Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Воинский мемориал посёлка Луговое: история создания  (Прочитано 4114 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
ПОХОРОНЕНЫ ПОСЛЕ… ВОЙНЫ
Свыше 100500 солдат и офицеров Красной Армии погибли смертью храбрых на территории современной Калининградской области в ходе Восточно-Прусской наступательной операции 1944-1945 годов. Прах большинства из них покоится в братских воинских могилах. Вот об одной из них, расположенной в поселке Луговое Гурьевского района, и пойдет сегодня речь. Как воинский мемориал оно было обустроено в 1952 году. Но более подробно об этом – устами непосредственного участника тех далеких событий бывшего фронтовика полковника в отставке Г. ЗАЦЕРКОВНОГО.
- Григорий Моисеевич, в силу каких обстоятельств вы стали непосредственным участником начавшегося в 1952 году перезахоронения павших в окрестностях бывших немецких селений Гутенфельд (ныне – Луговое) и Крауссен (ныне – пригородный к Калининграду поселок Борисово) советских воинов из одиночных могил в братскую?
- В силу того, что имел честь быть тогда военнослужащим отдельного инженерно-механизированного батальона, дислоцированного в Борисово на территории военного городка Московского военно-инженерного училища. В этой воинской части я, будучи в тот период времени в скромном чине старшего лейтенанта, командовал одним из взводов инженерно-технической роты. Наш батальон был, так сказать, многоцелевого предназначения: выполнял задачи по обеспечению учебного процесса в названном выше военном училище, производил плановое разминирование местности, в том числе и уничтожение неразорвавшихся артиллерийских снарядов и авиабомб…  Поэтому  никто из нас особо не удивился, когда летом 1952 года из вышестоящих инстанций был получен приказ сформировать из лучших профессиональных саперов батальона команду по поиску разбросанных в окрестностях Луговое и Борисово одиночных воинских могил и перезахоронению находящихся в них останков советских солдат и офицеров в общую братскую воинскую могилу. Начальником команды (не знаю, правда, в силу каких конкретно причин) назначили меня.
- Из чего состояла экипировка личного состава команды?
- Командование батальона в достатке обеспечило нас средствами противохимической  и противобактериологической защиты, щупами, шанцевым  инструментом. Кроме того, в нашем распоряжении находились два грузовика – ЗИС-5 и ЗИС-6.
Не было недостатка также в гробах и погребальных урнах – они были заранее изготовлены по заявкам местных властей где-то в столярных цехах Калининграда.
Должен сказать, что и сами поисковые работы велись нами под непосредственным руководством местных органов исполнительной власти – именно их представители, все время находясь при нас и имея на руках архивные списки погибших и карты с условными обозначениями могил,   указывали,  где конкретно необходимо вести очередные раскопки.
- С какими трудностями столкнулись?
- В основном морально-психологического плана, ведь работу выполняли скорбную. Даже мне, фронтовику, не однажды видевшему смерть во всех ее страшных проявлениях, порой становилось не по себе, а что говорить о моих подчиненных, подавляющее большинство из которых были солдатами и сержантами послевоенных призывов! Но справились и справились с честью!
- Где больше всего пришлось потрудиться?
- Конечно же, в местах бывшей дислокации госпиталей и медсанбатов. В каждом из них обнаруживали целые акрополи – десятки и сотни захоронений. Речь, главным образом, о земельных угодьях вокруг таких населенных пунктов, как Рощино (бывший Дальхайм) и Зеленополье (бывший Борхерсдорф), Гурьевского района, Партизанское (бывший Шёнмор) и Марийское (бывший Вайссенштайн) Багратионовского района, а также в самих Борисово и Луговом.
- Были ли случаи обнаружения не погребенных останков?
- Нет, этого не случалось. Все павшие сразу после окончания боя, в котором они и погибли, были захоронены боевыми побратимами с соблюдением воинских ритуалов. Иное дело, что на очень многих могильных пирамидках время безжалостно уничтожило надписи (а они, напомню, делались химическим карандашом, реже – краской) с фамилиями погребенных. Именно поэтому на воинском мемориале, что в Луговом, сегодня так много табличек «Имя неизвестно».
- Что еще лично вам особенно запомнилось при вскрытии могил?
- Подавляющее большинство павших были погребены не в гробах, а завернутыми в брезентовую плащ-палатку или шинель. В редких гробах (да и те, как правило, были наспех сколочены из горбыля) покоились лишь останки офицеров. Очень часто при погибших находили документы, личное оружие и запасные обоймы.
Как правило, откапывали мы уже только костные останки, хотя случались и исключения. Помню, разрыли могилу, а в ней – сооруженный из горбыля гроб с телом совсем юного (с виду не старше 18-19 лет) младшего лейтенанта. Лежал, как живой – молодой, красивый, с печатью мужества на волевом лице. Не были тленом тронуты обмундирование и амуниция – шинель, портупея, кобура с пистолетом. Потом, когда внимательно осмотрели раскоп, поняли, в чем дело – гроб оказался под метровым слоем очень плотной глины, которая и «законсервировала» тело…
- Как поступали с найденными в могилах документами, оружием и личными вещами погибших?
- Документы и личные вещи по специальному акту передавали представителям все время находившимся при нас представителям местных органов исполнительной власти. В дальнейшем, знаю, они направлялись в архивные учреждения для более детального изучения, проведения экспертизы и учета. А вот оружие передавались нами в местные музеи. Правда, предварительно оно опять же нами приводилось в состояние, полностью исключающее всякое его боевое применение. Что же касается боеприпасов и различных взрывоопасных предметов (а только бомб, мин и снарядов нами было обнаружено в ходе земляных работ не одна сотня!), то они при строжайшем соблюдении мер личной и коллективной безопасности вывозились нами в безлюдные места и уничтожались методом подрыва.
- И чем завершились работы, в которых участвовала руководимая вами, Григорий Моисеевич, внештатная специализированная команда?
- Созданием и торжественным открытием 7 ноября все того же 1952 года в поселке Луговое скорбного воинского мемориала, над которым сегодня по эстафете, полученной от бывшего Калининградского высшего инженерного училища инженерных войск Министерства обороны России, достойно отдавая долг памяти павшим, шефствуют мои молодые однополчане из Калининградского пограничного института ФСБ России.
Беседу вел подполковник Григорий ЗУЕВИЧ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
В день открытия в поселке Луговое 7 ноября 1952 года скорбного воинского мемориала (второй справа – старший лейтенант Г. Зацерковный):
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
Военную службу Григорий Моисеевич Зацерковный закончил в погонах подполковника:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
Поселок Луговое, воинский мемориал. Начало 2000-х гг.:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
А здесь повествование калининградских журналистов об иных, но менее весомейших перед регионом заслугах офицера Григория Моисеевича Зацерковного:
http://www.vecherka.com/?pt=7&artid=269&lst=0
http://www.kaliningradka.ru/newshow.php?newsid=11015
http://viupetra.3dn.ru/photo/fotografija_1/34-0-337
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из моей почты:
- Здравствуйте Юрий Петрович!
Андрей Мурылёв дал Ваш адрес. Вы оба делаете очень большое и важное дело. Спасибо вам за это!
Мой дед Дорофеев Прокофий Павлович 24.02.1906 г.р. похоронен в братской могиле калининградского посёлка Луговое.У меня есть его довоенная фотография, видимо когда он проходил  срочную службу в рядах Красной Армии. На фото он справа. Если она пригодится, буду очень рада. Всего вам хорошего, удачи! Дорофеева Елена Витальевна.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 458
  • Ржевцев Юрий Петрович
Мой ответ:
- Уважаемая Елена Витальевна, судя по всему, снимок сделан в годы Великой Отечественной в первые же день-два по прибытию дорогого Вам воина в часть в составе воинской команды резервистов: на обоих однополчанах новенькое, ещё ни разу не глаженное обмундирование. А вот ботинки явно бэушные: именно такие чаще всего и полагались мобилизованным в армию резервистам.
Бойцы ещё не успели пришить петлицы. И им, похоже, ещё не были выданы форменные поясные ремни. В результате оба подпоясались своими личными брючными произвольного штатского образца…
« Последнее редактирование: 16 Октября 2010, 09:05:59 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »