Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Бои в смоленском и могилёвском Присожье  (Прочитано 6092 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Районный город Климовичи Могилёвской области Белорусской ССР – эпицентр боёв 13-й армии Центрального фронта (I ф) по состоянию на 1-12 августа 1941 года. В км 10-15 северо-восточнее Климович 9-12 августа 1941 года, будучи взятыми в «котёл», немцами разгромлены главные силы 45 ск (I ф) и предназначавшаяся для наступления на Рославль с запада 21 гкд.
Среди разгромленных: 137 сд и 160 сд – из МВО; 148 сд – из  Приволжского военного округа; 132 сд – из ХВО; 6 сд, 42 сд (I ф), 55 сд (I ф), 121 сд и 4 ВДК (I ф) – из бывшего ЗОВО; 21 гкд – из САВО. И в этом же районе немцы серьёзно потрепали 52 кд…


Из моей рукописи:
8 июля 1941 года
Командованием 4-й армии (1-го формирования) в лице генерал-майора А.А. Коробкова, командующего, и дивизионного комиссара Ф.И. Шлыкова, члена Военного Совета армии, издана директива № 030 «Об укомплектовании и приведении войск армии в боевую готовность и организации боевой подготовки». В соответствии с ней, в частности:
«1. Части армии сосредоточиваются для проведения переформирования и доукомплектования в следующем составе в нижеперечисленные районы:
а) Управление армии – 8 км с.-в. Пропойск;
б) 28 ск: 143 сд – в Чаусы; 42 сд – Пропойск; 6 сд – Краснополье;
55 сд – ст. Каменка и управление ск с корпусными частями – Пропойск;
в) 47 ск: 121 сд – Новозыбков, 155 сд – Климово, управление ск с корпусными частями (без 462 кап) – Новозыбков, 462 кап – Чериков.
г) 20 мк, 120 гап – Чериков;
д) Остатки частей 10 армии – районе Климовичи».
В этот же день произведены перестановке в командовании 4-й армией (1 ф), поскольку генерал-майор А.А. Коробков был отозван в штаб Западного фронта, где был тут же арестован и вскоре предан «расстрельному» суду вместе с прежним командованием Западного фронта в лице генерала армии Д.Г. Павлова и других военачальников, неправедно обвинённых И.В. Сталиным и его окружением в преступной бездеятельной и даже измене Родине в пользу гитлеровской Германии.
Временно исполняющим должность командарма-4 было возложено на начальника штаба армии полковника Л.М. Сандалова. Пост члена Военного Совета по-прежнему остался за дивизионным комиссаром Ф.И. Шлыковым.
По дороге в штаб Западного фронта тяжёлое ранение получил командующий 13-й армией генерал-лейтенант Пётр Михайлович Филатов. В тот же день был он экстренно эвакуирован самолётом в Москву, где скончался на госпитальной койке 14 июля 1941 года.

21 июля
Главным командованием войск Западного направления во главе с маршалом С.К. Тимошенко издан приказ № 0076, девятый пункт которого предписывает: «13 армии овладеть Пропойск и Кричев».
Руководство оперативного отдела штаба Главного командования Западного направления в лице комбрига С.И. Любарского (начальник отдела) и полковника Фомина (заместитель начальника отдела) представили Маршалу Советского Союза Б.М. Шапошникову, начальнику штаба данного Главкомата, обстоятельный письменный доклад по теме насущной необходимости создания на Западном фронте резервов. Одно из настоятельных предложений: без промедления вывести в район города Сухиничи управление 4-й армии (1 ф), а также 132-ю, 137-ю, 148-ю и 160-ю стрелковые дивизии, то есть соединения, чьи разрозненные подразделения и части в тот самый момент, как известно, вели боевые действия на территории Шумячского района. Цель вывода – не позднее даты «3-5 августа 1941 года» доукомплектовать и довооружить их.
Резолюция начальника штаба Западного фронта генерал-лейтенанта В.Д. Соколовского: «Опер. т. Маландину. Пока доукомплектовать часть дивизий, когда позволит обстановка, отведём еще часть для доукомплектования».
Решение генерал-лейтенанта Г.К. Маландина, начальника Оперативного отдела штаба Западного фронта (но только в части войск, сражавшихся на Шумячской земле): «4. Наметить вывод 2 ск и сформирование 161, 50 и 38 сд к 1.8.». Главные силы 161-й стрелковой дивизии (1 ф), напомним, на 21 июля 1941 года после выхода из окружения приводили себя в порядок приблизительно где-то в районе шумячской деревни Тростянка.
Таким образом, управлению 4-й армии (1 ф), 132-й, 137-й, 148-й и 160-й стрелковым дивизиям 13-й армии в силу складывающейся на Кричевском направлении боевой обстановки оказалось не суждено быть отправленными в июле 1941 года на отдых и доукомплектование, хотя такая мера высшим советским командованием тогда была предусмотрена.
Второй день подряд советские войска ведут бой за деревню Галеевка. Однако 8-я воздушно-десантная бригада в нём уже, судя по всему, не участвовала, поскольку как гласят архивные документа штаба 13-й армии, датированные 21 июля 1941 года, «4 вдк после дневных боёв в Кричевском направлении приводил себя в порядок», при этом его 8-я воздушно-десантная бригада, как на 8.00 того же дня уточнил для себя штаб Западного фронта, «достигла леса восточнее Полохово».
Теперь оборонительные позиции 39-го танкового полка вермахта атаковали именно воины-черокмановцы.
Начиная с этого утра чётко вырисовалась советская система обороны территории Шумячского района, которая затем практически не менялась вплоть до 1 августа 1941 года. (слева направо, от себя в глубину):
- район шумячской деревни Полохово, вдоль обоих берегов реки Остёр – части 4-го воздушно-десантного корпуса и действовавшие в составе сводных боевых отрядов подразделения 6-й стрелковой Орловской Краснознамённой дивизии плюс приданная им корпусная артиллерия силой до двух полков, включая 462-й пушечной артиллерийский полк 47-го стрелкового корпуса 4-й армии. Второй эшелон – небольшое пехотное подразделение, окопавшееся в Святинском урочище, расположенном в двух километрах юго-западнее деревни Титовка современной Студенецкой сельской администрации.
- Северо-западные окрестности деревни Явкино: неустановленная пока стрелковая часть Красной Армии (очевидно, один из сводных отрядов 13-й армии), укомплектованная преимущественно плохо обученными солдатами-резервистами.
- Оборонительный рубеж, центром которого являлась деревня Бедня, - 148-я стрелковая дивизия в составе обескровленных подразделений 496-го и 654-го стрелковых и 326-го артиллерийского полков. Второй эшелон – 1) ряд огневых подразделений 226-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона данной дивизии; развёрнуты были на левом берегу Остра где-то вблизи северо-западной окраины деревни Дубовица; 2) усиленный 45-мм орудием и пулемётом «максим» стрелковый взвод; окопался в деревне Балахоновка по обеим сторонам Екатерининского большака. Место дислокации штаба дивизии – роща, располагавшаяся где-то на окраине Шумяч. От нападений с воздуха дивизию прикрывал временно приданный ей командованием 13-й армии 250-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион 55-й стрелковой дивизии имени К.Е. Ворошилова 28-го стрелкового корпуса 4-й армии.
- Рубеж «западная окраина лесного массива «Брыковщина» (в направлении шумячской деревни Осетище) – деревня Рудня Хиславичского района» - боевой отряд майора А.И. Валюгина из 132-й стрелковой дивизии, при этом закрытые огневые позиции 489-го артиллерийского полка – в 1,5-2 км западне шумячской деревни Вигурина Поляна.
- рубеж «Рудня – Жанвиль – Бахаревка» (все – Хиславичского района) и далее севернее шумячской деревни Петровичи вдоль большака Хиславичи – Шумячи - неустановленные советские пехотные подразделения. Косвенные данные указывают на то, что это были некогда приданные Отдельному отряду 4-й армии генерал-майора А.С. Жидова четыре стрелковых батальона, формально принадлежащие 6-й стрелковой Орловской Краснознамённой дивизии.
- 29-км резервный рубеж обороны войск Западного стратегического направления «деревня Криволес Шумячского района – русло реки Остёр по всему протяжению административной границы Рославльского и Шумячского районов – окрестности станции Крапивинская Рославльского района» - 222-я стрелковая дивизия полковника Ф.А. Боброва, до 25 июля 1941 года находившаяся в подчинении 33-го стрелкового корпуса 28-й армии Фронта резервных армий, а затем – непосредственно командования Западного фронта. Плюс приданные данному соединению два дивизиона 18-го отдельного артиллерийского истребительно-противотанкового полка.
- Тыловые районы: 1) фронтового подчинения - окрестности белорусского города Климовичи. Здесь приводило себя в порядок только что вышедшее из окружения от линии западной границы управление 10-й армии во главе с командармом-10 генерал-майором Константином Дмитриевичем Голубевым; 2) 45-го стрелкового корпуса 13-й армии – окрестности деревни Тростянка и станции Понятовка: район формирования боевых сводных отрядов из подразделений и частей, вышедших из огня Чаусского котла.
- тыловые учреждения 13-й армии в полосе боевых действий 45-го стрелкового корпуса: 196-й полевой подвижной госпиталь – лес, примыкающий к юго-восточной окраине села Шумячи (эвакуация тяжелораненых – автотранспортом на станцию Рославль); 132-й хирургический полевой подвижной госпиталь – деревня Милославичи Климовичского района Могилёвской области; 191-й отдельный медико-санитарный батальон 160-й стрелковой дивизии – лес, с юго-востока примыкающий к деревне Звенчатка Климовичского района Могилёвской области (эвакуация тяжелораненых – автомобильным и гужевым транспортом в 196-й ппг 13-й армии); предположительной военный полевой хлебозавод – лес, с северо-запада примыкающий к деревне Шумовка.
- части ВВС, дислоцировавшиеся на территории Шумячского района, – две, но номера и подчинённость не установлены: 1) не менее полка истребительной авиации (самолёты устаревших типов системы авиаконструктора Н.Н. Поликарпова) – аэродром, расположенный слева от шоссе «Кричев – Рославль», в километре к северо-западу от современного посёлка Шумовка; 2) смешенная (самолёты СБ-2 и Пе-2) эскадрилья фронтовых бомбардировщиков – Шумовский аэродром.
- местные военные органы Западного особого военного округа, - военные комиссариаты всех близлежащих районов Смоленской и Могилёвской областей, включая Шумячский (райвоенком – капитан Ионов, сотрудник – Яков Сидорович Константинов);
- структуры НКВД СССР: органы милиции и госбезопасности - местные отделы НКВД СССР всех близлежащих районов Смоленской и Могилёвской областей, включая Шумячский (начальник – лейтенант госбезопасности Николай Васильевич Михальченко); войска - 38-й пограничный полк войск НКВД СССР Управления охраны войскового тыла Западного фронта (место дислокации штаба полка – город Рославль).
- Строевые подразделения военно-комендантской службы 13-й армии – две стрелковые роты Ленинградского коммунистического батальона, личный состав которой нёс службу повзводно в отрыве командования рот – на участке Полошково – Звенчатка Варшавского шоссе, и в районных центрах Могилёвской области Хотимск, Костюковичи и Климовичи.
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 18:55:07 от Sobkor »
Записан

Максим Волков

  • Гость
Re: Бои в смоленском и могилёвском Присожье
« Reply #1 : 19 Декабря 2008, 13:59:07 »
Человек ищет деда: "Известно: Бабиков Григорий Иванович, родился в п.Бисерть в 1916 или 1917 году. Проживал Свердловская область, Дегтярка ул.Комсомольская 7. Призван Ревдинским ГВК. В принципе это все, что я знаю о своем деде."
В Обд две ссылки уточняющих. Дата призыва: 12.07.1941 Ревдинский ГВК, Свердловская обл., г. Ревда
В эти дни с ним были призваны ещё несколько б/п.
Вольхин Иван Спиридонович 09.1941 – написал стоим в Брянских лесах
Волков Александр Иванович – написал из из Смоленска
Михалёв Михаил Иванович 1908 1из г.Климовичи, поздняя приписка - Уральская Дивизия
ПП 1666   
Мой дед Бабиков Григорий Иванович пропал без вести в первые месяцы войны. Может быть Вы подскажете
как организовать поиск, куда обратиться, где можно узнать адреса военкомата, поисковых отрядов (особенно
в Белоруссии) или других организаций, способных мне помочь.
Из ОБД Мемориал: фонд источника информации №58
                                  опись источника информации № 977520
                                  дело источника информации № 870
в списке военнослужащих, с которыми утеряна связь под №№ 18 и 36 значится мой дед.
Скорее всего его разыскивали и его мама (моя прабабушка) и моя бабушка (с которой он не был расписан).
Как рассказывала мама, дед служил перед войной срочную службу. Перед самым нападением Германии он находился дома, его проводили в армию, но он вернулся и через некоторое время снова ушел. Да и по документу получается, что первый раз он призвался за 10 дней до войны и был направлен в г.Климовичи Могилевской области без указания воинской части, но по какой-то причине вернулся. Потом через месяц он опять был направлен в г.Могилев без указания воинской части. Маме тогда было всего 2,5 года и помнит она его плохо. А на единственной фотографии он в форме в буденовке. Вот у меня и возникло предположение, что дед мог быть в отпуске, по окончании отпуска отбыл в часть, но началась война и по каким-то причинам он вернулся и снова убыл только через месяц. Причем в документе под № 36 он значится как пулеметчик, а это уже ведь воинская специальность. По моему эта версия может быть верной.
   В связи с этим у меня возникает вопрос, можно-ли установить № воинской части, где до войны служил мой дед. Где перед войной и во время войны дислоцировалась его воинская часть. Какие военные операции проводились в районе г.Климовичи Могилевской область в 1941 году. Или хотя-бы подскажите, где возможно найти такую информацию. Может в Могилеве или самих Климовичах есть поисковые отряды которые проводили поиск в тех местах, как возможно с ними связаться.
Известно: Бабиков Григорий Иванович, родился в п.Бисерть в 1916 или 1917 году. Проживал Свердловская область, Дегтярка ул.Комсомольская 7. Призван Ревдинским ГВК. В принципе это все, что я знаю о своем деде.
Если Вам не трудно, подскажите, с чего начать?"
« Последнее редактирование: 09 Марта 2015, 14:51:47 от Sobkor »
Записан

Елена28

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1
Не знаю, поможет ли Вам моя информация, но у меня есть сведения на моего деда – Терюкова Михаила Ивановича 1914 г.р., призванного Вадским РВК Нижегородской области. Пленен 11.08.1941 года у белорусского города Климовичи. Погиб в плену, в шталаге-2Д. Из карточки военнопленного известно, что «красноармеец, рядовой 278 лап (на 22.06.41 в составе 137 сд, дислокация: МВО – перемещается из г. Горький – ст. Чаусы и входит в состав 20 ск. 137 сд в ДА с 02.07.41 до 09.05.45, но 278 лап существовал до 31.08.41). Взят в плен здоровым 11.08.41 в р-не г. Климовичи». Эту информацию прислали мне с одного из Форумов. С уважением, Елена.

Елена, здравствуйте!
На начало августа 137-я стрелковая (впоследствии – Бобруйская ордена Суворова) дивизия входила в состав 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф). Имела задачей ударом с юга на территории Климовичского района Могилёвской области БССР овладеть Варшавским шоссе и обеими берегами реки Остёр. Однако 9 августа 1941 года немцы сами перешли в наступление, положив тем самым начало печально знаменитому Гомельскому «котлу» советских войск. В результате к 11 августа 1941 года в районе города Климовичи 45 ск (I ф) и взаимодействующая с ним 21 гкд были взяты противником в плотно кольцо окружения...
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 18:43:56 от Sobkor »
Записан

ssava

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 16
Здравствуйте, Юрий.
 Очень внимательно прочитал про расположение частей возле Климович на конец июля, начало августа 1941 года.Дело в том, что мой дядя, Горбачёв Николай Иванович, был командиром взвода 574 стрелкового полка, 121 стрелковой дивизии, в РККА с 1940 года, причём дата скорее всего поступления в Урюпинское военно-пехотное училище, которое было создано в 1940 году.
Я пытаюсь выяснить его судьбу. Когда он начал участвовать в вооруженных действиях, в каких боях побывал, и самое главное для меня, это точное место захоронения, так же интересно был ли награждён и за что.
На данный момент выяснил, что курсантов в пехотных училищах обучали по восьмимесясной программе. Это дает возможность предположить, что дядя на начало ВОВ был в 121 сд, в своём 574 сп, в Бобруйске. А значит начал войну на реке Щаре, где 121 сд защищала Слоним. В дальнейшем 121 сд отступала. Но это, я так понимаю, первый эшелон. Был ещё второй, который представлен сводным отрядом 121 сд, в кол-ве 1000 человек, который принял под своё командование генерал-майор С.И. Поветкин, 27-го июня в районе Бобруйска. Этот отряд отступал отдельно от 121 сд.
Сама 121-я стрелковая дивизия, оказавшись в окружении, скрывалась в лесах восточнее Слуцка. Есть информация из немецких источников, что в начале июля 121-я русская стрелковая дивизия с артиллерией и хорошо обеспеченная тяжелым оружием, неделями укрывавшаяся в лесах северо-западнее Слуцка, утром 6.08 появилась на шоссе 1 и прорвалась через него на юг. Путём окружения была уничтожена до 11-го августа, в треугольнике Уречье - Любань - Пасека.
Мой дядя, по информации ОБД Мемориал, умер от ран 06 августа 1941 года, и захоронен, 1 км севернее деревни Галицкая Мыза, Климовичского района, Могилёвской области. Это в 300 км от места, где была уничтожена 121 сд или какая-то её часть.
Возможно дядя был в сводных отрядах, про которые очень подробно вы описали, это которые занимали оборону возле Климович в конце июля, 1941 года.
Не подскажите, как узнать в каком полевом госпитале он умер, скорее всего это который был возле Милорадовичей.
По именному списку безвозвратных потерь по 121 сд из ОБД видно, что комсостав, который выбывал в этот периуд, вместе с дядей, тоже хоронили в тойже братской могиле, но днями позже. Т.е. можно предположить, что в Галицкой Мызе, тоже был госпиталь.
Хотелось бы узнать про место боя, в котором был смертельно ранен мой дядя, причину смерти.
Про место точного захоронения. Я созванивался с администрацией Галицкого сельского округа. Они не знают про братскую могилу. Населённого пункта Галицкая Мыза уже нет лет 20-ть. Может у Вас есть связь с поисковыми отрядами работающими в Климовическом районе, а у них более точная информация об этой могиле.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
ssava, здравствуйте!
Да, это одна и та же 121 сд, но в как бы в разных качествах. Если кратко: в конце июля сорок первого остатки 121 сд, которые дрались на Бобруйском направлении были, объявлены боевым отрядом 121 сд, который де-юре с этого момента уже не входил в состав 121 сд, а являлся самостоятельной в/ч, хотя и сводной. Управление же 121 сд во главе с комдивом генералом П.М. Зыковым убыло в Гомель и здесь начало формирование новой-старой 121 сд. Однако формирование закончено не было: в первых числах августа 1941 года недормированная 121 сд наряду с также недоформированной 132 сд была срочно переброшена из Гомеля в состав 45 ск (I ф) 13-й армии Центрального фонта (I ф), где вступила в бой на стыке Шумячского района Смоленской области РСФСР и Климовичского района Могилёвской области БССР, имея общей задачей наступать от полотна железнодорожной ветки Рославль – Кричев на Варшавское шоссе. Ну, а 9 августа 1941 года немцы устроили 13-й армии Климовичский «котёл», который вскоре перерос в Гомельский, в котором и погиб весь Центральный фонт (I ф)…
Согласно военно-историческим публикациям, это где-то в районе белорусского полустанка Осва. Он на перегоне Понятовка (Смоленская область РФ) – Шестёровка (Могилёвская область РБ)...
Из документов же, представленных в ОБД, указано только одно место боя – юго-западная окраина шумячской деревни Пожарь. До железной дороги отсюда далековато будет – километров десять. То есть, выходит, что до ветки Рославль – Кричев 121 сд всё-таки не дошла: немцы не пустили...
Представляю список потерь 121 сд за деревню Пожарь. Правда, эта версия устаревшая. Обновлённую надо ещё вспомнить где искать у себя:

Военнослужащие 121-й стрелковой дивизии, погибшие и пропавшие без вести в боях начала августа 1941 года за деревню Пожарь Краснооктябрьского сельского Совета Шумячского района Смоленской области
Убитые у деревни Пожарь советские военнослужащие были похоронены местными жителями на месте гибели в братской воинской могиле. Смертные медальоны убитых хранились у одного из местных подростков, однако в 1942 году они были обнаружены и изъяты карателями с целью дальнейшего уничтожения.
В 1952 году останки военнослужащих, захороненных у деревни Пожарь в братской воинской могиле, были перенесены на воинской мемориал районного посёлка Шумячи, где преданы земле как неизвестных советские солдаты.


АБДУРАХМАНОВ Алах (1917-07.08.941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1917 году в Азербайджане – на территории некоего Зайнтинского сельского Совета, расположенного то ли на территории Евлахского, то ли Шекинского районов, ибо в документе это указано невнятно: «Место рождения – Аз. ССР, ст. Евлах, г. Нуха [ныне – город Шеки], Зайнт. с/с».
В армию был призван бывшим Нухаским РВК Азербайджанский ССР (ныне – Республика Азербайджан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был похоронен на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца А. Абурахманова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

АВДЕЙКИН Антон Иванович (?-07.08.1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Год рождения неизвестен, а только место – в селе Бузаево Большеберезниковского района Республики Мордовия. Мордвин.
В армию был призван в 1941 году Большеберезниковским РВК Мордовской АССР (ныне – Республика Мордовия).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был похоронен на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца А.И. Авдейкина, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Интернет-версии Книги Памяти Республики Мордовия, но без указания точной даты гибели и места захоронения: «Погиб в бою 00.08.1941».
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

АХМЕДОВ Алахер Сулейманович (1919-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1919 году в столице Азербайджана городе Баку. Личный домашний адрес: Азербайджанская ССР, город Баку, улица 1-я параллельная, 2.
В армию был призван Октябрьским РВК города Баку.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца А.С. Ахмедова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

БАРАНОВ Иван Сергеевич (1912-06.08.1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1912 году в городе Барнауле. Личный домашний адрес: Алтайский край, город Барнаул, улица Пролетарская, 311.
В армию был мобилизован в 1941 году Барнаульским ГВК Алтайского края.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года и был похоронен на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Краснооктябрьского сельского Совета Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца И.С. Баранова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Книге Памяти Алтайского края – т. 7, стр. 26, но почему-то как похороненный в некоей мифической деревни Пожары.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ВЕРХОВЦЕВ Александр Иванович (1917-1941), помощник командира взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), старший сержант.
Родился в 1917 году в селе Дубовка Кунцевского района Московской области.
В армию был призван бывшим Звенигородским (ныне – кунцевский) РВК Московской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца А.И. Верховцева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Книге Памяти Московской области – т. 17, стр. 78.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ГЕНЕРАЛОВ Михаил Павлович (1920-1941), разведчик 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1920 году в деревне Дошловка (Домловка) Тамбовского района Тамбовской области.
В армию был призван Тамбовским РВК.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 5 августа 1941 года.
Место захоронения неизвестно.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший по подножию высоты 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и красноармейца М.П. Генералова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ДЖИНСОВ Авдроман (1918-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1918 году в Киргизии – на территории Лайтолийского сельского Совета Советского района Ошской области.
В армию был призван Советским РВК Ошской области Киргизской ССР (ныне – Республика Кыргызстан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца А. Джинсова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ЗАЙЦЕВ Алексей Васильевич (1914-1941), пулемётчик 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1914 году в Северо-Кавказском регионе – в селе Павловка некоего Кокмитовского района.
В армию был призван с родины.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца А.В. Зайцева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ЗУЕВ Анатолий Николаевич (1921-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1921 году в деревне Ходня (Ходиня) некоего Залугенского района Ленинградской области.
В армию был призван неким Залугенским РВК Ленинградской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца А.Н. Зуева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
В Интернет-версии Книги Памяти Ленинградской области не значится.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ЗУЕВ Николай Михайлович (1921-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1921 году в деревне Кулик (Киликовоя) некоего Залугенского района Ленинградской области.
В армию был призван неким Залугенским РВК Ленинградской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Н.М. Зуева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
В Интернет-версии Книги Памяти Ленинградской области не значится.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ИВАНОВ Николай Алексеевич (1904-1941), командир батальона 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), капитан.
Родился в 1904 году в посёлке Старь Дятьковского района Брянской области. Родственники по состоянию на лето 1941 года: Иванова Татьяна Михайловна – очевидно, супруга; проживала по адресу: Орловская (ныне – Брянская) область, Дятьковский район, посёлок Старь, улица Плеханова.
В армию был мобилизован Дятьковским РВК на тот момент Орловской, а ныне современной Брянской области.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 11 августа 1941 года.
Место захоронения неизвестно.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший у подножия высоты 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и капитана Н.И. Иванова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Книге Памяти Брянской области – т. 3, стр. 225, но почему-то как пропавший без вести, а не погибший 11 августа 1941 года.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ИГАМБЕРДЫЕВ (Игамберднев) Жман (1920-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1920 году в Узбекистане – на территории Моменаборского сельского Совета Ургутского района Самаркандской области.
В армию был призван Ургутским РВК Самаркандской области Узбекской ССР (ныне – Республика Узбекистан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Ж. Игамбердыева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ИШКИН (Ошкин) Николай Прохорович (1921-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1921 году в Узбекистане – в селе Зербулак (Зербул) Нарпайского района Самаркандской области.
В армию был призван Нарпайским РВК Самаркандской области Узбекской ССР (ныне – Республика Узбекистан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Н.П. Ишкина (Ошкина), увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

К… (в документе оторван фрагмент листа, на котором значилось ФИО) (1917-08.1941), наблюдатель 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1917 году в городе Туле. Личный домашний адрес: город Тула, улица 21-я Красноармейская, 73.
В армию был призван Привокзальным РВК города Тулы.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 5 или 8 (в документе не разборчиво) августа 1941 года.
Место захоронения неизвестно.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и красноармейца К., увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

КЛЮЧНИКОВ (Ключнеков) Иван Степанович (1906-06.08.1941), командир взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), младший лейтенант.
Родился в 1906 году в Белоруссии – в городе Добруше Гомельской области. Личный домашний адрес: Белорусская ССР (ныне - Республика Беларусь), Гомельская область, город Добруш, улица Пушкина, 2. Родственники по состоянию на лето 1941 года: некто Ключникова Мария Степановна (степень родства не указана); проживала в белорусском городе Добруше по улице Пушкина, 2.
В армию был мобилизован Добрушинским РВК Гомельской области Белорусской ССР (ныне – Республика Беларусь).
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и младшего лейтенанта И.С. Ключникова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

КОЗЛОВ Василий Андреевич (1920-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1920 году в селе Ивановка Ивановского сельского Совета Арсеньевского района Тульской области.
В армию был призван Арсеньевским РВК Тульской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, и красноармейца В.А. Козлова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
В Интернет-версии Книги Памяти Тульской области не значится.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

КРУПНОВ Трофим Иванович (1918-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), курсант.
Родился в 1918 году в столице Украины городе Киеве. Личный домашний адрес: Украинская ССР (ныне – Республика Украина), город Киев, улица Самарская, 135, квартира 7.
В армию был призван Железнодорожным РВК города Киева Украинской ССР (ныне – Республика Украина).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и курсанта Т.И. Крупнова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

КУЗНЕЦОВ Иван Степанович (1912-1941), командир взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), младший лейтенант.
Родился в 1912 году в Белоруссии – в городе Дзержинске Минской области. Личный домашний адрес: Белорусская ССР (ныне – Республика Беларусь), Минская область, город Дзержинск, улица Плеханова. Родственники по состоянию на лето 1941 года: некто Снежко Надежда Антоновна (степень родства не указана); проживала в белорусском городе Дзержинске по улице Советской, 56.
В армию был призван Дзержинским РВК Минской области Белорусской ССР (ныне – Республика Беларусь).
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и младшего лейтенанта И.С. Кузнецова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

КУЛЯБИН Пётр Филиппович (1911-07.08.1941), командир взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), младший лейтенант.
Родился в 1911 году на территории Сунского сельского Совета Зуевского района Кировской области. Был женат: супруга – Кулябина Елизавета Ефимовна; по состоянию на лето 1941 года проживала по месту рождения мужа.
В армию был мобилизован Зуевским РВК Кировской области.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и младшего лейтенанта П.Ф. Кулябина, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

МАТВЕЕВ Евгений Максимович (1920-1941), командир взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), лейтенант.
Родился в 1920 году в Белоруссии – в Круглянском районе Могилёвской области. Родственники по состоянию на лето 1941 года: отец – Матвеев Максим Михайлович; проживал на территории Загорянского сельского Совета Круглянского района Могилёвской области Белорусской ССР (ныне - Республика Беларусь).
В армию был призван Круглянским РВК Минской области Белорусской ССР (ныне - Республика Беларусь).
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 10 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и лейтенанта Е.М. Матвеева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

МЕЛИБАЕВ (1920-07.08.1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1920 году в Узбекистане – на территории Коротыгского сельского Совета Ургутского района Самаркандской области.
В армию был призван Ургутским РВК Самаркандской области Узбекской ССР (ныне - Республика Узбекистан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года и был похоронен на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Мелибаева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ОЧИЛОВ (1920-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1920 году в Узбекистане – на территории Гарандзинского сельского Совета некоего Ктобского района Бухарской области.
В армию был призван неким Ктобским РВК Бухарской области Узбекской ССР (ныне - Республика Узбекистан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Очилова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

СИМОНОВСКИЙ Сахно Есемович (1908-1941), политрук роты 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), младший политрук (воинское звание политсостава, равное лейтенанту).
Родился в 1908 году в Белоруссии – в городе Быхов Могилёвской области. Был женат: супруга – Симоновская Софья Борисовна; по состоянию на лето 1941 года проживала по месту адресу: Белорусская ССР (ныне - Республика Беларусь), Могилёвская область, город Быхов, улица Советская, 20.
В армию был мобилизован Быховским РВК Могилёвской области Белорусской ССР (ныне - Республика Беларусь).
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 7 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и младшего политрука С.Е. Симоновского, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

СТРЕЛКОВ Василий Семёнович (1911-06.08.1941), командир отделения 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), сержант.
Родился в 1911 году в деревне Беленино бывшего Холмянского (с 1967 года – Беленинский) сельского Совета Сафоновского района Смоленской области. Кандидат в члены ВКП(б). Был женат супруга Стрелкова Екатерина Ивановна по состоянию на 1941-1946 гг. проживала в деревне Пирогово Сафоновского района Смоленской области.
В армию был мобилизован 28 мая 1941 года Сафоновским РВК Смоленской области.
Последнюю весточку о себе домой прислал в июле 1941 года.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, дд. 648 и 7508; ф. 58. 4, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и сержанта В.С. Стрелкова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ТИЩЕНКО (Тишенко) Николай Вуколович (1915-06.08.1941), командир взвода 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), лейтенант.
Родился в 1915 году в городе Москве. Адрес отчего дома: город Москва, Тюфелевский переезд, но родственники (но в документе не перечислены) по состоянию на лето 1941 года проживали в одном из сёл (в документе указано не разборчиво), окрестных к станции Воронцово Киевской области Украинской ССР,
В армию был призван Шумячским РВК Смоленской области.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 8 и ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
В качестве справки: со 2 по 10 августа 1941 года 121-я стрелковая дивизия прочно удерживала рубеж обороны, проходивший через высоту 199,4, что у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая, очевидно, и лейтенанта Н.В. Тищенко, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в:
- Книге Памяти города Москвы - т. 12, стр. 666, но как Тишенко и без указания места захоронения;
- Книге Памяти Смоленской области – том «Хиславичский район. Шумячский район», стр. 614 с указанием, что погиб 6 августа 1941 года, но похоронен: «Восточная Пруссия, пос. Грюнхаус» (?).
В Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области не значится.

ТОХТАБАКОВ Турбаки (1918-1941), стрелок 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), красноармеец.
Родился в 1918 году в Казахстане – в селе Дубун Уйгурского района Алма-Атинской области.
В армию был призван Уйгурским РВК Алма-Атинской области Казахской ССР (ныне - Республика Казахстан).
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и красноармейца Т. Тохтабакова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ЧЕНОНЯТОВ Алексей Михайлович (1918-1941), командир отделения 121-й стрелковой (впоследствии - Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии Центрального фронта (1-го формирования), сержант.
Родился в 1918 году в городе Туле. Личный домашний адрес: город Тула, улица Пионерская, 109.
В армию был призван Ленинским РВК города Тулы.
Согласно донесению о безвозвратных потерях по 121-й стрелковой дивизии за период со 2 августа по сентябрь 1941 года (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28), погиб 6 августа 1941 года.
Похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1952 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая и сержанта А.М. Ченонятова, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Интернет-версии Книги Памяти Тульской области, но почему-то как похороненный в деревне Пожары.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.
Подготовил Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 18:40:06 от Sobkor »
Записан

ssava

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 16
Спасибо, Юрий! Если атака была от полустанка Осва, тогда картина полностью ясна. В этой атаке 5-6 августа 1941 года, был смертельно ранен, попал в 132-й хирургический полевой подвижной госпиталь – деревня Милославичи Климовичского района Могилёвской области. Пытались переправить в 196-й полевой подвижной госпиталь. По дороге умер. Дорога, по которой можно возить раненных, как раз проходит возле деревеньки Переволочня. Там отдали местным, а те, хоронили не у себя, а относили или отвозили за деревню в лес. если отвезти на 1 км, как раз и будет 1 км, на север от Галической Мызы.
А вот если было боестолкновение у Пожарь, то картина теряет всякую логику. Пожарь от места захоронения в 13 км, но в другую сторону не на восток, а на запад. Немцы Пожарь с какой стороны атаковали? Явно с запада. Есть один вариант, что немцы совершали один из обходных манёвров. И атаковали Пожарь с тылу. Тогда может и было принято решение уходить в сторону Переволочни.
Есть ещё один момент, по БД Мемориал, в одном списке с моим дядей, есть Иванов Сергей Петрович, младший политрук 195 бронероты, он погиб 9 августа 1941 года в деревне Переволочня. Т.е. был бой за саму Переволочню? Есть ли у Вас сведения об бое бронероты? Или не было бронероты и это всё результаты немецких зачисток.

Нет, та атака была с юга на Пожарь, а Осва в километрах 10 северо-западнее... Наши наступали с лесной дороги Пожарь – Питер (Климовичский район Могилёвской области Белоруссии), но были оставлены кинжальным пулемётным огнём и отброшены в лесное болото, которое уже на территории Белоруссии...
Понятное дело, что бой за Пожарь вёл максимум батальон, а в дивизии, как известно, три стрелковых полка. И они должны были действовать где-то левее. Кстати, напротив Пожари с запада две белорусские деревни – Фёдоровка и Ковалёвки. Так вот, они были захвачены немцами ещё 2 августа 1941 года...
Уже собирался закрывать карту в Яндексе, и чисто случайно обратил внимание, что Пожарей, то две. Одна в 18,5 км от Освы, тоже в Смоленской области, ещё удивлялся, как немцы могли атаковать её с Запада, когда там лес и болота. А вторая в 4,5 км от Освы. И если бой был именно за неё, тогда всё сходится. И всё встаёт на свои места. И бой оборонительный, иначе не поставишь за ними госпиталь, это который в Милославичах, единственно, госпиталь стоял в какое время? И везли не из госпиталя, а в. Тогда как раз дорога подходит ещё больше. Мимо деревеньки Питер, мимо деревни Макеевичи, объезжая болото, к Милославичам. Сначала написал своё. А потом прочёл Ваш ответ на первое письмо. Если немцы захватили Ковалёвки 02 августа, а Милославичи от неё в 5-ти км, то скорее всего госпиталя на 06 августа там уже не было. Хотя не факт. Если линия обороны была между Ковалёвками и Милославичами, то всё могло быть. Наши наступали в направление на Пожарь? Если да, тогда всё как и должно быть. И даже госпиталя возможно и не было. Место боя от места захоронения в 12 км. Ранен 06 августа в этом бою, вынесли в тыл, где и умер. А сама Переволочня, когда была захвачена? Единственно, вкрадывается сомнение, ведь 27-мь бойцов, которые похоронены в Пожарь, были убиты в оборонительном бою? А хоронили небось местные? А вот если наступали на Пожарь наши, то скорее всего напоролись на засаду.

Вообще Ковалёвка и Фёдоровка были захвачены немцами ещё 1 августа, но в течение дня 2 августа за эти две деревеньки с переменным успехом вели бой части 52 кд, после чего они отошли на отдых в шумячскую Пожарь...
Смоленское Присожье вплоть по линию жд ветку Рославль – Кричев немцы оккупировали вечером 1 августа 1941 года в ходе своей успешной операции по захвату Рославля. Стоявшие на их пути части 4 ВДК (I ф) и 45 ск (I ф) 13-й армии Гудериан легко вышиб за полотно выше названной жд ветки. И с этого момента эта два корпуса – в бесконечных лобовых атаках. С начала эти атаки производилась с целью захвата всей прилегающей к шумячской деревни Студенец территории. В качестве справки: Студенец – родина большевика-ленинца Лепешинского; стоит между правым берегом Остра и шумячской деревней Петровичи (кстати, этот населённый пункт в свою очередь – родина знаменитого американского фантаста Айзика Азимова). А с 8 августа – на климовичскую Звенчатку и шумячскую Дубовичку с целью ввода в прорыв 21 гкд. Последняя должна была наступать на Рославль по Варшавскому шоссе с запада...
Бой за Пожарь – наступательный. Атакующие цепи были расстреляны и отброшены в болото одним единственным немецким пулемётом, установленном на чердаке одной из крестьянских хат…
После 9 августа зажатые под климовичским Питером в труднопроходимом болоте подразделения 121 сд стали массово сдаваться в плен. Сборный пункт был в Пожаре. По свидетельству старожилов, наши солдаты выходили из леса бесконечной вереницей. На самом сборном пункте они в кучи сбрасывали винтовки, патронташи и противогазы, после чего в таких же бесконечных колонах под конвоем этапировались немцами в Рославль, где уже был обустроен дулаг – стационарный пересыльный лагерь…
Да, хорошо, что участь добровольной сдачи в плен, надеюсь не постигла моего дядю. Сравнивая донесения о безвозвратных потерях в ОБД. Три листика, два – по бойцам и командирам погибшим и захороненным в деревне Пожары, это 29-ть фамилий и один, в котором Горбачёв Н.И., это список на 4-ре фамилии. Можно сделать вывод, что не все они захороненны были на высоте 199. Чётко написано, что на высоте захоронено 17-ть человек.
Где захоронены остальные - неизвестно. Причём у Галицкой Мыза захоронено двое из второго списка. Есть ли опись братского захоронения у Галицкой Мызы?
А в 1952 году при вскрытии и переносе могилы в Шумячи сколько человек было перезахоронено? Есть ли такая информация.
Интересно, почему они были перезахоронены как неизвестные, когда факт на лицо, есть документ, подтверждающий, что это именно они,
или там было гораздо больше останков? Но тогда ещё проще, пишутся фамилии, которые известны, а остальные неизвестны. Или было наоборот, в могиле не 17-ть, а два или десять. Тогда другое дело.
Ясно одно, нужно найти могилу у Галичской Мызы и выяснить, кто захоронен в ней и вполне возможно часть фамилий из списка обретёт место захоронения.
Предположим, что часть 121 сд, сдалась в плен. А часть пыталась уйти в направление Переволочня. Тогда ясно, почему есть донесение, что младший политрук С.П. Иванов был убит в Переволочне 09.08.1941 года.
Немцы производили зачистку территории.
А сами Галичи были заняты немцами когда? Если они были заняты 6-7 августа, то это похоже на окружение 121 сд. И у них просто не было возможности уйти по дороге, которой они пришли.

По утру 9 августа в деревне Переволочня стояли осколки разбитого 2 августа под Шумячами 112 гкп 21 гкд. Утром девятого числа они выдвинулись в район Склимина на соединение со своей дивизией, но в районе Милославич напоролись на мотоколонну немцев. От танков уходили галопом в направлении Хотимска, но под гусеницами погибла большая часть обоза...
В 1980-х-начале 1990-х у меня была возможность регулярно пролистывать подшивки окружных газет Минобороны и районных газет Климовичского и Кричевского районов Белоруссии. Так вот: нашёл здесь только одну единственную публикацию о боях 121-й сд, которые та вела на стыке Смоленщины и Могилёвщины. Да и сведения те – что называется в три строчки. Вырезка у меня где-то до сих пор хранится. Когда найду – выставлю скан...
К 10 августа немцы завершили окружение 45 ск (I ф), создав тем самым Климовичский «котёл», который в свою очередь стал прелюдией к «котлу» более глобальному – Гомельскому...
Всё правильно, у этого подразделения, скорее всего, была информация о том, что немцы уже в Пожарах, наверняка перед началом сдачи в плен немцы обработали то болото, в котором сидела 121 сд, сто процентов сводный отряд 121 сд, целой дивизии там не было. И обработку было слышно. Всё это утро 09.08.1941 год. Вот они и начали отход в сторону Милославичей.
Если проанализировать те три, выше упомянутых листа, из ОБД, можно сделать ещё один вывод: на высоте 199,0 захоронены только стрелки и три сержанта – командиры отделений. А при нехитром подсчёте ясно, что подразделение 121 сд, которое производило атаку на Пожары, потеряло почти весь комсостав. Крутой у немцев был пулемётчик. Но есть во всём неясность, часть комсостава погибла 07.08.1941 года. Я думаю уже сидя в болоте, а может снайперская работа. Скорее всего в том болоте, до сих пор, лежат бойцы 121 сд, истинные герои, которые не пожелали сдаваться. Возможно те командиры.
Почему не отступила 121 сд, после той атаки на Пожары. Я думаю, уже и не выяснить. Может быть пыталась выполнить приказ. И в атаку ходили не один раз.
Факт в том, что моего дядю. Кстати по возрасту самого младшего из всех убитых. Раненного, товарищи сумели вынести из того болота в сторону Переволочни. Где он и умер от ран. А ещё вынесли не его одного, а вместе с младшим политруком, возможно его же роты Г.И. Шахновичем, который умер там же, но днём позже, и похоронен с ним в оной могиле.

ssava, правильное название деревни не Пожары, а Пожарь... Согласно предвоенному Боевому уставу пехоты, участь командира подразделения – быть впереди атакующих цепей. Отсюда – и столь масовая убыль командного состава. По БУ-1942 командир роты в ходе атаки уже должен был следовать позади атакующих цепей, откуда, имея перед глазами всю панорама событий, и руководить боем...
Массовая сдача в плен, которая имела место под Пожарью, факт не из разряда позорных: бойцы остались без командиров и средств к дальнейшему сопротивлению. К тому же это всё были вчерашние колхозники, наспех обмундированные и вооружённые... Кадровые же в/ч, как-то скажем, 4 ВДК (I ф) и 21 гкд, пусть и разрозненными группами и с огромными потерями в своих рядах, но из окружения вышли...
Всё так, у меня есть ещё одна версия. Колонна немецких танков, которая подавила обоз 112 гкп в Милорадовичах. Эта же колонна часов в 12-ть дня была в Переволочне. После того как подавила обоз. Немцы двигались на Переволочню, там больше и дорог то нет. В Перевалочне 09.08.1941 года погиб младший политрук бронероты С.П. Иванов, значит, Перевалочню немцы заняли 09.08.1941 года и какое-то боестолкновение всё-таки было.
Я совсем упустил из виду саму Галическую Мызу, этот населённый пункт как-то фигурирует?
Теперь ясно почему среди убитых офицеров нет ни одного комроты.
А по 195 ОБР бронероте есть какая нибудь информация. Есть предположение, что младший политрук имел задачу, командовал группой, которая вытаскивала раненных из того болота.
А кому ещё было командовать он же не пехотный строевой офицер. Возможно и бронероты на тот момент у него и не было. Вот и поставили задачу вытащить двух раненных офицеров.
Огромное Вам спасибо за всю предоставленную информацию.
Я на форум попал случайно. До этого собирал информацию сам в течении двух лет, имея на руках только «похоронку» полученную моим дедом в 1946 году. Наша семья не знала где и как погиб брат моей матери. Я так же случайно вышел на ОБД Мемориал, а дальше начал раскручивать. А с Вашей помощью картина воспроизвелась за два дня.

До Милославич (а точнее до окрестной к ним деревни Ледешня) дошли лишь головные дозоры. Обоз же 112 гкп почти весь погиб в Переволочне... Поскольку 121 д была сосредоточена главными силами именно в том квадрате, то само собой размеется, что её подразделения не могли не иметь там боестолковений с немецкими бронеколоннами. Но какие либо подробности мне, увы, неизвестны...
Интересны его поля, где карандашом, написана ссылка на второй документ в котором перечислены 29-ть бойцов и командиров, часть из которых захоронена у Пожарь на высоте 199,4. Мне на днях обещали выслать лист карты Генштаба, на котором, а у Генштаба, карты подробные, сто процентов будет указана высота 199,4.
В этом году я собираюсь на 9-е мая, как раз в канун годовщины Победы, посетить те места. Заехать в Шумячи, взглянуть на могилу, в которой похоронены войны 121 сд, учавствовавшие в атаке на высоту 199,4.
А дальше проехать на территорию Белоруссии. Через Милирадовичи проехать в деревню Переволочня, где скорее всего умер от ран мой дядя. Там, если позволит дорога проехать до Питера. А дальше пройти пешком по пути бойцов 121 сд, как раз по той дороге с которой они атаковали деревню Пожарь. Взглянуть на то болото, куда они отступили. Само собой подняться на высоту 199,4, ради которой отдали свои жизни.
От Переволочни дойти пешком до места, где была деревня Галицкая Мыза. Там сейчас одно кладбище осталось. Отмерить шагами 1 км на Север. Ну и если повезёт, то может и наткнусь на братское захоронение. Понятно, что сделать это без поискового отряда сейчас практически нереально. Но суть не в этом.
Сделал запрос в Архив МО в Подольске. Посмотрим, что ответят.
Собираюсь сделать запрос в Питер, в мед.архив.
Собираюсь сделать запрос в Москве на Водном стадионе, архив, в котором хранятся личные дела всех курсантов.
После выезда в Галицкую Мызу, может свяжусь с Батьковщиной, очень интересно, что скажут, может получится организовать выезд поисковиков и найти братское захоронение.
В Шумячи поеду в период с 08.05 по 10.05, ехать буду двумя днями, с ночевкой. Там за день все не посмотреть. Ночевать буду в Климовичах.
Это 450 км от Москвы, думаю за шесть часов дорулю, я на Рославль не разу не ездил. Ночевка нужна, чтоб не ехать обратно в ночь. К поиковикам обязательно заеду. Заранее спасибо за контакт.
Я обратил внимание, что в той атаке на Пожарь, 06.08.1941 погибли офицеры одного 269-го отдельного сапёрного батальона.
Откуда ссылки на 269 осапб – непонятно. На тот момент времени 269-й отдельный сапёрный батальон входил в состав 133-й стрелковой дивизии (I ф) 24-й армии (I ф) Резервного фронта (I ф). Это район Ельни. Воины данной в/ч физически не могли бы оказаться за добрую сотню километров юго-западнее. Тем более, что между Ельней и Шумячами с середины июля сорок первого – оккупированная нацистами территория. Единственная возможность добраться сюда – сделать огромадный крюк в несколько сот километров через окрестности Брянска.
Однако не исключено, что 269 осапб – это первое место службы тех офицеров после мобилизации: в Гомеле 121-я сд пополнилась ведь не только ново мобилизованными крестьянами, но и военнослужащими, прибывшими из госпиталей, а также офицерами, ожидающими нового назначения при отделе кадров штаба фронта...

А эту информацию я выудил из Интернета год назад. Правда, не помню откуда и кто автор: «121-я русская стрелковая дивизия с артиллерией и хорошо обеспеченная тяжелым оружием, неделями укрывавшаяся в лесах северо-западнее Слуцка, утром 6.08 появилась на шоссе 1 и прорвалась через него на юг.
К п. 4. В районе 252-й пехотной дивизии 6.08.1941 г., в 2.00, соединение противника численностью примерно в 2.000 человек, вооруженное артиллерией и противотанковыми орудиями, двигаясь с севера, внезапно атаковало на шоссе Р-1 у дер. Омговичи, 19 км восточнее Слуцка, охраняющий шоссе 2-й батальон 472-го пехотного полка и прорвалось по дороге на Языль. Как выяснилось, это была 121-я стрелковая дивизия, которая неделями укрывалась от соприкосновения с противником в лесном массиве севернее шоссе Р-1, между Слуцком и Бобруйском. В дер. Языль дивизии преградила путь 1-я рота 307-го полицейского батальона, но понесла большие потери и вынуждена была отступить на Уречье. Противник исчез в лесах на р. Орессе юго-восточнее Уречья. (См. приказ по корпусу № 38.)
252-й пехотной дивизии удалось при постоянной поддержке и помощи со стороны командующего тылом и неутомимой деятельности ее командира, генерал-лейтенанта фон Бохм-Безинга, в течение 6-7.08 силами 452-го пехотного полка, 252-м противотанковым дивизионом, 2-м и 4-м дивизионами 252-го артполка, 252-м саперным батальоном, 2-м батальоном 472-го пехотного полка, а также 307-м (мотор.) полицейским батальоном и двумя ротами 316-го (мотор.) полицейского батальона окружить противника в треугольнике Уречье – Любань – Пасека.
Когда 9.08.1941 г. была проведена подготовка к сужению кольца окружения, противник внезапно атаковал располагавшийся на хуторе Добрица 2-й батальон 472-го пехотного полка, прорвал его оборону и окружил части батальона, располагавшиеся в общем восточном направлении, севернее и южнее идущей на восток дороги. В ожесточенных боях батальон понес огромные потери в живой силе, а во второй половине дня к тому же недоставало боеприпасов. Только благодаря ловкости полицейского пилота, сумевшего с наступлением темноты посадить самолет с боеприпасами на небольшом окруженном пятачке, у штаба батальона, под огнем противника, этот недостаток был ликвидирован.
Поздно вечером части 452-го пехотного батальона и еще 1 полицейская рота батальона высвободили батальон из окружения.
Противник сосредоточился на ручье, 6 км северо-западнее дер. Пасека, но благодаря прицельному огню 2-го дивизиона 472-го пехотного полка понес тяжелые потери и был вынужден оставить часть своей артиллерии и множество транспортных средств. Дальнейшие потери противник понес в месте сосредоточения от непрерывного заградительного огня 252-го артиллерийского полка.
Личной воздушной разведкой высшего начальника СС и полиции фон Баха 10.08.1941 г. противник был обнаружен, разбившись на несколько групп, в лесу западнее линии Старые Дороги – Рубежи. В первой половине дня была предпринята новая попытка окружения. На шоссе Р-1, по обе стороны Старых Дорог, было направлено заградительное соединение, сформированное командиром полицейского полка «Центр» из прибывших из 162-й пехотной дивизии частей передового отряда СС и полиции. Во второй половине дня 452-й пехотный полк начал наступление с юга и севера на окруженного противника. Вновь разгорелись ожесточенные бои.
11.08 лес был прочесан со всех сторон.
Противник бросил всю технику, избавился от оружия и по требованию командира и комиссаров разбежался по лесу. Он понес настолько большие потери убитыми и ранеными, что боеспособных частей этой бывшей 121-й стрелковой дивизии больше не существует».

Это та часть 121 сд, которая дралась на Щаре с 24-го июня. т.е. совершенно другая часть.
Есть информация по событиям, связанным с боем 121 сд за деревню Пожарь. Я отправил пять писем белорусским поисковикам, в которых обрисовывал ситуацию, просил поделиться информацией по интересующей меня теме. Получил три ответа. Один из ответов был от Николая Борисенко. Он руководитель белорусского поискового отряда «Виккру». В ответе, он рекомендовал человека, который знает эту тему и занимается ей уже 20-ть лет, написал две книги как раз о боях в Климовическом районе. Я связался с этим человеком. И вот какую информацию получил: «В начале августа 1941 года, недоукомплектованная 121 сд, в составе до 4000 человек, без артиллерии и другого тяжёлого вооружения, с одним стрелковым неавтоматическим оружием, укомплектованная новобранцами, атаковала Пожарь…». Далее он сам рассказал о том болоте, в котором погибла большая часть этих людей. Рассказал, что после войны, не углубляясь в него, т.е. на краю, находили другие братские захоронения и что их даже переносили, куда я, к сожалению, не спросил. Также лесники находили отдельные незахороненные останки наших бойцов, лежащих прямо на поверхности. Но поисковой экспедиции-вахты в том болоте не было, т.е. специальных поисковых работ там никто не проводил. Он также сказал, что не все 4000 тысячи легли в том болоте, часть смогла вырваться – до 800 человек.
Но сведения о 121 сд очень скудные. Начальник штаба, вышедшего из окружения отряда сделал сообщение о боевом пути этих людей всего на одном листке тетради.
Также мне удалось связаться с председателем Галичского сельского Совета депутатов Филимоновым Валерием Ивановичем. Он подтвердил, что между Галицкой Мызой и Перевалочнёй есть братские захоронения. Дал мне контакт лесников, которые обслуживают этот участок лесничества. Я связался с ними, они подтвердили наличие захоронения, сказали, что ухаживают за ним. Оно обнесено оградой, но сколько в нём похоронено точно и кто эти люди они не знают.
Можно дальше санкционировать вскрытие захоронения, причём как сказали лесники возможно оно в этом месте не одно, никто не проверял, ухаживают за одним, только меня и так уже устраивает полученный результат. Выкапывать кости, пусть этим занимаются поисковики. Не вижу смысла. Да и формулировка «Умер от ран» подразумевает отсутствие «смертного» медальона.
Уважаемый Юрий Петрович, Вы писали об поисковом отряде «Звезда» из Шумячей. Хочу узнать у них сколько реально человек было перезахоронено в 1956 году из братской могилы с высоты 190,4 от д. Пожарь в братскую могилу в Шумячах.
Письмо Кожемяко Алексею Мартыновичу написал. С поклоном от Вас.
Я сам с командиром «Звезды» Сергеем Федотовым три года назад опрашивал единственного свидетеля. Это коренной житель Пожари. Во время войны он был мальчонкой среднего школьного возраста. Со своей супругой они теперь единственные прописанные в деревне Пожарь. Есть ещё одна семья, но те приезжие – фермеры из Рославля. Больше в деревне никогда: только заколоченные хаты.
По словам свидетеля: погибших хоронили деревенские. В одной братской могиле. Со всех трупов сняли смертные медальоны. Последние были собраны в сумку от противогаза, которая хранилась у нашего свидетеля в сарае. Но в ходе одной из полицейских облав каратели нашли эту противогазную сумку и отобрали.
Полицейские же облавы здесь проводились часто по той причине, что лес, из которого наступали цепи 121-й, стал затем базой для одного из трёх партизанских батальонов 5-й Воргинской партизанской бригады имени Сергея Лазо.
Перезахоронение состоялось в 1954 году. На подводе из Шумяч приехал работник военкомата. Подвода представляла из себя закрытый ящик для останков.
Силами колхозников могилу вскрыли. Останки уложили в подводу. Открыли бутылку горькой: помянули павших…
Сколько в могиле народу было – точно неизвестно. По словам свидетеля, – много…
Свидетель показал нам место расположение бывшей могилы. С трудом отыскали его, ибо в том месте теперь непролазный кустарник. Осталась полузаросшая яма, валяющейся на земле надмогильный столб из дуба. Металлоискателем подняли пробку-«матроску» из-под «поминальной» поллитры… Другого метала не было…
И ещё несколько деталей: высота 199,4 ныне где-то в полукилометре левее Пожари. Она – бывшее пахотное поле, которое примыкает к деревне со стороны Белоруссии.
В 1941 году по подножию высоты стояла деревенская улица. Это были выселки, основанные первыми колхозниками. Эта улица исчезла в устроенном нацистами осенью 1943 года пожаре.
Цепи 121-й сд наступали ровнёхонько на эти самые выселки. Наступление велось от леса по нисходящему к ручью склону. Выселки же на противоположном берегу ручья и выше. В силу этого атакующие – как на ладони.
Немецкий пулемёт бил с чердака отчего дома нашего свидетеля. На том месте с помощью металлоискателя мы подняли пригоршню стрелянных гильз от МG-34…
Получил официальный ответ из ЦАМО: «Лейтенант Горбачёв Николай Владимирович 1922 г.р., в Красной Армии с февраля 1940 года, командир взвода 574 сп 121 сд, умер от ран 06.08.1941 г. (место захоронения не указано, сведений о номере госпиталя не имеется). Основание: ЦАМО, картотеки учёта офицерского состава и безвозвратных потерь офицерского состава.
Документов 574 сп и документов по учёту и потерям офицерского состава 121 сд за 1941 г. на хранении в ЦАМО нет».

Вчера у меня появился контакт с ещё одним источником, это Людмила Фёдоровна, фамилии, к сожалению, не знаю, она учитель в Галичах. Я с ней связался. Она подтвердила про наличие захоронения, также рассказала, что общалась с первоисточниками, теми кто захоранивал в эту могилу в 1941 году. Это братское захоронение. Тяжелораненых и уже мёртвых бойцов просто бросили в силосной яме. Жители в спешном порядке перевезли их и захоронили как раз между Г. Мызой и Переволочной, так как некоторые трупы уже начинали разлагаться. Сколько... много... ну и дальше Вы все ответы знаете. Единственный плюс, что это захоронение никто не перезахоранивал...
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 18:36:21 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вот всё, что имею из библиографии в отношении боёв 121-й сд за август 1941 года. Данная вырезка из газеты Киевского военного округа "Ленинское знамя": № 59 от 15 марта 1989 года, страница 4.
« Последнее редактирование: 14 Июля 2016, 18:51:30 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Шумячи Смоленской области... Впервые это название упоминаются в оперсводках 23 сад не ранее 31 июля-1 августа 1941 года.
01.07.41. 15.00. Сеща. Штаб 23 сад: «Части 23 ад... вели боевую разведку Смоленск, Починок, Шумячи, Петровское [правильно – Петровичи], Загустино... Р-н Шумячи, Студенец идёт бой...».
Экипажи 23-й сад в самом начале августа 1941 года, в первых-третьих числах, видят сверху упорный бой в районе Понятовки, также свидетельствуют языком оперсводок о «70-ти конных неизвестной принадлежности», немецких колоннах под Шумячами.
Тема, конечно, не моя, забрёл сюда, в август, из конца июля. Оказывается, в те дни 23-я бомбила... Витебск, со своим аэродромом уже прочно бывший «за немцами».
Вечером того же дня 1 августа 1941 года «части 23 ад во второй половине дня прикрывали наземные войска в районе Васьково, Борок, Казатчина; вели боевую разведку в районе Осиновка, Хиславичи, Мстиславль, Шумячи, бомбардировали колонны автомашин по дороге Захарьина, Хиславичи и в р-не Хиславичи, атаковали с бреющего полета колонны танков и автомашин от Мстиславль на Погуляевка и Погуляевка на Захарьино, прикрывали аэродром Сеща».
В оперсводках и разведсводках авиасоединений всегда обращаю внимание на крайний пункт – о погоде. В данном случае, благодаря этому у нас есть возможность установить, что дождя не было, на небе кучевые облака (3-4 балла, согласно сводке). Видимость в воздухе – 15-20 км.
Из перечисленных населённых пунктов только сами Шумячи да Погуляевка из шумячских земель.

Очень любопытное, полузашифрованное, упоминание о 21 гкд встретил в телеграфной переписке в деле «группы Качалова». Почти дословно: «Что с лошадками 21?».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из свежих находок Шумячского районного поискового отряда «Звезда» Смоленской области – брезентовая медицинская сумка советского образца и некий немецкий текстолитовый короб с клеймом, на котором указана дата изготовления – 1937 год. Фото – ниже.
Находки сделаны в окрестностях деревни Ляховичи Надейковичского сельского поселения Шумячского района Смоленской области, то есть в квадрате, в котором, начиная где-то с 22 июля и по ранее утро 1 августа 1941 года, держали оборону основные силы боевого отряда 148 сд из состава боевого отряда 45 ск (I ф) 13-й армии.


Сумка:





Емкость неизвестного пока предназначения немецкого производства:

« Последнее редактирование: 22 Мая 2016, 14:19:03 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Источник – ЦАМО: ф. 208, оп. 2511, д. 36, л. 66.
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 18:03:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
МИХАЙЛОВ Константин Павлович (25.10.1909 – 03.12.1941). Родился 25 октября 1909 г. в д. Сурино Первомайского района. Беспартийный.
Был женат. Родственники: жена – Панова Мария Михайловна, проживала по адресу: г. Иваново, ул. Лакина, д. 15а; брат – Михайлов Александр Павлович, проживал в д. Сурино.
В армию мобилизован Кировским РВК г. Иваново в 1941 г. На основании донесения Кировского РВК г. Иваново от 6 августа 1947 г. за исходящим номером 2/608 учтен умершим в плену 3 декабря 1941 г.
Боец 649-го корпусного артиллерийского полка, красноармеец по своему воинскому званию. Согласно персональной карты военнопленного, пленен 1 июля (правильно, очевидно, должно быть августа) 1941 г. в Рославльском районе Смоленской области. Узник шталага 312 (г. Торунь, Республика Польша). Присвоенный здесь лагерный номер “4974“.
Умер в немецком плену 3 декабря 1941 г. в шталаге II D. Место захоронения – г. Старгард - Щециньски, Республика Польша.
По состоянию на 1 августа 1941 года этот боец мог был пленённым только в Смоленском Присожье, а если более конкретно – на территории Шумячского района Смоленской области. Поясню, что с конца июля 1941 года 649-й корпусный артиллерийской полк был придан боевому отряду 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф) и действовал на левом берегу Сожа (а это граница с Белоруссией!) в окрестностях шумячской деревни Осетище. И именно здесь утром 1 августа 1941 года вместе с главными силами 45-го стрелкового корпуса (I ф) был взят немцами в локальный «котёл» и разгромлен. До Рославля оттуда полсотни километров, но для немцев те бои – бои на Рославльском операционном направлении!..
Вот дислокация 649-го корпусного артиллерийского полка по состоянию на 26 июля 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 926, оп. 1, д. 4, лл. 33 и 34.
« Последнее редактирование: 23 Апреля 2017, 18:53:44 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Старший лейтенант Иноят Алимович Семенеев 1915 г.р. – ветеран 31-го отдельного мотоциклетного полка 27-го механизированного корпуса/31-го отдельного мотострелкового полка Оперативной группы войск 28-й армии (I ф) Западного фронта. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686046, д. 485, л. 196. http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/422/033-0686046-0485%2b010-0482/00000394.jpg&id=46826079&id1=8fc2debb75ac924f482e9913318f7308
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 018
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Бои в смоленском и могилёвском Присожье
« Reply #12 : 31 Августа 2019, 16:45:41 »

Эпицентр делянки и он же, по сути, эпицентр давнего боя.

Точные координаты этого места вынуждено не оглашаю, ибо не все боеприпасы ещё тамошними поисковиками изъяты для передачи по акту соответствующим правоохранительным органам. Намекну лишь, что речь о Присожье.
А на следы скоротечного боя, который здесь произошёл, вероятней всего, ближе к вечеру 1 августа 1941 года, случайно наткнулись лесорубы, когда уходящим летом принялись в заболоченном квадрате, где давно уже нет никаких населённых пунктов, валить строевой лес и бульдозерами расчищать делянку. Это уже потом, когда все работы по их окончанию были свёрнуты, с зачищенной делянки явственно выявились в окружающем пейзаже и урочище давно исчезнувшей деревеньки, и линия безнадёжно заросшей дороги, которая, извилисто изгибаясь, некогда вела откуда-то с левого берега Остра к асфальтному полотну Варшавского шоссе.
Судя по всему, здесь, не окопываясь, а только наспех замаскировавшись в негустом ельнике, в засаде колонну фашистских мотоциклистов поджидала наша стрелковая рота, выполнявшая роль арьергарда. По крайне мере, далеко в округе никаких окопов и даже ячеек для стрельбы лёжа. А о том, что это была именно рота, помимо многочисленного винтовочного «отстрела», косвенно свидетельствуют нерасстрелянные и уже сгнившие от времени брезентовые ленты от «максима» и ящик с неизрасходованными выстрелами для советского 50-мм ротного миномёта: и «максимы», и подобного образца миномёты-малютки – табельное тяжёлое стрелковое оружие пехотной роты Красной Армии по состоянию на жаркое лето 1941-го…
Первую волну мотоциклистом наши, можно не сомневаться, выкосили: в эпицентре боя среди болотных кочек отыскались закруглённая по изгибу крыла переднего колеса пластина с номером, присвоенным вермахтом конкретному мотоциклу (но сам номер из-за ржавчины уже, увы, «нечитаемый»), а также свечи от двигателя и пружины от кожаных сидений и прочий уже донельзя мелкий ржавый металлолом. Среди трофеев, изъятых советскими пехотинцами у уничтоженных ими мотоциклистов, – массовая французская модель револьвера Шамело-Дельвинь образца 1873/1874 гг. Правда, эта раритетная «пукалка» явно нашим бойцом не приглянулась: взявший её в руки и так и сяк повертел из любопытства, а затем, разобрав, остов как ненужную вещь выбросил в одну сторону, а барабан закинул куда-то далеко в другую…
Сломить сопротивление обороняющихся гитлеровцы сумели только тогда, когда подтянули из свои тылов и поставили на прямую наводку 75-мм пушку: отыскалась стрелянная гильза от неё…
Были ли погибшие с нашей стороны? Если «да», то их тела явно что при организованном отходе роты за Варшавское шоссе не остались брошенными на поле боя – их вынесли, чтобы чуть позже похоронить с отданием последних воинских почестей.
Кем были эти герои этого казалось бесследно канувшего в Лету боя? Предполагаю, что это мог быть один из осколков 175-го мотострелкового полка 1-й моторизованной Московской Краснознамённой дивизии, вышедший из-под Борисова не под Смоленском, куда тогда вырвались основные силы озвученного выше соединения, а юго-восточнее могилёвского Мстиславля. По крайней мере, в составе 45-го стрелкового корпуса (I ф), которым командовал в составе войск 13-й армии Центрального фронта (I ф) комдив Э.Я. Магон, находился, как минимум, один боевой отряд, сформированный из воинов сто семьдесят пятого мотострелкового, а сам тот отряд занимал в Присожье второй рубеж обороны, проходивший недалеко от левого берега Остра. А это, по сути, рукой подать до места описанного выше боя…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Боекомплект из сгнивших пулемётных лент для «максима» и ящик с миномётными выстрелами. Патроны, согласно маркировке, что на донышке гильзы, были изготовлены в 1938 году:


Остов револьвера Шамело-Дельвинь образца 1873/1874 гг.:


Орудийная гильза:


Прочие находки:



Слева – сгнивший в болотной жиже нож.


Сломанный в шейке советский винтовочный патрон.


Судя по всему, остатки мотоциклетного сидения.




Два перочинных ножика. Свеча внутреннего сгорания.
« Последнее редактирование: 05 Сентября 2019, 19:22:13 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »