Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Имя им – воины-интернационалисты!  (Прочитано 43102 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #20 : 26 Августа 2019, 08:12:34 »
От известного калининградского журналиста Владислава ТАМГА (г. Советск):
- В Советске проходит III Открытый турнир по футболу памяти воина-интернационалиста Алексея Константинова. На поле вышли около 150 игроков девяти команд» «Полесск», «ДЮСШ Черняховска», «Гвардейск» «Светлый», «Красная звезда» (Советск), «ДЮСШ Советска», «Прогресс (Черняховск», «СШОР №5» (Калининград), «Неман». Это ребята 2007-08 года рождения. В поле по 8 игроков и вратарь, которым предстоит выдержать 25-минутный тайм. Сыграть футболистам друг с другом предстоит по перекрёстной системе, а за их игрой наблюдает мама солдата, памяти которого посвящён турнир – Людмила Васильевна.
Алексей Константинов (06.11.1967-03.03.1987) был сержантом, командиром сапёрного отделения в/ч 52679. Он родился в Советске и здесь же закончил школу № 1. Затем учился и работал на судостроительном заводе в Ленинграде. В ноябре 1985 года он был призван в армию и вскоре направлен для прохождения службы в Демократическую Республику Афганистан. Как свидетельствует выписка из личного дела, сержант Константинов «проявлял заботу о безопасности подчинённых и лично выполнял наиболее опасные задачи». Погиб он в ходе одного из разминирований, будучи смертельно ранен. За мужество и отвагу он был награждён медалью «За боевые заслуги», и посмертно – орденом Красной Звезды. Посвятить футбольный турнир памяти своего земляка решили такие же как он воины-интернационалистами Советска, объединённые в общественную организацию. Это более четырёхсот ветеранов боевых действий не только Афганистана, но и других локальных войн (на Северном Кавказе, в Анголе, Египте, Вьетнаме, Эфиопии, Лаосе и Южной Осетии), половина из которых – «афганцы». Они входят в Ассоциацию воинов-интернационалистов Калининградской области и во Всероссийскую организацию «Боевое братство». Их общими усилиями и был организован этот, уже третий по счёту турнир.
Кроме кубков и медалей команды получат призы. Но как подчеркнул, обращаясь к спортсменам Иван Гребенников, главное в этом турнире не победа, а участие. И конечно же то, что ребята занимаются спортом, а это делает их сильными и здоровыми. Именно такими и должны быть будущие защитники Родины.


Лидия Константиновна, мама Алексея Константинова: «Такие мероприятия нужны, потому что это физическое развитие детей, ну и патриотическое воспитание. Мой сын был хорошим и добрым парнем, и тоже немного занимался футболом. Правда он его бросил и увлёкся танцами, закончил музыкальную школу. Ну хулиганил конечно немного, как многие мальчишки. После школы он поехал в Ленинграде окончил судостроительное училище, работал, а уже оттуда его в армию».


Александр Булана, ветеран-«афганец», председатель Совета общественной организации воинов-интернационалистов города Советска (на представленном фотоон крайний слева): «В качестве почётных гостей у нас впервые на турнире присутствуют представители Российского союза ветеранов Афганистана во главе с председателем президиума Гребенников Иван Михайлович». Радует то, что присоединяются к нам команды Немана и Полесска. Жаль, что не доехал молодёжный состав калининградской «Балтики».

     

 
« Последнее редактирование: 15 Февраля 2021, 14:18:00 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #21 : 12 Февраля 2020, 23:14:20 »
Сканы с 3-й и 4-5 полос №№ 1-2 за январь-февраль 2019 года газеты Совета ветеранов УФСБ по Самарской области и Клуба ветеранов госбезопасности Самарской области «Самарские чекисты»:



Сканы с 8-10 и 16-й полос № 1 за февраль 2020 года газеты ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
   


         
« Последнее редактирование: 15 Февраля 2021, 14:33:50 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #22 : 14 Февраля 2020, 16:34:00 »
От Пресс-службы Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области:
- В Парке Победы г. Калининграда 14 февраля 2020 года состоялось торжественное мероприятие, посвящённое очередной годовщине вывода Советских войск из Афганистана. В митинге у памятника «Пограничникам всех поколений» помимо ветеранов боевых действий, прошедших дорогами войны в Афганистане, Таджикистане и других горячих точках, приняли участие также сотрудники Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
31 год назад в 1989 году из Демократической Республики Афганистан был выведен ограниченный контингент Советских войск. Службу в Афганистане прошли более 62 тысяч воинов-пограничников, которые обеспечивали охрану советско-афганской государственной границы протяжённостью более двух тысяч километров. В период афганской войны пограничными войсками было проведено 1113 боевых операций, в ходе которых погибло 419 человек, ранено  2540 пограничников.
На мероприятии, приуроченном ко Дню памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, выступили председатель Совета Калининградской региональной общественной организации ветеранов Пограничной службы (войск) В.Н. Шевченко, ветеран боевых действий С.М. Левыкин. Ветераны подчеркнули необходимость сохранения памяти о войне в Афганистане и людях, принимавших в ней участие, ради будущих поколений, воспитания патриотизма и любви к Родине.
     

От известного калининградского журналиста Владислава ТАМГА (г. Советск): «В калининградском Советске помянули советских военнослужащих, погибших при выполнении воинского долга в Демократической Республике Афганистан, и поблагодарили тех, кто с вернулся с этой войны».
                       

От пресс-службы УВД по Юго-Западному административному округу ГУ МВД России по г. Москве:
- В УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве почтили память минутой молчания погибших воинов Афганистана, а также поблагодарили присутствующих ветеранов-интернационалистов. Для Управления стало традицией в преддверии дня памяти воинов-интернационалистов встречать дорогих ветеранов. В этом году исполнился 31 год со дня вывода советских войск с территории Демократической Республики Афганистан и специально к этой дате, художественные коллективы кадетского класса ГБОУ Школы № 1981 Юго-Западного округа г. Москвы под руководством педагога-психолога Надежды Максюты, подготовили концертную программу для всех гостей. Перед собравшимися выступили ребята, которые прочитали стихи и спели песни, а сотрудницы Отдела кадров УВД подполковник внутренней службы Юлия Поляченко и капитан внутренней службы Валерия Макарова, исполнили песню «Журавли». Праздничный концерт завершился танцем «Вальс Победы».
По завершению концертной программы, начальник Управления генерал-майор полиции Юрий Дёмин, помощник начальника УВД по РЛС подполковник внутренней службы Сергей Сорокин и представитель Общественного совета при УВД Александр Нестеров поблагодарили всех участников и ветеранов Афганской войны за их труд, за их силу и смелость, за мужество и стойкость, проявленные в годы сражений, и вручили всем ценные подарки и материальную помощь от благотворительного фонда. Завершилось мероприятие общим фотографированием.
     
         


От столичного писателя и журналиста подполковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«С ОКОНЧАНИЕМ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ МИР НЕ НАСТУПИЛ
С праздником, шурави! Право, не знаю, как называть сегодняшний день… Написал «праздник», а не уверен, что это правильно… В любом случае, это повод для того, чтобы обратиться ко всем, кто побывал «за речкой», кто дожил до нынешнего дня, кто остался верен «афганскому» братству. Не могу ручаться за всех, потому говорю только от себя… Я толком не понимал, зачем потребовалось вводить войска в Афганистан – только в силу молодости не мог предположить, насколько это чревато. Я не очень-то понимал, что мы делаем в этой стране, когда ходил на боевые в составе родной 5-й гвардейской – хотя, чего уж скрывать, верил, что где-то наверху есть куда более мудрые головы, которые знают, что всё делается правильно. Ну а в феврале 1979 года, встречая в Кушке наши выходящие колонны, я как-то уже здорово сомневался, что нами руководят и в самом деле разумные поводыри. Но я очень хотел верить тогда, что с окончанием «афганской» эпопеи что-то в стране изменится к лучшему. Не изменилось – а покатилось вообще в тартарары… А потом случился развал Союза… И серия конфликтов на Кавказе… И масса очагов напряжённости по всему абрису России…
И начало нашего присутствия в Сирии… Когда опять думаешь, что где-то сидят умные головы, которые понимают, что делают, в отличие от меня, старого скептика, который считает, что мы опять вляпались в нечто, от чего придётся отмываться и признавать ошибки… К чему это я?.. Да к тому же… Тридцать один год назад завершилась Афганская война. Война завершилась – а мира не наступило… И вот сейчас мы уходим – всё скорее… И что внукам оставляем?.. Неустроенную, раздираемую усобицами Россию, с хиреющей экономикой и всё более напряжёнными социальными отношениями, от которой все ближние и дальние соседи стремятся хоть чего-нибудь да отщипнуть…
Для меня тот далёкий февральский день в Кушке видится сегодня рубежным. После него развал Советского Союза – территориальный, экономический, политический, идеологический – стал неизбежным. Так можно ли нынешний день считать праздником?..
Повторю высказанную чуть выше мысль: 15 февраля 1989 года окончилась война в Афганистане, зато вскоре началась война на территории Советского Союза – и эта новая война не прекращается по сей день. И всё же… Покоя ушедшим, здоровья живым, заботы близким!
Вспомним, товарищ, мы Афганистан,
Зарево пожарищ, крики мусульман,
Грохот автоматов, взрывы за рекой,
Вспомним, товарищ, вспомним, дорогой!..
».

От столичного писателя и журналиста подполковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«В ЦДРИ ГОВОРИЛИ ОБ АФГАНЕ
Так традиционно повелось, что в период с 14 по 23 февраля в России проходит своего рода марафон патриотических мероприятий: http://starodymov.ru/?p=28989 Ну а с 24-го переключаемся на подготовку к 8 Марта: http://starodymov.ru/?p=29186 Но до этой переключательной даты ещё неделя. А пока – о патриотике… В Центральном доме работников искусств (ЦДРИ), что возле станции метро «Кузнецкий мост», 18 февраля состоялся вечер, посвящённый Дню воина-интернационалиста. Организовал и провёл его Валерий Поволяев – известный писатель и публицист, общественный деятель: http://starodymov.ru/?p=26038 Правда, сам Валерий Дмитриевич особо подчеркнул, что истинный организатор мероприятия – Эдуард Романюк (о котором я расскажу чуточку позже). Ну, поскольку я не знаю персональных раскладов, так что ограничусь тем, что назвал обе фамилии: Валерий Поволяев и Эдуард Романюк. Лично меня на мероприятие пригласил Вячеслав Фёдорович Лашкул – ветеран внешней разведки, эрудит и обаятельный человек, писатель и публицист-международник, стародавний друг и сподвижник Валерия Поволяева: http://starodymov.ru/?p=31322 В ходе встречи некоторым гостям организаторы презентовали книгу «Шебаршин. Воспоминания соратников», автором-составителем которой является Валерий Поволяев, которую я уже читал и о которой своё мнение уже высказал: http://starodymov.ru/?p=30532 Открыл мероприятие Валерий Поволяев. Он рассказал о том, что, на его взгляд, есть для России и россиян Афганистан, какую роль он сыграл в истории Отечества, о своём участии в событиях тех лет, о том, как видит их из дня сегодняшнего.
Под стать выступали и остальные участники. Александр Логинов служил «за речкой» в разведцентре. Соответственно, и рассказ его был о деятельности соответствующих структур. С горечью поведал он о том, сколько его товарищей-коллег погибли при выполнении воинского долга; а сколько ранено – он даже число не смог назвать – просто сказал «много». Что и говорить: война – жестокая штука.
Затем выступил Юрий Беляев, президент Академии Русской Словесности, секретарь Союза писателей России. В частности, он остановился на личности Горбачёва (см. запись от 15 января: http://starodymov.ru/?p=32092), который предал всё и вся, и в частности, применительно к теме встречи, наших союзников этнических афганцев, с одной стороны, и «афганцев»-соотечественников, с другой: http://starodymov.ru/?p=30796
Право, я сейчас не считаю нужным развивать эту тему – не место и не время. Просто отмечу: предательство Горбачёва было и останется в веках символом успешной деятельности разведки одного государства по развалу государства другого. Примерно так сказал Юрий Антонович, и я с ним совершенно согласен. Наши враги сработали великолепно, а мы – наши спецслужбы и идеологические структуры – вдребезги проиграли это сражение. За что сегодня и расплачиваемся!
Далее выступил Игорь Астапкин, генерал-лейтенант из МВД. С Игорем Васильевичем мы знакомы уже давно, хотя встречаемся, как водится, нечасто; в частности, он, сам поэт и популяризатор поэзии, является одним из вдохновителей Литературного объединения «БлагоДарение» при Центральном клубе МВД: http://starodymov.ru/?p=4135 Астапкин рассказал о деятельности ветеранских структур министерства, одним из лидеров которых он является, по патриотической направленности в целом и по увековечению памяти об участии сотрудников в афганской эпопее.
Затем Юрий Поволяев предоставил слово мне. Я уже не раз подчёркивал, что не считаю себя квалифицированным оратором: http://starodymov.ru/?p=24448 Просто стараюсь говорить от души, как умею, как подсказывают в данный момент сердце и душа. Наверное, эта искренность иной раз и срабатывает. Однако вот что меня нередко заставляет напрячься… Афганистан – это далёкое прошлое моей биографии. Всё, что я видел, что пережил «за речкой», я описал в своей книге, которая увидела свет под названием «Боевой дневник Афганской войны» (см.: http://starodymov.ru/?p=8316), в последующих публикациях: http://starodymov.ru/?p=32419
Что я могу сказать о нём нового, относительно того, о чём писал и говорил уже много-премного раз?.. Все истории уже рассказаны, все приключения описаны, все душевные переживания, не раз пережёванные, превратились лишь в воспоминания о переживаниях той поры.
Слишком много всего напласталось поверх афганского горизонта керна моей исторической памяти. Я знаю, что есть ветераны, которые так и застряли душой в Афганистане – лично для меня он давно стал лишь одним из фрагментов богатой событиями биографии.
Конечно, за минувшие годы я пересмотрел и скорректировал свои представления о том, «что делал я в краю далёком»… Однако на данный момент эти скорректированные представления уже сформировались, затвердели, окуклились и навряд ли претерпят какие-то кардинальные изменения.
Соответственно, всякий раз, когда мне приходится выходить к микрофону на «афганских» мероприятиях, я испытываю неловкость. О чём говорить?.. О том, как мы выполняли воинский долг?.. Вновь и вновь пересказывать истории, которые со мной приключились или которым я стал свидетелем?..
Сколько раз я видел и слышал, как записные ораторы из раза в раз, из года в год говорят одно и то же, едва ли не одними и теми же словами!.. Даже голос у иных привычно дрожит в одних и тех же фрагментах обкатанной речи!.. И мне очень не хотелось бы уподобиться таковым, я бы искренне огорчился,  если бы узнал, что люди, которые меня уже слышали раньше, заметили, что и я повторяюсь.
Но как не повторяться?.. Как выступить так, чтобы это стало новым выступлением, а не перепевом старого?.. Вот обуреваемый этими противоречивыми сомнениями я и вышел к микрофону на описываемом вечере. Впоследствии мне сказали, что выступление удалось, однако чего в этом «говорят» больше – искренности или вежливости – не стану утверждать. Прежде всего, я отметил, что встреча проходит в Троянов день – праздник всех воинов-славян: http://starodymov.ru/?p=32449 Сегодня, когда мы всё больше отмечаем праздники китайские или пришедшие с Запада, считаю нужным по возможности напоминать, что – славяне!.. И негоже забывать славные события из истории наших предков. Потом подчеркнул, что я, человек, прошедший четыре войны, в результате стал последовательным сторонником мира. Нет, не пацифистом – ни в коем случае. Но только я видел, насколько легко и просто ЧЕЛОВЕК – это высшее творение живого на нашей грешной земле – превращается в лишённое жизни и души ТЕЛО, становится просто «грузом 200»: http://starodymov.ru/?p=23147 Я видел, как мучается живая плоть, в которую впивается горячий кусочек металла: http://starodymov.ru/?p=5827 Я видел искорёженные взрывами или перепаханные гусеницами строения, которые перестали быть домами…
Война умеет разрушать, но создавать – нет. Да, конечно, кто-то скажет, что на руинах разрушенных государств взрастёт впоследствии нечто новое, однако для того, чтобы оно взрасло, требуется, чтобы умерло бывшее здесь ранее!.. Между тем, государство – это не абстракция, это люди; и разрушенное государство – это множество убитых людей.
Фраза о том, что «в войне победителей не бывает» красива, да только неточна она. Есть ли победители или нет – этот вопрос может возникнуть только в умозрительно философском смысле, в то время как в банально-историческом её контексте победитель есть всегда. И непременно имеется проигравший: http://starodymov.ru/?p=24600 Причём, в качестве проигравших можно числить и множество людей, погибших в рядах той армии, в конечном счёте ставшей победительницей. Потому что погибший – это тот, кто не родит ребёнка, не посадит дерево, не построит дом: http://starodymov.ru/?p=29038 Любая война – это столкновение геополитических интересов. А геополитика – тварь бездушная. Ей-то и приносятся в жертву живые люди: http://starodymov.ru/?p=22999 Каждая страна, каждый вождь начинает войну в уверенности, что победит. Но кто-то же при этом изначально обречён на поражение.
У нас в стране немало «ястребов», которые предлагают хоть сегодня двинуть дивизии в атаку – сначала на Киев, а там и на Вашингтон. Правда, как правило, даже почти всегда, эти «ястребы» самолично воевать не собираются, они ж геополитики, а не «серая скотинка» из числа диффузников (см.: http://starodymov.ru/?p=513 ). Они привыкли придумывать и создавать конфликты, разрешать же их предоставляют другим.
А я был на войне!.. Я видел, как убивают и умирают!.. Я сам выносил раненых, я бегал по полю, в надежде уклониться от падающих и рвущихся мин, я слышал хруст гравия под колёсами бронетранспортёра, когда нам, зажатым в дальнем углу мусульманского кладбища, довелось прорываться прямо по могилам…
После меня выступал Эдуард Романюк, имя которого я уже упоминал выше. Он во времена оны служил в военной медицине, и он занимался тем, что спасал искалеченных солдат, которых доставляли «из-за речки»…  Вот он меня понял в моём представлении о том, что мир – лучше войны.
После окончания вечера ко мне подошёл Александр Иванов – сотрудник «Медицинской газеты». И также высказал слова поддержки, отметив, что бороться с вражеством следует в сфере культуры, науки… «Экономики!», – произнесли мы с ним в унисон – и оба засмеялись такому совпадению точек зрения.
Но вернусь к своему выступлению. Я особо подчеркнул, что к числу пацифистов не принадлежу – доведётся, так и возьму в руки автомат, и пойду за Родину сражаться в любом качестве. Благо, из родимого «калаша» я стреляю прекрасно. Но всё же не хотелось бы этого. Право, мне очень хочется, чтобы мои внуки – Вероника (см.: http://starodymov.ru/?p=31541) и Захар (см.: http://starodymov.ru/?p=31531) – жили в мирной, сильной и богатой стране!..
Выступать об Афганистане и не рассказать ничего из своей биографии о той поре, наверное, это неправильно. Во всяком случае, я так считаю, и руководствуюсь этим представлением. Только какую историю рассказать?.. Я поведал о том, как под Гератом едва не попал под садящийся самолёт. Не самый показательный для войны эпизод?.. Быть может… Значит, в следующий раз расскажу другой.
Ну и напоследок. На вечере выступили несколько артистов. Прекрасно пели Маргарита Корнеева и Любовь Исаева; и совершенно великолепно играл на гитаре Юрий Нугманов. Право, они стали истинным украшением вечера!..».

Михаил Непряхин, Вячеслав Лашкул и я.


Юрий Беляев.


Слева – генерал Игорь Астапкин.

« Последнее редактирование: 15 Февраля 2021, 14:32:24 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #23 : 06 Апреля 2020, 21:29:22 »
От пресс-службы «Патриот Экспо»: «21 мая в России традиционно отмечается День военного переводчика. О работе этих уникальных специалистов, часто остающихся в тени, рассказывает фотопроект «Военные переводчики на службе Отечеству». Фото из архива Союза ветеранов Военного института иностранных языков и Вадима Савицкого».

1982 год, Кабул, во время работы с генеральным секретарем ЦК НДПА Бабраком Кармалем в ходе визита последнего в советскую 103-ю дивизию.


«На броне»: май 1988 года, Афганистан, дорога Кабул – Джелалабад.

От летописца Борисоглебского аэроклуба Юрия Евгеньевича Николаева (г. Снежинск Челябинской области): «Владимир Анатольевич Иванников (17.05.1944-05.03.2016) – сын офицера-фронтовика, ветеран советских Вооружённых Сил, воин-интернационалист, с доблестью прошедший фронтовыми дорогами Афганистана».
 

От Игоря СУХИНА, главы администрации Богородского городского округа Московской области:
- 25 сентября отмечает свой юбилей Сергей Князев – ветеран боевых действий в Афганистане, председатель Совета регионального отделения общественной организации ветеранов «Боевое Братство». Награжден различными правительственными наградами, ведомственными медалями, а также наградами губернатора Московской области.
Без преувеличения можно сказать, что «Боевое братство» – одна из самых крупных и наиболее влиятельных ветеранских структур Российской Федерации. Сергей Николаевич ведет многолетнюю плодотворную работу по социальной защите и оказанию помощи ветеранам боевых действий, инвалидам и членам семей погибших защитников Отечества, активное участие в общественной жизни Подмосковья.
От всей души поздравляю Сергея Николаевича с Днём рождения! Желаю крепкого здоровья, оптимизма, семейного благополучия, а также плодотворной работы в ветеранской организации!

От ветерана военной журналистики полковника в отставке Михаила Захарчука (г. Москва): «Полыхающей кометой пронёсся этот удмуртский паренёк Валерий Глезденёв по небосклону советской партийно-политической печати и погиб на афганской войне. Сегодня день памяти о нём...».
       
« Последнее редактирование: 20 Июля 2021, 10:56:48 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #24 : 15 Февраля 2021, 10:50:28 »

От ветерана военной журналистики полковника в отставке Михаила Захарчука (г. Москва): «Сегодня исполняется 32 год с того дня, когда советские войска покинули Афганистан. Середину зимы 1989 года я встретил на Кушке. В Генштабе мне сообщили, что и через это направление планируется продвижение наших войск. В знаменитом, самом южном гарнизоне Советского Союза я не был с солдатских своих времён. Поэтому и прельстился этим направлением, памятуя с молодости присловье: «Есть на свете три дыры – Кизыл-Арват, Кушка и Мары». Помню, как пошёл снег, крупными с пол-ладони хлопьями – большущая редкость в тех местах. И мне стало ясно, что основные и главные события исторической акции развернутся в другом месте – Термезе, который отсюда за много сот километров, вообще – в Узбекистане. В штабе кушкинской дивизии узнал, что мой старший товарищ и безотказный помощник во всех моих начинаниях начальник ГОМУ генерал-полковник Кривошеев тоже находится в Термезе. Тут же с ним связался: «Григорий Федотович, обращаюсь к вам с такой же страстью, как Ванька Жуков к своему дедушке – заберите меня отсюда!». Аппарат ВЧ развёл своим проводным бульканьем кряхтение генерала, но самолёт на Кушке появился через несколько часов. И я успел передать на ленту ТАСС информацию о том, как картинно и красиво генерал Борис Громов перешёл железнодорожный мост через Амударью у Термеза.
Сам командующий 40–й армией, Герой Советского Союза впоследствии вспоминал: «Когда мы проехали середину моста и пересекли линию, обозначавшую государственную границу, то увидели стоявших, по-моему, самыми первыми Михаила Лещинского и оператора Бориса Романенко. Не доезжая до них метров семьдесят, я остановил бронетранспортер, спрыгнул с него и пошел к Михаилу пешком… Лещинский, кажется, был единственным человеком, с которым могли нормально общаться и солдаты, и командиры».
Тёзка Лещинский был моим закадычным приятелем. Когда я впервые прилетел в Афган (всего я там побывал четырежды), заведующий корпунктом ТАСС Герман Байков (мы с ним на фото) даже не заметил меня, своего коллегу из Военно-политической редакции агентства. Не то чтобы я пожаловался, но сказал Лещинскому о равнодушии Байкова. О чём они говорили и говорили ли вообще – не знаю. Но все последующие мои приезды Байков был сплошной любезностью. Лещинский на самом деле обладал непререкаемым авторитетом в журналистском корпусе Кабула. Между прочим, именно он первым сообщил миру о вводе советских войск в Афганистан. И через десять лет именно ему выпала честь поведать миру об окончании героической афганской эпопее. Мы часто с ним возвращались к той теме…
- Тёзка, помнишь, как в 1989 года я встречал тебя в Термезе на мосту через пограничную реку. Как раз миндаль зацвел. Мы все радовались, что закончилась почти десятилетняя война. Как складывалась твоя дальнейшая судьба в личном плане, на телевидении?
- Эти воспоминания мне, что соль на рану. Никогда не предполагал, что высшее руководство партии, страны, армии так равнодушно отнесётся к тем, кто воевал в «Афгане». Помнишь же: войска встречали на уровне никому неизвестного заместителя начальника Главпура генерала Стефановского. Солдатам и офицерам скопом вручили рублевые часики и пластинки, даже без соответствующих надписей. Разумеется, были митинги, выступления и всё такое прочее, но странность происходящего они не развеяли. Потом нас официально пригласили в Останкино на церемонию вручения наград. Мне и оператору Борису Романенко дали ордена Красной Звезды, моей жене Аде – медаль «За боевые заслуги». Ну, начистились мы, как положено, а председатель Гостелерадио не смог прийти. Нас успокоили, сказали: «Отдыхайте». А мне хотелось дела. Однако горбачевская команда срочно прятала всё, что касается Афганистана, под сукно. Потом, правда, мне дали должность политического обозревателя, а жену так и оставили комментатором. Я выступил во «Взгляде» довольно остро, дал личную оценку афганским событиям, сказал о том, что наша помощь этой стране нуждается в упорядочении, как минимум. Ты же в курсе дела, что большая часть наших товаров никогда не доходила до простых афганцев.
- А это разве не видно было по прилавкам кабульских духанов? Кстати, впервые в жизни я узнал, что сгущенное молоко мы выпускали, оказывается, и в трехлитровых банках.
- И я не единожды видел, как наша мука насыпалась в американские мешки и за деньги потом продавалась голодающим. Знавал я и много других подобных фактов. В Кабуле это не понравилось, и мне из ЦК недвусмысленно намекнули: Михаил Борисович, вам этой страной лучше не заниматься. Полуторачасовая моя передача «Афганистан: десять лет спустя», которая даже была заявлена в эфире, так света и не увидела. Вообще в начале 1990–х на ТВ вдруг стало принято удальски топтать и осуждать Советскую Армию, а я этого делать не хотел. Поэтому и пришлось уйти. Вскоре я создал свою телекомпанию – творческое объединение «Колокол».
- Но «Афган» ведь особь статья – всё равно будешь к нему обращаться. Это такой кусок нашей жизни, словно валун на дороге. Всякий раз, обходя его (отчасти и по себе знаю), поневоле вспоминаешь «события за речкой»...
- Да, ты прав. Всю оставшуюся жизнь я положу на то, чтобы переломить негативное отношение к ребятам, прошедшим «Афган». Они вообще неподсудны, как и те парни, что сейчас в Чечне воюют, потому что выполняли долг. Судить надо тех, кто такой долг нелепый формулирует, кто так иезуитски подставляет нашу армию. А воевавшие и тогда, и теперь – всего лишь жертвы. Я – один среди них. Но во многом и сам перед ними виноват. Не раз в том каялся и сейчас каюсь. Все воевавшие нуждаются в психологической реабилитации. И об этом буду везде говорить. Но главную свою задачу вижу в том, чтобы «афганы» больше не повторялись».
Михаил Лещинский оказался верен слову до самого последнего своего вздоха. В совместной работе с женой Адой Викторовной Петровой он снял больше десятка фильмов-расследований. Вот лишь некоторые из них: «Кто вы, генерал Судоплатов?», «За кулисами войны», «Кремлёвская принцесса. Жизнь и судьба Светланы Алилуевой», «Адольф. Казнь после смерти». По этим материалам в Англии и США была издана книга о самоубийстве Гитлера, ставшая бестселлером во многих странах. Журналистские расследования Лещинский и Петрова провели и по обстоятельствам убийства лидера Афганистана Амина («Дворцовые тайны Кабула»).
…И сегодня, в день окончания афганской войны я вспоминаю тёзку Лещинского».
         

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- 15 февраля 2021 года, столица Белоруссиит город Минск, Остров слёз. Я и мои солдаты, земляки-белорусы нашего батальона, где я в звании майора тогда был замполитом: все они водители и механики-водители. Служили мальчишки в Афганистане дольше всех. От двух лет и трёх месяцев до двух с половиной лет. Это чтобы смену себе подготовить. «Учебка» в Союзе в расчёт не бралась. Их офицеры и дембеля учили на месте. Никто не роптал. Бойцы – молодцы! Сами этот флаг сделали. Кстати, все сказали, что я неплохо выгляжу. Старше ребят в среднем я на десять лет...

От пресс-службы администрации Балтийского городского округа Калининградской области:
- 15 февраля 2021 года, в День памяти воинов-интернационалистов, в Балтийске у часовни Дмитрия Донского ветераны, руководство Балтийского городского округа, представители духовенства, военнослужащие Балтийской военно-морской базы, юнармейцы и волонтёры Культурно-молодежного центра почтили память погибших воинов минутой молчания и возложили цветы к мемориалу. Напомним, что дата проведения «Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества» выбрана не случайно. Именно 15 февраля 1989 года последняя колонна советских войск покинула территорию Афганистана. Но в этот день мы вспоминаем всех соотечественников, принимавших участие в более чем 30 вооруженных конфликтах за пределами страны. В них отдали свои жизни 25 тысяч россиян, из которых более 15 тысяч воинов погибли в Афганистане.
             

От друга нашего уважаемого Форума кавалера крапового берета Олега УРБАНЮКА (г. Калининград):
- 32 года назад, в 1989 году, завершился вывод ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Традиционно сегодня с работниками ДОСААФ возложили цветы к памятнику «Скорбящие родители» в парке «Юность». Вспоминали наших боевых товарищей и говорили о социальной поддержке семей погибших ветеранов боевых действий. С Мариной Оргеевой отметили, что для нас отрадна поддержка облдумой на последнем заседании федерального законопроекта о распространении социальных гарантий на семьи, не получивших статус ветерана боевых действий при жизни. Вечная память погибшим!
               

От известного калининградского журналиста Владислава ТАМГА (г. Советск): «Сегодня в Советске».
           

От Игоря СУХИНА, главы администрации Богородского городского округа Московской области:
- 32 года назад последняя колонна советских войск покинула Афганистан. Однако на Родину вернулись далеко не все. В память о тех, кто отдал свою жизнь за Отечество, мы ежегодно возлагаем цветы к мемориалам Славы, проводим митинги и факельное шествие к памятнику воинам-интернационалистам около 21 школы. В память о каждом погибшем жителе нашего округа от Вечного огня был зажжён факел. Все участники митинга прошествовали к мемориалу в честь воинов-интернационалистов около школы №21, где возложили цветы и венки. Для многих побывавших в Афганистане события тех лет остаются незаживающей раной. Сегодня по-разному их оценивают. Но можно с точностью сказать одно: наши воины всегда готовы идти до конца, жертвовать собой ради своих друзей, матерей, ради неприкосновенности наших границ. Богородские ветераны Афганистана и локальных войн с честью продолжают дело патриотического воспитания подрастающего поколения. За что им – огромное спасибо!
             

От Анны Ростовой, сотрудницы пресс-службы территориального управления «Старая Купавна» Московской области:
- Сегодня в России отмечается День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. 15 февраля 1989 года завершился вывод советских войск из Афганистана. В Старой Купавне по традиции прошло возложение цветов к мемориальным доскам воинам-интернационалистам. В нашем городе три памятных места. Мемориальная доска майору Литвинову Александру Прокофьевичу, единственному из Старой Купавны, погибшему в Афганистане. Мемориальная доска на доме, в котором жил Таранов Дмитрий Владимирович, подполковник, погибший в Чечне. Мемориальная доска Бубликову Сергею Михайловичу, участнику Афганской войны, кавалеру ордена Красной Звезды.
Сегодня у мемориальной доски майору А.П. Литвинову собрались ветераны-афганцы, жители города и участники молодежного военно-спортивного клуба «Гвардия». С приветственными словами выступили заместитель главы администрации Богородского городского округа С.П. Пастухов, начальник территориального управления Старая Купавна Б.А. Кондратюк, председатель Купавинского отделения организации «Боевое братство» А.В. Зиновьев.
В этот торжественный день двадцати членам военно-спортивного клуба «Гвардия» были вручены памятные медали «Юнармия» 3-й степени за участие в торжественном параде, посвященном 90-летию Воздушно-десантных войск России, который прошел 02 августа 2020 года на Красной площади в Москве.
Представители Купавинского отделения «Боевого братства» и территориального управления Старая Купавна возложили корзины с цветами к памятнику Павшим защитникам Отечества на Богородском кладбище и памятнику – мемориалу воинам – десантникам на 42 км автомобильной дороги М-7 «Москва – Нижний Новгород».
             
 
« Последнее редактирование: 15 Февраля 2021, 21:47:36 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #25 : 08 Апреля 2021, 11:21:54 »
От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- Новый год в Афгане… Мне довелось в этой далекой южной стране два Новых года отпраздновать. 1986-й и 1987-й. Кстати, мне этот праздник очень нравится. Я, после Великого Дня Победы – 9-го мая, его на второе место в списке знаменательных дат ставлю. Самое интересное, что афганцы этот день не отмечают. У них, как и у всех мусульман, Новый год приходится на 21 марта – Навруз Байрам. В Европе тоже, не 31 декабря празднуют, а католическое Рождество – 25 декабря. Для них это просто смена цифр. Так вот, про Афганистан. Первый раз что было, как-то не запомнил. А вот 1987-й год помню. Как будто это было вчера! Чего греха таить! Офицеры долбанули в меру сэкономленного спирта и уселись у телевизоров. В каждом крупном гарнизоне были спутниковые тарелки. На Афганистан, как и на Среднюю Азию, вещали из Москвы всего два канала – «Восток» и «Орбита – 4». Два часа утром, два в обед и вечером с 22.00 до 24.00. Потом их вырубали.
Все ждали выступления Горбачева. Вдруг, что-то интересное скажет? Но, как всегда, про гласность и перестройку…
С выдачей оружия в Афганистане все было просто. Каждый офицер получал автомат и пистолет. В удостоверении личности записывали. Две карточки-заменителя с печатью. Это означает то, что в журнале выдачи оружия расписываться не надо было. Просто отдал дежурному по батальону карточку и все. Патронов хоть отбавляй! Их даже никто не считал. Бери любые. На следующий день списывали. Я, кроме укороченного «калаша», решил взять себе автоматический пистолет Стечкина. Разрешали вместо Макарова. И хотя дежурный робко просил меня, мол, товарищ майор, у меня команда оружие на Новый год не выдавать, я был непреклонен. Мол, посты буду проверять!
- Да все так говорят!
…В полночь стреляли все! Такой грохот стоял! Хоть уши затыкай. Офицеры, в том числе и я из Стечкина, палили в воздух. Но самое интересное. У нас в Шинданде стояло несколько артиллерийских батарей, которые каждые два часа вели беспокоящий огонь на изнурение по заранее пристрелянным целям. Только не подумайте, не по кишлакам. Один день по четным часам, другой по нечетным… Типа перекрестки дорог и так далее, где могут появиться душманы. Реактивные системы залпового огня «Град», самоходки «Акации», «Гиацинты», «Гвоздики» и автоматические минометы «Василек». На Новый год все открыли огонь одновременно! Получайте праздничный бакшиш, духи! Нюхайте наш артиллерийский букет цветов!
Все небо светилось! Стреляли из ракетниц, сигнальными осветительными патронами и так далее. К нам в батальон прибежал какой-то офицер из политотдела:
- Немедленно прекратить стрельбу!
Но его никто не слушал. Он это быстро понял и удалился.
Но особо отличился 371-й гвардейский мотострелковый полк. Автоматчики в небе разноцветными трассирующими пулями написали: «С Новым 1987-м годом!».
Ведь это надо же было сколько тренироваться!

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- Это фото сделано в марте 1987 года в афганском Шинданде. Летел в Ташкент в командировку и попал на один борт со «светским львом» Львом Лещенко. Мужчина! Респект и уважуха! Несколько раз с гастролями в Афганистане был. Весь «за жизнь» разговаривали. Очень прост в общении...

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- Самое страшное, что в Афганистане гибли люди, в большинстве своём молодежь. И, без преувеличения, лучшая молодежь страны. Погибший военнослужащий в Афгане назывался «Груз 200». Человек помещался в запаянный цинковый гроб, затем этот гроб ставился в обычный, а потом все это заколачивали в деревянном ящике и везли на Родину. Груз был довольно тяжёлый – несколько человек с трудом несли.
Существуют несколько версий происхождения этого термина. Одна гласит, что сопровождающему гроб с телом офицеру или прапорщику выдавалась накладная специальной формы на авиаперевозку груза весом 200, а поездом 300 килограмм. Но здесь сразу возникают вопросы. Откуда такая разница в весе? И почему раненых называли «Груз 300»? Другая версия - это номер приказа министра Обороны СССР по оформлению воинских перевозок.
Более-менее правдоподобной версией мне кажется та, что это все-таки была типовая форма оформления воинских перевозочных документов. Груз 100 – оружие, 200 – тело погибшего, 700 – деньги при перевозке.
Доставляли в Союз тела погибших военно-транспортным самолетом, который прозвали «Черный тюльпан». У Александра Розенбаума есть даже такая песня. Написал он её во время своих первых гастролей в Афганистане. Монолог летчика «Чёрного тюльпана» называется.
Сопровождающим тела погибших разрешалось после проведения всех траурных мероприятий под видом командировки съездить к себе домой на неделю. Так, во всяком случае, было в нашей дивизии. Где-то читал, что из-за этого чуть ли не очередь была желающих сопровождать погибших. Неправда! Наоборот, в такую командировку ехать никто не хотел, и людей отправляли в приказном порядке. Часто даже и с других частей гарнизона.
Рассказывали, что очень тяжёлое это дело. И не только из-за того, что было до слез жалко ушедших из жизни в самом расцвете сил. Родственники, ослепленные горем, во всем винили прибывшего с гробом офицера. В цинковом гробу предусматривалась установка небольшого стеклянного окошка, чтобы можно было увидеть лицо погибшего, но в большинстве случаев их не делали по понятной причине. Иногда тела были сильно изуродованы.
Доставившему «Груз 200» домой вместе с сотрудниками военкомата приказывалось любой ценой не допустить вскрытия запаянного цинкового гроба родственниками. Делалось это не только по санитарно-гигиеническим нормам, но и по моральным. Но бывало выполнить это было невозможно.
Был я как-то в Кабуле на одной из партийных конференций. После её окончания заместитель начальника политотдела армии попросил остаться в зале командиров частей и их заместителей. До нас довели требования командующего о необходимости наведения строжайшего порядка в вопросах погребения погибших военнослужащих. Приводились такие примеры преступной халатности, что становилось просто стыдно... В Дагестане, несмотря на призывы военного комиссара района и сопровождающего офицера не вскрывать гроб с покойным, родственники всё-таки сделали это. Солдат лежал там в обгоревшей одежде. К слову, этот случай произошёл в нашей дивизии, и я знал того офицера.
- Если бы не местные старейшины – участники Великой Отечественной войны, прибывшие на похороны с орденами и медалями при папахах, – рассказывал он потом, – вполне возможно меня и военкома похоронили бы рядом. Но причём здесь мы? Я что – сотрудник морга?
Виноватых найти так и не смогли, и всё свалили на какого-то прапорщика из медсанбата, который к тому времени уже заменился и его было не достать.
Как так можно? Спрашивал потом об этом знакомых врачей не только у себя, но и в Кабуле. Все жали плечами.
- За это надо жестоко наказывать, – отвечали мне, – у нас есть склад вещевого имущества и по нормам снабжения покойник должен быть одет в обмундирование первой категории, то есть во все новое, включая нижнее бельё. Предусмотрена даже фуражка. Только вместо ботинок хромовых выдаются белые брезентовые тапочки...
В Азербайджане в один из районов привезли тела двух погибших солдат – однофамильцев и перепутали... В разгар траурных мероприятий приехали прямо на кладбище:
- Извините, вот это ваш гроб, а этот нам отдайте...
Но это я думаю уже по вине местного военкомата.
Есть такая цитата «Войны начинают политики, а страдает простой народ».
Спаси и сохрани, как говорится...

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- Фото делал сам: апрель 1987 года, окраина Герата, пленные «духи». Мы их пальцем не тронули, а наоборот покормили. Оружие в грузовой «Тойоте» везли. Жалко, двое пацаны совсем. Передали в афганский ХАД. Это аналог нашего КГБ. По моим данным, их хадовцы расстреляли сразу...
 

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- ПОЛЕ ДУРАКОВ. Специально сфотографировал эту табличку и купание в водоеме на память. А дело было так. Летом 1987 года под Кандагаром проводилась крупная боевая операция. Мы туда из Шинданда приехали. Недели через две нас переместили на небольшой отдых в район 70-й бригады. «Во широко поле!» – сказал кто-то. Равнина действительно была большая. Пару раз ночью духи обстреливали кандагарский аэродром и реактивные снаряды пролетали прямо над нами.
Были доведены границы лагеря и так далее. Мой командир был здесь уже во второй раз и смеясь, сказал всем, что это место народ прозвал полем дураков. До бригады было километра два и офицеры с прапорщиками ходили туда пешком. Земляков навестить, в военторге отовариться…
Обозначенное минное поле естественно обходили. А потом на окраине бригады мы обнаружили небольшой водоем и стали ходить туда купаться. Однажды мой друг, назову только первую букву фамилии – капитан М. решил сократить путь и пройти к той луже через минное поле.
- Да я что, растяжку не увижу! Тут главное под ноги смотреть. Буду я еще круги наматывать! – сказал он всем и через метров сто подорвался…
Вообще-то по теории за ранение автоматически боевая награда полагалась и солидная денежная компенсация. Но тут была немного другая ситуация.
…В расположение Миша, сильно хромая, пришел сам. Ему повезло. Осколки ударили в мягкие ткани бедра. Его быстро перевязали.
- Только не докладывайте наверх! – умолял он командира.
Я даже и не представляю, что было бы, если об этом случае узнал руководитель операции – заместитель командира дивизии полковник Яштаков! Тут целый букет был – грубое нарушение мер безопасности, самовольный уход из лагеря и так далее. Досталось бы всем. В первую очередь, нашему командиру…
Все обошлось и ротный через пару недель уже не хромал. А мелкие осколки из него со временем вышли сами…
 

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
- Февраль 1987 года. Операция в районе Мусакалы провинции Гильменд. На первом фото солдат с гармошкой. Не помню, как его звали. Помню только то, что он был украинцем и в свободное время очень здорово пел нам украинские народные песни. Меньше года назад случился Чернобыль и об этом тогда много писали и говорили.
Солдат спел нам тогда песню про радиоактивную воду из колодца: «Несе Галя воду». Песня веселая, но в этот раз была переделана про людское горе. Запомнил только один куплет. Простите, за мой украинский:
«Ой, не знал Иванко!
Той воды напился.
И теперь на Галю
Может лишь дивиться».
Все мы единогласно пришли к мнению, что лучше быть в Афганистане, чем ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Как-то так...
 

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«РЕСТОРАН «ЗАРАВШАН»
В смутное и тяжелое для страны и ее армии время, когда руководители всех рангов изнемогали от борьбы с вредной привычкой – пьянством, в кабинете командира полка стояли три офицера – майор, капитан и старший лейтенант, которые возвратились в Афганистан из командировок и отпусков и доложили, что были задержаны военной комендатурой города Ташкента за драку в ресторане. Командир полка совал каждому из них телефонную трубку:
«Сами о себе в политотдел доложите, узнаете, что это такое!».
…После небольшой паузы, начпо спросил у командира, какие на этот счет имеются бумаги. Узнав, что это стало известно по докладу виновных, приказал: «Провести подробное расследование, а до прибытия официальных документов из комендатуры никаких мер не принимать».
- Чтобы писали, как во флотском вахтенном журнале, – приказал комполка. – В 18.00 сели за стол, в 18.05 ознакомились с меню, в 18.10 сделали заказ и так далее.
Спустя час выяснилось, что три одиночества встретились в Ташкенте на пересыльном пункте. Майор – зампотех батальона списывал в штабе округа автомобили и разбитые боевые машины пехоты, командир роты – капитан – ездил в отпуск по семейным обстоятельствам к тяжелобольному отцу в Москву, а замполит роты – старший лейтенант сопровождал гроб с телом покойного солдата, так называемый «Груз 200». Вопрос, где провести последний вечер в Союзе даже не выносился на обсуждение – все трое единогласно решили идти в ресторан «Заравшан». Было такое любимое всеми офицерами предприятие общественного питания в Ташкенте. В переводе с узбекского языка ресторан назывался «Солнечный», но в нашей дивизии все его прозвали на европейский манер «Варшавой». Увидев длинную очередь у входа, офицеры немного расстроились, но вовремя заметивший их швейцар сразу же впустил всех в помещение, объяснив очереди, что на товарищей офицеров заказано заранее. Было чертовски приятно! Военных здесь уважали! Улыбчивая администратор попросила немного подождать, так как мест уже нет и им поставят столик недалеко от московской делегации.
Группа студентов-историков одного из московских институтов праздновала окончание каких-то археологических раскопок. Среди них выделялся пожилой длинноволосый профессор и несколько студентов, волосы которых были собраны в хвост. Офицеры молча переглянулись. За без малого два года службы в Афганистане они отстали от тонкостей высокой московской моды и ошибочно полагали, что так себя обозначают мужчины с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Москвичи восприняли появление рядом с ними военных неприветливо. Было слышно, как профессор с хвостиком довольно грубо возмущался:
- Кого вы рядом с нами садите, мы на вас жалобу напишем.
На что администратор, привыкшая и не к такому хамству, строго ответила:
- Ребята из Афганистана, и они голодные. А вы выпейте еще по рюмке и жалобу я на вас напишу.
- Так отведите их в какую-нибудь столовую, у нас своя компания, – не унимался профессор.
Улыбаясь, женщина попросила офицеров ни на кого не обращать внимания и спокойно отдыхать. Но москвичи давали о себе знать. Громко, так чтобы все слышали, они начали рассуждать о том, что наша армия не только существует, но и прожигает жизнь в ресторанах на их налоги, что нам надо брать пример с профессиональной американской армии, где офицеры, в отличие от наших – диких провинциалов, являются элитой общества.
Было обидно и очень хотелось сказать, что всю жизнь Москва жировала за счет «дикой» провинции, которая привозила ей колбасу, а потом на электричках ездила за своим же товаром. Но офицеры решили никого не провоцировать и делали вид, что ничего не слышат. Разговорились о своем, и пришли к выводу, что в стране повсюду полный «бардак». Командир роты заплатил за перелет в негерметизированном салоне транспортного АН-12 от Шинданда до Ташкента почти 150 рублей за международный рейс, совсем как в салоне бизнес-класса американского Боинга. Если, вылетая из Афганистана, у него эти деньги сняли со вклада, то сейчас ему предстояло заплатить их наличными. Для примера, авиабилет от Ташкента до Москвы стоил 67 рублей. Зампотех ездил в Ташкент вместо начальника бронетанковой службы, и чтобы выполнить задание прошел все круги ада. Везде открыто требовали взятки. Приходилось давать. Замполит вернулся с Кавказа, где хоронил погибшего солдата-дагестанца из разведывательного батальона. Погребение проходило в каком-то горном ауле. Несмотря на призывы подполковника-райвоенкома и замполита не вскрывать цинковый гроб, родственники сделали это и, увидев зашитые в белую материю фрагменты сгоревшего солдата, пришли в ярость. Замполита и военкома спасли только старейшины.
Выпили третий тост. За погибших. Стоя, молча, не чокаясь.
Симпатичная студентка, о чем-то пошептавшись с профессором, подошла к их столику и обратилась к молодому замполиту:
- Правда, что вы из Афганистана? Сколько детей, женщин и стариков вы там убили?
- Да нет, никого – растерялся замполит.
Невооруженным взглядом было видно, что москвичи напрашиваются на неприятность.
- Ты что, не смог достойно ответить этой инфузории-туфельке? – набросились на замполита товарищи. – Тебя же в политучилище речи говорить учили.
Немного успокоили их два старших лейтенанта-десантника, которые сидели на другом конце ресторана и, увидев ритуал третьего тоста, подошли поздороваться. Как только десантники-афганцы отошли к своему столу, перед офицерами появился профессор:
- Ну что, голодные вы наши, которых в армии не кормят. Поели, рассчитались, встали и ушли. Не мешайте нам отдыхать. Жду 10 минут.
Это, конечно, был перебор. Никто никому не мешал. После небольшого замешательства замполит, решив реабилитироваться перед сослуживцами, налил в рюмки и попросил слово: «Господа офицеры, есть тост. Попрошу внимания, –громко на весь зал сказал он, – Великий Петр I, задумав провести в России евроремонт, первым делом решил перенести столицу из Москвы, которая была переполнена самозванцами и развратниками, в Санкт-Петербург. Дела резко пошли в гору», – чувствовалась начитанность и образованность политработника, которого, затаив дыхание, слушали не только москвичи, но и обслуживающий персонал ресторана, вместе с ансамблем, у которого в этот момент был перерыв.
Замполита понесло: «Спустя каких-то сто лет, когда над нашей многострадальной Родиной нависла смертельная опасность, другой великий человек – фельдмаршал Кутузов для спасения России приказал Москву сжечь, а для окончательной зачистки территории впустить туда французов. Мы развиваемся по спирали и, посмотрите, во что превратились современные москвичи. Мужчины-извращенцы открыто ходят с лошадиными хвостами. Товарищи музыканты, обратился к ансамблю старший лейтенант, исполните, пожалуйста, песню для наших соседей «Снятся людям иногда голубые города». Любые деньги заплатим! А тост я предлагаю за новую столицу Советского Союза – мой родной Новосибирск. У нас там есть своя Академия Наук, а главное – там порядочные люди и никакой враг не доберется из-за нашего бездорожья».
Это был тоже перебор, но, как говорится, «От нашего стола – вашему!». Зампотех и ротный дружно зааплодировали, но выпить за «новую столицу» не удалось. Увлекшись речью, тостующий не заметил, как к нему сзади подкрался профессор и, схватив за шиворот, прошипел: «На колени, щенок! Проси прощения!». Но сильным боковым ударом ротного в челюсть ученый муж был отправлен в полный нокаут. Несмотря на огромное численное превосходство противника, офицеры смело вступили в бой, который организовали по всем правилам военного искусства. В первую очередь, вывели из строя руководителей вечеринки. Исход сражения решил ввод в бой свежего резерва из двух подоспевших офицеров-десантников, которые помогли в кратчайший срок рассеять кричавших и визжавших студентов по всем подсобным помещениям «Заравшана». Очень быстро прибывшая узбекская милиция, совершенно не обращая внимания на офицеров, стала задерживать москвичей и увозить их в участок…
Спустя несколько минут офицеры сдались военному патрулю из Ташкентского высшего общевойскового командного училища. Подполковник-преподаватель и курсанты смотрели на победителей с восхищением. Без всяких условий десантников, поблагодарив, отпустили.
Офицерам повезло. Грозный военный комендант находился в отпуске, а прибывший специально по этому случаю его заместитель, внимательно выслушав задержанных, подвел итог:
- Десять суток отсидите у себя. Возле вашего полка есть хорошая гауптвахта. Я ее сам строил, когда в Афган входили.
К огромному удивлению троицы им выделили уазик и сопровождающего офицера. Заехали на пересыльный пункт за вещами и сразу же – на военный аэродром Тузель, где по приказу заместителя коменданта их зарегистрировали на первый «борт», следующий в Афганистан. Но улететь сразу не удалось. С самолета их сняли в последний момент из-за каких-то артистов. Возвратились на «пересылку», где просидели еще два дня, ожидая попутного самолета. Конечно, их тянуло на место преступления, но как гласит поговорка «Ничто так не дисциплинирует офицера, как отсутствие денег».
Приземлившись в Кабуле, они уже на местном пересыльном пункте снова ожидали попутный борт в течение трех дней.
Прибыв в конце концов на место службы, офицеры были очень удивлены, что встречают их без наручников. В полку до сих пор никто ничего не знал. Сразу же решили доложить по команде своим непосредственным начальникам и вскоре оказались в кабинете командира полка, который сделав вывод по их сочинениям на вольную тему «Как я съездил на Родину», произнес:
- Никаких смягчающих обстоятельств!
- Как это никаких? – Ответил за всех зампотех, – вот ротный – коренной москвич, Московское высшее общевойсковое училище окончил, а «морды лица» своим землякам «рихтовал» только в путь!
Но на него посмотрели таким взглядом, что зампотех после этого больше ничего не говорил.
В томительном ожидании бумаги из комендатуры прошла еще одна неделя…
- Сколько можно ждать? – возмущался замполит роты, который понял, что с взысканием за пьяную драку его карьера будет закончена и хотел быстрее определиться. – Вон из Новосибирска ко мне письма за три дня доходят, а тут – два часа лету.
…В этот момент в полк пришла бумага из политотдела, по которой в командировку в Ташкент на сборы направлялся всеми уважаемый подполковник – секретарь партийного комитета полка. Командир убедительно попросил его задержаться на сутки и ускорить дело, взяв объяснительные у персонала ресторана и разузнать, что на этот счет имеется в милиции. К военной комендатуре было рекомендовано не приближаться.
Через несколько дней секретарь парткома привез из Ташкента кучу бумаг. В справке из районного отдела милиции, на территории которой находился «Заровшан», было написано, что за истекший период никто из офицеров сотрудниками милиции не задерживался. В другой справке было черным по белому написано, что такого-то числа, в ресторане действительно была задержана московская делегация за пьяную драку между собой. В объяснительных четырех официанток и администратора было сказано, что товарищи офицеры спокойно ужинали, вели себя с достоинством и честью, но внезапно подверглись вероломному нападению пьяной компании. Сначала персонал ресторана написал, что офицеры пили только минеральную воду, но потом вместе с мудрым секретарем парткома сошлись во мнении – это выглядит абсолютно неправдоподобно. Также была предоставлена справка бухгалтерии, из которой следовало, что за разбитую посуду и мебель заплачено москвичами. Объяснительные по форме напоминали рекомендации для вступления в партию. В верхнем углу – от такой-то, проживающей по адресу, место работы и должность. Внизу – подпись такой-то заверяю. Заведующий рестораном. Печать, подпись и дата…
Срочно запросили политотдел. Изучив бумаги, начпо справедливо заметил, что в этом случае офицеров надо поощрить, а не наказывать. «Ждите письма из комендатуры», – приказал он. Конечно, в глубине души начальник политотдела сочувствовал офицерам, но только, наверное, на очень большой глубине.
Долгожданное «послание» пришло только через месяц, и было зачитано на совещании офицеров: «Такие-то, такого-то числа были задержаны военным патрулем Ташкентского гарнизона за нетактичное поведение в общественном месте. Командованию в отношении виновных принять меры дисциплинарного и партийно-комсомольского воздействия».
- Эй, сказочники, как это понимать? По вашим объяснительным кино можно было снимать. А тут что? Место в автобусе бабушке не уступили или курили там, где не положено в присутствии патруля, – спросил командир полка. Под смех присутствующих он объявил каждому «замечание». Это на тот момент было единственное взыскание, которое по уставу не заносилось в служебную карточку. По партийной линии разбирательство делать не стали…
Р.S. Все это правда. Расследование проводил я. Только не подумайте, что не люблю Москву и москвичей. Я их обожаю. Туда просто много другого народа понаехало. И все считают себя выше всех. Это не москвичи. Для примера. Я коренной минчанин, а моя жена москвичка. 37 гадоу разам. 37 лет вместе! Познакомился с ней молодым старшим лейтенантом, когда учился на Высших офицерских курсах «Выстрел» в Солнечногорске. Через год женился. Чтобы в Минске получить квартиру, моей жене надо было выписаться.
- Может не будем терять московскую прописку? – сказала теща.
Я рассмеялся.
- А что вы мне посоветуете? Разводиться с вашей дочкой и белоруску искать? Найду. Минск в сравнение с вашей Москвой – это Запад. Но ведь вы же не настоящие москвичи. Вы – лимитчики! Сами говорили, что на Западе люди живут лучше…
- Мама, перестань! – ответила жена».
 

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«НОСТАЛЬЖИ ПО АФГАНУ
Возле оприходованной духовской тойоты кандагарской прокуратуры. Июль 1987 года. Слева от меня комбат-батяня гвардии подполковник Александр Сергеевич Ефимовский. Донской казак из Новочеркасска. Настоящий офицер!
На других снимках справа от меня майор Владимир Зайцев из штаба 5-й мотострелковой дивизии. Он из Питера. Так после Афгана его и не нашел. Хороший мужик был. Кинул клич в Одноклассниках: «Володя, ау!». И мне недавно ответили, что он уже год как умер. До слез горько… А его к нам в батальон смотрящим назначили на боевую операцию, а меня комбат назначил смотрящим за ним, чтобы он о наших косяках не докладывал наверх...
На втором фото мы с ним в брошенном кишлаке в уезде Рабайи Панджваи. Этот снимок я года три назад размещал в нашей ветеранской группе. Ответил какой-то афганец на пушту. Я нажал на автоперевод: «Друг! Спасибо! Я в этом кишлаке родился и вырос, а потом в СССР поехал учиться...».
   

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ
«На войне воюют замечательные люди. Чем ближе к передовой, тем больше встречается честных, порядочных и замечательных людей». Это слова Эрнеста Хемингуэя. Добавить нечего…
Хорошие были ребята в Афганистане – честные и смелые. Двух этих слов для их характеристики вполне хватит.
На одной из застав я увидел задумчивого солдата, сидящего в сторонке. Было видно, что он выглядит старше своих лет.
- Кто такой – поинтересовался я у начальника заставы.
- Его к нам после тяжелого ранения из рейдового батальона перевели. На мине подорвался. Недавно государственную награду получил – орден Красной Звезды. Да вы сами с ним поговорите…
Я присел рядом с тем солдатом.
- Наверное, не со своим призывом в армию пошел? – поинтересовался у него.
- Так точно!
- А что случилось?
- Я учился, но меня отчислили. В военкомате в Афганистан попросился. Там все обрадовались… Мама только плакала, когда об этом узнала.
- А где ты учился?
- В Духовной академии…
- Ну ты и даешь! – удивился я, – Что, Закон Божий выучить не мог?
- Нет… Отчислили меня по недисциплинированности.
- Так что же ты там натворил? Монашек соблазнял или церковным кагором злоупотреблял?..
- Богохульство это… Я не грешил. А отчислили меня всего за один-единственный вопрос: Почему я?». В наряде по столовой мы до трех ночи чистили картошку. Потом я лег спать, но через час меня разбудили и приказали идти на уборку снега. Я и спросил… Понимаете, в Духовной академии дисциплина была даже строже, чем в армии…
Мне стало стыдно за свои слова. Я извинился перед солдатом и пожал ему руку…

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«УЖАСЫ МИРНОЙ ЖИЗНИ
Перед 23 февраля меня заставил выступить начальник в средней школе № 190 Минска, там его жена учительницей работает. Я подготовил мультимедийное сопровождение из своих афганских фотографий. Слушали с интересом. Одна из школьниц спросила: «А вам там страшно было?»…
Потом детей в пионеры принимали и я галстуки завязывал. Узнал, что сегодня пионерские организации остались только в Китае, Северной Корее, Вьетнаме, Кубе и у нас в Беларуси.
Задумался уже дома: «А когда в моей жизни мне было страшнее всего?». И вспомнил. Уже после Афганистана. Наверно, вряд ли кто подвергался такой опасности, как я. Запросто от разрыва сердца можно было умереть!
…Как-то в 1988 году, через две-три недели нахождения на полигоне «Дретунь», что в Витебской области, я по очереди получил «увольнительную» в Минск на двое суток. Мне повезло. Как раз в Полоцк шел ГАЗ-66 и через час я был уже на автовокзале. Ближайший автобус уходил на Минск где-то часа через четыре, и я думал, как же скоротать время. Случайно заметил видеосалон, на котором висело объявление: «Новые фильмы ужасов. Спешите смотреть!». Я купил билет и зашел в небольшой зал. Лучше бы я этого не делал, а побродил по древнему Полоцку! После просмотра двух кинофильмов «Оборотень из Нью-Йорка в Лондоне» и «Кладбище домашних животных» мне за каждым углом стали мерещиться различные зловещие мертвецы и прочая нечисть. В голову даже лезли такие мысли: «А вдруг моя жена ведьма?». Страшно не было, просто было неприятно как-то.
Через два дня я вернулся в Полоцк и старым проверенным способом – автостопом стал добираться до Дретуни. Но это был не мой день. Все машины ехали полностью загруженные пассажирами или не по пути. В конце концов, с тремя пересадками я добрался до своей родной деревушки на каком-то тракторе, когда уже совсем стемнело. Идти пешком до так называемого «поля дураков», на котором лагерем стояла родная артиллерия, надо было около километра через лес. Как по заказу на небе сияла огромная полная Луна, все было в тумане – видимость метр-два, а где-то вдали в деревне протяжно выли собаки. Рядом с лесом было кладбище. «Полный комплект фильма ужасов», – подумал я. Зайдя в лес, у меня сели батарейки в фонарике и ориентировался я, глядя под ноги на вытоптанную тропинку. В полной темноте наверху угрожающе шумели кроны деревьев. Было такое тревожное чувство, что в этом лесу я не один и за мной кто-то следит. Я гнал от себя дурные мысли: «Ничего не бойся! Ведь ты же не маленький мальчик!».
…Вдруг с дерева с диким громким воплем на меня спрыгнуло какое-то существо. За считанные секунды я лежал с заломанной рукой и уткнутым в траву лицом. Мое сердце билось так, что, казалось, сможет выпрыгнуть наружу.
- Проверь его сумку, – сказала человеческим голосом нечистая сила.
- Наш товарищ, – ответили ему, – есть и бутылка и закуска.
Голоса показались мне знакомыми. Меня приподняли и направили в лицо фонарик…
- Извините, извините, товарищ майор, – начал мой командир батареи капитан Витя Шевчук. – Мы тут по приказу командира дивизиона солдат-самовольщиков ловим вместе со старшим лейтенантом Малышевым. Мы вас не узнали в такой темноте.
Ответить я смог не сразу.
- Доведите до лагеря, – выговорил еле-еле. Вдруг на меня с дерева еще кто-то спрыгнет!».

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«ОТВАЖНЫЙ КОЧЕГАР
1986 год, афганский Шинданд, 5-я гвардейская мотострелковая дивизия. В батальоне проходил обычный утренний развод. Офицеры были отведены на несколько шагов от солдатского строя и молча слушали очередной разнос комбата. Тема «лекции» и в этот раз была посвящена соблюдению подчиненными военной формы одежды. По мнению командира, именно из-за этого случаются все наши беды и несчастья. И тут прямо перед строем офицеров открылась дверь котельной, и на пороге появился грязный солдат-кочегар. Протерев заспанные глаза, он, ни на кого не глядя т держа руки в карманах брюк, пошел по направлению к известному всем заведению, обозначаемому двумя буквами «Мэ» и «Жо». Вдобавок ко всему солдат был в тапочках и без ремня. Вне всякого сомнения, это было сверхнаглостью. «Вот подтверждение моих слов! – закричал комбат. – Чей это подчиненный?». В этот момент солдат, схватившись за грудь резко упал и затих. «Замполит, идите и посмотрите, что случилось с этим преступником», – приказал командир батальона. Замполит, склонившись над лежачим солдатом, прокричал всем: «У него в груди торчит пуля! Это – снайпер!».
Весь батальон мгновенно рухнул на землю и по-пластунски начал пробираться к ближайшим укрытиям. Дело осложнялось тем, что повсюду росли верблюжьи колючки. Многие ползущие натыкались на них голыми руками и вскрикивали от боли. «Бедняга! Еще одного снайпер положил», – неслось по рядам…
Очень быстро выяснили, что стреляли все-таки свои, с ближайшей сторожевой заставы. Оказалось, что бестолковый прапорщик, решив провести с солдатами тренировку в стрельбе по консервным банкам, «немного» ошибся с направлением огня! Шальная пуля, пролетев несколько километров, была уже на излете и просто воткнулась в мягкие ткани тела. От болевого шока кочегар на несколько минут потерял сознание.
Об этом чрезвычайном происшествии «наверх» докладывать, конечно, не стали – себе дороже. Наказали виновных собственными силами. Но огнестрельное ранение скрыть не удалось, а за него награда полагается и солидная денежная компенсация.
С представлением к награждению замполит постарался на славу: «Во время нападения на колонну, действовал смело и решительно. Вел огонь до тех пор, пока не кончились патроны, лично уничтожив трех вооруженных мятежников…». Правда, в штабе его дважды поправили. Командир полка приказал убрать фразу «кончились патроны».
- Понимаете, патроны почему-то кончаются только у нас. У немцев они никогда не кончались, да и у душманов тоже… И почему он уничтожил только трех? Напишите, что пять!
А кадровик сказал, что количество убитых душманов в наградных документах приказом сверху указывать запретили. Их численность уже превысила все население Афганистана, вместе с беженцами в Пакистан и Иран.
- Мы уже по второму кругу весь Афганистан уничтожаем!
...На дембель кочегар поехал с новенькой медалью «За отвагу».

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«ЧИРЧИК – ГОРОД ХЛЕБНЫЙ
В Узбекистане все места хлебные. И народ хороший. Во время Великой Отечественной войны из центральной части Советского Союза сюда было эвакуировано несколько сотен тысяч русских детей. Узбеки детских домов не создавали, а брали детишек в свои многодетные семьи и растили, как своих. Спасибо им за это. Был у меня в Афганистане солдат. Рядовой Петя Истамов. Узбек по национальности. Его имя на русском языке выговаривалось с трудом, и он попросил называть его Петей. Родом из кишлака в районе Чирчика. Когда я возвращался в Союз по замене, то солдат попросил меня передать небольшую посылку его родителям. Стандартный солдатский набор – три платка, косметика, солнцезащитные очки, часы «Монтана» с семью мелодиями, джинсы, югославские конфеты и т.д.
- Нет вопросов, Петруха! – ответил я своей любимой поговоркой, – как только прилечу к себе в Минск, то сразу же пойду на почту и отправлю.
Но боец прямо умолял меня:
- Товарищ майор! Да Ташкент и Чирчик рядом. Заедьте, пожалуйста. Родители, братишки и сестренки будут очень рады. Вас встретят. Расскажите, что со мной все в порядке. А то они постоянно мне пишут, что волнуются. Посмотрите заодно, как мы живем! Арбузы, дыни, виноград поедите! Шашлык-машлык!
Я ответил, что смогу заехать только в том случае, если у меня будет время …
В Ташкентском аэропорту в кассе мне сказали, что места на Минск есть. Я обрадовался и купил билет. Но все дело было в том, что рейс «Ташкент – Донецк – Минск» выполнялся по понедельникам и четвергам, а я приехал во вторник. Об этом я сразу и не подумал.
Сначала я хотел сдать билет и добираться домой через Москву, но потом решил, что это тоже хлопотно, да и сутки туда-сюда особой роли не сыграют. Разместился в гостинице штаба Туркестанского военного округа в микрорайоне Высоковольтный (так назвали, наверно, потому, что все там работали под высоким напряжением), поужинал в ресторане «Заравшан» и вспомнил про посылку Петрухи…
Решил так. Встану завтра пораньше, дам телеграмму родителям и жене с указанием рейса самолета и времени его прибытия (с телефонами в стране была тогда напряженка), съезжу в Чирчик, передам посылку, а после обеда начну посещать своих ташкентских друзей. Но жизнь внесла свои коррективы…
До Чирчика я добрался где-то за час на автобусе. В сентябре было по-прежнему жарко и пыльно, но я тешил себя надеждой, что скоро вернусь к своему привычному климату.
В городе меня сразу же окружили несколько таксистов:
- Куда, командир?
Я назвал кишлак.
- Это около пятнадцати километров, – ответил таксист, – надо заплатить за туда и обратно.
- Няма пытанняў – ответил я.
- Что-что?
- Нет вопросов! – это я на своем.
Оказалось, что есть такая республика, как Беларусь, водитель не знал…
Когда же узбек-таксист узнал, что я из Афганистана и еду с передачей солдата к его родителям, то он стал жать мне руки и не взял с меня ни копейки, как я и не пытался засунуть деньги в его карман. Ну а дальше была целая история, которая заслуживает отдельного рассказа. Но пока коротко. Первое. Узбеки – великолепные люди. Второе. Гость на Востоке – это святое. Третье. Узбекская кухня просто прелесть! Четвертое. Таких вкусных дынь, я ни до того, ни после не встречал. Они благоухали даже не разрезанные!
Подъехали на такси прямо к дому. Чтобы родные солдата, увидев офицера, не подумали, что с их сыном в Афганистане что-то случилось, я сразу начал улыбаться. А меня встречали, наверное, как самого близкого родственника. Жали руку и обнимали. Женщины плакали…
Родители Пети жили богато. Огромный двор с бассейном и фонтаном. С молниеносной скоростью были расставлены столы и угощения. Я был в военной форме и попросил, что-нибудь на себя накинуть. Меня быстро переодели в узбекский халат и тюбетейку. Сидел я в центре стола. Рядом со мной разместились ветераны Великой Отечественной с орденами и медалями. Гостей было немерено. Наверно, весь кишлак по очереди заходил. Дастархан удался на славу! Что только я не ел, и не пил! Я даже не помню названия всех блюд. Но плов прямо из казана! Шашлык, самса, лагман, а какие манты! … Какой там уложиться до обеда! Со мной даже разговаривать не стали!
Через пару часов на «Волге» подъехал какой-то местный начальник. Все встали. Что-то, а чинопочитание на Востоке в крови.
- Товарищ генерал-майор! – обратился он ко мне. Улыбался только я. Все с серьезными лицами внимательно слушали своего начальника.
- Разрешите представиться! Старший сержант танковых войск запаса. Большое спасибо, что нашли время и приехали к нам навестить родителей солдата. Как там наш земляк?
Я ответил, что рядовой Истамов служит отлично, мы приняли его кандидатом в члены КПСС, представили к награждению медалью «За боевые заслуги» и добавил, улыбаясь:
- Простите, но вы немного ошиблись. Я не генерал-майор, а просто майор…
- Да, нет! Глубокоуважаемый дорогой наш человек! Не ошибся! И чиновник обнял меня.
- Мы два часа назад приказом по нашему сельсовету присвоили вам генеральское звание. Вы для нас генерал! Начальник рассмеялся и вслед за ним, как по команде, начали смеяться все и громко аплодировать. Овации длились минут десять и прекратились только по команде старшего:
- Вот, что я вам всем скажу! Истамов, по возвращению из Афганистана будет назначен бригадиром!
Все родственники Петрухи, приподнялись, и начали громко говорить:
- Рахмат, рахмат!
Спасибо, значит.
Что интересно, все женщины по-русски не говорили и ничего не понимали. А мужчины русский язык знали. В основном во время службы в армии освоили.
…Отец Пети попросил у всех внимания. Перед нами вышли две молодые женщины со струнными инструментами – домрами и парень с барабаном. Начали играть узбекские мелодии. Как будто ниоткуда (это мне, наверно, показалось) выскочили несколько девчонок в национальной одежде – в тюбетейках, халатиках и в штанишках и начали танцевать. Это было здорово!
- Одна из девочек, сестричка нашего воина, – сказали мне.
Я подумал:
– Действительно, СССР – страна Дружбы народов! Многому друг у друга можно было поучиться. Например, у узбеков старший это брат, а младший – братишка. Сестра и сестренка тоже самое…
- Всё воюете? – спросил меня председатель сельсовета.
-Уже свое отвоевал, – ответил я, – домой возвращаюсь.
- Эх, дорогой! – ответили мне, – неужели нельзя было с афганцами договориться? Восток – дело тонкое! Вот у нас в Узбекистане. Воевали, воевали с басмачами, а потом решили заменить слово «бай» на «первый секретарь райкома партии». И сразу же воцарился мир. Чужаков на Востоке никогда признавать не будут…
На следующий день продолжили. В обед колонной из четырех жигулей, в которые сели все родственники солдата, тронулись в аэропорт. Потом я вспомнил, что мой чемодан остался в гостинице. Колонной вернулись в гостиницу, а потом снова в аэропорт.
Полностью загруженный дынями и прочими яствами я приземлился через несколько часов в Минске. Меня встречали отец и жена. Они от узбекских подарков были в шоке!
Никогда в моей жизни меня с таким уважением и размахом больше не встречали.
P.S. После Афганистана меня отправили в Закавказье. В Нагорный Карабах. Из огня, да в полымя!
- Такие люди, как вы, нужны в горячих точках! – сказали мне.
- Спасибо за доверие! – ответил я и про себя выругался! Сколько можно! Сын без меня растет.
Заказал как-то телефонный разговор с женой из Баку.
- Три посылки одновременно пришли из Узбекистана, – рассказала жена, – два раза пришлось на почту ходить. Но дело стоило этого. Какие там сладости! Прелесть! Это, наверно, тот солдатик, о котором ты рассказывал. Мне даже как-то и неудобно. Я с сестрой поделилась. Ты не против?
- Нет, конечно. Надо как-то их поблагодарить…
- Не беспокойся. Я им телеграмму от твоего имени отправила: «Большое спасибо!», – и посылку.
- Бульбу, что ли послала?
- Да, нет! Конфеты.
Жонка у мяне разумнiца!».
   

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
««РЕКВИЕМ КОЛОННЕ 0016
Подружился с этим парнем в одной из афганских групп. Мы в одно время в Афгане служили, только в разных частях. Он заинтересовался моими воспоминаниями про Афганистан и попросил рассказать, что я знаю о нападении на колонну наливников 0016.
Ответил Сергею, что всегда, когда проезжал это место, то останавливался и давал вместе с солдатами салют в честь погибших.
...Там, в районе Каравангаха, на практически ровной местности (вокруг несколько небольших сопок), душманы, прячась среди большой отары овец, выкопали окопы полного профиля с ходами сообщения, прямо возле бетонной кольцевой дороги.
Бой длился несколько часов. Со связью возникли проблемы и вызывали самолёт-ретранслятор, который "висел" над попавшей в засаду колонной. Много погибших, в том числе и подполковник, командир автомобильного батальона.
А вот, что прислал мне Сергей. Живёт в Москве. Молодец! Собирает нашу память! Из воспоминаний очевидца боя сержанта Сергея Кравченко: «...Наша колонна 0016… Вечная память пацанам! ..Тогда Паулюс Улозас тяжело умирал – его убивали весь день. С ним в «Урале» 4320 водовозке ехал наш начмед – лейтенант Халипов. На жёсткой сцепке тащили 375-го с двумя пацанами в кабине (те расслабленные были – разулись и ноги в окно высунули). Первые гранаты и попали в буксируемый «Урал», те двое на ходу оттуда вылетели босые и без оружия. По водовозке ударил ДШК и пуля попала Улозасу в левую руку, разворотив кисть до запястья, пальцы – во все стороны, следом – две гранаты в бочку а там вода. Доктор вытащил Улозаса из машины и оттащил за обочину. Перевязывая, стянул все пальцы вместе, получилось не толще руки. Вколол ему четыре тюбика промедола, но не смог снять боль. Через время к ним подскочила БМП с заставы «Галамех», в которой уже были наши, забрав ещё четверых, БМПшка рванула в сторону Каравангаха, но через 100 м в трансмиссию ударила граната, оператор Сидорюк открыл огонь из пушки по «духам», давая всем уйти за обочину, стрелял до последнего, потом сам побежал за обочину, но на последних двух метрах был убит наповал снайпером –пуля навылет пробила его и легкий бронежилет. Следующим выстерлом снайпер попал в грудь бросившемуся к Сидарюку лейтенанту Шевчуку, но бронежилет выдержал. Получилось так, что все из БМП укрылись за левой обочиной, а доктор и Улозас – за правой, прямо под «духами», которые были на холме, их от «духов» защищала только отвесная стена, но граната бы их достала. Через время подъехала ещё БМП разведроты, в десанте места не было, лежали и сидели раненые, доктор сел на ребристую, а Улозаса положил за башню и правой рукой он держался за пиропатроны. Через метров 150 в башню ударила граната и взрывом Улозаса снесло с брони. Нашли его уже ночью, когда «духи» ушли и наши начали поиски убитых и раненых. Улозас лежал на бетонке, раскинув руки и ноги, видно было что он полз в сторону наших и так и умер… Его не могли положить в «десант», раскинутые руки и ноги окостенели уже. И пацаны-разведчики со слезами на глазах прыгали с брони на руки Улозаса, ломая их... Об этом я узнал только лет десять назад, а тогда на утро мы не понимали, что с его руками – они выли неестественно вывернуты и мы подумали что по ним проехала БМП, руки вывернуты пальцы стянуты в пучок... Он и дома в гробу лежал со странными руками»…
Личное фото парень прислал, а остальные в районе гибели колонны сделал сам».
   

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ: «А у меня сегодня радостное настроение! Друг Михаил Михайлов меня отыскал. Наконец-то! Я его 34 года разыскивал. Афганцы должны помнить, что в 1991 году в СССР вышли четыре виниловых диска «Время выбрало нас». Там несколько песен Миши. Мне больше всего понравилась «Бетонка». Я был замполитом батальона, а Миша корреспондентом-организатором газеты 5-й мотострелковой дивизии «Гвардеец»…».
 

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
«ЛИЦА ЖЕЛТЫЕ
В Союзе мы именно так называли песню про китайских парашютистов. Помните, «Лица желтые над городом кружатся»? В Афганистане с желтыми лицами было сложнее ...
В ожидании попутного самолета на пересыльном пункте в Кабуле командир полка, глядя на новенький орден Красной Звезды, спросил меня:
- Знаешь, что означает «афганский букет командира»?
- Нет.
- Это три «цветочка»: орден, партийное взыскание и желтуха. Два у меня уже есть. Третьего не хочу.
…Через пару месяцев боевой полковник пожелтел… В Афганистане больных гепатитом называли желтолицыми. Болезнь, несмотря на громадный комплекс профилактических мероприятий, принимала такие масштабы, что в частях приходилось отменять плановые боевые операции. В каждом крупном гарнизоне имелись свои инфекционные госпитали, которые в пик вспышки эпидемии – ноябрь и декабрь – были переполнены. В это время в Афганистан вылетал из Союза «десант» военных медиков – из Главного управления, Военно-медицинской академии, из внутренних округов, который на местах оказывал помощь штатным врачам.
В один из дней в Шинданде в Доме офицеров собрали весь руководящий состав нашей дивизии на лекцию, посвященную профилактике инфекционных заболеваний. Лекцию читал генерал-майор, кандидат медицинских наук из Питера. Командиры частей это занятие дружно проигнорировали, прислав на него вместо себя второстепенных лиц. Было очень скучно слушать непонятные медицинские термины, и офицеры поголовно дремали. Один из них, уснув, даже упал со стула. Генерал – полугражданский человек – этого или не видел, или делал вид, что не видит. В конце концов лекция, суть которой была сведена к одному – «Все ваши беды от того, что вы не моете руки перед едой или моете, но не так тщательно», – закончилась.
- Вопросы? – поправив очки, спросил генерал у зала.
Задавать вопросы общевойсковому генералу никто бы не рискнул. Наш командир дивизии, например, абсолютно на любую тему мог дать такой исчерпывающий ответ, что охота чем-либо у него интересоваться пропадала у офицера надолго. Тут же был другой случай – кандидат наук, интеллигент. Офицеры решили немножко пошутить. Капитан в выцветшем обмундировании представился:
- Командир ремонтно-эвакуационной роты. Я, товарищ генерал, сейчас обязанности командира полка исполняю. У нас его и всех замов желтуха покосила. Скажите, пожалуйста, какой климат опаснее – горно-пустынная местность или, например, джунгли?
- Конечно же, джунгли, – ответил генерал. – Для влажного субтропического климата гепатит и малярия – вполне обычное явление.
- Я вот к чему вопрос задаю, — продолжил капитан. — Хотелось бы узнать, как во Вьетнаме американцы с желтухой боролись? Ведь они там не по два года, как мы, служили, а ровно год. И было их раз в пять больше.
- Извините, молодой человек, я во Вьетнаме не был, – прозвучало в ответ.
- Так что, у нас не изучали их опыт? Болели они или нет? Американские негры что – с утра до вечера руки с мылом моют? – понеслись вопросы со всего зала.
Генерал, немного подумав, ответил:
- Заболеваний у них было очень мало. У американской армии другие возможности…
- Вот так! – говорили офицеры, выходя из зала. – У них – другие возможности.
На пересыльном пункте в Ташкенте во время прохождения регистрации меня строго предупредили:
- Без отметки в загранпаспорте, что гамма-глобулин введен, тебя не посадят ни на один самолет. Сходил, сделал укол и получил отметку.
- Что это за лекарство? – поинтересовался у врача.
- Гамма-глобулин – это лучшее средство от гепатита. Три месяца можете не волноваться, не заболеете.
- А что потом?
- А потом как повезет, – ответил медик. – Соблюдайте правила личной и общественной гигиены.
Уже в Афгане снова поинтересовался у врачей:
- А если достать этот дефицит и колоть лекарство самому каждые три месяца? Поможет?
- Теоретически возможно, но не советуем. Получите полную зависимость от этого лекарства и в итоге заболеете. Рано или поздно.
Бог меня миловал, в отличие от многих сослуживцев. Добрая половина их подхватила за время службы различную заразу. Некоторые заболевали уже по возвращении домой. Интересно, что «пожелтевший» человек был уже незаразен.
Кроме желтухи в ходу были малярия и брюшной тиф, которые, к моему удивлению, были относительно менее опасны. На дизентерию смотрели как на насморк. От желтухи же люди даже умирали.
После курса лечения нужна была реабилитация. Выздоравливающих отправляли на месяц в Союз в один из санаториев на озере Иссык-Куль, что в Киргизии. Когда таких больных стало очень много, то всем стали предоставлять щадящий режим при части – освобождали от боевых операций и нарядов. Правда, в конце концов, создали свой реабилитационный центр в Баграме – в одной из самых «горячих точек». Никто туда ехать не хотел, и народ отправляли в принудительном порядке.
За каждого больного командиры частей получали сильнейший нагоняй от командира дивизии. Зная это, некоторых офицеров и прапорщиков по их просьбе оставляли лечиться на месте. Таким сокрытием уменьшали статистику. Да и что мог предложить больному переполненный инфекционный госпиталь, где кровати в два яруса стояли даже в коридорах? Капельниц катастрофически не хватало, ставили их только тяжелобольным. Сгущенку, сахар, варенье и сок, содержащие глюкозу, так необходимую больному, можно было найти и при части. Диетическое питание тоже можно было приготовить в офицерском общежитии. Главное заключалось в том, что человеку нужно было успокоить нервную систему и отлежаться, что многие успешно делали и без госпиталей. Сами врачи говорили, что все болезни — от нервов, кроме венерических…
Одним из главных источников распространения заразы была посуда в столовых. Ее после каждого приема пищи несколько часов держали в хлорированной воде. Но тут тоже – как кому повезет. Помню, две вольнонаемные дамы, машинистки из штаба дивизии, постоянно критиковали тыловиков и врачей за отсутствие профилактики заболевания. В столовую они приносили в целлофановых пакетах собственные ложки, вилки, кружки и тарелки, которые обрабатывали сами. «Пожелтели» дамы одними из первых…
Был в нашем полку прапорщик – начальник продовольственного склада. По его лицу можно было легко догадаться, чем он увлекается. Щеки были такого цвета, что от них можно было прикурить сигарету. Но человек был добрый и уважаемый. Вел дело так, что еды хватало всем. Например, на какое-нибудь застолье даже старлеям выдавал необходимые продукты питания. Его любимым выражением было: «Солнце, воздух и вода – ерунда! Сахар, дрожжи и вода – это да!». До замены ему оставалось всего пару недель, когда командир полка объявил всем на разводе: «Товарищи, Михалыча только что в госпиталь отправил. Это неправда, что красные глаза не желтеют!».
Иногда врачи устраивали возле входа в столовые показательные «акции». Каждому входящему выдавалась горсть необходимых таблеток, и люди в белых халатах внимательно следили, чтобы офицеры и солдаты их проглотили, а не выплюнули.
Вручая мне последний отпускной билет, командир, поблагодарив за службу, попросил расписаться на его обратной стороне. Я находился в таком приподнятом настроении, что был готов поставить подпись где угодно. Прочитал полностью исписанный лист: «Заключение врача: 1. При пятидневном медицинском контроле инфекционных заболеваний не выявлено. 2. По прибытии взять на учет как прибывшего из маляриогенной зоны. 3. Малярией не болел. 4. «Делагил» принимал с такого по такое. 5. «Примахин» принимал с такого по такое. 6. Санитарную обработку прошел. Начальник медицинской службы войсковой части. Печать. Подпись». «Вместе с ним следуют: жена и сын. Начальник штаба войсковой части. Печать. Подпись». Отдельно стоял крупный штамп «Холерный вибрион не обнаружен». Начальник санитарно-эпидемиологической службы. Воинское звание. Подпись. Фамилия и инициалы». Еле-еле нашел место, где нужно было черкануть свою фамилию. «Со ст. 246, 247 УК РСФСР ознакомлен». Дата и подпись».
Это был дебилизм. Об уголовной ответственности за контрабанду оружия и наркотиков офицерский состав расписывался в книге доведения приказов каждые три месяца. А если учесть, что после какого-нибудь «залета» или очередной кампании дивизия требовала дополнительно отдельные списки ознакомленных, то цифра подписей была далеко не двузначной. Командир угадал мои мысли:
- Проще одну подпись поставить, что незнание законов не освобождает от ответственности. По-доброму тебе завидую. А мне ровно девять месяцев осталось. Но ничего, однажды я этот срок терпел, пока на свет божий не появился.
С чувством юмора у него все было в порядке.
Мы обнялись. Такое не забудется никогда.
- Береги себя, – сказал командир. – Будет обидно, если уже в Союзе заболеешь.
Обошлось…».

От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ:
««ПЕПСИ-КОЛА, КОФЕ И ВОДКА
В 1985 году Горбачев ввёл антиалкогольный закон. В газетах прочитали... Мы думали, что до Афганистана он не дойдёт. Уж слишком далеко находились мы от центра событий. Ан нет! Первым почувствовали его на себе офицеры, прапорщики и вольнонаёмный гражданский персонал, возвращающийся из отпусков и командировок. На ташкентской таможне им объясняли, что ввоз спиртного в Афганистан теперь запрещен. А разрешалось провозить через границу две бутылки водки и четыре вина. Везли все, даже трезвенники. Язвенников в Афганистане не было. Предлагалось три варианта дальнейших действий. Первый – отдать водку и вино таможенникам...
- Щас! Размечтались! – звучало в ответ. Второй – разбить бутылки и выбросить их урну. Все сразу вспоминали Никулина: Разбить пол-литра! Да я тебя!!!
Третий вариант – выпить спиртное прямо на месте на глазах у таможенников. Вот так и поступало абсолютное большинство наших людей. Некоторые борта отправлялись в Афган с песнями.
... Вызвал меня как-то мой командир батальона.
- Нас с тобой комполка вызывает. По какому вопросу не знаю. Сказал толкового капитана найти, которому можно доверить ответственное и серьёзное задание. Наверно старшим колонны на боевые куда-то поедешь...
Но боевая задача оказалась гораздо сложнее и опаснее...
- Вы в курсе, что через неделю у меня День рождения? Сорок лет. Эта дата широко не отмечается. Сорок дней... Сорок лет... Но на днях мне стало известно, что «две поляны» придётся накрывать. Одну для руководства дивизии, другую для руководства полка...
- Так точно! – ответил мой комбат, – мы уже тренировки начали!
- Рановато, – перебил его командир, – вы вдвоём будете в числе приглашенных только в том случае, если справитесь с заданием... Итак, мне нужно 15 бутылок водки. Приказал достать бы больше, но у тебя только две руки, – обратился он ко мне. Больше не унесешь.
- Вы только скажите, где её, родимую в таком количестве достать можно, – вмешался комбат, – ради такого святого дела он сумку в зубы возьмет, – и показал на меня.
- В Ташкенте, – прозвучал уверенный ответ, – и если больше наберешь, то как пить дать, таможенникам попадешься. Это у них подозрение вызовет. Через день ты летишь в Ташкент якобы делегатом комсомольской конференции Туркестанского округа. Заграничный паспорт, командировочное удостоверение и именное поручение на деньги я на тебя оформлю. Об этой задаче знают только четыре человека – мы втроем и наш замначпо дивизии, который будет старшим делегации. Это мой друг. Вместе служили на Дальнем Востоке. Регистрировать тебя он не будет, скажет, что перед самой посадкой в самолёт у тебя обнаружили желтуху и отвезли в госпиталь. А ты за те три дня должен все сделать. Смотри, никому не проболтайся! Действуй в одиночку. Понятно?
- Извините, не совсем, – ответил я, – таможня даже одну бутылку отберёт...
Командир рассмеялся, – тоже извини, самое главное не сказал. Вот тебе банка растворимого кофе, плоскогубцы и открывалка для бутылок. Купишь пепси-колы, аккуратно откроешь бутылку, выльешь содержимое, насыпишь туда ложечку кофе, зальешь водочку, а потом аккуратно закроешь бутылочку и закрепишь плоскогубцами. Водка цвет колы мгновенно принимает. Что сказать таможне подумай сам. Мол, это заморское пойло мы в Афгане ещё не пробовали и у тебя много заказов...
- Есть!
...Поначалу все шло по плану. Я разместился в гостинице штаба округа в ташкентском микрорайоне Высоковольтный (наверно так назвали, потому что в штабе округа все работали под высоким напряжением) и сначала отправился за пепси-колой. Взять с моим комбатом мы решили 30 бутылок. По-братски. Половина в полк, половина в наш батальон. В двух ближайших гастрономах и пепси, и водки не оказалось и я решил прибегнуть к проверенному способу – обратился к таксисту.
- Не вопрос! – ответили мне. За небольшую переплату напитки мы взяли на какой-то базе. Пепси в первый день, водку во второй.
Пепси поначалу выливать было жалко, и я начал её пить. Слава богу, в Ташкенте стояла жара. Потом понял, что скоро могу захлебнуться и стал угощать соседей по гостинице и персонал. Все очень удивлялись, зачем мне нужно было обязательно отдавать пустые бутылки и пробки...
Когда дело было сделано, понял, что багаж огромен. Две здоровенные сумки! Ведь мы даже не учли, что ёмкость пепси не поллитра, о 0,33! На душе появилось чувство тревоги за прохождение таможни.
За пару часов до отправки в аэропорт меня вдруг осенило! Ведь в составе делегатов конференции были офицеры и прапорщики, которые возвращались налегке. Купил несколько пакетов, разделил равномерно секретный груз и раздал его своим знакомым.
- Ну и зачем тебе столько пепси-колы? – спрашивали все.
- Наши женщины заказали. Говорят, что прелесть. Я же попробовал, не понравилось...
Во время полёта меня пытались раскрутить на одну бутылочку – кому-то очень захотелось пить, но я был непреклонен:
- Ребята! У меня каждая на счету!..
- Молодец! – похвалил меня командир и пожал руку, – благодарю за успешное выполнение задания!
«Служу Советскому Союзу!» отвечать в этом случае было бы не совсем правильно и я, щелкнув каблуками, бодро произнес: «Рад стараться!».
Командира мы уважали... С тех пор прошло уже больше 35 лет. Но случай этот не забыл и до сих пор вспоминаю его с улыбкой».
Июнь 1985 года, Баграм, «показательный суд над водкой», проведённый в рамка объявленной в СССР Горбачёвым антиалкогольной кампании.
« Последнее редактирование: 26 Июля 2021, 21:43:11 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 247
  • Ржевцев Юрий Петрович
От Игоря Шелудкова, проживающего в Минске военного отставника из числа выпускников Донецкого ВВПУ: «Афганистан, 1986 год. Ресторан «Метрополь» нервно курит в сторонке...».
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »