VIII-Форум Особого Назначения: спецслужбы, правоохранительные и пенитенциарные структуры > Персоны

Люди-легенды: создатель ГРУ Семён Иванович Аралов

(1/5) > >>

Sobkor:
Для нас, калининградцев, это открытие, сделанное под эгидой Союза работников правоохранительных органов, как минимум, регионального масштаба: создатель современного ГРУ Генштаба Вооружённых Сил РФ, видный большевистский лидер С.И. Аралов своей военной судьбой кровно связан с бывшей Восточной Пруссией, причём его боевой путь полёг именно через территорию, которая теперь в составе современной российской Прибалтики.
Это открытие я закрепил в сработанной мною следующей энциклопедической справке:

АРАЛОВ Семён Иванович (1880-1969), советский военный и государственный деятель, революционер, создатель и первый руководитель советской военной разведки как спецслужбы, участник боёв за Восточную Пруссию в ходе 1-й и 2-й мировых войн, полковник в отставке.
Родился 30 декабря 1880 года в городе Москве. Из «средней купеческой замоскворецкой семьи», но вскоре разорившейся. Партийность: в 1917 году – меньшевик-интернационалист, а с 1918 года – член РКП(б)-ВКП(б)-КПСС.
Образование: на рубеже ХIХ-ХХ веков – неполный курс Московского коммерческого училища и Московское частное реальное училище Карла Мазинга; к 1910 году – по вечерней форме обучения Московский коммерческий институт.
В 1902-1903 гг. – на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющийся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса. Место дислокации полка – Хамовнические казармы (современный адрес строения: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
К революционному движению примкнул в 1902 году, вскоре после поступления на военную службу: находясь под влиянием молодёжных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу.
В 1903-весной 1905 гг. – на нелегальной партийной работе в Москве: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С началом русско-японской войны, будучи военнообязанным, получил повестку о мобилизации, но уже как прапорщик военного времени (равно ныне младшему лейтенанту) 2-го гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Правда, из-за затянувшейся болезни военный мундир вновь надел лишь весной 1905 года и через пару-тройку месяцев – уже обер-офицер в одной из пехотных частей из числа дислоцировавшихся в маньчжурском городе Харбине. Воинской доблестью в этот период, однако, не блеснул. Скорей – напротив: тайком от начальства неустанно агитировал подчиненных солдат повернуть оружие против законных властей, а, оказавшись за это под угрозой ареста, банально дезертировал, за что заочно был приговорен Военным трибуналом к смертной казни. В своей автобиогарфии сам С.И. Аралов этот период описывает так: «Мобилизация, вызванная войной, коснулась и меня, но, ввиду болезни, я получил временную отсрочку с осени 1904 г. до весны 1905 г., когда был призван и зачислен в Ростовский полк прапорщиком. Вскоре я получил новое назначение, на фронт, в Манчжурию. Поехал я туда с поручением от московской партийной организации к писателю Гарину (Михайловскому), известному своими очерками «Детство Темы», «Гимназисты» и «Студенты». По приезде в Харбин приступил к революционной работе среди солдат своего полка. С подъемом революционного движения стал выступать на солдатских митингах в качестве агитатора. Призывал к восстанию и захвату власти, к недоверию октябрьскому царск. манифесту. Весть об агитации какого-то прапорщика дошла до военного командования, и генерал Надаров [Иван Павлович; генерал от инфантерии, главный начальник тыла маньчжурской армии] приговорил меня заочно, не зная моей фамилии, к расстрелу. Пришлось скрываться по маньчжурским деревням и в небольших городах. А когда началась самочинная демобилизация, я вместе с волной солдатских масс, хлынувшей в Россию, направился в Москву. В Москву я попал к концу московского восстания, когда Пресня дымилась затухавшим огнём революции. Квартира моя была около Зоологического сада. В ней был склад оружия, литературы, и вместе с тем она служила явочным местом для партийных товарищей. В это же время я вступил в военную организацию московского комитета, которая организовывалась во главе с тов. Ярославским, Землячкой и др. на неостывшем еще пепле баррикадных редутов. Всецело посвящаю себя работе в ней, исполняя различные поручения, участвуя в собраниях военной организации.
С 1906 года и в течение последующих ряда лет, пока не получил диплом об окончании данного вуза, – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института. Средства же на существование добывал трудом сотрудника одного из московских банков и одновременно по возможности репетиторством. В этот же период женился.
В 1907-августе 1914 гг. – наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников и одновременно – преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих.
Во второй половине июля 1914 года в связи с объявленной в стране мобилизацией – прапорщик сначала в 7-м гренадёрском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса, а через несколько дней – 215 пехотном Сухаревском. В последнем случае – командир роты по должности.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусским городом Даркеменом (ныне – Озёрск): командир роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии Северо-Западного фронта.
На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
После разгрома русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта. Из автобиографии: «На западном фронте был переброшен в 28-ю дивизию в Новоторжский полк в Восточной Пруссии, где сразу же принял участие в сражении. Во время войны пришлось участвовать более чем в 20 сражениях».
В целом воевал доблестно, о чём, в частности, свидетельствует количество наград – пять боевых орденов Российской империи. И первым из них стал орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, которого удостоился 9 мая (по старому стилю) 1915 года. А последнее награждение – в декабре 1916 года. Но полный перечень наград неизвестен.
С 14 февраля (по старому стилю) 1917 года – адъютант старший штаба 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии, уже штабс-капитан по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Ярко проявил себя в роли агитатора от демократических войсковых организаций.
В мае-июне 1917 года – на выборной основе председатель Комитета 174-й пехотной дивизии.
В июне-октябре 1917 года – также на выборной основе председатель меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии и в данном качестве избирался делегатом: в августе - Государственного совета, а в октябре – Предпарламента, где в свою очередь был избран членом ЦИК второго созыва. Но, как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк».
Осенью 1917-январе 1918 гг. – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытии в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить единым управлением всю войсковую и агентурную разведку молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семёна Ивановича: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоена. В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
С мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов – член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республики в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух, наряду с главкомом И.И. Вацетисом, членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного Разведывательного управления (в/ч «Полевая почта 38729») Генерального штаба Вооружённых Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 ноября День военного разведчика.
Однако, поскольку С.И. Аралов одновременно состоял ещё в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически всё время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА, на основании параграфа 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года, была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был твёрже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его ещё только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизий, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжёлых боях родилась эта армия, – вспоминал потом Семён Иванович.- С первых дней её существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента С.И. Аралов – непосредственный участник боёв и сражений Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтверждённых предположений, а посему совершенно голословно, обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года – член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая уходить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И всё же Москва впоследствии на своём настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. – Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. – Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. – заместитель директора Государственного Литературного музея (директор – В.Д. Бонч-Бруевич).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения (с 26 сентября 1941 года – 173-я стрелковая дивизия Красной Армии II ф): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боёв с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (I ф) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Полковой комиссар, а впоследствии полковник.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев и, в том числе, по состоянию на 18 мая 1946 года – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был в 1946 года, после чего вернулся в Москву.
В 1946-1957 гг. – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор нескольких мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе. Известные сочинения С.И. Аралова:
- Аралов С.И. Ленин вёл нас к победе. 2-е изд. М., 1989;
- Аралов С.И. Воспоминания советского дипломата 1922-1923. 1960;
- Майский И.М.; Аралов С.И.; Сонкин М.Е. и др.: Долг и отвага. Рассказы о дипкурьерах, 1989 г.; М.: Политическая литература;
- Аралов С.И. Рукопись «На Украине 40 лет назад (1919)».
Кавалер пяти орденов Российской империи и многочисленных советских государственных наград и, в частности, шести орденов – Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды (приказ по войскам Западного фронта № 0359 от 28 марта 1942 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 307), Отечественной войны 1-й и 2-й степени и «Знак Почёта», – а также нескольких медалей. Среди иностранных наград – ордена и медали Польской Народной Республики.
Скончался 22 мая 1969 года. Похоронен в городе Москве – на Новодевичьем кладбище.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Александр Ржавин:
Ага, так легендарный Аралов и в Латвии был! :) Ну теперь ясно, кто заложил тут мощный фундамент того, что в 1940 году латышские нацики - по совместительству многие агенты нашей разведки, включая диктатора Ульманиса (если верить эстонским нацикам) - свою Латвию без боя сдали товарищу Сталину  ;)

AnnaTallinn:
Я о Кожинове читала (литературовед, историк, публицист, критик — Вадим Валерианович Кожинов) в журнале "Наш современник":

Алексей Пузицкий (родственник Аралова)
БРАТВадим — мой двоюродный брат. И помню его как близкого родственника.
До войны мы жили одной семьей в ветхом двухэтажном домике около Девичьего поля. На втором этаже. Три комнатушки занимала наша семья, и рядом ютилась семья Кожиновых. Весь дом когда-то купил наш с Вадимом дед, действительный статский советник В. А. Пузицкий, скопивший на него из жалованья директора гимназии.
Отец Вадима уже тогда был большим специалистом в области коммунального хозяйства, и перед самой войной они получили жилье в доме возле Донского монастыря. Но общение было частым. Родственники собирались по разным поводам и у нас, и у Кожиновых, и у Араловых. Отец Вадима, Валериан Федорович, был интереснейшим человеком. Очень образованным, музыкальным. Великолепно играл на мандолине и пел русские песни и романсы. Мать, Ольга Васильевна, удивительно хлебосольная и энергичная женщина. Это они собрали большую, ценную библиотеку и передали своим детям страсть к чтению и знаниям. В семье были талантливые архитекторы, врачи, инженеры, ученые. Я заслушивался их разговорами во время застолий. Все это были люди, жившие во время великих событий России, трагических и радостных. Им было что вспомнить и рассказать.
Муж одной из сестер моей и Вадима бабушки, Семен Иванович Аралов, был незаурядным человеком. Офицер царской армии, выбранный солдатами в конце Первой мировой войны в полковой комитет, стал большевиком и членом Реввоенсовета, докладывал Ленину обстановку на фронтах, знал Троцкого и Сталина.
Революция семнадцатого года разделила нашу семью на две части. За красных и за белых. С.И. Аралов, С.В. Пузицкий (наш с Вадимом дядя) стали крупными красными деятелями. Дед по матери, С.Г. Лаврененко, собирал лошадей для Буденного. В прошлом помещик на Брянщине, он знал толк в лошадях. Революцию считал справедливым возмездием за грехи помещиков и царя. И никогда не сожалел о потерянном поместье и даче в Алуште. Последние годы работал сторожем в парке им. Горького. А вот С.В. Пузицкий, игравший первостепенную роль в захвате Б. Савинкова и генерала А. Кутепова, получивший за эти операции орден Красного Знамени и знаки Почетного чекиста, был расстрелян в 1937 г.[/i]
Весь текст тут: http://nashsovr.aihs.net/p.php?y=2002&n=1&id=1

Или вот, как Ленин относился к семье Араловых: "Член Реввоенсовета 12-й армии Юго-западного фронта Семен Иванович Аралов в срочном порядке по заданию Ленина выехал на фронт. Аралов верил в успех дела, угнетало только чувство вины перед женой - оставил ее больной в неотапливаемом номере гостиницы "Hациональ". Правда, товарищи обещали о ней позаботиться. Узнав, что жена Семена Ивановича больна, Ленин послал к ней врача, который сообщил, что для спасения больной в комнате необходимо тепло. Владимир Ильич вызвал шофера Горохова и поручил ему отвезти Араловым печку, передать сердечный привет и пожелание скорейшего выздоровления. 'Постарайтесь, товарищ Горохов, - сказал Ленин, - жена Семена Ивановича очень больна". Источник: http://r-ugolok.narod.ru/sh261001/LENINW.HTM

Здесь я увидела рисунок ко Дню военного разведчика 5 ноября (и об Аралове написано):
http://porti.ru/calendar/158
http://www15.rian.ru/spravka/20071105/86660525.html

А здесь ссылка на захоронения многих разведчиков: http://spymania.narod.ru/articles/spypl06.htm
И про Аралова тоже есть: "Когда Аралов был послом России в Турции, то ему подарили фото.
На выставке представлены более 60 фотографий, многие из которых демонстрируются впервые. Среди них портрет Ататюрка с личной подписью в дар первому послу России в Анкаре Семену Аралову".
Фото с сайта Посольство РФ в Турции:
http://www.turkey.mid.ru/85let.html
http://turkey-info.ru/tour_news/ankara/index2005/12/09/1055.html

Sobkor:
5 ноября – День военного разведчика

И СТАЛА РАЗВЕДКА СПЕЦСЛУЖБОЙ!Имя видного советского государственного и военного деятеля Семена Ивановича Аралова бесполезно искать в библиографии, посвященной Калининградской области, ибо оно здесь почему-то напрочь отсутствует. И это – чудовищная несправедливость, которая во многом сегодня как укор местным краеведам. В действительности боевой путь Семена Ивановича как доблестного русского офицера аж дважды пролегал через Восточную Пруссию – в первую Мировую и Великую Отечественную. Восстановить историческую правду нам, калининградцам, тем приятнее, что грядущего 5 ноября 2008 года - 90-летие отечественной военной разведки как спецслужбы и именно С.И. Аралов стоял у истоков ее рождения и он же, напомним, – первый по счету ее руководитель.
Родился Семен Иванович Аралов 30 декабря 1880 года в городе Москве в вскоре разорившейся «средней купеческой замоскворецкой семье». Впрочем, финансовые проблемы родителей не помешали юноше получить неплохое по тем временам образование: начинал учиться в Московском коммерческом училище, а когда вдруг чем-то не устроил царящий там уровень преподавания с легкостью перешел в Московское частное реальное училище Карла Мазинга, в стенах которого трудились педагоги более высокого по профессиональному мастерству класса, но и обучение по этой причине для студентов здесь было платным.
В 1902-1903 годах – в первый раз на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющейся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Место дислокации части – Хамовнические казармы (современный адрес строения: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
Уже в первые недели солдатской службы примкнул к революционному движению и, в частности, находясь под влиянием молодежных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу. Это во многом и определило дальнейшую судьбу: уволившись в 1903 году в запас, целиком отдался нелегальной партийной работе. Послужной список тех лет как революционера: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С началом русско-японской войны, будучи военнообязанным, получил повестку о мобилизации, но уже как прапорщик военного времени (равно ныне младшему лейтенанту) 2-го гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Правда, из-за затянувшейся болезни военный мундир вновь надел лишь весной 1905 года и через пару-тройку месяцев – уже обер-офицер в одной из пехотных частей из числа дислоцировавшихся в маньчжурском городе Харбине. Воинской доблестью в этот период, однако, не блеснул. Скорей - напротив: тайком от командования неустанно агитировал подчиненных солдат повернуть оружие против законных властей, а в декабре 1905 года, оказавшись под угрозой ареста, - банально дезертировал, за что заочно был приговорен Военным трибуналом к смертной казни.
Пока не вышла скорая амнистия, скрывался в небольших городках и весях.
С 1906 года и пока не получил на руки диплом о высшем образовании – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института, но и одновременно на нелегальной стезе - активист военной организации Московского комитета РСДРП. Однако с 1907 года, после разгрома жандармами и полицией в Москве тайных революционных центров, - пропагандист-нелегал, но временно утративший связь с руководящими партийными кругами.
До лета 1914 года зарабатывал на жизнь профессиональной педагогической деятельностью: наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников, сотрудник банка, преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих, частный репетитор… В этом же период женился.
Первая Мировая – особая строка в биографии как офицера: воевал доблестно и не щадя, как принято говорить, живота своего, о чем убедительно свидетельствуют боевые награды и другие регалии. Одних только орденов заслужил аж пять штук и, в том числе (и он же – первый из числа которых удостоился), орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом!
Так, с июля 1944 года по мобилизации прапорщик сначала в 7-м гренадерском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса, а через несколько дней – 215-м пехотном Сухаревском.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусском городом Даркеменом (ныне – Озерск) в качестве командира роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии Северо-Западного фронта.
После разгрома русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта.
Участвовал в двадцати крупных сражениях и, в том числе, как мы уже знаем, в боях Восточно-Прусской наступательной операции 4 (17) августа-2 (15) сентября 1914 года. На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
Первого боевого ордена из пяти удостоился в мае 1915 года, а последнего – в декабре 1916-го.
Ко второй половине февраля 1917 года уже адъютант старший штаба (то есть, говоря современным языком, - начальник штаба) 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии по занимаемой в армии должности и штабс-капитан (равно ныне капитану) по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам-интернационалистам по причине, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Как яростный агитатор от демократических войсковых организаций в мае 1917 года был выбран председателем Комитета 174-й пехотной дивизии, а через месяц и того выше – председателем меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии. А в последнем качестве вдобавок - делегатом Государственного совета (в августе) и Предпарламента (в октябре). В Предпарламенте в свою очередь удостоен мандата члена ЦИК второго созыва. Но как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк». Забегая вперед скажем: несмотря на то, что с 1918 года Семен Иванович – твердый и убежденный большевик-ленинец, прежние его симпатии к меньшевиками долгие еще потом годы будут ему аукаться из партийных верхов клеймом потенциального «врага народа».
Осенью 1917-январе 1918 годов – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытию в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить единым управлением всю войсковую и агентурную разведку молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семена Иванович: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоенаю В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
Уже с мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся в стране Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов - член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республики в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух наряду с главкомом И.И. Вацетисом членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 октября День военного разведчика.
Однако поскольку С.И. Аралов одновременно состоял еще в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически все время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА на основании параграф 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был тверже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его еще только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизии, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжелых боях родилась эта армия, - вспоминал потом Семен Иванович.- С первых дней ее существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента Семен Иванович - непосредственный участник боев и сражений Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтвержденных предположений, а посему совершенно голословно обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года - член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая ухолить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И все же Москва впоследствии на своем настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. - Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. - Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. - заместитель директора Государственного Литературного музея (директор - В.Д. Бонч-Бруевича).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения, ставшей с 26 сентября 1941 года кадровым соединением Красной Армии - 173-й стрелковой дивизией (2-го формирования): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боев с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (1-го формирования) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Вскоре после перевода в штаб армии был произведен в полковники.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был или в самом конце 1945 года или в самом начале 1946 года и с этого момента – полковник в отставке.
В 1946-1957 годах – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор многочисленных мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе.
Скончался Семен Иванович Аралов 22 мая 1969 года. Прах его покоится на Новодевичьем кладбище в родной для него Москве...
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,
военный журналист, историк спецслужб.

Beril:
Наше издательство собирается издать книгу о жизни Аралова и его дружбе с Ататюрком на турецком!!Для этого хотим связаться с семьей Семена Ивановичаşдля официального разрешения и уточения фактов...Хочу вам напомнить,что статуя Аралова и Ататырка находится в Стамбулеş на площади Таксим (анологичной Красной Площади).Будем рады любой помощи в поиске семьи!

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница