Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Панфилов Иван Филиппович (1902-26.02.1942): боец Истребительного мсп  (Прочитано 5662 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 482
  • Ржевцев Юрий Петрович
На свою беду автор письма (участница по имени Елена) обратилась за помощью к воинствующим дилетантам с ФИГа, а не к нам. В результате этот поиск почти сразу же зашёл в тупик, что вполне само собой разумеется, поскольку по-другому при бездарном участии фиговцев и быть не может!
По состоянию на месяц обращения Елены к фиговцам за помощью я как раз работал в РГВА с архивным фондом Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. К сожалению, о письме Елены узнал только сейчас, ибо с прошлого года неправедно забаннен тамошними главнюками. Вот письмо Елены, скопированное с гнидостного ФИГа одним из моих коллег и переданное мне с просьбой оказать содействие в поиске: «Мой дед, Панфилов Иван Филиппович (1902-26.02.1942), воевал в Истребительном мотострелковом полку УНКВД по г. Москве и Московской области.
Но ещё ранее он был мобилизован в Истребительный батальон НКВД СССР Красногвардейского района Москвы (на сей счёт есть справка от 10.10.1941 года, подписана майором Гунченко). Как-то приходил домой, в Москву.
Погиб 26.02.1942 года и был похоронен в деревне Пономариха на тот момент времени Смоленской, а ныне современной Калужской области.
В «похоронке», оформленной 19 марта 1942 года Отделом кадров УНКВД по г. Москве и Московской области (Москва, Петровка, 38) и подписанной начальником 8-го Таратухиным, озвучивается как боец Истребительного мотострелкового истребительного полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Формулировка: «Погиб при выполнении боевого задания командования».
Переписка с архивами дала только тот факт, что по состоянию на 4 января 1942 года он значится в списке 1-го взвода 5-й роты 2-го батальона. Его прямым командиром был старший лейтенант Погосян.
Дед был партийным. У нас имеется на руках номер его партбилета.
Почитав у вас и на Военспеце, по спискам его нигде не нашла больше. Понoмариха, где он похоронен (у нас нет фото могилы, там только урочище осталось; с Калужским комиссариатом мы переписывались – у них данных нет, в Книге же Памяти Калужской области не увековечен). В общем, мои поиски остановились.
У нас есть последнее письмо деда, в котором дед писал, что «21 числа мне выезжать...». Месяц не указан. Возможно, февраль, если погиб 26.02.1942 года.
Пономариха – это Износковский район, там в это время действия одной группы были неудачны, по Военспецу.
В общем, рада вашим советам и совместным поискам. С уважением, Лена».

Пролистал добытые в РГВА материалы. Да, действительно «ястребок» И.Ф. Панфилов к началу 1942 года являлся бойцом 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области.
В самом начале феврале 1942 года в составе 2-го батальона он убыл в город Покров на тот момент времени Московской, а ныне современной Владимирской области для 10-дневной учёбы в стенах Спецшколы подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области. Всего же к 5 февраля 1942 года в Покров одномоментно были направлены около ста восьмидесяти бойцов и представителей комначсостава озвученного выше полка. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, лл. 80-86.
С 21 февраля 1942 года – в спецкомандировке при Оперативном штабе полка, возглавляемым с 14 февраля 1942 года помощником командира полка по строевой части майором И.Ф. Козловым и секретарём партбюро 2 батальона офицер «без звания» А.А. Бабенковым.
21-го числа сюда прибыли из Москвы две оперативные группы численностью 23 штыка каждая: под командованием А.А. Ильинова и В.Я. Митрошенко.
Судя по всему, Иван Филиппович входил в состав группы под командованием В.Я. Митрошенко. По крайне мере, именно это группа имела впоследствии в своих рядах одного убитого, чья фамилия, увы, не озвучена в документах Оперативного штаба.

Фамилия И.Ф. Панфилова в списках коммунистов полка. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 54.
Партийным бюро полка коммунист И.Ф. Панфилов почему-то был учтён в списке «находящихся на излечении и без вести пропавших». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, лл. 5, 18, 19 и 43.
Фамилия бойца И.Ф. Панфилова в списке убывших в начале февраля 1942 года в Спецшколу подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 83.
Как-то вытекает из этих вот оперативных документов, о гибели в составе оперативной группы В.Я. Митрошенко одного из бойцов Оперативному штабу стало известно только 28 февраля 1942 года. Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 83-85.
Из приказа по полку за № 64 от 10 марта 1942 года.
Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 23, л. 23.

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 63.

«Ястребок»-диверсант И.Ф. Панфилов увековечен в Книге Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне – т. 10, стр. 104, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец мифической «д. Агармаково Спасского р-на Московской обл.», а не деревни Аргамаково Исадского сельского поселения Спасского района Рязанской области; 2) как якобы партизан, а не боец-диверсант столичного гарнизона внутренних дел; и 3) как якобы похороненный в деревне Пономариха Смоленской, а не Калужской области.
http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=KPVS/01/KPPogibshPropavshvVOVTom10/00000107.png&id=407077854&id=407077854&id1=beb2073ad8c2fbf2a7c8dbabd86e3080

Увековечен и в Книге Памяти сотрудников органов контрразведки (стр. 353), но как якобы погибший в Московской области, а не на той бывшей территории Смоленской области, которая 5 июля 1944 года была передана в состав ново образованной Калужской области: http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8%20%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%B8%20%D0%9A%D0%BF124%D0%9D-%D0%A07/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0-%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%82%D1%80%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%B8/00000369.jpg&id=1000013593&id=1000013593&id1=d3bcb7bf6149ea68f5b1d4694818d6f0

А вот в Книге Памяти Рязанской области, увы, не значится!

Из моей рукописи: «Приказом по полку за № 35 от 14 февраля 1942 года был назначен новый состав Оперативного штаба: «1. Начальником штаба – пом. ком. полка по строевой части майора тов. КОЗЛОВА [Иван Федорович].
2. Комиссаром штаба – секретаря партбюро 2 б-на политрука тов. БОБЕНКОВА [правильно – Бабенков; Александр Алексеевич; офицер «без звания»].
3. КОТОВА Д.Г., писаря спецроты, – писарем штаба.
4. ЛЕБЕДЕВУ, врача санчасти, – врачом штаба.
5. Нач. хозкоманды интенданта 2 ранга т. ШЕЛИНА – пом. начальника штаба по хозяйственной части.
6. ТИМОФЕЕВА, бойца хозкоманды, – кладовщиком.
7. МОЦЕВИЧА, бойца хозкоманды, – писарем хозчасти.
…Вновь назначенному начальнику полевого штаба майору тов. КОЗЛОВУ выехать к месту назначения в 7.30 15.2.1942 г., а начальнику полевого штаба майору т. КАЗНАЧЕЕВУ со всем личным составом, находящимся на спецзадании, вернуться в часть». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20; лл. 105 и 106; ф. 38706, оп. 1, д. 21; лл. 20об и 21.
Тем же приказом «для охраны и обслуживания оперативного штаба» к последнему прикомандировали девять хорошо вооруженных бойцов комендантского взвода под командованием отделенного командира запаса Г.Д. Леонова, а также пятерых младших специалистов из тыловых служб, в том числе двух поваров. В свою очередь от автороты были выделены три автомобиля – легковушка и два трехтонных грузовика. Всего по состоянию на 18 февраля 1942 года штаб насчитывал 27 человек.
Вместе со штабом 15 февраля в командировку убыли и две оперативные группы – под командованием командиров отделений спецроты Н.И. Маренкова (19 штыков) и А.Я. Хоружия (19 штыков). А 17 февраля к ним присоединилась еще одна, непосредственно подчинённая непосредственно 4-му (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отделу регионального УНКВД, – под командованием командира взвода спецроты С.А. Козловского (37 штыков). Они усилили собой группировку из уже находившихся здесь опергрупп под командованием Г.С. Гладкова, В.А. Загиева и П.В. Ивочкина.
Но по состоянию на 21 февраля – плюс еще две опергруппы численностью 23 штыка каждая: под командованием А.А. Ильинова и В.Я. Митрошенко. Всего диверсантов по списку к 22-му числу– 190, при этом 89 находились на задании в тылу врага.
17 февраля 1942 года опорный пункт с инспекционном визитом посетил командир полка майор С.Я. Сазонов.
24 февраля место дислокации оказалось в эпицентре интенсивного артиллерийского обстрела противником, в результате чего пострадала одна из автомашин – осколок пробил радиатор.
Боевой состав на 25 февраля 1942 года – девять оперативных групп общей численностью 238 человек: В.А. Загиева (33 штыка), П.В. Ивочкина (37 штыков), А.А. Ильинова (23 штыка), С.А. Козловского (37 штыков), Г.А. Макарова (24 штыка), Н.И. Маренкова (19 штыков, но сам отделённый командир запаса Н.И. Маренков с 22 февраля – в полку в Москве), В.Я. Митрошенко (23 штыка), А.Я. Хоружия (18 штыков) и Л.С. Шорого (24 штыка). С 27 же февраля – плюс еще две группы: под командованием Калмыкова (21 штык) и С.И. Решетова (23 штыка).
Из рапорта майора И.Ф. Козлова и политработника А.А. Бабенкова от 25 февраля 1942 года в штаб полка: «Доношу, что радиограммы высылаю регулярно, ответа на них не получаю.
Группы Загиева, Ивочкина, Хоружия, Козловского, Митрошенко и Ильинова были проведены в тыл от 3 до 5 клм [правильно – км, километров]. Но возвратились обратно не выполнив задачи.
Группа Козловского трижды была в тылу, сейчас переброшена в р-н 110 дивизии [110-я стрелковая дивизия (II ф)].
На сегодняшний день ни одной группы в тылу нет, все находятся на участках, намеченных для переброски, за исключением 2-х групп, прибывших из Москвы.
24.02.42 Износки подверглись артиллерийском обстрелу, выведена из строя одна наша автомашина (пробит радиатор).
Группы временно не высылать до получения радиограммы.
Причины не выполнения заданий группами:
1) ком. состав спецроты не способен руководить группами…
2) На всех фронтах идут наступательные бои, что затрудняет переброску в тыл.
Решил: группы не будут отправлены на зимние квартиры до тех пор, пока не выполнят задание». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 6, л. 87.
А это из аналогичного донесения, но от 27 февраля 1942 года: «В четвертый раз прошу не высылать групп; на сегодняшний день ни одной группы нет в тылу врага ввиду происходящих наступательных боев от Медыни до 50-й армии и не одна разведка не разрешает на своих участках проход в тыл.
Из одиннадцати групп на базе находятся четыре, одна – на участке 194 дивизии [194-я стрелковая (впоследствии – Речицкая Краснознаменная) дивизия]… и шесть – на участке 110 сд.
Занятия проводить невозможно в силу того, что с 8.00 до 19.00 беспрерывная бомбежка.
Необходимо выслать разведку от полка в направлении 50-й армии, т.к. дальнейшее базирование здесь невозможно. Сам выехать туда не могу ввиду отсутствия рокадных дорог, кроме того, – большое количество людей.
Запрашиваемые мною карты присланы только в 1 экз., последних необходимо не менее 10 экз.
Одновременно прошу Вашего указания как поступить с группами, т.к. чековая книжка у нас на 250 чел., а людей налицо 296.
Интендант армии не имеет овощей и мяса. Прошу Вашего приказания прод. отделу полка о высылке на опорный пункт 200 кгр [правильно – кг, килограммов] мяса, 250 кгр картофеля и 250 кгр капусты.
Кроме котлового довольствия прошу выслать 2000 сухих пайков.
Интендантство армии прикрепило на снабжение продуктами к Малоярославецкой ГПС; ежедневная посылка 3-х тонной машины считаю нецелесообразным, а поэтому прошу направить в мое распоряжение машину «Пикап» (исправную).
Подтвердите через штаб фронта, что наш полк имеет право на получение водки…– интендантство в отпуске водки отказывает». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 89 и 89об.
28 февраля были объединены группы Н.И. Маренкова и А.Я. Хоружия, а также А.А. Ильинова и В.Я. Митрошенко. Первую из этих двух новообразованных возглавил политрук спецроты Е.М. Черномаз, а вторую – В.Я. Митрошенко (по своему служебному статусу – командир взвода 2-го батальона). Одновременно отправлены в Москву группа В.А. Загиева (убыла на грузовике под управлением водителя Пшенкина) и только что прибывшая в распоряжение Оперативного штаба от 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) группа И.Г. Гаврилова. Первая была отправлена с фронта в связи с завершением своей миссий, а вторая – «из-за невозможности использования в тылу, как-то: обувь – кожаная, а у ряда лиц – рваная, одеты по-майски, лыж не имеется, халатов маскировочных нет, и мы обеспечить [их всем необходимым] не в состоянии». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 88 и 90.
А 4 марта 1942 года в столицу для краткосрочного отдыха убыла и группа старшего сержанта запаса П.В. Ивочкина».


ПАНФИЛОВ Иван Филиппович (1902-1942), боец 1-го взвода 5-й роты 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области, красноармеец запаса.
Родился в 1902 году в деревне Аргамаково Исадского сельского поселения Спасского района Рязанской области. Рабочий из крестьян. Член ВКП(б) с 1932 года с пребыванием на партийном учёте в Красногвардейском райкоме партии города Москвы: партбилет образца 1936 года – за № 0001485. Был женат: супруга, Румянцева Елена Григорьевна (1914-2000), проживала в городе Москве; супруги воспитывали двоих детей.
В 1924-1927 гг. – на военной службе по призыву: боец 5-го Сестрорецкого пограничного отряда войск ОГПУ.
После демобилизации проживал в Москве, где к лету 1941 года трудился сменным мастером в структурах Московского городского производственного объединения «Мосгаз».
С началом Великой Отечественной войны – боец-доброволец в рядах Красногвардейского истребительного батальона УНКВД по г. Москве и Московской области, а с 25 октября 1941 года – боец 1-го взвода 5-й роты 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, лл. 5, 18, 19, 43 и 54.
Начиная с ноября 1941 года, неоднократно с диверсионной миссией в составе оперативных групп забрасывался через линию фронта в тыл противника.
В первой половине февраля 1942 года в составе ядра 2-го батальона прошёл обучение в Спецшколе подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области, которая дислоцировалась в городе Покров Петушинского района на тот момент Московской, а ныне современной Владимирской области. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 83.
Последнюю весточку о себе семье отправил в феврале 1942 года накануне убытия в очередную зафронтовую командировку: «21 числа выезжаем… Жив буду – вернусь», – это строки из того самого письма. Оно написано карандашом второпях на блокнотном листке.
С 21 февраля 1942 года – на боевом задании при опорном пункте Оперативного штаба Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Данный опорный пункт дислоцировался в райцентре Износки на тот момент времени Смоленской, а ныне современной Калужской области. Боец И.Ф. Панфилов, вероятней всего, находился в составе оперативной группы под командованием В.Я. Митрошенко (всего – 23 штыка). Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 83-85.
Погиб 26 февраля 1942 года в тылу врага. Похоронен был боевыми побратимами в деревне Пономариха (ныне – не существует, на её месте теперь одноимённое урочище) Износковского района на тот момент времени Смоленской, а ныне современной Калужской области. Послевоенная судьба этой могилы неизвестна.
Из списков части исключён приказом по полку за № 64 от 10 марта 1942 года как «павший смертью храбрых при выполнении боевого задания». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 63; ф. 38706, оп. 1, д. 23, л. 23.
Официальное извещение-«похоронка» в адрес супруги ополченца И.Ф. Панфилова было оформлено 19 марта 1942 года за подписью начальника 8-го отделения Отдела кадров УНКВД по г. Москве и Московской области офицера-чекиста Таратухина как на «погибшего при выполнении боевого задания командования».
Увековечен в:
- Книге Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне – т. 10, стр. 104, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец мифической «д. Агармаково Спасского р-на Московской обл.», а не деревни Аргамаково Спасского района Рязанской области; 2) как якобы партизан, а не боец-диверсант столичного гарнизона внутренних дел; и 3) как якобы похороненный в деревне Пономариха Смоленской, а не современной Калужской области;
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 353, но как якобы погибший в Московской области, а не на той бывшей территории Смоленской области, которая 5 июля 1944 года была передана в состав ново образованной Калужской области;
- с лета 2014 года – на скрижалях скорбного мраморного обелиска, установленного по месту расположения штаб-квартиры Государственного унитарного предприятия города Москвы «МОСГАЗ» (Мрузовский переулок, 11) в память о не вернувшихся с полей битвы бывших работников Московского городского производственного объединения «Мосгаз».
В Книге Памяти Рязанской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Елена, здравствуйте!
Информирую, что имя дорогого Вам «ястребка»-диверсанта увековечено в только что вышедшей из печати Книге Памяти МВД России. См. здесь сс. 131 и 132.

« Последнее редактирование: 08 Января 2020, 18:08:51 от Sobkor »
Записан

Elena_V

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 23
Здравствуйте!
Я – Елена, внучка Панфилова Ивана Филипповича. Юрий Петрович, огромное Вам спасибо за поиски по моему деду! Разрешите дополнить  Вашу работу сохранившимися у нас фотографиями.
У нас есть Трудовая книжка деда, но и на Газовом заводе, где он работал, тоже остались какие-то свои архивы.
Параллельно разыскала про военный путь родного брата Ивана Филипповича, Андрея Филипповича Панфилова. Рязанский УФСБ написал, что пленен в мае 1942 г. под Харьковом, потом лагерь Хемер в Герм. Тут все понятно, в лагерь я позвонила, их памятное место можно посетить. Двоюр. дед по счастью вернулся живым. Не понятно только, УФСБ написал, что Андрея Филиппович служил в 198 пех. полку. Я соотнесла это с обычной, призывной по возрасту до войны службой, но и тогда я этого полка не нашла. Послала тоже на него запрос в Подольск.
Иван Филиппович в молодые годы:


Фото с паспорта, 1940 год.


Последнее письмо деда:


«Мне 21 числа выезжать...». 21 февраля 1942 года – последняя спецкомандировка Ивана Филипповича, в Износковский район.

Сохранившаяся у нас справка о гибели Ивана Филипповича:


У нас есть еще эта справка, для эвакуации семьи:

В 1924 году Иван Филиппович пошел в Красную Армию и до марта 1927 года служил в г. Сестрорецке Ленинградской области в 5-м Сестрорецком пограничном отряде войск ОГПУ. Может, поэтому он потом оказался в этом полку УНКВД?!
До ухода в РККА в августе 1941 года Иван Филиппович работал на Мосгазе сменным мастером. В июне мы обратились к руководству Мосгаза на Курской с просьбой внести его фамилию на памятник погибшим сотрудникам (я была в мае на старой территории завода, есть памятник, имени деда нет). Мосгаз буквально за две недели выбил имя деда (у них новая территория в Мрузовском пер. и новый памятник) и пригласил на торжество. Фото с сайта Мосгаза.


У памятника на Мосгазе, 2014 год:

Пришёл ответ из Архива УФСБ по Москве и Московской области: увы, у них запрашиваемых сведений нет!
В минувшем мае была в институте милиции, что в Ивановском монастыре. Там небольшая музейная экспозиция по Истребительному мсп. Фото вышли нечеткие, но вот книга на тему

В сентябре 2016 года во второй раз посетила музейную экспозицию в Московском университете МВД России (Ивановский пер.), где в 1941 году формировался Истребительный мотострелковый полк УНКВД по г. Москве и Московской области.
В этот раз нашла имя деда в списке погибших бойцов. Полагаю, проглядела в первый свой визит, бывший в самом начале своего поиска информации о погибшем дедушке:


Общий вид витрины (примерно 4 или 5 с конца, фигурирует как витрина «с седлом»).


Список бойцов, командиров и политработников Истребительного полка, погибших смертью храбрых при выполнении специальных заданий в тылу врага в 1941-1942 годах. Панфилов Иван Филиппович в списке под № 37.


Вид на вход в Московский университет МВД России с Ивановского переулка.
« Последнее редактирование: 16 Марта 2019, 16:37:00 от Sobkor »
Записан

Elena_V

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 23
Юрий Петрович, огромное спасибо от нас с мамой, очень тронуты, в том году у деда деда появился памятник на заводе, в этом году – Ваша книга. 8 мая 2015 года с мамой были на Мосгазе, возложили цветы к памятнику погибших на войне газовиков, на котором теперь и имя деда, подарили книгу Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» с автографом автора Ю.П. Ржевцева коллективу Мосгаза. Было большое торжество.
   

6 мая на ОАО «Мосгаз» прошло торжество, посвященное Победе в войне. Были с мамой. Участие Преображенского полка здесь – традиция. С сайта Мосгаза: http://www.mos-gaz.ru/press-service/news/2016/05/06/read75988.html
         
« Последнее редактирование: 08 Января 2020, 18:06:11 от Sobkor »
Записан

Elena_V

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 23
Торжество 7 мая на АО «Мосгаз»:
« Последнее редактирование: 18 Мая 2018, 18:44:46 от Sobkor »
Записан

Elena_V

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 23
Хранящаяся в Центральном пограничном Архиве ФСБ России послужная карточка моего дедушки как пешего пограничника 4-й комендатуры 5-го Сестрорецкого пограничного отряда. «Национальность – великоросс». Как звучит!
Раздобыла еще один документ из 1942 года с собственоручной подписью деда. Обязательство, подписанное им по завершении 10-дневного обучения в спецшколе подрывников в Покрове:
Источник: Гос. Архив Московской области, ф. 4611, оп. 3, д. 33, л. 18.
« Последнее редактирование: 08 Января 2020, 18:05:06 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »