Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: 41-я танковая дивизия  (Прочитано 6086 раз)

Александр Н.

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
41-я танковая дивизия
« : 30 Ноября 2008, 17:25:33 »

Здравствуйте!
Ищу деда: Фёдор Павлович Нижник 1918 г.р., уроженец села Флорино Бершадского района Винницкой области Украины. К лету 1941 года – офицер 81 тп 41 тд, дислоцировавшейся во Владимир-Волынском, лейтенант по воинскому званию.
С войны не вернулся.
Недавно бабушка рассказала, что по её возвращению в 1942 году домой в своё село из Владимир-Волынского, где она находилась на начало войны, было два письма. Одно из Киева и оно гласило, что нахожусь, мол, в ожидании эшелона на Ленинград, сильно бомбят железную дорогу, судьба Марии неизвестна. Второе из Ленинграда: мол, прибыл по назначению на Кировский завод, на довольствие ещё не встал, пока выдают боеприпасы уходящим на фронт... Отправил запрос на Кировский завод. По Ленфронту данных о гибели Нижник Ф.П. нет.
В Картотеке учёта безвозвратных потерь о Ф.П. Нижник данных нет.
Из его УПК: «Ныжнык (так в документе) Фёдор Павлович, 05.05.1918, украинец, владеет русским и украинским языками. Член ВЛКСМ с 1935 года. Служащий из крестьян. Технический работник (секретарь). Наград не имеет.
В 1940 году присвоено звание лейтенанта.
1938 – окончил 1 курс юр. школы города Харькова;
1940 – окончил Харьковское БТУ им. Сталина.
1938 – курсант БТУ.
23.02.1939 – принял присягу.
04.02.1940 – приказом НКО № 0467 назначен командиром взвода 38-й легкотанковой бригады.
22.04.1941 – командир взвода батареи тяжёлых танков 81 тп 41 тд.
03.05.1941 – командир взвода 53 отб 38 легкотанковой бригады»
.
Выяснил, что З8-я легкотанковая бригада в мае 1941 года была обращена на формирование 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса 5-й армии Киевского особого военного округа...



Явно что лейтенант Нижник пал в боях 1941-го!
Даю краткую справку по истории 41 тд.
Сформирована в Киевском особом военном округе на основе 36-й и 38-й танковых бригад в марте 1941 года.
В действующей армии с марта 1941 по 09.09.1941 года.
На 22.06.1941 года дислоцировалась во Владимире-Волынском, имея в своём составе 415 танков (342 Т-26, 31 КВ-2, 41 химический и 1 Т-37). В 4-00 22.06.1941 обстреляна дальним артиллерийским огнём. В этот же день совершает марш из района сосредоточения на Люблинец, колхоз Любляны, Будище в леса южнее Тупалы (район Ковеля. В пути дивизия попала в болотистую местность, часть танков застряла, в назначенный район дивизия не вышла. В период с 22 по 29.06.1941 года части дивизии передавались в другие подразделения, использовались для поисков диверсантов, охраны штабов и т. д.
К 29.06.1941 года организованно отошла на рубеж реки Стоход, где перешла к обороне. Успешно участвовала в целом достигшем ограниченных целей контрнаступлении под Дубно, уничтожив до трёх батальонов пехоты противника, 10 противотанковых орудий и 2 артбатареи. С 02.07.1941 года начала отход на рубеж реки Случь. С 10 по 14.07.1941 года участвовала в контрударах на новоград-волынском направлении, с 23.07 по 05.08.1941 вела активные бои в районе Коростенского укрепрайона, по 20.08.1941 года там же сковывала крупные силы противника. На 19.07.1941 года в дивизии остался один танк, на 14.08.1941 года осталось 583 человека. С 20.08.1941 года начал отход за Днепр, участвовала в боях у Чернобыля.
09.09.1941 на основе остатков дивизии сформирована 143-я танковая бригада
Для поиска информации введите в Яндексе 41 танковая дивизия. Будут вопросы - всегда рад помочь, пишите. С уважением, Александр.

Из воспоминания начальника штаба 38-й отдельной танковой бригады К.А. Малыгина: «Вечером 17 июня на станцию Владимир-Волынск прибыл эшелон с танками КВ-2 для батальона тяжелых танков. Машин было 18 – для трех рот по пяти в каждой и три – для взвода командования. Танки эти были засекречены, разгружать и перегонять их в дивизию разрешалось только ночью, укрытыми брезентом. Ночь на 18 июня была для жителей центральной улицы города беспокойной. По ней проходили для того времени чудо-машины, мощно ревели моторы, под гусеницами содрогалась земля, в окнах домов дребезжали стекла... Мы направили машины в лес. В дивизии КВ-2 никто еще не видел, кроме тех, которые были командированы на завод для их приема и сопровождения.
Полковник П.П. Павлов поручил своему заместителю по технической части подполковнику Д.А. Васильеву ознакомить командование соединения с тактико-техническими данными КВ-2. Утром 20 июня мы во главе с П.П. Павловым подошли к новым машинам. Возле них стоял подполковник Д.А. Васильев. Перед нами возвышался стальной гигант. Танк Т-26 по сравнению с ним казался игрушечным. Экипажу Т-26, чтобы совершить посадку через люк башни, достаточно было стать на гусеницу, а у КВ-2 для этой цели была приварена к броне лестница. Мы обошли эту громадину, осмотрели и, признаться, были поражены ее величием. Конечно же это был самый мощный танк в мире.
- Приступайте, товарищ Васильев! – приказал Павлов.
Дмитрий Александрович, держа в правой руке длинную указку, а в левой – «Руководство по танку КВ-2», начал:
- Боевой вес танка около 50 тонн, толщина лобовой брони – около 100 миллиметров, маски – около 200 миллиметров. На прицеле две шкалы. Одна – для бронебойного, другая – для бетонобойного снарядов. Танк предназначен для разрушения железобетонных огневых точек укрепленных районов. Эвакуировать его могут только тракторы типа «Ворошиловец», каких, кстати, – Васильев повернулся к комдиву, – у нас в дивизии пока нет, товарищ полковник. Если эта махина застрянет в болоте, то вытащить ее можно будет только одним или двумя такими же танками. Предупреждаю, что наши ремонтники пока этот танк не знают. Экипажи подобраны с Т-26, и завтра батальон тяжелых танков, начнет освоение новой техники»
.
« Последнее редактирование: 05 Августа 2016, 18:31:45 от Sobkor »
Записан

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #1 : 21 Апреля 2011, 20:57:26 »
Небольшое дополнение
В марте 1941 года в древнем Владимире-Волынском началось формирование нового танкового соединения – 41-й танковой дивизии (в/ч 1702).
Дивизия была сформирована из 36-й им. Богомолова и 38-й легкотанковых бригад 5-й армии Киевского особого военного округа. Дислоцировалась на западной окраине города в районе бывшего 4-го военного городка ("Медянка"), где ныне находится оптовик "Волыньпак", медицинский колледж и другие небольшие предприятия. Штадив-41 разместился в помещении теперешнего Владимир-Волынского объединенного районного военного комиссариата (ул. Сечевых Стрельцов, 3).
Обе бригады, предшественники дивизии, были сформированы в середине 1930-х годов (36 лтбр, сначала как 3-я механизированная бригада, в Старых Дорогах (БВО) 15.05.32 на базе 12-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии и части личного состава 3-го кавкорпуса;
38-я лтбр на базе 15 механизированной бригады в 1935 году в КВО), обе участвовали в Советско-Польской войне сентября - октября 1939 года в составе Украинского фронта (36 лтбр в составе Северной АГ - 5А, 38 лтбр в составе Волочиской АГ - 6А). 36-я лтбр в той войне с боями прошла от Гощи в Люблина, ее танкисты участвовали в разоружены польских частей в Дубно, Луцке, Владимире-Волынском, Хелме. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1940 и приказа НКО СССР от 25.07.1940 в целях увековечения памяти бывшего командира соединения М.М. Богомолова его имя было присвоено бригаде. К 1940 году батальоны бригады дислоцировались в г. Ровно, в июне 1940 года 36  лтбр была включена в состав армейской группировки на территории Бессарабии, а по возвращении была размещена в г. Дубно.
38-я лтбр после Советско-Польской войны дислоцировалась во Владимире-Волынском в казармах где при Польше находился 27-й артиллерийский полк.
Командный состав управления дивизии были переведены из 38-й лтбр. Так командиром 41 тд стал бывший командир 38 лтбр полковник Петр Петрович Павлов (командовал бригадой с 10.09.1940 года), начальником штаба дивизии бывший начальник штаба бригады подполковник Константин Алексеевич Малыгин, военным комиссаром полковой комиссар Михаил Михайлович Балыков.

Здравствуйте!
Интересует более подробная информация о подготовке к приёму Т-34.
Здравствуйте!
Данные взяты из воспоминаний ветеранов 41-й тд, в первую очередь, служивших на должностях в технической части. Вначале были укомплектованы штатной техникой батальоны тяжелых танков (КВ-2), которых накануне войны в дивизию поступило 31 ед. Следующим этапом должно было быть перевооружение батальонов средних танков ( как известно Т-26 считался легким, а Т-34 именно средним). Учитывая, то, что 41-я тд находилась в непосредственной близости к границе танки новых модификаций поступали в первую очередь. В подтверждение слов ветеранов:
"Новые танки в первую очередь направлялись в приграничные военные округа. К началу Великой Отечественной войны в составе пяти приграничных округов имелось всего 1475 танков КВ и Т-34{4}, что составляло около 80 процентов всего танкового парка новых машин.... В конце ноября 1939 г. Главный Военный Совет Красной Армии после обстоятельного изучения опыта боевых действий танковых войск принял решение об их реорганизации. Было признано целесообразным иметь однотипную организацию отдельных танковых соединений (бригад), вооруженных танками БТ и Т-26 с дальнейшим перевооружением их танками Т-34....В механизированный корпус новой организации входили две танковые и моторизованная дивизии, мотоциклетный полк, отдельные батальоны: связи и моторизованно-инженерный, а также авиационная эскадрилья. Ударное ядро корпуса составляли танковые дивизии. Каждая дивизия состояла из двух танковых, мотострелкового и артиллерийского полков и обеспечивающих подразделений. Всего в дивизии предусматривалось иметь 375 танков разных типов (63 КВ, 210 Т-34, 102 Т-26 и БТ).". (Советские танковые войска 1941-1945. Военно-исторический очерк. — М.: Воениздат, 1973. с.10-13). О подготовке к приему новой техники в своих мемуарах вспоминал и бывший начальник штаба 41-й тд К,А.Малыгин. Конкреных документом (накладных, нарядов, планов получения техники и т.п.) к сожалению нет ( за исключением, по получению КВ-2 в июне 1941). С уважением,

Спасибо за ответ, но по КВ-2 путаница, больше фактов о том что небыло в штате 31 КВ. Дивизия в начале войны должна была дополучить тяжелые танки ( по штату 63 шт.).
В принципе танковая дивизия по штату 1941 года должна была иметь КВ - 63, Т-34 - 210, БТ-26, Т-26 - 22, ХТ-26 - 54, всего 375. Но штаты не были однотипными.
По состоянию на 22.06.1941 в 41-й тд было: КВ-2 - 31, Т-26 - 342, ХТ-26 - 41, Т-37 -1. Количество КВ-2 - 31 танк однозначно. Первая партия была получена в начале июня 1941 года - вторая прибыла в дивизию накануне войны. Если произвести расчет потерь КВ-2, то так же получается 31 танк. А вот насчет того что в начале войны должна была дополучить танки до штата согласен. Вот только открытым остается вопрос для какой войны, наступательной или оборонительной. Вопрос спорный и интересный.
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:21:35 от Sobkor »
Записан
Сергей

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #2 : 22 Апреля 2011, 16:22:53 »
Создание дивизии
В марте 1941 года в древнем Владимире-Волынском началось формирование нового танкового соединения – 41-й танковой дивизии (в/ч 1702), дивизии недолгий боевой путь которой до этого времени окутан недосказанностью и неоднозначностью.
Дивизия была сформирована из 36-й им. Богомолова и 38-й легко танковых бригад 5-й армии Киевского особого округа в г. Владимире - Волынском. Дивизия дислоцировалась на западной окраине города в районе бывшего 4-го военного городка ("Медянка") где ныне находится оптовая база "Волыньпак", медицинский колледж и другие небольшие предприятия. Штаб 41 тд был размещен в помещении теперешнего Владимир-Волынского объединенного районного военного комиссариата (ул. Сечевых Стрельцов, 3)
Обе бригады - предшественники дивизии были сформированы в середине 30-х годов (36 лтбр, сначала как 3-я механизированная бригада, в Старых Дорогах (БВО) 15.05.32 на базе 12-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии и части личного состава 3-го кавкорпуса; 38 лтбр на базе 15 механизированной бригады в 1935 году в КВО), обе участвовали в Советско-Польской войне сентября октября 1939 года в составе Украинского фронта (36 лтбр в составе Северной АГ – 5А, 38 лтбр в составе Волочиской АГ – 6 А). 36 лтбр в той войне с боями прошла от Гощи до Люблина, ее танкисты участвовали в разоружены польских частей в Дубно, Луцке, Владимире-Волынском, Хелме. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1940 и приказа НКО СССР от 25.07.1940 года в целях увековечения памяти бывшего командира соединения М.М. Богомолова его имя было присвоено бригаде. К 1940 году батальоны бригады дислоцировались в г. Ровно, в июне 1940 года 36 лтбр была включена в состав армейской группировки на территории Бессарабии, а по возвращении была размещена в г. Дубно.
38 лтбр после советско-польской войны дислоцировалась во Владимире-Волынском в казармах, где в свое время размещался 27-й артиллерийский полк.
Командный состав управления дивизии был переведен из 38 лтбр.
Так, командиром 41 тд стал бывший командир 38 лтбр полковник Петр Петрович Павлов (командовал бригадой из 10.09.1940 года), начальником штаба дивизии бывший начальник штаба бригады подполковник Константин Алексеевич Малыгин, военным комиссаром полковой комиссар Михаил Михайлович Балыков.
Командир дивизии полковник Петр Петрович Павлов имел значительный жизненный и военный опыт.
П.П. Павлов родился 12 января 1896 в слободе Уразово (ныне пгт Уразово Валуйского района Белгородской области РФ). В ноябре 1917 года поступил в Красную Гвардию, а в феврале 1918 года в ряды Красной Армии. В Гражданскую войну воевал в должностях командира отделения 12-го сп 42-й сд, командира взвода отдельного кавалерийского дивизиона. Воевал на Южном и Западном фронтах против немцев, войск генералов Краснова и Деникина. В 1920 году воевал против польских войск маршала Пилсудского, а затем против войск барона Врангеля в Крыму. Был награжден двумя орденами Красное Знамя. По окончании Гражданской войны, с января 1923 командовал кавалерийским эскадроном сначала в 23-м, затем в 24-м Донском кавалерийских полках. С февраля 1925 служил в 19-м Манычском кавалерийском полку в должностях ВО командира эскадрона, помощника начальника штаба полка, начальника полковой школы. В декабре 1928 года был направлен на Курсы усовершенствования командного состава кавалерии в г. Новочеркасск, по окончании которых, в сентябре 1929 года, вернулся в 19-й кавполк на должность помощника начальника штаба полка. С ноября 1930 года - начальник 2-го отделения штаба 4-й Ленинградской кавалерийской дивизии. С мая по ноябрь 1931 служил в должности начальника полковой школы 23-го Сальского кавалерийского полка, а впоследствии вернулся на предыдущую должность в штабе 4-й кд. С марта 1932 бывший кавалерист переквалифицировался в танкового командира. Сначала, в мае 1932 года, получил назначение на должность преподавателя Нижегородской бронетанковой школы МВО, а в июле 1937 года -Бронетанкового училища им. И. В. Сталина. В последнем служил на должностях преподавателя, командира учебного батальона, помощника начальника училища по строевой части. В январе 1939 года получил назначение на должность помощника командира 38-й легко-танковой бригады. С 8 августа по 10 сентября 1940 служил в должности помощника генерала - инспектора БТВ РККА, а затем вернулся в 38-й лтбр на должность й командира.

Из батальонов 36-й лтбр был сформирован 82-й танковый полк - в / ч 1804 (командир - майор Суин Александр Степанович, заместитель по политчасти - батальонный комиссар Мельник Ефрем Петрович), 38-й лтбр - 81 танковый полк - в / ч 1745 (майор Ковалев Василий Георгиевич). 41-й мотострелковый полк - в / ч 1739 (майор Музырь Филипп Петрович) с дислокацией в г. Любомль формировался заново и 41-й гаубичный артиллерийский полк в / ч 1816 (командир - майор Хижин Николай Сергеевич, начальник штаба - капитан Суворов Василий Иванович, заместитель по политчасти старший политрук Федоренко).
Кроме двух танковых одного мотострелкового и гаубичного артиллерийского полков в состав дивизии входили:
41 разведывательный батальон - в / ч 1708 (капитан Стоянов Иван Дмитриевич);
41 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион - в / ч 1733 (старший лейтенант Лендер Израиль Зусевич);
41 понтонно-мостовой батальон - в / ч 1826 (капитан Петров Евгений Владимирович)
41 отдельный батальон связи - в / ч 1716 (капитан Мелкого Николай Степанович)
41 автотранспортный батальон - в / ч 1829 (вийськтехник1 ранга Татаринов Дмитрий Михайлович);
41 ремонтно-восстановительный батальон - в / ч 1832 (Пахомов Иван Андреевич);
41 медико-санитарный батальон - в / ч 1835 (военврач 2 ранга Каревський).
41 рота регулирования - в / ч 1722 (капитан Янович Григорий Григорьевич).
740 полевая почтовая станция и 595 полевая касса Госбанка.

По состоянию на 22 июня 1941 в дивизии было: личного состава - 8628 (551 комначсклада, 1037 младшего комсостава, 7040 красноармейцев); танков - 415 (КВ-2 - 31, Т-26 - 342 (в т.ч. 142 радийных), ХТ -26 - 41, Т- 37 -1); бронеавтомобилей БА-10 -5, БА-20 -10; орудий - 20 (76мм - 4 (в мсп), 122мм гаубиц М30 - 12, 152мм гаубиц М-10, МЛ-20 -4), минометов (в мсп) - 45 (82мм батальонных минометов БМ- 37 и БМ-36 -18, 50мм ротных минометов РМ-38 и РМ-40 - 27), 37мм зенитных пушек типа МЗА - 4, автомобилей - 157 (по другим данным - 682), тракторов -17 (по 6 в 81 и 82 тп, 5 в 41-м гап).
При этом, если батальоны средних (легких) танков Т-26 и огнеметных (химических) ХТ-26 танковых полков были укомплектованы подготовленным личным составом, большая часть которого уже имела опыт боевых действий во время событий сентября - октября 1939 года, то личный состав и техника для укомплектования 41-го мотострелкового полка стали поступать только в начале мая 1941 года, а большая часть солдат полка была из числа недавно призванных и до начала войны успела выполнить лишь 1-е упражнение учебных стрельб. Вместе с тем, изменения в организационно-штатной структуре танковых подразделений (взвод увеличился с 3 танков в 5, рота с 10 до 16) требовали мероприятий по боевого слаживания. В зенитном дивизионе лишь одна батарея была укомплектована 37мм автоматическими пушками, две другие батареи еще ждали вооружения. Не был полностью укомплектован вооружением и 41-й гап. Если в первом дивизионе полка (122мм гаубиц) были в наличии все пушки, то налицо было только 4 штатных тягачи для транспортировки во 2-м дивизионе (152 мм гаубиц) было всего 4 пушки с 12, которые полагалось иметь по штату. Кроме того дивизии не хватало до 700 автомобилей, которые при обьявлении мобилизации должны были поступить из народного хозяйства.
За пять дней до войны, вечером 17 июня для укомплектования батальонов тяжелых танков 81-го и 82-го тп на железнодорожную станцию Владимир-Волынский прибыл эшелон с 15 танками КВ-2 (до этого в составе дивизии 16 КВ-2, которые были получены в начале июня). Формирование экипажей танков было начато за счет экипажей Т-26 (с танками прибыли только механики - водители) только 21 июня.
Вместе с тем техники, которая могла бы эвакуировать эти стальные 52 - тонные машины (трактора типа "Ворошиловец") в дивизии не было, не знали особенностей ремонта этих боевых машин и специалисты ремонтно-восстановительного батальона соединения. Большинство источников указывают и на отсутствие боеприпасов для КВ-2, хотя это утверждение несколько опровергает фото, сделанное неизвестным немецким фотографом в с. Верба Владимир-Волынского района.
Танки 41-й тд в середине мая (15-18 05) 1941 в основной своей массе были выведены из парков полков и сосредоточены в лесу на северо-запад от Владимира-Волынского а районе хутора Петушок. В этот же район с железнодорожной станции Владимир-Волынский были отправлены и КВ-2. Места стоянок в парках боевых машин в военном городке были обустроены брезентовыми навесами, имитирующих нахождение под ними танков. Эта маленькая хитрость против немецких воздушных и наземных разведчиков впоследствии сыграет свою роль в первые минуты войны.
В последние предвоенные дни в дивизии шло напряженное боевая учеба. Осваивалось новая техника, шла подготовка к приему танков Т-34, которые должны была заменить Т-26. Осуществлялись меры по боевого слаживания подразделений.
С 10 по 13 июня 1941 командование и штаб 41-й тд участвовали в командно-штабных учениях, которые проводил генерал-майор Н. Ф. Ватутин. Участие в КШУ приняли штабы 5-й армии и объединений, входы в него и подчиненные им соединения. Учитывая Директиву якобы подписанное Ватутиным 14 июня 1941 и текст которой до сих пор не известен широкой общественности исследователей, о замысел и цель этих учений можно только догадываться. Хотя лично у меня складывается впечатление что военно чиновники высоких рангов учились вести наступательных боевых действиях против немецких войск.
15 июня 1941 3-й батальон (старший лейтенант Меренков) 41-го мотострелкового полка был выдвинуты в район Шацка в полевой лагерь, где он находился до 22 июня 1941. Необходимо отметить, что ротами в полку командовали недавние выпускники военных училищ, а взводами старшины - сврхсрочники.
Два батальона Т-26 21 июня вернулись с военных учений, 23 июня на обучение должен был выбыть 3-й батальон под командованием капитана Бачакашвилы Иосифа Давыдовича.
По воспоминаниям ветерана дивизии, тогда командира взвода разведки 41-го гап Льва Дмитриевича Одновола, его однополчан сначала подняли по тревоге в 24.00 21 июня, но после проверки наличия личного состава в 02.00 отпустили по квартирам.
До начала войны оставалось три с половиной час

Действия частей 41-й тд в период с 22 по 28 июня 1941
Утро 22 июня 1941 началось с массированного артиллерийского обстрела и авиационного налета на древней Владимир. Немецкая артиллерия сосредоточила огонь по паркам 41-й танковой и казармам 87-й стрелковой дивизий. Удары по парку 41-й тд цели не достигли - боевой техники там не было, однако снаряды начали рваться в районе склада горюче-смазочных материалов. Личный состав был поднят по тревоге. Осколками снарядов в первые минуты войны было убито до десяти солдат. По пути к военному городку дивизии по комсоставу вели прицельный огонь немецкие диверсанты, которые накануне пробрались во Владимир и заняли огневые позиции. В связи с отсутствием артиллерийских тягачей командиром дивизии полковником Павловым было принято решение о транспортировке пушек 41-го гап танками Т-26 с пулеметным вооружением, а ящиков со снарядами для них грузовыми автомобилями. Часть грузовых автомобилей пришлось выделить для эвакуации семей командного состава, которые вслед за мужьями прибежали к военному городку.
Уже в 06.00 заняли огневые позиции батареи 41-го гап, которые открыли огонь по немецким частям, форсировавшим Западный Буг. Основной огонь был сосредоточен по мосту через Буг в районе г. Устилуг.
В небе над Владимиром снова появились немецкие бомбардировщики. Четырем зениткам дивизии в первые часы войны удалось сбить четыре вражеских машины.
В связи с тем, что связи со штабами корпуса и армии связи не было полковником Павловым было принято решение действовать в соответствии с планом отмобилизования, по которому 41-й тд (на М-3) предстояло выйти в район сосредоточения Калиновка, Турийск, Городелец и разместить штаб дивизии в с. Ружин (все населенные пункты современного Турийского района). Вместе с тем, по предложению начальника штаба подполковника Малыгина и просьбой командира 87-й стрелковой дивизии генерал-майора Алябушева для усиления последней было выделено танковый батальон (Т-26) из состава 82-го танкового полка и подразделения развед батальона дивизии. Впоследствии, приказом командующего 5-й армии генерал-майора танковых войск Потапова для усиления 87-й тд было передано еще один танковый батальон из того же 82-го тп.
Конечно, сейчас можно размышлять о правильности решения, принятого командиром дивизии полковником Павловым, но вспомним, что он выполнял приказ.
И все же. В районе Владимира-Волынского кроме частей 298-й и 44-й пехотных дивизий 29-го армейского корпуса Ханса фон Остфельдера наступали 13-я и 14-я танковая дивизии 3-го механизированного корпуса генерал-полковника Эберхарда фон Маккензена. Советские и современные российские исторические источники единодушно утверждают о превосходстве немецких, в первую очередь танковых соединений над советскими. Но, в чем же заключалась эта преимущество?
Немецкая танковая дивизия образца 1941 года имела численность 16000 человек и состояла из одного танкового полка (двух - или трех батальонного состава), двух полков мотопехоты (двух батальонного состава), артиллерийского полка, истребительно-противотанкового дивизиона и четыре батальона - разведывательный, саперный, связи и запасной (учебный). В дивизии насчитывалось 209 или 147 танков, 27 бронемашин, 192 орудий и минометов а также около 400 бронетранспортеров, около 1500 грузовиков, 600 автомобилей и 1300 мотоциклов (из которых половина с колясками). Таким образом, в отличие от советской, основной ударной силой немецкой танковой дивизии была моторизованная пехота на автомобилях, способна вне зоны противодействия противника передвигаться с очень большой скоростью, а при вступлении в боевой контакт быстро организовать прочную оборону. Танковый полк обеспечивал боевую устойчивость дивизии на марше по тылам противника. Если мы говорим о конкретных немецких танковых соединениях, то в 13-й танковой дивизии было на вооружении 45 танков Pz.ІІ, 27 Pz.ІІІ с 37мм пушкой, 44 Pz.ІІІ с 50мм пушкой, 20 танков Pz.IV и 13 командирских танков Pz.Bf, всего 149. В 14-й танковой дивизии находилось 45 танков Pz.ІІ, 15 Pz.ІІІ с 37мм пушкой, 56 Pz.ІІІ с 50мм пушкой, 20 танков Pz.IV и 11 командирских танков Pz.Bf, всего 147. Вместе 296 танков. Напомню, что в 41-й тд - 415, т.е. на 73% больше. Не выдерживает и другой постулат о превосходстве немецких танков над советскими. Каждый желающий может в этом убедиться сравнив основные тактико -технические характеристики.
Понятно, что немецкие дивизии имели значительное преимущество в артиллерии, но замечу, что кроме дивизионной и полковой артиллерии 87-й и 41-й тд на Владимир-Волынском направлении еще находились 2-й укрепленный район и корпусной артиллерийский полк, огневые средства каких бы уравновесили и этот показатель.
Хотя история и не знает слова "если бы"), но, если бы 41-я тд осталась на направлении главного удара 6-й немецкой армии и 1-й танковой группы, то возможно бы и события первых дней войны в полосе обороны 5-й армии были бы совершенно другими.
Вернусь к боевым действиям 41-й тд.
Итак, колонна 41-й тд начала движение в направлении Турийск, один батальон 82-тп остался в районе Владимир-Волынского. В районе хутора Пивнык осталось и три КВ-2, которые по техническим причинам не смогли продолжить движение. Экипажи этих танков течение суток отбивались от врага и погибли в своих боевых машинах.
Между тем 3-й батальон 41-го мотострелкового полка, который находился в лагере под Шацком у 05.00 был поднят по тревоге. Командир батальона старший лейтенант Меренков приказал свернуть лагерь и на автомобилях вернуться в расположение полка. 1-й и 2-й батальоны полка возле 05.00 22.06.1941 были выдвинуты в тыл 2-й пограничной комендатуры южнее сел Рымачи и Ягодын, где вступили в бой с противником. Артиллерийский дивизион полка занял огневые позиции и открыл огонь по гитлеровцам, которые пытались форсировать Западный Буг на участке 7-й и 8-й пограничных застав. Командир полка майор Музырь направил радиограмму командиру дивизии: "Полк ведет бой на границе. Оперативно подчинен командиру 45-й стрелковой дивизии ". 3-й батальон, прибывший в Любомля около 06.00 получил оружие, боеприпасы и поступил в распоряжение командира 45-й стрелковой дивизии как и другие подразделения полка. 8-я рота (младший лейтенант Богачев Михаил Якимович) 41 мсп после получения боеприпасов также была направлена в район Рымачи где соединилась со своим батальоном. В 11.00 рота была отозвана приказанию командира 41-го мсп майора Музыря в Любомль, где получила задание загрузиться на автомобили и выбыть в район Шацка. В районе Шацка 8-я мср вместе с полковой школой 10-го стрелкового полка 45-й сд при поддержке двух бронеавтомобилей разведывательного батальона 45-й сд атаковали гитлеровцев и выбили их в районе автомобильного моста. В ходе атаки один бронеавтомобиль был уничтожен (сгорел вместе с экипажем), второй подбит без возможности восстановления. 8-я мср занимала оборону в районе Шацка до 24 июня 1941, а к вечеру этого дня была возвращена в Любомль. Распоряжение на отход лично передал начальник штаба батальона младший лейтенант Герасимчук.
В этот же день танковые полки (без 2-х батальонов Т-26 82-го тп), 41-й гап и другие подразделения дивизии во главе с ее управлением и штабом совершили марш в направлении на Ковель. По прибытии дивизия была размещена в районе Люблинец, колония Люблинец, Будище, лес южнее с. Тупали. Склады дивизии во Владимире-Волынском было решено взорвать при угрозе их захвата гитлеровцами, старшим был назначен заместитель командира дивизии по МТС Хвостикова. Последние подразделения, которые занимались эвакуацией выбыли из Владимира-Волынского у 19.00 22.06.41.
В ходе марше колонна дивизии неоднократно подвергалась ударам немецкой авиации. Один из танков КВ-2 получил повреждения от взрыва авиабомбы и был оставлен, еще один застрял в болоте.
К 14.00 22.06.1941 основные сили 41-й тд прибыли в район с. Тупалы. Семьи военнослужащих на 20 автомобилях под командой полкового комиссара С.Ф.Завороткина были направлены в Ковель.
К 17.00 было установлено проводную связь со штабом 15-го стрелкового корпуса (полковник Федюнинский) и штабом 5-й армии. Установление этой связи и пере подчинения дивизии штаба 15-го СК, как это ни странно звучит стало началом конца дивизии - ее подразделения и частями стали "пасынками" в руках старших командиров и начальников. С этого времени дивизия в полном составе не действовала, боевая мощь могучего танкового соединения была розсована на выполнение различных задач на разных направлениях.
В 17.25 22 июня приказом штаба 5-й армии рота Т-26 из состава дивизии была предназначена для борьбы с немецким авиадесанта, якобы высадился на дороге Брест-Ковель. Рота была выдвинута в район с. Дубова. Еще одна рота танков Т-26 была направлена в район местечка Мацеев для осуществления разведки в направлении Крылув. Вскоре дивизия осталась и своей гордости и ударной силы: оба батальона тяжелых танков 81-го и 82-го тп были направлены на северную окраину Ковеля для прикрытия Брестского направления. Командование 15-го СК аргументировало свое решение возможностью прорыва немецких танковых и механизированных соединений. Замечу, что в одном из источников не обнаружено движение немецких частей на Ковель со стороны Бреста в период действий 41-й тд в районе Ковеля.
Два танковых батальона 41-й тп, которые остались в районе Владимира-Волынского принимали участие в контрударе 87-й сд в направлении на Устилуг вместе с 96-м и 16-м стрелковыми полками при поддержке 212-го и 178-го артиллерийского полков. Советским частям было приказано наступать в направлении желая, Устилуг и выйти к Бугу на участке Устилуг, Черников. При этом 16-й сп с 212-м гап и одним танковым батальоном наступал в направлении Пятидни, Вилька Видраницкая и должен был отбросить врага к Бугу, на рубеже Чернявка, Устилуг. 16-й сп с приданными подразделениями отбил атаку передовых частей 298-й пехотной и 14-й танковой дивизий, вышел в район с. Пятидни, где к полку присоединился его 1-й батальон под командованием капитана Бычкова (батальон отступал от Устилуга и сдерживал наступление немецких подразделений, рвавшихся к Владимиру). Танкисты батальона 82-го тп вместе с пехотинцами 96-го сп полковника Васильева после обеда 22 июня выбили немцев из района Хотячева, деблокировали гарнизоны ДОТов 1-й роты (лейтенант Николай Бойта) 19-го пульбату (майор Кулик) 2-го Владимир- Волынского Ура (полковник Караманов) и закрепились вдоль берегов реки Студеница от Пятидень до Хотячева. Подразделения 96-го сп и 82 тп до вечера отбивали атаки 298-й пехотной дивизии противника, которая захватила плацдарм на правом берегу Буга в районе Устилуг, Вигоданка. На этом плацдарме, глубиной 6-8 км стали разворачиваться части 14-й танковой дивизии Вермахта.
Утром 23 июня батальоны 82-го тп поддерживали огнем и броней атаку 96-го сп в направлении на Устилуг. 16-й сп полковника Филимонова выполнить поставленную задачу о прорыве на северную окраину Устилуга не смог. Между тем, до 13.00 23.06.1941 подразделения 96-го сп и 82-го тп выбили гитлеровцев из юго-восточной окраине Устилуга. Танкисты в ходе атаки раздавили колонну 298-го немецкого артиллерийского полка, которая двигалась по дороге Устилуг - Пятидни.
В первых боях на границе отличился и будущий Герой Советского Союза (звание присвоено 21.07.1944), а тогда командир танкового взвода младший лейтенант Евгений Иванович Усенко. Взвод (9 танков Т-26) под его командованием удачно выбрали позицию для засады и замаскировался. Когда к месту засады подошла колонна из 40 немецких бронемашин Усенко приказал открыть огонь. Поврежденные передовые машины не позволяли двигаться другим, развернуться на узкой лесной дороге также было трудно. В результате этого боя танкистами взвода Усенко были подбиты шесть немецких танков и три бронемашины.
Около 16.00 части 298-й пд при поддержке танков и мотопехоты 14-й тд прорвались к Владимиру-Волынскому по шоссе Устилуг - Владимир-Волынский и вышли на северную окраину города. Оборона 87-й сд была разорвана на две части. Справа, в районе Устилуг против частей 298-й пд вели бой подразделения 16-го сп и 212-го гап с одним батальоном 82-го тп. Левый фланг 87-й сд (283-й сп) атаковали части 44-й пд. Под натиском немцев 283-й сп вынужден был отойти к Суходолам. 96-й сп и батальоны 82-го тп оказались в полуокружении. Уход полка на рубеж Хотячив - Ораны прикрывали танкисты, при этом остатки одного батальона оставались в распоряжении командира 96-го сп, а второго прикрывали отход 16-го сп (отошел в район с. Озютичи) и 212-го гап, который отошел к вечеру 23 июня в район с. Туропин где занял оборону. В районе Туропин вместе с артиллеристами заняли обороны и танкисты майора Суина.
В боях в районе Владимира-Волынского советские танкисты впервые встретились с необычной оружием немецких пехотинцев, которая вывела из строя немало Т-26. Этим оружием были противотанковое ружье PZB-39 и ручной противотанковый гранатомет GZB-39. Захваченные образцы трофейного оружия через некоторое время командованию дивизии продемонстрировал командир 82-го тп майор Суин. Всю серьезность такого оружия подтверждали и 5 пробоина на одном из танков КВ глубиной 50-52 мм.
В ходе боев 22-23 июня батальоны 82-го тп потеряли 30 танков. 20 танков, которые могли продолжать бой впоследствии вышли в район с. Ива, где действовали в составе 215-й механизированной дивизии.
Чудом из вражеского окружения прорвались машины разведывательного батальона дивизии, в одном из которых находился будущий командующий войсками объединенных сил стран-участниц Варшавского договора и заместитель министра обороны СССР маршал Советского Союза Виктор Куликов, тогда младший лейтенант, командир разведывательного взвода. Взвод Куликова имел задачей установления связи с командованием 87-й сд и координацию действий танковых и пехотных подразделений.
На Любомльском направлении, где действовали основные силы 41-й танковой дивизии обстановка на конец дня 22 июня была менее угрожающе. Вследствие ударов 45-й стрелковой дивизии ее части частично отбросили немцев, которые вторглись на советскую территорию (61-й сп полковника Г. С. Антонова в районе Ягодына и 10-й сп подполковника М.О. Гузя в районе Шацка) и вышли в линии государственной границы на участках Кошары, Адамчуки (10-й сп) и Опалин, Гуща (16-й сп). Как сообщалось уже выше, в составе 10-го сп течение дня действовали подразделения 3-го батальона 41-го мсп 41 - танковой дивизии, а два других батальона находились в резерве командира 45-й сд генерал-майора Шерстюка.
В 09.00 23 июня после 10 минутного артиллерийского налета 3 / 41 мсп в составе 10-го сп 45-й сд атаковал части 267-й немецкой пехотной дивизии в районе с.Пища. Атака, кроме того поддержана разведбатом 45-й сд и 2-м дивизионом 178-го артиллерийского полка (командир полка - майор Божков, замполит - батальонный комиссар Щур), была неудачной, немцы остановили продвижение советских подразделений и отбросили их на исходные позиции . Правда неудачными были наступательные действия и немцев на этом направлении. Советские пехота и мотопехота сорвала все попытки разведывательных подразделений гитлеровцев прорваться через правый фланг обороны 10-го сп и выйти в тыл 45-й сд.
На левом фланге в общем направлении на Рымачи, Волчий Перевоз ( сейчас с. Старовойтово Любомльског района) в контратаку пошли 61-й сп 45-й сд и 1-й и 2-й батальоны 41-го мсп 41-й тд. Подразделения 61-го сп отбросили на 1-1,5 км от Ягодына 192-й пехотный полк 56-й пехотной дивизии, а батальоны 41-го мсп выбили немцев из Рымачей.
Успехи полков 45-й и соседней с ними 62-й стрелковой дивизии полковника Тимошенко могли быть более значимыми, как бы к контр наступательных действий были привлечены танковые подразделения 41-й тд (опять то же "если бы"), однако командиром 15-го ск полковника Федюнинского появление перед фронтом обороны 10-го сп разведывательных подразделений 267-й пд. было воспринято как появление перед фронтом обороны корпуса значительных механизированных соединений противника. Вследствие неверной оценки обстановки 41-я тд продолжала находиться в тылу в районе с. Тупали Турийского района, а ее подразделения растаскивались для выполнения несущественных для ударного формирования задач.
Так, около 23.00 23 июня (по другим данным 24 июня) согасно устного приказа командира 15-го стрелкового корпуса через делегата связи капитана Ктитаренко из состава 41-й тд была выделена танковая рота из батальона капитана Кулакова для борьбы с 8 немецкими десантными самолетами, которые приземлились в районе с. Новоселки Турийского района. Результат операции по уничтожению немецкого десанта был плачевный - танкисты проездили по округе всю ночь, но ни немецких самолетов, ни десантников так и не обнаружили.
В этот же день приказом командующего 5-й армией 41-я танковая дивизия была передана в подчинение командованию 15-го стрелкового корпуса и была передислоцирована в район городка Мацеев.
За первые два дня боев 41-я танковая дивизия потеряла убитыми (без 41-го мсп) 16 человек, пропали без вести 32 чел.
В 10.00 24 июня по личному приказанию командира 15-го СК полковника Федюнинского рота Т-26 (20 танков) под командованием капитана Бачакашвили Иосифа Давыдовича была придана 45-й стрелковой дивизии для осуществления контратаки в районе Любомля. У 17.00 танки пошли в атаку. И снова советское командование допустило промах. Танковая атака не была поддержана атакой пехоты. При приближении к немецким позициям на расстояние до 200 метров немцы открыли сокрушительный огонь, начала работу немецкая авиация. От первых выстрелов немцев танкисты потеряли 3 танка. Внезапная атака не получилась. Значительные потери понесла и артиллерия дивизии. Батареи, выведенные на боевые позиции в самом начале боя были атакованы немецкими штурмовиками и бомбардировщиками и фактически были уничтожены.
В 12.00 к командир 41-й тд полковник Павлов получил приказ из штаба 15-го СК об осуществлении марша всеми силами дивизии в район Любомля. После подготовки к маршу колонны танков двинулись на запад. К 16.00 танки 41-й тд были остановлены на марше. Через делегата связи 15-го СК капитана Ктитаренко комдив-41 получил другое распоряжение - направить в распоряжение командира 62-й стрелковой дивизии 30 танков Т-26, другие вернуть в район Ковеля и прикрыть Брест-Литовское шоссе. Так, для прикрытия переправы на р Стоход была выделена танковая рота лейтенанта Барибова из состава 41-го орб, которая первый период боевых действий так и не видела противника.
Впоследствии генерал армии Иван Иванович Федюнинский в своих мемуарах "Поднятые по тревоге" вину свалил на командира 41-й танковой дивизии полковника П. П. Павлова: "Плохо осуществлялась взаимодействие ... между пехотой и танками. Это особенно отчетливо оказалось 24 июня, когда мы осуществляли контратаку в районе Любомля. Командир 41-й танковой дивизии полковник Павлов проявил нерешительность. Он больше всего беспокоился" о сохранении техники, а не за наиболее эффективное использование в обстановке .. "
Наверное, по мнению И. И. Федюнинского наиболее эффективным использованием танков были погоне за несуществующими немецкими десантниками, как это было с ротой из батальона Кулакова, выделение 23 июне пяти Т-26 во главе с капитаном Курбатовым для обеспечения охраны штаба 5-й армии, охрана штаба 15-го ск в районе с. Дубова десятью танками под командованием начальника службы химзащиты дивизии майора Стародубцева, а впоследствии еще танковой роты для обеспечения безопасности штаба корпуса с северо-западного направления в район с.Мощена Ковельского района и фактический вывод из района боевых действий батальонов тяжелых танков КВ-2 и сосредоточения их на северной окраине Ковеля для отражения мифической угрозы со стороны Бреста. Вследствие такого "эффективного" использования из 415 танков дивизии было изъято для разных задач 215 танков. О какой эффективности использования могла идти речь, если с 22 по 25 июня подразделения дивизии действовали не как одно целое, а отдельными батальонами, ротами, а иногда и взводами на фронте от Любомля до Бубнова (100-110 км). Такое дробление дивизии не могло дать командованию соединения управлять подчиненными подразделениями, которые действовали в составе 45, 62, 87-й сд, были выведены в непосредственное подчинение штаба 15-го СК и 5-й армии. Как итог таких действий в непосредственном подчинении командира 41-й тд на конец дня 24 июня осталось 9 танков, из них исправных - 5.
Однако дивизия продолжала биться. С экипажей сожженных, подбитых и неисправных машин были сформированы пешие подразделения, бойцы которых в последующих боях получили от немцев название "черная смерть" по цвету танковых комбинезонов.
Разведывательный батальон дивизии выполнял задачи по разведке маршрутов движения. Развед отряд, высланный в направлении Бреста вышел в район Ратного и обнаружил, что мост через Припять подорван. При попытке обойти по лесной дороге дозор был обстрелян неизвестными и отошел к Ратному. Разведчиками была устроена засаду вблизи моста через Припять и отправлен доклад в штаб дивизии об отсутствии активности противника на Ковельском направлении. Тем не менее до конца 25 июня остатки частей дивизии продолжали прикрывать Брестское направление, при этом штаб дивизии располагался на окраине Ковеля, а 81-й тп в районе с. Черкассы. Одновременно командир дивизии полковник Павлов приказал вести разведку шоссе Ковель - Луцк танками и бронеавтомобилями разведывательного батальона, а 82-й тп выдвинуть на юго-восточную окраину Ковеля в готовности к контрударов в направлениях на Ковель, Турийск, Луцк. Перемещения подразделений дивизии осуществлялось днем (разрешение командира 15-го СК на смену мест дислокации поступило лишь в 03.00 25 июня) под ударами немецкой авиации. В этот же день экипаж танка КВ-2 под командованием лейтенанта Петра Синегуба уничтожил колонну немецких мотоциклистов, которые появились на Луцком шоссе.
На конец этого же дня командование 15-го стрелкового корпуса получило приказ от командующего войсками 5-й армии генерал-майора т/в Потапова начать отход на реку Стырь, а частям 41-й тд продолжать прикрывать Ковельский узел.
Начиная с 07.00 26 июня, прикрываясь арьергардами, войска 15-го стрелкового корпуса начали отход на промежуточный рубеж Сушки, Шайно (ныне с. Журавлиное Старовыжевского района), Городелец. В этот день подразделения 41-й тд продолжали обеспечивать оборону Ковельского узла с северо-запада.
26 июня по приказу командира 15 стрелкового корпуса полковника Федюнинского, преданного устно командиру 41-й танковой дивизии полковник П. П. Павлову в присутствии начальника штаба 41-й тд подполковника Малыгина, военкома дивизии полкового комиссара Балыкова и коменданта 9-го укрепрайона комбрига Аверина Дмитрия Васильевича состоялось перегруппировка сил 41-й танковой дивизии (без четырех танковых батальонов Т-26 и мотострелкового полка).
В боях севернее села Шайно отличилась 8-я мср 41-го мсп, которая действовала в составе 10 сп 45-й сд. Рота с одной 45мм пушкой получила задание прикрыть отход полка и заняла оборону на полевой дороге. С появлением на дороге немецких мотоциклистов советские бойцы подпустили их на расстояние 500 метров и открыли огонь. Первым залпом были выведены из строя три немецких экипажа. Впоследствии на помощь немецким разведчикам прибыло подкрепление, которое немедленно пошло атаку. Бойцы 8-й мср отбивались в течение 2 часов, а затем с боем отошли в направлении Ковеля. К своей дивизии рота в составе остатков 3-го батальона 41-го мсп присоединилась лишь в районе г. Малин Житомирской области.
Для прикрытия Ковеля с Луцкого направлении танки КВ и часть танков Т-26 81-го танкового полка были переброшены в район с. Любитов и размещены по рубежа Вилька Любитовская, Любитов, как неподвижные средства противотанковой обороны.
Из состава 41-й тд была выделена рота танков Т-26 для прикрытия штаба корпуса в районе Ковеля и дополнительно назначена рта танков Т-26 82-го танкового полка и рота танков Т-26 81 танкового полка в район Черкассы и рота 82-го танкового полка в район села Дубова для прикрытия отхода частей корпуса из Ковеля. При отходе, по личному приказу полковника Федюнинского 5 танков КВ-2, которые имели различные неисправности были взорваны (очень "эффективное" использование).
В 15.00 командир 81-го танкового полка доложил, что разведывательный отряд, направленное им в направлении с. Мельница опросу командного состава и бойцов частей, отходивших с Повурск на Ковель установил, что Повурск занят противником. Прибывший на командный пункт 41-й тд, начальник штаба саперного батальона 15-го стрелкового корпуса в свою очередь доложил, что в Ковеле войск нет, мосты взорваны. В связи с отсутствием связи со штабом 15-го СК на его поиски был направлен начальника химической службы дивизии майор Стародубцев. После поисков Стародубцев вернулся в штаб 41-й тд и доложил, что штаб корпуса не нашел. Разведка, высланная начальником штаба дивизии подполковником Малыгиным к указанному времени также не вернулась. При этих обстоятельствах командиром дивизии полковником Павловым было принято решение об атаке 82-м тп в направлении Волошки, Повурск и 81-м тп в направлении Волошки - Мельница с целью выхода и захват переправ через р Стоход. Около 16.00 танки рванули вперед. Впоследствии оказалось, что информация была ложной: ни в Повурске, ни в Мельнице врага не оказалось, зато была потеряна связь с командирами полков. Рассыпаны по Волынским полях подразделения пришлось собирать до утра 28 июня.
На 15.00 28.06. 41-я танковая дивизия отошла в район Сафьянивка, Яблоновка, урочище Тарас. С выходом на этот рубеж была получена информация о занятии немецкими частями Ковеля и выявлено движение немецких частей в направлении Повурск, подход частей противника ожидался на утро 29 июня. 41-й гап было сосредоточено в районе выс. 170.3 с задачей прикрытия отхода части 15 стрелкового корпуса на восточный берег реки Стоход. Линия обороны советских частей в этом районе проходила с. Хулевичи по восточному берегу Стохода до с. Кашевка.
Между тем дивизия теряла свои танки, которые могли бы пригодиться в боях. Выше уже упоминалось о танковой роте 41-го разведбата. Эта рота, после отхода частей дивизии из Ковеля своим ходом была направлена в район поселка Маневичи. Танки и бронеавтомобили роты в ходе марша остались без горючего, большинство не могло продолжать движение из-за технических неисправностей. При отсутствии связи со штабом дивизии помощник командира 41-го орб по технической части воентехник 1-го ранга А. А. Кротюк принял решение отправить уцелевшие танки железной дорогой. По договоренности с военным комендантом станции Маневичи танки роты Барибова были загружены на платформы и вместе с экипажами отправлены на 7-м ремонтную базу в Киев (станция Дарница). Всего же со станции Маневичи конце июня 1941 года было отправлено 50 танков Т-26 и 5 КВ-2. В дальнейшем экипажи этих танков принимали участие в боях на подступах к Киеву. Автомобили технической части и тыла 41-го рб своим маршем направились в направлении г.Коростень где за несколько дней присоединились к дивизии.
К вечеру 28 июня на конец удалось установить связь со штабом 22-го механизированного корпуса, которому подчинялась дивизия накануне войны. Комдив - 41 докладывал:
„Командиру 22 механизированного корпуса
Перекресток дорог Ю.Череваха 2 км.
20.30 28.06.1941 г. карта 100000
К 04.00 29.06.41 сосредотачиваюсь в районе Череваха, Софьяновка…
В результате боев и маршей совершаемых дивизией ежедневно имею убыль в материальной части 65 % танков КВ из 31 осталось 18
Дизельного топлива к ним нет и танки остаются западном берегу р. Стоход, бензина очень незначительное количество (7 цисцерн) – нельзя даже исчислять в заправках.
Баз питания и станций снабжения нет.
Продовольствия имею одну суточную дачу, боеприпасов 1,5 боекомплекта на наличную мат.часть (для КВ – 1 боекомплект). Тракторов для буксирования артиллерии нет, буксирую танками. Бронемашин и подвижных средств связи нет (всего 3 броневика которые неисправны).
Мотострелковый полк по приказу армии подчинен с 22.06.41 командиру 45 сд , где он разбит побатальонно, в батальонах большие потери, командования и штаба полка нет, полк не существует. Личный состав вышел в часть под артогнем – в силу чего не обеспечен ни одеждой, ни бельем и туалетными принадлежностями.
Потери в личном составе примерно 15 % без мотополка, личный состав измотан, дивизия нуждается в отдыхе и восстановлении. По плану отмобилизования ничего в дивизию не поступало. Учет потерь уточняю.
Держу телефонную связь с 215 мд.
Павлов”.
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:46:00 от Sobkor »
Записан
Сергей

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #3 : 22 Апреля 2011, 19:31:31 »
Действия 41-й танковой дивизии в контрнаступлении войск Юго-Западного фронта в районе Дубно - Броды - Луцк
29 июня дивизия целый день находилась в районе Кашевка, Ивановка, Сафьянивка. Командиры и бойцы приводили в порядок технику, вооружение, обмундирование. К 21.00 в направлении Большой Обзыр, Стобыхив была выслана разведка, которая противника не обнаружила. В 23.05 29.06.1941 из штаба 22-го механизированного корпуса через делегата связи майора Мигнева было получен приказ об осуществлении марша по маршруту Череваха, Оконск, Колки, Сильно, Карпиловка и дальнейшее сосредоточение в районе Карпиловка, Адамовка, Дерманка. Одновременно приказывалось осуществлять разведку в направлениях на Клевань, Олыку, Млынив.
Осуществление этого марша объяснялось подготовкой к контрнаступлению в районе Дубно, Луцк, Броды. В частности 5-я армия, в составе которой действовали соответственно и 22-й механизированный корпус и 41-я танковая дивизия получила задачу: "... прочно обороняя рубеж р Стоход, г. Стир, Рожище, Клевань, 1 июля из района Цумань, Ставок, Клевань нанести удар на юг с целью отрезать от своих баз и войск мотомеханизированных группу противника, которая перешла г. Горынь в Ровно, и ликвидировать прорыв ". Командование Юго - Западным фронтом этим ударом намеревалось оттянуть как можно больше сил противника на север, чем облегчить положение 8-го и 15-го мехкорпусов, а также обеспечить организованный отход войск 6-й армии.
Такое решение диктовалось обстановкой, сложившейся на конец суток 29 июня 1941:
Между смежными флангами 5-й и 6-й армий - по прямой линии с севера на юг, от Киверец до Кременеца, - противник образовал коридор шириной до 70 км, тянувшийся к востоку на глубину 90-100 км до реки Горынь, где он сужался до 40 км.
В северной части этого коридора в направлении Олыка, Ровно, Гоща действовал 3-й моторизованный корпус (1-я танковая группа) под командованием генерала от кавалерии Эберхарда фон Маккензена (13, 14 танковые, 25-я моторизованная дивизии), а в южной его части в направлении Дубно, Острог - 48-й моторизованный корпус (6-я армия) генерала танковых войск Вернера Кемпфа (11,16 танковые и 16 моторизованная дивизии). За 3-м и 48-м корпусами в этот коридор продвигались пехотные дивизии 29-го (44, 298, 299 пд) и 55-го (57, 75, 11 пд) армейских корпусов 6-й немецкой армии. Объединение Вермахта имели задачей, используя имеющийся успех, осуществить стремительный бросок к Днепру, выйти в тылы 6-й и 26-й армий ЮЗФ. При этом: 3-й мотокорпус наступал в общем направлении на Новоград-Волынский, Житомир, Киев, а 48-й мотокорпус - на Шепетовку, Бердичев, Белую Церковь. Однако на реке Горынь немецкие мотокорпуса были скованы действиями частей 19-го механизированного корпуса. Положение войск ударной группировки противника осложнялось также тем, что с юго-запада в район Дубно, прорвались т34-я танковая дивизия, мотострелковый и мотоциклетный полки 8-го мехкорпуса, что вызвало беспорядок в немецком тылу в районе между Бродами и Дубно.
Для того чтобы выбить части 8-го мехкорпуса с Дубно, командование ГА "Юг" вынуждено было спешно изменить направление действий 44, 299 и 111-й пехотных дивизий, а также часть сил 16-й танковой и 16-й моторизованной, вследствие чего 13 -я и 11-я танковые дивизии противника, сражавшихся, впереди на рубеже реки Горынь оказались без поддержки пехотных и моторизованных дивизий и попали в трудное положение.
Вместе с тем, соединения 5-й армии, которые действовали в треугольнике Дубно - Броды - Луцк также были обескровленными. Так, в 135-й стрелковой дивизии вместе с 16-м стрелковым полком 87-й дивизии оставалось Всего 1511 человек, в 19-й танковой дивизии - 16 танков Т-26 и 6 орудий, в 9-м мехкорпусе - 32 танка и 55 орудий разных калибров.
При таких обстоятельствах командование 5-й армии решило привлечь для контрудара дополнительные силы и средства, а именно 41-ю танковую дивизию 22-го мехкорпуса, имевшая до этого времени в своем составе танков Т-26 - 106, KB - 16 и 12 пушек , а также 215-ю мотострелковую дивизию насчитывавшей 15 танков Т-26 и 12 пушек.
По замыслу штаба 5-й армии подчиненные ей соединения правого и левого крыла должны были оборонять занять рубежи, а центр группировки должен был нанести удар в направлении на Дубно, отрезать мотомеханизированных группу немцев и на конец дня 1 июля овладеть рубежом Городница, Млинов, Дубно. Одновременно на Рожищенском и Луцком направлениях отбросить части противника за реку Стырь. Войскам были поставлены следующие задачи:
15-му стрелковому корпусу удерживать правый берег реки Стоход на фронте Бережница, Навиз;
31-му стрелковому корпусу, сменив в ночь на 30 июня части 27-го стрелкового корпуса, 19-й танковой дивизии и 131-й мотострелковой дивизии отбросить противника за реку Стырь на участке Рожище, Луцк, Яровичи и в дальнейшем удерживать его;
27-му стрелковому корпусау после смены его частями 31-го СК с линии железной дороги на участке станция Киверцы, Вишнев с утра 1 июля наступать в направлении Вишнев, Острожец и к концу 1 июля овладеть рубежом Городница, Подгайцы;
22-му мехкорпусу, сосредоточившись до 11.00 30 июня в районе Софиевка, Сильно, Вулька Котовская, Карпиловка, Цумань, с утра 1 июля наступать с рубежа Пелча, Ромашевский в направлении Покошив, Долгош, Дубно. Уничтожить врага в районе Дубно, к концу дня овладеть рубежом Муравиця, Дубно.
Выполняя приказ командования 22-го механизированного корпуса 41-я танковая дивизия в 03.00 30 июня выступила из района урочища Тарас и до конца суток совершила марш протяженностью 80 километров и сосредоточилась в районе Карпиловка, Адамовка, Дерманка в готовности к нанесению удара в направлении Млинов, Дубно. 
С 10.00 1 июля части дивизии в районе с. Карпиловка непрерывно подвергались ударам немецкой авиации. 41-м отдельным зенитным дивизионом дивизии в течение дня было сбито три немецких самолета (2 бомбардировщика и 1 самолет-разведчик). Еще один самолет-разведчик был подбит бойцами комендантской роты. В кабине пилотов (успели убежать) было найдено карту.
При подготовке к удару особое задание получили разведчики взвода под командованием младшего лейтенанта Виктора Куликова. С заданием разведчики справились на "отлично". Захваченный ими "язык" дал ценные показания, которые в дальнейшем помогли 41-й тд избежать флангового удара и организованно отойти на рубеж старой границы СССР.
Полковником Павловым на основании приказа командира корпуса было отдано предварительное распоряжение быть готовым к 12.00 1.7.1941 г. до наступления в направлении на Тучин, Довгошия с ближайшей задачей выйти на рубеж кол. Постник, Довгошия и сосредоточиться в районе колония Владиславовка, Дубно. В 14.00 01.07.41 был получен приказ начальника штаба корпуса (после гибели комкора - 22 генерал-майора Кондрусева Семена Михайловича командование 22-м МК принял начальник штаба корпуса генерал-майор т/в Владимир Степанович Тамручи) от от 1.7.1941 г. № 017 согласно которому около 15.00 41-я тд начала движение в направлении Цумань, Довгошия, Дубно с задачей уничтожить противника и выйти в район Оршицин, Подгайцы, Яновка, Владиславовка и занять оборону в районе Озинив, Подгайцы с выходом на рубеж Оршицин, Дубно и не допустить продвижения противника по шоссе Ровно-Дубно, Ровно-Млынов. У 20.00 1 июля 1982-й танковый полк на подходе к местечку Олыка столкнулся с немецкими подразделениями. Командир полка майор Суин принял решение о дальнейшем движении двумя колоннами. Правая колонна стала двигаться в направлении через Олыке на Чемерин, высоту с отметкой 247,3, затем южнее с. Носовичи развернулась в боевой порядок и атаковала немцев в направлении Петушки, Длинношеие. В городке Олыка подразделениями 41-й тд было уничтожено батарею противника, 6 противотанковых орудий и несколько десятков мотоциклистов. До 22.00 1 июля 82-й тп вышел на подступы к Довогошии. С выходом к р..Стырь было обнаружено, что мост разрушен и старший колонны отдал приказ вернуться в лес севернее с.Довгошии. Левая колонна в составе одного батальона атаковала в направлении Петушки, Довгошии, атакой с ходу уничтожила 3 противотанковых орудия и до взвода пехоты и отбросила немецкий батальон, который занял оборону на этом рубеже в юго-западном направлении. Потери 82-го тп в этом бою были существеннее немецких. Два КВ не смогли переехать через мост и свалились с него (напоминаю, что средств эвакуации не было), еще один КВ-2 был подбит, а впоследствии взорван экипажем, пять Т-26 были подбиты немецкими противотанкистами. Были потери и среди личного состава: убит -2, ранены - 6. С наступлением темноты майор Александр Степанович Суин, учитывая отсутствие поддержки пехоты, приказал отойти на исходное положение.
81-й танковый полк, который двигался во втором эшелоне развернулся в боевой порядок возле 21.30, но в связи с наступлением темноты вынужден был прекратить атаку и сосредоточился южнее с. Носовичи.
Утром 2 июля наступление танкистов продолжился. 81-й и 82-й танковый полки с флангов обошли подразделения 14-й танковой дивизии Вермахта, которые закрепились в населенных пунктах Терехи, Постник, Довгошии и заставили противника отойти. На 10.30 дивизия овладела рубежом Городница, Мхов. В боях 2 июля отличился 81-й танковый полк под командованием майора Королева Василия Георгиевича. Первыми встретились с врагом разведчики, которые двигались впереди боевых порядков полка на 2 бронеавтомобиля и двух автомашинах. На подходах к Городищу разведчики во главе с лейтенантом Симатовым обнаружили организованную противотанковую оборону немцев. Майор Королев принял решение атаковать врага сначала "черной пехотой", сформированной из экипажей, потерявших танки. В ходе боя за Городище, который проходил с 06.00 до 11.00 танкисты выбили немцев из населенного пункта. В этом бою было уничтожено 17 мотоциклов, 3 противотанковых орудия, артиллерийскую батарею и рассеянно до батальона пехоты. В ходе атаки полк потерял 9 человек убитыми, 21 раненым, четыре танка Т-26, два БА-10.
Всего 41-й танковой дивизией было уничтожено до трех батальонов пехоты, 10 противотанковых пушек, две артиллерийские батареи. Потери дивизии составили свыше 200 человек убитыми и ранеными.
В связи с развитием событий (немцами против частей 22-го и 9-го мехкорпусов дополнительно ввели 670-й отдельный противотанковый дивизион, усиленный танковый полк, разведывательный батальон 16-й танковой дивизии, учебный полк химических минометов, а также резерв 1 - й танковой группы - лейб-штандарт "Адольф Гитлер") и возможностью охвата фланга 22-го МК в 12.00 41-й тд был получен приказ на отход. Отход соединения прикрывал 81-й танковый полк. Командир полка майор Королев умело организовал отход подразделений части группами На участке Довгошеи, Кочетков полк умело маневрировал под огнем немецких орудий, ранее пристрелявших этот участок. Несмотря на сильный артиллерийский огонь 81-й тп потерял здесь только одну боевую машину. Последними уходили танки КВ-2 и батальон огнеметных танков под командованием капитана Григория Александровича Чернявского. Противник усилил преследование танками и пехотой, но нарвался сначала на КВ-2, а затем на огнеметный батальон. Воины этого подразделения действовали умело и мужественно, и хотя все они полегли в бою вместе со своим командиром, но дали возможность другим подразделениям отойти в лес и занять оборону Среди убитых был командир огнеметного батальона 81-го танкового полка капитан Чернявский Григорий Александрович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.07.1941 года капитан Чернявский Г.А. был посмертно награжден орденом Ленина.
Государственных награда также были удостоены: ордена Ленина - механик-водитель 81-го тп сержант Попов Андрей Петрович, ордена Красного Знамени - командир танка 81-го тп старший сержант Поздняков Федор Васильевич, ордена Красной Звезды - командир отделения 41-го озад младший сержант Припас Петр Федорович.
На всем пути отхода по подразделениям дивизии наносила удары немецкая авиации. И без того слабая противовоздушная оборона были подавлена с самого начала. "Штуки" ходили буквально "по головам". Особенно тяжело было прорываться через Олыку. Городок от немецких бомб и снарядов пылал. При прорыва через Олыку дивизия потеряла три танка Т-26 и один танк «КВ», который пытаясь прорваться через огненное кольцо загорелся, а впоследствии взорвался. Кроме того при уходе экипажами было подорвано восемь Т-26 и два КВ, которые не могли продолжать движение из-за неисправностей. На вооружении остался последний исправной КВ лейтенанта Петра Синегуба.
На 20.00 части 41-й танковой дивизии сосредоточились в районе с. Карпиловка, где дивизия получила приказ из штаба корпуса (шифрограмма № 00145 от 2.7.1941) об отходе в направлении на Костополь. Впоследствии была получена еще одна радиограмма о сосредоточении на берегу Случь в районе колония Бельск, Бистрогы, колония Новыны.
В 06.30 3 июля подразделения 41-й тд начали марш по маршруту Костополь, Ановаль, Погореловка, Быстричи. у 18.03.07 передовые подразделения вышли в район колония Бельск, Быстричи, колония Новыны.
В 12.00 4 июля части 41-й танковой дивизии по распоряжению штаба 22-го механизированного корпуса из района сосредоточения начали марш в направлении Олевск, Белокоровичи и до 20.00 главные части сосредоточились в районе лес на юго-запад от с. Яблонов, с. Чигирь.
В течение 6-7 июля части дивизии приводили себя в порядок, обслуживали.
Дивизия была порядком обескровленная, с минимумом техники. Так, в 81-м танковом полку по состоянию на 6 июля насчитывалось: танков Т-26 - 6, 45мм пушек - 6, пулеметов ручных - 26, личного состава - 949 чел. Всего же в дивизии состоянию на 24.00 7 июля 1941 насчитывалось танков КВ-2 - 4 (находились на марше), Т-26 - 27, бронеавтомобилей - 4.
Высшее советское командование особенно беспокоили потери тяжелых танков, а потому в возведении управления политпропаганды ЮЗФ от 08.07.41 на имя начальника ГлавПУРа РККА армейского комиссара 1-го ранга Мелисса прозвучала именно название 41-й тд: "... исключительно большие потери танков КО в 41 танковой дивизии. С 31 танка, которые были в дивизии, на 6.7.41 г. осталось 9. Выведены из строя противником - 5, подорвано экипажами - 12, отправлено в ремонт - 5. Большие потери танков КВ объясняются, в первую очередь, слабой технической подготовкой экипажей, низким знанием материальной части танка, а также отсутствием запасных частей. Были случаи, когда экипажи не могли устранить неисправность танков остановились, КВ и подрывали их."
Записан
Сергей

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #4 : 22 Апреля 2011, 20:13:02 »
В боях под Новоградом - Волынским (контрудар в районе Житомирского шоссе).
С 7.00.8 июля 1941 согласно устного приказа штаба 22-го МК 41-я танковая дивизия перешла к обороне по восточному берегу реки Шестин, на фронте Болсуны - Тесновка (около 14 км). Части дивизии получили приказ занять оборону на основных дорогах, шли северо-западнее города Коростень. Ввиду отсутствия бронетехники, средств ПВО и обеспеченность дивизии стрелковым оружием лишь на 50% командир дивизии полковник Павлов подал в штаб корпуса предложение о переформировании дивизии в стрелковый полк двух батальонного состава. Однако это предложение было отклонено. Командирам и бойцам ничего не оставалось как заняться укреплением обороны. В подразделениях дивизии, точнее тому, что от нее осталось были созданы противотанковые команды, вооруженные гранатами и бутылками с зажигательной смесью.
К 21.00 8 июля дивизия согласно приказу штаба корпуса от 08.07.1941 № 011 получила новое задание - до 05.00 09.07.1941 сосредоточиться в районе Барвинивка, Синявка, отм. 234,3, отм. 228,6, отм. 227,6 и до конца дня 9 июля подготовить рубеж обороны - Осиповка, Майдан фронтом на юго-запад и быть готовым к нанесению контрудара на Новгорад-Волынский, Пулин (ныне пгт Красноармейск Житомирской обл.) Этот контрудар был спланирован силами 22-го механизированного корпуса с целью отвлечь внимание немецкого командования, а соответственно и часть сил немецкой армии от Киевского направления. В полосе наступления корпуса на то время действовали 113-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Фридриха Зикфольта (Friedrich Zickwolff), 25-я моторизованная дивизия генерал-лейтенанта Генриха Кльобснера (Heinrich Clößner) Вермахта, моторизованная бригада СС "Лейбштандарт" Адольф Гитлер "под командованием Йозефа Дитриха (Josef Dietrich) и 44-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Фридриха Зиберта (Friedrich Siebert).
9 июля штабом 41-й танковой дивизии было организовано осуществление разведки в трех направлениях: на Федоровку (ОРД-1), Барвинивку (ОРД-2), Курне (ОРД-3).
В 10.00 9 июля при подходе ОРД-1 до с. Тесновка он был обстрелян артиллерийским огнем с направления с.Кропивня. Разведчиками было обнаружено, что советская пехота группами отступала на северо-восток, а вслед за ней появились немецкие танки, направлявшиеся на пути Крапивня, Несололь. На Житомирском шоссе был обнаружен движение немецкой мотопехоты и мотоциклистов. Села Романовка и Кропивня сожжены немецкой авиацией (все населенные пункты современного Новоград-Волынского района Житомирской обл.)
На 20.00 9 июля части дивизии закончили сосредоточение в районе Барвинивка, Синявка, выс. 234,3. В настоящее время в дивизии было всего 10 танков Т-26. Последние 2 танка КВ, прибывшие в дивизию вечером 8 июля были отправлены для эвакуации на станцию Коростень. В связи с выходом из строя тракторов - тягачей в 41-м гап для транспортировки пушек было выделено танки Т-26.
К вечеру штабом дивизии снова был выслан разведка в направлениях на Федоровку, Барвинивку, Курне, а впоследствии из штаба корпуса поступил приказ № 012 согласно которому дивизия должна была занять исходный рубеж для атаки противника на берегу р.Антонивка с последующим заданием во взаимодействии с часть 19 -й танковой и 215-й механизированной дивизий уничтожить противостоящего противника, выйти на восточный берег реки Тня и к концу дня 10.7.1941 овладеть рубежом Курне. В 23.00 командир дивизии передал соответствующий приказ подчиненным частям и подразделениям.
На 24.00 подразделения дивизии сосредоточились в районе Усолусы, Барановка, Дубровка. В 24.00 задача была уточненное командиром корпуса: дивизии предстояло немедленно выступить по маршруту Суховоля, Ставки, Гринталь, Янушивка, Соколов и перерезать шоссе Новоград-Волынский - Житомир. К моменту начала наступления в дивизии согласно докладу командира 41-й танковой дивизии помощнику командующего Юго-Западным фронтом по танковым войскам генерал-майору т/в Вольскому насчитывалось 16 танков, которые по распоряжению комкора были переданы 215-й мд (бывший начальник штаба 41 - й тд Малыгин в своих мемуарах дает другие цифры: 1 танк КВ-2, 40 - Т-26, 24 пушки к которым было маловато снарядов). Таким образом дивизия приступила к выполнению задания остатками танковых экипажей, частью расчетов орудий и частью батальона связи. Кроме того из бойцов тыловых подразделений было сформировано сводную численностью до 80 человек, командование которой было поручено начальнику службы химзащиты дивизии майору Стародубцеву.
На рассвете 10 июля части дивизии вышли в район исходных позиций, с ходу овладели с. Янушивка и в 10.00 передовые подразделения 81-го и 82-го танковых полков вышли на южную окраину г. Соколов (сейчас Красноармейский район Житомирской области). Немцы подготовили танкистам неприятный сюрприз. Советским подразделениям без боя разрешили пройти через мост на реке Тня, а потом ударили по танкистам с тыла, фронта и флангов. Потери полков составили до 100 человек ранеными, были уничтожены две 122мм гаубицы. Попытки прорваться на южную окраину городка Соколов успеха не имели. Разъяренный Павлов приказал сжечь Соколов, однако вскоре свой приказ отменил. После получения информации об уходе левого фланга 19-й танковой дивизии в районе с.Генриховка на север и несмотря на сильный минометный и пулеметный огонь по остаткам 81-го тп, полковник Павлов отдал приказ на отход на 400 метров назад к северной окраине Янушивкы (81 -й тп), что противоречило приказу штаба корпуса.
Чтобы оправдать свои действия командир 41-й тд вместе с заместителем начальника отдела политической пропаганды корпуса выехал к командиру корпуса с докладом. В связи с отсутствием последнего на КП корпуса (генерал-майор т/в Тамручи находился в 9-м механизированном корпусе) П. П. Павлов доложил начальнику штаба корпуса в присутствии начальника отдела политической пропаганды. Начальник штаба корпуса подтвердил информацию об уходе 19-й тд и согласился с решением комдива. Генерал Тамручи, который прибыл через некоторое время на КП корпуса приказал повторить атаку на Соколов утром 11 июля и пообещал оказать помощь резервом корпуса - корпусным саперным батальоном, который должен прибыть в район обороны 41-й тд до 05.00 11 июля.
Пока Павлов докладывал комкору, немцы заставили остатки 81-го тп покинуть с Янушивка. На рассвете 11 Июля 41-я тд снова поднялась в атаку. До 400 человек из танковых экипажей сначала выбили немцев из Янушивки и леса, который находился южнее села.
Около 10.00 11 июля, так и не дождавшись обещанной подмоги, 41-я тд вновь начала наступление на Соколов. 81-й танковый полк в составе которого в то время был один танк КВ-2 и один Т-26 вышел на северную окраину городка Соколов. В ходе наступления, около 15.00 был потерян контакт с левофланговыми подразделениями 19-й танковой дивизии, наступавшей справа и снова отступила на север. Этим немедленно воспользовались немцы. Сначала с 15.00 до 16.00 противник с шоссе Новоград-Волынский - Житомир открыл огонь по району с. Янушивка (до дивизиона тяжелого артиллерии и 15-20 тяжелых минометов). Затем немецкая пехота и мотоциклисты обошли 81-й тп справа и нанесли фланговый удар, подразделения полка в панике отступили к северному берегу р.Тня (северная окраина Янушивки) где заняли оборону. Вследствие таких действий 82-й танковый полк оказался в окружении.
Командир 41-й тд полковник Павлов вместе заместителем начальника отдела политической пропаганды корпуса вышел на дорогу севернее Янушивки, где стал собирать бойцов из разных дивизий, отходившие на этом направлении. Усилив этим группу майора Королева танкисты приготовились к новому наступлению. После обеда 81-й тп возобновил наступление и к 21.00 вышел в район высоты 218,8. Атака 81-го танкового полка позволила подразделениям 82-го тп прорваться из окружения и занять оборону в районе леса южнее Соколова.
Утром 12 июля 82-й тп атаковал противника в направлении на Березовую Гать. До 12.00 полк форсировал под огнем противника реку Тня и рывком вышел к автомагистрали Житомир - Новоград - Волынский. Команды истребителей танков, вооруженные противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью в первой же атаке сожгли два немецких бронеавтомобили и несколько грузовиков, что в это время двигали по шоссе. В дальнейшем подразделения 82-го тп еще пять часов удерживали шоссе, не позволяя немцам двигаться через Курное на Житомир. Только после ввода в бой батальона пехоты, поддержанной танками 82-й тп вынужден был отойти в район высоты 215,9.
Между тем, к 13.00 81-й танковый полк вышел на северные скаты выс. 218,8, а резерв командира дивизии было сосредоточено несколько севернее. Первая атака в направлении Соколова вновь была неудачной, в связи с отсутствием поддержки со стороны подразделений 19-й тд. До конца суток 41-я тд пыталась выполнить задание по овладению населенными пунктами Курне и Соколов.
Решением командира 22-го механизированного корпуса для улучшения взаимодействия между соединениями при выполнении задания по овладению шоссе Житомир - Новоград-Волынский, утром 13 июля 19-я танковая дивизия была передана в оперативное подчинение командиру 41-й танковой дивизии. К тому времени подразделения 19 - й тд удерживали шоссе в районе южнее с. Генриховка.
В 08.00 81-й танковый полк 41-й тд атаковал противника в направлении на Соколов. Для этой атаки 81-м тп были представлены все танки, которые были в наличии в дивизии. Немецкие подразделения (до батальона пехоты и 10 минометов) не только отбили атаку, но и заставили полк отойти назад. В ходе атаки были утрачены один КВ и четыре Т-26.
82-й танковый полк около двух часов ночи 14 июля отбил ночную атаку противника силой до двух рот пехоты при поддержке минометов и артиллерии, которые пытались прорваться во фланг полка через Березовую Гать.
81-й тп в 09.00 пытался преодолеть сопротивление немцев и направлении на Соколов, но сильным минометным и ружейно-пулеметным огнем был отброшен на южные скаты высоты 218,8.
Около 10.00 из городка Соколов вышла немецкая колонна численностью 6 грузовиков с пехотой. Артдивизиона капитана Багдасарова в котором осталось два орудия поджег первую машину, которая взорвалась вместе с пехотинцами. Пехота с других машин мгновенно спешилась и отошла в южном направлении. Через некоторое время небольшие группы немецких автоматчиков пытались прорваться в стык флангов 81-го тп и 19-й тд в направлении высоты 218, 8, однако были отброшены. После неудачных атак пехоты работу начала немецкая артиллерия, которая вела огонь бризантными и фугасными снарядами.
Такие действия из засад подразделений 4-й тд были характерны для этого периода боев. Еще один пример боя из засады в своих воспоминаниях приводит ветеран 41-й тд Николай Сергеевич Омельяненко. Ему было поручено командование группой численность до 20 бойцов. Группа получила задачу через лес выйти на лесную дорогу, окопаться, замаскироваться и препятствовать движению немецких колонн. На вооружении группы были самозарядные винтовки Токарева (СВТ), ручные и противотанковые гранаты. Первой "жертвой" небольшого отряда стала колонна немецких мотоциклистов. С приближением немцев к месту засады они были забросаны гранатами и обстреляны из карабинов. Несколько мотоциклов запылало, гитлеровцы в панике разбежались. Вскоре к позициям группы вышла колонна немецких легких танков и бронеавтомобилей. Начался неравный бой. Бойцы дрались до последнего патрона, а когда боеприпасы закончились, стали пробираться к своим лесным массивом. Действия группы позволили подразделениям дивизии своевременно подготовиться к обороне.
На 10.00 41-я и 19-я танковые дивизии удерживали рубеж Новая Рудня, выс. 218,8, берег реки Тня. 81-й танковый полк готовился из района выс. 218, 8, к атаке г. Соколов. 82-й танковый полк занимал оборону на северо-восточном берегу реки Тня. Из состава полка были выделены группы добровольцев, задачей которых было при помощи артиллерии выйти к Житомирского шоссе и препятствовать движению немецких автоколонн. По информации полученной от местных жителей немцы в это время активно ремонтировали полотно дороги. Перед обедом был получен приказ штаба 22-го МК: "В 14.00, пользуясь бомбардировкой г. Соколов авиацией и сильной артподготовки во взаимодействии с соседними частями уничтожить противника в районе в г. Соколов, шоссе Новоград-Волынский, Житомир, северо-восточная окраина Курное , в дальнейшем овладеть железной дорогой ".
Выполнение поставлена задача для дивизии было почти не реально. На 14.07.1941 в дивизии насчитывалось лишь 9 танков (восемь Т-26 и один КВ) и 5 орудий. 4 орудия были переданы 215-й механизированной дивизии. Личный состав был малочисленным и истощен непрерывными боями. Для выполнения поставленных задач приходилось создавать небольшие диверсионные группы, которые просачивались в тылы противника и поднимали там панику. В подразделениях было маловато автоматического оружия, особенно станковых и ручных пулеметов. Еще с Волыни танкисты использовали танковые пулеметы ДТ, снятые с танков, однако они были громоздкими и неудобными для пешего боя. Даже такого простого противотанкового средства как бутылки с "коктейлем Молотова" в дивизии было в обрез. Но приказ есть приказ.
Выполняя приказ штаба корпуса 82-й танковый полк атаковал противника в направлении выс. 215, 9. Преодолев сопротивление немцев (до 2-х рот пехоты, пол-взвода автоматчиков, минометного взвода и артбатареи) полк вышел в район с. Березовая Гать. Дивизия в целом в 16.00 вышла на рубеж высота 218,8, роща близ м.Соколив, река Тня, Березовая Гать, Цвитянка.
В 21.00 в тыл противника было отправлено 6 диверсионных групп.
Наступление частей 5-й армии в районе Новоград - Волынский, в том числе и 41-й танковой дивизии принес немцам немало неприятностей. В этот день начальник германского генштаба генерал-полковник Гальдер в своем дневнике отмечал: "... противник провел очень сильную контратаку против северного фланга группы армий в районе Звягеля ... Эта атака вынудила нас ввести в сражение 25-ю моторизованную дивизию и Лейб-штандарт "Адольф Гитлер" ... Временный перехват ... шоссе противником вызвал острую нехватку боеприпасов в 13-й танковой дивизии ...", что было в то время достаточно значимым для советского командования в подготовке к обороне Киева. Главная ударная сила 1-й танковой группы - 3-й механизированный корпус (именно в его состав входила 13-я тд) должен был оставаться на месте, пока не подойдут пехотные дивизии, в ожидании которых он вел тяжелые бои, особенно на 70-километровой участке своего северного фланга против 5-й Советской армии, войска которой совершали множество прорывов танковой дороги, что требовало снабжения войск продовольствием по воздуху.
К 01.30 15 июля командиром 41-й тд за № 04 была поставлена задача подчиненным частям: 19-й и 41-й танковым дивизиям перейти в наступление в полосе Новая Рудня, мост на шоссе в 1 км юго-восточнее с. Генриховка, кладбище. Очеретянка, Курное, левая граница для 19-й танковой дивизии г. Соколов, с. Большой Луг. Ближайшая задача - разгромить противника в районе роща с Генриховка, в дальнейшем выйти на железную дорогу в своей полосе. 81-м тп с 2 / 41 гап уничтожить противника в м.Соколов, в дальнейшем выйти к железной дороге в своей полосе. 82-м тп с батальоном 215-й мд и 1 / 41 гап наступать на Курне, овладеть Курным. Начало атаки в 05.00 15.7.1941 г.
Однако частям, подчиненным командиру 41-й танковой дивизии поставленую задачу выполнить не удалось. Утром из разведки в расположение своих части вернулось две разведывательные - диверсионные группы (из шести высланных). Разведчиками было установлено, что в городке Соколов находится до пехотной роты, с Курного к Соколову направляется в 8 немецких танков, на северной окраине Курного немцы установили 2 противотанковые пушки и несколько минометов.
С целью недопущения прорыва противника, командир дивизии отменил приказ о наступлении и отдал новый - об усилении противотанковой обороны за счет преобразования уцелевших танков в неподвижные средства ПТО и минирования основных дорог и мостов.
В 05.50 в штаб 41-й тд поступило боевое распоряжение штаба 22 МК о закреплении на рубеже Березовая Гать, Старый Майдан, Курное - Павливка (все Красноармейского района), Старая Буда (Радомышльский район) - Володарск-Волынский.
82-м тп были высланы группы саперов, которые заминировали участки дорог с Красноармейская на Соколов и Очеретянку.
До 16.00 противник в полосе обороны 41-й тд активности не проявлял. Выслана группа разведки по возвращении подтвердила ранее полученные данные о том, что в районе северной окраине г. Соколов и вдоль шоссе Новоград-Волынский - Житомир подготовлены окопы полного профиля. К 16.30 небольшие группы немецкой пехоты разведкой боем пытались установить стыки между частями 22-го МК, которые действовали в этом направлении. На участке обороны 215-й мд гитлеровцы изредка обстреливали советские позиции артиллерией.
В 17.00 немцы начали сильную артиллерийскую подготовку. Огонь вели 2-3 батареи средних калибров. Обстрел начинался с правого фланга и методично переносился на левый, впоследствии повторялся, при этом огонь переносился и в глубину советской обороны. Огонь немецкой артиллерии сосредоточивался по командным пунктам полков и позициям советской артиллерии. Периодически огонь из пушек велся по дороге Янушивка, Пулино-Гута. Впоследствии огонь открыли немецкие минометы под прикрытием которых на флангах советской обороны появлялись немецкие автоматчики по которым следовала внезапная атака немецкой пехоты. Так повторялось несколько раз. Сильнейший удар немцев пришелся по позициям 81-го тп, занимавший оборону на рубеже Соколов, Янушивка, выс. 218,8, торфяник, лес западнее Цвитянкы. Огнем артиллерии 41-го гап и мужеством советских солдат наступление противника было остановлено, враг отброшен назад.
В ночь на 16 июля 41-я тд получила приказ из штаба корпуса оторваться от противника и занять новый рубеж обороны.
В 05.00 16 июля части дивизии начали организованный отход и к 13.00 вышли на рубеж Нарцисовка, Радецкая Болярка. Арьергард соединения находился в районе с. Старая Буда. После обеда в командование дивизии создалось впечатление, что враг потерял дивизию. Интенсивный пулеметный и артиллерийский огонь слышался лишь в полосе отхода 19-й танковой и 215-й механизированной дивизий. Однако довольно быстро эти надежды были развеяны появлением немецких самолетов в районе размещения штаба 41-й тд. Полковник Павлов приказал выслать разведку в направлении на Пулино-Гута. Разведчики доложили, что продвижение немецких частей не обнаружено. Немецкие самолеты, которые появлялись в районе расположения частей дивизии отганялись огнем 41-го озад, и сбрасывали бомбы в районе расположения 215-й мд.
Вечером на участках 19-й тд и 215-й мд усилилась артиллерийско - минометная и ружейно - пулеметная стрельба. В 23.00 в направлении КП 41-й тд появились первые отступающие подразделения 19-й и 20-й танковых дивизий. Впоследствии отступление этих соединений превратился в паническое бегство, сдержать которую не удалось. Фланг 41-й тд было обнажено. В районе с. Гренталь, по данным разведки 81-го танкового полка сосредоточилось до трех батальонов пехоты.
В ночь с 16 на 17 июля вновь была организована диверсионные группы, однако особой активности а соответственно и результативности они не проявили.
В 05.00 17 июля командиром дивизии было принято решение об уходе и выравнивания фланга на уровне с 19-й тд. В этот день части дивизии три раза меняли направление движения, сказалось на моральном состоянии подразделений. Оперативная группа штаба дивизии была оставлена в районе с. Барановка (ныне Малинский район Житомирской области), второй эшелон штаба сосредоточился в районе леса северо-восточнее с. Сушки (Коростенский район). Части дивизии заняли рубеж обороны выс. 224, 5 фронтом на запад. Прибывший делегат связи штаба 22-го механизированного корпуса капитан Новиков передал распоряжение комкора об изменении рубежа обороны: Барановка, выс. 227,6, Александровка. Оперативная группа и 2-й эшелон штаба до 24.00 17.07 расположились в роще севернее высоты 216,7. Противник перед фронтом дивизии активности не проявлял за исключением артиллерийского обстрела в районе. с. Ставки (Володарск-Волынский район) и Синявка (Емильченский район).
На 18 июля дивизия получила задачу овладеть рубежом Синявка, роща южнее Королевка (оба населенных пункта Емильченский района), Язвинка, Нарцисовка (Красноармейский район) и прочно удерживать этот рубеж. По данным разведки 41-го рб в 19.00 группа мотоциклистов противника вышла в район с. Новоселица (Малинский район), в с. Майдан находилось до двух рот автоматчиков, артбатарея и небольшая группа мотоциклистов. На конец дня 18 июля вне бестолкновений с противником 41-я тд вышла и заняла оборону в районе с. Суховоля (Володарск-Волынский район). Боевое охранение дивизии находилось в районе с. Михайловка. В роще вблизи с. Суховоля было сосредоточено резерв дивизии в готовности к нанесению контрудара в направлении роща в 2.5 км юго-западнее с. Зубринка.
19 июля части 41-й тд продолжали обороняться в районе с. Суховоля. Вечером полкам дивизии была поставлена задача не позволять противнику вывести свои подразделения из боя. Под прикрытием темноты, используя разведывательные отряды постоянно прощупывать оборону противника, в случае, когда ощущается слабость немцев на конкретном участке немедленно наносить контрудар. В ночь с 19 на 20 июля передовой отряд 41-го разведывательного батальона, действуя в направлении с. Зубринка обнаружил, что населенные пункты Пруды и Михайловка свободные от немецких подразделений, вражеский разведывательные группы уходят в южном направлении. Однако несмотря на все старания подразделений 41-й тд войти в контакт с противником 21 июля так и не удалось.
В связи с угрозой удара войск 6-й немецкой армии в направлении на Коростень и возможность прорыва немцев к Днепру командованием 5-й армии было принято решение о перегруппировке войск армии 20-22 июля и укрепления обороны в районе города Малин, где ожидался основной удар немцев.
21 июля 1941 41-я танковая дивизия по приказу штаба 22-го МК была выведена из боя. Для обеспечения марша из состава дивизии был выделен отряд обеспечения движения в составе роты регулирования и саперного взвода. Перед дивизией стояла задача до 6.00 22.07 сосредоточиться в районе Перелесок (Новоград-Волынский район) Владимировка (Емильчинский район) и осуществить марш в направлении Краевщина, Емиловка, (Володарск-Волынский район) Чоповичи, Головки (Малинский район) Марш осуществлялся в исключительно трудных условиях : дорог как таковых фактически не было, прошел сильный дождь, марш приходилось осуществлять в ночных условиях, скорость движения не превышала 5 км / ч. Организованном марша также помешала 215-и мд, колонна которой вклинилась в колонну 41-й тд. Вследствие этого головные части дивизии вышли в район сбора колесным парком лишь к 16.00 22 июля. Подразделения выходили в район сбора и 23 июля. Отсутствие четкого управления слишком часто приводила к блуждания как отдельных групп военнослужащих, так и целых подразделений. Кроме того 22 июля немецкая дальнобойная артиллерия неоднократно обстреливала пути отхода дивизии. Особенно "досталось" колонне 82-го танкового полка, которая была обстреляна в 16.00.22.07 на дороге Головки - Пирожки. Танкисты еще не знали, что немцы уже овладели Малином.
Закончился первый месяц боев в ходе которого дивизия потеряла все свои танки, тягачи, большую часть артиллерии. Значительные потери были среди личного состава:убито - 175, ранено - 593, заболели - 10, пропали без вести - 313, всего 1091 чел.
Выводы о действиях 41-й танковой дивизии были сделаны в одноименном документе за период с 22.06 по 22.07.1941 года подписанным командиром дивизии полковником М. А. Уколовым (принял командование у полковника Павлова), военком дивизии полковым комиссаром Балыкова и начальником штаба дивизии подполковником Малыгиным , главными из которых являются следующие:
1. Дивизия была выведена из направления главного удара противника в полосе действий 5-й армии, долгое время находилась в бездействии на второстепенном направлении.
2. Дивизия вместо нанесения ударов единым кулаком росчленовывалась на мелкие частицы, значительное время подразделения дивизии действовали в пешем строю.
3. Использование танковых экипажей в пешем строю привело к тому, что в боях было потеряно ценные кадры специалистов танковых войск, которых достаточно сложно было готовить в условиях войны.
Записан
Сергей

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #5 : 22 Апреля 2011, 20:21:31 »
Бои 41-й тд в районе г. Малин Житомирской области (22.07 - 21.08.1941)

22 июля 1922-й механизированный корпус получил задание во взаимодействии с 45-юй и 228-й стрелковыми дивизиями нанести удар в направлении на Малин, овладеть городом и до конца 23 июля выйти на рубеж Модиль - Котовка. Именно под Малином бойцы 41-го мотострелкового полка на конец увидели своих однополчан и вернулись в состав своей родной 41-й тд.
41-я танковая дивизия в составе 22 МК наступала в направлении на северо - западную окраину Малина. Уже в 21.00 части 22МК (в т.ч. и 41-я тд) вместе с 45-й сд вели бой за Малин, охватывая его с северо-востока. Продвижение в южном направлении было остановлено противником. 6 суток продолжались ожесточенные бои за город. 27 июля казалось, что победа уже близко, вечером передовые подразделения вышли в центр Малина, но полностью очистить райцентр от подразделений 262-й пехотной дивизии так и не удалось. Немцы, усилив свое группировки 98-й и 113-й пехотной дивизией в 07.00 31 июля после сильной артиллерийской подготовки и ударов авиации перешли в наступление с Малинского плацдарма в направлении на Пирушкы и Головки и оттеснили советские части на 6-8 км севернее Малина . Остатки 41-й тд, перемешавшись с другими частями 22-го МК и 45-й сд на 16.00 31.07 пошли в район с. Лумля. В этом районе танкисты сдерживали натиск превосходящих сил противника в течение 1 и 2 августа. 2-3 августа 41-я тд в составе 22 МК принимала участие в неудачном контрударов войск 5-й армии, однако вынуждена была вместе с остатками 19-й тд с боями отойти на рубеж Рутвянка, Старые Воробьи где заняла оборону.
Обстановка после неудачного контрудара была почти катастрофической. Особенно ожесточенные бои шли в районе сел Старые и Новые Воробьи. На опушке между этими двумя селами оборону держали 16 советских бойцов, 5 из которых были ранены. Танкисты отбили две атаки вражеской пехоты, когда с левого фланга на их позиции двинулись 9 немецких танков, а за ними до роты пехоты. Против бронированных машин у советских бойцов было всего 7, снятых с танков, пулеметов ДТ, 15 противотанковых гранат и бутылки с "коктейлем Молотова". После ранения командира взвода командование небольшим подразделением принял сержант В. С. Зализский. Сержант приказал пулеметчикам рассредоточиться по позиции и быть готовыми отрезать пехоту от танков, а сам с четырьмя бойцами вооружился гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Подпустив танки на расстояние броска гранаты Василий Зализский подал команду пулеметчикам открыть огонь по пехоте и первым метнул гранату в ближайший танке. От первых гранат и бутылок загорелись три первых машины с крестами, впоследствии от меткого попадания взорвались еще две. Танки медленно стали отползать назад. Сержант Зализский вдогонку бросил одну за другой две бутылки с зажигательной смесью, а за ними связи гранат. Запылала еще одна вражеская машина. Оставив на поле боя 6 танков и более 50 трупов немцев откатились назад. По окончании боя на позиции осталось только 4 бойцов. Раненые в сопровождении связного были отправлены в тыл. К вечеру на смену танкистам прибыл небольшой красноармейский подразделение. Двигаясь к своей части четверка отважных столкнулась с немецкими разведчиками. Уничтожив трех и убив одного врага, танкисты отбили немецкого "языка" - майора, которого гитлеровцы захватили в плен. Все бойцы, участвовавшие в бою были представлены к награждению орденами Красного Знамени, но так их и не получили - штабная машина, которая везла наградные документы попала под огонь немецкого самолета и сгорела.
В районе села Старые Воробьи солдатами 8-й мср был захвачен "язык". Большим же было удивление немецкого солдата, который узнал, что его в плен взяли солдаты 41-го мотострелкового полка, который его дивизия якобы полностью разгромила в районе Любомля и с. Шайно на Волыни в конце июня 1941 года.
Вечером 4 августа командующим 5-й армией генерал-майором т/в М. И. Потаповым было принято решение о наступлении левым крылом армии в общем направлении на Пирушки, Малин, отрезать части противника от переправ на р.Ирша, окружить и уничтожить противника в районе Поповичи, Червонопартизанск, Щербатовка и до конца 5 августа выйти на левый берег Ирши. 41-я тд в составе 22-го МК должна была наступать в направлении Резня, Городище и к концу дня выйти к р.Ирша на фронте от Малина до Ялцивки. Выполняя это задание танкисты 19-й и 41-й тд, которые действовали сводными отрядами, на 21.00 5 августа отбросили немцев на рубеж колхоз им.Петровского, южная окраина Старых Воробьев. В течение следующих трех суток до 8 августа дивизия в составе корпуса с боями прошла от 6 до 8 км и вела ожесточенные бои против подразделений 296-й пехотной дивизии Вермахта южнее урочища Морсола.
Именно в этих боях лучше проявилась солдатская смекалка. Не хватка оружия и боеприпасов активизировали умельцев частей дивизии. Так саперы 41-й тд самостоятельно изобрели и ввели самодельные мины, гранаты, усовершенствовали бутылки с зажигательной смесью
Хотя, поставленные командованием армии задачи и ни были до конца выполнены, действия дивизий левого фланга позволили организованно отвести соединения 31-го и 15-м СК и предотвратить окружающим.
С 9 по 14 августа 1941 41-я тд оборонялась от наседающего противника. На 14 августа в дивизии по спискам осталось 583 человека. Уцелевшие танковые экипажи было приказано собрать и отправить в район города Горький где начали формироваться новые танковые части. Так, еще 30 июля 1941 с 81-го тп выбыло 373 человек, в т.ч. старшего и среднего комсостава - 55, младшего комсостава - 188, красноармейцев - 130.
19 августа снова изменилось командования дивизии. ВО командира 41-й тд полковник Уколов и начальник штаба дивизии подполковник Малыгин были отозваны в ГУК НКО для получения новых назначений, командование дивизией принял полковой комиссар Балыков Михаил Михайлович, а штаб возглавил бывший начальник оперативного отделения майор Невжинский Михаил Васильевич.

БОИ В РАЙОНЕ ОКУНИНОВО - ОСТЕР ( 22.08 - 09.09.1941)
Тем временем над всей группировкой 5-й армии нависала новая угроза. Согласно директиве, подписанной Гитлером 21 августа, 5-я армия должна была быть полностью уничтожена, ни одна из ее дивизий не должна была отойти к Десне. Для выполнения этой задачи кроме 6-й полевой армии ГА "Юг" привлекались соединения ГА "Центр". Уничтожение 5-й армии приравнивалось Гитлером к выполнению задачи по блокаде Ленинграда на Севере (Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 1, с. 296-297).
Однако командование Юго-Западного фронта предупредили немцев. Вечером 19 августа штабом 5-й армии была получена директива об отводе армии за Днепр в период с 20 по 25 августа.
На начало отхода 41-я танковая дивизия была пополнена личным составом из других частей и подразделений и насчитывала около 1600 бойцов и командиров. Правда наименование "танковая" было номинальное - по воспоминаниям начальника техчасти дивизии М.С.Омеляненко на начало отхода к Десне в дивизии насчитывалось 1 танк КВ, 12 Т-26, 2 бронеавтомобиля, 15 станковых, около 60 ручных пулеметов, 3 противотанковых орудия, 2 зенитных пулемета. В ночь с 21 на 22 августа начался отход в направлении Термаховка, Чернобыль, Навозы. 41-я тд вместе с 19-й тд осуществляла марш на автомобилях, которые остались после первых двух месяцев боев. Вечером 22 августа колонна 41-й тд переправилась через Припять и остановилась на дневной отдых в междуречье Припяти и Днепра. К утру 24 августа дивизия в составе колонны 22 ТК прибыла в район н.п.. Жидиничи (30-35 км юго-западнее Чернигова). Уставшим длительным переходом бойцам отдохнуть не удалось. У 07.00 25 августа дивизия получила приказ вместе с 19-й танковой дивизией из района сосредоточения Жидиничи, лес южнее гончарного круга наступать в направлении Сапонова Гута, Бондари, Окуниново с задачей выбить немецкие соединения (11-ю. И 11 тд) , которые захватили плацдарм на Днепре и уничтожить мост в селе Окунинова. На время выполнения этой задачи 22 ТК чуть позже был усилен 131-й механизированной дивизией с 31-го СК и соединениями (124сд, 228сд) 1-го воздушно-десантного корпуса. Также в группировку был включен ряд артиллерийских частей: 1 артдивизион 458-го ап, 589-й гап РГК, дивизион 331-го гап. Командование ударной группировкой было поручено командиру 1-го ПДК генерал-майору Усенко Матвей Алексеевич (командир 22 ТК генерал-майор т/в Тамручи был отозван в распоряжение штаба ЮЗФ).
41-я тд из района сосредоточения маршем вышла в район атаки и повела наступление на немецкие подразделения на восток от с. Старо-Карпиловская Гута, прорвала оборону немцев и на 28 августа вышла в с. Ощиткив, чем перерезала дорогу Окуниново - Остер и заняла оборону на рубеже 2 км восточнее хутора Волчьи Горы. Остальные части ударной группировки отбросили немцев до с. Окуниново и заблокировали движение немцев с севера, северо-востока, востока и юго-востока.
Южнее с. Старо-Карпиловская Гута на дороге Окуниново - Остер находилось до 30 немецких танков. Вследствие ударов советских войск на Окуниново танки остались без горючего и не могли продолжать дальнейшее движение. Для уничтожения этого танкового отряда противника были направлены подразделения 41-й тд, в частности 3-й батальон 41-го мсп. Первые две попытки атаковать были неудачными, немецкие танкисты отбивались изо всех сил. Боеприпасы и горючее окруженной части пытались сбросить с воздуха, однако меткой очередью из ручного пулемета командира 8-й мср лейтенанта Богачева один из немецких самолетов был подбит, а его экипаж уничтожен советскими бойцами. Третья атака 41-й тд была успешной.
Остатки 41-й тд удерживали свой рубеж до 1 сентября 1941 и были рассеяны после наступления 113-й пехотной и 11-й танковой дивизии в направлении Остер.
9 сентября 1941 41-я танковая дивизия исчезла из списков боевых соединений РККА. За период боевых действий с 22 июня по 1 сентября 1941 41-я танковая дивизия потеряла 2260 человек, из них 248 чел. убитыми, 976 человек, пропали без вести.
Записан
Сергей

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #6 : 22 Апреля 2011, 20:37:57 »
Судьбы комсостава 41-й танковой дивизии
Командир 41-й танковой дивизии полковник Петр Петрович Павлов в сентябре 194 года был назначен на должность заместителя командира 46-й танковой бригады 4-й армии Волховского фронта. В боях за г. Тихвин заменил раненого командира бригады. За умелое руководство бригадой в сложной обстановке был награжден орденом Красной Звезды и представлен к присвоению генеральского звания. С февраля по июль 1942 года воевал в должности заместителя командующего 59-й армией Волховского фронта по АБТВ. С июля 1942 командовал 25-м танковым корпусом, войска которого сражались в составе 60,40,1-й гвардейской армий Воронежского и Юго-Западного фронтов в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной и Среднедонской наступательных операций. С февраля 1943 года войска корпуса в составе 6-й армии принимали участие в Донбасской наступательной операции, форсировании Днепра и захватили плацдарм южнее Запорожья. В боях под Запорожьем П. П. Павлов был ранен, но продолжал командовать войсками, организовал прорыв частей корпуса из окружения, однако сам попал в плен. Содержался в Хаммельгсбургском и Флессенбургском лагерях для военнопленных. Был освобожден из плена вместе с другими конце апреля 1945 года американскими войсками, после чего был направлен в фильтрационный лагерь 1-го Украинского фронта в районе г. Дрезден. После окончания Великой Отечественной П. П. Павлов проходил спец проверку органов НКВД. По окончании проверки был восстановлен в воинском звании и в марте 1946 года зачислен слушателем ВАК при ВВА им. К. Е. Ворошилова. С марта 1947 находился в распоряжении УК БТ и МВ ВС СССР, а в мае 1947 года получил назначение на должность заместителя командира 36-го СК по БТ и МВ. В июле 1950 года был уволен в запас. За годы военной службы был награжден орденом Ленина, 5 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями. Умер 4 сентября 1962. Похоронен в Москве.
Преемник П. П. Павлова в должности командира 41-й танковой дивизии полковник Уколов Николай Андреевич в годы войны командовал 142-й танковой бригадой, которая в боях совместно с 5-м кавалерийским корпусом в районе населенных пунктов Шостаки - Мартыновка уничтожила до 2 батальонов противника, захватила 2 пушки, 4 пулемета, значительное количество автомобилей и велосипедов. За эти действия командир 142-й тбр полковник Уколов был награжден 2-м орденом Красного Знамени (первый получил как участник Гражданской войны по случаю 20-летия РККА в 1938 году). 25.03.1942 года принял командование 143-й тбр, которая вела боевые действия в районе городка Усово. Здесь танкисты 143-й тбр уничтожили 14 танков, 7 орудий, 25 станковых пулеметов, 95 дзотов и блиндажей, 15 минометов, до 2500 вражеских солдат и офицеров. Полковник Уколов трагически погиб 28 мая 1942 - автомобиль в котором комбриг ехал в штаб 41-й армии подорвался на мине.
Трагической была судьба и последнего командира 41-й танковой дивизии полкового комиссара Михаила Михайловича Балыкова. Участник Гражданской войны полковой комиссар Балыков встретил войну в должности военного комиссара 41-й тд. Командование дивизией принял за несколько недель до ее расформирования. С марта 1943 года был начальником политотдела 1-го гвардейского Донского танкового корпуса. Неоднократно действовал среди передовых подразделений корпуса за что был награжден 17.03.1943 орденом Ленина, а в августе 1943 представлен для награждения орденом Красного Знамени. Гвардии полковник М. М. Балыков умер от болезни 03.02.1946р.

Трое воспитанников дивизии были удостоены звания героя Советского Союза:
 
Начальник штаба 41-й тд подполковник Константин Алексеевич Малыгин 5 октября 1941 принял под командование 28-м танковую бригаду 16-й армии, воевавшей на Западном и Калининском фронтах. Бригада, сформированная Малыгин на базе запасного танкового полка отважно воевала под Москвой и Ржевом. В декабре 142 г. полковник Малыгин был назначен командующим АБТВ 3-й ударной армии (Калининский фронт). Танкисты 3-й ударной отличились в боях в районе Великих Лук (Псковская область РФ). В феврале 1943 года К. А. Малыгин получил назначение на должность начальника Тамбовского военного танкового лагеря, в котором готовились танковые экипажи, предназначенные для частей и соединений, которые впоследствии наносили мощный танковый удар в районе Курской дуги. 3 марта 1943 Константину Алексеевичу Малыгину было присвоено звание "генерал-майор танковых войск". В июле 1943 года, после неоднократных рапортов высшему командованию с просьбой отправить на фронт, новое назначение - на должность командира 9-го механизированного корпуса, который именно формировался в м.Ясна Поляна Тульской области. Передовые части 9-го МК (3-я гвТА, Воронежский фронт) в ночь на 22 сентября 1943 форсировали Днепр в районе с. Зарубинцы Каневского района Черкасской области и до 27 сентября обеспечили переправу танковых частей армии на правый берег Днепра. До 15 октября войска 9-го МК бились за расширение Букринского плацдарма, а командир корпуса генерал-майор Малыгин постоянно находился на командных пунктах передовых батальонов. 29 сентября генерал-майор Малыгин лично повел части корпуса в контратаку, что способствовало удержанию занятых позиций. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 генерал-майору т/в К.А.Малыгину было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль Золотая Звезда № 2096).
Впоследствии 9-й МК под командованием генерал-майора Малыгина успешно действовал в ходе Киевской, Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой наступательных операций в ходе которых принимал участие в освобождении Киева, Коростышев, Житомира за что получил почетные наименования "Киевский" и "Житомирский" .
Дальнейшему продвижению по службе помешала характеристика командующего 3-й гвардейской танковой армией генерала Рыбалко, который отметил: "В проведенных операциях Малыгин показал себя мужественным и смелым командиром, но недостаточно подготовленным для командования механизированным корпусом". Поэтому в апреле 1944 года К.А.Малыгин получил назначение на должность заместителя командующего Харьковским военным танковым лагерем по боевой подготовке и в этой должности встретил Победу. После войны командовал 7-й учебной танковой дивизией (с июля 1945 г.), 9-й гвардейской танковой дивизией (с октября 1946 г.). В декабре 1948 года был назначен старшим преподавателем ВА БТиМВ им. И. В. Сталина. С июля 1950 по июль 1951 учился на ВАК при ВВА им.К.Е.Ворошилова, по окончании которых был назначен на должность командующего БТ и МВ Киевского военного округа. ЗУ июле 19453 года был командирован в Китай, где исполнял обязанности старшего военного советника по БТ и МВ НОАК. По возвращении из парю, в мае 1957 года был назначен начальником особого факультета по подготовке офицеров армий стран народной демократии при ВА бронетанковых войск. В январе 1961 года был уволен в отставку. Жил в Москве. Написал книгу воспоминаний "В центре боевого порядка", изданную Военным издательством МО СССР в 1986 году. Умер 11 мая 1990 (родился 7 (20) ноября 1905 в с. Никольскоя Уярского района Красноярского края), похоронен на Введенском кладбище в Москве. За боевые подвиги и службу в ВС СССР был награжден 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2 века, Кутузова 2 века, Отечественной войны 1 века, Красной Звезды, медалями.

Указом Президиума ВС СССР от 21.07.1944 за мужество и героизм, проявленные в наступательных боях на Карельском перешейке этого высокого звания был удостоен командир роты 27-го гвардейского отдельного танкового полка Ленинградского фронта гвардии старший лейтенант Евгений Иванович Усенко (медаль № 4113), который начинал свой боевой путь в должности командира взвода 81-го танкового полка 41-й тд. Уже в первых боях с засады взвод младшего лейтенанта Усенко подбил 6 вражеских танков. Танкисты гвардии старшего лейтенанта Усенко впоследствии отличились в боях на территории Прибалтики где раз расстреляли немецкую танковую колонну из засады. После войны Е. И. Усенко в 1946 году окончил Высшую офицерскую бронетанковую школу. Уволился в запас в 1957 году в звании подполковника. Жил в Житомире, работал председателем областного комитета ОСВОДа УССР. За боевые подвиги также был награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1 степени, Красной звезды, медалью "За боевые заслуги" и другими.

Указом Президиума ВС СССР от 3 июля 1981 за значительный вклад в строительство ВС СССР, умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, и в связи с 60 летием со дня рождения звание Героя Советского Союза (медаль № 11458) было присвоено Маршалу Советского Союза Куликову Виктору Георгиевичу. Свою офицерскую карьеру Виктор Георгиевич Куликов начал по окончании Гродненского пехотного училища 10 июня 1941 начал в 41-м разведывательном батальоне 41-й танковой дивизии в должности командира разведывательного взвода. В этой должности воевал под Владимиром-Волынским, Ковелем, Оликой, Соколовым, Малином, Остром. После расформирования дивизии, в октябре 1941 года в танковом лагере в районе Костерово получил назначение на должность заместителя командира разведывательной роты 143-й танковой бригады (в бригаду влилось немало командиров и бойцов 41-й тд, поэтому она некоторыми исследователями считается правопреемницей 41-й тд). В составе бригады воевал на Юго-Западном и Калининском фронтах. Впоследствии занимал должности командира мотоциклетной роты разведывательного батальона, начальника штаба танкового батальона. С августа 1943 года и до конца войны воевал в должности начальника штаба 143-й отдельной танковой бригады (с 1 марта 1945 - 66 гвардейская тяжелая самоходно-артиллерийская Невельска Краснознаменная, ордена Суворова бригада), которая вела боевые действия в составе 39-й армии Калининского фронта, 43-й, 4-й ударной, 6-й и 11-й гвардейских армий 1-го Прибалтийского фронта и 3-го Белорусского фронта под Смоленском, Ригой, Полоцком Митаве, Данцига, Штеттина. Войну закончил в звании подполковника на территории Восточной Пруссии. На груди молодого подполковнику сверкали золотом и серебром пять боевых наград (два ордена Красного Знамени, два ордена Отечественной войны 1 степени, медаль "За отвагу"). После войны учился в Высшей офицерской бронетанковой школе, которую закончил в 1947 году. После командования батальоном и полком был зачислен на учебу в ВА им. Фрунзе, а по ее окончании в 1953 году был начальником штаба дивизии, командиром дивизии. В 1959 году окончил ВА Генерального штаба. С 1959 по 1964 год проходил военную службу на должностях заместителя и 1-го заместителя командующего армией, с 1964 по 1967 командовал 6-й общевойсковой армией Ленинградского военного округа. С мая 1967 по октябрь 1969 командовал войсками Киевского военного округа, с октября 1969 по сентябрь 1971 был Главнокомандующим Группы советских войск в Германии. С сентября 1971 по январь 1977 возглавлял Генеральный штаб ВС СССР и был 1-м заместителем Министра обороны СССР. В 1977 году генералу армии Куликову было присвоено звание Маршал Советского Союза. С января 1977 по январь 1989 Маршал Куликов был главнокомандующим Объединенными вооруженными силами стран - участниц Варшавского договора. С февраля 1989 по январь 1992 - генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов МО СССР. С января 1992 года - советник Главнокомандующего Объединенными ВС СНГ, а с сентября того же года - советник при МО РФ. Уволен в отставку в 1992 году. С 1996 по 1989 год был депутатом ВС СССР разных созывов, с 1989 по 1991 год - народным депутатом СССР, в 1999-2003 годах депутатом Госдумы Российской Федерации. В 200-2003 годах возглавлял Комитет по делам ветеранов Госдумы РФ. Лауреат Ленинской премии, премий им. Г. К. Жукова и М. В. Фрунзе. Член клуба военачальников Российской Федерации. Живет в г. Москва. Автор книги "Война", изданной в издательстве "Кучокове поле", Москва в 2009 году.

Преемник подполковника К. А. Малыгина в должности начальника штаба 41-й танковой дивизии майор Михаил Васильевич Невжинский (в РККА с 1919 года, участник Гражданской войны на Южном фронте и в Грузии) со временем (с 28.09.1941 по май 1942) был начальником штаба 7-й отдельной танковой бригады, билась в районе Харькова в составе 38-й, 6-й армий Юго-Западного фронта. За умелое планирование боевых действий бригады майор Невжинский был 06.03.1942 года награжден орденом Красной Звезды (представлялся к ордену Красного Знамени. С с 16.07.1942 по 07.02.1943 командовал 121-й отдельной танковой бригадой им. Наркомтяжмаша 4-го танкового корпуса. Бригада под командованием подполковника Невжинского отличилась в ходе боев в районе совхоза "Котлы бань" и станции Гум рак в августе - сентябре 1942 года. За бои в районе станицы Клетской в излучине Дона 2 декабря 1942 был награжден орденом Красного Знамени. 24-26 января 1943 121-я тбр подполковника Невжинского нанесла противнику удар в направлении Тумрак _ Мамаев Курган - тракторный завод. 2 февраля танки бригады соединились с частями 62-й армии и тем самым рассекли немецкое группировки в Сталинграде на две части. Танк Т-34 с бортовым номером "18" 121-й тбр был установлен как памятник в районе Мамаева Кургана как символ мужественных действий всех танкистов в районе Сталинграда. 7 февраля 1943 бригада была переименована в 27-ю гвардейскую отдельную танковую бригаду. Гвардейцами-танкистами гвардии полковник Невжинский командовал до 18 августа 1943, когда получил тяжелое ранение в боях за Харьков.

За бои в районе Малина в июле 1941 года был представлен к награждению орденом Красного Знамени начальник разведывательного отделения 41-й танковой дивизии капитан Куликов Андрей Кириллович. Правда этого ордена он не получил (штабная машина 41-й тд, которая перевозила наградные документы была расстреляна немецкими летчиками. Тем не менее отважный офицер таки получил боевую награду и не одну. Первую боевую награду - орден Красной Звезды (представлялся к ордену Красного Знамени) начальник отдела кадров АБТУ 21-й армии майор Куликов А.К. получил в декабре за мужество и отвагу при действиях по ликвидации прорыва обороны немецкими частями в районе станции Клетской. Благодаря умелым действиям штабного офицера удалось организовать оборону на направлении прорыва и скоординировать действия частей армии. В декабре 1943 года подполковник А. К. Куликов вернулся на Житомирщину. 1831-й самоходно-артиллерийский полк, которым командовал Андрей Куликов в составе 11-го СК 1-й гвардейской армии участвовал в освобождении Житомира 12 ноября 1943. Войну гвардии полковник Куликов закончил в Восточной Пруссии в должности командира 343-го гвардейского тяжелого самоходного артиллерийского полка 128-го СК, 28-й армии 3-го Белорусского фронта.

Орденами Красного Знамени, Отечественной войны 2 степени, Суворова 2 степени были отмечены умелые действия бывшего командира 81-го танкового полка майора Василия Георгиевича Королева. Первым, командир 133-го танкового полка 133-й отдельной танковой бригады (с 08.12.1942 г. - 11-я гвардейская танковая бригада) майор В. Г. Королев был награжден 10 января 1942 за бои октября 1941 против Орловской группировки немцев во взаимодействии с 7-й гвардейской стрелковой дивизией. Полк в тех боях уничтожил 11 танков, бронемашину, 18 минометов, 12 пулеметов, 75 повозок с имуществом, 3 орудия, подавил огонь 6 вражеских батарей и уничтожил до 2-х батальонов пехоты противника. С 15.02.1942 по 23.07.1942 подполковник Королев командовал 168-й танковой бригадой. Бригада прямо из эшелонов была направлена на передовую. В одном из первых боев благодаря умелому руководству бригадой ее командира и штаба 10 мая 1942 танкисты сумели сдержать наступление превосходящих частей немцев, прорвали фронт в районе Худоярово - Гетманивка в полосе 133-й тбр и 277-й сд. 22-23 июня бригада принимала участие в контрнаступлении войск Юго-Западного фронта. За умелые действия ее командир был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени (представлялся к ордену ВВ 1-го века). Следующим орденом Суворова 2 степени (представлялся к награждению орденом Кутузова 2 ст.) Командующий БТ и МВ 61-й армии полковник Королев был награжден за обеспечение эффективного использования бронетанковых и механизированных частей армии при освобождении города Волхов (12-23 июля 1943).

Орденом Александра Невского в марте 1943 года был награжден бывший командир 41-го мотострелкового полка 41-й танковой дивизии, а впоследствии командир отдельного учебного кавалерийского дивизиона 7-го гвардейского кавалерийского корпуса гвардии майор Музырь Филипп Петрович. Участник боев с басмачами, Советско-Польской войны 1939 года достойно воевал в первые месяцы войны. Собственный опыт боев в полу окружении помог и на этот раз. Именно благодаря мастерству Ф. П. Музыря дивизион не только выполнил поставленные задачи по охране штаба корпуса во время рейда в район Дебальцево и Чернухино, но и избежал вражеского окружения. Сформирована и возглавленная гвардии майором Музыря группа прорыва обеспечила 23 февраля 1943 выведения из окружения штаба корпуса.

Мастером контр батарейной борьбы называли однополчане и старше командование начальника штаба 64-й тяжелой пушечной бригады, а в грозном 1941-м командира 41-го гаубичного артиллерийского полка, майора Хижина Николая Сергеевича. Как и его сослуживец по 41-й тд, майор Королев начинал военную службу в Гражданскую, воевал на Южном фронте против Врангеля. Бои в районе Малина усовершенствовали артиллерийское мастерство и в августе 1943 года М. С. Хижин был награжден орденом Красной Звезды за умелое подавления огня немецкого артиллерийского полка.

На фронтах Великой Отечественной отважно сражались танкисты под командованием Бачакашвили Иосифа Давыдовича. После боев июня - сентября 1941 года командир танкового батальона 81-го танкового полка капитан И. Д. Бачакашвили войну закончил в звании гвардии полковника. Трижды был ранен, один раз контужен. Командовал танковым батальоном, затем служил в должности заместителя начальника отдела БТВ 2-й ударной армии с боевого использования и применения танков. В этой должности получил свой первый боевой орден за бои под Ленинградом (орден Красного Знамени, приказ по 2-й удА от 08.03.1943 № 036-н) С 12 марта по 11 августа 1943 подполковник Бачакашвили командовал 122-й танковой бригадой им. . Наркомсредмаш. 31 августа 1943 подполковник Бачакашвили принял под командование 29-ю танковую бригаду (II формирования). Бригада под командованием подполковника И. Д. Бачакашвили до января 1944 года вела бои на берегах реки Волхов, с 15 января 1944 наступала в общем направлении на Новгород - Батецкий - Луга. Была введена в прорыв на стыке 310-й и 239-й стрелковых дивизий 6-го стрелкового корпуса (59-я А, Волховский фронт) в районе Подберезье, расширила фронт прорыва, а затем перерезала немцам пути отхода от Новгорода на северо-запад и запад . В ночь на 18 января 1944 вместе с 16-й танковой бригадой освободила населенный пункт Вяжищи, впоследствии овладела разъездом Нащи и перерезала дорогу Новгород - Вашков. За 14 дней 122-га тбр по болотистой местности прошла 130 километров, освободили 8 крупных населенных пунктов и 2 железнодорожные станции. После боев, в марте 1944 года, была выведена на доукомплектование в г. Нарофоминск. На 15 июня 1944 прибыла в состав 7-й армии Карельского фронта и заняла позиции на реке Свирь. В ходе Свирско-Петрозаводской наступательной операции войск Карельского фронта поддерживала боевые действия 37-го гвардейского стрелкового корпуса. В составе подвижной группы вместе с 339-м и 378-м гвсап, 275-м ОБОНом наступала в направлении на Олонец, впоследствии с 25.06.1944 наступала в направлении на Сиг озеро и Видлицу. С 15.07.1944 поддерживала атаки 99-й гвардейской стрелковой дивизии при штурме позиций финских войск в районе Питкярянты. За боевые действия в июне - июле 1944 подполковник Бачакашвили был удостоен ордена Кутузова 2-й степени. В августе 1944 года 29-я тбр была переброшена для проделывания коридора окруженных в районе Иломантси частей 176-й и 289-й стрелковых дивизий. После короткого отдыха 29-я тбр была передана в распоряжение войск 1-го Белорусского фронта, отправленная из станции Суоярви железной дорогой и в начале февраля 1945 прибыла в район Ровно. 12 февраля 1945 в Ровно танкисты отмечали радостную новость, бригада получила звание гвардейской и стала именоваться 67-й отдельной гвардейской тяжелой Краснознаменной бригадой. В Ровно бригада была доукомплектована техникой, личным составом, 15 марта прибыла в состав 5-й ударной армии и была сосредоточена в районе Фюрстенфельде. 7 апреля 1941-5 года гвардейцы под командованием гвардии полковник Бачакашвили вместе с 26-м гвардейским стрелковым корпусом получила приказ прорвать оборону противника и наступать в направлении на Берлин. День Победы гвардии полковник Бачакашвили Иосиф Давыдович встретил в Берлине.

Личной отвагой и мужеством в последующих боях отличился бывший начхим 41-й тд майор Стародубцев Сергей Васильевич. В нелегкое для дивизии время в районе Малина майор Стародубцев возглавил 41-й мотострелковый полк, которым командовал до расформирования 41-й тд. Затем командовал моторизованным стрелково-пулеметным батальоном 36-й танковой бригады, который в мае 1942 года бою в районе с. Непокрытое выбил противника из населенного пункта, захватил 8 орудий. Продолжив атаку батальон под командованием С. В. Стародубцева в лесу западнее села захватил немецкие склады с боеприпасами (до 1,5 млн. снарядов и несколько миллионов патронов) и продовольствием. 13 мая 1942 батальон Стародубцева целые сутки сдерживал наступление 50 немецких танков и пехотного батальона. Уничтожив до 600 немецких солдат, батальон отошел только по приказу командира бригады. На момент отхода в батальоне не было ни одного патрона и ни одной гранаты. За эти бои майор С. В. Стародубцев приказом по войскам Сталинградского фронта от 26.09.1942 № 43 / н был награжден орденом Красного Знамени (командованием бригады представлялся к ордену Ленина). В боях за освобождение Кировограда (08.01.1944) отличилась 64-я механизированная бригада 7-го механизированного корпуса 5-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, которой командовал подполковник Сергей Стародубцев. В июле 1944 года Сергей Васильевич принял под командование 9-ю гвардейскую механизированную Молодечненского бригаду, которой командовал в коде Шауляйской наступательной операции войск 1-го Прибалтийского фронта. Гвардейцы гвардии подполковника Стародубцев в кровопролитных боях 1 августа 1944 выбили гитлеровцев из города Елгава (Митаве).

За несколько месяцев до Победы погиб бывший командир батальона тяжелых танков 82-го танкового полка Гапоненко Борис Алексеевич. До этого дважды его считали погибшим. Первый раз в районе с. Верба Владимир-Волынского района, когда в танк попала немецкая авиационная бомба. В конце концов экипаж танк отремонтировал и своим ходом дошел до городка Колки Маневицкого района. Здесь экипаж танка, который действовал с застывшей башней (заклинило от взрыва авиабомбы) выручил батальон 215-й мд и только массой боевой машины раздавил несколько немецких грузовиков и танкеток, какие именно вели наступление против советской пехоты. Капитан Гапоненко пожертвовал спасенной машиной ради спасения санитарной колонны и вынужден был затопить танк. Вторично в списки погибнув и пропавших без вести капитан Гапоненко попал в сентябре 1941 года, когда войска 5-й армии попали в окружение. Выжил, вышел к своим. Опять воевал. За бои 1941-1942 годов был награжден вторым орденом Красного Знамени (первым был награжден очевидно за бои в Испании). В марте 1943 года числился преподавателем Казанских танковых курсов. 9 января 1945 заместитель командира 177-го танкового полка 64-й механизированной бригады 7-го механизированного корпуса майор Гапоненко Борис Алексеевич попал под бомбовый удар немецкой авиации и погиб.
Из послужного списка:
Родился 5 августа 1911 г. в с.Семячки, Трубчевского района, Орловской области
в 1924 г. закончил сельскую школу, гражданская специальность шофер
В РККА с 1932 г.
май 1932 г. - курсант Авто-тракторных мастерских Белорусского ВО
октябрь 1932 г. - командир машины 3-й мех.бригады Белорусского ВО
июль 1934 г. - командир взвода 3-й мех.бригады Белорусского ВО
июнь 1935 г. - командир взвода 3-й мех.бригады Белорусского ВО, лейтенант
январь 1937 г. Правительственная командировка - командир роты
август 1937 г. - командир роты 3-й мех.бригады Белорусского ВО
ноябрь 1937 г.- командир роты 3 легко-танковой бригады Киевского ВО
январь 1939 г. - Пом.ком батальона по строевой части 36 ЛТБр Киевского ВО
ноябрь 1938 г. - присвоено звание капитан
декабрь 1939 г. - слушатель Ленинградских краснознаменных автобронетанковых курсов усовершенствования
март 1940 г. командир батальона 36 лтбр Киевкого Особого Военного Округа

В списках погибших в районе местечка Соколов числится младший лейтенант Одновол Лев Дмитриевич (командир взвода 41-го гап 41-й тд.)
На самом деле Л.Д.Одновол не погиб. В бою под местечком Соколов попал в окружение, к своим пробиться не смог, был пленен. Два побега из лагеря военнопленных были неудачными, во время третьего - повезло. Пытался связаться с партизанами - не вышло. Организовал комсомольскую подпольную группу, которая занималась разьяснительной работой. После освобождения Житомирщины был призван полевым военкоматом, прошел проверку в фильтрационном лагере НКВД и отправлен для прохождения службы на должность наводчика в звании рядового. За бои в районе Корсуня - Шевченковского был награжден медалью "За отвагу". Потом воевал в одной из частей 1-го Украинского фронта под Ровно, Бродами, на Сандомирском плацдарме, форсирова Одер. В боях под Берлином 3 мая 1945 года был тяжело ранен (в последнем бою подбил "Тигр" и 6 бронетранспортеров. До мая 1946 года находился в госпитале, по выписке был демобилизован. В 1981 году судьба улыбнулась. На встрече ветеранов 41-й тд в г.Владимир-Волынский получил координаты Маршала Куликова В.Г. Виктор Георгиевич помог восстановить в офицерском звании. 9 февраля 1983 года Одновол Л.Д. получил орден Отечественной войны 1 ст, к которому представлялся в мае 1945 года за свой последний бой. Самой большой неожиданностью для ветерана было его имя на мемориальной плите братской могилы в местечке (пгт)Соколов Червоноармейского района Житомирской области.

Записан
Сергей

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 257
  • Skype: g_kushelev
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #7 : 24 Апреля 2011, 23:47:32 »
... Данные брал с биографии ПП Павлова в справочнике "Комкоры...
Не в укор Вам, а в укор справочнику. Проверил - Ваша фраза действительно соответствует этому изданию. Но: из такой фразы (которую я привел выше) следует, что 25-й корпус (в том числе) уже в феврале 1943 года ... форсировал Днепр и ... захватил плацдарм на Правобережье Днепра. Некорректное изложение авторами справочника привело к грубой ошибке. Фактически 25-й корпус почти полностью погиб в районе Павлограда.
Пожалуйста, не обращайте внимания на мою реплику и продолжайте свой рассказ.
Записан

Александр Н.

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #8 : 02 Мая 2011, 20:27:15 »
Вот только открытым остается вопрос для какой войны, наступательной или оборонительной. Вопрос спорный и интересный.
КВ-2 находился в серийном производстве до 22 июня 1941 года, после рокового воскресенья танк стал ненужным: ближайшие линии обороны находились в Восточной Пруссии, а, когда стало ясно, что вторжение на территорию противника временно откладывается, естественно, что таким неповоротливым махинам в оборонительной войне не нашлось применения. Следовательно дивизия готовилась к наступательной войне ...
Записан

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #9 : 17 Мая 2011, 19:54:05 »
Техника и вооружение 41-й танковой дивизии
Тяжелый танк КВ-2 с "морской" башней.

Легкий танк Т-26 с пушечным вооружением.

Т-26 с пулеметным вооружением.

Химический (огнеметный) танк ХТ-26.

Плавающий танк Т-37.

122-мм дивизионная гаубица М-30 образца 1938 г.

152-мм дивизионная гаубица МЛ-20 образца 1937 г.

152-мм дивизионная гаубица М-10 образца 1938 г.

82-мм батальонный миномет БМ-37 образца 1937 г.

50-мм ротный миномет РМ-38 образца 1938 г.

37-мм автоматическое зенитное орудие МЗА образца 1938 г.

ЗИС-5 с солдатами 41 мсп. г. Любомль Волынской обл., июнь 1941 г.
« Последнее редактирование: 18 Июня 2015, 16:11:56 от Sobkor »
Записан
Сергей

Лемзяк

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #10 : 23 Мая 2011, 11:29:37 »
Цитата: voenkom
Понятно, что немецкие дивизии имели значительное преимущество в артиллерии, но замечу, что кроме дивизионной и полковой артиллерии 87-й и 41-й тд на Владимир-Волынском направлении еще находились 2-й укрепленный район и корпусной артиллерийский полк, огневые средства каких бы уравновесили и этот показатель.
Хотя история и не знает слова "если бы"), но, если бы 41-я тд осталась на направлении главного удара 6-й немецкой армии и 1-й танковой группы, то возможно бы и события первых дней войны в полосе обороны 5-й армии были бы совершенно другими.
Интересно былобы посчитать артилерию нашу и немецкую под Владимиром на момент прорыва по шоссе,с нашей стороны атаку 96 сп Устилуга 23.06 поддерживал 197 лап (87 сд)плюс  полковая и батальонная артилерия .Оборону 16-го сп у Пятыдней(шоссе) 23.06 поддерживал 212 гап(87 сд) 85 птд(87сд) 85 оад(Ур) полковая и батальонная артилерия.Вообщем посчитать можно .А вот сколько стволов немецкой артилерии работало 23.06 против 96сп и 16 сп я совсем не знаю.

Цитата: voenkom
Ве В районе хутора Пивнык осталось и три КВ-2, которые по техническим причинам не смогли продолжить движение. Экипажи этих танков течение суток отбивались от врага и погибли в своих боевых машинах.
потеряла три танка «КВ», из числа танков сосредоточенных приказом Штарма 5 в лесу ПИВНИК в период отмобилизованияю. Из числа потерянных танков два танка «КВ» остались в тылу противника, героически сражаясь, нанося большие потери противнику, ведя только пулеметный огонь, так как снарядов ни одного не было.
http://www.soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=2&t=19437
Т.е они не просто по тех причинам остались а выполняли в районе Пивник ( рядом Пятыдни)задачу по прикрытию дивизии(сколько наших было в заслоне не знаю сказано только о потерях).
«КВ», из числа танков сосредоточенных приказом Штарма 5 в лесу ПИВНИК в период отмобилизованияю. "
То есть вы проверяете был ли приказ штарма 5,когда он был и что значит период отмобилизования?
Если приод отмобилизования это чтото довоенное ,и приказ штарма был не утром 22.06 ,тогда "так вышло" ,а если приказ  утренни то так вышло потому что был приказ .
Автор: voenkom "Если интересно по артиллерии проведу расчет и сбору на форум"
Очень интересно.
Автор: voenkom "и закрепились вдоль берегов реки Студеница от Пятидень до Хотячева".
Тут немного не точно между Пятыднями и Хотячевым не течёт Студеница.И закрепились от Пятидень(скорее от Микуличе) до Хотячева.В районе Хотячева оборона вдоль берега реки Студеница.
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:47:44 от Sobkor »
Записан

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #11 : 23 Мая 2011, 13:42:50 »
Танки КВ-2 остались именно по техническим причинам. Средств для буксировки таких машин не было. О прикрытии тылов речь не велась как и о прикрытии отхода дивизии. Последнюю задачу танкисты выполняли в связи з тем, что "так вышло". Кстати о правдивости этой информации я еще работаю. Инфа взята з доклада о бд дивизии, итогах бд дивизии и воспоминаний ветеранов дивизии. Проверять надо по одной причине - некоторые танки с екипажами, которые считались подбитыми или уничтоженными потом обьявлялись и  продолжали действовать в составе или 41 тд или других подразделений. А "непоняток" достаточно. такие же непонятки со снарядами (смотрите выше в материале)
Если интересно по артиллерии проведу расчет и сбору на форум.
1. Отмобилизование, это не что-то довоенное. С началом войны автоматически обьявляется мобилизация людских и транспортных ресурсов и отмоблизование органов управления, соединений и частей. Мобилизация конечно же может проводиться и в мирное время, но здесь речь идет именно о начале войны.
2. Поверяю по спискам безвозвратных потерь. Если бой был действительно и экипажи погибли, то они как минимум должны быть среди пропавших безвести. Сразу замечу, что по спискам безвозвратных потерь 22 МК за первые 2 месяца войны чехарда порядочная.
3. Не будет штаб армии руководить 3 танками. Другое дело, когда по этому приказу были переданы 2 батальона  легких танков 82 тп в подчинение 87 сд.
По артиллерии чуть позже. С уважением,
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:50:24 от Sobkor »
Записан
Сергей

Лемзяк

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #12 : 23 Мая 2011, 17:27:52 »
16-й сп полковника Филимонова выполнить поставленную задачу о прорыве на северную окраину Устилуга не смог.
В 20—00 в штаб отряда прибыли посыльные от начальника 3-й заста­вы с донесением, из которого было установлено, что застава до 16—00 вела бой с превосходящими силами противника. Застава понесла большие потери в личном составе (8 человек убито и 12 ранено). В 16—00 по приказу одного из командиров полка 87-й стрелковой дивизии застава присоединилась к полку
http://pvrf.narod.ru/dok/1939-1945/dok22.htm
Заметте застава не пробивалась ,а просто присоединилась к 16-му сп.По ОБД тоже есть данные о потерях полка 23.06 Залужье .Т.е вполне позможно что до утра 23.06 16 сп был у северной окраины Устилуга.
Записан

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #13 : 23 Мая 2011, 17:38:26 »
По заставе не совсем правда. 3-я ПЗ находилась не в Устилуге, в на север от него. По воспоминаниям оставшихся в живых пограничников 3-й ПЗ речи о подразделениях РККА в районе заставы не было. Об этом есть в теме 90-го погран отряда. Начальник 3-й заставы во время боя на заставе отсутствовал (по одним данным был в командировке, по другим в тылу заставы, по воспоминаниям местных жителей вообще накануне ушел в деревню к "любовнице"), до сего дня числится пропавшим безвести. Боем на заставе руководили сначала политрук заставы Киян, потом офицеры командатуры и старшина Иван Пархоменко (все убиты). Доклад мог был быть представлен помощником начальника заставы миладшим лейтенантом Груниным, который пришел на заставу уже после окончания боя ( во время нападения находился на границе в наряде) Подробней: http://yarovenkosp.ucoz.ru/publ/prikordonniki_v_bojakh_za_volin_cherven_1941/2_1_obrona_kordonu_na_diljanci_90_go_prikordonnogo_zagonu_1_pk/16-1-0-175
Вдогонку. В районе уУстилуга к началу войны находился 1-й батальйон 16-го сп, который под натиском немцев отошел к Пятыдням. Кстати, у А.В.Владимирского, при всем моем уважению к нему и его описанию боевых действий 5-й армии есть много мелких неточностей, связанных скорее всего с советской цензурой. Во многих случаях описания деблокады погранзастав частями РККА в описаниях боевых действий погранотрядов и воспоминаниях пограничников, в т.ч. периода 1941-1942 гг не подтверждаются.
Что касается списков безвозвратных потерь, то приведу один пример: бойцы 19-й тд 22 МК значатся захороненными в районе Владимира-Волынского, а бой то был в 25 -30 км на восток в районе Войница-Затурцы. Да и кто хоронил - оставляли на поле боя.
Даю данные по немецкой артиллерии.
Итак. На Владимир-Волынском направлении действовали 298, 44 и 299-я пехотные дивизии ,13 и 14-я танковые дивизии.
При этом в районе Устилуга 298-я пд и 13 тд. 14-я тд была введена в бой несколько позже - 23.06.1941.
По штатной численности в пехотной дивизии (возьмем за 100% укомплектованность)
Противотанковых пушек – 75; 76,2 – 75 мм орудий – 20, 105-152мм орудий – 54, минометов – 54
В танковой дивизии:
Противотанковых пушек – 54; 76,2 – 75 мм орудий – 22, 105-152мм орудий – 40, минометов – 36
В дивизиях РККА: 87 сд - 45 мм пушки – 54; 76 мм пушки – 41, 122мм гаубицы – 32, 152мм гаубицы – 12, минометы – 149
2-й УР  - 45 мм пушек – 42, 76 мм пушек – 8
92-й оадн – 152мм гаубиц (обр 1909/1930гг.) – 12
Плюс добавьте возможные пушки 41 тд.
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:52:50 от Sobkor »
Записан
Сергей

Лемзяк

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #14 : 24 Мая 2011, 13:27:16 »
3. Не будет штаб армии руководить 3 танками. Другое дело, когда по этому приказу были переданы 2 батальона  легких танков 82 тп в подчинение 87 сд.
По артиллерии чуть позже. С уважением,
А речь ведь и не идёт о трёх танках.Речь о том что штарм зная что 41 уходит на Ковель и зная что 87-й ещё восточнее Владимира распорядился на время оставить какое-то количество танков в Пивнику и не уводить их сразу.Вот из числа сосредоточеных у Пивник по этому распоряжению танков впоследствии и потеряли 3-ри КВ.Распоряжение опередаче 2-х танковых бат 17:30 22.06 наврядли требовало их сосредоточения у Пивник.
 
Цитата: voenkom
Во многих случаях описания деблокады погранзастав
Так опять же речь не о деблокате ,а о высокой вероятности того что выходом к 13 00 16 -го сп к Пятыдням дело не окончилось и к вечеру 22.06 подразделения полка продвинулись вдоль северного берега Луги до Залужья и Выдранки.Тем более это соответствует приказу для полка .
Цитата: voenkom
На Владимир-Волынском направлении действовали 298, 44 и 299-я пехотные дивизии ,13 и 14-я танковые дивизии.
При этом в районе Устилуга 298-я пд и 13 тд. 14-я тд была введена в бой несколько позже
Наоборот 13-я позже.
Считать я думаю артилерию 14 тд 298 пд ну и ещё искать что из корпусных и других арт.средств работало против 96сп,16сп,85ОАД,85 оптд,212гап,197 лап.и батальонов 82тп(92 оад действовал для 283 сп и 145опб и146опб там другой противник мне интересно прежде всего почему не выстоял 16 сп имея танки ,и 43-й разведбат в резерве.И как немцы ломились через Пятыдни имея 96 сп на юж. окраине Устилуга и наши танки на дороге Устилуг Пятыдни.)
А так по двум дивизиям у немцев на сорок стволов 105и выше больше и противотанковых 129 против 54
 
Цитата: voenkom
В ходе боев 22-23 июня батальоны 82-го тп потеряли 30 танков. 20 танков, которые могли продолжать бой впоследствии вышли в район с. Ива
Два батальона это 100 машин.Если осталось 20 значит потеряли 80.
1. Навряд ли. Оставлять 3 танка КВ-2 для прикрытия отхода дивизии никто бы не стал. Ну не могли они двигаться. Точка.
Да мажет там не три а рота остовалась.Заметте в сообщении только 2 осталось в тылу врага а третий потерян может уже в пути когда группа танков из Пивника уходила на Ковель.Я не могу утверждать что потеряные танки были на ходу.Кроме приведённого сообщения у меня по этому случаю ничего нет.Если у вас есть ещё какието сведения былобы интересно узнать.Кстати Пивник гдето с 12 00 22.06 до 14 00 23.06 по всему был наш.
Цитата: voenkom
2.  К 3-й ПЗ никакие подразделения 87 сд на выходили. А насчет приказа, так был и выйти в район Люблина, ну и что, вышли?
Это понятно.Вопрос где застава присоединилась к КА.
В Выдранке ,Залужье,Коршунке,Придатках,Радовиче.
Вообще откуда уверенность что 16 сп дальше западной опушки Пятиднецкого леса не ходили 22.06. Какие документы говорят о этом.
Потери по ОБД ,полоса отведённая 16 сп приказом это то что говорит за то что 16сп мог быть вечером 22.06 в Залужье.А какие документы отрицают это.
Цитата: voenkom
3. Потому что воевать не научились
Мне интересно вчём именно заключалось неумение конкретно под Пятыднями.На уровне полка,дивизии.Там например собирались атоковать, за ночь и траншеи  не отрыли, понадеялись на подкрепления а оно не успело.
Цитата: voenkom
4.  Речь идет о потерях на поле боя.
Т.е под Устилугом Пятыднями и Владимиром из 100 танков потеряли 30.Остальные ушли за Турью.
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 21:13:17 от Sobkor »
Записан

voenkom

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 50
    • WWW
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #15 : 25 Мая 2011, 16:03:43 »
1. Навряд ли. Оставлять 3 танка КВ-2 для прикрытия отхода дивизии никто бы не стал. Ну не могли они двигаться. Точка.
2.  К 3-й ПЗ никакие подразделения 87 сд на выходили. А насчет приказа, так был и выйти в район Люблина, ну и что, вышли?
3. А вот это надо спросить у немцев. Но по-моему их задача была расколоть оборону и выйти на Луцкове шоссе. Немцы прекрасно знали о силах своих 2-х эшелонов и армейских резервов. И обращать внимание на полки, батальоны и роты которые ушли в леса времени у них не было. Почему не выстоял? Потому что воевать не научились ни в Польскую, ни в Финскую.
4. Арифметика здесь не идет. танки могли отстать, а потом догнать. Речь идет о потерях на поле боя. Потом опять же часть танков 82 тп 24-25.06 были переданы 215-й мд.
По танкам под Пивныком надо еще разбираться.
Застава целиком к частям РККА на присоединялась. Присоединялись отдельные наряды и пограничники. Застава как таковая осталась лежать в опорном пункте. Так что присоединиться отдельные пограничники могли будь-где. Единственно, что они после присоединения старались оказаться в одном подразделении.
Почему воевать не научились, да потому что не научились. В документах и боевых донесениях этого нет, но в воспоминаниях ветеранов, причем не у одного и все похожие. Экипажи, которые находились в лесу под Пивныком на рассвете 22 июня сами, без команды рванули в сторону границы, это разве умение, действовать как хочется. Хотя вывод я сделал исходя из истории боевых действий РККА начиная с событий 1939 года, когда мало численные польские подразделения наносили громадный урон "непобедимой и легендарной", тоже делали и финны в 1940, причем именно с 87-й сд (командир и комиссар были расстреляны).
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:51:30 от Sobkor »
Записан
Сергей

Анатол

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #17 : 17 Июня 2011, 22:14:09 »
Спасибо, Сергей, за детальное описание событий, связанных с боями 41-й танковой дивизии. Позвольте дополнить Ваш материал одним личным штрихом.
Мой отец, техник-интендант 2-го ранга (= лейтенант) Дражан Владимир Антонович, служил в указанной дивизии с марта 1941 г. в должности пом. нач. финотделения.
Поскольку он и моя мама снимали комнату недалеко от штаба дивизии, то 22 июня буквально через 30 мин. после разрыва первых снарядов во Владимире-Волынском отец был перед штабом. По его воспоминаниям комдив Павлов в этот момент стоял на крыльце штаба; ему только-что доложили, что телефонная связь с другими соединениями нарушена. Присутствующие офицеры зная о личной храбрости п-ка Павлова по его бледному как мел лицу начинали понимать всю серьезность и опасность ситуации.
Павлов подозвал моего отца и вручил ему пакет, который необходимо было доставить под Ковель в штаб мст. дивизии. Отец тут же выехал с шофером на штабной машине. На ковельском шоссе их 3 раза обстрелял немецкий истребитель, несколько пуль попали в машину, но отцу и шоферу повезло добраться до места дислокации мст. дивизии. Там они увидеди только свежие следы боев, ни наших пехотинцев, ни немцев уже не было. Вернувшись обратно они еле успели присоединиться к отходившим подразделениям 41-й тд.
Отцу, как и большинству офицеров штаба, выдали карабин; а далее бои и стычки с немецкими передовыми подразделениями на лесных дорогах Волыни проходили практически так, как Вы, Сергей, их описали. Остаткам дивизии в последнюю минуту удалось избежать окружения, которое немцы замыкали вокруг Киева.
Штурмом Кенигсберга для майора В.А.Дражана закончилась война. Был он в это время нач. фин. отделения 110 стр. дивизии.
В связи с приближающимся 70-летием трагического дня 22 июня всем ветеранам ВОВ - помимо пожелания здоровья и счастья, огромная благодарность за нашу Победу!
« Последнее редактирование: 24 Сентября 2018, 20:35:11 от Sobkor »
Записан

Лемзяк

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #18 : 12 Июля 2011, 09:48:42 »
У мен такой вопрос.Под Устилугом и Владимиром 22.06и 23.06 вели бои танки 41-й танковой дивизии.С немецкой стороны здесь же и тогдаже была 14-я тд.Есть ли какие либо упоминания о танковых боях под Устилугом и Владимиром 22.06и 23.06 ,именно танк против танка .?
И ещё,чисто теоретически вероятно батальон танков раздавивший арт колону в Устилуге,остался в окружении.Есть ли какие либо упоминания об этом.? Спасибо.
Записан

Александр Н.

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
Re: 41-я танковая дивизия
« Reply #19 : 30 Сентября 2011, 10:36:19 »
У мен такой вопрос.Под Устилугом и Владимиром 22.06и 23.06 вели бои танки 41-й танковой дивизии.С немецкой стороны здесь же и тогдаже была 14-я тд.Есть ли какие либо упоминания о танковых боях под Устилугом и Владимиром 22.06и 23.06 ,именно танк против танка .?
В первых боях на границе отличился и будущий Герой Советского Союза (звание присвоено 21.07.1944), а тогда командир танкового взвода младший лейтенант Евгений Иванович Усенко. Взвод (9 танков Т-26) под его командованием удачно выбрали позицию для засады и замаскировался. Когда к месту засады подошла колонна из 40 немецких бронемашин Усенко приказал открыть огонь. Поврежденные передовые машины не позволяли двигаться другим, развернуться на узкой лесной дороге также было трудно. В результате этого боя танкистами взвода Усенко были подбиты шесть немецких танков и три бронемашины.
Записан
Страниц: [1] 2   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »