Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Узники нацистских лагерей Восточной Пруссии  (Прочитано 34800 раз)

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 849
  • Skype: nestor1306
    • WWW
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

Содержание:
I. Введение
II. Предмет и источники исследования
III. Администрация лагерей военнопленных
IV. Расовая политика безопасности, снабжение продовольствием и рабочая сила: Немецкое решение уничтожить лагеря советских военнопленных
В. Лагеря военнопленных в Литве
V.1. Лагерь военнопленных в Каунасе
V.2. Лагерь военнопленных в Алитусе
V.3. Лагерь военнопленных в Шяуляй
V.4. Лагеря военнопленных в Вильнюсе, Новой Вильне и Вирбалис Калвариосе
V.5. Лагеря военнопленных на литовско - немецкой границе и в Мемельской области
VI. Освобождение заключенных отдельных национальностей и литовцев из плена
VII. Обязательные работы военнопленных
VIII. Отношение литовских граждан к военнопленным
IX. Оценка минимального числа жертв советских военнопленных
X. Выводы и открытые вопросы
Список следствий и судебных процессов
Библиография
Список сокращений

V.5. Лагеря военнопленных на литовско - немецкой границе и в Мемельской области

На литовско - немецкой границе, в области Мемель и Восточной Пруссии действовало 13 лагерей военнопленных. Их история тесно связана с историей заключения в Литве, потому что там же содержались и депортированные 151. Существует мало информации об этих лагерях, представленной в немецких и советских источниких.  Представляю краткие сведения об этих лагерях, которые были на территории нынешней Литвы.
В районе Шакяй - один лагерь на границе вблизи Кудиркос Науместис, отделенный лишь рекой Ширвинта (нем. Schirrwindt). Офлаг 60, используемый в качестве Шталаг, находился в подчинении первого оборонительного района. До весны 1942 года комендант подполковник барон фон Фитингофф, затем комиссар майор Ельрих. Летом 1942 года лагерь закрыли. Поначалу Офлаг 60 предназначался для использования в качестве транзитного лагеря военнопленных, а в конце июня 1941 первые заключенные были привезены и размещены во временных бараках. По словам сотрудников администрации лагеря, бараки вскоре оказались переполнены. Поздней осенью и зимой 1941 - 1942 многие заключенные умерли из-за нехватки продовольствия и болезней. Всего было около 25 000 заключенных в этом лагере 152. На 1 февраля 1942 3 234 заключенных жили в лагере, и с марта 1942 года их заняли принудительными работами 153. В июне 1941 года гестапо Тильзита создало постоянную группу во главе с судебным секретарем Хансом Ле Кутром, которая, к востоку от Кудиркос Науместис совместно с подразделениями безопасности осуществляла расстрелы отобранных заключенных по одному разу в неделю 154. До середины октября 1941 года насчитывалось около 3 000 жертв 155. Согласно советской комиссии, общее число жертв составило 11 500 156.
Существовали еще два лагеря в районе Мемель, принадлежавшие первой области обороны. Шилуте - Мацекяй и Пагегяй относились к Офлагу 53. Существует очень мало информации о Шилуте и немного больше о Пагегяе. Число жертв в первом лагере может быть только оценено, но несомненно, что несколько тысяч заключенных было расстреляно или погибло в равной степени нечеловеческих условиях, как в других лагерях 157.
В июле 1941 года, около Пагегяя, в нескольких километрах к северу от Тильзита, был организован Офлаг 53 для содержания рядовых. Лагерем командовал майор Курт Петтерс 158. Территория была обнесена колючей проволокой, под открытым небом в поле заключенные жили в ямах, вырытых в земле, которые затем были углублены, покрыты травой и стали землянками. В середине октября 1941 было 4600 солдат и кадровых офицеров 159. Вскоре сюда по железной дороге привезли много заключенных, одна пятая из которых скончались по дороге из-за изнемождения 160. Всего около 24 000 заключенных в этом лагере 161. Выжившие показали, что все они получали по 200 г эрзацхлеба, немного супа, воды, никакой медицинской помощи не было вообще 162. По словам одного из выживших, летом 1941 заключенные восстали из-за плохого снабжения продовольствием. Немцы открыли пулеметный огонь, и много заключенных погибло 163. С сентября 1941 года по около 40 - 45 заключенных умирало каждый день, а с ноября 1941 года, число жертв достигло 150 в день. Согласно немецким донесениям, до 12 октября 1941, в Пагегяй было казнено 650 комиссаров, евреев и солдат Красной Армии (женщин). Раз в неделю "избранные" заключенные, изолированные в "смертном загоне" забирались айнзаткомандой "Тильзит" и казнились в ближнем лесу. Но тогда были и попытки побегов 165. Выявленные с помощью доносчиков жертвы допрошивались самыми жестокими методами. С разрешения службы безопасности Рейха, было разрешено стрелять по любому поводу. Иногда высокопоставленных советских офицеров увозили в Берлин на допросы 166. Убийства в Офлаге 53 были санкционированы командованием вермахта. По распоряжению охраны Офлага заключенные должны были заранее рыть для себя могилы 167.
В июле 1942 года лагерь был закрыт. 800 заключенных, которым удалось выжить, были депортированы в рейх на принудительные работы 168. Весной 1944 года, было вскрыто несколько массовых захоронений на территории лагеря. Шестерых евреев заставили выполнить эксгумацию и сжечь по крайней мере 300 погибших. Немецкая полиция позже убили этих евреев 169. Когда в декабре 1944 года медицинская комиссия открыла 13 массовых захоронений, насчитали более 5000 обнаруженных трупов, а общее число погибших оценивается в 8 000 - 10 000, большинство из них от голода и болезней 170. Оценки комиссии можно считать обоснованными.

151 Речь идет о: Шталаг IА. (Stablack), Шталаг IB (Hohenstein), Шталаг IC (Heydekrug-Silute) Шталаг 316 (Wakowysk), Шталаг 324 (Lososno), Шталаг XII E (Замбрув), Офлаг 52 (Schuetzenort / Ebenrode) , Офлаг 53 (Pogegen-Pagegiai), Офлаг 56 (Prostken), Офлаг 57 (Белосток), Офлаг 60 (Schirrwindt), Офлаг 63 (Fischborn), Офлаг 68 (Sudauen); См. список Штрейма, Следствие, стр. 234.
152 См. свидетельство Эвальда Генриха Батта В. 24.4.1964, ZStL, II 207 AR-Z 23/67, Том 1, л. 197 и т.д.; свидетельство Эриха Эбелинга В. 8.11.1966, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 1, л. 101 л.; Свидетельство Георга Окера В. 16.3.1967, там же, л. 114 т.д..; Свидетельство Отто Вегена В. 14.11.1967, там же, Том 2, л. 619об.
153 См. распределение рабсилы. 28.2.1973, там же, Том 4, л. 1148.
154 Свидетельство доктора Николауса Торсена В. 11.5.1967, ZStL, II 207 AR-Z 23/67, Том 1, л. 203; Свидетельство Эриха Эбелинг В. 8.11.1966, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 1, л. 101 л.; Свидетельство Альфреда Цима В. 9.11.1966, там же, л. 104; Свидетельство Ханс В. Апеля 11.11.1966, там же, Bl. 105; Свидетельство Георга Окера В.16.3.1967, там же, л. 114 л., Свидетельство переводчика Эмиля Шташика, данное на следствии 3.5.1967, там же, лл. 121-124.
155 См. показания Бернхарда Вессельса (Oflag 60 Ic). 16.3.1967, там же, Том 1, л. 117-120.
156 См. ГАРФ, 7021-94-434, л. 1 и сл., л. 51-57.
157 См. распределение рабсилы общего отдела Дортмундской магистратуры 14.8.1975 о Silute, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 4, л. 1319-1330. В конце 1943 года был "Люфтлагерь 6" в Шилуте, где содержались британские интернированные. См.: Составитель: Schreiber, Die italienischen..., стр. 313.
158 См. показания Курта Петтерса, StA Людвигсбург, EL 322, Том 8, л. 1986.
159 См. доклад комиссии 23.10.1941, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 1, л. 89 и сл.
160 См. показания Давида Блэка В. 10.10.1945, ZStL, V 319 AR 61/77, Том 1, л. 85-88.
161 См. ГАРФ, 7021-94-425, л. 1; См. далее в том же месте, лл. 2-38; Оккупация, С. 137-139; Бубнис, Литва, С. 244.
162 См. показания Гавриила В. Бруса 17.12.1944, ГАРФ 7021-94-425, лл. 18-22. По голоду сравните также свидетельские показания участников местной айнзатцкоманды Карла Отто 20.2.1956, StA Людвигсбург, л. 322, Том 1, л. 136; Эрнста Штайнвендера В. 3.8.1956, там же, Том 2, л. 530.
163 См. показания Давида Блэка В. 10.10.1945, ZStL, V 319 AR 61/77, Том 1, л. 85-88.
164 См. доклад комиссии 23.10.1941, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 1, л. 89 и сл.
165 См. показания персонала офлага 53, там же: Гюнтер Рюль В. 30.11.1966, Том 2, л. 402 и сл.; Герхард Стайдж В. 30.11.1966, там же, л. 405; Герхард Grasse В. 18.12.1967, там же, л. 415; также показания начальника гестапо Тильзита Ханса-Йоахима Беме 14.1.1966, там же, л. 596 т.д.
166 См. StA Детмольд обвинительное заключение Вильгельм Герке В. 12.8.1960, ZStL, II 207 AR-Z 51/58, Том 1, л. 74-76.
167 См. показания командира айнзатцгруппы "Пагегяй" Вильгельма Герке, т. 23.6.1958, StA Людвигсбург, EL 322, Том 21, л. 29-31. Кроме того, показания других участников, там же: Ричард Фрайт В. 8.12.1955, Том 1, л. 96; Вернер Херсманн В. 5.11.1956 л 15./161.1957, Том 6, л. 1304-1308 и Том 7, л. 1763/1766 т. д.
168 См. показания Эриха Эбелинга В. 8.11.1966, ZStL, 302 AR-Z 31/65, Том 1, л. 101.
169 См. StA Детмольд обвинительное заключение д-р 16.5.1960 Ernstui Hermannui Jahrui, ZStL, II 207 AR-Z 51/58, Том 1, л. 85-90.
170 См. ГАРФ, 7021-94-425, л. 1; Массовые убийства, Том 2, стр. 394.
« Последнее редактирование: 04 Сентябрь 2010, 20:50:19 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Большое спасибо!
Действительно, очень интересная книга. На мой взгляд, на фоне малого количества информации о лагерях Восточной Пруссии и Литвы эта книга уникальна. Особый интерес вызывает упоминание о некоторых маршрутах этапирования военнопленных, что немаловажно при рассмотрении вопросов наполняемости лагерей Восточной Пруссии.
По описанию все рассматриваемые в книге лагеря, хотя и именовались в 1941 году Dulag, по сути, выполняли в тот период функции Stalag.
Dulag 100 Kowno (Kauen)    Каунас
Dulag 133 Alytus                Алитус
Dulag 102 Schaulen            Шяуляй
Dulag 111 Naujoji Vilnia       Новая Вильна
Dulag 123 Virbalis              Вирбалис
Dulag 155 Kalvarijos           Калвариос

 О передаче военнопленных в другие лагеря  Восточной Пруссии (например, Stalag IA, IB, которые на тот момент однозначно выполняли функции Stalag) в 1941 в книге не говорится. Я нашел только одно упоминание о передаче 5000 военнопленных из Dulag 100 Kaunas в Oflag 53 Ebenrode в июле 1941.
Также говорится о департации 14 июля 1941 года 4000 военнопленных из дулагов Вильнюсского края: 111, 123, 155 расположенных в Новой Вильне, Вирбалис и Калварии. Исходя из описаний лагерей, рассказывающих о массовом уничтожении советских военнопленных, естественно предположить, что рассмотренные лагеря не являлись транзитными лагерями в период 1941, кроме единичных случаев.
« Последнее редактирование: 23 Август 2010, 22:29:57 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 849
  • Skype: nestor1306
    • WWW
Также говорится о департации 14 июня 1941 года 4000 военнопленных из дулагов Вильнюсского края: 111, 123, 155 расположенных в Новой Вильне, Вирбалис и Калварии. Исходя из
Явная описка. Поправьте дату.
Цитировать
описаний лагерей, рассказывающих о массовом уничтожении советских военнопленных, естественно предположить, что рассмотренные лагеря не являлись транзитными лагерями в период 1941, кроме единичных случаев.
Немножко по-другому. Я считаю: в период до октября 1941.
Записан
Будьте здоровы!

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

V. Лагеря военнопленных в Литве.
Каковы были положение и отношения в Литве? Из-за отсутствия материалов из региональных немецких учреждений, ответственных за концентрационные лагеря, дальнейшие выводы исследований будут иметь дело только с более крупными лагерями в Литве. После оценки фрагментов дел, подтверждений из послевоенного периода, будут использоваться дневники и мемуары, замечания военнопленных и описания из их ситуаций.
V.1. Лагерь военнопленных в Каунасе.
Первый лагерь - Dulag 100 - в Каунасе был учрежден в форте IV. Он был предусмотрен для содержания 6000 военнопленных, но на 3 июня 1941 г. было уже 8050 военнопленных, 5000 из которых были переданы в лагерь в Ebenrode Военного округа I. Военнопленных сразу же стали использовать для обязательных работ 60. Их количество росло очень быстро из-за победы над окружением в сражении при Белостоке на второй неделе июля и в связи с захватом 320 000 военнопленных, часть которых прибыли в Литву. 5 августа 1941 года лагерь Dulag 100 был достроен и преобразован в Шталаг 336 61. Коменданты Stalag 336: подполковник Karl August Werdelmann, майор Otto Grennebach и полковник Karl Sieber. Охрана обеспечивалась подразделениями LSB 530 (батальон национальной охраны), которые часто перемещались из одного лагеря в другой, а осенью 1943 частично сотрудничали с украинским подразделением охраны 62.
С 7 июля 1941, и далее, литовские подразделения участвовали в охране VI форта и военного госпиталя, с 8 августа 1941 – в охране лагеря порта, с середины августа - в охране отдельных концентрационных лагерей на торфяных болотах за пределами Каунас 63.
Форт VI (лагерь "А") вскоре был переполнен, а еще шесть лагерей были сформированы в городе. Один из крупнейших с июля 1941 находился возле аэропорт Aleksotas. Это был так называемый "stadium" лагерь, лагерь порта возле реки Nemunas (лагерь "D"), и 2 лагеря "I" и "II" в Šančiai (лагерь "G").
С 1943 года, в первую очередь украинцы были заключены в форт VII (концентрационный лагерь "F"), поскольку они, как бы "готовые помочь" ("хиви" или "добровольные помощники"), были обвинены в предполагаемых наказуемых или дисциплинарных преступлениях.
VI форт был переименован в "lazaret", который был почти равен лагерю смерти из-за отсутствия всего - мест, питания и лекарств. Большинство военнопленных вынуждены были жить в ямах под открытым небом. Все что они могли получить, было 100 - 200 г хлеба или его заменителей, испеченный из плохой муки, смешанной с опилками и немного суп с картофельной шелухи или гнилой свеклы 64. Медицинский доктор Kutorgiene записывал свои наблюдения в дневнике о военнопленных, являющихся очевидно уже истощенными: "Русские лысые, их лица цвета земли с признаками цинги, у некоторых уже раздулись ноги и раздулись тела (органы).
Только один раз в день они получают очень плохое питание 65. Немецкие охранники не разрешали даже каких-либо признаков помощи. Доктор Kutorgiene описал это: "Сегодня я видел оборванных, измученных, хромающих военнопленных. Они передали телегу кирпичей под наблюдением широколицых грубых полицаев. Крестьянин хотел дать сигарету одному из военнопленных, но полицейские не позволили это сделать. На мои слова, что это настолько не хорошо так поступать, сердитый немец начал кричать на меня и угрожал арестовать меня 66.
Из немецких данные о смертности в Каунасе, очевидно, что с сентября 1941 года по июль 1942 года 22 000 человек умерли, большинство из них от голода и истощения, а остальные - от таких болезней, как тиф, сыпной тиф. Согласно немецкой оценке, было 7804 военнопленных "способных" работать 67.
Из оставшейся карты кладбища Nr. 5 ясно, что с октября 1941 по ноябрь 1942 было захоронено 7533 военнопленных 68. На 19 кладбищах возле моста Aleksotas после войны было обнаружено 9155 трупов 69. Условия там были ужасные. Полное истощение и огромное количество очень тяжелой работы уже в конце лета 1941 привели к массовой смертности. С сентября 1941 там работали евреи из гетто Каунаса. Они видели истощенных и голодающих военнопленных, чье положение было еще хуже, чем у все еще живых евреев 71. В Литве были весьма распространены случаи замены рабочей силы состоящей из военнопленных выжившими евреями. Например, в мае 1942, в лагере Žiežmariai, в синагоге и в здании кинотеатра жили 60 евреев из Вильнюсской области в качестве обязательных рабочих вместо советских военнопленных 72.
Число военнопленных в Каунасе с сентября 1941 до декабря 1942: 73

Общее количество трудовых ресурсов Больные заключенные
1.9 – 30.9.1941              17.295
1.10 – 31.10.1941                                       25.656
1.11 – 30.11.1941                                       24789
1.12 – 31.12.1941                                       26.583
1.1 – 31.1.1942                                          25.583
1.2.1942                      34.016 (26.560)        20.442
1.3 – 31.3.1942                                          22.300
1.4.1942                      23.078 (17.807)        21.700
1.5.1942                      21.074 (14.563)        19.350
1.6.1942                      19.769 (13.364)        18.415
1.7 – 31.7.1942                                          17.267
1.8.1942                      20.518 (15.387)
1.9.1942                      14.321 (9.363)
1.10.1942                     15.248 (13.034)
1.11.1942                     18.723 (13.212)
1.12.1942                     19.890 (11.309)

Данные составлены только по 1942 год. Из таблицы видно, что, например, в феврале 1942 было 30 016 военнопленных в Каунасе 26 560 из которых были способными работать. Число больных заключенных, также представлено: 20 442 из 34 016.
Несмотря на 14 тысяч, которые должны были быть здоровыми, 26 560 военнопленным пришлось работать. В феврале 1942, 2791 заключенных умерли - около 96 в день или 8,2 процента от общего числа военнопленных в то время. Умирали не только от голода, болезней или холода, но и от прямого выбора или расстрела. Все группы, рассматриваемые в качестве потенциальных врагов нацистского режима, особенно комиссары, "политические заключенные" и евреи, были убиты, либо отправлены в форт IX или в другие места 74. Они были выявлены лагерной администрацией или абвером и изолированы на станции форт IV 75. Это невозможно определить, кто принял участие в расстреле. Солдаты начальника тайной полиции в Литве после войны признали, что они когда-то получили 300 - 500 военнопленных из вермахта и казнили их, расстреляв в форте IX 76. Условия перевозки военнопленных осенью 1941 года с Ленинградского фронта были почти убийством. Измученные длительными боями, большинство военнопленных умерло по дороге в лагеря в очень переполненных вагонах из-за отсутствия продовольствия, сотни из них были застрелены прямо на станции из-за своей слабости 77.
Существует один редкий документ описывающий страдания в форте VI: письмо заключенного Ф.И.Кожедуба его семье 19 октября 1941. Он был взят в плен 14 сентябрь 1941 к северу от Новгорода и до 2 октября пересылался из одного лагеря в другой. Они должны были идти из Гомеля в Каунас "где братская могила уже ждет меня. Я очень хочу есть с самого первого дня здесь и ожидаю до моего последнего / ... / Мы были закрыты в форте VI / ... / Мы спим под открытым небом в яме. Все, что мы получаем – 200 г хлеба в день, пол-литра вареной капусты и пол-литра мятного чая. Ничего не солят для нас, что бы мы не раздулись. На работу гонят палками и проволочными нагайками, а пищи не добавляют. Имеем миллионы вшей. Я два месяца не брился, не умывался и не переодевался. Из одежды имею нижнее белье, верхнее белье, шинель, пилотку и ботинки с обмотками. Погода холодная, слякоть, грязь. Ежедневно умирает 200—300 человек. Вот куда я попал, и дни мои остались считанные. Спасти меня может только чудо. Итак, прощайте, мои дорогие, прощайте, родные, друзья и знакомые. Если найдется добрый человек и перешлет мое письмо, то знайте хоть, где я погиб бесславной тяжелой смертью 78.
Существует не так много информации, оставленной о других концентрационных лагерях в Каунас. Чаще всего, они были легкой конструкции деревянных бараков, подобно лагерю вблизи стадиона или как здание бывшей школы садоводства вблизи аэропорта, который использовались для размещения военнопленных. Согласно одной из сохранившихся историй, зимой 1941 года в украинском лагере 1500 украинцев умерли 79. "Добровольные помощники" из лагеря форта VII были частично депортированы в Австрию, лагерь Маутхаузен, где они были вынуждены работать до полного изнеможения, а позже были расстреляны или отравлены газом 80. В 2 лагерях из Šančiai, заключенные отбирались также для казни и "хиви" вместе с людьми из армии Власова держали их в отдельной части лагеря 81.
Лидер еврейских партизан Хаим Елин брат Мейв Елин зимой 1941 в течение двух недель работали в гетто труда в подразделении лагеря "G" в Šančiai, построив баню и здания дезинфекции. Когда он вошел в лагерь первый раз он был в шоке. Позднее он записал свои ощущения: "ад" Данте это просто игра, когда по сравнению с тем, что он видел в лагере. Многие заключенные лежали в гробах, тем не менее они были еще живы. Подобно мертвым живые военнопленные в коричнево-серых красноармейских шинелях. Другие охранялись полицией украинского лагеря с применением кнутов. Военнопленные вынуждены были спать на соломе в холодных казармах. Около каждой казармы, было уложено много трупов, потому что земля была заморожена и невозможно было похоронить их 82. Внимательный взгляд врача Kutorgiene запомнил лагерь "D", лагерь порта: "длинный, высокий забор колючей проволоки, несколько вышек для охраны, освещают бараки из деревянных досок, очень немного труб. По утрам военнопленных гонят на работу. Они выглядят ужасно, носят летнюю одежду, а некоторые из них босиком. От них веет молчаливым страданием. / ... / Они идут мимо нас, ошеломляющие, как реальные призраки из другого мира. Мы бессознательно сопровождаем их взглядом. Я мог бы дать хлеб военнопленным, но на это необходимо получить разрешение от охранников./ ... / Сегодня охрана послала меня получить разрешение от дежурного. / ... / Вежливо я попросил разрешение дать что-то заключенным. Ответ был грубым криком, почему я прибыл сюда. Потом меня отправили в соседний дом, где были охранники. Там было много пьяных солдат, они окружили меня, проверили мою сумку с документами, в которых было несколько буханок хлеба. Один из них взял мою сумку и предложил купить ее у меня за 10 марок. Я взял ее обратно и сказал, что вчера я купил ее за 50 марок. Другой человек с сердитым лицом и чувственными глазами махнул рукой: и осуществляя движение, как если бы он взял женщину снизу и сказал: "Если у тебя 17-летняя или моложе возрастом дочь - отправь ее сюда ". Они взяли хлеб и положили его в шкаф / ... / Я никогда не пытался туда снова, потому что я понял, что военнопленные не получат ничего. Смертность была пугающей, военнопленных больных пятнистой лихорадкой просто убивали "83. Существует немного информации о военнопленных в Каунас, но этой информации недостаточно, чтобы определить реальное число жертв. Специальная советская комиссия указала 45 000 смертей, 35 000 в городе и 10 000 в аэропорту Aleksotas. Согласно документам, представленных немцами, летом 1942 было уже более 30 000 жертв. Число 35 000 до конца оккупации выглядит очень возможным.

60 Compare NARA, RG 242, T 315, Roll 1870, War diary of the 281 security division, law on the food supply Nr. 42 v. 4.7.1941; war diary of the 281 security division, Ib, v. 8.7.1941, ibid. Bl. 321; 281 security division Ib and O II visit to the Dulag 100 on 6.7.1941, ibid. Bl. 319.
61 Compare the OKW/Department of the war prisoners to the highest military government /chief general of billeting, headquarters of the pperative government of Wehrmacht and the service of economy – armament at the highest Wehrmacht government on 31.7.1941, BA-MA, RW 31/97; the plate of the Stalag 336 origin, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Doc.Tome, Bl. 581. From 1.8.1941 till 9.9.1941 the camps in Vilnius belonged to the Stalag 336, then to the Stalag 344. The plate of the prisoner origin of the Stalag 344, ibid. Bl. 583. The list of the signs of recognition of the Stalag 336 from 1.4.1941 till 11.3.1942 may be found in ZStL, the file “various” 187, Bl. 381 – 399.
62 Compare 530 National Defence battalion (KAB), unit 4, 9.9.1943 security instruction for the stockade “A” of the Stalag 336, ZStL, V 319 AR 61/77, Tome 1, Bl. 5558. It was found out in the court that unit 4 of the 530 National Defence battalion participated in the mass killing of the Jews in Kaunas blocking the transport road. Compare employment disposition ZStL Dortmir 17.12.1973, ZStL, VI 319 ARZ 162/69, Tome 1, Bl. 103.
63 Compare the law of the National work security battalion Nr. 3 7.7.1941, LCVA, R 1444-1-1, Bl. 19; the law of the aid police battalion Nr. 13, 8.8.1941, ibid. Bl. 31; the law of the 2 aid police battalion Nr. 1, 2.9.1941, ibid. Bl. 2.
64 Compare the protocol Nr. 45 (German translation) of the special state commission in 18.12.1944., ZStL, VI 319 AR 607/72, p. 23 etc.
65 The diary of Kutorgiene, p. 650 (entry of 15.8.1941).
66 Ibid. p. 667 (entry of 10.11.1941).
67 Compare GARF/ Gosudarstvennij Archiv Rossiskoj Federacij v Moskve/, 7021-94-2, Bl. 219 (the mistake of the commission was corrected here). 31
68 GARF/ Gosudarstvennij Archiv Rossiskoj Federacij v Moskve/, 7021-94-2, Bl. 345b.
69 The protocol of the special state commission Nr. 45 (German translation) 18.12.1944, ZStL, VI 319 AR 607/72, p. 23 etc.
70 The employee of the labour service Gustav Hoermann noted that deaths of war prisoners was the cause of employing the Jews in the airport in the middle of September 1941. The announcement of Gustav Hoermann 2.9.1946 to the history commission of the Jews in Landsberg, Central State Archive (HStA) Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 3, Bl. 801 etc.
71 Compare Faitelson, Widerstand, p. 52 etc., p. 59 etc.
72 Compare Gar, Umkum, p. 140.
73 Both left columns of numbers are taken from the lists of inventorying, BAMA, RW 6/v. 450; the right column showing the number of ill prisoners is taken from the German document indicating the average number of ill prisoners in Kaunas, the Russian translation, GARF / Gosudarstvennij Archiv Rossiskoj Federacij v Moskve/, 7021-94-2, Bl. 215.
74 10.7.1941 general V. Eugen Mueller in Kaunas, regarding the 18 army highest government and the rear Nord army, insisted that there should not be any unrecognised commissars left in the stockades. Certificate of the 18 army highest government, defence Ic chapter to the 18 army Highest government, Qu. 2, v. 10.7.1941, BA-MA, RH 20-18/953. Compare Streit, Keine Kameraden, p. 85; the interrogation of Rudolf Dittmar on 19.2.1973 for further material, HStA Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 475.
75 Compare the disposition of employment ZStL, VI 319 AR-Z 162/69, Bl. 103; the interrogation of Heinrich Schmeinck 28.8.1967, ZStL, VI 319 AR-Z 162/69, Tome 1, Bl. 42 etc.; the interrogation of Peter Erpenbach 30.8.1967, ibid., Bl. 54; the interrogation of August Drostes 1.9.1967, ibid., Bl. 58.
76 Compare the testimonies of Schmitz 7./8.3.1963, HStA Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 32, Bl. 9062/9068.
77 The diary of Kutorgiene, P. 657 etc. (record on 19.9.1941).
78 GARF, 7021-94-460, Bl. 59 (personal translation).
79 Compare the testimonies of Anatolij Garnik 1944.2.8., who from June 1942 till December 1943 among the prisoners of the IX fort that buried the shot, and who escaped in December 1943; printed: Faitelson, Widerstand, p. 389-393, also p. 390.
80 From October 1943 till February 1944, 500 prisoners from Kaunas got into Mauthauzen concentration camp: 67 prisoners – in 1943.7.10, 126 prisoners – in 1943.10.29 and 307 prisoners – in 1944.2.3. Compare Maräalek, Die Geschichte, p. 125 etc.; the interrogation of Friedrich Askamp 1969.9.1. ZStL, VI 319 AR-Z 118/70, Tome 1, Bl. 84.
81 Compare the interrogation of Heinrich Emler, HStA Wiesbaden, chapter 461, 32438, Tome 475.
82 Compare Jelin, Arbet, p. 130 etc.
83 The diary of Kutorgiene, p. 670 etc. (record on 20.12.1941).
« Последнее редактирование: 09 Сентябрь 2010, 09:33:55 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Явная описка. Поправьте дату.
Дата - 14 июля? Но по тексту оригинала "On 5 June 1941, there were 8248 prisoners; on 14 June, 4000 of them were deported and
the rest had to work." Ошибки (описки) в тексте оригинала?

описаний лагерей, рассказывающих о массовом уничтожении советских военнопленных, естественно предположить, что рассмотренные лагеря не являлись транзитными лагерями в период 1941, кроме единичных случаев.
Немножко по-другому. Я считаю: в период до октября 1941.

Почему Вы так считаете?
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

V.2. Лагерь военнопленных в Alytus
Первый лагерь в Alytus был Dulag 133. Впоследствии он был учрежден как Stalag 343. Лагерь состоял из 6 бараков и деревянных построек, огороженных колючей проволокой; за забором было два барака для охраны и администрации 84. Строительство лагеря началось в августе 1941, когда прибыли первые военнопленные 85. Первоначально он был предназначен для 6000 военнопленных, но осенью 1941 сюда было доставлено приблизительно 30 тысяч военнопленных 86. Комендантом был майор Rozenkranz, а с августа и до середины октября 1942 – майор Erich Klein. Охрана состояла из 3 роты LSB 530 (Landessützen-Bataillon) совместно с Литовскими подразделениями 87. Первое Литовское подразделение было направлено администрацией лагеря из Вильнюса после 22 августа 1941 88. Когда в конце сентября 1941 было объявлено о прибытии 30 тысяч военнопленных, в середине октября 1941 туда прибыло 102 полицейских, входящих в 5-ый Литовский полицейский батальон поддержки 89.
По словам выживших узников и администрации лагеря, условия выживания там были ужасными. Существовали без отопления, без кроватей, не хватало одежды и ботинок, отсутствовали лекарства, не было докторов. Военнопленные спали на голом полу при температуре -25 °, всюду были блохи. Многие прибыли уже полностью истощенными и те, кто выпали по прибытии из вагонов, были сразу же застрелены 90. Не было почти никакого продовольствия, только немного воды, здания были полностью неподходящие для проживания, всюду бушевали болезни, такие как тиф, сыпной тиф и дизентерия. “Они фактически умерли от голодания, потому что не было ничего, чтобы дать им поесть” 91. Шесть военнопленных должны были делить кусок хлеба из расчета 150 г на человека; они получали некий "овощной суп", сваренный из гнилых и грязных овощей. Зимой 1941 – 1942, каждый день несколько сотен военнопленных умирали от голода, болезней и холода. “Военнопленные были просто помещены в концентрационный лагерь и были там предоставлены самим себе” 92. Похоронные команды хоронили умерших в братских могилах 93.
Применялись жестокие наказания. Военнопленных расстреливали из-за того, что они искали что-то съедобное в кучах мусора, из-за еды воробьев, из-за людоедства 94. Политкомиссары и евреи были отобраны и расстреляны 95. Весной 1942 лагерь был закрыт до половодья 96. Есть достоверные цифры от немецкой стороны по военнопленным, находящимся в лагере с февраля по октябрь 1942 97:
1.2.1942      8.867 (1.407)
1.4.1942      7.565 (1.793)
1.5.1942      8.380 (5.011)
1.6.1942      8.484 (4.756)
1.8.1942      5.051 (4.217)
1.9.1942      4.622 (2.226)
1.10.1942    3.624 (1.422)

До апреля 1942 года, количество работающих военнопленных было невелико – примерно 16 процентов в феврале 1942 года, 24 процента в апреле 1942 года. Это показывает плохое состояние других военнопленных. Снижение числа военнопленных в период с августа 1942 года связано с депортацией военнопленных на территории Рейха. В ноябре 1942 года, Stalag 343 был упразднен и его территория подготовлена как "резервный лагерь Alytus, Stalag 336" 98. Малые группы военнопленных, в небольших количествах, составляли трудовые ресурсы в регионе вплоть до весны 1944 99.
Есть очень мало документов, оставшихся о Stalag 343, и это затрудняет оценить количество жертв. Точные цифры на октябрь 1941 года, тем не менее, присутствуют: в лагере было 28 000 военнопленных 100. В течение 20 дней этого месяца 1000 военнопленных умерли от голода, то есть приблизительно по 50 человек в день 101. После войны советская специальная комиссия обнаружила 16 150 тел в 136 могилах, и по оценке, общее число жертв составило от 30 до 40 тысяч 102.
Бывший военнопленный Александр Климкович – с 28 октября 1941 до августа 1942 он был в лагере, – отмечал различные цифры: в период с августа 1941 по февраль 1942 года 14 500 военнопленных умерли от голода, 2000 – от эпидемии, 500 были расстреляны и 1000 от других причин. В северной части лагеря было дополнительно захоронено 2500 людей, и так, по его мнению, до августа 1942 всего умерло 20000 человек 103. Было бы разумно сказать, что минимальное количество жертв составляет 20 000.

84 Compare the testimonial of Vasilij Filonov on 17.9.1975, ZStL, VI 319 ARZ 28/71, Tome 1, Bl. 89-94.
85 Compare the account of Major Ivanov on 1.9.1944 about the death stockade of Alytus, GARF 7021-94-3, Bl. 9-11. The chapter of the Lithuanian book on Alytus, blood, is also based on the special commission material p. 13-16.
86 Compare the testimonials of Kurt Bauer on 8.7.1975, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Tome 1, Bl. 80; the testimonials of Alfred Grunow on 11.10.1973, ibid., Tome 1, Bl. 58. Among the prisoners there were 4000 that were captured at the Borissov. Compare the war prisoners’ commandant in Belarus, lieutenant colonel Marschall conversation with chief signaller officer of the war prisoners at Ostland OKW, Captain Feucht on 26.10.1941, BA-MA, RH 22/251.
87 Compare the employment disposition, ZStL Dortmir 26.9.1975, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Tome 1, Bl. 89 etc.
88 Compare the law of the order keeping service in Vilnius Nr. 6. on 22.8.1941, LCVA-Lithuanian Central State Archive (later – LCVA), R 660-2-3, Bl. 17.
89 About 30 000 war prisoners are closed in the Stalage 343 Compare the letter of the War commandant (KK) in Vilnius lieutenant colonel Max Zehnpfennig, the security squads (SS) and the letter of the chief of police and security squads, lieutenant colonel Paul Krieg on 1941.10.1 LCVA, R 659-1-2, Bl. 30; on 5 police support battalion mission, compare LCVA, R 1444-1-3, Bl. 297. On the dismissal of 180 Lithuanian policemen Krieg on 20.10.1941 did not agree, after the request of Captain Everth, the assistant of the commandant of the stockade 14.10.1941 inquiry, Compare LCVA, R 659-1-2, Bl. 82 etc.
90 Compare the testimonials of Wasilij Filonow on 17.9.1975, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Tome 1, Bl. 89-94.
91 The testimonials of Kost Tamosin, Ic chapter translator 18.9.1975, ibid., Tome 1, Bl. 20-22.
92 The testimonials of Otto Friedricho on 27.3.1973, ibid., The special file. Friedrich in December 1941 was a secretary of 530 National Defence battalion. In his opinion, in autumn of 1941 there were 60 – 80 victims per day, in winter of 1941 – 300 dead per day.
93 Comapre the testimonials of Jonas Šarokvas on 19.9.1975, ibid., Tome 1, Bl. 23-25. He was a civil employee in the burying group till Spring of 1942.
94 Compare ibid. the testimonials of Fedor Kononenkov on 19.9.1975, the testimonials of Jonas Jazavičius on 19.9.1975, ibid., Tome 1, Bl. 26 - 30.
95 Compare the testimonials of Otto Friedrich on 27.3.1973, ibid., The special file; the testimonials of Bruno Doebel on 9.12.1970, ibid., Tome 1, Bl. 13.
96 Compare the circular of J. Kil, the district medical doctor 10.12.1941, LCVA, R 1436-1-38, Bl. 152; the testimonials of Bruno Doebel on 9.12.1970, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Tome 1, Bl. 13.
97 BA-MA, RW 6/v. 450. The numbers in brackets on employees.
98 The chief of the war prisoners at the OKW in Ostland to the commandant of the war prisoners’ district on 6.10.1942, ZStL, 319 AR-Z 162/69, Bl. 26.
99 Compare the letter of the chief of Alytus region police to the chief of the region Pečulis on 21.1.1944, LCVA, R 1436-1-141, Bl. 97; the letter of the commandant’s headquarters of the Dulag 376 to the chief of Alytus region on 9.3.1944, ibid., R 1436-1-180, Bl. 31.
100 The record of the account of activities, Stalag 343, Ic, v. 1.11.1941, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Tome 1, Bl. 82.
101 Extract from the Ic chapter of the letter, Stalag 343, to the brother v. 24.10.1941, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Bl. 82.
102 Act on 20.8.1944, GARF 7021-94-3, Bl. 2 and Bl. 7 also the act v. on 18.8.1944 about the unearthing of mass graves, ibid., Bl. 8. Solitary noted on graves. 29.7.1944 it is in the library of the Science Academy in Vilnius, section of manuscripts, F 159-33, Bl. 45. The appropriate numbers of victims are also in : Mass Killings, Tome 2, P. 389: 35.000 The victims during the period from July 1941 till April 1943.
103 Compare the account of Klimkovič on 28.8.1944, the library of the Science Academy in Vilnius, section of manuscripts, F 159-33, Bl. 17.
« Последнее редактирование: 26 Август 2010, 07:22:44 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

V.3. Лагерь военнопленных в Šiauliai.
С июля 1941 года  Dulag 102 под охраной дивизии 207 (Sicherungs-Divisionen 207) в течение 6 недель находился в Шяуляй. Комендант – подполковник Georg Böhm. Там могло быть от 2000 до 10 000 военнопленных. Часть из них были заперты в огромной синагоге 105. Охрана сначала обеспечивалась стрелковым батальоном охраны тылов LSB 636 106. В Шяуляе комиссары и евреи были отобраны и убиты 107. С августа 1941 года лагерь Шяуляй управлялся как филиал лагеря Stalag 336 Каунас, обеспечивал охрану LSB 307, подчиненный администрации лагеря, как части местного штаба комендатуры. С сентября 1941 года охрана обеспечивалась подразделениями стрелкового батальона охраны тылов LSB 530 108.
В феврале 1942 года, сотрудники штата B из Офлаг V прибыли  в Шяуляй для управления лагерем, а в начале мая 1942 года он был переименован в Stalag 361 109.
Коменданты были: подполковник Eduard Eitner, до 1 августа 1942 – подполковник Karl Meinel, до 4 февраля 1943 – полковник Karl Sieber, до 14 августа 1943 – Maximilian Pönicke и, наконец, с 20 августа 1943 – полковник Kurt Sieber. В городе было три отделения лагеря: один лагерь за ж/д вокзалом (лагерь I), и он был 800 м в длину, 80 м в ширину; второй лагерь (лагерь II) находился в южной части города на улице Tilžės в бараках, в которых осуществлялась работа в сфере обслуживания Рейха, и третий – "lazaret", был отдельно 110. Второй большой лагерь был создан из-за эпидемии в лагере I, и был полностью изолирован. Военнопленные лагеря II работали в основном на меховой фабрике 111.
По словам потерпевших, а также свидетелей, условия в лагере были ужасны 112. После долгих дней переезда из Dulag в Пскове, полностью истощенные военнопленные прибыли в Шяуляй 113. Те, кто не мог подняться из-за полного физического истощения и остался лежать, были расстреляны на месте. Военнопленных кормили гнилой картошкой, в результате чего очень быстро возникали заболевания. Хлеб был смешан с опилками. "Условия, в лагере были невозможными. Многие умерли от сыпного тифа или истощения" 114. Зимой 1941 года в Шяуляй, был так называемый водный бункер, разрез, заполненный водой, в котором военнопленные вынуждены были стоять на сильном холоде в воде глубиной 1 метр, пока они не умирали 115. Сами военнопленные приносили тела погибших с работы обратно, чтобы похоронить их. В деревне Verdulai, 2 км от Шяуляй, было массовое захоронение 116. Евреи также описывали судьбу военнопленных как особенно ужасной, например в аэропорту. Охраны пробовали предотвратить связь между евреями и военнопленными 117. Когда 10-летний мальчик пытался дать кусок хлеба для военнопленных рабочих возле его дома, немецкий охранник навел на него оружие. Когда заключенный замахнулся лопатой на охранника, он был расстрелян 118. Другие дети обменивали еду на игрушки, которые военнопленные сделали для них на меховой фабрике 119. В отчетности немецкой стороны, лагерь Шяуляй появился только в апреле 1942 120:
1.4.1942        10,557 (8,003)
1.5.1942        10,330 (8,947)
1.6.1942        10,051 (8,779)
1.8.1942         7,102 (5,961)
1.9.1942         4,098 (3,455)
1.10.1942       3,791 (3,543)
1.11.1942       4,102 (3,439)
1.12.1942       4,188 (2,531)
Из таблицы видно, что рабочая часть военнопленных была очень большой. В области Шяуляй, большое количество военнопленных выполняли малыми группами сельскохозяйственные работы для крестьян 121. Достаточно большие цифровые показатели с апреля по июнь 1942 доказывает это. Затем началась депортация в Рейх.
Количество жертв может быть оценено. Советской специальной комиссией было обнаружено 7 мест массовых захоронений близ Шяуляй и, следовательно, число жертв считается 22 560 122. Нет никаких оснований сомневаться в этих цифрах.

105 Compare the interrogation of Hildegard Wenzel in February 1965, ZStL, II 207 AR-Z 774/61, Tome 2, Bl. 370. Dulag 102 personnel also participated in the killing of Jews in Šiauliai guarding a small synagogue, which was transformed into the prison for Jews, and transported the Jews in trucks to the execution place. Compare the testimonials of Bernhard Austermann on 1968.11.12, ZStL, VI 319 AR 1347/72, Tome 1, Bl. 96; the testimonials of Hanso Schueetc.1968.11.26, ibid., Bl. 102-102R.
106 Compare the circular of the highest chief of Wehrmacht in Ostland in 24.7.1941, LVVA, P 69-1a-1, Bl. 108.
107 Compare the testimonials of Bernhard Austerman non 1968.11.12, ZStL, VI 319 AR 1347/72, Tome 1, Bl. 96.
108 Compare the letter of the war prisoners at the OKW in Ostland on 19.11.1941 on justice, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Doc.Tome Bl. 550; letter FK 821 on territorial commandant’s headquarters on 3.9.1941, LCVA, R 678-1-1, Bl. 1. Compare the statements of the 530 KAB members: Franz Angerer (2. Kp.) v. 23.10.1972, Franz Bayer (3. Kp.) v. 2.4.1973; Heinrich Faltermeier (3. Kp.) v. 3.4.1973, Johann Froehling v. 15.11.1972, Mathias Lohmueller v. 21.9.1972, Benedikt Papenheim v. 13.10.1972, HStA Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 475.
109 Compare the employment disposition, the general prosecuting magistracy in Stuttgart v. 6.11.1972, ZStL, VI 319 AR 1347/72, Tome 1, Bl. 196-212.
110 Compare the testimonials of Luziono •ćuk, civil, lived near the camp, 27.11.1975, ZStL, V 319 AR
111 Compare the testimonials of Franz Funk on 10.4.1970, ibid., Tome 1, Bl. 175.
112 Compare the testimonials of Wasilij Dorofejew v. 11.12.1975, ZStL, V 319 AR 61/77, Tome 1, Bl. 71.
113 Compare the testimonials of Ivan Blaščuk v. 19.11.1975, ibid., Tome 1, Bl. 49-51.
114 Compare the testimonials of Karl Roos v. 15.8.1967, ZStL, VI 319 AR-Z 19/70, Tome 1, Bl. 55; compare the testimonials of Friedrich Kontermann v. 9.4.1967, ibid., Bl. 169.
115 Compare the testimonials of Benedikt Papenheim v. 13.10.1972, HStA Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 475.
116 Compare the testimonials of Egidijus Urlakis on 13.1.1976, ZStL, V 319 AR 61/77, Tome 1, Bl. 80-84.
117 Compare Jerushalmi, Geto, p. 45.
118 Compare the testimonials of Ignazas-Adomas Rukšenas, v. 4.12.1975, ZStL, V 319 AR 61/77, Tome 1, Bl. 76-79.
119 Compare the testimonials of Egidius Urlakis on 13.1.1976, ibid., Tome 1, Bl. 80-84.
120 BA-MA, RW 6/v. 450. The brackets show the number of those who were used for work.
121 Compare the testimonials of Hans Albrecht Schoenleber, v. 5.9.1967, ZStL, VI 319 AR-Z 19/70, Tome 1, Bl. 64; Šiauliai local commandant’s headquarters letter to the chief of the Šiauliai district on 18.2.1942, LCVA, R 1099-1-32, Bl. 2R. On unsuccessful attempts of the commandant of the Oflag V B to reduce the draw in the work because of the danger of escapes, compare the Šiauliai local commandant’s headquarters law on 13.2.1942, ibid., Bl. 9.
122 Compare Mass Killings, Tome 2, P. 405; Occupation, P. 139.
« Последнее редактирование: 26 Август 2010, 23:26:26 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

V.4. Лагеря военнопленных в Вильнюсе, Новой Вильне, Вирбалис и Кальварии.
О концентрационных лагерях в Вильнюсе и в прилегающих районах существует еще меньше информации, чем о других. Источники дают возможность описать общие особенности лагеря в Вильнюсе, но очень трудно сделать это о других трех лагерях в Новой Вильне, Вирбалис и Kalvarijos из-за отсутствия информации.
В течение первого периода оккупации за Вильнюсскую область ответственны дивизия охраны 403 (Sicherungs-Division 403). Сюда входили три Dulags: 111, 123 и 155. военнопленные были доставлены туда из армейского пункта сбора военнопленных. Часть работали в Dulags, а часть из них была доставлена на запад – к Сейнай. На 5 июля 1941 было 8248 военнопленных, 14 июля 4000 из них были депортированы, и остальным приходилось работать. Говорится, что 5 июля 1941 было 3500 военнопленных в Dulag 112, 1400 из них пришлось работать в рабочих командах; 2400 военнопленных в Dulag 123 и 2000 из них работали; 2200 военнопленных в Dulag 155, 700 из них работали 123. В середине июля 1941, 9-ая Армия настаивала на транспортировке как можно большего количества военнопленных на Запад 124. Из-за недостатка охраны, попытки побега наказывались очень жестоко. Когда во время одной попытки побега  были застрелены 94 военнопленных, командование дивизии объявило, что "в будущем при повторении попытки побега по колонне военнопленных будет открыт огонь" 125. В августе 1941 года Stalag 344 был построен в качестве "второй волны", штат охраны состоял из стрелкового охранного батальона замены 4 (Landesschützen-Ersatz-Bataillon 4) в Glachau. Лагеря в Вильнюсе и в прилегающей области управлялись от Stalag 366, а с 8 сентября 1941 были переведены под управление Stalag 344 126. До января 1942 года комендант лагеря прежний – майор из Chemnic, майор (позже подполковник) Erich Chiliau, после него подполковник Josef Messner 127. В Вильнюсе было несколько лагерей, например, в южной части города, где расстреливали военнопленных, или в Siniafka, где руководителем был Frank, фельдфебель (старший сержант) штаба 128. Существовал в Вильнюсе концентрационный лагерь для советских женщин-военнопленных 129. В ноябре 1942 г. в городе проживали украинские военнопленные, которые были подготовлены "для дальнейшего использования" 130. Осенью и зимой 1941 охрану Stalag 344 обеспечивали LSB 894, 319 и 778 (третья рота) 131.
Военнопленные были расстреляны по приказу коменданта лагеря. Отделом Абвер комендатуры лагеря отбирались так называемые "невозможные" военнопленные, которых расстреливали в лесу, а затем стали это делать в лагере, выстрелом в шею 133. "Причины" для предоставления военнопленных тайной полиции видны из оставшихся карт администрации тюрьмы Lukiškes, в которой были убиты около 62 военнопленных. Например: "еврейский", “является еврейским”, “потому что был евреем", " политический лидер", " угрожал нарушать мир и безопасность лагеря ”, “представляет угрозу нарушению порядка лагеря ”, “распространял ложные слухи ”, “игнорировал порядок лагеря”, “политически нежелательный”, “ политически нежелательный, потому что еврей", "являлся коммунистическим подстрекателем", "склонял военнопленных к побегу”. Полная упрямость, убийственный антисемитизм, антибольшевизм были ясными мотивами для  убийств.
В ноябре 1941 года военный комендант подполковник Zehnpfennig сообщил начальнику Генерального штаба Halder, который находился с визитом в Вильнюсе, что условия содержания военнопленных в лагере очень плохие и что многие из них больны сыпным тифом 135. Более четко ситуации в декабре 1941 года представлена отчетом комиссии, которая посещала лагеря в 1941 - 1942 в поисках трудовых ресурсов для Рейха и штата для других немецких целей 136. Из 7300 военнопленных 4000 работали в иностранных командах. Из остальных 3300 военнопленных, 1200 были больны сыпным тифом, 600 были "не в состоянии работать", приблизительно 50 из них умирали каждый день. 1500 военнопленных могли быть использованы в рейхе, но через месяц 500 из них погибли, и Stalag 344 был закрыт из-за сыпного тифа. После войны, администрация Шталаг 344 свидетельствовала, что в ту зиму много военнопленных умерли. Каждое утро, военнопленные должны были хоронить мертвых в массовых захоронениях 137. В то время в регионе Вильнюс много военнопленных были заняты не только в сельском хозяйстве, но и в торфяных болотах или использовались для очистки снега 138.
В феврале - марте 1942 года немецкие данные о военнопленных в Вильнюсе показывают, что количество работающих военнопленных очень мало. Это еще раз свидетельствует о плохом состоянии других военнопленных 139.
1.2.1942      6,856 (2,048)
1.4.1942      7,735 (2,816)
1.5.1942      8,179 (1,913)
1.6.1942      7,790 (2,515)
1.8.1942      7,090 (2,478)
1.9.1942      5,385 (2,640)
1.10.1942    6,144 (4,049)
1.11.1942    8,085 (4,260)
1.12.1942    8,371 (3,230)

По оценкам Советской комиссии, число жертв в Вильнюсе 5000 140. Более 1000 тел были найдены на русском кладбище в Вильнюсе. Оставшиеся в живых из 1005 команд Paneriai свидетельствуют, что массовые захоронения советских военнопленных были также в Paneriai 141.
Неясно, было ли выполнено решение вермахта в сентябре 1941 года доставить 20000 военнопленных в Вильнюс 142. Вполне возможно, что большая часть из них была отправлена в лагерь за городом в Новой Вильне, которым управлял капитан Leyser 143. Охрана обеспечивалась LSB 778 (Landesschützen-Bataillone) и более 100 солдат Литовского батальона охраны 144. Советская комиссия оценила в этом лагере около 13 000 жертв 145. Невероятно большое количество жертв было по оценкам в концентрационном лагере в 5 км от Bezdonys, Вильнюсской области. Число погибших было 25 000 и  было найдено 18 массовых захоронений 146. Общее количество жертв во всех трех лагерях вокруг Вильнюса может быть около 43 000. Еще два лагеря для военнопленных были созданы в областях Vilkaviškis и Marijampole. Согласно Советской комиссии, в областях Virbalis, Vilkaviškis - около 20 000 и в Vilkaviškis - 2390 заключенных умерли от голода, болезней или были растреляны 147. В области Marijampole, большой концлагерь был создан в Калварии, где в основном содержались военнопленные офицеры. В соответствии с послевоенными показаниями сотрудников немецкой администрации, количество варьируется от 1000 до 5000. Управление, вероятно, было направлено от местной комендатуры Marijampole. Начальником лагеря был капитан Schröder.
Охрана состояла из LSB 778, литовских солдат и украинцев 149. Психически больные военнопленные были заключены в тюрьму 149. Что могло случиться с ними? Согласно отчетам третьей операционной группы, на 1 сентября 1941, 109 психически больных с 5000 евреев были расстреляны в Marijampole. Вероятно, они были сюда доставлены из Калварии. Дополнительная информация по этим лагерям отсутствует. Общее число жертв здесь оценивается примерно в 25000.

123 The military diary of the 403 security division, NARA, RG 242, T 315,Roll 2206, Bl. 36.
124 Ibid, Bl. 236 etc.
125 Ibid, Bl. 48 (record on 31.7.1941).
126 Compare ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Doc.Tome, Bl. 583. 1941.9.24. All the war prisoners that were imprisoned in Lukiškes were transported to the Stalags. Compare LCVA, R 730-2-38, Bl. 222.
127 Compare the testimonials of Michael Breuer on 27.7.1970, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Tome 1, Bl. 32; the testimonials of Theodor Michl on 9.9.1970, ibid., Bl. 47; not dated ZStL summary, ibid., the special tome 1, Bl. 221.
128 Compare the testimonials of Ernst Jung on 5.5.1971, ibid., Tome 2, Bl. 245.
129 Compare the passing of 23 women from the Stalag 344 to the German security police (this meant shooting) on 9.6.1943, ZStL, V 319 AR 61/77, Bl. 47 tt
130 Note in the documents on 1942.11.9 on the conversation of the armament groups in Kaunas and Vilnius on 1942.11.4, BA, R 91/7.
131 Compare the circular of the commandant of the war prisoners area “L” on 19.11.1941 about jurisdiction, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Doc.Tome, Bl. 550; account 6.2.1942 on the conversation of leaders 30./31.1.1942 in Riga, ibid., Bl. 548 etc.; later LCVA, R 677-2-93, Bl. 17.
132 Compare the plan of works distribution of the 814 military commandant’s headquarters in Vilnius in March of 1944, ZStL, VI 319 AR 1347/72, Bl. 1513-1515. There is almost no information on the history of the Italian war prisoners in the RKO area. According to the hand-written note on 11.11.1943 the forest and timber Department at the RKO, 1500 prisoners had to arrive to Lithuania, Compare LVVA, P 70-5-67/2, Bl. 318. The model textbook writes about the prisoners brought to the Nord and Mitte armies (about 5500 - 1.1.1944 and 10 500 prisoners - 1.5.1944), but not to the Lithuania, compare Schreiber, Die italienischen, p. 317-319.
133 Compare the testimonials of Adolf Jahne 2.11.1970, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Tome 1, Bl. 57.
134Quoted on the references ibid., Doc.Tome, Bl. 586-602. The period of 2.10.1941 till 7.10.1942.
135 Compare the military diary, Halder, Tome 3, P. 289 (record on 14.11.1941).
136 Compare the letter of Gruenthaler, government councellor, leader of the "Hessen Comission" to the Reich Ministry of Labour (RAM) on 20.12.1941 or the fragments of the account of the same commission (not dated; around the end of January 1942), ZStL, 319 AR-Z 172/1971, Bl. 37 etc.; Compare Rukš÷nas, Politika, P. 337-339.
137 Compare the testimonials of Ernst Jung on 5.5.1971, testimonial of Peter Anthes on 13.9.1971, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Tome 2, Bl. 247 and Bl. 398.
138 Compare the orderof the Stalag 344 v. 11.6.1942, LCVA, R 659-1-17, Bl. 304; Colonel Izidorius Kraunaitis, the chief of the defence of Lithuania in Vilnius announcement to the signaller officer at the chief of the order keeping police in Lithuania on 21.8.1942, printed: Mass Killings, Tome 1, P. 129; the letter of the Vilnius district railway administration to the director of the construction on 23.12.1942, LCVA, R 626-1-210, Bl. 156; Stalag 344 letter to the chief of Lithuanian police in Vilnius on 11.6.1943, LCVA, R 689-1-4, Bl. 203. 35
139 BA-MA, RW 6/v. 450. The brackets show numbers of the employees.
140 Compare the act of the commission on 9.6.1945 and the testimonial of the witness Lev Savitzki, who had to burry many victims on 30.5.1945, GARF, 7021-94-418, Bl. 1-3, 98-98R.
141 Gol Szloma oath announcement in 1946, Nuernbg.Doc. 964-D and 975-D.
142 Compare the correspondence of the 814 war commandant’s headquarters and the SS – and the chief of the police in Vilnius v. 1.10.1941 and 9.10.1941, LCVA, R 659-1-2, Bl. 30-35; Bubnys, Lietuva, p. 240.
143 Compare the testimonials of Gerhard Schneider v. 27.4.1971, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Tome 1, Bl. 166.
144 Compare the testimonials of Friedrich Robert v. 19.4.1971, ibid., Tome 1, Bl. 186; Compare the letter of Stalag 344 commandant to the leader of defence, Vilnius 3.10.1941, printed: Mass Killings, Tome 1, P. 124 etc.
145 Act of 25.5.1945, GARF, 7021-94-438, Bl. 1.
146 The data according to GARF, 7021-94-3, Bl. 133 survey board, GARF, 7021-94-456, Bl. 198.
147 Act of 12.4.1945, GARF, 7021-94-419, Bl. 1 etc.
148 Compare the compiled document set in 15.1.1943 of the chief of the war
prisoners "L", Chief of the unit and battalion, ZStL, VI 319 AR-Z 167/71; local
commandant’s headquarters in Marijampole monthly report of January 1942, LCVA,
R 678-1-3, Bl. 12.
149 The testimonials of Fritz Theodor Lossa on 29.9.1970, ZStL, VI 319 AR-Z 162/69, Tome 1, Bl. 142; the testimonials of Ludwig Schoeberl v. 10.4.1973, HStA Wiesbaden, 461 chapter, 32438, Tome 475; the testimonials of Franz Bayer. 2.4.1973, tenibid.; the testimonials of Heinrich Faltermeier v. 3.4.1973, ibid.
« Последнее редактирование: 02 Сентябрь 2010, 18:10:04 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

I. Введение
Советские военнопленные отдельно от литовских евреев - самая большая группа жертв во время немецкой оккупации. Общее число жертв не может быть установлено, но при очень осторожной оценке количества, в том числе в Мемельском регионе, может быть не менее 170 тысяч 1. Что мы знаем сегодня об истории советских военнопленных в Литве в 1941 - 1947 во время немецкой оккупации? Кто несет ответственность за их судьбу со стороны Германии? Были ли Литовские учреждения вовлечены в политику в отношении военнопленных? При каких условиях военнопленные жили в лагерях? Почему столь многие из них умерли? Как граждане Литвы вели себя? Эти вопросы рассматриваются в настоящем разделе 2. После представления о процессе расследования и источников, следует подробный рассказ об организационной структуре немецкой лагерной администрации и ответственность за политику в отношении военнопленных. Далее описан общий процесс, который вызвал убийство советских военнопленных в районах, находящихся под немецким контролем. При этом представлено описание нескольких больших концентрационных лагерей в Литве согласно собранному материалу. В дальнейших главах рассматриваются вопрос об освобождении некоторых групп военнопленных, вопрос о литовских военнопленных в немецких лагерях, и обязательных работах, которые  военнопленные  должны были делать в Литве. В последних главах обсуждается вопрос отношений между гражданами Литвы и военнопленными. После оценки числа жертв, сделаны выводы и предложения для дальнейших расследований.

1 Compare with the discussion on the number of victims in Chapter IX.
2 In order to make the footnotes shorter, only the short title of the source is indicated. All the bibliographical data is presented in the bibliography. References to the judicial processes and inquiries are listed with numbers of the files. All the data on inquiries and judicial processes are presented in the additional list.
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн

II. Предмет и источники исследования
История советских военнопленных в 1941 - 1945 в период немецкой оккупации на протяжении многих десятилетий была только падчерицей исторических исследований. Судьба советских военнопленных в Западной Европе до конца восьмидесятых годов никогда полностью не исследовались, тем не менее, преступления против них входили в состав Нюрнбергского процесса и в последующие процессы 3. В Федеративной Республике Германии, судьба немецких военнопленных были в центре внимания. Это  изменилось только после публикации работы Christian Streit, которая вызвала дальнейшие исследования 4. При советской власти эта тема была табу, легкий доступ был невозможен 5. С августа 1941 года высшие руководители Красной Армии характеризовали военнопленных как "недалеких, бедных, глупых элементов", а их семьи "как семьи дезертиров,  нарушивших присягу ", которые должны быть арестованы 6. Столь же бедна, как и история советских военнопленных в немецких лагерях с аспектами страдания, смерти, частичного сотрудничества с немцами и обязательных работ, это история советских военнопленных, репатриированных в Советский Союз после войны. Холодная война в Восточной и Западной истории была препятствием для открытой разработки этой темы. Учитывая исторические и политические трудности, более тщательное изучение этого вопроса было затруднено из-за отсутствия источников на региональном уровне по советским военнопленным в Советском Союзе, оккупированном Германией. Это можно сказать и о 1941 - 1944 годах в Литве 7. В центральных учреждениях, которые интересовались советскими военнопленными, были только остатки данных 8. С начала войны до января 1942 года, когда умерли большинство из военнопленных находящихся от старой границы Рейха в восточном направлении, чтобы скрыть судьбы военнопленных точный учет в любом учреждении никогда не проводился 9. Цель этого заключается в недопущении вмешательства полномочий международных правовых гарантий и помощи. Вот почему невозможно определить общее число жертв в Литве на основе немецких данных. Количество военнопленных в отдельные лагерях представлены только с февраля 1942, но без отчета о прибывающих и убывающих военнопленных, так что эти отчеты имеют небольшую ценность 10. Литовские архивы аналогичны - есть только фрагменты документов, касающиеся истории военнопленных. Два крупных источника информации были открыты в Литве в послевоенный период. С советской стороны - это свидетельские показания и документы, начиная с 1944 - 1945 годов, принятые "Специальной Государственной комиссией по оценке преступлений немецко-фашистских захватчиков и их пособников ", с немецкой стороны - материалы, собранные от деятельности немецких следственных органов, в первую очередь от Ludvigsburg 11. Большинство свидетельств и дополнительных показаний невозможно проверить, так как они основываются на одном событии или на общих данных, например, количество жертв. Последние, в частности с советской стороны, были частично увеличены, но не обоснованы. Точная проверка этих цифр невозможно из-за разумных сомнений и бедноты материала 12. Существует достаточное количество данных, чтобы сделать основные заключения о советских военнопленных, но тем не менее, есть некоторые существенные "белые пятна ". В отличие от еврейских жертв нет никаких воспоминаний советских военнопленных или дневников. От литовской стороны есть некоторые короткие описания, которые были подготовлены на основе данных из архивов Литвы и специальной Советской комиссии 13.

3 Firstly, in 30 December 1947, in the so-called 12 file of the USA V military judicial process against the highest Government of Wehrmacht (OKW) till 29 October 1948 the talk was about the crimes against war prisoners. Three OKW leaders (General Hermann Reinecke, General, Lieutenant Colonel, Judge of the Headquarters Rudolf Lehmann, General Walter Warlimont) and the 11 Army with its commanders were accused. Compare the file 12.
4 Streit, Keine Kameraden; Streim, Die Behandlung; short extracts: Dallin, Herrschaft, p. 422 – 440; Boog u.a., p. 1195 – 1202 (Beitrag Rolf-Dieter Mueller); 26 Herbert, Fremdarbeiter. Compare the historiography with Osterloh, Kriegsgefangene; there is no comprehensive description of about 2 million soviet war prisoners that were left in various occupied Soviet Union territories as in Gerlach, Massenmorde, p. 774 – 859. A short overview about Latvia, compare Mueller/Vestermanis, Verbrechen.
5 Compare the Osterloh, Kriegsgefangene, p. 38 – 93; Keller/Otto, Massensterben, p. 149; Datner, some aspects were analysed in Crimes and Brodskij, Kampf.
6 The order 270 of the headquarters of the highest leader of the Red Army (Stavka Verchovnogo Glavnokomandovanija Krasnoj Armij) 1941.8.16., printed:1941 god, tom 2, p. 476 – 479.
7 Streit complained that “the sources about the Ostland and the Reich Commissariat in Ukraine, where, in autumn of 1941, was a big number of prisoners, were lost”, Streit, Keine Kameraden, p. 130.
8 This may be said about the cases of the OKW General Wehrmacht Service Department of the war prisoners, about the leaders of the Reich Commissariats of the Defence regions, General Leader of billeting of the highest Military Government and the highest Leader of Wehrmacht to Ostland. Compare the overview of the sources ibid. p. 17, etc.
9 In the main 26.6.1941 OKW law on the accounts of the Russian war prisoners, it is clearly stated that in the distribution stockades (later – Dulags) the account by names or any other lists of transporting will not be needed. The simplified cards of transportation were filled in Stalags, there was no need of reports to the Wehrmacht information centres, lists of incoming and outgoing prisoners may not be filled. Federal archive, military archive in Freiburg (later – BA-MA), WilD/72. Compare Otto, Wehrmacht, p. 157, note 31, which mentioned the lists of outgoing prisoners in Kaunas that are in the Podolsk archive. According to the 1941.8.2 law of the OKW, in the first defence region the IDs had to be distributed. The prisoners of Pag÷giai are known to be registered only in the Reich. Ibid. p. 158, note 36. Compare the new sources with the numbers of the stockades inside the Reich, also till spring of 1942, Keller/Otto, Massensterben.
10 Compare BA-MA, RW 6/v. 450. Federal Archive, Military Archive in Freiburg (later – BA-MA).
11 Compare the material analysed in this chapter with the list of inquiries and judicial processes.
12 The documents of the special state commission of Lithuania are in Gosudarstvennij Archiv Rossiskoj Federacij / the State Archive of the Russian Federation (GARF), 7021 – 94 using the documents of the special state commission of Lithuania, compare Vestermanis, HaftstŠtten, p. 472 etc. and 482. Other material could be in the soviet post-war processes against Germans that dealt with the war prisoners and which might be analysed in this chapter only in solitary instances.
13 Occupation, p. 128 – 143; Bulavas, Valdymas, p. 186 – 188; Bubnys, Lietuva, p. 238 – 245.
Записан
С уважением, Александр

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 849
  • Skype: nestor1306
    • WWW
5 августа 2009
ЕВРЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ ТИЛЬЗИТА
...
По условиям Версальского мирного договора Неман стал пограничной рекой. Небольшой, открытый всему миру, торговый город Тильзит стал пограничным пунктом национального значения. Различные политические настроения и разногласия обострились. В тридцатые годы прошлого века, прежде всего, еврейская молодёжь уезжала из города и эмигрировала за границу: в Южную Африку и в США, а также в Шанхай и в Литву. Некоторым, среди которых была и дочь раввина Ханна ФЕЙН, удалось в так называемом детском поезде бежать в Англию. С собой они унесли множество противоречивых воспоминаний: до сегодняшнего дня помнит господин ХАСМАН, что в 1933 году дом его отца, лесоторговца Авраама ХАСМАНА, на Миттельштрассе 2-а находился под охраной полиции. Сделано это было по приказу начальника полиции, с которым дружил его отец.
Под давлением властей начальник полиции был вынужден, в конечном итоге, снять охрану. Он посоветовал ХАСМАНУ переждать в Литве до тех пор, пока «нечистая сила не уйдёт». В итоге, родители ХАСМАНА, как и многие другие тильзитские евреи, бежавшие в ближайшую заграницу, в Литву, погибли в гетто в Каунасе. Среди них были и адвокат Макс САНДЕЛОВСКИ и его жена Ирене. Некоторые дети, среди них и сын зубного врача Герда МАТЕУША, так никогда и не узнали, что стало с их родителями. Во всей Восточной Пруссии на 17 мая 1939 года насчитывалось ещё 3169 еврейских жителей, а в конце августа 1941 года их осталось уже не более 600 человек в районе Гумбиннена (Гусева).
Осенью 1941 года немецкие евреи были лишены гражданства. В июне 1942 года началась депортация еврейских жителей Восточной Пруссии. Первые поезда из различных восточно-прусских областей были, предположительно, укомплектованы на границе в один состав и 24 июня 1942 года отправлены в Минск. Оставшиеся евреи были транспортированы в августе 1942 года и в марте 1943 года в концлагерь Терезинштадт (Терезин). Так закончилась история евреев в Тильзите.
С началом Великой Отечественной войны, в июне 1941 года через Тильзит по направлению к Литовской Советской Республике шли войска Вермахта, а за ними следовали тильзитские эсэсовцы. В первые недели германской оккупации они регулярно переходили границу, направлялись в близлежащие литовские населённые пункты, как то, Горжды (Гаргждай), Кретинген (Кретинга), Паланга и уничтожали там еврейское население. Это происходило в целях «чистки» границы. Тысячи смертей на счету так называемой «тильзитской оперативной команды» («тильзитской айнзатцкомманды») во главе с Хансом-Йоахимом БЁМЕ.
В то время как эсэсовцы почти ежедневно пересекали по мосту Неман по направлению к Литве, в Тильзите ещё существовали остатки еврейской общины. Сохранившие записи проповедей раввина Бенно ФЕЙНА указывают на то, что тильзитские евреи знали о карательных операциях в Литве. По-видимому, многие жители Тильзита слышали о происходящем по ту сторону границы и тайком обсуждали это между собой. Но они никак не хотели связать эти преступления со своим родным городом. Для них, вероятно, это были зверства, не относящиеся к их территории, а совершавшиеся за границей.
Наименование Тильзитская оперативная команда» впервые появилось в прессе в 1957–58 годах. Проходящий в то время в окружном суде города Ульма процесс против 10 карателей оперативной команды государственной полиции (Госпо) и службы безопасности (СД) Тильзита был первым процессом, на котором немецкие судьи судили немцев за геноцид евреев за линией фронта, в непосредственной близости от немецкой границы.
Эта страница истории осталась чёрным пятном в более или менее не замутнённой памяти тильзитцев. Воспоминания оказались для жителей Тильзита настолько тяжёлыми, что у людей отчасти сработал психологический механизм вытеснения: они больше не могли вспомнить всех ужасов тех дней. А может быть просто, не могли и не хотели об этом говорить…

Рут ЛЕЙЗЕРОВИТЦ

http://hronikiambera.ru/news.php?id=585

Не вдаваясь в занудные подробности, из анализа материала, представленного в статье, делаю вывод, что в 1941 г. основной деятельностью АК "Тильзит" было выполнение приказа об евреях и комиссарах в офлаге (фактически дулаге) 53 и в других лагерях Мемельской зоны.
« Последнее редактирование: 04 Сентябрь 2010, 20:23:13 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 191
  • Ржевцев Юрий Петрович
Почему Белосток?
Да потому что Белостокский округ с 1 августа 1941 года был передан в гражданское управление обер-президенту и гауляйтору Восточной Пруссии Эриху Коху и с этого момента рассматривался нацистами как неформальное "продолжение" Восточной Пруссии.
Так, в частности, лазарет для психически больных советских военнопленных, располагавшейся в польском и окрестном к Белостоку городе Хорощ, - "за" лагерями  1-го ("Кёнигсберг") военного округа вермахта.
Узники белостокского шталага-316 - этапами на запад чаще всего именно через шталаги 1А или 1Б...

Тюрьма и гестапо находились также в Lyck в WK I. Расстояние от Stalag IB до Lyck меньше, чем до Белостока.
Но в данном случае факт налицо: был передан именно в гестапо Белостока. Документ же заполняли сами нацисты...

С какого периода времени?
Если судить по картам бывших узников офлага-57, - где-то с лета 1942 года. Сначала их в шталаг-316, оттуда - в шталаг-1Б, а чуть позже - в 1А. В 1944 - в центральную Германию. Вот более чем типичный пример:

ПИСАРЕНКО Андрей Александрович, по состоянию на конец июля-начало августа 1941 года - военнослужащий 112-го горнокавалерийского полка 21-й горнокавалерийской дивизии Оперативной группы войск 28-й армии (1-го формирования) Западного фронта, младший лейтенант.
Родился в 26 января 1916 года на Украине – в селе Степанцы Каневского район Черкасской области. Украинец.
Родители: Писаренко Александр Алексеевич и Оксана (девичья фамилия – Гавриляка; отчество в документе не указано); по состоянию на лето 1941 года проживали по месту рождения сына.
К началу Великой Отечественной войны – представитель кадрового состава Красной Армии: офицер в рядах личного состава 112-го горнокавалерийского полка (Наманганский военный гарнизон Среднеазиатского военного округа).
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 22 июля 1941 года.
Боевое крещение принял 2 августа 1941 года в рядах однополчан в бою, разгоревшемся в треугольнике деревень Гневково – Пустосёл - Криволес Шумячского района Смоленской области.
4 августа 1941 года, очевидно, пробиваясь из окружения с территории Шумячского района Смоленской области, попал в плен в районе смоленского города Рославля.
18 сентября 1941-июне 1942 гг. – узник лагеря офлаг-57, находившегося в польском городе Остроленка (но на тот период времени - в составе Восточно-Прусской провинции 3-го рейха). Присвоенный здесь лагерный номер – «1281».
В июне 1942-31 августа 1942 года – узник лагеря шталаг-316, находившегося в польском городе Белостоке (на тот период времени – областной центр Белоруссии).
31 августа-23 октября 1942 года – узник шталага-1Б, находившегося в восточнопрусском городе Хохенштайн (ныне – польский Ольштынек).
23 октября 1942-2 сентября 1944 гг. – узник лагеря шталаг-1А, находившегося в восточнопрусском посёлке Штаблак (ныне – окрестности посёлка Нагорное Багратионовского района).
Со 2 сентября 1944 года – узник лагеря шталаг-11А (он же - 341), находившегося в немецком населённом пункте Альтенграбов (ныне – Дёрниц-Альтенграбов федеральной земли Саксония-Анхальт ФРГ). Находился здесь и по состоянию на 2 декабря 1944 года.
Дальнейшая судьба неизвестна. Не исключено, что в немецко-фашистском плену чудом, но выжил…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 17:12:48 от Sobkor »
Записан

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Убийства военнопленных (3.2)
Кристоф Дикманн
III. Администрация лагерей военнопленных
Вермахт был ответственен за военнопленных. Установленная ответственность была разделена между Верховным командованием вермахта (OKW) и Верховным командованием армии (OKH). Отдел по военнопленным, с 01.01.1942 Главное Управление по делам военнопленных, в целом – Управление службы OKW/Вермахт – отвечающей за округа немецкого рейха, государственное правительство и гражданскую администрацию; в соответствии с военным руководством Wehrmacht Ostland (WBO) в Украине и Норвегии. Она состояла из руководителей по делам военнопленных 17 военных округов совместно с начальниками вермахта в комиссариатах рейха. Эти руководители управляли начальниками округов по делам военнопленных, которые отвечают за основные лагеря для рядового состава (Stalags) и офицеские лагеря  для офицерского состава (Oflags). В округах, подчиненным военному правительству OKH, находящееся там главное руководство несли ответственность за (распределение) лагерей Oflags, Stalags и Dulags и армейских пунктов сбора военнопленных. Концепции Stalag, Oflag и Dulag связаны с администрацией персонала лагерей. В областях Мемель и Литвы, персонал лагерей Oflags задействовали в основном концентрационные лагеря для рядового состава, а не как лагеря для военнопленных  офицеров 14. В области Stalags, иногда было больше лагерей, принадлежащих к одной и той же администрации. Если были большие концентрационные лагеря, созданные за пределами этой области, то они назывались частичными, боковыми или филиалами лагерей.
Политика военнопленных находилась под влиянием учреждений Вермахта, Рейха Министерства оккупированных восточных территорий (РМО), Министерства продовольствия Рейха (REM), министерства труда Рейха (RAM), Плана четырех лет (VJP), Канцелярии Лейбористской националистической партии Германии (NSDAP), Министерства Иностранных Дел и учреждений СС (охранные отделения) 15. Когда в июле 1941 года, в Литве была учреждена гражданская администрация, высшими учреждениями в Ostland были комиссариаты Рейха по военнопленным (РКО) в WBO в Риге 16. Первоначально было два военных руководителя в области военнопленных в комиссариате Рейха Ostland (РКО): полковник Kuntze был ответственным за регионы Литвы и Латвии, подполковник Wieltke  для генерального комиссариата Weißruthenien 17. Когда в середине октября 1941 года были созданы отдельные штабы в Литве, термин  "комендант области военнопленных Q" был заменен  на "комендант области военнопленных L" 18.
Немецкие планы состояли в том, что Wehrmacht нанимает так много военнопленных как это необходимый для подразделений и ненужных военнопленных перевозят на Западный фронт 19. Эти военнопленные от армейских пунктов сбора в Dulags должны были быть доставлены в Stalags или Oflags в области гражданской администрации, или на территорию военного округа I, которая включала части Восточной Пруссии и Белостока и лагеря в главном руководстве. Только небольшая часть из них должна была быть транспортирована в немецкий рейх 20. В Литве, были первичные  армейские пункты сбора военнопленных и целый ряд Dulags, которыми управляли назначенные подразделения безопасности вермахта (Sicherungs-Divisionen, Sich.Div.). Dulags двигались в восточном направлении по мере того, как устойчиво были созданы Stalags: Stalag 336 в Каунасе, Stalag 344 в Вильнюсе, Stalag 343 в Алитусе, Stalag 361 в Шяуляй 21. Филиал лагеря Stalag 366 был в Калварии и, вероятно, Вирбалис. Филиалы лагеря Stalag 344 были в Бездонис и Новой Вильне. В 1943 году Stalag 344 был передан и лагеря в Вильнюсе и близлежащих районах стали филиалами Stalag 346 22. Из 13 Stalags первого военного округа, три были расположены непосредственно на литовско-немецкой границе или в регионе Мемель: Stalag 1С - в Šilute, Oflag 53 - в Pagegiai, Oflag 60 - в Širvintos/Naumiestis 23. В некоторые периоды, сотни небольших рабочих команд (Arb.Kdo) были разбросаны по всей стране. Например, весной 1942 года в области Шяуляй насчитывалось 430 концентрационных лагеря (Arb.Kdo ?) с 3670 военнопленными 24.
Национальные (стрелковые) батальоны охраны (LSB), которым часто помогала немецкая полиция, NSDAP, службы работы Рейха, а также литовские и украинские подразделения поддержки были охранниками лагерей и охраняли военнопленных во время их транспортировки 25. Главная цель охраны была в том, чтобы предотвратить возможность побегов военнопленных. В случае побега, они были вынуждены стрелять без предупреждения, ограничивать в максимально возможной степени контакты с гражданскими лицами (например, на работе), в
лагерях или во время транспортировки – запретить их вовсе. Военнопленные не могут даже сходить в туалет скрытно. По соображениям безопасности, охранники могли использовать все подручные средства 26.

15 From the side of Wehrmacht, the Department of National Defence, the branch on employment of the Department of Armament and Economy, Wehrmacht information centre responsible for registration were also included. Compare Streit, 27 Keine Kameraden, p. 67 – 72; Streim, Die Behandlung, p. 5 – 16; Otto, Wehrmacht, p. 27 etc.
16 Compare the 21.7.1941 law of the chief of the rear Nord army on the establishment of the Reich military commissariats in the occupied eastern regions, BA-MA, RH 22/271. Leaders: from July 1941 till 31.10.1942 – General Lieutenant Viktor Gaissert; from 1.11.1942 till the end of 1942 – General Major Bronislaw Pawel; from 1943 till 1.2.1944 – General Major Ernst Wening.
17 Compare the special decrees of the general chief of billeting of OKW in Ostland. Latvijas Valsts VĦstures Arhivs (LVVA), P 80-3-4, Bl. 64.
18 Compare the 11.11.1941 law of the OKW to the distributors, ZStL, VI 319 AR-Z 28/71, Doc.Tome, Bl. 550; ZStL, VI 319 AR-Z 167/71, ZStL note 6.12.1971, Tome 1, Bl. 72. The district commandants: lieutenant colonel Bennecke and lieutenant colonel von Wernewyck, later lieutenant colonel Gerhard Schimrigk and from 1943 - lieutenant colonel Bernhardt Ehrhardt. Compare ZStL note 6.12.1971, ZStL, VI 319 AR-Z 167/71, special file, p. 8; the announcement of the general prosecuting magistracy of Stuttgart in 4.2.1972, ibid., p. 16.
19 ”Qu. 2”(”chief of billeting 2”) from the division of the chiefs of billeting was responsible for the war prisoners. Compare the areas of work of the chiefs of billeting, BA-MA, RH 21-4/347, p. 47b.
20 Compare the plan of the general chief of billeting, February 1941, appendix 15, BA-MA, RH 3/v. 132; the special decrees of the general chief of billeting on food, chapter C, v. 3.4.1941, BA-MA, RH 3/v. 369.
21 The stockades were built in different periods of time and their titles changed. Chapter V will discuss it, compare OKW/KB (KB – the Department of war prisoners) Department for the general chief of billeting (later – Gen.Q.). 31.7.1941, on the situation of Stalags taken command of Dulags, BA-MA, RW 31/97.
22 Compare the OKW/KB Departments. Order Nr. 51 v. 18.11.1943, ZStL, VI 319 AR-Z 172/71, Doc.Tome, Bl. 9.
23 Compare other stockades of the first defence region: Streim, Die Behandlung, p. 234.
24 Compare the positions of stockades with the names of the chiefs of camps and the peasants, the Central State Archive of Lithuania (LCVA), R 1099-1-32, p. 99 – 102.
25 At first, the 16th army employed all its soldiers in security because there were no LSB (KAB). Compare the account of activities AOK 16, Qu. 2, v. 17.8.1941, BA-MA, RH 20-16/1013, Bl. 2.
26 The chief of the order keeping police (KdO) in Lithuania, lieutenant colonel of the security police Wolfgang Denicke, Special order. 4.6.1942, LCVA, R 659-1-19, Bl. 64-64R.

Александр, вот здесь опечатка:
"Филиал лагеря Stalag 366 был в Калварии ..."
Все-таки должно быть 336.
« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 15:08:31 от Sobkor »
Записан
С уважением, Александр

Alex_mr

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 408
  • Миронов Александр Александрович
Зарегистрированные в шталаге 366 и умершие в нем в 1941-м местом захоронения имеют Wola.
Может быть, в вашем случае речь о какой-то другой Воле. Но чаще всего деревня Воля присутствует на картах узников шталага-316 в силу места дислокации последнего -  польская деревня Воля Сухожебрская, входящая ныне в волость Креслин уезда Седльце Мазовецкого воеводства. Это где-то вблизи города Siedlce/Седльц...
Лагерь Stalag 366 основан от 28 октября 1941, а в результате переименования стал называться  лагерь для военнопленных советских офицеров Oflag 58. Был разделен на два лагеря,  включенных в основной лагерь.
Первый был в Siedlec (Седльце), а второй находился в деревнях: Suchożebry (Сухожебры) и Wola Suchożebrska (Воля Сухожебрская). Stalag 366 имел также филиал в Białej Podlaskiej (Бяла-Подляска), который до рубежа 1942-1943 была независимым лагерем и назывался Dulag.

В лагере, самая большая группа советских военнопленных солдат - в декабре 1942 года до 19 459.
Также находились французские и итальянские военнопленные (с конца сентября 1943 по март 1944 года).

В середине декабря 1941 года лагерь был ликвидирован в Wola Suchożebrska (Воля Сухожебрская) и военнопленные были переведены в Suchożebr (Сухожебр) и Siedlec (Седльце). Тем не менее, в марте 1942 была начата ликвидации лагеря Сухожебрского. Последний транспорт прибыл осенью 1942 года и в течение нескольких недель спустя, он уже совсем перестал существовать.

Первый транспорт с военнопленными прибыл осенью 1941 год, были регулярными.

Официально расформирован лагерь Stalag 366 31 августа 1944 в Jakobsdarf, в Силезии.

http://www.echo.siedlce.net/index.php?p=21&arch_iid=1301#

Я практически убеждён, что речь об одной и той же деревне. ... так и здесь имела место реорганизация номеров лагерей. ...
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=72223003
Изначально номер 366, исправлено на 316. Но везде будет Wola.
Я тоже так думаю. К сожалению, доказательств переименования Stalag 366 в 316 пока найти не удалось. Но Stalag Vilnius и его филиалы (Kalvarijos и др.) определенно имели номер 366 до 8 сентября 1941.
« Последнее редактирование: 10 Сентябрь 2010, 14:16:49 от Alex_mr »
Записан
С уважением, Александр

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 351
  • Skype: g_kushelev
"Официально расформирован лагерь Stalag 366 31 августа 1944 в Jakobsdarf, в Силезии."
Нехарактерное название, мне кажется.
"Поисковики" дают
Jakobsdorf, Бранденбург.
 http://www.maplandia.com/germany/brandenburg/brandenburg/prignitz/jakobsdorf/
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 191
  • Ржевцев Юрий Петрович
Обещанная подборка:

АЛЕКСЕЕВ Иван Григорьевич (1917-1941), предположительно, стрелок 7-й пограничной заставы 105-го Кретингского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления по охране войскового тыла Северо-Западного фронта, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 15 октября 1917 года в деревне Копёнкино Ясногорского района Тульской области. Русский. Беспартийный. Колхозник по своему социальному положению. Родственники по состоянию на лето 1941-лето 1946 гг.: отец - Алексеев Григорий Иванович проживал в деревне Байдино на тот момент бывшего Иваньковского, а ныне современного Ясногорского района Тульской области.
В армию призван в 1937 году Каширским РВК Московской области.
В ряды личного состава 105-го Кретингского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР был направлен незадолго до Великой Отечественной войны из состава 16-го Дзержинского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР. О смене почтового адреса, вызванном переводом к новому месту службы, родителям сообщить тогда не успел. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 154.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1763), 26 июня 1941 года попал в плен на территории Литвы.
Первоначально содержался в лагере офлаг-53, находившемся в восточнопрусском городе Погеген (ныне – литовский Пагегяй).
21 июля-1 декабря 1941 года – узник лагеря шталаг-11Ц (Stalag XI C; он же - 311), находившегося в немецком населённом пункте Берген-Бельзен (ныне – Берген и Крайс Зелле; оба в составе федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ). Присвоенный здесь лагерный номер – «1362».
24 июля, 5 и 20 августа 1941 года подвергнут вакцинации против тифа и паратифа.
4 октября-1 декабря 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № ХIC/39.
С 1 декабря 1941 года – узник лагеря шталаг-11А (он же - 341), находившегося в немецком населённом пункте Альтенграбов (ныне – Дёрниц-Альтенграбов федеральной земли Саксония-Анхальт ФРГ). Здесь в течение 1-5 декабря 1941 года был привлечён к рабскому труду в составе рабочей команды № 834, но выбыл из последней по причине госпитализации в лагерный лазарет.
Умер 30 декабря 1941 года от истощения и болезней в шталаге-11А (он же – 341).
Похоронен был 31 декабря 1941 года на лагерном кладбище: «Могила № 772».
14 июня 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных Иваньковским райвоенкомом Тульской области за Исходящим № 0208 от 9 июня 1946 года, был официально учтён оборонным ведомством как условно пропавший без вести в августе 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 154.
Увековечен в:
- Книге Памяти Тульской области - т. 11, стр. 17, но с тремя ошибками: 1) почему-то как 1914, а не 1917 года рождения; 2) как якобы призванный Ясногорским РВК Тульской области, а не Каширским рВК Московской области; и 3) как погибший «в Германии, конц. лагерь», а не в Польше в шталаге. -11А (он же – 341);
- Книге Памяти Московской области – т. 7, стр. 251, но с четырьмя ошибками: 1) как якобы уроженец мифической тульской деревни Копейкино, а не Копёнкино; 2) как якобы призванный в 1938, а не 1937 году; 3) как якобы военнослужащий 16-го Дзержинского, а не 105-го Кретингского пограничных отрядов войск НКВД СССР; и 4) как якобы пропавший без вести в августе 1941 года, а не умерший в немецко-фашистском плену 30 декабря 1941 года.
В Книге Памяти пограничников не значится.

АЛЕКСЕЕВ Сергей Степанович (1919-1942), предположительно, военнослужащий 105-го Кретингского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 9 октября 1919 года в деревне Крутик Маловишерского района Новгородской области. Русский. Колхозник по своему социальному положению. Родители Пётр Алексеев (отчество в документе не указано) и А.С. Александрова (инициалы имени отчества в документе не расшифрованы; проживали в Маловишерском районе современной Новгородской области: отец по состоянию на лето 1941 года – в деревне Медведь, а мать по состоянию на лето 1946 года – в деревне Крутик.
В армию призван в 1937 году Маловишерским РВК на тот момент Ленинградской, а ныне современной Новгородская области.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 2472), 22 июля 1941 года пленён на территории Литвы. В плену был учтён как военнослужащий мифического 105-го стрелкового полка Красной Армии.
Первоначально содержался в лагере офлаг-53, находившемся в восточнопрусском городе Погеген (ныне – литовский Пагегяй).
2 августа-1 декабря 1941 года – узник лагеря шталаг-11Ц (Stalag XI C; он же - 311), находившегося в немецком населённом пункте Берген-Бельзен (ныне – Берген и Крайс Зелле; оба в составе федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ). Присвоенный здесь лагерный номер – «5742».
4, 11 и 25 августа 1941 года подвергнут вакцинации против тифа и паратифа.
15 октября-1 декабря 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № ХIC/16.
С 1 декабря 1941 года – узник лагеря шталаг-11А (он же - 341), находившегося в немецком населённом пункте Альтенграбов (ныне – Дёрниц-Альтенграбов федеральной земли Саксония-Анхальт ФРГ). И с момента перевода сюда – на рабских работах в составе рабочей команды Lg R621/4 в немецком посёлке Нахтерштедт (ныне – одноимённая коммуна в составе района Зальцланд федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ).
Умер в 16.35 23 января 1942 года «от общего истощения» как узник шталага-11А (он же – 341).
Похоронен был на кладбище немецкого посёлка Нахтерштедт (ныне – одноимённая коммуна в составе района Зальцланд федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ): «Могила 23».
23 июля 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных Маловишерским райвоенкомом Новгородской области за исходящим № 0348 от 18 июня 1946 года, был официально учтён оборонным ведомством как условно пропавший без вести в марте 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 346.
Увековечен в Книге Памяти Новгородской области – т. 7, стр. 58, но как якобы умерший в немецко-фашистском плену 23 февраля, а не января 1942 года.
В Книге Памяти пограничников не значится.

АНОСОВ Павел Михайлович (1918-1941), советский воин-пограничник, погибший в немецко-фашистском плену, красноармеец.
Родился 8 июля 1918 года в Вологодской области. Русский. Механик по оптическим приборам по гражданской специальности. Родственники по состоянию на лето 1941 года: сестра – Аносова Анна Михайловна; проживала по адресу: город Ленинград (ныне – Санкт-Петербург), Воронежская улица, 33, квартира 219.
Предположительно, являлся военнослужащим 105-го Кретингского пограничного отряда Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1520), 3 июля 1941 года попал в плен на территории Литвы. В плену был учтён как военнослужащий «безымянной» в/ч пограничных войск.
Первоначально содержался в лагере офлаг-53, находившемся в восточнопрусском городе Погеген (ныне – литовский Пагегяй).
21 июля-1 декабря 1941 года – узник лагеря шталаг-11Ц (Stalag XI C; он же - 311), находившегося в немецком населённом пункте Берген-Бельзен (ныне – Берген и Крайс Зелле; оба в составе федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ). Присвоенный здесь лагерный номер – «586».
24 июля, 5 и 20 августа 1941 года подвергнут вакцинации против тифа и паратифа.
С 11 октября 1941 года – узник лагеря шталаг-11Д (он же – 321), находившегося в немецком городе Эрбке (ныне - в составе федеральной земли Нижняя Саксония ФРГ).
Умер 18 октября 1941 года от истощения и болезней в шталаге-11Д (он же – 321).
В Книге Памяти пограничников не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 191
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ново выявленный:

ЗЕМЛЯКОВ Ефим Ефимович (1907-1942), военнослужащий N-го отдельного батальона охраны из войск Брянского фронта (1-го формирования), узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 16 октября 1907 года в селе Гастенка Клинцовского района Брянской области. Русский. Православный. Колхозник по своему социальному положению. Был женат: супруга Землякова Мария Прохоровна по состоянию на лето 1941 года проживала на хуторе Святец Клинцовского района на тот момент времени Орловской, а ныне современной Брянской области.
В армию, предположительно, мобилизован летом 1941 года Клинцовским РВК района на тот момент времени Орловской, а ныне современной Брянской области.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977521, д. 1825), 25 августа 1941 года попал в плен в окрестностях районного города Новозыбков на тот момент времени Орловской, а ныне современной Брянской области.
Первоначально содержался в лагере шталаг-20Ц (Stalag XX C; он же - 312), находившемся в западнопрусском городе Торн (ныне – польский Торунь). Присвоенный здесь лагерный номер – «7706».
6 ноября 1941 года был отобран для отправки в шталаг-303 норвежского города Лиллехаммер, однако в действительности с 4 января 1942 года стал узником лагеря шталаг-2Д, находившегося в восточнопомеранском городе Штаргард (ныне – польский Старгард-Щециньски).
Умер 4 января 1942 года от истощения и болезней в лазарете шталага-2Д. Причина смерти, согласно официальному диагнозу: «Общее истощение организма».
Похоронен был на лагерном кладбище, именовавшемся «Новым», - в братской могиле.
В Книге Памяти Брянской области не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Хандруга Сергей Юрьевич

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
Уважаемый Юрий Петрович! Вынужден снова обратиться за помощью к Вам.Прошу вас используя профдопуск к базе ОБД проверить наличие карты военнопленного на моего дедушку Кудирова Евдокима Дмитриевича 1913 года рождения,содержащегося в ОФЛАГ-53 в городе Погеген. И еще Юрий Петрович  пытался ввести в адресную строку номер описи и номер дела но ничего не получается! В чем ошибка не подскажите? С уважением Хандруга Сергей
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 191
  • Ржевцев Юрий Петрович
ОБОЛЕНЦЕВ Иван Корнеевич (1917-1942), предположительно, военнослужащий 1-й  моторизованной Московской Краснознамённой дивизии 20-й армии (1-го формирования) Западного фронта, узник нацистских лагерей Восточной Пруссии, красноармеец.
Родился 10 июня 1917 года на Украине - в селе Норовка Славянского района Донецкой области. Русский Православный. Колхозник по своему социальному положению. Родственники по состоянию на лето 1941 года: отец – Оболенцев Корей Петрович; проживал по адресу: Украинская ССР (ныне – Республика Украина), Сталинская (ныне – Донецкая) область, город Славянск, совхоз РТТП, участок № 1.
Согласно лагерной персональной карты советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1305), 9 июля 1941 года попал в плен у белорусского города Борисова.
Содержался в лагере шталаг-1Б, находившемся в восточнопрусском городе Хохенштайне (ныне – польский Ольштынек). Присвоенный здесь лагерный номер – «12453».
9 октября-4 ноября 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № 3/211 в восточнопрусском городе Йоханнисбурге (ныне - польский Пиш).
Умер 5 января 1942 года от истощения и болезней в шталаге-1Б.
Прах, вероятней всего, покоится на интернациональном кладбище военнопленных, расположенном в окрестной к польскому городу Ольштынек деревне Судва.
Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» - т. 13, стр. 235, но почему-то как подлежащий занесению на скрижали воинского мемориала посёлка Липки Озёрского района.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 191
  • Ржевцев Юрий Петрович
ШАНГИН Сергей Иванович (1920-1941), предположительно, военнослужащий 1-й  моторизованной Московской Краснознамённой дивизии 20-й армии (1-го формирования) Западного фронта, узник нацистских лагерей Восточной Пруссии, красноармеец.
Родился 2 октября 1920 года в деревне Федурино бывшего Кубино-Озёрского, а ныне современного Вологодского района Вологодской области. Русский. Православный. Колхозник по своему социальному статусу. Родственники по состоянию на лето 1941 года: Отец – Иван Шангин (отчество в документе не указано); проживал по месту рождения сына.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1285), 3 июля 1941 года попал в плен на территории Белоруссии. В плену был учтён как военнослужащий 1-го моторизованного полка Красной Армии.
Содержался в лагере шталаг-1Б, находившемся в восточнопрусском городе Хохенштайне (ныне – польский Ольштынек). Присвоенный здесь лагерный номер – «12837».
9 октября-17 декабря 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № 3/211 в восточнопрусском городе Йоханнисбурге (ныне - польский Пиш).
Умер 31 декабря 1942 года от истощения и болезней в шталаге-1Б.
Прах, вероятней всего, покоится на интернациональном кладбище военнопленных, расположенном в окрестной к польскому городу Ольштынек деревне Судва.
Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» - т. 13, стр. 338, но почему-то как подлежащий занесению на скрижали воинского мемориала посёлка Липки Озёрского района.
В Книге Памяти Вологодской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан
Страниц: 1 [2] 3   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »