Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Полковник в отставке А.П. Кузнецов: полутона биографии  (Прочитано 25881 раз)

ВОЕНСПЕЦ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 999

Цитировать
«ЛЕГЕНДА И БЫЛЬ О БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ
13/05/2006 Волжская Коммуна
11 декабря 2001 года я передал капсулу с брестской землей Новокуйбышевскому музею истории города. Это произошло в день презентации моей книги «Брестская крепость – продолжение легенды». Эту капсулу мне вручили 21 июня того же года в Бресте, в канун 60-летия начала Великой Отечественной войны. В тот день книгу презентовали ее первые читатели – воины 17-го Краснознаменного Брестского погранотряда (ныне – Брестская Краснознаменная пограничная группа имени Ф.Э. Дзержинского).
А началось все еще в конце 60-х годов прошлого века, когда мой дядя (муж родной сестры моего отца) полковник запаса Александр Петрович Кузнецов обратился ко мне с просьбой написать историю этого отряда, которым он командовал с марта 1939-го по декабрь 1941 года. Но тогда совместной работы у нас не получилось: он жил в Москве, я – в Новокуйбышевске. Да и опыта исследовательской и журналистской работы у меня было маловато. Ведь я, инженер-нефтепереработчик, только в 1965 году перешел на профессиональную журналистскую деятельность в Новокуйбышевскую городскую газету. Единственное, что я смог тогда сделать – помог Александру Петровичу подготовить некоторые его воспоминания.
В 1973 году Александра Петровича не стало. Но все эти годы я помнил о своем моральном долге перед ним. И вот в середине 1999 года меня словно что-то подтолкнуло. Я забрал у его дочери, моей двоюродной сестры Ларисы Александровны, обширный личный архив ветерана и сел за работу. Одних только писем-воспоминаний, оставшихся в живых пограничников отряда было около 450. Составив путеводитель по архиву, я поехал в Брест, где никогда не бывал и где меня никто не ждал.
Однако встретили меня здесь прекрасно. Я познакомился с ветеранами погранвойск, рядовыми пограничниками, начальствующим составом отряда, побывал на местах сражений, изучил имеющиеся материалы в музеях отряда и героической обороны Брестской крепости. И повсюду видел портреты А.П. Кузнецова. Его здесь помнили, о нем рассказывали…
На обратном пути я поработал в центральном музее погранвойск в Москве, повстречался с К.С. Смирновым, сыном писателя С.С. Смирнова. Я должен был протянуть ниточку от тех уже далеких времен к нынешним.
Писатель Сергей Сергеевич Смирнов, автор бессмертной «Брестской крепости», описывая подвиги ее защитников в июне 1941 года, рассказал и о пограничниках 17-го отряда. Их, пограничников, было 500 человек в окруженном трехтысячном гарнизоне. И в поле зрения Сергея Сергеевича попали в основном те, кто находился в этом городе. Собственно, он другой задачи себе и не ставил. А ведь в отряде, который насчитывал 2500 человек и охранял границу по Западному Бугу на протяжении 182 км, имелось 20 линейных застав и пять комендатур (одна комендатура и одна застава располагались непосредственно в Бресте). О всех о них и хотел рассказать А.П. Кузнецов. По гитлеровскому плану «Барбаросса» заставы должны были быть уничтожены за тридцать минут. Но они сражались и по восемь, и по двенадцать часов, некоторые – свыше двух суток.
Война разрушила миллионы советских семей, оставшиеся в живых десятилетиями разыскивали друг друга. Впрочем, эти поиски начались уже в самом начале Великой Отечественной, при массовой эвакуации в далекий тыл. Эсфирь Юльевна, жена Александра Петровича, с началом войны хотела вернуться в Брест к мужу, где оставалась 11-месячная дочь Лорочка, но ее не пустили. И она продолжала ждать в Москве старшую дочь Риту, которая должна была вернуться из Артека. Помогло Главное управление погранвойск, и такая встреча состоялась. А потом по приказу управления из Москвы на Восток отправился эшелон с семьями военнослужащих НКВД (погранвойска входили в состав этих войск). В этом эшелоне были и Эсфирь Юльевна с Ритой. Эвакуированных разместили в селе Рождествено Куйбышевской области. Судьбы младшей дочери Лоры, а также сестры Александра Петровича – Зои, оставались неизвестны.
В глубине души Александр Петрович надеялся на чудо. Все годы войны он не переставал искать дочь и сестру. И когда 3 июля 1944 года в освобожденном от врага Минске собралась сессия Верховного Совета Белоруссии, он связался с секретарем подпольного обкома ЛКСМБ П.М. Машеровым и попросил о помощи. Петр Миронович навел соответствующие справки через партизан. И чудо свершилось: вскоре Машеров сообщил, что Лорочка жива.
Близилось освобождение Бреста. Александр Петрович был в это время слушателем Военной академии имени Фрунзе. Он обратился к командованию с просьбой разрешить ему войти в город с 86-м погранотрядом. Кузнецов стремился встретиться с дочерью и одновременно показать командирам отряда места дислокации застав и комендатур 17-го Краснознаменного отряда к началу войны. И еще одно: уже в то время Александр Петрович стал задумываться о военной истории своего отряда, ему хотелось побывать на местах боев, встретиться с уцелевшими пограничниками, посетить семьи погибших.
Александр Петрович нашел свою дочь в заброшенной деревушке. Он очень редко рассказывал о том, в каком состоянии она была… Объявилась и сестра Зоя.
А дело было так. В июне 1941 года в Бресте оказалось множество бездомных детей, и немцы разрешили открыть приют. Зоя и отдала туда Лорочку. Шли месяцы. Фашисты стали терпеть поражения, фронт приближался к Бресту. Немцы стали готовиться к отступлению. Прошел слух, что они намерены увезти детей с собой. Тогда Зоя забрала девочку из приюта и отвезла к родителям своего мужа в глухую белорусскую деревушку.
Лариса Александровна не помнит себя в приюте, не помнит, в какой деревне хоронилась. Русского языка она не знала, три года не держала во рту кусочка сахара, росла рахитичным ребенком. Осталась в памяти лишь страшная боязнь немцев.
В фондах Музея героической обороны Брестской крепости имеются материалы, переданные Александром Петровичем. Это дорогие сердцу фотографии близких, большинства из которых уже нет в живых, воспоминания о первых боях на границе. И еще хранятся здесь домотканое детское платьице бордового цвета и розовая хлопчатобумажная довоенная сорочка – личные вещи Ларисы Александровны, которые она носила в годы оккупации…
Первое, что услышали пограничники, заступившие на охрану восстановленной границы, - это рассказы местных жителей о том, что здесь происходило в июне-июле 1941 года. К этому добавились воспоминания Кузнецова, который обладал прекрасной памятью и восстановил хронологию многих событий с точностью до нескольких минут. Эти рассказы и стали первоначальной базой, отправной точкой для воссоздания истории героической борьбы пограничников с коварным врагом.
Но в 1944 году Александр Петрович выполнил и еще одну миссию, одновременно и трагическую, и радостную. Он рассказал и обошел в Бресте, в близлежащих деревнях все дома, где, как ему рассказали, оставались семьи пограничников, выжившие по время оккупации. О судьбах своих близких они ничего не знали. И к ним приходил начальник отряда, уже не майор, а полковник Кузнецов, которого многие женщины видели впервые. Во время этих посещений люди сбегались в эти дома, чтобы услышать правду, которой не знали долгие годы. Александр Петрович приносил добрые вести об оставшихся в живых командирах-мужьях, но чаще сообщал о гибели близких, взывая к мужеству овдовевших жен и осиротевших детей. Я представляю, каково было ему входить в дома с такой вестью.
Много безымянных могил было разбросано на берегах Западного Буга, в лесах и на заставах. Места захоронений указывали местные жители. После освобождения Бреста устраивали перезахоронения, останки погибших свозили в братские могилы. Одна из них появилась в центре Бреста, в сквере, который назвали Сквером Пограничников. Здесь, на гранитной плите памятника, выбито: «Героям-пограничникам, погибшим в боях за Родину в 1941-1945 годах».
Не быльем поросло наше героическое прошлое. И помогают ему восстать из небытия энтузиасты, которые, превозмогая собственную душевную боль от пережитого, от людского безразличия, прокладывают мостик от прошлого к будущему, тратя время и силы ради этого святого дела. К таким энтузиастам с полным правом можно отнести писателя С.С. Смирнова, А.П. Кузнецова, ведущего научного сотрудника, консультанта Брестского областного краеведческого музея Т.М. Ходцеву, бывшего начальника Музея героической обороны Брестской крепости А.А. Крупенникова, инструктора отдела морально-психологического обеспечения Брестской погрангруппы, председателя совета ветеранов П.А. Постникова и еще многих, многих других.
Я склоняю голову перед светлой памятью Александра Петровича Кузнецова, который настойчиво, невзирая на болезнь, собирал материалы для книги, вовсе не зная о том, что она когда-нибудь выйдет. Но он твердо верил, что его работа нужна, и потому до конца жизни оставался страстным энтузиастом воссоздания героической истории своего родного отряда. И до конца жизни его бывшие подчиненные с глубоким уважением называли его родным отцом и командиром. Такова сила нерушимого пограничного братства. На этом братстве, скрепленном кровью, была замешана дружба представителей более тридцати национальностей и народностей, служивших в отряде, этим братством скреплена навечно дружба великих народов России и Белоруссии, прошедшая проверку на прочность в июне 1941 года.
Целенаправленно изучали историю погранотряда и собирали соответствующий материал А.П. Кузнецов и параллельно с ним еще несколько бывших пограничников. И среди них в первую очередь надо назвать бывшего сержанта С.Т. Бобренка, который сражался под руководством начальника заставы № 9 лейтенанта А.М. Кижеватова. Застава располагалась с Брестской крепости, в Цитадели. Андрею Митрофановичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Его именем названы одна из застав погрангруппы, село в Пензенской области, где он родился. Сергей Тихонович Бобренок написал несколько книг воспоминаний, вел активную переписку с Александром Петровичем. Вышли из печати и книги других авторов.
А.П. Кузнецов щедро делился своими воспоминаниями со всеми, кто к нему обращался. А обращались к нему писатели и журналисты, краеведы, художники, работники различных музеев, военачальники, красные следопыты.
Александр Петрович очень любил встречаться с пионерами и охотно помогал им в создании уголков боевой славы в школах. В фондах музея Брестской крепости хранится фотография: Кузнецова принимают в почетные пионеры дружины имени героев Брестской крепости в школе № 384 Кузнецовского района Москвы. Это было 20 февраля 1970 года.
Кузнецов сам неоднократно выступал по радио и телевидению, в газетах, опубликовал свои воспоминания в книге «Буг в огне», других изданиях. По объему опубликованного он отставал от более плодовитых авторов, что происходило единственно из-за его огромной нагрузки: наряду с работой на производстве он занимался активной общественной деятельностью и вел переписку более чем со ста пограничниками, бывшими его подчиненными. Но ни у кого из тех, кто писал о 17-м Краснознаменном, не было столь обширного архива, как у Александра Петровича. К тому же как командир он знал гораздо больше любого из них. К сожалению, до более серьезного труда руки у него не дошли. И я, хоть и с большим опозданием, постарался исполнить его волю и мечту. И попытался воздать должное тем, кто работал рядом с ним. Но, прежде всего, ему самому.
В 1947 году А.П. Кузнецов окончил военную академию и в январе 1948-го был назначен начальником организационно-строевого отдела Главного управления Министерства госбезопасности СССР. А в январе 1950 года уже ушел в отставку.
В своей автобиографии он писал: «Из армии уволился по состоянию здоровья и по выслуге лет». Слов нет, он действительно болел и нуждался в лечении. Сказывались и последствия огромных нервных перегрузок накануне и во время Великой Отечественной, и не только. С другой стороны, он отдал службе в армии более четверти века, был кадровым командиром с высшим военным образованием и большим опытом ведения боевых действий. Именно Кузнецов, невзирая на запреты, приказал в июне 1941 года срочно создать новую скрытую систему инженерных сооружений – окопы, траншеи, ходы сообщения, ДОТы. Работы велись в обстановке абсолютной секретности, только ночью. Новые позиции многим пограничникам спасли жизнь, ведь старые сооружения давно были под прицелом врага. Именно Кузнецов, не дожидаясь команды «сверху», в ночь с 21 на 22 июня распорядился привести в боевую готовность все подразделения отряда. Именно Кузнецов в тяжелейших условиях июньских сражений дважды выводил из окружения при отступлении своих пограничников и примкнувших к ним бойцов других частей Красной Армии. Но со службы он уходил за несколько месяцев до присвоения генеральского звания и в расцвете сил. Ему не было еще и 45 лет…
На самом деле причина была в другом. Берия уволил Кузнецова по единственной причине: жена Александра Петровича была еврейкой.
После годичного перерыва он возобновил активную трудовую деятельность: работал преподавателем на военной кафедре Московской сельхозакадемии имени Тимирязева, старшим инженером Вычислительного центра Академии наук СССР. Вел в институтах большую общественную работу, в 60-е годы избирался депутатом Октябрьского района столицы.
Уже в 50-е годы он начал розыск оставшихся в живых пограничников 17-го отряда. После войны их оставалось 250-300 человек, сейчас еще живы не более двадцати.
Александр Петрович не скупясь тратил свои душевные и физические силы на тщательный, кропотливый сбор и обработку их воспоминаний, множества других материалов, поездки и волнующие встречи с пограничниками на заставах и в Брестской крепости, где в начале войны дислоцировался отряд. А еще он помогал бывшим солдатам и командирам в розыске товарищей, в оформлении пенсий, получении наград, не врученных в свое время.
Вся эта работа стала смыслом жизни Александра Петровича, и он занимался ею до самой кончины в 1973 году.
…Я тщательно изучал многочисленные папки его архива. В одной из них – личные документы: автобиография, многостраничные анкеты и лист с записями жены Эсфири Юльевны. Она помогала ему: сортировала письма, зачастую отвечала на них, рассылала сотни поздравительных открыток. И сопровождала Александра Петровича в его поездках в Белоруссию. Ее жизнь безраздельно принадлежала ему. Она всегда была рядом. И в дни радости, и в дни печали и горя. Это понятно: она была женой командира.
Я уже говорил, что Кузнецов начал сбор материалов где-то со второй половины 50-х годов. Он работал в музеях и архивах, общался с военачальниками, пограничниками, пришедшими на смену тем, кто погиб в годы войны, отвечал на множество писем, зачастую не имевших никакого отношения к военной истории отряда.
Вот пачка поздравительных открыток от С.С. Смирнова. А вот копия обращения к заместителю министра внутренних дел СССР генерал-лейтенанту Строкачу от 15 октября 1956 года. Александр Петрович просил принять его «по лично-служебному вопросу, так как мне, как бывшему начальнику 17-го Краснознаменного Брестского погранотряда, предстоит встреча с писателем Смирновым, о чем он объявил уже по радио». Очень может быть, что у Александра Петровича были сомнения в возможности обнародования каких-то известных только ему фактов. Цензура в те времена была довольно жесткой. Эту папку я передал в музей Брестской погрангруппы.
В других папках – сотни сообщений со справочными карточками и фотографиями юношей в зеленых фуражках. Все письма сгруппированы по комендатурам и заставам. Некоторые папки пухлые, но есть и такие, в которых очень мало информации. Это означает, что в живых с данной заставы почти никого не осталось.
Письма, а их десятки, от легендарных пограничников-пулеметчиков С.Т. Бобренка, Г.Т. Еремеева, Б.А. Мокрова, двадцать писем от человека невероятной силы воли – политрука 14-й заставы И.К. Иванова, письма от вдов погибших бойцов и командиров, от узницы Освенцима Н.Т. Цветковой, фельдшера Т.В. Юзефовича, от красных следопытов, работников архивов… Перечень слишком велик, и большинства авторов, к сожалению, уже нет с нами.
Эти папки я передал на вечное хранение в Музей героической обороны Брестской крепости.
Благодаря этим свидетельствам героического прошлого и Александру Петровичу Кузнецову мы сквозь пласты десятилетий можем услышать звуки артобстрела и бомбежки, тарахтенье пулеметов, можем увидеть горящие заставы и деревенские дома, соприкоснуться с мужеством тех, кто остался навсегда в окопах у Западного Буга. И в этом смысл и непреходящее значение гражданского подвига полковника Кузнецова.
В свое время экземпляры готовой книги я направил президентам России и Беларуси В.В. Путину и А.Г. Лукашенко. Кстати, открывает издание пожелание Александра Григорьевича автору творческих успехов в работе над книгой. Между прочим, А.Г. Лукашенко в 1975-1977 гг. служил именно в этом отряде и неоднократно посещал его, уже будучи президентом, в том числе и на открытии мемориала «Стражам границы».
В своей книге я постарался, как и хотел Александр Петрович, воссоздать историю погранотряда, начиная с его организации в 1922 году по 2000 год. В центре повествования стоят события Брестской обороны. Невольно в процессе работы я сравнивал свое видение событий с тем, как их описывал С.С. Смирнов. Благодаря пристальному анализу мне стали более понятны причины некоторых недомолвок в книге Сергея Сергеевича «Брестская крепость», о которых считаю необходимым сказать.
Та книга была издана в 1957 году, дополнительный тираж вышел в 1964-м. Книга сразу же после появления вызвала огромный интерес в СССР и во всем мире, ибо открывала неизвестные доселе героические страницы минувшей войны. На примерах обороны гарнизона Брестской крепости учились служить Родине целые поколения советских людей.
К сожалению, партийно-идеологические установки того времени не позволили автору с максимальной правдивостью воспроизвести реальные события, о которых он писал. Сыграли свою роль и ошибки, допущенные по разным субъективным причинам самим писателем. В итоге искажение исторической правды привело к рождению неправильных представлений у нескольких поколений. С.Смирнов это прекрасно понимал, но сделать ничего не мог. Создание эпохального произведения обернулось личной трагедией автора. И лишь впоследствии все постепенно, с большим трудом встало на свои места. К сожалению, самого автора уже не было в живых, а в ходе восстановления исторической справедливости многое оказалось утерянным навсегда, ибо ушли из жизни и те, кто являлся свидетелем и участником событий, о которых говорилось в произведении. Из пограничников, оборонявших Брестскую крепость, сегодня остались в живых единицы.
Книга Смирнова «Брестская крепость» явилась плодом 10-летней работы. После ее выхода появился фильм «Бессмертный гарнизон», рассказывающий об обороне крепости. Но вот какая странность. Уже приходилось говорить, что в трехтысячном гарнизоне крепости было 500 пограничников. Как свидетельствовали современники, участники тех событий, именно пограничники оказались наиболее стойкими участниками обороны. В своей книге С.С. Смирнов пишет о последнем герое обороны, который провел десять месяцев в подземелье крепости. В архиве командира 17-го Брестского Краснознаменного погранотряда А.П. Кузнецова я обнаружил около десяти писем пограничника заставы № 9 Г.Ф. Харченко, который утверждал, что он и есть тот самый неизвестный герой, скрывавшийся эти месяцы в подземелье. К сожалению, подтвердить или опровергнуть это сейчас уже невозможно.
А странность заключается в том, что С.Смирнов, рассказывая о подвиге оборонявшихся, именно пограничникам уделил неоправданно мало внимания, повествуя главным образом о частях армейского гарнизона. Более того, в названном выше кинофильме, посвященном пограничникам, нет даже слова «пограничник». Такая полуправда вызвала возмущение оставшихся в живых участников обороны. Мне довелось встречаться с сыном писателя журналистом К.С. Смирновым. Как рассказывал Константин Сергеевич, «в начале 70-х годов, в эпоху брежневского безвременья, наступил период замалчивания книги. Речь шла «об изъятии» из нее целого ряда главных действующих лиц, уже поговаривали о том, что «герои Смирнова – липовые» и т.д. Книга была переиздана после 16 лет этого замалчивания, когда писателя уже не было в живых.
Самой первой причиной полуправды стало то обстоятельство, что в те времена нельзя было писать о героизме оказавшихся в плену. А именно это произошло со многими пограничниками, и не только с защитниками Брестской крепости. Хотя известно, что в плен они не сдавались, а попадали, лишь потеряв сознание или будучи тяжело раненными. Но такова была партийно-идеологическая установка. Как свидетельствовал К.С. Смирнов, «отец был неразрывно связан со своим страшным временем. И не всегда умел различить черное и белое, не всегда жил в согласии с собой, и не всегда хватало ему гражданского мужества. Случались поступки, о которых он не любил вспоминать. Но открыто совершенные ошибки он признавал, пронеся этот крест до конца жизни…».
Это была трагедия жизни большого писателя Сергея Смирнова. Но народ благодарен ему за то, что он впервые заговорил о тех, кто находился в плену. Среди этих людей было немало настоящих героев.

Владимир ШАРЛОТ, заслуженный работник культуры РФ, Член Союза российских писателей».

О своем аресте командующим 4-й армией (I ф) за несколько дней до начала войны майор Кузнецов в своих воспоминаниях нигде не упоминает. Данный факт приведен в книге Ю.Г. Кисловского «Граница июнь 1941…» со слов полковника в отставке Клевцова, к началу войны лейтенанта, начальника узла связи отряда. Позаимствовав данный факт из книги Л. Спаткай, даже не удосужился исправить ошибку, допущенную в книге, назвав командующего 4-й армией (I ф) Коробовым. С уважением,
« Последнее редактирование: 31 Октября 2015, 21:33:32 от Владимир Анатольевич Тылец »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича ЧЕКУНОВА (г. Москва):
- Навеяло: собрались «историки ПВ», которые не знают элементарных вещей... Вот выдержки из этого приказа:
«Приказ НКВД СССР № 00792
20 июня 1941 года
О недостатках в состоянии и руководстве воспитательной работой в пограничных войсках Белорусского округа
В июне с.г. по моим указаниям проверено состояние воспитательной работы в частях пограничных войск Белорусского округа.
Проверкой установлено неблагополучие в руководстве политической работой, изучении и воспитании начсостава и красноармейцев и как следствие этого, ухудшение политико-морального состояния и воинской дисциплины в некоторых подразделениях и даже пограничных отрядах (17 ПО).
Отдельные командиры и политработники оказались неспособными политически правильно оценивать состояние службы и дисциплины, вскрывать причины отрицательных явлений и принимать меры организационного и воспитательного порядка для предупреждения и ликвидации отрицательных явлений.
Директивами НКВД и Управления Политической пропаганды неоднократно обращалось внимание командования округа на слабость работы в области укрепления воинской дисциплины и политико-морального состояния. Несмотря на это, до последнего времени в округе продолжали иметь место терпимость к недостаткам в службе и дисциплине, а также притупление бдительности, частые случаи пьянства и даже политическое и морально-бытовое разложение отдельных военнослужащих.
Только за 1 квартал 1941 года в округе вскрыто 6 круговых порук, часть из которых существовала в течение полугода и насчитывала десятки участников.
...ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Начальнику пограничных войск НКВД БССР генерал-лейтенанту тов. Богданову И.А. за слабое руководство политическим воспитанием в частях округа – объявить выговор.
2. Заместителю начальника погранвойск НКВД БССР по политической части бригадному комиссару тов. Верещагину Ф.А. за неудовлетворительную организацию и руководство политической работой – объявить выговор и перевести в меньший по численности округ.
3. Начальника 17 погранотряда майора т. Кузнецова А.П., как не справившегося с обязанностями командира-единоначальника – снять с должности и назначить на несамостоятельную работу.
4. Заместителя по политической части начальника 17 погранотряда батальонного комиссара т. Ильина Е.И. за беспринципность в руководстве воспитательной работой и безынициативность – с должности снять, назначив с понижением...
Зам. НКВД СССР генерал-лейтенант Масленников»
Машинопись, автограф. Архив ФСБ, ф. 66, оп. 1, д. 579, лл. 220-226.


Вот такие вот дела (без комментариев):
«Начальнику войск НКВД СССР
генерал-майору тов. Аполлонову
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
О результатах расследования заявления кандидата ВКП(б) БЕЗЧЕТНОГО по вопросу об отходе 17 пограничного отряд войск НКВД
...ВЫВОД:
Начальник отряда майор КУЗНЕЦОВ проявил растерянность, бездеятельность в момент нападения врага на СССР. Не организовал уничтожение секретных и сов.секретных документов, оставил боевое Красное Знамя отряда в руках противника. Не принял мер к выводу людей из крепости, к эвакуации семей начсостава и имущества отряда и не руководил в момент отхода своими людьми, не принял мер к установлению связи и выяснению обстановки на участке границы своего отряда.
Начальник штаба отряда майор КУДРЯВЦЕВ так же проявил растерянность и совершенно не руководил штабом.
Что же касается зам.нач. отряда по политчасти батальонного комиссара ИЛЬИНА, то из представленного материала не устанавливается его растерянность и потеря руководства людьми. Выполняя указания начальника отряда, он возглавил отходящую колонну на Кобрин, куда прибыл вместе с нею в 2.00 23.6.1941 г.
ПОЛАГАЛ БЫ:
Начальника отряда майора КУЗНЕЦОВА и начальника штаба отряда майора КУДРЯВЦЕВА за растерянность и бездеятельность в руководстве личным составом отряда и непринятие мер к уничтожению совершенно секретных документов и оставление Красного Знамени отряда врагу – от занимаемых должностей отстранить и материал предварительного расследования передать военному прокурору для привлечения к судебной ответственности.
П.п. Нач. Политуправления войск НКВД СССР
Дивизионный комиссар (Мироненко)»...


От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича ЧЕКУНОВА (г. Москва):
- Сообщаю А. Слободенюку, что не только у него хранится переписка. Для «восстановления памяти» советую прочесть мое письмо, с КОТОРОГО началось наше с ним общение по Е-мэйлу относительно приказа НКВД о снятии Кузнецова (4 января 2011 в 12:30): «...Вы что, всерьез считаете, что я написал, не проверив информацию? Приказ НКВД СССР я ЛИЧНО читал в архиве ФСБ РФ (оригинал). Подписан Масленниковым. Кроме снятия Кузнецова и Ильина, этим же приказом объявлены выговоры Богданову и Верещагину...».
И у кого память В ПОРЯДКЕ?
К сожалению, в данной теме участники пользуются откровенно непроверенными данными из биографии А.П. Кузнецова.
Вот некоторые искажения: А.П. Кузнецов НЕ МОГ служить до 1950 года начальником Организационно-строевого управления Главного управления пограничных и внутренних войск МГБ СССР, ибо такого Главка в МГБ СССР – ГУПВВ – не существовало в природе!
И даже начальником ОСУ ГУПВ МГБ СССР он не служил. Это, как минимум, генерал-майорская должность, а таковую А.П. Кузнецов никогда не получал.
Рекомендую также «поднять» в архивах и изучить приказ НКВД СССР № 017 от 18.01.1942 года. В этом приказе вновь заостряется внимание на низком состоянии воинской дисциплины в погранчасти, носившей номер «17». Только теперь это уже был полк. На сей раз А.П. Кузнецов отделался взысканием, а вот Ильина сняли с должности, причём теперь уже бесповоротно...
« Последнее редактирование: 24 Октября 2015, 17:17:27 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
В соответствии с Положением о Главном Управлении Пограничных войск НКВД Союза ССР, объявленного Приказом Наркома внутренних дел Союза ССР от 27.3.1939 года №00268:

3. Начальник пограничных войск имеет право отдачи приказов войскам и право назначения и перемещения командного состава до начальника штаба части и ему соответствующих.
Командующему ПВ НКВД СССР генерал-лейтенанту Соколову Г.Г. в соответствии со статьей 28 Дисциплинарного Устава Красной Армии – 12.10.1940 года Приказ НКО №356 соответствовали права командира корпуса:
ж) в военное время, а в случаях, не терпящих отлагательства, и в мирное время отстранять от командования лиц начальствующего состава, до командира полка включительно, донося об этом по команде;

В заключительных положениях Приказа о котором идет речь должно быть написано - Пункт 1 Приказа объявить высшему начсоставу от начальника войск пограничного округа и выше, а остальное до командира и заместителя командира полка по политчасти полка,  включительно.
Зам.Народного комиссара внутренних дел Союза ССР
   Генерал-лейтенант                                                   Масленников.
Если эту часть показать, то многое может проясниться.
22.10.2011 г. Александр Слободянюк

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича ЧЕКУНОВА (г. Москва):
-  Последний пункт приказа:
"...
9. Приказ полностью довести до начальников пограничных войск округов, командиров соединений и их заместителей по политической части. Этих лиц обязываю ознакомить с приказом, кроме пунктов 1 и 2 командиров частей и их заместителей по политической части"..
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Предлагаю вниманию участников темы прижизненные воспоминания нашего Героя, которые были им опубликованы в 1965 году. 21 июня 1941 года, как утверждает автор он находился в должности начальника пограничного отряда и как говорится, сделать выводы может каждый из прочитавших сам.
Полковник в отставке Кузнецов Александр Петрович жил и работал в Москве. Награжден тремя орденами и многими медалями. В июне 1941 года майор Кузнецов А.П. командовал 17 Краснознаменным Тимковичским пограничным отрядом ПВ НКВД Белорусского округа, был избран депутатом Верховного Совета БССР I-го созыва (прим. авт. - прошу обратить внимание на это очень высокое должностное положение народного избранника, которое также особо его выделяло и некоторым образом усиливало "охранный" иммунитет)

Фото 1943 год на фронте по электронному адресу, сообщенному правнуками Александра Петровича.


После смерти деда прабабка отдала его ордена и медали в музей Брестской Крепости. С братиком хотим поехать на пару дней и посмотреть. А дома остались несколько военных вещей деда. ballet-school.livejournal.com/13165...

А. П. Кузнецов. Всегда в бою Издание: Буг в огне. — Минск: «Беларусь», 1965.
Книга на сайте: militera.lib.ru/memo/russian/sb_bug_v_ogne/index.html

Буг в огне. — Минск: «Беларусь», 1965. — 528 с. с илл. — Тираж 30 000 экз. / Составители: майор А. А. Крупенников — начальник Музея; Т. М. Ходцева, подполковник запаса С. В. Маслюков — старшие научные сотрудники Музея; подполковник запаса Е. М. Синковский — зам. председателя Совета ВНО; подполковник запаса Д. И. Лозоватский — ученый секретарь Совета ВНО; полковник в отставке А. В. Залевский — председатель секции ВНО при Центральном Музее Вооруженных Сил СССР.

«Александр Петрович Кузнецов.
Всегда в бою
В июне 1941 года — майор, начальник 17-го Краснознаменного пограничного отряда Белорусского погранокруга войск НКВД. После участия в первых боях в Бресте сражался на разных фронтах войны.
Награжден тремя орденами и четырьмя медалями.
Член КПСС.
Ныне полковник в отставке А. П. Кузнецов живет и работает в Москве.

…21 июня я возвратился с границы, где проверял боевую готовность. Все подразделения отряда получили положительную оценку. Постоянная требовательность и сложность обстановки вызвали повышение боевой готовности. У всех пограничников чувствовалась какая-то особая подтянутость, сколоченность, ответственность и стремление к выполнению любого приказа. О войне не говорили, но в то же время отмечалась готовность к встрече врага, если он нападет на нашу Родину.
Во второй половине дня, заслушав доклады начальника штаба, заместителей, в 16.00 пошел домой. Очень хотелось повидать одиннадцатимесячную дочурку, да и отдохнуть надо было после длительной командировки. Но ни прилечь, ни пообедать не удалось.
Примерно в 17.00 доложили о пожаре в районе 11-й заставы в д. Котельня-Боярская. А часом позже возник пожар на сопредельной стороне. Пришлось выехать на место происшествия и принять срочные меры к ликвидации пожара и усилению охраны границы на этом участке. Только вернулся в штаб — вызов к прямому проводу. Получил приказ от заместителя начальника пограничных войск округа комбрига А. П. Курлыкина: отправить утренним поездом в один из пограничных отрядов на Литовской границе 100 пограничников. Чтобы точно и в срок выполнить приказ, распорядился к 21.00 собрать заместителей, начальника штаба, секретаря партбюро, начальника 4-го отделения и начсанслужбы отряда.
Заслушав доклад-справку начальника штаба Д. И. Кудрявцева, отдал приказ — сколько и откуда снять бойцов и к какому времени сосредоточить их в штабе.
В это время в одном из отрядов округа находился начальник пограничных войск СССР генерал-лейтенант Г. Г. Соколов. (29 – прилетел на скоростном бомбардировщике СБ). Его пребывание на границе, такая переброска личного состава еще раз подтверждают, что в высших штабах не было сделано правильных выводов о действительно сложившейся обстановке.
После 24.00 мой заместитель по разведке майор В. В. Видякин доложил, что на участке 2-й заставы с сопредельной стороны перешел местный житель и сообщил, что в 4.00 начнутся военные действия против Советского Союза.
В 1964 году, занимаясь изучением событий на участке отряда в июне 1941 года, я совместно со старшим научным сотрудником Музея обороны Брестской крепости Т. М. Ходцевой установил, что человеком, принесшим нам это важное и страшное сообщение, был Иосиф Максимович Бадзинский, в ту пору владелец одной из трех мельниц в селе Старый Бубель. Иосиф Максимович служил в старой русской армии, участвовал в революционном движении 1917–1918 годов. Когда ему стало известно время нападения фашистских полчищ, он, не раздумывая долго — идти или не идти, взял косу и пошел к Бугу. Косцов гитлеровцы не трогали. Улучив момент, Бадзинский бросился в воду, прямо в одежде. Фашистский пограничный патруль заметил его на середине реки и открыл автоматный огонь. Иосиф Максимович притворился убитым и благополучно достиг нашего берега. Здесь он был задержан пограничным нарядом.
— Скорее на заставу! Я должен сообщить сведения государственной важности.
Пограничники вызвали тревожную группу, а на плечи Бадзинского, дрожащего от волнения и пребывания в воде, накинули теплую куртку.
Помню, выслушав рапорт Видякина, я тут же доложил о случившемся дежурному по штабу войск округа, ныне генерал-майору Е. В. Рыжкову, от которого получил ответ:
— Ждите указаний.
После этого мною было отдано распоряжение комендантам участков повысить готовность подразделений, а офицерскому составу быть в полной боевой готовности. Затем (в порядке взаимодействия) проинформировал своих соседей справа — начальника 88-го пограничного отряда майора А. С. Зиновского (погиб во время войны) и слева — начальника 98-го пограничного отряда Украинского пограничного округа подполковника Г. Г. Сурженко. Оба подтвердили данные о подтягивании войск противника к границе. Обстановку я подробно изложил также члену Военного Совета 4-й армии — дивизионному комиссару И. В. Шлыкову. Начиная с 2.00–2.20 со всех комендатур, а иногда и прямо с застав начали поступать тревожные донесения о выходе танков и скоплении фашистских войск непосредственно у линии государственной границы. Еще несколько раз мы звонили в штаб округа. Ответы одни и те же:
— Доложено в Москву. Ждите.
Не имея указаний, по собственной инициативе я отдал распоряжение привести все подразделения в боевую готовность, а на участке 13-й заставы подготовить средства для поджога или взрыва моста через Буг. Я брал на себя большую ответственность, так как в то время любая инициатива сковывалась специальными приказами и директивами Берия. Время приближалось к 4.00. Командование отряда и вызванная группа офицеров штаба продолжали выполнять ранее отданный приказ. Штаб отряда приступил к передаче приказа о приведении подразделений в боевую готовность, но до подразделений к 4.00 он еще не дошел.
В период авиационной и артиллерийской подготовки, продолжавшейся около часа, фашистские войска заняли исходные позиции для форсирования р. Западный Буг.
Они сняли наших часовых и захватили железнодорожный мост севернее крепости и автотранспортный у Страдич. Захват исправных мостов в значительной степени облегчил противнику переправу на правый берег, особенно в районе Бреста, и способствовал высокому темпу наступления на ряде направлений в самом начале войны…..»
Уважаемый Юрий Петрович очень прошу довести до сведения С.Л.Чекунова.
22.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 22 Октября 2011, 09:28:19 от Александр Слободянюк »
Записан

sam43

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 16
Очень полезно было прочитать дискуссию, хотя и касалась она биографии одного человека. Тема, как я понимаю, завершена. Тем не менее, вдогонку выскажу собственное мнение, которое сложилось при работе над публикациями по действиям 17-го ПО в первые дни войны и, в частности, о действиях его начальника.
1. Майор А.П. Кузнецов не предпринял никаких попыток восстановить контакт с комендатурами и прочими подразделениями отряда.
2. Понимая, что началась война, Кузнецов, тем не менее не принял мер к уничтожению документов, в том числе 5-го отдела и к эвакуации знамени части.
3. Мемуарные записки о каком-то организованном отходе и "руководстве боем на окраине Бреста" не соответствуют действительности. Гораздо более тут подходит не слово "отход", а другое - не хочу приводить его по этическим соображениям.
4. Кузнецов бросил отряд (остатки служб управления и комендантского взвода) на произвол судьбы, направившись из Кобрина на служебном автомобиле на восток. По прибытии в расположение 16-го отряда, находившегося на старой линии заграждения, он отказался остаться здесь и поехал далее, на Смоленск.
Я полагаю, что приведенного достаточно, чтобы не воспевать подвиги А.П. Кузнецова в начальные дни войны.
По 17-му ПО достаточно других имен и других примеров.
Да пока что факты, датируемые 22 июня 1941 года, не в пользу Кузнецова! Причём откровенно не в пользу. По крайней мере, Боевое Знамя части пропукано по его вине как командира! А, может, потому и драпал в одиночку, что уже знал о своём снятии с поста начальника отряда: формально ведь за отряд уже не отвечал?! Но с другой стороны – использовал при этом служебное авто, «прилагаемое» к должности начальника отряда.
Пример в отношении Боевого Знамени 132-го батальона КВ не совсем корректный. Во-первых, комбат-132, согласно мобплану, возглавил полк КВ, который и надлежало развернуть по тому же самому мобплану на базе 132-го батальона. Во-вторых, Знамя батальона в силу невозможности его вынести из осуждённой Брестской крепости сами бойцы-конвойники спрятали внутри печного дымохода и (а это – в-третьих) оно не было в буквальном смысле слова захвачено противником в бою, а было обнаружено и подобрано вражескими ефрейторами-мародёрами на руинах казармы. И, в-четвёртых, о факте «пленения» Боевого Знамени батальона стало известно всего лишь совсем недавно, когда в общем доступе оказались фото из личного домашнего архива одного из тех ефрейторов-мародёров.
А вот Боевое Знамя 17-го пого командование отряда постыдно бросило на произвол судьбы.
На сегодняшний день есть неоспоримый факт наличия такого приказа – о снятии с постов первых лиц 17-го пого. Почему приказ не был выполнен, – пока без ответа в силу отсутствия каких-либо убедительных документов или свидетельств на сей счёт. Но наша коллективная работа в архивах и научных библиотеках наверняка в будущем прольёт свет на это.
В идеале – заглянуть бы в личное дело полковника в отставке Кузнецова, но насколько это исполнимо на текущий момент?!
« Последнее редактирование: 24 Октября 2015, 17:26:22 от Sobkor »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Пример в отношении Боевого Знамени 132-го батальона КВ не совсем корректный. Во-первых, комбат-132, согласно мобплану, возглавил полк КВ, который и надлежало развернуть по тому же самому мобплану на базе 132-го батальона. Во-вторых, Знамя батальона в силу невозможности его вынести из осуждённой Брестской крепости сами бойцы-конвойники спрятали внутри печного дымохода и (а это - в-третьих) оно не было в буквальном смысле слова захвачено противником в бою, а было обнаружено и подобрано вражескими ефрейторами-мародёрами на руинах казармы. И, в-четвёртых, о факте "пленения" Боевого Знамени батальона стало известно всего лишь совсем недавно, когда в общем доступе оказались фото из личного домашнего архива одного из тех ефрейторов-мародёров.
А вот Боевое Знамя 17-го пого командование отряда постыдно бросило на произвол судьбы...
Уважаемый Юрий Петрович добрый вечер! Откуда такие сведение, что Знамя 17 КПО бросили? Мы же договорились, что будем ссылаться на документы.
В продолжение этого разговора выдержка из изданной в Москве издательством «Центрполиграф» в 2002 году книги послевоенных мемуаров помощника руководителя абвера адмирала Канариса Оскара Райлса «Секретные операции абвера на Западе и Востоке»(1921-1945), страница 159-161: «…Группы фронтовых разведчиков III старались как можно быстрее добраться до учреждений секретных служб противника. В некоторых случаях это удавалось сразу в первые часы кампании, поскольку НКВД, главная ветвь советских секретной службы, выдвинула свои органы вплотную к германо-советской демаркационной линии, проходящей по Польше.
Так, например было в Брест-Литовск, непосредственно после воздушного налета сотрудники команды III фронтовой разведки под командованием майора Т вошли в город в передовых порядках наступающих войск и заняли здание НКВД. Капитан Д, участвовавший в этом, так описывает этот эпизод: «… когда мы вошли в здание НКВД и произвели осмотр, то нашли все так, как если бы служащие учреждения только что покинули свою контору. Я установил, что международная телефонная связь через коммутатор, расположенный в подвале, была не отключена….
….в сейфах, вскрытых автогенами, мы, сверх ожидания, обнаружили множество секретного материала….
Например, мы обнаружили красный список телефонных адресатов размером со спичечный коробок, в котором перечислялись все без исключения служащие в Кремле и домашние телефоны членов советского правительства.
Затем из изъятой секретной документации выяснились имена и адреса ведомых Брест-Литовским органом НКВД информаторов и агентов. Разумеется, мы сразу же стали их разыскивать, ибо из дел было также ясно, какие имелись задания против Германии, которые они выполняли, и какие им еще предстояло, выполнять. В некоторых случаях розыск привел к успеху…». Однако к этим утверждениям я бы рекомендовал относится осторожно и критически.
29 декабря 2009 года за №29/10/1653 нс начальник Управления Комитета государственной безопасности Республики Беларусь по Бреской области Л.Н.Дедков на запрос Анатолия Клепова сообщил: «Часть документов была вывезена накануне войны, остальные уничтожены на месте, что позволяет сделать вывод о том, что в руки немцев какие-либо важные секретные документы не попали». Подобный ответ пришел за подписью Заместителя Председателя Комитета Государственной Безопасности Республики Беларусь Н.З. Смоленского от 07.12.2009г. N 10/3263нс: « … по состоянию на 22 июня 1941 г. НКВД Белорусской СССР возглавлял Александр Павлович Матвеев. Другими запрашиваемыми сведениями Центральный архив КГБ республики Беларусь не располагает». В дургой книге автора В. Н. Надтачаева «Военная контрразведка Беларуси» на странице 157 сообщается: «В Бресте германская развед-группа, войдя в город вслед за наступающими войсками, заняла здание УНКВД и захватила всю документацию». К книге В.Н. Надтачаева имеется рецензия, которую написал Председатель ГКБ Республики Беларусь генерал-майор Ю.В. Жадобин. Следовательно перед написанием которой он читал её и согласился с утверждением автора, что немецкая разведка захватила всю документацию в здание УНКВД по Брест-Литовской области в г.Бресте 22 июня 1941 года. (http://www.proza.ru/2010/06/22/744).
Как мы знаем Начальник УНКВД никак не пострадал.
24.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 24 Октября 2011, 19:14:56 от Александр Слободянюк »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Когда то читал мемары Сандалова бывшего начальника штаба 4 армии(не помню как называется), то он описывал, что пограничники под руководством Кузнецова уже первые дни войны в тылу армии наводил порядок.

Впоследствии "да" наводили, ибо это была их основная функция. Но не факт, что Сандалов воочию видел за этим делом самого Кузнецова. Вообще к послевоенным мемуарам наших военачальников следует относиться с определённо степенью недоверия: много в них и цензорско-идеологических искажений да и просто брехни...
Записан

sam43

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 16
Уважаемый Александр Ануфриевич!
Никоим образом не ставлю под сомнение жесткость проверок перед назначениями на должность в пограничных войсках предвоенного и военного времени.
Я лишь всегда выступал и теперь выступаю за всесторонний анализ: и документов, и фактов, и версий.
Давайте подумаем вместе: какие компрометирующие сведения и, главное - откуда и от кого - могли попасть в комиссию НКВД в октябре 1941 года? Просто не было свидетелей. Вернее, они-то были, но по ту сторону фронта. А выбравшиеся из Бреста и окрестностей люди вынуждены были сами оправдываться, поэтому даже в мемуарах иной раз четко прослеживается своеобразная "круговая порука".
Теперь о фактах. Полный списочный состав 17-го отряда и материалы 5-го отдела оказались в руках врага, с ними работало гестапо. Как известно, этот архив был вывезен в Германию, в 1944 году захвачен союзниками. После войны вернулся в СССР. Пометки "исследователей" из гестапо остались на полях некоторых его документов.
По знамени. После войны чехол от него нашелся при перестилании кровли, на чердаке здания бывшего штаба. Самого знамени обнаружить не удалось. Хотя искал его не только Кузнецов, но еще более активно - полковник М.В. Наздарский.
Я согласен с определением, прозвучавшим выше, что знамя все-таки именно бросили. Немцы появились в районе Брестской тюрьмы около 5.45 часов утра (об этом даже успели доложить первому секретарю ОК партии Тупицыну, который в тот момент еще пребывал в обкоме). На расстоянии одного квартала (метров 200 по прямой) по улице К. Маркса,77, находился штаб отряда, где были слышавшие стрельбу командиры во главе с Кузнецовым (см. например, воспоминания А.П. Сергеева). В такой обстановке начальник отряда запросто оставляет знамя и все остальное на "попечение" дежурного по штабу интенданта третьего ранга К.И. Журавлева, придав ему "усиленную охрану" - трех бойцов из комендантского взвода.
????
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Уважаемый Александр Ануфриевич!
Никоим образом не ставлю под сомнение жесткость проверок перед назначениями на должность в пограничных войсках предвоенного и военного времени.
Я лишь всегда выступал и теперь выступаю за всесторонний анализ: и документов, и фактов, и версий.
Давайте подумаем вместе: какие компрометирующие сведения и, главное - откуда и от кого - могли попасть в комиссию НКВД в октябре 1941 года? Просто не было свидетелей. Вернее, они-то были, но по ту сторону фронта. А выбравшиеся из Бреста и окрестностей люди вынуждены были сами оправдываться, поэтому даже в мемуарах иной раз четко прослеживается своеобразная "круговая порука".
Теперь о фактах. Полный списочный состав 17-го отряда и материалы 5-го отдела оказались в руках врага, с ними работало гестапо. Как известно, этот архив был вывезен в Германию, в 1944 году захвачен союзниками. После войны вернулся в СССР. Пометки "исследователей" из гестапо остались на полях некоторых его документов.
По знамени. После войны чехол от него нашелся при перестилании кровли, на чердаке здания бывшего штаба. Самого знамени обнаружить не удалось. Хотя искал его не только Кузнецов, но еще более активно - полковник М.В. Наздарский.
Я согласен с определением, прозвучавшим выше, что знамя все-таки именно бросили. Немцы появились в районе Брестской тюрьмы около 5.45 часов утра (об этом даже успели доложить первому секретарю ОК партии Тупицыну, который в тот момент еще пребывал в обкоме). На расстоянии одного квартала (метров 200 по прямой) по улице К. Маркса,77, находился штаб отряда, где были слышавшие стрельбу командиры во главе с Кузнецовым (см. например, воспоминания А.П. Сергеева). В такой обстановке начальник отряда запросто оставляет знамя и все остальное на "попечение" дежурного по штабу интенданта третьего ранга К.И. Журавлева, придав ему "усиленную охрану" - трех бойцов из комендантского взвода.
????

Уважаемый Александр Михайлович добрый вечер!
Про Знамя части. Есть Уставы, которые и тогда и сейчас четко опреляют порядок их охраны, выноса и т.д. Не отрицая, что командир части за все в ответе, мы военные люди знаем, что это прежде всего прохлопал начальник штаба. Для этого в штабе имелся штабной взвод в 50 чел с командиром взвода и политруком и главная их задача сберечь Знамя части, тем более в боевых условиях. Если Знамя утратили, то приказом по НКВД была назначена служебная проверка, когда она проводилась неизвестно, возможно и последствия и их тяжесть стали известны позже и проводили дополнительное расследование, но оргштантные выводы делались и это точно. Если начальник штаба 17 КПО был выдвинут с повышением, то объективно к нему притензий в связи с утратой Знамени на тот момент времени не было. Обстановка могла измениться  позже через годы. Также я уже написал про 5-й отдел. Особый отдел работал не покладая рук, день  и ночь, такие факты для них были просто находка и раскрутили бы за милую душу. 
Дело в том, что такая машина как НКВД не смогла проглотить тот факт, что приказ который стал во главе нашего разговора не был исполнен. Все мои попытки добиться от кокого-либо подтверждений о том, каким образом он был исполнен - осталась по-умолчанию. Как хочешь так и понимай. Мое мнение, что приказ исполнен не был по объективным причинам - помешала начавшаяся война.
Но а потом вспомнили и спрсили с оставшихся в живых по полной, за что было и чего не было. Как это делалось в НКВД, думаю не мне рассказывать Вам. Могли придумать, что он не только бросил Знамя пограничного отряда, а что вообще убежал в одних кальсонах как Василий Иванович в известном кино...Когда надо подвести черту под человеком там были годны любые методы. Александр Петрович думал, что в 1965 году когда он опубликовал свои воспоминания наступила оттепель, а оказалось как мы знаем, что возвратилось все на круги своя...
Что мы сейчас будем перебирать, как известно в Минске вообще оставили документы Правительства Белорусской ССР, мобпланы и так делее. Я специально сделал выписки из книги из абверовских вояк, которые чистили в Бресте УНКВД, если бы они что-то зацепили в пограотряде обязательно бы похвастались.
Давйте вместе искать и находить ответы на эти интересные вопросы, а потом ну неужели эти офицеры не заслужили к себе такого внимания. Полковник Кузнецов А.П. стойко переносил удары судьбы, поиск грудного ребенка оставшегося на территории захваченной врагом. Да неужели, если бы он бежал, то не нашел времени чтобы забать свою дочь с сестрой супруги в Смоленск? Чушь это все собачая и все эти выдумки не имеющие ничего общего с действительностью.
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Сегодня в архивных документах документах РГВА фонд 38620 опись 1 дело 61 на 207 листах "Оперативные сводки частей 10-й дивизии" начато 22.6.41 и окончено 3.7.41 г. обнаружил упоминание о боях с участием 17 пограничного отряда:
                                                                  Совершенно секретно
                                                Командиру 10 дивизиий войск НКВД
                                   Обстановка.
                                  22.6.41 15.55
    Проотивник ведет усиленный огонь координаты 8495 до батальона пехоты противника готовы к переправе через Буг, пограничные заставы обороняются, в районе 17 погранотряда противник отходит в сторону Владавич.
    Оперативный связной капитан                     Александров
22.6.41 16 час. 20 мин. (РГВА ф.38620 оп.1 д.61 л.5 подлинник, рукопись выполненная простым карандашом)

Александров Степан Елисеевич — подполковник (1947). С декабря 1939 г.— инспектор автобронетанковой службы 10-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений. С июля 1940 т. — старший помощник начальника 1-го отделения по автобронетехнике 10-й дивизии войск НКВД. С октября 1940 г. — слушатель Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов по усовершенствованию командного состава. С мая 1941 г. — старший помощник начальника автобронетанковой службы 10-й дивизии войск НКВД. С июля 1942 г.— помощник командира 32-го стрелкового полка 7-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД по техчасти, с марта 1945 г. — 63-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД, с июня 1946 г. — 4-й стрелковой дивизии внутренних войск МВД. С января 1947 г. — заместитель командира 32-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии внутренних войск МГБ. Приказом МГБ СССР № 3417 от 10 сентября 1949 г. уволен в запас МВС СССР по возрасту.

25.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 25 Октября 2011, 15:59:20 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Из Алфавита начсостава по присвоению воинских званий – 1942 года, ГУВВ НКВД СССР начато 1.1.42 и окончено 31.12.42 г. на 101 листе.
   Лист дела 39. Пункт 325. Управление войск НКВД ОТ Брянского тыла подполковник Кузнецов А.П. - присвоено звание «полковник» приказ НКО №324 от24.11.42 г. (прим. авт. – в июне 1941 года начальник 17 Краснознаменного Пограничного отряда НКВД).
   26.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 23 Ноября 2017, 15:47:18 от ВОЕНСПЕЦ »
Записан

ВОЕНСПЕЦ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 999
Александр Ануфриефич, документ конечно интересный. Несколько раскрывает процесс присвоения очередных званий военнослужащим войск НКВД. Как видим были и отказы в присвоении очередного звания.
Внимательно изучив документ, возникает очередной вопрос по биографии А.П. Кузнецова. Всем названным в документе "подполковникам" очередное военное звание "полковник" присвоено приказом НКВД. А Кузнецову приказом НКО, хотя он состоит на службе в войсках НКВД. Или  Вы ошиблись при написании сокращенного названия  ведомства?

« Последнее редактирование: 26 Октября 2011, 19:45:48 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Уважаемый Владимир Анатольевич добрый вечер!
Этот вопрос сразу повис в воздухе. Почему? Однако ответа так и не получили. Перепроверили данный жуонал, там действительно так и есть. Указанная Алфавитная книга велась в отделении по начсоставу ГУВВ НКВД СССР. Вместе с тем, как мне разъяснили знающие товарищи, высказали версию, что именно в это время решением ГКО был изменен порядок подчиненности войск Охраны тыла Действующей Красной Армии. Этот вопрос требует дополнительно изучения.
Я не думаю, что в этом есть какая-то проблема, поскольку речь шла о руководящем звене, здесь  действительно в тот период времени, должностным лицам назначаемым на должности Приказом НКО и очередные звания присваивали приказом НКО.
 В деле имеется Выписка из Приказа Народного Комиссара Обороны СССР, г.Москва, содержание: «По личному составу» от 27.6.1941 г. №00358,
Командующий ПВ НКВД Ленинградского пограничного округа генерал-лейтенант Степанов Григорий Алексеевич освобожден от занимаемой должности и назначен Начальником Охраны Тыла Северного фронта.
п/п Народный Комиссар Обороны СССР
      Маршал Советского Союза                                  С.Тимошенко
Верно: 28.06.1941 г. Адъютант Начальника Управления Кадров НКО СССР
            Интендант 3 Ранга                        Карлин (РГВА ф.38652 оп.1 д.2 л.10, подлинник) 
Такие подобные приказы были в личных делах всех камандно-начальствующих кадров Управлений войск НКВД по охране тыла фронтов, замещающих генеральсике должности. (Начальник управления войск - потолок генерал-лейтенант, начальника штаба генерал-майор, заместитель начальника войск по оперативно-чекистской работе генерал-майор, военный комиссар-заместитель по политчисекйо части - генерал-майор)
26.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 26 Октября 2011, 21:03:44 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Приказом НКО СССР №0314-1941 года было объявлено постановление ГКО “О начальнике и военном комиссаре охраны войскового тыла Брянского фронта” . (дата не поздее 15.8.41 г.)
27.10.2011 г. Александр Слободянюк

« Последнее редактирование: 30 Октября 2011, 08:38:13 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
В связи с формированием Штаба охраны войскового тыла Центрального фронта (I ф) из подчинения Охраны войскового тыла Главкома Западным направлением выбыли управления охраны войскового тыла 13-й и 21-й (I ф) армий:
 
«УПРАВЛЕНИЕ ОХРАНЫ ВОЙСКОВОГО ТЫЛА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ЗАПАДНЫМ НАПРАВЛЕНИЕМ
Приказ № 082
г. Вязьма 10 августа 1941 года
Содержание: «О формировании штаба Охраны Войскового тыла Центрального фронта»
В связи с формированием штаба Охраны войскового тыла Центрального фронта, с дислокацией его в г. Гомель, с сего числа начальнику охраны войскового тыла 13 и 21 армий перейти в подчинение последнего.
Начальник охраны войскового тыла Западного направления генерал-лейтенант Соколов
Военный комиссар и начальника ПО охраны войскового тыла Западного направления старший батальонный комиссар Шевченко
».
Источник – РГВА: ф. 34924, оп. 1, д. 228, л. 35 – подлинник.
« Последнее редактирование: 03 Июля 2014, 09:10:29 от Sobkor »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
В Российском государственном военном архиве (РГВА) в деле №829 фонд 38650 опись 1 называется: Выписки из приказов ВВ НКВД, начато 5.11.41г., окончено 1.4.43 г. на 261 л.
В приказе Юго-Западному фронту, Действующая Армия №61/н от 31 марта 1942 года имеется запись о награждении майора Кузнецова Александра Петровича начальника Охраны и обороны тыла 3 армии Юго-Западного фронта за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество – орденом Красная Звезда.
(РГВА ф.38650 оп.1 д.829 л.36).
Представление на награждение от 27.12.1941 года подписал начальник войск по охране тыла Юго-Западного фронта полковник Рогатиным за умелое руководство боевыми действиями пограничным отрядом.

http://img-fotki.yandex.ru/get/4606/amalusov.56/0_3c75b_b98e6e5_XL
http://img-fotki.yandex.ru/get/5500/amalusov.56/0_3c75c_7e95a87c_XL

28.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 29 Октября 2011, 09:51:15 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
                    Из хроники боевых действий  13-й и 21-й армий
                                           июль-октябрь 1941 года

   1. На основании приказа командующего войсками Западного фронта Маршала Советского Союза Тимошенко С.К. от 6 июля 1941 года №043 в целях облегчения управления и более конкретного руководства войсками на могилев - смоленском направлении с 7 июля 1941 года 21-я армия была разделена на две армии – 21-ю и 13-ю армии. В 13-ю армию включены: 61-й стрелковый корпус в составе 53-й, 172-й, 11-й стрелковых дивизий и 45-й стрелковый корпус в составе 187-й, 148-й, 132-й стрелковых дивизий. Командующий армией генерал-лейтенант Филатов. Штаб 13 армии с 7.7.41 дислоцируется в лесу 12 км сев. Могилев. Задача армии – упорно оборонять рубеж по реке Днепр на фронте Шклов, Нв. Быхов.
   2. 14 августа 1941 года в 22 час 45 мин. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин подписал Директиву №00926 об организации Брянского фронта с непосредственным подчинением его Верховному Главнокомандующему. Командующим Брянским фронтом был назначен генерал-лейтенант Еременко. Штаб фронта в районе Брянска. В составе фронта приказано иметь: а) 50 армию в составе 217, 279, 258, 260, 290, 278, 269 и 280 стрелковых дивизий, 55 кав. дивизии, корпусных артполков 2 и 20 ск, 761 и 753 артполков ПТО. Командующий армией генерал-майор Петров. Штаб армии в районе Выгоничи. (Ф. 202, оп. 3996 сс, д. 2, лл. 1, 2. Машинописная копия.).
б) 13 армию в составе 137, 121, 148, 132, 6, 155, 307 и 285 сд, 50 тд, 52 и 21 кд, вдк.
   в) в резерве фронта иметь 299, 287, 283 сд.
   3. 22 августа 1941 года в 3 час 50 мин. директивой Генерального Штаба КА №1339 подписанной Маршалом Советского Союза Шапашниковым Б.М. 13-й армии приказано в связи с создавшейся угрозой со стороны Стародуб обеспечить стык с Центральным фронтом. Действующая на правом крыле 21-я армия Центрального фронта получила приказ на отход на линию Лыжские, Замышево. В связи с этим левое крыло 13-й армии приказано отвести на линию Солова, Борисшово, Погар и далее по реке Судость. (Ф. 202, оп. 5, д. 16, л. 8. Машинописная копия).
   Во исполнение Директивы выше указанной директивы 22 августа 1941 года в 5.30 начальник штаба Брянского фронта генерал-майор Захаров довел до Командарма -13 приказ Командующего фронтом об отводе левого крыла 13-й армии на линию Солова, Боршово, Погар и далее по р. Судость. Потребовал обеспечить стык с 21-й армией и за указанным стыком иметь резерв. (Ф. 202, оп. 5, д. 16, л. 7. Подлинник.).
   4. 25 августа 1941 года 18.00 Командующий войсками Брянского фронта своим приказом №04/ОП объявил Решение Верховного Главнокомандующего от 25.8.41, полученное шифртелеграммой №001255, о переходе войск Центрального фронта с 00 часов  26 августа 1941 года в подчинение Брянского фронта. . С 00 часов 28.8 устанавливаю следующий состав армий Брянского фронта:
50 армия: 217, 279, 258, 260, 290, 278 сд, 55 кд. Штарм – район Полужье.
3 армия: 280, 269, 155, 137, 148 сд, 4 кд. Штарм – район Вздружное. До 27.8.41 г. Командующим 3 армией был назначен командир 1-й мотодивизии – генерал-майор Крейзер Я. Г.
13 армия: 282, 307, 143, 6, 132, 121, 283 сд, 21 кд, 52 кд, 50 тд. Штарм – район Гута Стара. Командующий 13 армией генерал-майор Голубев был освобожден от занимаемой должности и направлен в распоряжение Наркома обороны СССР. Командующим 13 армией назначен командир 129 сд генерал-майор Городнянский А. И.
21 армия: включить весь состав войск 21 армии и бывшей 3 армии, за исключением управления 3 армии со средствами связи и охраной. Управление 3 армии со средствами связи и охраной перейти в район Задружное к утру 27.8.41, передав войска в состав 21 армии с 00 часов 28 августа 1941 года. Командующий 3 армией генерал-лейтенант Кузнецова В. И. был назначен командующим 21 армией. Командующий 21 армией генерал-майор Горлов обратиться к исполнению своих прямых обязанностей по должности начальника штаба 21 армии.
   Кроме этого, командующий Центральным фронтом генерал-лейтенанта Ефремов М. Г. освобожден от занимаемой должности и назначен заместителем командующего войсками Брянского фронта. Начальник штаба Центрального фронта генерал-лейтенант Соколов  Г.Г. также был освобожден от занимаемой должности и направлен в распоряжение Главного Командования. (Ф. 202, оп. 5, д. 6, лл. 12, 13. Машинописная копия.).
Членами Военного совета Брянского фронта назначены Мазепов П.И. и первый секретарь Орловского обкома ВКП(б) тов. Бойцов. Командующим ВВС генерал-майор Полынин.
   Приказом НКО СССР №0314 было объявлено Постановление ГКО «О начальнике и военном комиссаре охраны войскового тыла Брянского фронта». Командующий войсками фронта поручил полковнику Панкину (прим. авт. – командир 7 мотострелкового полка 2-й МСДОН НКВД г.Можайск – 2417 чел.) принять решительные меры по прекращению отхода неорганизованных групп и одиночных военнослужащих в тыл фронта, с этой целю выставить с этой целью на основных дорогах заставы и контрольно-проверочные пункты. Всех задержанных приказал под охраной отправлять в свои части, а дезертиров предавать суду военного трибунала. (Ф. 202, оп. 5, д. 10, лл. 74, 95. Машинописная копия.)  Отдел охраны войскового тыла 13-й армии был сформирован на базе 38-го резервного пограничного полка, а 21-й армии на базе 17-го Краснознаменного пограничного отряда ПВ НКВД БССР (Центрального (1-го формирования) и (с 22.45 14 августа 1941 года) Брянского (1-го формирования) фронтов).
Войска фронта с 10 августа 1941 года во исполнение Боевого приказа Войскам Брянского фронта №01 (время 5 час 30 мин, штаб фронта лес 10 км восточнее Брянск) вели тяжелые и кровопролитные бои на рославль-брянском направлении, где противник прикрываясь передовыми частями, сосредоточил в районе к западу и северо-западу в 15-20 км от Жуковка до одной мотодивизии с танками. В направлении Мглин, Унеча противник  силою до одной мотодивизии с танками стремится перерезать коммуникации Брянск, Гомель, его передовые части 18 августа 1941 года овладели Унеча, Стародуб.    К 19 августа 1941 года 13-я армия во взаимодействии с 55-й кавдивизией униичто-жала прорвавшегося в район Унеча противника и закреплялась на рубеже Шелудьки, Павловка, Песчанка, Клинцы, Ущерпье. 20 августа 1941 года Командующий войсками фронта генерал-лейтенант Еременко докладывал начальнику ГенШтаба КА Маршалу Советского Союза Шапашникому: «Прорвавшие в стыке 13 и 50 армий крупные мототанковые части противника 18.8.41 г. заняли район Мглин, Унеча, Стародуб, В.гопаль. Создалась угроза полного окружения 13 армии в районе высокое, ст. Кисловка, Смоляничи, Стародуб, Унеча. Кроме того, противник 18-19.8 повел наступление из Мглина на Почеп. Отмечались две танковые колонны, одна 18 и одна 19.8, выдвигавшиеся из Мглин на Почеп, 19.8. весь день был бой в районе Почеп. 20 км северо-западнее Жуковка противник накапливает значительную группировку сил. Установлен полностью 29 мд, обнаружено до 100 танков. (Ф. 202, оп. 5, д. 44, лл. 9, 10. Машинописная копия.)
5.28 августа 1941 года командующему 21-й армией во исполнение Директивы штаба Западного фронта №041 приказано подтвердить свой приказ о наступлении 21 армии силою не менее 3-х стрелковых дивизий  в направлении Стародуб и создании резервов за своим правым флангом районе Семеновка. Обстановка на фронте осложнилась - противник, около двух танковых дивизий, прорвался в Новгород-Северский и распространяется в направлении Шостка, Ямполь.( Ф. 202, оп. 5, д. 16, л. 15. Машинописная копия.)
   1 сентября 1941 года подвижные силы противника в составе 24 тк (3 и 4 тд и 10 мд) прорвались на стыке 13 и 21 армий и действуют в общем направлении Новгород-Северский, Ворожба. Одновременно 47 тк (17 и 18 тд и 29 мд) передвигается из района Рославль в район Почеп и южнее. Командующий Брянским фронтом приказал 13 армии ударной группировкой в составе 155, 307, 6 сд, 50 тд (без танков), 141 тб, 2 артполков РГК с утра 3.9.41 перейти в более решительное наступление с фронта Погар, Гремяч, Пушкари и ударом в направлении Кистер, Железный Мост, Семеновка во взаимодействии с 3 армией разгромить противника в районе Погар, Стародуб, Железный Мост, Воробьевка. В дальнейшем овладеть районом Унеча, Клинцы и к 15.9.41 выйти на фронт (иск.) Бел. Дубрава, Гута-Корецкая.(Ф. 202, оп. 5, д. 6, лл. 31, 32. Подлинник). Наступление сразу не заладилось и войска вынуждены были вести тяжелые бои с превосходящими по силе частями противника. В это период времени 21-я армия практически скатилась в полосу боевых действий Юго-Западного фронта и решением Ставки была передана в его подчинение.
8 сентября 1941 года штаб фронта отдает Боевое распоряжение 21 армии прочно удерживать занимаемый рубеж р. Днепра. Прорвавшегося противника на южный берег уничтожить и в дальнейшем не допускать его переправы через реку. Для чего предлагает выделить достаточные резервы в свое распоряжение.(Ф. 229, оп. 161, д. 11, л. 415. Машинописная копия.)
   Командующий Юго-Западным фронтом 7 сентября 1941 года докладывал в Ставку, что войска ЮЗФ ведут ожесточенные бои с наступающими мотомехчастями и пехотой противника на конотопском, черниговском, остерском и кременчугском направлениях, обороняя восточный берег р. Днепр на фронте Чернин, КИУР и далее по вост. берегу до устья р. Псел.
   Противник в течение дня усиленно развивал наступление на Конотоп в обход Чернигов с востока и на остерском направлении, нанося одновременно массированные удары бомбардировочной авиацией по узлам связи, железных дорог в районах Конотоп и м. Глобино.
   21 армия, после тяжелых боев с превосходящими силами противника на сев. берегу р. Десна, к утру 7.9 перешла к обороне по южном берегу р. Сейм на рубеже Кербатовка, В. Устье и далее по южном берегу р. Десна на рубеже Максаковский, Воловица, Салтыкова Девица, Ковчин, имея перед фронтом до шести пд, одной тд, одной мд и части СС противника, направляющего главные усилия в направлении Макошино и в стык с 5 армией в направлении Вибли. Противником захвачены переправы через р. Десна у Макошино, Салтыкова Девица.
   Части армии, понесшие большие потери в людях и материальной части (в отдельных дивизиях потери доходят до 70 % ),… Кавгруппа (47, 43 и 32 кд) сосредоточивается в районе леса 3 км сев.-вост. Коношевка.
   В боях в районе Макошино армия потеряла Бепо №№ 51, 52 и 50, Бепо № 46 с повреждениями выведен на южный берег р. Десна. (Ф. 229, оп. 9776сс, д. 63, лл. 472-476. Незаверенная машинописная копия.)
По состоянию на 22.000 11.09.1941 года сдерживает врага почти на всем фронте. Только 3 кк с боями отошел двумя кд, оставив прежний Бахмач.  Штаб 21 армии дислоцируется Ивангород. (Ф. 229, оп. 161, д. 112, лл. 501-504. Машинописная копия).
По состоянию на 13 сентября 1941 года войска ЮЗФ вели напряженные сдерживающие бои на конотопском, нежинском, остерском направлениях в условиях выхода крупных мотомехчастей противника с конотопского и незначительных сил с кременчугского направлений на все коммуникации армий и фронта. 21 армия. По донесению командующего 21 А части 3 кк, наступающие в направлении Бахмач, Конотоп соединились с частями 40 А. 2 вдк с отставшей 43 кд ведут бой с противником в районе Гайворон. 67 ск. 42, 24 и 55 сд в 15.00 вели бой на рубеже Григоровка, Варваровка с противником силою до двух пп и одной тд. 28 ск (219, 187 и 117 сд). Части корпуса вели бой в окружении в районе Великая Загоровка, Малая Загоровка и отдельными группами выходит в район Плиски. В 11.00 60 танков с мотопехотой противника атаковали в направлении Плиски и вышли в район Ивангород, Хвастовцы. В район Хвастовцы, Ивангород выброшен резерв – до 500 бойцов. Результаты боя неизвестны. 66 ск (232, 75 и 266 сд) вел бой на рубеже Сиволож, Кошелевка, Веркиевка.           10.00 противник, оттеснив слабые части 135 сд 5 армии, занял сев.-зап. часть Нежин.
Решение командующего армией: силами 24 и 277 сд атаковать противника в направлении Хвастовцы, Ивангород и выйти на рубеж Григоровка, Мартыновка, Бильмачевка. Остатками частей 28 ск занять рубеж к югу от Ивангород. 266 сд атаковать на юг в направлении Нежин с задачей овладения последним. Правый фланг 66 ск с наступлением темноты отвести на рубеж Красный, Печи. Штарм 21 – Ичня.
(Ф. 229, оп. 161, д. 112, лл. 516-518. Машинописная копия.)
   21 армия. В течение второй половины дня 13.9 и в ночь на 14.9 вела упорные бои с превосходящими силами противника, направляющими главный удар в направлении Ивангород, Ичня. Одновременно до двух пд противника теснят части 67 ск из района Бахмач.
   К утру 14 сентября 1941 года части армии:
          67 ск, имея перед фронтом до двух пд противника, отошел:
24 сд – юго-зап. окр. Дмитриевка, (иск.) х. Приют (2 км ю.-в. Гайворон), 55 сд – на фронте Рубанка, Мартыновка, 42 сд – юго-зап. окр. Пильмачевка, сев.-зап. Максимовка, последний занят противником.
2 вдк и 43 кд – к 18.00 13.9 вели бой вдоль ж. д. от Гайворон до Дмитриевка. Положение к утру – не установлено.
28 ск – будучи окружен по частям в районе Вел. Загоровка, Аленовка, продолжает выходить мелкими группами в район Ичня.
66 ск – занимает фронт: Омбиш, Хорошее озеро, Бурховка. 266 сд ведет бой за Нежин. (Ф. 229, оп. 161, д. 112, лл. 519-521. Машинописная копия.).
 В Наградном листе на майора Кузнецова А.П. начальника охраны войскового тыла 3-й армии Юго-Западного фронта (прим. автора – должность указана на дату составления Наградного листа 27.12.1941 года), подписавший его начальник войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта генерал-майор Рогатин В.Т., участник этих сражений и поэтому особо отметил заслуги представляемого к награждению офицера стойкость и смелость в период наиболее трагических боев в период с 19 по 23 сентября 1941 года в районе Городище-Сенча.
Так что это за бои.17-й Краснознаменный пограничный отряд действовал в составе 21-й армии. Майор Кузнецов А.П. являлся начальником охраны войскового тыла армии. Крайне тяжелое положение сложилось в селе Городище, куда 19 сентября прибыли Военный совет и штаб Юго-Западного фронта. Обстановка с каждым часом все более осложнялась. Самолеты противника непрерывно бомбили село, где скопилось свыше трех тысяч бойцов и командиров, обозы, боевая техника. Вражеская пехота все туже стягивала кольцо вокруг населенного пункта. Активность действий противника в этом районе была вызвана прежде всего тем, что он имел сведения о том, что здесь находятся командующий фронтом и его Полевое Управление. «В одной из хат Кирпонос (прим. авт. – генерал-полковник Кирпонос Командующий войсками Юго-Западного фронта) собрал руководящий состав, оказавшийся в Городище,— вспоминал маршал И. X. Баграмян.— Генерал Тупиков доложил обстановку. Враг обступает со всех сторон. По южному берегу реки Удай, у устья которой мы находимся, немцы укрепляют оборону фронтом на север; восточный берег реки Многа занимают танковые и моторизованные части Гудериана; к северу и северо-за¬паду от нас крупные населенные пункты тоже захвачены противником.    После этой неутешительной информации воцарилось молчание. Его прервал генерал Кирпонос: — Ясно одно: нужно прорываться. Остается уточнить, в каком направлении. Кольцо окружения решили прорвать у села Чернух, где имелись броды через реку. Решено было создать три боевые группы: головную, которая должна была расчищать дорогу колонне штаба фронта, и две на флангах. Головной группой должен был командовать генерал М. И. Потапов. Мне приказали взять под свою команду роту НКВД с задачей при¬крывать всю пашу колонну от противника с тыла…» Однако события разворачивались не так, как планировалось. Большая группа мотопехоты противника, внезапно атаковав подразделения прикрытия, заняла гряду высот на восточной окраине села. Появилась угроза полного окружения. Отряду, который возглавил И. X. Баграмян, была по¬ставлена задача выбить противника с занятых позиций, захватить мост через реку. Вместе с отрядом И. X. Баграмяна в бой за городищенские высоты вступили пограничники под командованием начальника штаба войск охраны тыла фронта полковника В. Т. Рогатина. В октябре 1941 года в докладной записке в штаб фронта он сообщал: «19 сентября в 18.30, выбив гитлеровцев с городищенских высот, мы вос¬становили положение. Тем самым ликвидировали возможность ведения прицельного огня противником по селу…На рассвете 20 сентября 1941 года, после 35-километрового ночного марша и боя на городищенских переправах, отряды сосредоточились на подступах юго-западнее окраины с. Сенча… Решили с ходу овладеть всей западной стороной Сенчи, а также захватить сенченскую переправу. Автоматчики противника были оттеснены на восточную окраину Сенчи. Что же касается сенченской переправы, куда наступление было организовано с трех сторон, то первая атака успеха не имела: противник на переправе встретил нас организованным пулеметно-минометным огнем… В результате разведки боем было установлено, что мост заминирован, а переправу обороняли до двух батальонов вражеской пехоты, два 75-мм орудия, пять средних танков и минометы. Учитывая, что гитлеровцы в любую минуту могут взорвать переправу, было решено отвести группу в район с. Луч¬ки, что 3,5 км южнее Сенчи, с целью построить переправу из подручных средств и вывести личный состав из окружения… Для обеспечения переправы в западном направлении было организовано наступление, которое увенчалось успе¬хом. В ночь на 21 сентября 1941 года и на рассвете 22 сентября переправилось 5 тысяч бойцов и командиров… В боях у с. Городище, Онча и Лучки разбито до батальона вражеской пехоты, подбито четыре средних танка; взято и уничтожено два противотанковых орудия, два миномета, сожжены две грузовые машины…». Выйдя из вражеского кольца в районе Гадяча, группы соединились с частями Красной Армии. (fablewar.ru/2011/06/nkvd-troops/).
       Из докладной записки полковника Рогатина начальника войск по охране тыла Юго-Западного фронта «О прорыве немецкого окружения у с. Городище пограничными частями 19—22 сентября 1941 г.7 октября 1941 г.». Обстановка, сложившаяся в с. Городище (что 18 км северо-восточнее Лубны), характеризовалась 19 сентября 1941 г. в 17—00 следующим образом:       Противник, продолжая свое окружение с. Городище, к указанному времени окружил с. Городище и своими мелкими мотоциклетными и пешими группами выдвинулся непосредственно к выходам из с. Городище. Выдвижение отдельных групп противника с пулеметами и минометами дало ему возможность держать под прицельным огнем весь населенный пункт с. Городище, а занятие высот непосредственно у с. Городище и появление немцев на последних внесли некоторое смятение и панику в большое количество разрозненных команд и одиночек разных частей...Появление в третий раз за этот день 12 двухмоторных бомбардировщиков в сопровождении 4 истребителей с бомбежкой плохо замаскированных обозов, а также усиление огня артиллерии и минометов и, главное, появление немцев на городищенских высотах увеличили общую растерянность и панику. Большое количество транспорта, подвергшись обстрелу минометов и бомбежке с воздуха, бросилось вдоль улицы по дороге на одну из переправ, выходящую из с. Городище на Лубны. Эти массовые действия происходят стихийно, безрассудно, так как эта переправа, во-первых, находилась под сильным прицельным огнем пулеметов и минометов противника, и, во-вторых, эта переправа имела в своей глубине узкую и к тому же разрушенную дамбу, исключающую продвижение всех видов транспорта, кроме прохода пешим порядком. Ринувшийся поток увеличивался с молниеносной быстротой не только на дороге, идущей непосредственно к выходу на лубненскую переправу, но и на задворках и огородах. Экстренные меры, принятые охраной тыла Юго-Западного фронта путем выставления сильных вооруженных заслонов с решительными мерами — угроза расстрела всякого паникера на месте — удержали поток транспорта на середине села, не допустив последний дальше по дороге в организованную немцами ловушку за так называемой лубненской переправой.К этому времени в с. Городище находилось много командиров частей без своих частей, отдельные штабы дивизий, Военный совет 5-й армии, штаб и Военный совет Юго-Западного фронта. Решением командования фронта оборона и обеспечение переправ в районе с. Городище возлагались на командарма 5-й генерал-майора Потапова.19 сентября 1941 г. в 17—30 командарм 5-й, видя мое движение с группой пограничного резерва в сторону Военного совета Юго-Западного фронта, от имени Военного совета приказал мне восстановить положение в с. Городище, сбить немцев, занять высоты, не дав противнику распространиться в глубь с. Городище, подчинив себе все, что идет отдельными группами, а также группу начсостава управлений Юго-За¬падного фронта и 5-й армии.Решив, что командарм 5-й не имеет, кроме моей группы, ничего в резерве и что действительно восстановить положение может только эта группа, немедленно повернул ее для выполнения приказа и ликвидации создавшегося тяжелого положения в с. Городище.Подчинив собравшихся одиночек и откатывающиеся две группы красноармейцев — около 200 человек, а также группу командиров управлений Юго-Западного фронта под командой генерал-майора Потапова, вышел к подножью городищенских высот, где всем трем группам был дан приказ о наступлении на высоты.19 сентября в 18—30, сбив немцев с городищенских высот, заняв эти высоты, восстановил положение в с. Городище, ликвидировал возможность ведения прицельного огня противником по с. Городище как из минометов, так и из пулеметов, тем самым выполнил задачу, поставленную командармом 5-й.19 сентября в 20—00 ко мне на командный пункт на городищенских высотах прибыл начальник штаба Юго-Западного фронта генерал¬-майор Тупиков и здесь же в поле в присутствии командиров и бой¬цов поставил мне дальнейшую задачу: наступать на Загребелье с выходом на Сенча. Здесь же немедленно было организовано дальнейшее наступление на Загребелье. Выбив мелкие группы противника из Загребелья, захватив незначительные трофеи и пленных, вышел на дорогу Жданы — Сенча. После боя за Загребелье соприкосновение с противником было потеряно включительно до Сеича (предположительно: противник, понеся зна¬чительные потери в бою под Загребелье, видя наше интенсивное наступление, решил с наступлением темноты оторваться от передовых наступающих групп, пользуясь автотранспортом).
>После отхода противника и потери с ним соприкосновения решил собрать группы в колонны, организовав разведку в сторону Жданы — Сенча; с мерами непосредственного охранения, сначала по азимуту, а затем прямо по дороге сделал ночной переход — Загребелье — Жданы — Сенча. В первой лощине после городищенских высот к группе присоедини¬лась колонна под командой генерал-майора Баграмяна, вышедшая из с. Городище на Сенчу. С этого времени движение через Жданы на Сепча было продолжено в общей колонне. Проделав 35-километровый ночной марш после боя на городищенских переправах к рассвету 20 сентября 1941 г. отряды сосредоточились на подступах юго-западнее окраины с. Сенча.Не имея возможности отдыхать в связи с наступлением рассвета, решили с хода овладеть всей западной стороной Сенчи, а также овладеть сенчанской переправой. Первое, т. е. занятие западной стороны Сенчи было выполнено до наступления большого рассвета. Одиночки автоматчиков были быстро выбиты на восточную окраину Сенчи. Что же касается сенчанской переправы, куда наступление было организовано с трех сторон, то первая атака успеха не имела: противник на переправе встретил нас организованным пулеметно-минометным и артиллерийским огнем. Атака, понеся большие потери непосредственно у моста, захлебнулась. Повторная атака сенчанского моста, проведенная вскоре после первой, достигнув переправы (овладев дамбой и частью моста — мост с дамбой в с. Сенча около 300 м), дальше успеха не имела, так как не могла быть поддержана артиллерией и минометами, за неимением последних. В результате боевой разведки и второй атаки сенчанского моста установлено, что сенчанский мост был заминирован немцами в готовности для взрыва. Наблюдением также установлено, что сенчанскую переправу обороняли до двух батальонов пехоты немцев, поддержанные двумя 75-мм орудиями и пятью средними танками при большом количестве минометов и автоматов. Не имея артиллерии и минометов, а также учитывая, что немцы в любую минуту могут взорвать эту переправу, а светлое время исключает всякую возможность азминировать мост, решил отвести группу в район с. Лучки, что 3,5 км южнее Сенчи, с целью построить переправу из подручных средств, пробиваясь выводить личный состав на восток. К исходу дня противник, определив отход группы из Сенчи, организовал наступление с запада с охватом леса и с. Лучки, стремясь не дать возможности организовать переправу в с. Лучки. Принятыми мерами для организации и обеспечения переправы было организовано в западном направлении контрнаступление, которое увенчалось успехом, в ночь на 21 сентября 1941 г. и на рассвете 22 сентября было переправлено около 5 тыс. бойцов и командиров с оружием и боеприпасами. На противоположном берегу р. Сула группы организовывались по 100—200 человек для дальнейшего движения вперед с общим направлением — лес севернее и южнее Камышня — Обуховка — Савинцы. Оставшийся в незначительном количестве автотранспорт, не могущий быть переправленным на восточный берег р. Сула, приказал путем порчи вывести из строя, оставив на западном берегу, что и было сделано. Переправа была организована из подручных средств: две лодки, срубы деревьев, плоты из тары горючего, плоты из камер, переброшенные веревки и т. п.Группы с винтовками, автоматами, гранатами, пулеметами ДП и бутылками переправлены на восточный берег р. Сула с готовностью пробиваться с боем дальше на восток. В течение всего дня и вечера 20-го, 21-го, а также с рассвета 22 сентября никаких данных о движении штабов Юго-Западного фронта и 5-й армии, а также Военных советов не имелось. Во время боя за переправу в с. Сенча активную помощь оказал мне генерал-майор Алексеев. Во время боя за переправы в с. Сенча и Лучки также оказал мне помощь начальник оперотдела штаба Юго-Западного фронта генерал-майор Баграмян. Прорыв немецкого окружения у с. Городище и успешное контрнаступление у с. Лучки — главные и основные операции, обеспечившие выход и вывод большого количества личного состава различных частей Юго-Западного фронта. Что же касается дальнейшей операции — движения групп на восток, то последнее следует рассматривать как операцию второстепенного значения, так как отдельные группы, переправленные в Лучках, до встречи с разведчастями Красной Армии (3-я кавдивизия) противника не встречали и боев с противником не вели, хотя для этого были в готовности.В боях у с. Городище, Сенча и Лучки было разбито до батальона пехоты немцев, подбито четыре средних танка, взято и уничтожено два противотанковых орудия, взято два миномета и 80 штук мин, сожжены две грузовые машины, захвачено и уничтожено два склада в скирдах боеприпасов к автоматам, захвачено четыре мотоцикла и 17 человек немецких солдат и офицеров...Начальник войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта полковник Рогатин». Источник: Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1941г. Сборник документов и материалов. М., “Наука”,- 1976 г. Генерал-полковник И.С. Глебов - начальник кафедры оперативного искусства военной академии Генерального штаба (в тот момент заместитель начальника Оперативного отдела штаба ЮЗФ, являлся участником описываемых событий в сентябре 1941 года) тщательно изучавший причины трагедии, постигшей штаб Юго-Западного фронта и его командующего Героя Советского Союза генерал половника Кирпоноса Михаила Петровича - Иван Семенович, как бы обращаясь к самому себе рассуждал: "Не могу понять лишь одного маневра командующего. Почему колонна Управления из Городище двинулась на Лохвицы, а не на Сенчу вслед за отрядом Баграмяна? Почему эти наши два отряда были разобщены и не смогли соединиться? Может быть, прорыв на Сенчу оказался бы для нас удачным, ведь отряд Баграмяна вышел же к своим частям. Видно, не судьба". (Н.ЧЕРВОВ, генерал-полковник в отставке,
участник Великой Отечественной войны).
   И в этих исключительно тяжелых условиях Отечественной войны пограничники 17 Краснознаменного пограничного полка под командованием своего начальника майора Кузнецова А.П. оказались на высоте. Ни их вина в том, что в силу различных, в том числе, причин, коньюктурного характера, о выше описанных событиях предпочитали особо не рассказывать….
   
Приложение:

Штат Управления охраны войскового тыла армии Западного фронта (I формирования).
Приказом войскам Охраны Войскового тыла Главного Командования Западного Направления от 28 июля 1941 года №0049 было введен в действие новый штат Управлений охраны войскового тыла 13-й, 20-й, 21-й и 22-й армий Западного фронта с 01 августа 1941 года. Подписали приказ: Начальник Охраны Войскового Тыла Главного Командования Западного Направления генерал-лейтенант Г.Г.Соколов и Военный комиссар старший батальонный комиссар Шевченко (РГВА ф.32924 оп.1 д.227 л.98, подлинник).
Штатом предусматривалось иметь в Управление охраны войскового тыла армии:
Управление: Начальник охраны войскового тыла,
военный комиссар охраны тыла и адъютант                                                      - 3.       
                                                   .
Штаб: Начальник штаба, машинистка                           -2.
1-е отделения (оперативное)                                         – 6.
3-е отделение (связи)                                                     – 2.
4-е отделение (организационное и комплектования)     – 2.
5-е (снабжения)                                                                – 2.
Питательный пункт                                                          – 3.
                                                                               Итого: 17.
Партийно-политический аппарат:
Старший инструктор организационно-партийной работы -1.
Инструктор по пропаганде                                                  -1.
Инструктор по КСМ работе                                                -1.
Инструктор по информации                                                -1.
Инструктор по печати и агитации                                       -1.
Делопроизводитель-машинистка                                        -1.
                                                                              Итого:    -6.
Старший инструктор по начсоставу                                   -1.
Санитарный отделение начальник и фельдшер                 -2.
Делопроизводитель финансовой части                               -1.
Комендантский взвод, в том числе: командир взвода
и политрук взвода                                                               -21.
Телефонное отделение                                                         -3.
                                                                                  Всего: 53.
Транспортные средства: легковая автомашина -1; грузовых 1.5 тн – 5; Зис-5 -1; санитарная автомашина -1; автомобиль с универсальным кузовом  ГАЗ-АА или ЗИС -1.
Пп/п Начальника Штаба ВОТ Западного Направления подполковник Зимин (РГВА ф.32924 оп.1 д.227 лл.99-101, подлинник).

Штатно-должностная расстановка Управления войск НКВД охраны тыла Брянского фронта (II формирования)
Управление и части войск НКВД по охране тыла Брянского фронта
По состоянию на 11 июня 1942 года
Утверждение произведено в связи с передачей в подчинение  ВВ НКВД СССР.
Начальник войск генерал-майор Панкин Иван Сергеевич, ранее занимал эту же должность.
Заместитель начальника войск по оперативно-чекистской работе  майор государственной безопасности Ильин Федор Климентьевич – с той же должности.
Начальник отделения разведки подполковник Рытников Иван Васильевич – с той же должности.
Начальник штаба войск полковник Алкаев Николай Павлович – с той де должности.
Заместитель начальника штаба войск подполковник Кузнецов Александр Петрович – с той же должности.
Начальник отделения спецсвязи штаба войск старший лейтенант Барышников Павел Арсентьвеич – с той же должности.
Начальник 2 отделения штаба войск (боевой подготовки) майор Шамбарев Михаил Иванович – с должности старшего помощника начальника 1 отделения штаба войск по ОТ БрФ.
Начальник отдела связи штаба войск, он же зам. начальника штаб по связи  подполковник Зорин Тимофей Андреевич – с той же должности.
Начальник отдела по начсоставу штаба войск майор Теверовский Абрам Борисович.
Начальник отдела комплектования штаба войск подполковник Серов Иван Васильевич – с той же должности.
Начальник санитарной службы войск военврач 1 ранга Приходько Иван Егорович  – с той же должности.
Начальник военно-ветеринарной службы войск военврач 1 ранга Панков Александр Константинович – с той же должности.
И.О. командира отдельной роты связи при штабе войск старший лейтенант  Сятников Сергей Александрович – пом. командира орс по техчасти.
(РГВА ф.38650 оп.1 д.8 лл.46-47)
   17-й Краснознаменный пограничный полк войск НКВД по охране тыла
Командир полка подполковник Павлов Василий Алексеевич – с той же должности.
Врид заместителя командира полка по разведке, он же начальник разведывательного отделения майор Гладышев Антон Александрович – с  той же должности.
Начальник штаб полка майор Яценко Павел Савельевич – с той же должности.
Заместитель начальника штаба полка майор Голубев Николай – с той же должности.
Командир 1 стрелкового батальона майор Борин Иван Ефимович – с той же должности.
Командир 2 стрелкового батальона капитан Петров Матвей Федорович – с той же должности.
Командир 3 стрелкового батальона капитан Шавырин Дмитрий Митрофанович – с той же должности.
(ф.38650 оп.1 д.8 лл.48-51)
   18-й пограничный полк войск НКВД по охране тыла
Командир полка подполковник Никитюк Петр Михайлович – с той же должности.
Заместитель командира полка по разведке, он же начальник разведывательного отделения майор Кудрявцев Федор Николаевич – с должности начальника разведывательного отделения 17-го Краснознаменного пограничного полка, а ранее начальник штаба 17 КПО ПВ НКВД БССР.
Начальник штаб полка – вакантная.
Заместитель начальника штаба капитан Царицын Николай Алексеевич – с должности помощника начальника штаба того же полка.
Командир 1 стрелкового батальона капитан Гасаенко Федор Николаевич – с должности командира 1 батальона 38 пп.
Командир 2 стрелкового батальона капитан Варламов Федот Владимирович – с той же должности.
Командир 3 стрелкового батальона старший лейтенант Кушеватский Рувим Исаакович  – с той же должности.
(ф.38650 оп.1 д.8 лл.52-56)
   38-й пограничный полк войск НКВД по охране тыла
Командир полка подполковник Сребницкий Вениамин Дмитриевич – с той же должности.
Заместитель командира полка по разведке, он же начальник разведывательного отделения майор Соколов Александр Иванович – с должности начальника разведывательного отделения этого же полка.
Начальник штаб полка майор Кудряшов Михаил Константинович – с той же должности.
Заместитель начальника штаба полка – вакантная.
Командир 1 стрелкового батальона капитан Сысоев Иван Кузьмич – с должности помощника начальника штаба этого же полка.
Командир 2 стрелкового батальона майор Евсеенко Никифор Федорович – с той же должности.
Командир 3 стрелкового батальона капитан Кусенко Дмитрий Павлович – с той же должности.
(ф.38650 оп.1 д.8 лл.57-60)
   90-й пограничный полк войск НКВД по охране тыла
Командир полка подполковник Целиков Петр Данилович – с той же должности.
Заместитель командира полка по разведке, он же начальник разведывательного отделения майор Рымухин Андрей Васильевич – с должности начальника разведывательного отделения этого же полка.
Начальник штаб полка майор Золко Маркус Менделеевич – с должности врид начальника штаба этого же полка.
Заместитель начальника штаба полка – вакантная.
Командир 1 стрелкового батальона капитан Микуров Геннадий Петрович – с должности комбата этого же полка.
Командир 2 стрелкового батальона капитан Мордвинкин Александр Дмитриевич  – с должности комбата этого же полка.
Командир 3 стрелкового батальона капитан Панев Михаил Иванович – с той же должности.
(ф.38650 оп.1 д.8 лл.61-65)
Боевой состав Западный фронт:
13-я армия -  2 стрелковый корпус (ск) (100, 161 стрелковые дивизии (сд), 21 ск (24, 37, 50 сд), 44 ск (64, 108 сд), 63 Укрепленный Район (УР). 8 арт. бригада ПТО, 56, 151, 467 корпусные артиллерийские полки (кап), 301 гаубичные артиллерийские полки (гап) Резерва Главного Командования ( РГК), 390 гап (17 сд), 86 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (озад) 20 мехкопус (мк) (26, 38 танковые дивизии (тд), 210 мотострелковые дивизии (мд) (без матчасти)  275 отдельный инженерный батальон (оиб).
21-я армия Резерв Ставки - 45 стрелковый корпус (ск) (53, 148, 187 сд), 63 ск (61, 117, 167 сд), 66 ск (154, 232 сд), 67 ск (102, 132, 151 сд), 546, 645 кап, 387 гаубичный артиллерийский полк (гап) Резерва Главного Командования (РГК), 130, 158, 311 озад, 25 мк (50, 55 тд, 219 мд, 12 мотоциклетный полк (мцп), 6 отд. дивизион бронепоездов.

На 10 июля 1941 года ЗФ: 13-я армия 45 ск (148, 187 сд), 20 ск (132, 137, 160 сд), 61 ск (53, 110, 172 сд), 4 вдк (7, 8 вдбр), 24 сд, 398, 438, 649 кап, 301, 302 гап РГК, 20 мк (26, 38 тд, 210 мд) (без мат. части), 275 отдельный инженерный батальон (оиб).
21-я армия ЗФ  63 ск (61, 154, 167 сд), 66 ск (232 сд), 67 ск (102, 117, 151 сд), 75 сд, 191, 546 кап, 318 гап б/м и 387 гап РГК, 696 ап ПТО, 3/420 кап, 5, 6, 15 оминб, 130, 158, 311 озад, 25 мк (50, 55 тд, 219 мд, 12 мцп), 6 отд. д-н бронепоездов, 13 бад, 11 сад, 1, 23 оиб .

На 1 августа 1941 года ЦФ - 13-я армия28 ск (55, 132 сд), 45 ск (6, 121, 137, 148 сд), 4 вдк (7, 8 вдбр), 21 гкд, 52 кд, 420, 455, 462 кап, 398 ап, 12 озад, 275 оиб, 60 пмб.
21-я армия 21 ск (42, 117, 187 сд), 63 ск (61, 154, 167 сд), 67 ск (102, 151, 155 сд), 435, 546, 637, 645, 649 кап, 387 гап РГК, 696 ап ПТО, 1/318 гап, 5, 6, 15 оминб, 76, 130, 158, 280, 311 озад, 25 мк (50, 55 тд, 219 мд, 12 мцп), 6 отд. д-н бронепоездов, 34 пмп, 23 оиб.

16 августа 1941 года образован Брянский фронт, по состоянию на 1 сентября 1941 года имел следующий состав:
13-я армия 45 ск (6, 155, 307 сд), 121, 132, 143 сд, 52 кд, 4 вдк (7 и 8 вдбр), 462 кап, 387 гап РВГК, 699 ап ПТО, 12, 130 озад, 50 тд, 43 отб, 78, 275 оиб, 60 пмб.
21-я армия 28 ск (117, 187, 219 сд), 66 ск (55, 75, 232, 266 сд), 67 ск (24, 42, 277 сд), кав. группа (32, 43, 47 кд), 214 вдбр, 435 кап, 5 и 6 оминб, 21 озад, 18 отп, 20 мцп, 6 отд. д-н бронепоездов, 23 оиб, 266 осб.

На 1 октября 1941 года:
Брянский фронт:13-я армия 6, 121, 132, 143, 155, 298, 307 сд, 55 кд, 207, 462 кап, 50 гап, 387 гап РВГК, 12 озад, 141 тбр, 43 отб, 11, 60, 61 смешанная авиадивизии (сад), 512 отдельный саперный батальона (осб).
Юго-Западный фронт: 21-я армия гв, 81, 295 сд, 2 кк (5, 9 кд), кав. группа (32, 43, 47 кд), 21, 29, 158 озад, 1, 129 тбр.       teatrskazka.com/Raznoe/BoevojSostav
29.10.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 29 Октября 2011, 21:44:59 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Высшая Аттестационная комиссия по аттестации высшего комчассостава войск НКВД в годы Отчественной войны была утверждена в составе ГУПВ и ей были представлены полномочия по аттестации офицеров предствленных к присвоению высоких званий "генералов" из состава дургих войск НКВД, ниже письмо на бланке пограничных войск НКВД СССР № 19/43030 от 24.11.1941 г.: «г. Куйбышев на имя И.о. начальника войск НКВД СССР генерал-майора Аполлонова – Посылаю справки на комбрига Кисилева Н.С., комбрига Курлыкина А.П. и полковника Рогатина, проект постановления Совнаркома СССР и проект письма на имя товарища Сталина И.В. с просьбой о присвоении указанным выше товарищам званий «генерал-майор». Аналогичное документы на т.т. Кисилева, Курлыкина, Рогатина, представил ранее при №19/42853 от 20.11.41 г. приложение: по тексту». Подписал: И.о. начальника пограничных войск НКВД СССР генерал-майор Яценко».
Лист 75: письмо на бланке пограничных войск НКВД СССР № 19/42853 от 19.11.1941 г.: «г. Куйбышев на имя И.о. начальнику войск НКВД СССР генерал-майора Аполлонова – Посылаю справки на комбрига Кисилева Н.С., комбрига Курлыкина А.П. и полковника Рогатина, проект постановления Совнаркома СССР и проект письма на имя товарища Сталина И.В. с просьбой о присвоении указанным выше товарищам званий «генерал-майор». приложение: по тексту». Подписал: И.о. начальника пограничных войск НКВД СССР генерал-майор Яценко"

Вопрос, например, о присвоении выского звания "Генерал-майор" в отношении полковника Рогатина начальника Управления войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта был положительно реализован только в последних числах декабря 1941 года.
    Относительно присвоения звания "полковник" подполковнику Кузнецову А.П. появилась еще одна версия, которая проверяется. Документы о присвоении этого звания были направлены в НКВД СССР летом  1942 года, а моменту издания приказа кандидат был напарвлен на учебу в Военную Академию им. М.В. Фрунзе. Таким образом, как слушатель академии подполовник Кузнецов А.П. числился в составе НКО СССР. Если это было так в действительности, что очень вероятно, присвоение звания "полковник" в приказе НКО СССР, которым одновременно являлся Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, нисколько не умоляет его , относительно офицеров, которым это высокое звание было присвоено на основании приказа НКВД СССР, подписанного Нарком Л.П. Берия. Конечно же сам полковник Кузнецов А.П., не желал выглядить "белой вороной", но сие от него не зависило, а опредялялось исключительно обстоятельствами в которых он находился в этот период времени.
п.325 Управление войск НКВД охраны тыла Брянского фронта подполковнику Кузнецову А.П. присвоено очередное воинское звание "полковник" - на основании Приказа НКО №05588 от 11 августа 1942 года. (РГВА ф. 38650 оп.1 д.860 л.39)

1.11.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 01 Ноября 2011, 20:43:47 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Уважаемый Юрий Петрович добрый вечер!
Опять нет исходных данных. А потом, где последовательность - 20.6.41 г. зам. Наркома генерал-лейтенант Масленников И.И. якобы снял указанных начальников ( начальника 17 КПО и его заместителя по полчитической части) с занимаемых ими должностей, а теперь вдруг как-будто и не было никакого приказа НКВД...
Не возвращаясь к ранее проведенному осбуждению по этой теме. Где же эти материалы расследования прокурора и привлечение к судебной ответственности указанных командиров. А куда подевался зам. по разведке, который якобы тоже утратил дела по агентурно-осведомительской работе и наработанная годами агентура оказалсь  в руках у немцев? Сколько таких доносов было написано за годы войны под диктовку известного кого....Давайте будем исходить из того, нет судебного решения вступившего в законную силу, занчит нельзя, и тем более называть кого-бы то ни было преступником.

Российский государственный военный архив ф.32891 оп.1 д.89 «Описание боевых действий …»


«… Начавшаяся 28.9.41г реорганизация полка была в основном закончена к 10.10.41г .
  Командиром 92 полка был назначен майор Врублевский Федор Иванович, военкомом батальонный комиссар Авдюхин Николай Иванович, начальником штаба майор Кудряшов Михаил Кондратьевич.
 В период с 1 го по 10.10.41г., подразделения полка занимались учебой, 10.10.41г полк приступил к службе заграждения на участке 21-й армии (начальник охраны тыла майор Кузнецов А.П.).
 13.10.41г вместе с частями 21-й армии полк отошел на рубеж р.Оскол (с.Чернянка , г.Новый Оскол полк нес службу заграждения в тяжелых условиях осенней распутицы, не имея достаточного количества вооружения, обмундирования и продовольствия, так по винтовкам полк был обеспечен на 73 %, револьверами и пистолетами на 68 % , ручными  пулеметами  на 9% , На 100% необходимо было заменить износившиеся летнее обмундирование Точных данных о количестве задержаний по категориям и по месяцам 1941 г в полку не сохранилось.
 За период с 10.10.41г по 31.12.41г., полк задержал всего 6060 человек , из них:
                                  Шпионов-25
                                  Дезертиров-884
                                 Вышедших из плена:-1153
                                 Вышедших из окружения -813
                                 Отставших от частей-1190
                                 Прочих-1995

С каждым днем повышался интерес к службе заграждения со стороны личного состава, вырабатывались навыки новой работы. Личный счет задержаний, произведенных отдельными командирами и бойцами неуклонно увеличивается , так за период с 10.10.по 31.12.1941г.:
 ст.с-нт Застрожин задержал-193 чел.
Кр-ец Федотов-130 чел.
Кр-ец Мизанов -120 чел.
Полк продолжал нести службу и охрану тыла 21-й армии , на рубеже р.Оскол
Итоги служебно-оперативной деятельности полка за ноябрь вошли в сводку данную выше.
Полк продолжал нести службу по охране тыла 21-й армии на рубеже р.Оскол. Обстановка на фронте стабилизировалась .Части противника были остановлены в основном на рубеже р.Северский Донец и севернее Белгорода по железной дороге Белгород-Курск В декабре подразделения полка кроме службы заграждения, вели боевую работу в тылу у врага.
 1.12.1941г командующий 21 армией, приказал создать истребительный отряд из подразделений полка для выполнения боевой задачи в тылу у противника
 Отряд создавался на основе добровольности .Добровольцами записались 80% личного состава.
Из числа добровольцев была отобрана группа в 116 чел. Группа была полностью обеспечена теплым обмундированием, на вооружение кроме винтовок и автоматов находилось 2 станковых и 6 ручных пулеметов. Командиром отряда был назначен капитан Татьянин (прим. авт. – на основании приказа ;33 от 10.8.42 г. майор Татьянин Степан Семенович был назначен командиром 1-го батальона 92-го пп  Управления войск НКВД по охране тыла Брянского фронта РГВА ф.32891 оп.1. д.291 л.27, а приказом №153 от 6.10.42 г. начальником штаба 90го пограничного полка войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта), военкомом ст.политрук Тарасенков .
  4.12.1941г в 4-00 отряд выехал в г.Короча , где в 18-00 получил задачу от командующего 21 армии. По замыслу командования истребительный отряд должен был скрытно перейти линию фронта и сосредоточится в засаде на опушке Киселевского леса  в р-не Гостищево. В это время части КА, наступающие на Гостищево с северо-востока, должны были выбить противника и оттеснить его к Киселевскому лесу, где он попадал под удар истребительного отряда находящегося в засаде .
Наступление должно было начаться 5.12.41г в 5-00.
 Немедленно выступив из Корочи, истребительный отряд скрытно пересек линию фронта и в 00 5.12.41 г занял указанное ему место засады . Выдвинув боевое охранение  и разведку на опушке Киселевского леса в сторону с.Гостище.
Немедленно выступив из Корочи, истребительный отряд скрытно пересек линию фронта и в 00 5.12.41 г занял указанное ему место засады, выдвинув боевое охранение  и разведку на опушке Киселевского леса в сторону с.Гостище.
 В 5-00 5.12.41г части Красной Армии выполняя приказ перешли в наступление на Гостищево, однако успеха не имели.
  В 14-30 боевое охранение отряда донесло, что противник силою до 2-х батальонов пехоты отсек небольшую группу пехоты в 20 человек одного из наступающих подразделений и прижимает ее к Киселевскому лесу. Не имея данных об истребительной группе, противник начал окружать лес и втягиваться в него с целью уничтожить отсеченную им группу, но наткнулся на ожесточенное сопротивление находящейся в засаде истребительного отряда. Присоединив к себе группу бойцов РККА отсеченную противником в лес, истребительный отряд вступил в бой. В результате боя противник отступил оставив в лесу более 150 человек убитыми и ранеными 2 станковых и 1 ручной пулемет. Потери истребительного отряда 6 , ранено 4.
  Так как обстановка изменилась и дальнейшее пребывание отряда в засаде потеряло значение, командир отряда приказал отойти за линию расположения наших войск.
 За четкое выполнение задачи , мужество и героизм в бою, командующий 21 армии приказал представить отличившихся к награде.
  26.12.41 г по приказу командующего 21-й армии из состава полка был выделен второй истребительный отряд, как и первый второй отряд формировался по принципу добровольности.
 В состав отряда вошло 114 бойцов и командиров, из них до 30 % добровольцев первого истребительного отряда. Командиром отряда был назначен капитан Бурцев , военкомом ст.политрук Постников.
 27.12 .41 г в 15-30 командующий 21 армии поставил перед командиром истребительного отряда задачу;
  истребительный отряд, совместно с отрядом капитана Закатова (из подразделения РККА) немедленно выходит по маршруту –Короча –Авдеевка и просочившись через линию фронта выходит на шоссе Белгород-Курск в р-не Урочища –Становое, на шоссе уничтожать автотранспорт и резервы противника  По выполнению задачи возвращаться на исходный рубеж.
 Расчет операции 3 дня.
  В 17-00 17.12.1941г истребительный отряд вышел из Корочи.
28.12.41г в 18-00 отряды Бурцева и Закатова по оврагам и лесу начали просачиваться через линию фронта.
29.12.1941г в 6-00 отряды вышли на опушки леса в р-не х.Калинин, высланная разведка донесла, что в хуторе противника нет. Прибыв на хутор до 18-00 отряды продолжали продвижение по тылам противника и ночью с 29. на 30.12.41г вышли в р-н шоссе Белгород-Курск у хутора Береговой.
 30.12.41г в в 8-00 отряды оседлали шоссе и приготовились к бою.
В 10-00 разведка донесла что по шоссе движется группа немецких солдат и офицеров (12 человек). Пропустив группу ближе, отряд уничтожил ее огнем из винтовок и коротким штыковым ударом.
 В 11-00 на шоссе показались 3 автомашины, высланные вперед истребители подпустили машины на 15-20 метров и забросали их гранатами. одна из машин пыталась повернуть обратно , была уничтожена пулеметным огнем. До 15-00 таким же путем были уничтожены 10 автомашин противника, с боеприпасами, горючим и продовольствием.
 В 16-00 разведка донесла, что к месту расположения истребительного отряда движется автомашина с солдатами противника. Машину подпустили ближе. Не доезжая 500-600 метров до расположения отряда, машина остановились и выскочившие из нее  22 немецких солдата повели наступление. Подпустив на 300 метров отряд встретил его пулеметным огнем, около 15 немецких солдат было убито, остальные бросились к машине и скрылись в направлении Яковлево.
 В 17-00 разведка донесла, что со стороны Белгорода по шоссе движется бронеавтомобиль и колона автомашин с пехотой.
Через 15-20 минут противник 2-мя колонами при поддержке бронемашины перешел в наступление, бой длился около двух часов . Потеряв свыше 100 человек убитыми противник отступил.
 Всего за этот день противник потерял свыше 200 человек убитыми, 13 автомашин  с различным грузом.
 Потери истребительного отряда -2 чел. ранеными.
 В 19-00 30.12.41г командир сводного отряда приказал сосредоточится в урочище Становое. Задача, поставленная  командующим 21 армии, была выполнена.
В 7-00 31.12.1941 г., отряд прибыл на х.Калинин , где расположился на отдых, охрана была усилена.
 В 9-00 противник, силой до батальона пехоты, преследуя истребительный отряд, ворвался в юго-восточную часть хутора Калинин, занятую подразделением капитана Закатова, но был оттеснен на окраину хутора. Сдерживая натиск подошедших подкреплений противника, сводный отряд начал отходить к линии фронта.
31.12.41 г в 15-00 истребительный отряд перешел линию фронта севернее ст. Тетеревино, 4.1.42 г , отряд вернулся в полк.

Продолжение следует.
03.11.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 21:15:08 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
В подтверждение ранее приведенных доводов,
Выписка из Протокола Заседания Комиссии по рассмотрению представлений к награждению по Войскам НКВД СССР от 24.8.1941 года г. Москва
   
   Присутствуют: Заместитель наркома внутренних дел Союза СССР комиссар государственной безопасности 3 ранга тов. Серов, Начальник Секретариата НКВД СССР старший майор госбезопасности тов. Мамулов, И.о. Начальника Войск НКВД СССР генерал-майор тов.Аполлонов, Начальник Политуправления Войск НКВД СССР дивизионный комиссар тов. Мироненко, Начальник Штаба Войск НКВД СССР генерал-майор тов. Яценко, Начальник Штаба истребительных батальонов НКВД СССР генерал-майор тов. Петров,
   Рассмотрено представление о награждении орденом Красного Знамени начальника штаба войск Охраны войскового тыла Западного фронта полковника Иванова Алексея Васильевича, который, как указано в представлении – проявил самоотверженность, инициативу и настойчивость в устройстве и организации переправы через реку Днепр больших транспортов с военными и государственными грузами и ценностями из Смоленского хранилища Госбанка СССР в сложных условиях.
   Решение комиссии – снять.
   Верно: Заместитель начальника 3 отделения Отдела по начсоставу ГУПВ НКВД
   Интендант 2 ранга                                                                   Тихонов
28.4.

Справка: Полковник Иванов Алексей Васильевич заместитель начальника 1 Отдела 2-го Управления ГУПВ НКВД СССР приказом Войскам Тыла Западного фронта от 27 июня 1941 года №1/оп, подписанным генерал-лейтенантом Соколовым Г.Г. был назначен ответственным за эвакуацию беженцев с участка Западного фронта в тыловые районы.
Полковник Иванов приказом генерал-лейтенанта Соколова Г.Г. Начальника Управления Охраны войскового тыла Западного Направления от 28 июля 1941 года №033 был назначен начальником охраны направления Рославль-Москва.
Указом Президиума Верховного Совета ССР от 21 сентября 1945 года полковник Иванов Алексей Васильевич был награжден орденом Кутузова 2 степени.
28.11.2011 г. Александр Слободянюк
Записан
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 9   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »