Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Конференция в Калининграде в память о фронтовом подвиге НКВД СССР  (Прочитано 4098 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
9 апреля 2010 года в Калининграде впервые в истории региона пройдёт Международная научно-практическая конференция «Роль ОВД и войск НКВД СССР в Восточно-Прусской операции. Обеспечение законности в послевоенной жизни в Калининградской области».
Инициатор проведения – Калининградский юридический институт МВД России.



Программа конференции, но в ней меня почему-то обозвали пребывающим в отставке. Но последнее, заверяю, – ошибка:



« Последнее редактирование: 27 Июня 2016, 09:27:57 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,
руководитель Калининградского корпункта
Объединённой редакции МВД России, член Союза журналистов РФ

ХРОНИКА СОЗДАНИЯ, СТАНОВЛЕНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СТРУКТУР СОВРЕМЕННОЙ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Одна из самых малоизученных страниц истории современной Калининградской области – это вклад, который внесли в разгром Восточно-Прусской группировки противника воинские и иные формирования НКВД-НКГБ СССР.
А заслуги эти, поверьте, более чем весомые. Причём они разноплановые. Условно их можно разделить на косвенные и прямые. Своё повествование начну с косвенных. И первая из них - это тот неопровержимы исторический факт, что целый ряд воинских формирований Красной Армии, добивавших фашистского зверя в его же логове, родом из… Наркомата внутренних дел СССР.


Родом из НКВД
Как известно, в годы Великой Отечественной войны союзный Наркомат внутренних дел специально сформировал для Красной Армии или же передал ей из своего состава не менее чем тридцать одну полнокровную стрелковую дивизию и одну общевойсковую армию. Речь в последнем случае идёт об Отдельной армии войск НКВД СССР, вошедшей в историю 2-й мировой как 70-я общевойсковая. Это воинское объединение, к слову, ярко отличилось и в ходе Восточно-Прусской стратегической наступательной операции. Оно, действуя тогда в составе 2-го Белорусского фронта (2-го формирования), наносило удар по Восточной Пруссии из северной Польши в направлении на Данциг (ныне – польский Гданьск).
А вот из названных выше тридцати одного соединений, ведущих свою родословную от НКВД СССР, в боях за Восточную Пруссию непосредственное участие принимали не менее шести. Это:
- 16-я гвардейская стрелковая Карачевская ордена Ленина Краснознамённая ордена Суворова дивизия (36 гв. ск 11-й гв. А 3-го БелФ);
- 46-я стрелковая Лужская ордена Суворова дивизия (108-й ск 2-й Уд. А 2-го БелФ);
- 102-я стрелковая Дальневосточная Новгород-Северская ордена Ленина Краснознамённая ордена Суворова дивизия (29-й ск 48-й А 2-го и 3-го БелФ);
- 158-я стрелковая Лиозненско-Витебская дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия (84-й ск 39-й А 3-го БелФ);
- 250-я стрелковая Бобруйская Краснознамённая ордена Суворова дивизия (35-й ск 3-й А 2-го и 3-го БелФ);
- 251-я стрелковая Витебская Краснознамённая ордена Суворова дивизия (60-й ск 2-й гв. А 3-го БелФ).
Напомню, что 158-я стрелковая единственная из всех вышеперечисленных, которая свою родословную ведёт не от войск НКВД, а от районных истребительных батальонов УНКВД г. Москвы и Московской области. Осенью сорок первого около тринадцати таких батальонов были сначала сведены в три истребительных полка, которые в свою очередь сначала во 2-ю отдельную бригаду московских рабочих, а затем - в иррегулярную 5-ю Московскую стрелковую дивизию.
Яркая страница боёв за Восточную Пруссию и тот факт, что в состав ряда корабельных группировок Краснознамённого Балтийского флота, участвовавших в Восточно-Прусской стратегической наступательной операции, входили сторожевые корабли и бронекатера, ещё в июне 1941 года вместе с экипажами переданные по мобплану морскими силами пограничных войск НКВД СССР в состав Балтийского флота. В частности, в составе КБФ вплоть до Победы как дивизион «морских охотников» эффективно действовал бывший дивизион судов Балтийского морского отряда пограничных войск НКВД СССР. Им всю войну командовал капитан 3 ранга Яков Терентьевич Резниченко, ставший впоследствии вице-адмиралом, заместителем командующего погранвойсками КГБ при Совете Министров СССР по частям морской охраны.
Данный дивизион в ходе Восточно-Прусской стратегической наступательной операции не раз высаживал морские десанты, в том числе на косу Фришес-Нерунг (ныне – Балтийская коса) и датский остров Борнхольм.
Наравне с Яковом Резниченко и его подчинёнными бесстрашно сражался с врагом в составе КБФ и другой воспитанник пограничных войск ОГПУ-НКВД СССР - капитан 2 ранга Иван Иванович Шеломов. Это родной дядя по матери экс-Президента РФ В.В. Путина. Напомним, что в июле 1941 года он прибыл на КБФ из центрального аппарата НКВД СССР.

Пролёг путь объединения через Кёнигсберг
И ещё один малоизвестный для большинства калининградцев факт: современное Центральное региональное командование внутренних войск МВД России (ранее это - Московский округ ВВ МВД России) - кровный побратим Калининграда. Доказательства тому следующие: Московский округ ВВ был воссоздан на базе Центрального Оршанско-Хинганского Краснознамённого управления внутренних войск МВД России (ранее – МВД СССР), которое в свою очередь было создано в 1986 году путём реорганизации одноименной конвойной дивизии из войскового соединения в объединение. Сама же эта дивизия была сформирована в октябре 1945 года на базе 192-й стрелковой Оршанско-Хинганской Краснознамённой дивизии (2-го формирования) Красной Армии, унаследовав при этом награды и почётные наименования последней. А несколькими месяцами раньше, как известно, эта самая сто девяносто вторая стрелковая под командованием полковника (с 5 мая 1945 года – генерал-майор) Луки Басанца в составе 113-го стрелкового Тильзитского (впоследствии – вдобавок Мукденский) Краснознамённого корпуса 39-й армии (2-го формирования) участвовала в Прибалтийской (1944) и Восточно-Прусской (1945) стратегических наступательных операциях и, в том числе, в штурме города и крепости Кёнигсберг.
И ещё одна ниточка, исторически прочно связывающая Центральное региональное командование внутренних войск МВД России с нашим янтарным краем: в период с начала 1950-х годов и до ноября шестьдесят седьмого все дислоцировавшиеся на калининградской земле конвойные части внутренних войск организационно входили в состав Оршанско-Хинганской Краснознамённой конвойной дивизии МВД СССР, то есть будущего Центрального регионального командования внутренних войск МВД России…

Имя им - Полководцы
И вторая косвенная заслуга – это целая плеяда выдающихся полководцев, военачальников и Героев, воспитанных для Красной Армии органами и войсками правопорядка. Немало их в силу сложившейся фронтовой судьбы приняло участие и в разгроме Восточно-Прусской группировки противника. Назовём лишь некоторых, как принято говорить, самых именитых. Итак:
- командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии Иван Данилович Черняховский: юношей, ещё до официального поступления на военную службу в Вооружённые Силы, прошёл хорошую ратную школу в войсках ЧОН – Частей особого назначения по борьбе с бандитизмом.
Командующие армиями:
- 18-й воздушной - главный маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов: в 1924-1933 гг. – сотрудник органов госбезопасности и военнослужащий войск ОГПУ;
- 33-й общевойсковой 3-го Белорусского фронта (речь идёт о боях августа 1944 года на линии границы Литвы с Восточной Пруссией) - генерал-полковник Вячеслав Дмитриевич Цветаев: осенью 1921-начале 1922 гг. - командир 204-й бригады войск внутренней службы Республики (ВНУС; исторический аналог современных внутренних войск МВД России) Петроградского военного округа. Впоследствии - Герой Советского Союза.
Командиры корпусов:
- 113-го 39-й армии 3-го Белорусского фронта - генерал-майор Николай Николаевич Олешев: в Гражданскую войну – чекист, а с 1926 по осень 1941 гг. – военнослужащий войск ВЧК-ОГПУ-НКВД, профессиональный пограничник. Впоследствии - Герой Советского Союза, генерал-лейтенант. В состав возглавляемого им 113-го корпуса, напомним, входила и уже озвученная выше 192-я стрелковая Оршанско-Хинганская Краснознамённая стрелковая дивизия;
- 108-го стрелкового 2-й ударной армии 2-го Белорусского фронта - генерал-лейтенант Виталий Сергеевич Поленов: с 1923 по июль 1941 гг. проходил службу в войсках ГПУ-ОГПУ-НКВД, профессиональный пограничник, В состав возглавляемого им 108-го корпуса, напомним, входила и уже озвученная выше 46-я стрелковая Лужская ордена Суворова 2-й степени дивизия.
Командиры стрелковых дивизий:
- 307-й 81-го стрелкового корпуса 50-й армии 2-го и 3-го Белорусских фронтов – генерал-майор Василий Никитич Далматов: профессиональный пограничник, до июля 1941 года – начальник Управления пограничных войск НКВД Карело-Финской ССР;
- 348-й 35-го стрелкового корпуса 3-й армии 2-го и 3-го Белорусских фронтов - полковник Михаил Андреевич Греков: в войсках ОГПУ-НКВД в 1929-1940 гг., профессиональный пограничник, в 1958-1966 годах - начальник кафедры оперативно-тактической подготовки Ордена Ленина Краснознамённого института КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского (ныне это Академия ФСБ России), с 1958 года - генерал-майор;
– 362-й 19-го стрелкового корпуса 33-й армии 3-го Белорусского фронта (речь идёт о боях августа 1944 года на линии границы Литвы с Восточной Пруссией) – генерал-майор Михаил Александрович Еншин: в войсках ГПУ-ОГПУ-НКВД проходил службу в 1923-июле1941 гг., профессиональный пограничник. Впоследствии – Герой Советского Союза, генерал-лейтенант, один из создателей современных воздушно-десантных войск;
- 324-й 69-го стрелкового корпуса 50-й армии 2-го и 3-го Белорусских фронтов – полковник (с 11 июля 1945 года – генерал-майор) Иван Корнилович Казак: на службе в войсках ОГПУ-НКВД с 1920-х гг. по осень 1941 года, профессиональный пограничник. Впоследствии - советский военный атташе в Польше;
- 399-й 42-го стрелкового корпуса 48-й армии 2-го и 3-го Белорусских фронтов – Герой Советского Союза генерал-майор Даниил Васильевич Казакевич: на службе в войсках ОГПУ-НКВД с 1920-х по февраль 1943 года и в послевоенный период - начальник ряда пограничных округов, а затем - начальник отделения военно-учебных заведений Главного управления пограничных войск МВД-МГБ-КГБ СССР, генерал-лейтенант;
- 73-й 29-го стрелкового корпуса 48-й армии 2-го Белорусского фронта – Герой Советского Союза (посмертно) полковник Василий Иванович Матронин: на службе в войсках ОГПУ-НКВД СССР в 1927-1943 гг. профессиональный пограничник;
- уже упоминавшейся выше 102-й – полковник (с 11 июля 1945 года – генерал-майор) Маркиан Петрович Погребняк: в войсках ОГПУ-НКВД до февраля 1943 года; профессиональный пограничник.

Золотые Звезды ВВ и ПВ
Около ста воспитанников войск и органов правопорядка из числа участников боёв за Восточную Пруссию стали Героями Советского Союза, находясь в рядах действующей Красной Армии. И это без учёта Героев Советского Союза из состава 49-й и 70-й армий 2-го Белорусского фронта, также участвовавших в Восточно-Прусской стратегической наступательной операции.
Плюс один воспитанник органов госбезопасности и пограничных войск из числа участвовавших в боях за Восточную Пруссию за подвиги, совершённые в годы Великой Отечественной войны в тылу врага, в 1995 году удостоен Звания Героя Российской Федерации. Речь об известном российском писателе полковнике в отставке Юрии Антоновиче Колесникове, воевавшем в тылу врага в качестве представителя легендарного Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР (до октября 1943 года – не менее легендарная особого назначения ОМСБОН - Отдельная мотострелковая бригада войск НКВД СССР).

И наречён был город именем Героя
В России только один город носит имя воспитанника системы отечественного МВД. И это - в Калининградской области. Речь о расположенном практически на самой линии российско-польской границы самостоятельном муниципальном образовании «Город Мамоново».
Уроженец Сокольского района Вологодской области Николай Васильевич Мамонов службу во внутренних войсках проходил в период с декабря 1939 года по лето 1941 года: красноармеец 233-го отдельного полка конвойных войск НКВД СССР, курсант 3-го отдельного учебного дивизиона конвойных войск НКВД СССР (г. Львов), курсант Саратовского военного училища НКВД СССР, командир истребительного взвода N-й стрелковой дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности (ст. Софрино Московской области). В дальнейшем – на командных должностях в боевых частях Красной Армии. С апреля 1943 года 24-летний майор Н. Мамонов принял под свое начало 331-й стрелковый полк только что сформированной под Тулой 96-й стрелковой дивизии (3-го формирования).
26 октября 1944 года воспитанник внутренних войск отечественного МВД, кавалер четырёх боевых орденов (Красного Знамени, Кутузова 3-й степени, Александра Невского и Красной Звезды) подполковник Н. Мамонов был смертельно ранен при форсировании реки Пельша. Произошло это на подступах к исконно польскому, но на тот период времени восточнопрусскому городу Пултуск.
24 марта 1945 года Н. Мамонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Данное событие совпало с овладением его однополчанами превращенного гитлеровцами в неприступную крепость восточно-прусского города Хайлигенбайль. Во многом предопределило факт будущего (в 1947 году) переименования Хайлигенбайля в Мамоново и то обстоятельство, что сразу вскоре после окончания боёв за Восточную Пруссию прах Героя был перенесен из временной могилы, находившейся в польском городе Пултуск, в Хайлигенбайль.
Имя подполковника Н. Мамонова увековечено и во внутренних войск. Так, с 1 апреля 1985 года приказом министра внутренних дел СССР оно навечно занесено в списки 1-й курсантской роты 1-го батальона современного Саратовского военного Краснознамённого института внутренних войск МВД России.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,
руководитель Калининградского корпункта
Объединённой редакции МВД России, член Союза журналистов РФ

ХРОНИКА СОЗДАНИЯ, СТАНОВЛЕНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СТРУКТУР СОВРЕМЕННОЙ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Одна из самых малоизученных страниц истории современной Калининградской области – это вклад, который внесли в разгром Восточно-Прусской группировки противника воинские и иные формирования НКВД-НКГБ СССР.
А заслуги эти, поверьте, более чем весомые. Причём они разноплановые. Условно их можно разделить на косвенные и прямые. Своё повествование начну с косвенных. И первая из них - это тот неопровержимы исторический факт, что целый ряд воинских формирований Красной Армии, добивавших фашистского зверя в его же логове, родом из… Наркомата внутренних дел СССР.

2-я часть – прямые заслуги
Правоохранительные и контрразведывательные структуры действующей Красной Армии на территории Восточной Пруссии
Отечественные органы правопорядка и безопасности свою очерченную Законом деятельность на территории Восточно-Прусской провинции нацистской начали осенью 1944 года в ходе первого широкомасштабного вторжения советских войск в пределы Восточной Пруссии и продолжили в ходе Восточно-Прусской стратегической наступательной операции. Это были:
- Аппараты Уполномоченных НКВД СССР на 1-м Прибалтийском (с 24.00 25 февраля 1945 года – Земландская оперативная группа войск 3-го Белорусского фронта), 2-м (2-го формирования) и 3-м Белорусских фронтах – в период 11 января-4 июля 1945 года;
- Аппарат Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии – не ранее конца февраля 1945 года, но сама должность Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии – с 5 мая 1945 года;
- объединения (в лице фронтовых управлений ОВТ), соединения и части войск НКВД по охране тыла действующей армии, в том числе и учебные команды по подготовке сержантского состава (на каждом из фронтов по одной);
- органы правительственной связи, а также соединения и части войск правительственной связи НКВД СССР (последние - в составе управлений войск НКВД по охране тыла фронтов);
- специальные части НКВД СССР, призванные осуществлять на поле боя радиоразведку и подавление работы радиосредств противника (в составе управлений войск НКВД по охране тыла фронтов), - 2-й и 3-й отдельные дивизионы специальной службы внутренних войск НКВД СССР;
- части и подразделения 37-й (штадив – г. Минск), 46-й (штадив – в составе действующей армии) и 48-й (штадив – г. Рига) дивизий конвойных войск НКВД СССР;
- части и подразделения 14-й стрелковой дивизии войск НКВД СССР по охране железных дорог (штадив – г. Вильнюс);
- части и подразделения Управления пограничных войск НКВД Литовского округа (штаб – г. Каунас);
- соединения, части и подразделения Управления внутренних войск НКВД Прибалтийского округа (штаб – г. Рига);
- фронтовые органы контрразведки «Смерш» и подчинённые им стрелковые подразделения охраны;
- органы военной юстиции и правосудия и, в том числе, Военные трибуналы войск НКВД СССР;
- фронтовые органы НКГБ СССР, работавшие при военно-эксплуатационных управлениях фронтов;
- полевые органы Главного управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных и ГУЛАГ НКВД СССР в лице отделов НКВД СССР по делам военнопленных при управлениях тыла фронтов (на каждом фронте по одному) и подчинённым последним фронтовых приёмно-фильтрационных лагерей и специальных пунктов-приёмников;
- инспекции Управления военного снабжения НКВД СССР при управлениях тыла 2-го (2-го формирования) и 3-го Белорусских фронтов (обе - с 27 октября 1944 года);
- различные военно-полицейские и военно-пенитенциарные структуры Красной Армии и ВМФ в лице военных комендатур, заградительных отрядов, «охранных» в/ч, сборно-пересыльных пунктов, штрафных, дисциплинарных и штурмовых стрелковых частей и т.д.
Помимо этого, ещё до начала вторжения в Восточную Пруссию – стратегическая (она же – внешняя) и оперативная (она же – специальная и глубинная) разведка НКГБ СССР и Разведывательного управления Генерального штаба РККА плюс зафронтовые органы контрразведки «Смерш» и спецрота Управления войск НКВД СССР по охране тыла 3-го Белорусского фронта.
Однако рубежной датой создания основ правоохранительных структур современной Калининградской области следует, пожалуй, считать 18 декабря 1944 года. Именно в этот день Государственный комитет обороны СССР издал Постановление № 7163сс. Оно называлось «Об охране тыла и коммуникаций действующей армии на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии». Именно этот документ положил начало массовому направлению наркоматами внутренних дел и госбезопасности в правительственную командировку в правоохранительные и контрразведывательные структуры 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов практических работников из территориальных органов внутренних дел и государственной безопасности тыловых регионов, а также «охранных» частей войск НКВД СССР из числа не входивших в состав действующей армии. Именно эти сотрудники и военнослужащие и стали впоследствии кадровой основой большинства силовых правоохранительных ведомств будущей Калининградской области.
Главным образом, это были многоопытные сотрудники уголовного розыска, БХСС и уголовно-исполнительной системы, но в немалом количестве также - профессиональные чекисты и офицеры «охранных», внутренних и пограничных войск. По месту прежней службы все они считались убывшими в бессрочную правительственную командировку, а по новому – временно прикомандированными кто к отделам «Смерш» общевойсковых армий, а кто – к оперативным органам Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта. Однако уже в конце февраля 1945 года все они были собраны вместе, после чего сведены в коллектив только что созданного при штабе Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии - правоохранительной структуры, от которой теперь ведут свои истоки едва ли не все правоохранительные ведомства современной Калининградской области - региональные УВД, УФСБ, УФСИН и Центр правительственной связи (в/ч 28787).
Во исполнение все того же постановления ГКО СССР № 7163сс от 18 декабря 1944 года Генеральным штабом Красной Армии 21 декабря 1944 года была издана директива за № орг/5/10588. Последняя положила начало формированию по линии Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии целого ряда стрелковых дивизий внутренних войск. Применительно к Восточной Пруссии речь в данном случае идёт о 57-й и 63-й стрелковых дивизиях ВВ НКВД СССР. Первая вошла тогда в состав ОВТ 3-го Белорусского, а вторая - 2-го Белорусского (2-го формирования) фронтов.
А ранее, напомню, на Восточно-Прусском операционном направлении были сформированы:
- на основании приказа НКВД СССР № 00922 от 3 августа 1944 года – 14-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР по охране железных дорог (штадив – г. Вильнюс). Её боевая задача - охрана и оборона железных дорог на территории вызволенных из-под немецко-фашистской оккупации Латвии, Литвы и западных областей Белоруссии, а, начиная с 1945 года, – и на территории современной Калининградской области;
- на основании приказа НКВД СССР № 00985 от 17 августа 1944 года – 46-я дивизия конвойных войск НКВД СССР. Её боевая задача – выполнение военно-конвойных функций в зоне боевых действий 1-го (2-го формирования), 2-го (2-го формирования) и 3-го Белорусских фронтов, в том числе и целиком на всей территории Восточной и Западной Пруссии.

Институт Уполномоченных НКВД СССР по фронтам
Создан в соответствии с приказом НКВД СССР № 0016 от 11 января 1945 года. Одна из основных задач - «Для обеспечения очистки фронтовых тылов действующей Красной Армии от вражеских элементов». В связи с этим в обязанность Уполномоченным вменялось руководство всем спектром контрразведывательной и правоохранительной деятельности, а также предоставлялись огромные полномочия по организации гражданского управления на занятых советскими войсками территориях зарубежных государств и руководству им.
В качестве обязательных заместителей каждому из Уполномоченных назначались два должностных лица - начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта, при этом никто из них не освобождался от служебных обязанностей по занимаемой штатной должности.
Приказом НКВД СССР № 00461 от 10 мая 1945 г. при центральном аппарате НКВД СССР была создана штатная Оперативная группа по работе с аппаратами Уполномоченных НКВД СССР по фронтам, которая в свою очередь 22 мая 1945 года реорганизована в Отдел «Ф» НКВД СССР.
Институт Уполномоченных НКВД СССР по фронтам был упразднен приказом НКВД СССР № 00780 от 4 июля 1945 года, а 30 августа 1945 года в связи с расформированием аппаратов Уполномоченных НКВД СССР на фронтах был ликвидирован и Отдел «Ф» НКВД СССР.
Уполномоченные НКВД СССР по фронтам, участвовавших в разгроме Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск:
- Уполномоченный по 1-му Прибалтийскому фронту – Уполномоченный НКВД-НКГБ СССР по Литовской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Иван Максимович Ткаченко;
- Уполномоченный НКВД СССР по 2-му Белорусскому фронту – нарком государственной безопасности Белорусской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Лаврентий Фомич Цанава;
- Уполномоченный НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту – заместитель наркома обороны СССР-начальник Главного управления контрразведки «Смерш» Красной Армии комиссар госбезопасности 2 ранга Виктор Семёнович Абакумов.
Заместители Уполномоченных НКВД СССР по фронтам, участвовавших в разгроме Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск:
- 1-й Прибалтийский фронт: Врио начальника Управления войск НКВД по охране тыла подполковник (впоследствии – полковник) Михаил Иванович Романов и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта (с 24.00 25 февраля по 2 апреля 1945 года – Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта, а затем – полевого управления 1-го Прибалтийского фронта Резерва Ставки ВГК) генерал-лейтенант Николай Георгиевич Ханников;
- 2-й Белорусский фронт (2-го формирования): начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта генерал-майор Владимир Тарасович Рогатин и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов;
- 3-й Белорусский фронт: начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта генерал-лейтенант Виктор Семёнович Любый и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта генерал-лейтенант Павел Васильевич Зеленин.
А теперь о факте, который почему-то упорно не хотят «замечать» калининградские краеведы: в первую очередь Уполномоченный НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту комиссар госбезопасности 1 ранга В.С. Абакумов и возглавляемый им Аппарат ещё в конце марта 1945 года организационно оформили будущие советские военные комендатуры Кёнигсберга – военные органы гражданского управления, сыгравшие впоследствии исключительно огромную созидательную роль в возрождении Кёнигсберга как российского города. Дело в том, что это была их, представителей спецслужб, а не военного командования исключительная прерогатива.

Вклад войск НКВД в разгром Восточно-Прусской группировки противника
Прежде чем перечислить заслуги воинских формирований НКВД-НКГБ в деле разгрома Восточно-Прусской группировки противника, необходимо сразу пояснить, какие задачи этими формированиями вопреки прочно бытующему даже в литературе и кино расхожему мнению никогда не выполнялись. Это – роль пресловутых заградотрядов, а также якобы функции по охране всевозможных штрафных подразделений Красной Армии. И заградотряды (а это были именно одноимённые штатные воинские части армейского подчинения; в составе каждой общевойсковой армии – по два) и постоянный состав штрафных рот и батальонов комплектовались исключительно военнослужащими Наркомата обороны и подчинялись только командованию Красной Армии, а не войскам союзного НКВД.
Выполнять подобные задачи войска НКВД СССР не могли уже как в силу своего боевого предназначения, так и в силу своей штатной организации. В первом случае необходимо пояснить, что охрана тыла действующей армии войсками НКВД СССР осуществлялась методом распыления стрелковых подразделений (стрелковый батальон – погранзастава - КПП) на широком как по фронту, так и в глубину участке местности. В результате каждый пограничный или стрелковый полк ВВ «обслуживал» в среднем две соседние армии, то есть его полторы тысячи штатных штыков «размазывались» на площади от двухсот до шестисот километров по фронту и где-то до ста километров в глубину!
Ну, а во втором случае, нельзя забывать о том, что основным звеном в войсках НКВД СССР по охране тыла действующей армии была самостоятельно оперирующая у линии фронта (то есть действующая в отрыве и нередко на большом удалении от ядра части) пограничная застава в 50 штатных штыков и лишь в редком случае – стрелковая рота, если речь идёт о стрелковом полке внутренних войск, но чаще – разведывательно-поисковая группа, а это, как правило, усиленный кинологами и тяжёлым стрелковым оружием взвод.
А теперь конкретно о заслугах воинских формирований НКВД-НКГБ. Причём начну не с самой главной из них, но в силу особых стараний западных псевдоисториков самой болезненной для нашего с вами восприятия. Итак,
1. Во взаимодействии с органами «Смерш» и Аппаратом уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии войска НКВД СССР по охране тыла действующей армии, как тогда принято было говорить, «железной рукой наводили революционный порядок» в оперативном тылу действующей армии.
Сегодня уже не является тайной за семью печатями то, что массовый героизм советских воинов - это такая же визитная карточка того времени, как и, увы, нередкие случаи грабежей, изнасилования женщин и других преступных проявлений, допущенных в ходе победоносного наступления Красной Армии на Запад в отношении гражданского населения Германии. Об этом говорить не совсем приятно, но необходимо, ибо данная тема в силу псевдостыдливого замалчивания отечественной историографией истинных благородных роли и значения войск НКВД сегодня самым активным образом используется западными фальсификаторами для очернения и шельмования освободительной миссии, которую выполнили Красная Армия и весь советский народ в Западной Европе.
Да, бесспорно, такие криминальные проявления место имели, но они отнюдь не носили столь широкий и уж тем более безнаказанный характер, как это изо всех сил и с пеной у рта пытаются доказать западные псевдоисторики. Речи о безнаказанности не может идти хотя бы уже в силу наличия внутри советских Вооружённых Сил такой жёсткой и бескомпромиссной военно-полицейской (то есть карательной) организации, как войска НКВД СССР по охране тыла действующей армии, а также ещё, разумеется, органов военной контрразведки «Смерш», военной прокуратуры и военного правосудия!
Если внимательно изучить всю имеющуюся в свободном доступе информацию, то становится очевидным, что подобные преступления против немецкого населения были совершены, главным образом, отнюдь не действующими советскими военнослужащими, а преимущественно членами всевозможных бандгрупп, состоявших из лиц, дезертировавших из рядов Красной Армии. А это, согласитесь, - не одно и тоже: первые – это освободители Европы от фашистской чумы, а вторые, хотя и продолжавшие нередко носить советскую форму с установленными для военнослужащих знаками различия, – криминальные элементы, сознательно ставшие как на путь предательства Родине, так и совершения общеуголовных преступлений.
2. Начиная с июля 1944 года, диверсионно-разведывательные группы Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР (до октября 1943 года – это, к слову, не менее легендарная Отдельная мотострелковая бригада особого назначения войск НКВД СССР), а также спецроты ОВТ 3-го БелФ стали, образно, глазами и ушами высшего командования Красной Армии в тылу врага на территории Восточной Пруссии. Бессмертный подвиг военных разведчиков НКВД-НКГБ СССР до сих пор ещё недостаточно ярко и объективно высвечен в летописи разгрома Восточно-Прусской группировки противника.
3. Войска НКВД СССР во многом обеспечили скрытность и неотвратимость по отношению к противнику оперативно-стратегических замыслов высшего советского командования в ходе осуществления Прибалтийской и Восточно-Прусской стратегических наступательных операций. А это, между прочим, сотни тысяч спасённых жизней советских солдат. На языке спецслужб подобная служебно-боевая деятельность именуется борьбой со шпионажем.
5. Войска НКВД СССР обеспечили беспрепятственное сквозное движение войск и грузов по всем без исключения фронтовым и прифронтовым коммуникациях, включая расположенные на территории Литвы, в районах, охваченных огнём антисоветского повстанческого движения.
Для наглядности уровня опасности, которую представляли собой «лесные братья», - строки из докладной записки начальника Управления пограничных войск НКВД Литовского округа генерал-майора М.С. Бычковского. Документ датирован 31 августа 1944 года: «С 20 по 30 августа в деятельности белопольских бандгрупп и немецких солдат отмечено следующее.
В ночное время вооружённые группы белополяков и немецких солдат и офицеров появляются в населённых пунктах, в которых под угрозой расстрела грабят местное население. Отмечено появление белопольских бандгрупп в красноармейской форме, также занимающихся грабежом населения.
22 августа в с. Войтовичи была обстреляна и захвачена бандгруппой автомашина 33-й армии, в которой находилось: станковых пулеметов - 4, автоматов - 160, ПТР - 8, ручных пулемётов - 9, после чего банда скрылась в неизвестном направлении.
27 августа в районе южнее 10 км Эйшишки - Лида, была обстреляна бандитами автомашина, в результате чего убито несколько красноармейцев, ранены полковник и майор...».
В конце 1944 года в Литве под руководством генерал-майора М.С. Бычковского, усиленными погранчастями из состава войск НКВД СССР трёх Прибалтийских, Ленинградского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов, а также полками 4-й и 5-й стрелковых дивизий внутренних войск Управления внутренних войск НКВД Прибалтийского округа в общей сложности было проведено не менее 65 крупномасштабных чекистско-войсковых операций, в результате чего большинство из окопавшихся здесь незаконных вооружённых формирований оказались разгромленными, а уцелевшие изрядно потрёпаны, загнаны глубоко в труднопроходимые леса и болота, но самое главное - надолго деморализованы и разобщены в своих действиях.
6. Войска НКВД СССР не допустили развёртывания в Восточной Пруссии в тылу наших войск широкомасштабной партизанской войны, а также максимально обезопасили военнослужащих Красной Армии от нападений как со стороны диверсионно-террористических групп противника, так и недобитков из ранее разгромленных войск вермахта. И это, обратите внимание, в условиях, когда вся Восточная Пруссия была превращена нацистским режимом в мощнейший плацдарм для развёртывания здесь долговременной и широкомасштабной вооружённой борьбы в тылу советских войск.
7. Войскам НКВД СССР выпало предупредить и беду, которую потенциально несло в себе химическое оружие, – одно из самых страшных в тот период времени по своим поражающим свойствам. В первую очередь именно воины в зелёных и краповых погонах вели поиск и складирование брошенных немцами при отступлении складов с химическими боеприпасами. В частности, в начале апреля 1945 года нарядами 57-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР на окраине населённого пункта Фюрстенвальде в замаскированной яме были обнаружены двадцать два 1,5-литровых баллона с жидкими отравляющими веществами и сто восемьдесят пять баллонов – с твёрдыми. Ещё тринадцать ящиков с жидкими и твёрдыми ОВ были извлечены из тайника в районе населённого пункта Ешиновиц. Командованием дивизии немедленно были приняты все исчерпывающие меры по надёжной охране и вывозу этих смертоносных для всего живого находок в безопасное место, что, специально уточним, позволило, помимо всего прочего, предотвратить вполне реальную угрозу их непроизвольной разгерметизации…
8. Войска НКВД СССР в ряде случаев наряду с Красной Армии непосредственно участвовали в боевых действиях.
Речь в первую очередь идёт о снайперских командах, проходивших на передовой от войск НКВД СССР боевую стажировку. Например, в декабре 1944-январе 1945 гг. в течение ровно месяца в частях 1-го Прибалтийского фронта, осадивших восточнопрусский Мемель (ныне – литовский Клайпеда), действовали две снайперские команды по шестнадцать человек личного состава в каждой, направленные сюда от 31-го погранполка. Результатом их боевой стажировки стали 628 уничтоженных метким огнём фашистов, при этом из боевого поиска по причине героической гибели в бою не вернулись одиннадцать из тридцати двух снайперов-пограничников.
9. Войска НКВД СССР и три оперативные группы Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии непосредственно участвовали в боевых действиях по овладению советскими войсками столицей Восточной Пруссии – городом и крепости Кёнигсберг.
Пограничные заставы погранполков и стрелковые подразделения внутренних войск действовали тогда не только непосредственно в боевых порядках атакующей пехоты, но и нередко (чтобы, например, не позволить врагу уничтожить документы, представляющие для нас повышенный оперативный интерес) впереди них. Так, пограничная застава младшего лейтенанта Мацюка из 33-го пограничного ордена Красной Звезды полка, не дожидаясь когда впередилежащие улицы окажутся захваченными советской пехотой из 11-й гвардейской армии, выдвинулась вперёд и, броском преодолев зону интенсивного огня противника, достигла здания государственного банка. В результате последний оказался захваченным ею со всеми находившимися внутри ценностями и денежно-валютными запасами.
10. Именно войска НКВД СССР поставили аккордную точку в штурме Кёнигсберга, осуществив в период с 11 по 19 апреля 1945 года широкомасштабную зачистку этого города от остатков разрозненных, но не сложивших оружие мелких групп противника. Де-факто это был второй штурм Кенигсберга.
11. Трудно переоценить и ту роль, которую в разгром гитлеровцев в Восточной Пруссии внесли и те воинские формирования Наркомата внутренних дел, которые никогда и ни при каких условиях не относились к разряду карательных. Речь об органах и войсках правительственной связи, а также о дивизионах специальной службы внутренних войск, осуществлявших радиоперехват и глушение выходивших в эфир радиостанций противника.
Думаю, присутствующие в залы уважаемые ветераны 11-й гвардейской армии с удивлением воспримут тот факт, что калининградский Центр правительственной связи был создан в ноябре 1945 года именно на базе узла правительственной связи штаба родной для них 11-й гвардейской армии.
А что такое ВЧ-связь в условиях боевых действий и её стратегическое значение в достижении победы над врагом – объяснять никому, полагаю, не надо.
Части и соединения войск правительственной связи НКВД СССР, принимавшие участие в боях за Восточную Пруссию:
- 1-я отдельная ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Сформирована на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года как 1-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР;
- 2-я отдельная ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Сформирована на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года как 2-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР;
- 7-й отдельный ордена Александра Невского полк правительственной связи НКВД СССР. Сформирован на основании приказа НКВД СССР № 00933 от 24 мая 1943 года.
- 9-я отдельная Штеттинская ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Ведёт свою историю от 9-го отдельного батальона правительственной связи НКВД СССР, сформированного на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года в районном городе Валдай современной Новгородской области.
Коротко о частях радиоразведки. Весьма успешно радиопомехами нарушалось управление немецкими соединениями и объединениями в январе-апреле 1945 г. во время Восточно-Прусской операции, в которой активное участие принимали 2-й и 3-й дивизионы специальной службы ВВ. Уже в плену на допросе комендант военного гарнизона Кёнигсберга генерал-полковник Ляш показал: «В результате ужасающей артиллерийской подготовки проводная связь в крепости была выведена из строя. Я надеялся на радиосвязь с Курляндией, с Земландской группировкой войск и с Центральной Германией. Но эффективные действия забивочных радиосредств русских не давали возможности использовать радиосредства для передачи радиограмм, и мои действия не могли координироваться ставкой верховного главнокомандования. Это послужило одной из причин моей капитуляции».

Кёнигсбергский-Калининградский гарнизон внутренних войск
Середина 1945 года.
А) Части и подразделения, подчинённые Управлению войск НКВД ССР по охране тыла 3-го Белорусского фронта:
 – штадив и основное ядро 57-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР – г. Кёнигсберг (ныне - Калининград);
- 132-й пограничный Минский ордена Красной Звезды полк войск НКВД СССР – г. Кёнигсберг (ныне - Калининград);
- подразделения 86-го пограничного Кёнигсбергского полка войск НКВД СССР – г. Кёнигсберг (ныне - Калининград).
Б) Другие части войск НКВД СССР:
- 223-й полк и 155-й батальон конвойных войск НКВД СССР;
- подразделения 14-й дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений (штадив – г. Вильнюс).
Октябрь 1945 года.
В Кёнигсберге 1 октября 1946 года расформирована 57-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР, а ещё, как минимум, две воинские части переформированы и это:
- 86-й пограничный Кёнигсбергский полк войск НКВД СССР - в 86-й стрелковый Кёнигсбергский полк внутренних войск НКВД СССР (сразу после этого передан в состав Группы советских войск в Германии, а оттуда вскоре – в состав 62-й стрелковой дивизии внутренних войск МВД-МГБ СССР Управления внутренних войск МВД СССР Украинского округа. Расформирован в апреле 1951 года в Тернопольской области Украинской ССР);
- 132-й пограничный Минский ордена Красной Звезды полк – в 132-й Минский ордена Красной Звезды полк конвойных войск НКВД СССР 48-й дивизии конвойных войск НКВД СССР (штадив – г. Рига).
Октябрь-ноябрь 1945 года. В советскую зону Восточной Пруссии и Прибалтику из Бранденбургской провинции Германии и Восточной Померании передислоцирована 63-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР: штадив и подразделения боевого обеспечения и тыла – город Кёнигсберг; 32-й стрелковый полк – г. Шауляй Литовской ССР; 108-й стрелковый полк – г. Инстербург (ныне – Черняховск); 273-й стрелковый полк - г. Таураге Литовской ССР.
Декабрь 1945 года:
- 108-й стрелковый полк внутренних войск НКВД СССР 63-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР переименован в 562-й с одновременной передислокацией из Инстербурга в Кёнигсберг.
- 132-й пограничный Минский ордена Красной Звезды полк конвойных войск НКВД СССР убыл из Кёнигсберга в литовский Каунас (в дальнейшем вплоть до ноября 1991 года в Вильнюсе как одноимённый конвойный полк внутренних войск МВД СССР).
1946 года, но дата неизвестна: штадив и подразделения боевого обеспечения и тыла 63-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР передислоцированы из Кёнигсберга в столицу Эстонии город Таллинн, где данное соединение и было расформировано в декабре 1946 года. Оставшиеся в Калининградской области и Литвы части 63-й сд ВВ переподчинены 4-й сд ВВ (штадив – г. Вильнюс).
Октябрь 1946 года:
562-й стрелковый полк внутренних войск МВД СССР реорганизован в 562-й отдельный стрелковый батальон внутренних войск МВД СССР. Место дислокации прежнее – г. Калининград.
1947 год. г. Калининград:
- N-й полк конвойных войск МВД СССР (в/ч 7469);
- 106-й стрелковый батальон внутренних войск МГБ СССР (в оперативном подчинении УМГБ по Калининградской области);
- 562-й стрелковый батальон внутренних войск МГБ СССР (в оперативном подчинении УМВД по Калининградской области).
Весна 1948 года, г. Калининград:
- N-й полк конвойных войск МВД СССР (в/ч 7469). Судя по всему, вскоре был расформирован в связи с расформированием в структурах УМВД по Калининградской области Отдела по делам военнопленных и интернированных.
- 562-й стрелковый батальон войск МВД СССР «секвестрован» в 1-ю отдельную стрелковую роту МГБ СССР 4-й сд ВВ с местом дислокации в городе Калининграде.
1950 год: в январе 1950 года 1-я отдельная стрелковая рота ВВ 4-й сд МГБ СССР (штадив – г. Вильнюс) передана в состав 2-й сд ВВ МГБ СССР (штадив - г. Шяуляй), где вскоре была расформирована, но на её базе в Калининграде 12 февраля 1950 года была сформирована Дивизионная школа сержантского состава 2-й сд ВВ МГБ СССР. В июне 1950 года эта школа передислоцирована из Калининграда в Шяуляй, где и была расформирована 8 июня 1951 года в связи с расформированием самой 2-й сд ВВ МГБ СССР.
По состоянию на начало 1951 года функции по конвоированию осужденных на территории Калининградской области - за подразделениями 132-го Минского ордена Красной Звезды полка конвойных войск МВД СССР (штаб – г. Вильню)  48-й дивизии конвойных войск МВД СССР (штадив – г. Рига);
1948-1951 гг.: в городе Багратионовске – Калининградская офицерская школа МВД СССР, занимавшаяся подготовкой офицерских кадров как для подразделений военизированной охраны уголовно-исполнительной системы, так и воинских частей конвойных войск МВД СССР. Летом 1951 года реорганизована в Калининградское пограничное военное училище МВД СССР.
1951-1953 гг.: в городе Калининграде - Калининградское военно-интендантское училище МВД СССР (расформировано на основании приказа МВД СССР № 00686 от 21 августа 1953 года; учебно-материальная база обращена на создание Калининградской школы милиции МВД СССР).
1951-1955 гг.: подготовка в стенах Калининградского пограничного военного училища МВД СССР офицерских кадров для внутренних войск МВД СССР и подразделений военизированной охраны уголовно-исполнительной системы.
Июль 1952-июль 1953 гг. В данный период в Калининграде была создана и дислоцировалась Школа Школа сержантского состава службы собак внутренней охраны Литовского округа МГБ-МВД СССР.
Создана была на основании распоряжения Главного управления внутренней охраны МГБ СССР №13/7/2-3970 от 4 июня 1952 года и Предписания УВО ЛО МГБ СССР № 10/5-68 от 16 июня 1952 года.
Основной задачей данной Школы являлась подготовка сержантского состава службы собак для частей и отдельных подразделений внутренней охраны Литовского округа МГБ СССР по специальности «инструктор служебного собаководства», «инструктор служебно-розыскной собаки», но специализацией – «для выполнения служебных обязанностей по обеспечению охраны особо важных объектов промышленности и железных дорог, другого контингента в учреждениях МГБ».
Расформирование школы началось в конце июня 1953 года и закончилось 22 июля 1953 года.
Начало апреля 1961 года, г. Калининград: две в/ч, подчинённые 1-му отдельному Оршанско-Хинганскому Краснознамённому отделу внутренней и конвойной охраны МВД РСФСР:
- Команда (так в ВВ тогда именовались роты) городского и судебного конвоирования 71-го отдельного дивизиона (в/ч 7459; г. Смоленск). Военный городок - в Калининграде на проспекте Победы у стен ИТК-8;
- 86-я отдельная команда конвойной охраны. Создана весной 1961 года из принятого на военную службу личного состава военизированной охраны Отдела мест заключения УВД Калининградского облисполкома с подчинением по вертикале на штаб 1-го отдела (г. Москва). Военный городок – бывшая материальная база отдела пенитенциарного ВОХРа (Калининград, улица Красная, 226).
Апрель 1961-осень 1991 гг.: на основании приказа МВД РСФСР № 0187 от 20 апреля 1961 года на базе 86-й отдельной команды конвойной охраны и Команды городского и судебного конвоирования 71-го отдельного дивизиона (в/ч 7459; г. Смоленск) представителями командования 1-го Оршанско-Хинганского Краснознаменного отдела внутренней и конвойной охраны МВД РСФСР (г. Москва) сформирован 283-й отдельный дивизион конвойной охраны МВД РСФСР (в/ч 6532) с местом дислокации штаба и ядра части в Калининграде - в военном городке, по улице Красная, 226.
28 ноября 1968 года данный дивизион был переформирован в 493-й отдельный конвойный батальон внутренних войск МВД СССР (в/ч 6532) 42-й дивизии внутренних войск МВД СССР (штаб дивизии - г. Вильнюс Литовской ССР).
В 1990 году в г. Калининграде был сформирован 107-й отдельный специальный моторизованный батальон милиции внутренних войск МВД СССР, также подчиненный штабу 42-й дивизии внутренних войск МВД СССР (г. Вильнюс). Его военным городком стало одно из зданий казарменного фонда 1-й гвардейской мотострелковой дивизии, расположенное по улице Емельянова.
В конце ноября-начале декабря 1991 года 107-й специальный моторизованный и 493-й конвойный отдельные батальоны внутренних войск МВД СССР стали основой для ново возрождённого 132-го Минского ордена Красной Звезды полка внутренних войск МВД России.
Лето 1966-первая половина 1970-х: в стенах дислоцировавшегося в г. Багратионовске Военно-технического училища КГБ при Совете Министров СССР осуществлялась подготовка офицерских кадров и для внутренних войск МООП-МВД. (ВТУ КГБ при СМ СССР: создано на основании приказа председателя КГБ при Совете Министров СССР № 0287 от 27 сентября 1965 года. В первой половине 1970-х на основании приказа председателя КГБ при Совете Министров СССР № 0212 от 14 июня 1971 года передислоцировано в г. Орёл. В настоящий момент Академия Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ.)
Осень 1991-настоящее время: в середине ноября 1991 года Боевое Знамя дислоцировавшегося в Вильнюсе 132-го конвойного полка ВВ МВД СССР было перевезено из Литвы в Калининград, где состоялось возрождение полка, но уже на базе двух местных батальонов ВВ - 493-го отдельного конвойного и 107-го отдельного специального моторизованного.
Созданием возрождённого в Калининграде 132-го Минского ордена Красной Звезды полка внутренних войск МВД России на правах его первого командира занимался подполковник Олег Александрович Лябин, проходивший затем службу в Калининградской высшей школе МВД России, а в 2003-2005 гг. - на посту главного судебного пристава Калининградской области.
В дальнейшем полком последовательно командовали полковники Владимир Викторович Литвин (с 18 октября 1993 года по январь 1997 года; впоследствии до 2000 года - начальник УВД Калининградской области, генерал-майор милиции в отставке) и Игорь Иванович Лимаренко (с 3 февраля 1997 года по 25 января 1999 года; в настоящий момент ответственный работник одного из крупных промышленных предприятий Калининграда).
25 января 1999 года в рамках пресловутой военной реформы данный полк был «секвестрирован» в 132-й отдельный специальный моторизованный батальон внутренних войск МВД России, за которым, однако и к счастью, осталось почетное наименование Минского ордена Красной Звезды. Проведённая реорганизация повлекла за собой и смену командования: данную в/ч до очередной реорганизации возглавил подполковник Владимир Леонидович Миршук.
В первой половине 2002 года эта прославленная в/ч стала «жертвой» очередного этапа реформирования внутренних войск – её реорганизовали в так называемую кадрированную часть: 956-й отдельный Минский ордена Красной Звезды батальон ВВ МВД России, подчиненный не на прямую командованию Северо-Западного округа внутренних войск МВД России, как это было до этого, начиная с осени 1991 года, а N-й бригаде внутренних войск МВД России всё того же Северо-Западного округа ВВ.
Сменился и условный номер - с «в/ч 6532» на «в/ч 3932».
Летом 2005 года в/ч 3932 вновь реорганизована - в 326-й отдельный специальный моторизованный батальон внутренних войск МВД России.
С 1 июля 2006 года батальон развёрнут в 136-й отдельный специальный моторизованный Минский ордена Крсной Звезды батальон внутренних войск МВД России.
И ещё один малопрецедентный факт: калининградская в/ч внутренних войск все последние десятилетия – одна из базовых для проведения плановых стажировок и практических занятий курсантов Отдельного курса МВД России Калининградского пограничного института ФСБ России, в том числе и курсантов спецфака, обучающихся здесь по линии внутренних войск МВД Республики Беларусь.

В послевоенный период органы и войска правительственной связи в Калининградской области были представлены:
- Центром правительственной связи по Калининградской области. В настоящий момент - в подчинении Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ;
- Севастопольским ордена Красной Звезды полком правительственной связи (расформирован в городе Багратионовске к январю 2004 года как 26-й отдельный учебный полк ФАПСИ России);
- Военно-техническим училищем КГБ при Совете Министров СССР (г. Багратионовск) – в 1965-1972 гг. Ныне это Академия Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ (г. Орёл).
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Небольшие заметки к конференции. Точнее к докладам выступавших:
Профессор В.В. Агеев. Уровень доклада, если не для читателей «Мурзилки», то всё равно не выше уровня стилистика журнала «Пионер». Примитивно и при полной отсутствии всякой военной компетентности. Моё мнение: если абсолютно не специалист, то зачем берешься за чужое дело?!

А.П. Овсянов. Кратко. Ёмко. И целиком по теме фортификационных особенностей обороны Кёнигсбергского гарнизона. Это «конёк» Авенира Петровича, поскольку он не один десяток лет преподавал в Калининградском ВИУИВ фортификацию. И к тому же поданной тематике является автором бессчётного количества бестселлеров…

Профессор А.А. Ярцев на конференцию вместо себя прислал морячка-курсантика, который несуразно пытался подсчитать потери советских войск, основываясь на откровенно антинаучных материалах калининградской региональной Книги Памяти…

Все выступления курсантов КЮИ МВД России – шокировавший всех «взрослых» исследователей примитив. Это наглядный пример того, как не следует заниматься военно-историческими исследованиями. Доходило до потехи: не умели правильно произнести общепринятые военные термины - коверкали слова до безобразия. Так, вместо «полкА» - «пОлка»; вместо «надолБЫ» - «наДОлбы» и т.п.

С.А. Якимов. Этот тоже посмешил публику, хотя и является учёным-профи: бездарно спутал охрану войскового тыла как систему безопасности внутри действующей армии с необходимостью обеспечения охраны тыловых учреждений действующей Красной Армии…

С.В. Ревун. Этот товарищ в отличие от многих других относительно неплохо разобрался с войсковой составляющей НКВД СССР на период начала Великой Отечественной. Но, к сожалению, все его знания базируются на малочисленных энциклопедических ведомственных изданиях, авторы которых также не очень уж великие спецы по истории войск НКВД СССР. В результате этому докладчику совершенно было невдомёк, что к войскам НКВД СССР также относились:
- войсковые формирования МПВО;
- органы военного снабжения;
- военно-строительные части и учреждения войск НКВД СССР;
- 100 стройбатов ГУАС + военно-строительные части ГУШОСДОРа НКВД СССР…
Плюс без конца неправильно употреблял термины из понятого аппарата: вместо «полк оперативных войск» - «оперативный полк», вместо (по состоянию до декабря 1941 год) «полк войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений» - «полк войск НКВД СССР по охране железных дорог» ну и т.д. Правльных, насколько, понимаю он попросту не знает, ибо они в литераѢуре, которой он пользовался, они за редчайшим исключением отсутствуют…
Но в целом на общем фоне, ещё раз подтвержу, неплохо. Вот такой хотя бы уровень знаний по истории нашего ведомства каждому из выпускников милицейских вузов!

В.Ф. Лаврик. После моего доклада отказался от своего выступления и позорно бежал из аудитории. А мне так хотелось послушать о несуществующих заслугах погранвойск в штурме Кёнигсберга!

В.С. Геманов. Да-да, это тот самый калининградский общественный деятель, который некогда своим упорством и добился присвоения А.И. Маринеску Звания Героя Советского Союза посмертно! Но в целом выступление не о чём в стиле общего трёпа. Слава Богу, что не занял много времени, ибо к этому моменту аудитория изрядно уже подустала работать «на приём»…

А.В. Крутов. На конференции почему-то отсутствовал.

И.А. Колобутина. Своим ярким и содержательным докладом вызвала бурю оваций со стороны присутствовавших в зале краеведов. Доклад и вправду был хорош, но не без изъянов на мой взгляд. Под изъянами в данном случае понимаю отсутствие каких-либо указаний на более чем весомейшие заслуги органов и войск правопорядка в возрождении советской территории Восточной Пруссии как российской земли…
« Последнее редактирование: 11 Апреля 2010, 14:19:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Для газеты МВД России «Щит и меч»

И ВОСПЕЛА КОНФЕРЕНЦИЯ ПОДВИГ!
Эта международно-практическая конференция, посвященная фронтовому подвигу войск и органов и правопорядка, совершенному на Восточно-Прусском операционном направлении, стала для российской Прибалтики событием ещё, так сказать, на стадии анонса. Ее организаторы в лице руководства Калининградского юридического института МВД России получили десятки заявок на участие не только от представителей дипломатического корпуса, коллег-ученых и представителей СМИ, но и от большинства героико-патриотических и краеведческих общественных объединений янтарного края.
А столь бурный интерес, проявленный со стороны общественности, был в значительной степени подстегнут серией военно-исторических публикацией центральной милицейской прессы. Именно со страниц журнала «Милиция», газет «Щит и меч» и «Опасный возраст» калининградцы впервые узнала, например, о де-факто втором штурме города и крепости Кенигсберг, который, напомним, проводился в период с 11 по 19 апреля 1945 года именно зелеными и васильковыми фуражками.
Соответствующие номера перечисленных выше милицейских изданий давно уже у калининградских летописцев штурма советскими войсками цитаделей Восточной Пруссии на правах букинистической ценности. Последние ходят у них, как некогда малодоступные литературные списки, по рукам. А вот местные издания такими публикациями, увы, похвалиться не в состоянии: среди местных исследователей попросту нету историков спецслужб. Беспомощно по данному поводу разводят руками даже научные сотрудники областных музеев и архивов…
Всего с трибуны конференции прозвучали около двух десятков докладов и содокладов, большинство из которых в той или иной мере были построены на публикациях именно центральной милицейской прессы во главе со «Щитом и мечом». Небезынтересно, что докладчик, представлявший Калининградский пограничный институт ФСБ России, от своего выступления предусмотрительно отказался, поскольку к своему искреннему удивлению уже в ходе самой «милицейской конференции» узнал, что погранполки действующей армии, о которых он собственно и собирался поведать в ходе своего доклада «Роль пограничных войск в Восточно-Прусской наступательной операции», в действительности к погранведомству де-юре… не относились. Они были воинскими частями другого главка внутри союзного Наркомата внутренних дел – Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии. То есть, говоря по-другому, военнослужащие тех погранполков – это, образно говоря, вэвэвшэники, но силу специфики своей боевой службы носившие зеленые пограничные фуражки. А вот о заслугах в деле разгрома Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск личного состава Управления пограничных войск НКВД Литовского округа этот несостоявшейся докладчик, судя по всему, в лучшем случае имел только самые общие представления. И, в частности, ничего, надо полагать, не знал о таком примечательном, факте, что пограничники Литвы, наравне с участниками самого штурма столицы Восточной Пруссии, но, так сказать, сверх статуса данной награды в массовом количестве были удостоены от имени Родины медали «За взятие Кенигсберга»!..
В настоящий момент калининградская общественность с нетерпением ожидает, когда под эгидой редакционно-издательского отдела Калининградского юридического института МВД России выйдет в свет сборник со стенограммой этой беспрецедентной для региона конференции. И это ожидании дополняется, вдобавок, нервозным ажиотажем: тираж ведь у сборника, уже известно, будет небольшой!..
Юрий РЖЕВЦЕВ.

НА СНИМКЕ: строем, «во всем энкэвэдэшном» на конференцию во главе со своим неформальным лидером капитаном внутренней службы в отставке Владимиром Путылиным (на фото он справа) прибыли и те активисты калининградских клубов любителей военно-исторической реконструкции, которые занимаются изучением истории мундира отечественных войск правопорядка. Их внешний вид тут же вызвал живой интерес у нынешних курсантов-милиционеров.
Кстати, своим рождением это общественное движение энтузиастов в Калининграде так же обязано публикациях центральной милицейской прессы во главе со «Щитом и мечом»…
Фото автора.

Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »