Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Украинский штаб партизанского движения (в/ч «Полевая почта № 28246»)  (Прочитано 49436 раз)

Ekaterina1607

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
Добрый день!
Наш дедушка, Салюков Михаил Иванович 1923 г.р., в 1942 году, проходил обучение в 3-й спецшколе Центрального штаба партизанского движения. Вроде бы воевал под руководством Ковпака, но как это подтвердить? Может быть, он есть в ваших списках? На Форуме все списки просмотрела, не нашла.

Екатерина, по поводу возможной учёбы в спецшколе ЦШПД сделайте запрос в РГСПИ. Параллельно нанесите визиты в местные и региональные архивы по месту послевоенного проживания дорогого для Вас ветерана: он ведь где-то и кем-то работал, а, следовательно, при трудоустройстве писал автобиографию и заполнял анкеты кадрового учёта. А, если выяснится, что он состоял в рядах членов КПСС, то отыщите на него подробное партийное досье!
Из РГАСПИ получили ответ, что отправлен на выполнение задания в Украинское партизанское движение: «В ответ на Ваш запрос о Салюкове Михаиле Ивановиче сообщаем, что в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в учетной картотеке Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) имеется его карточка.
Одновременно с этим информируем, что в следующих документах Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (ЦШПД) выявлен Салюков Михаил Иванович, 1923 г.р. беспартийный, комсомолец с 1941 г., русский, образование – 7 классов НСШ, из крестьян колхозников, прибывший из ремесленного училища г. Болохово, Саратовской области, по направлению ЦК ВЛКСМ:
1) «Список слушателей школы №1 (комсомольское отделение) на 6.06.1942 г.» (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 7, л. 73)
2) «Список личного состава 1-й роты 1-й спецшколы на 21.07.1942» (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 9, л. 13)
3) «Список курсантов, закончивших Центральную спецшколу № 1 (комсомольское отделение) и отправленных на задание», в котором значится под № 63 Салюков М.И., прибывший в распоряжение ЦК ВЛКСМ 6.7.1942 и убывший 9.8.1942 г. (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 8, л. 48) и (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 9, л. 29)
4) Выписка из приказа № 143 списка от 7.08.1942 откомандированных на выполнение спецзадания (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 2, л. 57)
5) Список курсантов спецшколы № 3,откомандированных на выполнение спецзадания в распоряжение штаба воинской части № 00131 от 09.03.1943 г. (РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 245, л. 41; РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 261, лл. 73об, 74, 74об, 75; РГАСПИ. Ф. 69, оп. 5, д. 265, лл. 13об, 14).
При подтверждении необходимости получения копий указанных документов Салюкова М.И. архивом будет выставлен счет за их изготовление.
Также рекомендуем Вам обратиться в Центральный государственный архив общественных объединений Украины (01011, г. Киев, ул. Генерала Алмазова, д. 8, Тел.: (044) 285-55-16, (044) 285-73-05, e-mail: cdago@arch.gov.ua, web-site: www.cdago.gov.ua), где на хранении имеются материалы Украинского штаба партизанского движения, куда в 1943 г. был откомандирован Салюков М.И.».

В архив Украины запрос сделали, но ответа пока нет.

Уважаемая Екатерина, в списках Группы партизанских отрядов Сумской области под командованием С.А. Ковпака, а также в списках 1-й Украинской партизанской дивизии имени С.А. Ковпака под командованием П.П. Вершигоры партизан Салюков Михаил Иванович не значится. С уважением, Андрей.
« Последнее редактирование: 10 Июля 2019, 10:08:02 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 538
  • Ржевцев Юрий Петрович
ВОРОНЬКО Платон Никитович (1913-1988), воспитанник системы отечественного МВД, популярный украинский советский поэт и в данном качестве – лауреат Сталинской премии третьей степени (1951).
Родился 1 декабря 1913 года на Украине – в селе Чернетчина Ахтырского района Сумской области в семье кузнеца. Украинец. Член ВКП(б)-КПСС с 1943 года. Был женат с предвоенного периода.
Образование – высшее (но по другим данным – неоконченное высшее): в конце 1920-х – неполную среднюю школу в украинском городе Ахтырка; весной 1932 года – Харьковский автомобильный техникум; летом 1941 года – Литературный институт имени А.М. Горького в городе Москве.
С 10-летнего возраста воспитывался в Ахтырском детгородке, где и окончил школу-семилетку. В школьные годы обнаружил у себя поэтический дар и способности к живописи, которые затем всячески развивал.
По окончанию весной 1932 года автотехникума по комсомольской путёвке уехал в Таджикистан в ряды строителей знаменитой Вахшской ирригационной системы. Здесь до осени 1935 года. В данный период, по неофициальным данным, как боец-ополченец комсомольских добровольческих формирований принимал участие в боевых операциях по ликвидации в Таджикистане и на юге соседней Туркмении многочисленных басмаческих шаек. Судя по всему, как ударник Вахшстроя был удостоен ордена Трудового Красного Знамени.
С осени 1935 года и по осень 1937 года проходил действительную военную службу по призыву, но где и кем – неизвестно.
С осени 1937 года и по лето 1938 года – школьный учитель на родине.
Летом 1938 года поехал в Москву поступать в художественный институт, но в силу ряда обстоятельств стал в итоге студентом Литературного института имени А.М. Горького.
В декабре 1939 года в большой группе однокурсников, в которую, в частности, вошли и такие к тому времени уже известные в СССР молодые поэты, как Сергей Сергеевич Наровчатов, Николай Отрада (настоящее имя – Николай Карпович Турочкин) и Арон Иосифович Копштейн, добровольцем ушёл на фронта советско-финляндской войны: боец диверсионного лыжного батальона, действовавшего в тылу противника на Суоярвском направлении.
По окончанию Финской кампании вернулся в столицу, где продолжил учёбу в Литинституте.
С началом Великой Отечественной войны – боец-доброволец в рядах ополченческих формирований УНКВД по г. Москве и Московской области: сначала – боец одного из Истребительных батальонов НКВД СССР, а по окончанию в конце 1941 года дислоцировавшейся в городе Покров современной Владимирской области Спецшколы подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области и затем вплоть до весны 1943 года – делопроизводитель данной Спецшколы с выполнением одновременно обязанностей инструктора минно-подрывного дела. По неофициальным данным, как опытный сапёр в 1942 году по линии регионального УНКВД был привлечён к разминированию легендарного Бородинского поля.
С мая 1943 года – в рядах партизан Сумского партизанского соединения под С.А. Ковпака: сначала командир группы минёров-подрывников, а затем командир Олевского партизанского отряда. И в данном качестве – участник знаменитого Карпатского рейда. По неофициальным данным, будучи партизаном-ковпаковцем, непосредственно участвовал в уничтожении методом подрыва четырнадцати мостов и виадуков, расположенных на стратегически важных коммуникациях фашистов.
Зимой 1944 года в бою за белорусский город Столин был тяжело ранен в живот и руку, после чего на санях самими партизанами переправлен на советскую сторону линии фронта. Лечение проходил в одном из военных госпиталей столицы Украины города Киева. Лёжа на больничной койке создал рукопись из цикла написанных на украинском языке стихов и песен «Карпатский рейд». В том же году эта книга вышла из печати и стала крайне популярной на Украине.
В 1945-1946 гг. – литсотрудник редакции литературно-художественного журнала «Днiпро» и в данном качестве участвовал в работе Всемирной конференции демократической молодёжи в Лондоне (29 октября-10 ноября1945 года).
В 1947-1948 гг. – ответственный секретарь комиссии по работе с молодыми авторами Союза писателей СССР, кроме того, избирался членом правления и членом президиума Союза писателей Украинской ССР.
Активно участвовал и в общественной деятельности и, в частности, с 1950 года и на протяжении потом ряда лет – депутат Киевского городского Совета депутатов трудящихся, а в 1980-1988 гг. – депутат Верховного Совета Украинской ССР X-XI созывов.
Начиная с 1946 года, создал повесть «Партизанский генерал Руднев» и многочисленные поэтические сборники (Мой мир», «Доброе утро», «Славен мир», «Дорогие друзья», «Во имя воли твоей», «Быстрина», «Весняний грім»,«Великий світ», «Від Москви до Карпат», «Моя Москва», «Обов'язок», «Моя Гуцульщина», «Драгі другарі»), а также цикл стихов для детей.
Среди переводчиков поэзии В.Н. Воронько на русский язык – С.Я. Маршак, последний, по ряду свидетельств, называл В.Н. Воронько своим любимым поэтом.
За свои литературные труды был удостоен следующих премий:
- в 1951 году за сборники стихов «Доброе утро» и «Славен мир» – Сталинской премии третьей степени;
- 1962 году за сборник стихов «Дорогие друзья» (1959) – премии Ленинского комсомола Украины имени Н.А. Островского;
- в 1972 году за книгу «Паводок» – Государственная премия УССР имени Т. Г. Шевченко;
- в 1976 году за сборники стихов «Всем по семь», «Читаночка», «Снежная звёздочка горит», «Облетал журавль» – премия имени Леси Украинки.
Являлся кавалером многочисленных государственных наград, в том числе семи орденов – Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (06.04.1985), Отечественной войны 2-й степени, трёх Трудового Красного Знамени, – а также ряда медалей, включая «Партизану Отечественной войны» 1-й степени и «За оборону Москвы».
Скончался 10 августа 1988 года.
Похоронен в Киеве – на Байковом кладбище. На могиле установлен вызолоченный бюст поэта.
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Подпись Платона Воронько как делопроизводителя Спецшколы подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области на одном из служебных документов, датированных началом 1942 года.

Памятник на могиле поэта на Байковом кладбище Киева.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 538
  • Ржевцев Юрий Петрович
Красноармеец Николай Александрович Ущановский 1925 г.р. – ветеран партизанского отряа имени Хрущёва. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 744807, д. 914, лл. 169 и 169об.
http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=TV/019/033-0744807-0914%2b020-0914/00000304.jpg&id=82244690&id1=b580797aeac291880d0ef6f69c533aa1
http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=TV/019/033-0744807-0914%2b020-0914/00000305.jpg&id=82244691&id1=547151e9827d906a1881e7b443f95c78

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 538
  • Ржевцев Юрий Петрович
От ветерана военной журналистики полковника в отставке Михаила Захарчука (г. Москва): «В эти дни, 31 год назад, из жизни ушёл партизанский генерал Алексей Фёдоров-Орленко – великий национальный герой Советского Союза. Однако на его родине бандеровские ублюдки-выродки полагают «врагом Украины». Если Бог намеревается наказать людей, он лишает их разума и совести…
Фёдоров избирался депутатом Верховного Совета СССР одиннадцати созывов! Только орденами Ленина его награждали шесть раз – больше их получили лишь Устинов и Брежнев. Имел генерал еще с десяток других орденов и почти все советские медали, которые не противоречили ему по статусу. В Днепропетровске Алексею Федоровичу был установлен бронзовый бюст как дважды Герою Советского Союза. В городе Торез Донецкой области была улица имени Федорова. Он написал две книги «Подпольный обком действует» и «Последняя зима». В его непосредственном подчинении работал знаменитый советский разведчик Николай Кузнецов. О нем снято три художественных и полтора десятка документальных фильмов. Ничего этого нынче на Украине не существует, ничего о герое молодые люди не знают.
А родился Алексей Федорович 30 марта 1901 года в станице Лоцманская Каменка (ныне в черте города Днепропетровска). И был подкидышем, другими словами, – незаконнорожденным. Сам вспоминал: «За таких, как я, до революции ни одна бы порядочная девушка замуж не пошла. Меня и дразнили «подкидышем», «заведенским», что значит из государственного заведения вышедшим, а не из нормальной семь. Правда, насмехались, покуда я не повзрослел. Потом уже кулаков моих весьма немалых боялись».
В Красную Армию, – Федоров тоже признавался как на духу, – пошел вовсе не по идейным соображениям, а потому что «одежу-обужу и хорошие харчи там давали». Окончил кавалерийскую школу, принимал участие во многих боях, но кадровым командиром, к собственному огорчению, не стал. Во время похода на банду Тютюника (соратник Махно, Григорьева, Петлюры – М.З.) жутко простудился, слег в больницу с воспалением легких, где провалялся более полугода. После чего его и комиссовали, как бесперспективного для войскового строя. Пошел работать помощником крепильщика на строительстве тоннеля железной дороги Мерфа – Херсон. Там же в партию вступил. Потом строил РионГЭС на Кавказе и учился в строительном железнодорожном техникуме. Зимой 1938 года Алексея Федорова избрали первым секретарем Черниговского обкома КП(б)Украины вместо репрессированного партийного работника.
Область по всем показателям плелась в хвосте, и вожак всех украинских коммунистов Никита Хрущев регулярно вызывал «на ковер бестолкового Федорова», грозя тому: снять с должности, разжаловать и отправить председателем колхоза. Возможно, так бы и случилось – крутости и сумасбродства в общении с людьми будущем всесоюзному «кукурузнику» было не занимать, да вдруг, как снег на голову, грянула война. И за четыре военных года Алексей Федоров умудрился вырасти в крупнейшего советского партийного работника, партизанского командира такой величины и значимости, рядом с которым, как сейчас видно на дистанции времен, можно поставить разве что Сидора Артемьевича Ковпака. А уже Александр Сабуров и Константин Заслонов будут значительно «поменьше калибром», при всей условности данного сравнения.
Деятельность Федорова в тылу врага во времена Великой Отечественной войны особо примечательна еще и тем, что он в одном лице совмещал функции большого партийного деятеля и командира крупного партизанского отряда – случай уникальный, как уникально и то обстоятельство, что вместе со своим первым в подполье ушел весь обком партии, до единого человека. (С сентября 1941 года Алексей Федорович 1-й секретарь Черниговского, а с марта 1943 года и Волынского подпольных обкомов КП(б)У). Возглавляемый Федоровым (подпольный псевдоним генерал-лейтенант Орленко) Черниговский партизанский отряд, воевал первоначально на севере Украины. С марта по июнь 1943 года это партизанское соединение передислоцировалось на Волынь, расширив зону действий в гитлеровском тылу, помимо территории Украины, областями Белоруссии, Брянщины и Орловщины. Силами Черниговско-Волынского соединения Федоров провел операцию, вошедшую в историю, как – «Ковельский узел». Это было и крупнейшее в мировой истории партизанского движения боевое действие народных мстителей. За 10 месяцев под откос было пущено более 600 эшелонов, взорвано 47 мостов, 55 нефтебаз и складов с боеприпасами на железнодорожных направлениях Ковель – Сарны, Ковель – Луцк, Ковель – Брест и Ковель – Холм.
Здесь следует сделать вот какую оговорку. Партизанское движение времен Великой Отечественной достаточно сложное и неоднозначное общественно-политическое и военно-нравственное явление. Во многом необъективная оценка действий народных мстителей остается на их же совести. Как и все советские люди, они, как правило, занимались приписками своих подвигов и достигли здесь таких "успехов", что уже после войны партийным идеологам пришлось взять под жесткий контроль всю историю партизанского движения 1941-1945 годов. Работники средств массовой информации застойных времен обязаны были все материалы о партизанах перепроверять по архивам КГБ. Без визы органов радио, газеты и журналы не имели права такие материалы обнародовать. Все это так. Но не менее великая правда заключается и в том, что партизанское движение времен Великой отечественной не имело и уже никогда больше не будет иметь аналогов за всю сознательную историю человечества. Оно на самом деле было столь массово, масштабно, безальтернативно и героично, что порой даже не верится: неужели же наши люди сумели сдюжить столь невероятные испытания, выжить и при этом еще воевать! Да не как-нибудь, а по всем правилам военной науки – иначе против самой мощной в мире германской армии нельзя было действовать.
Тот же Федоров вспоминал: «Ко всем нашим лишениям прибавлялась еще и унизительная бедность. На не хватало всего: пищи, одежды, гвоздей, ведер. Командирам чуть ли не каждый день приходилось разбирать споры о том, какому отделению принадлежит ведро. Кружка, ложка, кастрюля – все это надо было где-то разыскать в горячке боя; партизан все время помнил, что с убитого немца не только следует снять автомат, сапоги и шинель, но хорошо бы прихватит и спички, и нож, и ложку, и походный фонарь. Умывались мы снегом и большей часть без мыла. Одной из самых мучительных операций была стирка белья. Стирать на морозе, сами понимаете, невозможно. Стирать в землянке, где люди сидят друг у друга на головах, где и без того дышать нечем, – тоже нельзя. Построив баню-прачечную, мы долго не могли найти ни котла, ни корыта, ни шаек для мытья. В конце концов шайками стали служить немецкие шлемы. В Елинских лесах мы впервые узнали голод. Наши запасы кончились, на партизанских базах не было ничего. Даже соли. Так что прокормить 900 человек было не так-то просто. Самый щуплый боец легко справлялся с килограммом хлеба, а дай ему столько же вареной конины, он и ее уплетет за милую душу».
Казалось бы, в таких условиях люди должны быть одержимы одним желанием: выжить и только. Но они воевали смело, дерзко, на ходу постигая сложнейшую боевую науку. На трехсотметровом полигоне, представлявшем из себя настоящее железнодорожное полотно, беспрерывно обучалось до тысячи человек. Причем днем «учебку» использовали в тренировочных целях пулеметчики и минометчики, а ночью на ней колдовали минеры-взрывники. Они со временем достигли такого виртуозного мастерства, пуская под откосы составы, что германский генеральный штаб вынужден был организовать специальное управление по борьбе с народными мстителями. Враг предпринимал колоссальные усилия, чтобы избежать огромных потерь на железных дорогах. На «партизаноопасных» направлениях немцы вырубали леса и кустарники до 100 метров по обе стороны колеи. Подходы к путям сплошь минировали противопехотными минами. Гарнизоны станций укреплялись живой силой и боевой техникой, а все будки обходчиков превращались в крепости с дотами, дзотами и в колючей проволоке. За голову «бандита Орленко-Федорова» предлагались совершенно фантастические суммы в рублях, рейхсмарках и в гектарах пахотной земли. Но партизаны, ведомые партийным командиром, не прекращали своей праведной борьбы. Тактика федоровцев постоянно менялась сообразно обстановке. Грамотно и плодотворно действовала партизанская разведка.
На контролируемой партизанами Федорова территории проходили призывы в армию, взимались налоги с населения, работали колхозы, школы, заводы и кустарные фабрики, работала мощная радиостанция, выпускалось три газеты тиражом свыше 50 тысяч экземпляров! Подчиненные Федорова поставили на промышленный поток изготовление... крепчайшего первача, почти спирта, на котором работали многочисленные автомобили подпольщиков-начальников! Само собой, что на оккупированных территориях Алексей Федорович, прежде всего, создавал партийные организации и жестко, если не жестоко мобилизовывал советских граждан на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
В марте 1944 года Черниговско-Волынское партизанское соединение А.Ф. Фёдорова встретилось с передовыми частями наступающей Советской Армии. На его боевом счету было 25 тысяч убитых немецких захватчиков и их пособников, взорвано 683 железнодорожных эшелона, 8 бронепоездов, 47 железнодорожных мостов, 35 тысяч метров железнодорожного полотна, 26 нефтебаз, 39 складов, уничтожено 12 танков, 87 автомашин. Девятнадцать бойцов и командиров – подчиненных Федорова – получили звание Героев Советского Союза.
Самого Алексея Федоровича еще до окончания войны Государственный комитет обороны отправил на руководящую партийную работу. С 1944 по 1949 годы он возглавлял Херсонский обком партии в только что образованной административной единице из частей Николаевской и Запорожской областей. То есть Федорову по существу поручили наладить жизнедеятельность целого региона и он с этой задачей отлично справился. Умел Алексей Федорович не громким, но веским словом, а еще больше личным примером организовывать людей на большие дела. Они верили ему, шли за ним. Но лучше все-таки это умение сказалось в грозовые годы Великой Отечественной. Потом Федорова «кидали первым» на Измаильскую и Житомирскую области. Он самоотверженно вытаскивал их из послевоенной нужды, однако уже не числился у власть предержащих в той фаворе, что во времена войны. В 1957 году «легенду партизанского движения» отрядили на руководство заштатным, мало что по тем временам значащим министерством социального обеспечения Украинской ССР. По существу это была почетная отставка. Алексей Федорович не страдал руководящей заносчивостью и потому воспринял собственное отстранение от больших государственных дел совершенно спокойно.
Федоров не любил, когда его величали «выходцем из народа». «Я,- говорил, – никогда из народа не выходил. Среди него родился, среди него и умру». Вдвоем с женой Ниной Федотовной они вырастили двух замечательных дочерей. Жили Федоровы в шикарном номенклатурном доме по улице Марии Заньковецкой. Но у себя в доме всегда демонстрировали поистине чудеса гостеприимства. Алексей Федорович любил украинскую горилку и народные украинские песни. Пел густым басом, был очень интересным рассказчиком, имел потрясающую память. Его книги «Подпольный обком действует» и «Последняя зима» много раз переиздавались. Они и сейчас читаются с живым интересом. Разумеется, потому что написаны профессиональными литераторами Е.Босняцким и Е.Шатровым. Но все-таки в решающей степени благодаря потрясающим подробностям, которые сохранила память легендарного партизанского полководца. Ну, хотя бы такой пример: «В год смерти Ленина я демобилизовался из армии. Было мне двадцать три года. Скажи мне кто тогда: вот, Алексей, подумай – не стать ли тебе партийным работником: секретарем райкома, а потом, глядишь, и секретарем обкома? Я пожал бы плечами и рассмеялся. Я в то время не был даже комсомольцем. Правда, к знаниям тянулся, но советская власть и партия еще больше, чем я, оказывается, хотели, чтобы люди, подобные мне, учились и росли». (Из книги «Подпольный обком действует»).
Даже уйдя на заслуженный отдых в 1977 году, Федоров не прекращал общественно-политической работы. Он был легок на подъем, ездил по городам и весям, с охотой выступал перед большими и малыми аудиториями. К автору сих строк он относился очень по-доброму, как к земляку, прежде всего. Никогда не отказывал в моих просьбах и поэтому очень часто выступал в «Красной звезде». Когда приезжал в столицу по депутатским делам, всегда звонил, и мы встречались «за рюмкою горилкы».
Похоронен Алексей Федорович на Байковском кладбище».

       
Записан
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 [12]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »