Г.С. Сарафанов о первых боях на границе: «За девять дней нашей героической заставой было уничтожено 1000 вражеских солдат и офице-ров, до 40 танков и автомашин. Я сам уничтожил 15 солдат и одного офи-цера, взорвал два танка…» (С.278). Или в книге об обороне Очакова рас-сказывается о том, что только два поста комендатуры (30-35 человек) за три часа боя с противником …уничтожили более 600 солдат и офице-ров….». Вот и на такие, с позволения сказать, мемуары ссылаются порой ученые в своих трудах. Генерал-лейтенант А. М. Андреев − в начале вой-ны начальник одного из погранотрядов - сознательно идет на обман чита-теля и пишет: «В 5.00 сотни немецко-фашистских орудий внезапно обру-шили свой огонь на наши пограничные заставы…Так как личный состав застав, комендатур и штаба отряда в ночь на 22 июня 1941 г. был выведен из застав и занимал основные и запасные позиции, мы в этот час потерь от огня противника не имели, а все его атаки отбили». Но никаких немецких частей вермахта в полосе ответственности данного пограничного отряда на тот момент не было, а боевые действия начались лишь 29 июня 1941 г. (С.72-73). «За первые два дня пограничники уничтожили более 100 тысяч солдат и офицеров и одну танковую дивизию вермахта» (С.20). Подход с элементами очковтирательства присущ и для документов о боевой дея-тельности пограничных отрядов, округов и управлений войск по охране тыла фронтов Действующей армии. Пример, личный состав 24-го (Бель-цского) погранотряда за первые дни войны уничтожил до пяти полков немецко-румынских войск (С.287).
Миф 2. В плен командиры и политработники пограничных войск никогда не сдавались, среди них не было трусов и предателей своей Родины (С.50). Пограничники предпочитали умереть в бою, а число пленных среди них за неполный год войны составило лишь 136 человек, среди которых коман-диров не более 10 (С.384). К сожалению, это не так, потому что немало документов, свидетельствующих о том, что и среди пограничников были сдававшиеся в плен, трусы, дезертиры и предатели Родины. На сегодня уже известно, что более 2,5 тыс. пограничников Белорусского погранич-ного округа в 1941-1942 гг. оказались в немецком плену. Только в штабе РОА генерала Власова в годы войны служили несколько бывших офице-ров пограничных войск НКВД (С.51). А комбриг И. Г. Бессонов не только добровольно сдался в плен охране медсанбата в с. Раи Гомельской обла-сти, но и затем при поддержке немцев создал Политический центр борьбы с большевизмом и предложил немцам сформировать из военнопленных карательный корпус для подавления партизанского движения (С.51-53).
Миф 3. «Один пограничник в бою стоил 7 − 10 солдат Красной армии и 3 − 4 солдат вермахта» (С.19-20). Прав В. И. Городинский в критике исто-рика С. Кремлева, который утверждает, что «…в июне 1941 г. средний по-граничник НКВД стоил не менее пятерых, а то и десятерых средних красноармейцев РККА и не менее трех средних рядовых вермахта» (С.431). Но по какой методике проводилось исследование? На основании чего сделан такой оскорбительный вывод для бойца и командира Красной армии? И о солдате вермахта так писать нет оснований. Разные были красноармейцы и пограничники.
Ни у кого не вызывает сомнений то, что пограничные войска НКВД СССР продемонстрировали более высокий уровень стойкости, мужества и героизма в боях с нацистами нежели военнослужащие Красной армии. И для этого были серьезные причины. Это особый род войск со специальным подбором личного состава, не «идеологической обработкой» (так писать о своих нельзя!), а продуманной системой воспитания, и самое главное – спецификой служебно-боевой деятельности, постоянным нахождением в состоянии боевой готовности при несении службы по охране и защите государственной границы. А вымышленные примеры героизма наносят зна-чительный вред авторитету пограничной службы.
Автор прав, утверждая, что «невиданное в русской истории число плен-ных нельзя объяснить только внезапностью нападения и превосходством германской армии». Изучение и анализ документов позволяет сделать вы-вод о том, что одной из главных причин этого позорного явления в начале войны было отсутствие морально - политического единства советского народа. Тех, кто возражает против данного утверждения, просим ответить на следующие вопросы. Почему к январю 1942 г. в немецком плену оказа-лось более 3 млн. красноармейцев и командиров и сколько из них сложили оружие перед врагом? Почему около миллиона советских людей сража-лось против нас? Почему 600 тысяч бывших военнослужащих Красной армии стали «хиви» − добровольными помощниками в частях вермахта? Почему с июня 1941 г. определенная часть населения Советского Союза связывала свое будущее с успехами Германии, с надеждой на то, что с па-дением сталинской диктатуры можно будет создать новую, демократиче-скую Россию?
Морально-политическое единство нашего народа окончательно сложилось именно тогда, когда он познал на себе все тяготы оккупации и истинные цели нацистской Германии, «новый порядок». И даже та часть населения, которая неодобрительно относилась к политике советского правительства, забыв прошлые обиды, сражалась с врагом. И дальнейший ход Великой Отечественной войны полностью подтвердил положение Ф. Энгельса о том, что моральный фактор в борьбе превращается в материальную силу.
А как дело обстоит с морально-политическим единством в современной России? Любопытны итоги интернет – опроса, опубликованные в «Аргументах и фактах» в № 44 за 2014 г. На вопрос «Есть ли сегодня народное единство?» граждане России ответили так: «Скорее нет, чем да» – 27 %; «Нет и никогда не было» – 17%. Итого ‒ 44 %, т.е. почти половина опро-шенных.
Автор прав в своем утверждении о том, что за день до войны на некоторых участках западной границы пограничники перешли государственную границу, а со-ветские самолеты бомбардировали объекты на территории Финляндии (С.248-250).
Автор прав, говоря о том, что наряду с многочисленными примерами мужества и героизма пограничников в первые дни войны, на ряде участков западной границы вражеские войска вообще не заметили какого-либо сопротивления с их стороны. Об этом пишет начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер (С.37).
Автор прав, обратив внимание на то, что в начале войны, после объеди-нения НКГБ и НКВД в НКВД и возвращения особых отделов из НКО, ос-новные усилия погранвойск и военной контрразведки были сосредоточены не на борьбе со спецслужбами нацистов и их союзников, а на оказании всемерной помощи командованию Красной армии в наведении элементар-ного порядка и в борьбе с дезертирством в отступающих частях Красной армии(С.159). Он, в частности, приводит докладную записку от 27 февра-ля 1942 г. «Об итогах боевой и оперативно-служебной деятельности по-граничных войск по охране тыла Действующей Красной армии», в кото-рой фактически утверждается, что главной их задачей в тот период была не борьба с агентурой противника, террористами и диверсантами, а наве-дение элементарного порядка в прифронтовой полосе, пресечение несанк-ционированного отхода советских войск со своих позиций, а также борьба с дезертирством» (С. 302). Добавлю, что в начале войны перед военными контрразведчиками не ставилась задача ведения разведывательной рабо-ты. Как Красная армия, так и органы и войска госбезопасности, были ориентированы на деятельность в краткосрочном вооруженном конфликте. В центре внимания ОО НКВД и ГУПВ стали проблемы, вышедшие по своей значимости на первый план: борьба с паникой, дезертирством и изменой Родине; информирование политического руководства страны и военного командования, охрана тыла Действующей армии, борьба с распространи-телями враждебных слухов и листовок, сохранение военной и государственной тайны и поддержание режима секретности, ликвидация антисо-ветских организаций и др.
Автор прав в своих доказательствах несостоятельности утверждения большинства историков о том, что пограничные войска, как отдельный род войск НКВД СССР, охраняли тыл Действующей армии до конца войны. На самом же деле только от начала войны до 28 апреля 1942 г., затем эту задача решали внутренние войска и специальные войска по охране тыла (С.139). Он вполне обосновано утверждает, что Главное управление пограничных войск НКВД СССР «осуществляло руководство войсками по охране тыла фронтов в годы войны только в течение четырех месяцев, с 22 по 28 июня 1941 г. и с 15 декабря 1941 по 27 апреля 1942 г. В промежутке между этими периодами пограничные части западных округов находились в оперативном подчинении Военных советов фронтов, а с конца апреля они влились в состав внутренних войск НКВД СССР» (С. 147)
Автор прав, обратив внимание на то, что историками до сих пор в полной мере не оценено мужество бойцов, командиров и политработников ряда пограничных формирований и восполняет этот пробел, описывая героиче-ские подвиги личного состава 95-го пограничного полка особого назначе-ния, 181-го пограничного батальона, курсантов Ленинградского военно-морского пограничного училища, посланных на верную смерть Г. К. Жуковым и выполнившим приказ (С. 274-278).
Автор прав, говоря о том, что «воспитание истинного, а не показного патриотизма, зиждется не на словах и не на призывах, а на хорошо про-думанной внутренней и внешней политике государства, направленной на удовлетворении коренных интересов народов страны» (С. 474). На мой взгляд, следовало бы добавить слова о роли самого общества и лично каждого человека. Само по себе одно государство данную задачу выпол-нить не может, хотя в этом ему принадлежит решающая роль.
Автор прав, при анализе потерь пограничных войск, считая ненормаль-ным тот факт, что по истечении 70 лет со дня окончания войны более 72 % пограничников по-прежнему считаются без вести пропавшими. «Это не только черная неблагодарность и кощунство над их светлой памятью» (С 403). О судьбе десятков тысяч пограничников мы знаем очень мало или ничего, потому что среди безвозвратных потерь в приграничном сражении более 90% составили пропавшие без вести. На 1 апреля 1942 г. в пограничных войсках НКВД СССР насчитывалось убитыми и умершим от ранений 3684 человек, пропавшими без вести- 35298 человек, попавшими в плен 136 человек, раненными и обмороженными – 8240 человек. (Плеханов А.М., Плеханов А.А. Военная контрразведка НКВД СССР. Тайный фронт войны 1941-1942. М.,2016. С.82).
Наши политики часто провозглашают слова «Никто не забыт и ничто не забыто!». А как быть со словами генералиссимуса А. В. Суворова, считавшего войну незаконченной, пока не будет похоронен последний погибший солдат. Но сколько сотен тысяч их ещё лежит на полях былых сражений? Заложенное в годы революций и «большого террора» неуважение не только к живым, но и к мертвым, продолжается и сегодня. Неуважение в том, что нашему социальному государству нет до этого дела. А решают задачу в основном энтузиасты – поисковики, прикрывая национальный по-зор! А следует найти и назвать поименно пограничников, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, продумать дополнительные меры по утверждению в памяти народной их подвигов, более внимательному, уважительному отношению к их родным и близким. Напомню о том, что в императорской России, когда отмечалось 100-летие Отечественной войны 1812 г., родственники участников сражений с армией Наполеона получили дополнительные льготы от государства.
В своей работе автор сделал ряд уточнений: о причинах июньского (1941 г.) решения о формирования вместо дивизий НКВД 15 стрелковых диви-зий для Красной армии (С. 177); о сроках вступления в войну пограничных отрядов западного участка государственной границы СССР (С.40-41) и др.
Существенным дополнением книги В. И. Городинского для подтверждение его точки зрения служат 22 приложения: документы Политбюро ЦК ВКП (б), приказы и приказания НКВД СССР, штабов военных округов, указания Главного управления пограничных войск, инструкции, оперативные сводки Генштаба РККА, докладные записки др.
В данной книге не было необходимости исследовать отношение коммунистов пограничных войск к выходу советского общества из создавшегося политического и экономического кризиса не по социалистическому пути развития. По моему глубокому убеждению, среди населения во все время какая-то его часть не согласна с политикой правительства.
Но зато ряд проблем, поднятых В.И. Городинским, нуждается в дополнительном изучении, и прежде всего утверждение о том, что «пограничные войска на всех направлениях готовились не просто к наступательным действиям, которые должны были начаться по инициативе советской стороны, а к советизации ряда стран Европы» (С. 189). В основе данного суждения воспоминания Маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна о декабрьском 1940 г. совещании высшего руководящего состава советских Вооруженных Сил; воспоминания Г.К. Жукова, С. К. Тимошенко, Н. К. Попеля и др., документы Генерального штаба из т.н. «Особой папки Политбюро» и др. о нанесении упреждающего удара по противнику, но не предусматривавшие оборонного варианта пограничных боев, не говоря уже об отступлении. «Гитлер в июне 1941 г., − пишет В. И. Городинский, − просто опередил Сталина, который готовился напасть первым». В под-тверждение своей точки зрении автор ссылается на с. 608 второго тома 12-томного издания «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» (2002 г.): «…При разработке последнего предвоенного варианта плана стратегического развертывания Красной армии на западном театре воен-ных действий Генеральный штаб предусматривал нанесение упреждающе-го удара по противнику, который сосредотачивал силы у границ Совет-ского государства…» (С. 490). А наши исследователи не обращают внима-ния и никак не комментируют тот факт, что «на ряде участков государственной границы пограничные отряды за несколько дней до начала вой-ны приступили к передаче своих участков соединениям и частям Красной армии и сами начали отход в тыл». (С. 162). Значит, наступающего врага непосредственно на границе встретили не только пограничники. Но об этом фактически ничего не написано.
Конечно, «у руководства Вооруженных Сил СССР существовали реальные планы ведения упреждающих наступательных действий против Гер-мании и ее союзников» (С.110). В качестве аргумента автор утверждает: «Да, у Сталина был план нанесения упреждающего удара по фашистской Германии и ее союзникам. Спорить с этим глупо. Но Гитлер первым напал на СССР, ведя войну с невероятной жестокостью, и все намерения Сталина поблекли перед судом ми-ровой истории. СССР был и остается потерпевшим от преступления, а понесенные им жертвы таковы, что он с огромной лихвой заплатил за свои намерения, какими бы утопическими они ни были. С подобным трудно не согласиться» (Сс. 196-197). Но это рассуждение несколько о другом.
Сделаю здесь свои замечания, без которых не обойтись.
Во-первых, несмотря на весьма убедительные доводы исследователя по некоторым аспектам проблемы, все же много остается неясностей и противоречивых фактов.
Во-вторых, всякий «нормальный» Генштаб должен предусматривать все варианты развития событий в начале войны. Меры Генштаба РККА исходили из советской военной доктрины того времени: «Ответим на удар − тройным ударом», «воевать на чужой территории» и «малой кровью» и др.
В-третьих, нужна большая доказательная база, в рассуждениях на данную тему на основании отсутствующих основных документов Генштаба и других государственных структур, к которым нет еще доступа.
Не могу согласиться со следующим утверждением автора: «В 1941 г. народ ясно и четко дал понять, что воевать за идеи «социалистического Отечества» не хочет»; во время Великой Отечественной войны интересы советской власти и традиционной России, которые ранее не имели ничего общего, на кроткое время совпали (Сс. 423, 429). Нельзя так писать о всем народе, и о всей войне. Да, после нападения нацистской Германии значи-тельная часть населения связывала свои интересы с падением режима Ста-лина, но скоро и она поняла, что в этой войне речь идет об уничтожении нацистами нашего народа, а «Матушка-Россия одна на все времена».
Как историк, не могу согласиться с определением событий конца 1917 г. как «октябрьского переворота». Нет необходимости доказывать, что это была революция, вызванная неумелой политикой Временного правительства, так же, как и Февральская революция 1917 г, явилась следствием политики царского правительства, а не только деятельности разного рода революционеров. Именно Октябрьская революция привела к изменению всего социально-политического и экономического уклада жизни соотече-ственников и была поддержана большинством населения страны.
Не согласен и со словами «ведомственные историки». Здесь просматрива-ется принижение их роль в изучении истории пограничных войск. На деле нет таких историков, все они заканчивали наши вузы, в одних ученых советах защищали диссертации и никто их не назначал быть ведомственны-ми. Просто есть историки и не историки. Различие лишь в этом.
Сделаю ряд уточнений:
На стр. 257 книги автор утверждает, что «на протяжении многих послевоенных де-сятилетий пограничные историки скрывали сам факт нахождения 21-22 июня 1941 г. начальника Пограничных войск СССР генерал-лейтенанта Г.Г. Соколова на участке 86-го погранотряда». Да, в первый день войны даже ГУПВ разыскивало своего начальника. 22 июня, в 7.40, в штаб пограничных войск, дислоцировавший-ся в г. Белостоке, поступила следующая телеграмма: «Примите меры установления местонахождения начвойск Соколова».
Давно уже нет Российского центра хранения документов новейшей исто-рии (РЦХДНИ), а много лет назад он получил название РГАСПИ (Россий-ский государственный архив социально-политической истории).
Многие замечания оппонентов по работе В.И. Городинского легко уточ-нить на уровне редакторской правки.
Подводя итоги ознакомления с трудом В. И. Городинского, отмечу, что его книга:
- значительно расширяет источниковую базу исследуемой проблемы;
- выявляет положения, представляющие значительный научно-теоретический и практический интерес;
- дает научно-практические рекомендации, направленные на внесение изменений и дополнений в изучении истории советских пограничных войск в начале Великой Отечественной войны;
- несомненно, послужит активизации подготовки новых исследований по данной проблеме.
Редко приходиться читать исследования с такой аргументированной, дока-зательной базой, настолько она четко выстроена, что практически в большинстве случаев не позволят ставить под сомнение точку зрения автора.
Бесспорными заслугами В. И. Городинского являются:
- впервые аргументированная трактовка многих проблем ведения боевых действий и несения службы на различных участках западной границы в начальный период Великой Отечественной войны;
- детальное исследование потерь пограничных войск в годы войны;
− на основе документов многих архивов, впервые введенных в научный оборот, дан анализ научно-исторической и мемуарной литературы, опро-вергнуты некоторые устоявшиеся мифы пограничной историографии;
 особую ценность представляют документы, впервые введенные в науч-ный оборот, такие, как совместная директива НКО и НКВД СССР от 14 сентября 1939 г. № 16662 «Об охране государственной границы СССР с началом военных действий», в которой определены условия перехода по-граничных частей в оперативное подчинение командования Красной Армии. (С. 132) и др.
Отмечу, что о событиях начала Великой Отечественной войны невозможно говорить с академическим бесстрастием и сторонним спокойствием, потому что та трагедия, которую пережил наш народ, все еще не завершилась. Она продолжается и сегодня, принимая все более изощренные и коварные формы. Современный этап цивилизационного развития характеризуется усилением противостояния, свидетельством которого является санкцион-ная политика и агрессивная информационная война, развернутая в отно-шении России. Одним из наиболее чувствительных способов формирования негативного отношения к нашей стране стал пересмотр итогов значи-мых исторических событий и многочисленные попытки фальсифицировать ее историю. Нельзя не согласиться со словами известного историки М.С. Солонина: «Правда не побеждает − правда остается. Подлинная, непред-взятая, на документах и фактах основанная летопись Великой Отечествен-ной войны непременно будет написана. Когда? Ответ на этот вопрос очень простой. Не раньше, но и не позже, чем закончится нынешнее изрядно за-тянувшееся «смутное время»….Только тогда мы сможем честно признать, что в истории нашей страны были не только славные победы, но и позорные поражения. (Солонин М. 23 июня «День М». М., 2014. С.465). Сошлюсь еще на одного авторитета − народного артиста СССР А. П. Довженко. В трудные дни 1942 г., 14 августа, он писал: «Мир будет удивлен нашей силой и мощью. И героизмом. И сами мы забудем свой страшный, бесстыдный и отвратительный беспорядок и неумение, и совсем лишние бездарные потери из-за дурости, темноты, сатрапии и подхалимства лукавого и, выпятив грудь, на костях миллионов, погубленных нами наших людей будем верить и хвастаться и подводить под все выгодную диалектическую причинную базу, и будет все у нас по-старому, потому что мы сами давно уже не новые. Инерция висит на нас, как хвост у крокодила, и двоедушие, и огромное отсутствие вкуса, и брехолюбие, и подхалимство отвратительное» (Огонек, 1989. № 19).
День 22 июня 1941 г. показал не только героизм пограничников, но преступную беспечность политического руководства страны, полное пренебрежение историческим опытом сражений на государственной границе. Противник не раз вторгался на нашу территорию. Так было в 1812 и 1914 гг., и его всегда встречали пограничники. В 1812 г. они были сняты с гра-ницы, стали арьергардами русских войск и участвовали в «малой войне». В 1914 г. по мобилизационному плану бригады Отдельного корпуса по-граничной стражи были преобразованы в пограничные полки и приняли участие в боевых действиях русской императорской армии. А 1941 г. по-граничники фактически были брошены на произвол судьбы.
История пограничных войск России – это история противостояния сопредельных государств на границе. И сегодня мы стоим только у истоков ее написания, по существу делаем первые шаги. Мы пока что лишены воз-можности исследовать данную проблему на материалах Германии, Финляндии, Польши, Румынии. И только объединенными усилиями ученых этих стран можно будет воссоздать события прошлого. Надеюсь, что это время придет.
Владимиру Ивановичу Городинскому в своей научно-исследовательской работе следует опираться на «Итоговую резолюцию Общероссийского ис-торического собрания» от 22 июня 2016 г., которое призвало к проведению «практически значимого масштабного диалога по актуальным вопро-сам государственной исторической политики в условиях максимальной научной, творческой, информационной и коммуникационной напряженности и активности». Собрание постановило сформировать специальный медиа-проект «Великая война − только правда», посвященный началу Ве-ликой Отечественной войны. А многим оппонентам В. И. Городинского, надеюсь, поможет рекомендация «по разработке программы «Исторический ликбез» для различных возрастных категорий граждан и социальных групп, позволяющую сформировать устойчивую общественную память на основные исторические даты и события отечественной истории».
На различные попытки всячески дискредитировать автора его оппонентам следует помнить о том, что свобода слова – это конституционное право любого гражданина России.
Примечание:
* Автором вынесенной в заголовок фразы является Л.В. Шебаршин
А.М. ПЛЕХАНОВ,
доктор исторических наук, профессор, полковник в отставке, ветеран КГБ СССР.

См. здесь: http://www.chekist.ru/article/4967[/right
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:25:44 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
«Это специально для меня разъяснили, что готовы спорить, но «на научном уровне»? Вот как ёлки зелёные».
Конечно, зелёные. Даже вечнозеленые, пограничные. Ну, да, cтарина, специально для Вас, старлея, генерал-майор разъяснил. И добавил, что на мероприятия не был приглашён не только он, но также Плеханов-старший. Про звания и степени молчу – речь об элементарном неуважении. Хотя бы потому, что именно в нашем с Городинским разговоре родилась та самая идея «пограничных чтений», которая, при Вашем, кстати, участии, была реализована в наихудшем виде – как междусобойчик. Генерал, как крупный специалист по воспитанию личного состава, считает Ваши выпады в Интернете не заслуживающими публичной реакции. Полагаю, Городинский, как любой исследователь, может ошибаться – не единожды и серьезно. И если бы мы с ним встретились на Вашем мероприятии, я не преминул бы спросить его, насколько критично это для его выводов. Сильно, или как Солонин говорит о Суворове. Почему Вы с Телегиным забыли пригласить меня, я даже не спрашиваю. Весьма жаль, что приходится наблюдать поворот к худшему в ЦПМ в методическом плане. Даже разведка и контрразведка с охотой идут на сотрудничество с гражданским обществом, и это даёт свои плоды. К сожалению, несмотря на ряд позитивных моментов, у пограничников мы видим иное. Иногда изоляционизм принимает совершенно гротескные черты, как это было с недопуском сына героя-пограничника А.С. Зиновского в ЦПА. Я к пограничникам пришёл не с улицы и без камня за пазухой, как впрочем, и на Лубянку, и на Остоженку (на последнюю, кстати, с улицы почти – но и там теплее, чем у вас отношение встретил). Я такой, какой есть. Вы же, старина, по оценке не только одного генерала, публично выглядите не в лучшем свете. Напоминает смотрителя богоугодных заведений Землянику из гоголевского ревизора: «Очень услужлив и суетлив». Перед кем суетитесь-то? Внимание каких третьих лиц и какой величины хотите привлечь? То, что Вы написали в теме журнала «Пограничник» (к счастью, затем стёртое местными модераторами) абсолютно отвратительно. Завидуете, что Вы для молодежи не авторитет? Ну, так были бы у Вас хорошие исторические расследования – может быть, ценили бы. Впрочем, не только исторические…
Помните, Старина, я предупреждал Вас о том, что слово иногда работает по-снайперски? Так вот, поздравляю, Вы перешли красную черту. Думаю, старлей ни за что не осмелится назвать генерала в лицо фальсификатором. Но у Вас есть шанс стать первым. Если получится – в лицо и с трибуны конференции, буду рукоплескать стоя. Шанс представится Вам в декабре на той же Яузе. Ведь Вы же член Общества изучения..?
«Подмосковные файлы» Старины не менее интересны, чем казахстанские. Он ведь большой спец по оргмоб. Злые языки утверждают, что не щадил живота ради неприкосновенного запаса родины. Врут, наверное...
Все, здесь написанное, я намерен осветить. А кое-что – уже осветил (под чью-то усмешку). Кстати, может товарищ там тоже хочет в «научную дискуссию» в Интернете вступить? Так я ему открыто скажу, что его отзыв – ахинея (Богомаза удалось отстоять, правда, без упоминания некоторых деталей). Или в вашей «лаборатории» издревле принято «тихим сапом»?

Вдогонку: когда гражданское общество приходит в спецслужбы и их войсковые структуры «с открытым сердцем», оно вправе ожидать и к себе адекватного отношения. К сожалению, так происходит не всегда. Я не понимаю, какие двусмысленности нашёл тогда в моём материале кандидат наук Терещенко и как он себе представляет научно-справочный аппарат в публицистике – текст и так тяжёлый, отсылок масса... Но хотел бы обратить внимание его возможных последователей на то, что у НАС такие вещи считаются не просто моветоном, а подлостью.

Потрясающий цинизм! Или просто обычная глупость? «Из Исторического формуляра 3-го мотострелкового полка НКВД, который хранится в РГВА фонд 39026 опись 1 дело 204 лист дела 3: «…Полк получил боевую задачу: «освободить наших единокровных братьев-белорусов от гнета польских панов и помещиков, обеспечить революционный порядок, ликвидировать врагов белорусского народа – шпионов и диверсантов, банды польских белогвардейцев и кулаков.» Подписали командир полка майор Бровкин и военком полка батальонный комиссар Чадов». Найдите кого-то кто возмущался по поводу той «советизации» в 1939 году!». И подобный пропагандистский бред возводится в научную категорию?! Можно порекомендовать спросить у потомков расстрелянных в Катыни или, в более широком смысле – всего польского и белорусского «среднего класса».
Также, в порядке изучения матчасти – проштудировать все это (кстати, те самые «особые папки»): http://militera.lib.ru/docs/da/1941/index.html, чтобы вспомнить хрестоматийное из апрельской ДИРЕКТИВЫ НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЗАПОВО ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ Д.Г. ПАВЛОВУ: «С переходом армий Юго-Западного фронта в наступление ударом левого крыла фронта в общем направлении на Седпец, Радом способствовать Юго-Западному фронту разбить Люблин-Радомскую группировку противника. Ближайшая задача фронта – овладеть районом Седлец, Луков и захватить переправы через р.Висла; в дальнейшем иметь в виду действия на Радом с целью полного окружения Люблинской группировки противника, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом».
Но особое внимание обратить на содержание берлинских переговоров Молотова с Гитлером и Риббентропом в ноябре 1940 года.
А теперь выскажу свою точку зрения (не Городинского). Нет, Сталин не собирался нападать на Гитлера. Как известно, он вообще не хотел по-настоящему воевать (на что Молотову указывал, например, тот же Гитлер), считая, что пусть проклятые империалисты дерутся между собой, а он будет на халяву получать крупные куски добычи. И до определенного момента фюрер шел у него на поводу, подсадив на большой европейский дербан и возбудив немереный аппетит. И на вопрос, что оплачено жизнями наших отцов, дедов и прадедов, кроме наших жизней, есть и еще один ответ. Он может нравиться, может нет, но это – сталинское желание халявы и просчеты в геополитических играх с нацистским зверем.

Те самые старые «цветочки»? А «ягодки» посерьезнее будут, ИМХО, на прокурорскую тянут (но это уж не мое дело, а генерала). У нас сейчас, как известно, и репост наказуем. Хочешь – Погранец скриншоть, а хочешь – форум Стрельбицкого, Будаева, Абрамова. А тут и автор известен: не Старина, не Ануфрич, не Пуховичок, а самый, что ни на есть Александр Слободянюк: «...Не читая таких уродов как Городинский». Иногда голову надо включать, что и, главное, как копируешь.
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 11:49:23 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
Как мне только что сообщил герой этой темы, он подал на нашего непреходящего героя в суд. И, как утверждает, первое слушание совсем скоро...
Да, приятная новость, ибо потому поскудному клеветнику и пасквилянту суд давно плачет!
Смердеть клеветой и пасквилями – неизлечимая хворь апологетов Кисловщины!

Дабы отделить позитив от негатива (хотя, кому как), а обсуждения от новости (потому что это действительно новость) – сообщаю отдельно: в издательстве «Вече» увидела свет новая книга В.И. Городинского. В фокусе внимания автора – совсем близкие нам события, чеченские, участниками которых довелось быть нашим современникам и даже коллегам.
Горячо присоединяюсь к поздравлениям в адрес умницы генерала!

Однако, вялотекущее одно время дело, связанное с первой книгой В.И. Городинского, принимает все более и более серьезные обороты. Очевидно, генерал объективно поставлен в такое положение, когда не ответить он не сможет. М.А. Могилевский и В.А. Лагодин – люди заслуженные, люди легендарные. Лагодина сразу вспомнил по фильму Вадима Гасанова «Перемышль. Подвиг на границе»: https://www.youtube.com/watch?v=uFjs6hQgzoQ
Но коллеги ставят вопрос: ветераны действительно читали книгу Городинского? http://uploads.ru/hJBqK.jpg
Наверное, пришло время, проанализировав все ошибки, сделанные участниками «Городинских чтений» «Городинской полемики», наконец-то показать пример цивилизованного подхода к проблеме на страницах газеты. Генерал – он всегда рядом. Но остро стоял вопрос о статусе и публичности его оппонентов. Письмом он, отчасти, снят. Если публиковать интервью с Городинским, надо публиковать и письмо. Но одного его мало – нужен еще и статусный оппонент из числа ведомственных историков.
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 15:20:20 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
А что, собственно, меняет факт наличия подписантов?! Мнение тех заслуженных людей в отношении книги умницы генерала с правовой точки ничтожно, поскольку они как участники первых боёв на границе не в силах опровергнуть ни одной строчки из книги исследования. Да и не вправе опровергать, поскольку по состоянию на 22 июня 1941 года были всего лишь на всего рядовыми бойцами, а посему на правах здравствующих очевидцев способны вести разговор только и исключительно «на» дистанцию выстрела «из своего окопа». А в книге ведь, напомню, речь о высшей стратегии, к которой те заслуженные фронтовики в силу своего служебного положения не были и близко подпущены!
Умница генерал неоднократно в своих публичных обращениях подчёркивал, что готов к научной полемике, поскольку это самый объективный инструмент в поиске истины. Однако со стороны непримиримых оппонентов пока лишь потоком подленькие попытки сведения счётов, причём главным образом наблюдаем какие-то омерзительные по форме своего исполнения закулисные интриги, и именно в этом ряду – инициированные негодяями те самые «как бы» плевки подписантов!
Да, недостоверный фактаж в той книги есть, но он ведь целиком со страниц… официальной погранмакулатуры! Так что апологеты Кисловщины, выискивая у Автора мелкие фактологические ошибки и критикуя его за них, сами того не подозревая, бичуют, прежде всего, столь обожаемую ими же Кисловщину!
В общем, налицо проявление самого уродливого мракобесия со стороны явно что психически неполноценных невежд и откровенных неучей!
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
Как известно, генералы на форумах не живут. В.И. Городинский только сейчас узнал о письме ветеранов.
Записан

СИР

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 182
Очевидно, генерал объективно поставлен в такое положение, когда не ответить он не сможет. М.А. Могилевский и В.А. Лагодин – люди заслуженные, люди легендарные.

А мне кажется, что Вы усложняете положение. Наверное, правильнее в данной ситуации: «СобакИ лают, а караван идёт»…
В рамках того же ФИГа нет желающих поучаствовать в их склочных делах. Бояться, чтобы не получилось как в том анекдоте про бумеранг. Ещё хуже, когда посмеявшись над услышанным анекдотом про бумеранг, спрашивают: «А, что такое бумеранг?».
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 15:11:37 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вообще потуги кучки писхически нездоровых негодяев абсолютно бессмысленны: книга давно уже в массах, все умные люди, включая авторитетных представителей академической науки, от неё в восхищении и рукоплещут.
Со своей стороны при случае всего лишь посоветую умнице генералу подарить по экземплярчику данной монографии тем двум ветеранам, которые посредством обмана со стороны ублюдочных мерзавцев слепо выступили в роли орудия расправы над исторической правдой!..
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
Хронология - важная вещь. При всем высоком пафосе открытого письма ветеранов - защитников границы в далеком 41-м, датированного 08.12.2018 г., неизбежен вопрос: а что мешало тем, кто его обнародовал, сделать это по горячим следам длящегося не первый год скандала с книгой Городинского? Например, на той стадии, когда конфликт еще не вылился за узковедомственные рамки? Теперь же, учитывая известный процесс в Долгопрудненском горсуде, запущенный явно раньше, чем появилось письмо (датировано 8-м декабря, а первое слушание - 10-го), все это смотрится несколько иначе и заставляет задуматься о... манипуляции общественным мнением.
Стыдно должно быть, дорогой Владимир Викторович Телегин! Вроде, вменяемый человек... себе на голову втянулись в это дело... Кто мне (и еще когда!) говорил, мол, Саша, он всегда такой был...
Помяните мое слово - "Саша" Ваш уже многих подставил своей конфликтной неуемностью в словах и делах - и еще подставит до кучи. И ветеранов в том числе. Теперь это смотрится, как контракция против Городинского. И еще. Серьезные люди были мною уведомлены о суде еще до публикации этого письма.
Если уж выпустили в погрансообществе острую тему из-под контроля, так будьте готовы к тому, что она заживет своей жизнью в гражданском обществе. А вина в этом только ваша. Делали бы все честно, красиво, с уважением - и не случилось бы того, что случилось.   
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 22:35:37 от Nick-69 »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вообще не понятен смысл размещения открытого письма «полковника в отставке Телегина Владимира Викторовича». Текст абсолютно бездарный и лишённый всякой логики. Товарищ зачем-то очень много, долго и откровенно бестолково рассказывает о себе. Из сказанного им вытекает, что послужной список имеет место быть, а вот реальные боевые заслуги – увы. По крайне мере, такие, которые, если не затмили, то хотя бы «конкурировали» с фронтовой доблестью умницы генерала. В переводе на нормальный русский язык, перед нами, за исключением начального периода его офицерской службы, всего лишь на всего типичный аппаратчик. Да-да, совершенно верно: паркетный служака – мелкий (поскольку не вырос в генералы) представитель штабной армейской бюрократии, а не боевой офицер, из горячих точек не вылезавший. В народе таких чаще всего за глаза обидно обзывают тыловыми крысами.
Конечно, нет ничего плохого в статусе паркетного служаки, ибо не боги горшки обжигают и не боги выполнят роль шестерёнки в бесконечной бумажной круговерти штабного делопроизводства. Однако люди совестливые отчётливо понимают, что, если лично сам ты по реальным боевым заслугам не ровня оппоненту, то зачем тогда, уподобившись сверчку, потерявшему свой шесток, трезвонишь на всю Ивановскую, неистово пытаясь своими истощёнными воплями скомпрометировать оппонента?!
Что ставит г-н Телегин в вину умнице генералу? Видите ли, тот проигнорировал услугу, навязываемую ему некоей призрачной ветеранской общественностью «организовать встречу с М.А. Могилевским». Мутной воды маразм: зазывали в гости ещё до того, как получили согласие той самой персоны, к которой и зазывали!? Да и зазывали, получается, выкручивая при этом руки приглашаемому, а теперь ещё и бессовестно поласкают за то, что тот не подчинился этому чужому диктату!?
Напомню, г-ну Телегину о непреходящих правилах хорошего тона: если М.А. Могилевский мечтает за чашкой чая как фронтовик с фронтовиком побеседовать с умницей генералом, то, как минимум, он должен направить Владимиру Ивановичу личное послание на сей счёт.
И ещё один принципиально важный момент: если речь о возможной личной встречи двух заслуженных ветеранов-фронтовиков, то причём здесь вообще г-н Телегин и иже с ним лица, абсолютно не причастные?!
« Последнее редактирование: 14 Декабрь 2018, 12:55:50 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 853
  • Роман Никитин
Вообще не понятен смысл размещения открытого письма «полковника в отставке Телегина Владимира Викторовича».

Смысл? Ради этого: «Что касается, заставы «Джурджулешты» то сразу после выхода его книги, предлагали В.И. Городинскому организовать встречу с М.А. Могилевским, но генерал это проигнорировал». Генерал не отрицает, что сей факт имел место в 2016 году. Сейчас он готовит некий текст, где, надеемся, многое разъяснит.
« Последнее редактирование: 14 Декабрь 2018, 14:21:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 483
  • Ржевцев Юрий Петрович
Но сам ведь умница генерал своих оппонентов о том не просил! А посему это его законное право игнорировать насильственно навязываемые ему сообщальщиками контакты. К тому же он в любой момент, когда потребуется, и сам, без посторонней помощи (то есть без сопливых сообщальщиков) может договориться о встрече с любым из интересующих его ветеранов!
Если человек воспользовался своим законным правом на отказ, то в правовом государстве, к числу которых себя причисляет и Российская Федерация, никто НЕ ВПРАВЕ его за это попрекать! Таким образом, известные нам сообщальщики, оплёвывая оппонента за его же законное решение, выставляют себя в образе самых оголтелых мракобесов!
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »