Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Имя им – воины-интернационалисты!  (Прочитано 39009 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #40 : 23 Февраля 2019, 11:10:09 »

От ветерана Вооружённых Сил РФ, воина-афганца Александра ЛОГИНОВА (г. Калининград): «Афган, среди боевых побратимов по спецназу военной разведки».
« Последнее редактирование: 23 Февраля 2019, 20:28:44 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #41 : 01 Марта 2019, 16:32:14 »
Сканы с 6-7 страниц № 2 за март 2019 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:


Сканы с 10-11 страниц № 2 за март 2019 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:

Скан с 13-й полосы № 2 за март 2019 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
« Последнее редактирование: 28 Марта 2019, 16:35:16 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #42 : 02 Марта 2019, 09:36:23 »

« Последнее редактирование: 28 Марта 2019, 16:35:45 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #43 : 25 Марта 2019, 18:47:27 »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #44 : 27 Апреля 2019, 17:26:55 »
Сканы с 4-5 полос № 4 за апрель 2019 года газеты ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:


Сканы с 10-11 полос № 4 за апрель 2019 года газеты ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
« Последнее редактирование: 22 Мая 2019, 09:12:18 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #45 : 06 Мая 2019, 13:06:34 »

От столичного писателя и журналиста полковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«ПЯТАЯ ГВАРДЕСКАЯ: ТРАДИЦИОННАЯ ВСТРЕЧА ВЕТЕРАНОВ НА ПОКЛОННОЙ ГОРЕ
На Поклонной горе прошло традиционное празднование Дня 5-й гвардейской мотострелковой дивизии: http://starodymov.ru/?p=27003 На мероприятие собралось несколько сот человек. Как всегда, реяли знамёна: советские, афганские, ветеранские…
С приветственным словом к собравшимся обратился председатель Совета ветеранов дивизии, бывший командир нашего соединения генерал-майор Александр Учкин: http://starodymov.ru/?p=28284 Среди собравшихся присутствовали мои стародавние добрые товарищи: Сергей Сальников (см.: http://starodymov.ru/?p=23115), Адгам Даушев (см.: http://starodymov.ru/?p=28375), Игорь Панов (см.: http://starodymov.ru/?p=29566), Александр Музенко (см.: http://starodymov.ru/?p=11921), и многие другие сослуживцы.
В ходе встречи состоялось награждение ветеранов. Я обратился к руководству нашего Совета, и, если мне пришлют список, я его непременно помешу на сайте.
Ну и кому-то из встретившихся подарил свою очередную книжку из серии «Наблюдения и размышлизмы от starodymov.ru»: http://starodymov.ru/?p=29366 Хватило не всем…
С праздником, ПЯТАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ!».

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #46 : 07 Июня 2019, 19:24:51 »
Скан с 8-й полосы 2-го номера за 28 мая 2019 года газеты Региональной общественной организации ветеранов контрразведки «ВЕТКОН» Волгоградской области «Экипаж XXI века»:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #47 : 26 Августа 2019, 08:12:34 »

От известного калининградского журналиста Владислава ТАМГА (г. Советск):
- В Советске проходит III Открытый турнир по футболу памяти воина-интернационалиста Алексея Константинова. На поле вышли около 150 игроков девяти команд» «Полесск», «ДЮСШ Черняховска», «Гвардейск» «Светлый», «Красная звезда» (Советск), «ДЮСШ Советска», «Прогресс (Черняховск», «СШОР №5» (Калининград), «Неман». Это ребята 2007-08 года рождения. В поле по 8 игроков и вратарь, которым предстоит выдержать 25-минутный тайм. Сыграть футболистам друг с другом предстоит по перекрёстной системе, а за их игрой наблюдает мама солдата, памяти которого посвящён турнир – Людмила Васильевна.
Алексей Константинов (06.11.1967-03.03.1987) был сержантом, командиром сапёрного отделения в/ч 52679. Он родился в Советске и здесь же закончил школу № 1. Затем учился и работал на судостроительном заводе в Ленинграде. В ноябре 1985 года он был призван в армию и вскоре направлен для прохождения службы в Демократическую Республику Афганистан. Как свидетельствует выписка из личного дела, сержант Константинов «проявлял заботу о безопасности подчинённых и лично выполнял наиболее опасные задачи». Погиб он в ходе одного из разминирований, будучи смертельно ранен. За мужество и отвагу он был награждён медалью «За боевые заслуги», и посмертно – орденом Красной Звезды. Посвятить футбольный турнир памяти своего земляка решили такие же как он воины-интернационалистами Советска, объединённые в общественную организацию. Это более четырёхсот ветеранов боевых действий не только Афганистана, но и других локальных войн (на Северном Кавказе, в Анголе, Египте, Вьетнаме, Эфиопии, Лаосе и Южной Осетии), половина из которых – «афганцы». Они входят в Ассоциацию воинов-интернационалистов Калининградской области и во Всероссийскую организацию «Боевое братство». Их общими усилиями и был организован этот, уже третий по счёту турнир.
Кроме кубков и медалей команды получат призы. Но как подчеркнул, обращаясь к спортсменам Иван Гребенников, главное в этом турнире не победа, а участие. И конечно же то, что ребята занимаются спортом, а это делает их сильными и здоровыми. Именно такими и должны быть будущие защитники Родины.

Лидия Константиновна, мама Алексея Константинова: «Такие мероприятия нужны, потому что это физическое развитие детей, ну и патриотическое воспитание. Мой сын был хорошим и добрым парнем, и тоже немного занимался футболом. Правда он его бросил и увлёкся танцами, закончил музыкальную школу. Ну хулиганил конечно немного, как многие мальчишки. После школы он поехал в Ленинграде окончил судостроительное училище, работал, а уже оттуда его в армию».

Александр Булана, ветеран-«афганец», председатель Совета общественной организации воинов-интернационалистов города Советска (на представленном фотоон крайний слева): «В качестве почётных гостей у нас впервые на турнире присутствуют представители Российского союза ветеранов Афганистана во главе с председателем президиума Гребенников Иван Михайлович». Радует то, что присоединяются к нам команды Немана и Полесска. Жаль, что не доехал молодёжный состав калининградской «Балтики».



Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #48 : 25 Сентября 2019, 16:14:01 »
От столичного писателя и журналиста подполковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
- Друзья мои, в ветеранской среде в настоящее время кипят страсти по поводу фильма «Братство». Сам я его не смотрел, и, признаться, не тянет. Однако, воленс-ноленс, слышал отголоски бушующих вокруг него баталий и, например, здесь: http://starodymov.ru/?p=29781 В связи с этим и публикую текст, который прислал мне мой друг Борис Подопригора. Мне позиция автора импонирует. И, судя по всему, фраза, которой текст завершается, станет пророческой. Публикуется по просьбе друзей в авторской версии...

Автор – полковник запаса Борис ПОДОПРИГОРА, литератор, сценарист, участник афганской войны
«ПОИГРАТЬ В ВОЙНУ МОЖНО, А ВОТ В «БРАТСТВО»…
(размышления над фильмом Павла Лунгина)
Начну с предисловия. Непосредственно после выхода фильма целый ряд заслуженных воинов-«афганцев» обратился ко мне с просьбой его прокомментировать (по сути – осудить). А мне этого делать не хотелось. И вот почему. Реакция участника афганских событий так или иначе должна либо подтвердить, либо опровергнуть представление о войне, предложенное зрителю. Так вот: ничего, чтобы заставило меня сесть за клавиатуру, фильм не вызвал. Причиной тому, прежде всего, очевидно продублированный скандал, в похожих обстоятельствах приуроченный к показу «Матильды» и «Праздника». Да и ссылки на одобрение фильма уже ушедшим бывшим директором ФСБ Николаем Ковалёвым (якобы, он послужил прототипом главного героя) показались утрированными: у прототипа-то уже не переспросишь! Есть и такой нюанс, не очевидный для зрителя, но не добавивший фильму достоверности: при заведомом уважении к боевому пути генерала Ковалёва «работа с местным населением» (включая вооружённые формирования) поручалась другим службам, не подчинённым КГБ. Но это – детали, которые, конечно же, опровергала потребность момента. Существеннее другое: на суд зрителей представили набор штампов об афганской войне, приведённых посторонними, пусть и проконсультированными людьми. Они и привели привычные стандарты её восприятия: каждый, мол, хотел, как лучше, но сам лучшим не был. Или ещё тривиальней: какое время, такие и люди… А штампы, повторим, даже в афганских интерьерах существенно отличаются от того, что было там, тогда и изнутри. Стереотипы же в том смысле, что война – это грязь и суета, проявления высоты духа и человеческих слабостей можно подтвердить любой точкой – безотносительно её температуры, географии и размера. Дело в другом: Афган – это ещё часть жизни и памяти пока не ушедшего поколения. Что и вызвало вопросы по поводу несовпадения с ещё не забытой историей. В том числе, биографией. Короче, «Братство» – это проходной, во многом поверхностный фильм, о котором разумнее промолчать, чем спорить о его достоинствах, скорее сомнительных. Этот фильм лучше эпатажно огуливуженной «9 роты», тем более откровенно карикатурных «Крепости Бадабер» и «Муххабата». Но его трудно рекомендовать тем, кто ищет в «Братстве» ответы на вопросы: что же я или мы делали в Афгане? Как нам его коллективно помнить? И почему, например, «Афганский излом» 1991 года более достоверен и взвешен, чем «Братство» 2019-го? Может, потому, что об изломе до того мирной жизни соотечественников до режиссёра Владимира Бортко никто не рассказывал. То же с поправкой на сюжет можно сказать о «Пешаварском вальсе» Тимура Бекмамбетова, в 1994 году впервые после Великой Отечественной коснувшегося темы наших пленных, вызвавшей озноб. Во избежание обвинений в огульной критике назову то, что режиссеру «Братства» удалось. Удалось передать спонтанность происходящего на войне, если хотите, полуявь – полусон почти каждого боевого выхода. Неплохо показана сплошная вооружённость афганских племён-кишлаков, их привычка к крови. Не откажешь создателям фильма в убедительности по части сквозной меркантильности очень и очень многих афганцев – она, признаем, передавалась и шурави. В целом адекватно переданы и языковая среда, и особенности формы-одежды (правда, чекисты носили такую же форму, как и армейцы) и прочего антуража. В других фильмах об Афгане такие «подробности» вводили в ступор не только переводчика-афганиста. Запал в душу и эпизод с выстругиванием советским офицером кораблика для местного «бачи»-мальчугана. Для Афганистана это было характерно. Правда, за непривычностью рек чаще мастерили игрушечные грузовички – «каблучки» и «барбухайки» («бачата» за них даже «воевали»). Но с другой стороны, по меньшей мере, три исходных эпизода фильма, во многом задающие его не самый замысловатый сюжет, вызывают внутреннее сопротивление. Во-первых, это столкновение спецназовцев с «пехотой» чуть ли не в центре Кабула. Знающие люди подобное отрицают в принципе, ибо «спецназёры» не дураки и не самоубийцы. Лишний раз в людном месте (тем более – на базаре) они не появлялись – тем более в разоблачающей их форме и с намерением кого-то ограбить (отобрать магнитофон). И последующим риском мести – через то, что называлось «подставой по делу». Да и условная «пехтура» тоже не искала ссор со спецназом. Не только из-за боязни таких же подстав (жизнь быстро учила), но и потому, что «в спецназе драться, ведь, не учат. В спецназе учат убивать»…
Повторим: пусть, не в Кабуле, а скажем, Кандагаре такое стряслось. Даже, допустим, дважды. Оба раза из неформального расчёта: один инцидент на сотни (слышите – сотни!) примеров непафосного проявления братства и просто порядочности, не замутнённой последующими соблазнами. Время-то было другое! Помнится, офицеры отправляли посылки семьям через земляков-дембелей. И «недоразумений» практически не случалось (сам в конце 1988-го таким способом переслал домой тот же магнитофон. К слову сказать, в последующих горячих точках подобное уже не практиковалось). Так что будем вспоминать? – Эпизод или атмосферу?
Никого не будем идеализировать. Меркантильность, особенно накануне выхода из Афгана, стала набирать обороты. Но уже перед «погрузкой на Родину» солдат (а часто и прапорщик, и офицер, по крайней мере, младший) проходил «командирскую (политотдельскую и «особистскую») таможню»: всё, что вызывало сомнения (если не было понятного подтверждения), в лучшем для обладателя случае изымалось в пользу, как нам говорили, семей раненых. (Были ли перегибы, не знаю, но скандалы случались. Впрочем, посылки долечивавшимся в Союзе раненым действительно собирали). В типичной же ситуации «воин-интернационалист» увозил домой чешский «дипломат» с дембельским альбомом, благодарственным напутствием Наджибуллы, мельхиоровым перстнем, джинсами-кроссовками, парфюмерными наборами «подруге» и маме и, кому повезло, плеером с кассетами, включая «полублатного Розенбаума». Многие забирали домой письма и, представьте, книги… А вот нож (кинжал) вряд ли кому (не о генералах речь) удавалось перевезти. Стоит ли исключения подтверждать кинофактурой с намёком на «бандюганские» выходки вокруг того же магнитофона? А это, ведь, в моральном измерении – точка отсчёта.
Во-вторых, и это, пожалуй, существеннее. Знаковость – по сюжету – убийства мирного афганца вызывает не меньше сомнений. И тоже не потому, что такого не было. Бывало. Но именно для исключения чего-то похожего те же командиры внедряли в сознание шурави образ расстрелянного перед строем убийцы (правда, в каком-то дальнем и не очень понятном гарнизоне). Что официального (тем более, документального) подтверждения не находило (хотя и офицеры в это верили). Там и тогда эта ложь-во-благо помогала справляться с искушениями, боевыми и не очень. Действовало это так, что командирам в последствии внушали: не запугивайте солдат, на боевых всякое случается: пусть не свирепствуют, но и не боятся применять оружие: и так хватит потерь. Именно поэтому хладнокровная расправа над случайным афганцем выглядит пусть и не вымыслом, но… Не стоит эксцесс возводить в ранг почти «ратных будней». Иначе те же моджахеды и их потомки не говорили бы, что шурави был жесток в бою, но честен и великодушен в обыденности: шоурави афарин аст! – Советские – это круто! Этого создатели фильма тоже «перевести» не смогли.
Третий немаловажный эпизод – продажа «интернационалистом» оружия моджахедам. Да, такое бывало. Но что продавали? Автор этих строк, будучи переводчиком, неоднократно помогал прокуратуре в этом разбираться, тем более, что накануне выхода таких эпизодов было больше, чем за предыдущие 7-8 лет. Чаще всего (едва ли не в 90 процентах случаев) сливали бензин и солярку, снабжали дровами (ящиками от боеприпасов). На условно втором месте – «незаконные поставки» продовольствия – пайков и консервов. На третьем – предметов вещевого довольствия: палаток, зимних бушлатов, шапок и почему-то тылового инвентаря – разнообразных инструментов. Всего того, что можно «провести» как помощь населению, «выкуп-обмен» или «бакшиш». Были и случаи «сдачи» боеприпасов (гранат). А вот случаев продажи «стволов» практически не было. Ими совершенно безбоязненно делились с моджахедами многочисленные правительственные и иные формирования самих афганцев. Да и пленение вслед за сделкой самого продавца – случай из ряда вон выходящий. Ибо торговля для афганца – «святое». К тому же шурави, вовлечённый в «коррупционную схему», полезен на будущее: сдал «Калашникова» или даже пулемёт КПВТ (такой случай был, кажется, в 1987 году), значит, сдаст что-то поважнее, например, информацию о рейде или боевом вылете. Опять же: что мы видим на экране? Типический эпизод или исключение, похожее на казус?
С этого начинается череда нестыковок (ляпов), опровергаемых памятью. И не в том дело, что телевизоры в горах (Панджшера) не работали, как на этом настаивает Павел Лунгин, но чего не могли добиться не самые глупые профессионалы-шурави. И не в том, что душевное смятение командарма, по фильму потерявшего сына-лётчика, ничем сколь-нибудь правдоподобным не подтверждается (незадолго до нашего выхода был сбит лишь лётчик-афганец, спасённый советскими медиками – ими были офицеры 100-го медсанбата 108 мсд Павел Кожушков и, как мне подсказали, ныне профессор Денис Александров). Запомним их имена, а заодно – погибшего перед самым выходом моего коллегу-переводчика капитана Андрея Шишкина. А еще механика-водителя «танкового трала», награждённого «Красным Знаменем» за 14(!) подорванных (обезвреженных) мин (значит, пережившего столько же контузий) – его имя можно восстановить. Вспомним и солдата с незабываемо народным именем – Василий Тёркин. Это он, уже перед речкой Кушка, отвечая на журналистский вопрос «Что вы сейчас чувствуете?», ответил не по-мальчишески мудро: «Знаете, ничего подобного со мной, наверное, не будет»… Насколько они живее придуманных персонажей чьего-то там «Братства»!..
Не могло чисто географически быть «плеча подвоза» грузов из Герата в Хост (их доставляли через Кандагар и Джелалабад. Ибо в противном случае пришлось бы обосновывать такой, например, «хитрый» маршрут: Москва-Выборг). Речь, конечно же, и не о белых одеждах афганцев, надеваемых ими – да и то не всегда – разве что на пятничную молитву, и не о магазинных манекенах (их даже без нужды драпировали), вызывающих у афганцев неприличные ассоциации, поэтому их скрывали больше, чем образцы женского белья. И, что важнее – дело не в стеснительных недоговорках о нашей, ничем не оправданной «подставе» Ахмад Шаху Масуду после договорённости с ним о пропуске шурави через перевал Саланг. Главный шурави генерал Валентин Варенников, по меньшей мере, не опровергал личной с ним договорённости. Увы, по Ахмад Шаху отбомбились. Но если «политический» охват «Братства» столь широк, то где они, просоветские и просто здравомыслящие афганцы, в упор жёстко и часто задававшие вопросы о своём выживании и последствиях своей и Афганистана судьбы для будущего Союза? И очень сомнительно то, что «в Афгане умирал Союз». Как раз наоборот: «Афган многому научил, вот вернёмся домой и наведём порядок»…
Всё перечисленное не заслуживает того, чтобы к фильму, пусть и оплаченному из «государевой казны», относиться как памятнику в честь 30-летия окончания афганской войны – хотя других кинолент на эту тему мы не увидели. Приближающееся 40-летие начала афганского десятилетия (уже в декабре) ставит вопрос не о памятнике в бетоне и бронзе, а если хотите, об исторической справедливости, человеческой благодарности и политическом чутье. Почему, например, не пересмотрели уязвившее «афганцев» постановление Съезда народных депутатов, принятое в декабре 1989 года и по сути «приговорившего» всю афганскую кампанию? Может, чтобы осложнить создание патриотического движения на основе ветеранских организаций – всех от «кубинцев» и «арабов» до нынешних «сирийцев»? Много ли у нас устойчивых социально-политических общностей, «кровно» заинтересованных в благополучии страны? Не такого ли «Братства» не достаёт Государству Российскому? Размышления на эту тему, а ещё лучше – их практический учёт – это то полезное, что подсказал фильм. Который, скорее всего, скоро забудут».


От столичного писателя и журналиста подполковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«К 40-ЛЕТИЮ НАЧАЛА АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ДЕСЯТИЛЕТИЯ[/center]
Некоторое время назад мне позвонили из Военно-исторического общества и попросили дать интервью по поводу войны в Афганистане. Меня иной раз приглашают для участия в программах, на которых обсуждают вопросы, в которых я не компетентен, и в этом случае, понятно, отказываюсь. Однако Афганистан – тема знакомая и болезненная. Так почему бы и не высказать свои суждения?..
В общем, согласился. Однако при этом оговорил вот какой момент. Уже три десятилетия прошло со дня окончания той войны. Всё, что я о ней знал, я уже высказал, а кроме того, изложил в своей книге «Боевой дневник Афганской войны»: http://starodymov.ru/?cat=96 Всё, что я могу сказать, станет либо пересказом уже говорённого, либо информацией, почерпнутой в каких-то источниках, растиражированных в СМИ. Ничего принципиально нового о событиях 1979-1989 годов я сказать не могу! Конечно, переосмысление того, что я делал «за речкой», происходило. Однако и этот процесс уже завершился, и навряд ли качественно изменится ещё. Звонившая мне сотрудница Общества мои оговорки приняла… Мы поговорили по телефону… И вот что в результате получилось.
В предлагаемом интервью пунктов, по которым я считаю, что моя мысль или позиция оказалась бы искажённой, не имеется. Так, некоторые нюансы, обусловленные, по всей видимости, форматом публикации. Например, забавно прозвучало утверждение, будто я в Афганистане впервые увидел солнцезащитные очки. Конечно, в СССР они имелись!.. Я в интервью говорил, что в дуканах продавалось их превеликое множество разновидностей, какого в Союзе не имелось.
Следует уточнить, что в выражении «виновного убрали» надо понимать «заменили», а то кто ещё сочтёт в криминальном смысле, насмотревшись современного кино. И вообще в той истории, на которую я намекаю, не всё было настолько однозначно, как выглядит в тексте.
Ну что касается службы после Афганистана. В тексте нарушилась временная последовательность моей жизни. Я сначала уехал из Туркменистана (см: http://starodymov.ru/?p=2088), учился в Академии, дослужил армейскую выслугу… И только после этого стал главным редактором журнала «Боевое братство»: http://starodymov.ru/?p=2246
Дальше. Не отвергаю, быть может, я и в самом деле сказал, что «самая большая беда Афганистана – отсутствие конкретной цели». Но ведь это – прямая речь, где возможны недомолвки. Я ведь говорил не о государстве Афганистан, а об Ограниченном контингенте Советских войск в этой стране. Ну вот после этих предварительных оговорок я предлагаю вниманию друзей своё интервью, опубликованное на сайте Российского военно-исторического общества.
Интервью. Автор – Валерия Цыганкова
«У НАС НЕ БЫЛО КОМАНДЫ ПОБЕДИТЬ!»
или Афганская точка советской истории
Николай Александрович Стародымов: служил в Афганистане в 1985-1987 годах в 5 гвардейской мотострелковой дивизии в качестве военного журналиста
- Отношение общества к событиям в Афганистане на протяжении многих лет менялось. Сейчас эта тема обсуждается уже не так часто, но все равно вопрос стоит остро. Как вы лично оцениваете решение о вводе войск?
- Высший пилотаж в геополитике – поставить противника в положение, когда любой выход будет проигрышным. В конце 70-х годов Советский Союз в отношении Афганистана оказался в таком положении. Любое решение было бы неправильным. Не ввести войска было нельзя, потому что мы проигрывали целый регион. К чему привело решение о вводе войск, мы видим на практике. По сути, Афганистан стал одной из причин распада Советского Союза.
- Сейчас вы воспринимаете принятое решение о вводе войск как негативное для страны последствие, а как вы относились к происходящему тогда?
– Я был верным сыном своего времени. Искренним коммунистом. Верил в правильность того, что делается. Сейчас мы оцениваем с точки зрения того, как Брежнев с Андроповым в Кремле решали этот вопрос. А на тот момент я был рядовым офицером Советской армии. Оценивал ситуацию снизу.
- Расскажите, пожалуйста, немного о том, как вы попали в Афганистан.
- Я окончил Донецкое высшее военно-политическое училище. Был замполитом роты после выпуска. Служил в военно-строительном отряде в Подмосковье. Санаторий «Русь» строила моя рота. Когда были введены войска в Афганистан, я служил в стройбате. Судить мог только по той крохотной информации, которая была опубликована в газетах в конце 1979 года.
- А в вашей части как-то это обсуждалось?
- Понятно, что нам объясняли, насколько происходившее в Афганистане важно и актуально. Но, в каком объеме это происходит и как это отразится на будущем страны, мы не предполагали.
- И вот вас отправили в Афганистан… Вы помните свои эмоции, мысли?
- Нас в Афганистан направили позже, я тогда служил в Туркестанском военном округе в 58 мотострелковой дивизии. Я считал, что мы выполняем функцию прогрессора. Думал, что мы туда пришли, чтобы показать средневековому отсталому афганскому народу, как можно жить и что такое социализм.
- Вам казалось, что Афганистан – это средневековье?
-Показательный пример. 1982 год, в провинции Герат собрали детей, мальчишек лет 12, и привезли в Ташкент на неделю. Представьте себе состояние тех мальчишек. Они электричества не видели, кино, не знали ничего, кроме своих гор. Они увидели широкие проспекты, деревья, автобусы, метро. Увидели женщин без чадры, в коротких платьицах. А потом их опять увезли и распустили по домам.
Я об это акции знаю по рассказам одного из этнических афганцев-офицеров. Он признавался мне, что когда увидел, что за жизнь в СССР, он записался в ДОМА (ред. – Демократическая организация молодежи Афганистана). Взял автомат и в рядах молодежной организации решил бороться за то, чтобы у афганцев была та же жизнь, что и у советских людей.
И я свою роль оценивал с этой колокольни. В моей голове было: мы пришли, чтобы подтянуть людей до своего уровня жизни.
- А помните, как вас обычные афганцы воспринимали?
- Помню очень хорошо первый выезд за пределы Шинданского гарнизона, в котором я находился. В поселке Адраскан стоял наш инженерно-саперный батальон. Я туда приехал и общался с местными жителями. Весь поселок был завязан на нашей воинской части. Постоянные контакты.
- Какие контакты вы имеете в виду?
- Афганцы – это торговцы. Им заплати – они будут воевать, заплати – торговать. Им главное – заплати. А тут вдруг воинская часть стоит, которая у них покупает. Я там впервые увидел японские часы, очки солнцезащитные. Мы там все это покупали. Афганцам было очень выгодно с нами торговать.
- По вашим словам, прямо идиллия…
- Туда, где торговые отношения складывались с нашими гарнизонами, и не допускали душманские банды. Было все вполне мирно, тихо.
- А где не складывались?
- Я участвовал в рейде по районам, где не было наших частей. Мы приезжали в населенные пункты на самом западе провинции Герат, местным жителям привозили рис, масло, керосин, калоши. Бесплатно раздавали. Никогда никаких нападений не было. Они знали, что им везут халяву. Если там же шла колонна, которая ничего не везла, она запросто могла попасть в какую-нибудь засаду, потому что афганцам за нападение платили.
Я участвовал в «проческах». Мы в какие-то кишлаки приходили, и афганцы, когда чувствовали за нашими спинами силу, улыбались, принимали нас. Все замечательно. А когда силы не было, поручиться ни за что было нельзя.
- Всегда только на корысти все держалось с местными?
- Я верю, что афганцы в значительной своей части были искренними. Когда мы говорим про Афганистан, нельзя говорить обо всех однобоко. Там десятки национальностей проживают, племен и лидеров много. Это мозаика, в которой каждый кусочек отдельный. И отношение везде было разным.
- А у вас была какая-то установка сверху, как надо относиться к афганцам?
- У нас даже брошюра была специальная. Листовки печатали.
- Что там было написано?
- Не входи в гарем, не трогай, не смотри на женщин, уважай собственность. Была схематично изложена история ислама. И занятия с нами проводили.
- Есть ли у вас свой личный символ, напоминающий об Афганской войне?
- Множество всего. Я считаю, что в России необходим музей Афганистана. У меня на руках дневниковые записи, листовки, подшивка газеты, которую я вывез оттуда. Раритеты, которые хотелось бы отдать в такой музей.
- То есть значимость той войны не оценена по достоинству?
- Афганскую войну по значимости в истории нашей страны 20 века я мог бы на третье место поставить: после Первой и Второй мировых войн. Трагедий много было. Погибло почти 15 тысяч человек.
- Да, о погибших. Как вы думаете, смертей могло быть меньше? Насколько для военного и политического руководства был важен каждый солдат?
- В ходе боевых операций гибло людей меньше, чем вне боевых. Многие гибли по глупости. Кто-то начнет гранату разбирать, кто-то – с оружием баловаться. Мальчишки же. По 18 лет многим было.
Я приехал в Афганистан в августе 1985 года. А до этого моя 5 дивизия проводила большую операцию против душманов. Тогда погибло около 50 человек. На целую дивизию! Заместителю командира объявили строгий выговор по партийной линии. Это было очень суровое наказание.
Давайте говорить военными категориями: для такой грандиозной операции, которая длилась около месяца, это мизер. А это были самые большие потери нашей дивизии за всю историю Афганской войны!
- Одним словом, людей берегли…
- Людей берегли! По каждому человеку спрос был. За мою бытность на одной операции погибло около 10 человек. И разборки были ого-го! И виновного, когда нашли, потихонечку убрали.
- Николай Александрович, давайте немного вернемся к вашей личной истории. У вас, как у военного журналиста, были какие-то привилегии?
- У меня была огромная фора. Когда мы выезжали на боевые действия, я не был привязан к какому-то подразделению. Я кочевал и свободно ходил с тем подразделением, с которым хотел. Я и десантировался в тыл к душманам, и ходил на караван, и ходил с разведчиками, с артиллеристами, ездил с агитотрядом.
- А как бы вы обозначили зону своей ответственности?
- Я отвечал за то, чтобы освещать боевые действия, насколько это было возможным.
- А цензура была?
- Мы руководствовались двумя книгами: «Перечень сведений, разрешенных к освещению в открытой печати» и «Перечень сведений, запрещенных к освещению в открытой печати». И еще директивное указание было
- Что за указание?
- Мы не имели права указывать, что мы находимся на территории Афганистана. Не имели права писать, что наша дивизия ведет боевые действия.
- Как же вы выходили из положения?
- Исхитрялись. Говорили, что все это произошло на учениях. Писали слово «противники», намекая, что это было чуть ли не во время Великой Отечественной войны. Это нас угнетало. Постоянно получали выговоры от цензуры. Нас сильно пинали. По возможности мы эту цензуру обходили. Но это же было причиной того, что я дневник вел. Все туда записывал.
- Это разрешено было?
- Нет, конечно. Дневники запрещалось вести. Считалось, что они могут раскрыть какую-то военную тайну. Дислокации, командование, взаимоотношения. Опытный разведчик информацию из дневников может легко использовать. У некоторых журналистов даже неприятности были из-за этого. А я вывез целых 7 тетрадей.
- Как вы восприняли решение о выводе советских войск из Афганистана?
- Самая большая беда Афганистана – отсутствие конкретной цели. Никто не понимал, что мы тут делаем, что мы хотим. Мы решали какие-то частные задачи. Не было ясности, какова цель нашего присутствия. Мне нравится фраза: «У нас не было команды победить». И в этих условиях, мы воевали, теряли друзей. Вдруг нам объявляют, что мы сворачиваемся и уходим. Все, что сделал Горбачев, мне не нравится. Рушится страна, выводится 40-я армия. Тут же расформировывается. Как я могу хорошо относиться?
- Как сложилась ваша жизнь после возвращения из Афганистана?
- Я служил дальше в Ашхабаде в военном городке. В Туркмении было спокойно. Там уже сложилась хорошая ветеранская организация. Я 7 лет служил в организации «Боевое братство», был главным редактором журнала «Боевое братство».
В 1991 году я уехал из Туркмении. Уже тогда, еще до Котляковского кладбища, до взрыва (ред. – 1996 год), ругань была между ветеранскими организациями. И есть.
- А в чем причины конфликтов?
- Личностная причина. Есть несколько лидеров. Каждый хочет быть центровым. Объединиться – это значит, что кто-то должен признать себя вторым. А никто этого не хочет. И финансы тоже играют роль. У каждой ветеранской организации свой источник финансирования, и никто не хочет его терять и делиться с другими.
- Николай Александрович, а вы со своей частью встречаетесь?
- Каждый год 5 числа, 5 месяца в 5 часов на Поклонной горе собираемся. Всегда хожу на эти встречи!».

А вот адрес самой публикации: https://histrf.ru/biblioteka/b/u-nas-nie-bylo-komandy-pobiedit-ili-afghanskaia-tochka-v-sovietskoi-istorii
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 537
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Имя им – воины-интернационалисты!
« Reply #49 : 15 Октября 2019, 10:38:18 »

От столичного писателя и журналиста подполковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«С ЮБИЛЕЕМ, 101-й!
Мой добрый товарищ Владимир Тарабаев, с которым мы активно обмениваемся информационными сообщениями по ветеранскими делам (см.: http://starodymov.ru/?p=25138), переслал мне Историческую справку о боевом пути 101-го мотострелкового полка, которому 15 октября исполняется 55 лет. И хотя сегодня части с таким номером не значится в списке Российских Вооружённых сил, мы, ветераны, судьбы которых соприкасались, а чьи-то неразрывно сплелись, с полком, храним память о нём в своих душах. Ниже я приведу присланный текст.
Но предварительно отмечу точки моего личного соприкосновения со 101-м мотострелковым полком. В Афганистане больше всего боевых выходов у меня происходило именно с подразделениями 101-го полка и, например: http://starodymov.ru/?p=22095 Об этом я, в частности, рассказываю в своей книге «Не рассказывай мне страшного!»: http://starodymov.ru/?p=27647 Соответственно, в Герате мне довелось также побывать, и не раз. Равно как и всю провинцию Герат довелось исколесить с военнослужащими полка и, например: http://starodymov.ru/?p=23147 О вводе полка в Афганистан: http://starodymov.ru/?p=101 С генералом Юрием Шаталиным мне довелось встречаться в Кушке в феврале 1989 года во время вывода 5-й гв. мотострелковой дивизии с территории Демократической Республики Афганистан: http://starodymov.ru/?p=113
О том, как расформировывалась выведенная из Афганистана 40-я армия, я также писал: http://starodymov.ru/?p=5266 На протяжении многих лет в День дивизии, 5 мая на Поклонной горе неизменно присутствуют ветераны 101-го полка: http://starodymov.ru/?p=24814

«Историческая справка
101 мсп был сформирован в городе Выборг Ленинградской области в октябре-ноябре 1963 года на основании Директивы командующего Сухопутными войсками за № ОШ 1 /235666 от 15 октября 1963 года на базе 45-й гвардейской мотострелковой Красносельской ордена Ленина Краснознамённой дивизии имени А.А. Жданова с включением с 20 ноября 1963 года в боевой состав 5-й гвардейской мотострелковой Зимовниковской Краснознамённой ордена Кутузова дивизии с местом дислокации в туркменском городе Иолотань.
В ночь с 27-го на 28 декабря 1979 года 101 мсп в составе 5 гв. мсд (комдив-5 – генерал-майор Ю.В. Шаталин) по маршруту Кушка – Герат введён в Афганистан, в связи с чем с 29 декабря 1979 года дислоцировался в 12 км южнее г. Герат. Здесь 101 мсп участвовал в различных по масштабу и целям войсковых операциях 40-й армии, в том числе совместных: с ВС, МГБ, МВД ДРА.
В 1980 году за успешное выполнение боевых задач 101 мсп был удостоен Вымпела министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».
За годы войны в Афганистане службу в 101 мсп прошли свыше 20 тыс. человек, многие из которых награждены орденами и медалями, а трое Г.П. Кучкину, В.Л. Неверову и Ф.И. Пугачёву – Золотой Звездой Героя Советского Союза.
11 февраля 1989 года полк вышел из Афганистана, в связи с чем с 12 февраля 1989 года дислоцировался в туркменском городе Кушка».
На основании Директивы Генерального штаба ВС СССР от 30 января 1989 года и изданного в её воспаление приказа командующего ТуркВО от 2 февраля 1989 года 101 мсп был расформирован, при этом его личный состав и материальная часть обращены на доукомплектование 373-го гвардейского мотострелкового полка, а Боевое знамя и Вымпел переданы на хранение в штаб ТуркВО, откуда в свою очередь эти символы воинской чести, доблести и славы впоследствии поступили на хранение в Знамённый фонд Центрального музея Вооружённых Сил РФ.
За мужество и героизм на Северном Кавказе присвоено звание Героя Российской Федерации И.А. Касьянову – бывшему командиру разведывательной роты 101 мсп».


« Последнее редактирование: 15 Октября 2019, 10:51:24 от Sobkor »
Записан
Страниц: 1 2 [3]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »