Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Российская Прибалтика: летопись спецслужб  (Прочитано 10018 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вот здесь воспроизведённый в цвете архивный ролик о Потсдамской конференции:
https://web.facebook.com/100001275432413/videos/2999727640079721/ С горечью в голосе не могу не посетовать на то печальное обстоятельство, что в родной для меня Калининградской области – эксклавном российском регионе, рождённом именно на основании решений той самой судьбоносной для всей Европы Потсдамской конференции, – увы, не было и нет её культа. И, в частности, калининградцы так и не отдали должные почести тем своим землякам, которым выпало летом победоносного 1945-го обеспечивать в пригороде Берлина плодотворную и безопасную работу глав правительств СССР, США и Великобритании. Скажу больше: даже не составлен список таких ветеранов! А время ведь упущено – многие из тех, кого мы обязаны были чествовать как кровно причастных к Потсдамской конференции, уже ушли из жизни, в том числе и вот этот заслуженный ветеран – ВОЙТЮК Николай Иванович (1927-2015).
К сожалению, никак в янтарном крае России не увековечены и даже никаким образом не отмечены, в том числе и в публикациях СМИ, те кровно связанные с современной Калининградской областью воинские формирования войск правопорядка и безопасности, которые были привлечены к обеспечению работы Потсдамской конференции. По моим сведениям, это:
- 63-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР, в том числе и её 108-й стрелковый полк – в/ч, которая всю вторую половину 1940-х гг., помогая местной милиции, обеспечивала общественную безопасность на улицах Калининграда, Советска и Черняховска;
- 5-я отдельная Севастопольская ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Да-да, это будущий наш багратионовский отдельный учебный полк правительственной связи!
- 331-й пограничный ордена Богдана Хмельницкого полк войск НКВД СССР…


ВОЙТЮК Николай Иванович (1927-2015), ветеран органов внутренних дел и внутренних войск отечественного МВД, правительственной связи НКВД-МВД-КГБ СССР и уголовно-исполнительной системы, директор самодеятельного музея и одновременно – заместитель председателя ветеранской организации Управления федеральной службы исполнения наказаний России по Калининградской области, Почётный сотрудник УВД Калининградской области, майор в отставке (2000).
Родился 19 декабря 1927 года на Украине – в селе Зарудье Теофипольского района Хмельницкой области. Украинец. Из крестьян. С 1952 года по август 1991 год состоял членом КПСС.
Образование: в 1953 году – экстерном Калининградское военное училище МВД СССР (по специализации войск конвойной охраны); в 1963 году – заочно Калининградскую специальную среднюю школу милиции МООП РСФСР.
В армию призван в ноябре 1944 года Староконстантиновским РВК бывшей Каменец-Подольской области Украинской ССР, а ныне современнной Хмельницкой области Украины. С этого же периода в составе действующей армии: связист кабельно-шестовой связи 155-й отдельной роты правительственной связи 5-го отдельного Севастопольского ордена Красной Звезды полка правительственной связи НКВД СССР (с марта 1945 года – одноимённая бригада) Управления войск НКВД по охране тыла 4-го Украинского фронта. С боями прошёл от украинского города Ровно до Праги.
Летом 1945 года в рядах однополчан обеспечивал ВЧ-связь советской делегации в ходе работы Потсдамской (Берлинской) конференции глав представителей великих держав – победительниц во 2-й Мировой войне.
В послевоенный период – сержант в родной для себя в/ч войск правительственной связи и, в частности, в 1948-1951 гг. в рядах однополчан принимал участие в реконструкции линий ВЧ-связи, расположенных в Ставропольском крае, а также и в строительстве линий ВЧ-связи вдоль Транссиба линии ВЧ-связи «Москва (Люберцы) – Новосибирск».
С осени 1951 года – старшина 6-го дивизиона (экстернат по специализации войск конвойной охраны) Калининградского военного училища МВД СССР (г. Багратионовск), уже старший сержант по воинскому званию.
Летом 1953 года после окончания экстерната (по специализации войск конвойной охраны) Калининградского пограничного военного училища МВД СССР произведён в младшие лейтенанты конвойной охраны и направлен в Отдельный дивизион военизированной охраны УИТУ УМВД по Днепропетровской области (город Жёлтые Воды) на должность командира взвода.
В 1956 году в связи с передачей уголовно-исполнительной системой конвойных функций внутренним войскам попал под сокращение, после чего вернулся в Калининград, где был принят на службу в калининградскую милицию: участковый уполномоченный Московского районного отдела милиции города Калининграда. В частности, по итогам работы 1957 года был признан лучшим участковым областного центра.
В 1958 году как дипломированный специалист в сфере военно-конвойной службы переведён в конвойную команду УИТУ УМВД по Калининградской области на должность заместителя начальника команды по надзору за осуждёнными.
С апреля 1961 года по август 1973 года – на офицерской службе во внутренних войсках: заместитель командира 4-й конвойной роты в/ч 6532 (г. Калининград) по надзору за осуждёнными. В данной должности принимал самое активное участие в возведении в современном архитектурном облике многих улиц Калининграда и, в том числе, Ленинского и Советского проспектов.
Последнее воинское звание перед увольнением в запас – старший лейтенант. С 1975 года – капитан запаса, а с 2000 года – майор в отставке.
С осени 1973 года и до кончины – на ответственных должностях технического персонала в подразделениях и аппарате УФСИН России по Калининградской области. В начале 2000-х годов выступил инициатором создания самодеятельного музея уголовно-исполнительной системы региона, который затем и возглавил на общественных началах.
Кавалер не менее, чем тридцати шести государственных и ведомственных наград и, в частности, ордена Отечественной войны 2-й степени за № 3319548 (в 1985 году), медалей «За боевые заслуги» за № 3067056 (в 1945 году), «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «За освобождение Варшавы», «Ветеран Вооружённых Сил СССР», «Ветеран труда» и «Ветеран уголовно-исполнительной системы». В 2000 году стал одним из первых среди сотрудников современного УФСИН России по Калининградской области кавалером серебряной медали Министерства юстиции РФ «За доблесть» (приказ по Минюсту РФ за № 185 л/с).
Среди не менее чем восьми нагрудных знаков служебной доблести – «200 лет МВД России» и «За отличие в службе» 2-й степени внутренних войск МВД СССР.
Скончался в 2015 года. Похоронен на Военно-мемориальном кладбище «Курган славы», что у посёлка Медведевка Гурьевского городского округа Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Николай Иванович Войтюк в первые послевоенные годы: в погонах старшего сержанта на парадном мундире войск МВД-МГБ СССР образца 1943 года.


Самое начало 2000-х гг., Николай Иванович Войтюк при боевых и трудовых наградах.


Июль 2006 года, в ходе героико-патриотической акции Калининградского корпункта Объединённой редакции МВД России.
« Последнее редактирование: 12 Февраля 2020, 12:35:15 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович

Руководил операцией лично начальник Западного УВДТ генерал-майор милиции Александр Иванович Чаплыгин.

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
«СТАЛКЕРСКАЯ» МИССИЯ: КАПКАН НА «ТУШКАНОВ»
В историю отечественно криминалистики эта многоходовая операция вошла под своим кодовым названием – «Тушкан». Ее уникальность в том, что российские сыщики (из дислоцировавшегося в Калининградской области Западного УВДТ) действовали на территории зарубежного государства (в данном случае – Литовская Республика), причем оперативное прикрытие им обеспечивали… правоохранительные органы этого самого зарубежного государства.
Ее итог – в течение 1998 и 1999 годов совместными усилиями наших и литовских стражей правопорядка был нанесен мощный удар по трансграничной преступности, специализировавшейся на поставках из Литвы в российскую Прибалтику наркотических веществ группы Амфетамин (Фенамин), известных больше как таблетки типа «экстази». При этом были не только надежно перекрыты каналы контрабандной поставки «синтетики», но и де-факто разгромлен окопавшейся в портовой Клайпеде транснациональный наркокартель, сумевший нелегально наладить массовое производство «экстази» на официально работающих в Литве фармацевтических предприятиях.
Некоторые подробности нашему корреспонденту удалось узнать путем общения с непосредственными участниками той уникальной операции.


А на таблетках – профиль зайца Playboy
Прежде всего, почему операцию окрестили «Тушкан». Во второй половине 1990-х, когда компьютерная техника уже прочно вошла в нашу повседневную жизнь, среди детей и молодежи широкую популярность получили трехмерные игры и особенно – «стрелялки» про сталкеров. Так вот среди основных смертельно опасных врагов, с которыми по воле авторов таких виртуальных «войнушек» сталкерам приходилось яростно сражаться в подземельях и радиоактивных зонах отчуждения, были тушканы – мутировавшие из крыс мелкие, быстрые и омерзительные по внешнему виду твари.
Аналогия очевидна: представители наркопреступности – все те же тушканы, но только рода человеческого, а противодействующие им оперативники – не знающие страха и упрека рыцари, выступающие в образе сталкеров…
Ну а теперь по существу. Весной 1998 года на черный рынок Калининграда массово хлынули «экстази». Последние для праздно тусующейся на дискотеках молодежи вмиг превратились из разряда полумифической «экзотики», о которой многие прежде слышали лишь из кадров зарубежных кинолент, в вполне доступную по цене «дурь», в том числе и для небогатых на деньги студентов. Чтобы на весь вечер получить «кайф», теперь достаточным становилось купить всего на всего четвертинку таблетки, украшенной профилем зайца Playboy. И ни каких тебе шприцов вдобавок! Спрос подстегнули и псевдодоверительные россказни наркодилеров, что «синтетика» в отличие от наркотиков, вводящихся в организм человека внутривенно, якобы безвредна, поскольку-де не вызывает привыкания. Это, мол, всего лишь этакий своеобразный энергический допинг.
Сыщики Западного УВДТ МВД России дружно ахнули, когда прочитали заключение экспертов-криминалистов, исследовавших те таблетки: даже сверхмалые дозы наносили почкам и печени невосполнимый урон, необратимо разрушая их. Говоря иначе, потребители «экстази» убивали себе во много раз быстрее, чем наркоманы, сидящие «на игле».
Дискотеки и прочие увеселительные заведения для молодежи не входили в зону обслуживания «транспортников», поскольку располагались на «территории», однако в данном случае руки развязывал Закон: угрозе терроризма и наркомании транспортная милиция обязана была противостоять в экстерриториальном режиме. Решено было действовать немедленно. Операцию возглавил лично начальник управления генерал-майор милиции Александр Чаплыгин. При этом основная тяжесть работы легла на плечи сотрудников оперативно-поискового подразделения.
В мае-сентябре 1998 года в умело расставленные «сети» угодили сразу трое наркосбытчиков «экстази» – двое калининградцев и один гражданин Литвы. Их всех взяли с поличным. А «трофеями» тех задержаний стали в общей сложности 290 таблеток, проштампованных профилем зайца Playboy.
- Уже первые допросы обезвреженных фигурантов убедительно доказали, что след однозначно ведет в Литву, – рассказывает непосредственный участник операции из числа бывших сотрудников ОПО Западного УВДТ подполковник милиции в отставке Олег Б. – У нашего управления было к тому времени отлично налаженное взаимодействие с литовскими коллегами. Однако те только развели руками в ответ на переданную нами им оперативную информацию, в которой, помимо прочего, присутствовали, установочные данные и домашние адреса проживающих в Литве поставщиков. Казалось, иди и арестовывай. Ан, нет: в глазах литовской Фемиды формально те персоны никак не были причастны к каким-либо преступлениям, совершенным на литовской же территории! Чтобы было понятно: наше партнерство было отчасти полуофициальным, поскольку во многом зиждилось на личностных дружеских контактах. Говоря иначе, как профессионалы мы понимали друг друга с полуслова и в борьбе с трансграничной преступностью нуждались в поддержке и подстраховке друг друга. А вот должной международно-правовой базы для полноценного сотрудничества еще не было. Поэтому любое наше официальное обращение «напрямую» литовскую сторону формально ни к чему не обязывало…
А вот какой, по словам Олега Сергеевича, выход был обоюдно найден: для достижения цели – разгрома транснационального наркокартеля – Западное УВДТ жертвует своими показателями в служебно-оперативной деятельности (то есть «палками» наиболее громких из раскрытых наркопреступлений, которые теперь в глазах Москвы не войдут в статистику, а, значит, и не пойдут в официальный зачет управлению) в пользу литовской полиции, которая с этого момента становилась полноценным участником операции и всемерно руководила последней на территории своего государства. Такая схема потенциально избавляла коллег из стран-соседей от длительного по срокам исполнения и не в меру к тому же забюрокраченного процесса взаимодействия через органы Интерпола.
Литовская полиция обеспечила надежное прикрытие сразу нескольким подчиненным подполковника милиции Олега Б. Те, регулярно теперь появляясь в Клайпеде в роли не скупящихся на денежные средства наркокурьеров, сумели войти в доверие к жадным к быстрому обогащению главарям наркокартеля.
Осенью 1998 года наступила вполне предсказуемая развязка: во время совершения очередной подпольной сделки, которая происходила в частном доме одного из главарей – 43-летнего гражданина Литвы Альгирдаса Р., в помещение стремительно ворвался литовский спецназ.
Как сегодня с улыбкой вспоминают российские участники операции, не обошлось без курьеза, причем отчасти анекдотичного: российский негласный агент, который в тот самый момент и вел «под маской» переговоры с наркодельцом и на теле которого в интересах следствия была скрытно закреплена минивидеокамера, по причине незнания литовского языка никак не отреагировал на громкий и требовательный окрик облаченных в камуфляж бойцов: «Glūdėti!». То есть «Лежать!». Наоборот, приветствуя зарубежных коллег, на свою беду даже приподнялся из мягкого кресла, за что тут же поплатился – оказался поверженным на пол ударом автоматного приклада. Спецназовцы ведь не были посвящены, кто есть кто в этой «зачищаемой» ими «нехорошей» квартире. Они просто добросовестно выполняли свою опасную работу. Синяк потом заживал долго. Ну, слава Богу, при ударе и падении не пострадала минивидеокамера. В противном случае возникли бы определенные сложности в «закреплении» литовскими следователями в материалах уголовного дела столь не просто собранной стражами правопорядка двух стран доказательной базы…
В тот же день в присутствии понятых следственно-оперативной группой литовской криминальной полиции в квартире Альгирдаса Р. были обнаружены многочисленные вещдоки, при этом один из наиболее важных тайников отыскали аж в… морозильной камере холодильника. Вот только краткий список изъятого: 500 таблеток типа «экстази», 180, так называемых, марок сильнодействующего наркотика ЛСД, 50 граммов марихуаны, снаряженный боевыми патронами пистолет системы Браунинга, крупная сумма денег в местной и зарубежной валюте…
Чуть позже, основываясь на полученных признаниях подследственных и череде новых улик, литовские правоохранительные органы, действуя в рамках расследования озвученного выше уголовного дела, выявили и ликвидировали на территории своей страны целую сеть подпольных цехов по производству синтетических наркотиков. По некоторым неофициальным данным, их, таких цехов, насчитали тогда не менее десятка! И если не все, то многие из них нелегально работали ни где-нибудь, а при… фармацевтических предприятиях.
Также по неофициальным данным, клайпедский наркокартель уже вовсю отлаживал контрабандные каналы поставки «экстази» не только в соседнюю Калининградскую область России, но и в страны Западной Европы.

«А что у вас в… штанах, мужчины?»
Однако, несмотря на достигнутый и при всем этом по-настоящему громкий успех, в 1999 году российским и литовским коллегам выпало реанимировать проведение операции «Тушкан». И вот почему: в янтарный край вновь стали просачиваться крупные партии синтетических наркотиков. Экспертный анализ показал, что это все те же таблетки из уже ликвидированных в Литве подпольных фармацевтических цехов. Очевидно, кто-то из не выявленных следствием сподручных годом раньше арестованных в Литве руководителей разгромленного наркокартеля «распечатал» хорошо укрытые в подполье «склады НЗ».
Собранные оперативные данные однозначно указывали, что контрабанда доставляется в Калининград через погранпереход, расположенный на заповедной Куршской косе. Вскоре были выявлены и фигуранты – двое россиян, регулярно путешествовавших на легковом авто из Калининграда в Клайпеду и обратно. Их «разработкой» по поручению генерала Александра Чаплыгина занимались подчиненные полковника милиции Павла Кормановского, начальника Оперативно-розыскного бюро при Западном УВДТ, и они с этой задачей справились с честью. Но опять-таки, чтобы обойти обременительные формальности общения с официальной Литвой через Интерпол, управлению пришлось пожертвовать своими показателями в пользу того, чтобы все окопавшиеся в Клайпеде наркодельцы, причастные к поставкам в российский эксклав на Балтике таблеток типа «экстази», угодили под карающий меч литовской Фемиды. В противном случае на скамье подсудимых в России оказались бы только наркокурьеры. Но на сей раз право задержания с поличным по совместной договоренности было делегировано сотрудникам Отдела береговой охраны Департамента пограничной полиции при МВД Литовской Республики. 10 октября 1999 года на КПП «Нида», на полосе, ведущей в Россию, последними были с пристрастием досмотрены сначала автомашина контрабандистов, а затем и сами лица, в ней путешествовавшие. При этом, чтобы обнаружить весь хорошо укрытый от таможни запрещенный груз, пришлось привлечь специально дрессированную на поиск наркотиков овчарку (кинолог – литовский пограничник старшина Александр Проскурин). Собака, том числе, по запаху выявила тайники, находившиеся в… нижнем белье наркокурьеров: контейнеры, представляющие собой запаянные полиэтиленовые пакетики с разномастной «дурью», были прикреплены к… причинному месту мужчин…
«Трофеями» этого, как мы понимаем, совсем не случайного досмотра тогда стали 159 таблеток типа «экстази», 130 граммов героина, 40 граммов марихуаны, 10 марок ЛСД. По ценам черного рынка весь этот так, к счастью, и не попавший в руки наркоманов смертельно опасный товар «тянул», как минимум, на пятнадцать тысяч американских долларов…
Факт задержания с поличным российских наркоконтрабандистов дал основание официальной Литве, не дожидаясь инициированной бы Россией реакции со стороны Интерпола, незамедлительно начать на своей территории процедуру выявления и уголовного преследования руководителей «филиалов» и их пособников уже разгромленного годом раньше клайпедского наркокартеля…
В заключение остается только поведать читателям о судьбах наиболее отличившихся участников операции «Тушкан» со стороны калининградской транспортной милиции. Так, генерал Александр Чаплыгин ныне занимает пост главного федерального инспектора по Калининградской области. Для бывших коллег по ниве борьбы с преступностью Александр Иванович заслуженно был и остается человеком-легендой отечественного уголовного сыска!
Олег Сергеевич Б. – пенсионер органов внутренних дел, трудится в частном секторе экономики. Среди наград, которых удостоился в период милицейской службы, особенно дорожит медалью «За отличие в охране общественного порядка». Ее, поясним, он получил в том памятном для себя 1998 году.
Форму с погонами из всех по-прежнему продолжает носить только полковник полиции Павел Кормановский: он сегодня возглавляет подразделение, являющееся правопреемником бывшего Западного УВДТ, – Западное линейное управление МВД России на транспорте…

Просто факты
Первый практический опыт противостояния трансграничной и транснациональной наркопреступности сотрудники транспортной милиции Калининградской области получили еще в 1994 году: совместно с чекистами, таможенниками и «зелеными фуражками» ими была решительно пресечена попытка нелегального транзита через калининградские морские порты свыше двух с половиной центнеров марихуаны. Наркотики, упакованные в компактные тюки, которые в свою очередь были запаяны внутри тракторных покрышек, на своем борту перевозило индийское судно «Джек Викрам», зафрактованное подставными фирмами, за которыми скрывались международные наркосиндикаты…
В 2000-2003 годах личным составом Западного УВДТ МВД России из незаконного оборота было изъято около тридцати килограммов наркотических средств, в том числе около пяти килограммов героина. Большая часть этой «дури» попало в российский эксклав на Балтике по контрабандным каналам, которые в результате теперь были выявлены и надежно перекрыты.


Тушкан как виртуальная и не знающая пощады к людям крысоподобная тварь.

Фоторепортаж с КПП «Нида», оперативно опубликованный в октябре 1999 года в одной из русскоязычных газет Клайпеды:
   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович

Таким Михаил Марков запечатлен на единственном сохранившемся сегодня фотопортрете фронтовой поры. Последний датирован осенью 1943 года. На нем 18-летний воин облачен в погоны младшего лейтенанта и офицерскую гимнастерку с нашивкой, свидетельствующей о полученном тяжелом ранении.

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
ПОДВИГ СОЛДАТА ВЕРНУЛИ ИЗ НЕБЫТИЯ… «ОПЕРА»
Операция, которую проводили весной 2004 года сыщики отделения по борьбе с терроризмом Западного УВДТ, в случае своей успешной реализации обещала стать громкой: они «вели» очередную группу «черных» археологов, которая крупными оптовыми партиями поставляла на черный «оружейный» рынок Калининградской области взрывчатку и ручные осколочные гранаты времен 2-й Мировой войны. Успех уже гарантировало хотя то, что в саму выслеженную шайку были успешно внедрены сразу двое оперативников, в том числе под прикрытием в ней действовал лично начальник озвученного выше отделения майор милиции Дмитрий Бондаренко. Оставалось лишь выждать момент, чтобы осуществить захват с поличным, причем непременно – а это было обязательным условием – в момент незаконного сбыта фигурантами своих взрывоопасных «раритетов». В общем, финал во многом был предрешен, однако за несколько считанных дней до условного времени «Ч» участники операции, пусть и вынуждено, но… раскрыли свое столь тщательно скрываемое инкогнито. Почему? Да просто иного морально-нравственного выбора у них, не оставалось…

А главарь считал себя неуловимым…
Нелегальные раскопки днем 13 апреля 2004 года «подконтрольные» майору милиции Дмитрию Бондаренко «гробокопатели» вели неподалеку от поселка Пятидорожное Багратионовского района. В январе-марте 1945 года в этих местах проходил северо-восточной рубеж обороны зажатых в тиски на полуострове Кальхольц остатков Хайльсбергской группировки войск противника во главе с командующим 4-й армией вермахта генералом Рихардом фон Мюллером. Поэтому не удивительно, что земля здесь буквально нашпигована смертоносным металлом.
На сей раз объектом нездорового интереса «нелегалов» стала осыпавшаяся землянка, расположенная между вершиной одного из холмов и старой, теперь уже заросшей кустарником булыжной дорогой, которая некогда вела по северному склону этого самого холма от бывшего восточнопрусского поселка Бландиау к берегу Калининградского залива, именуемого в те годы заливом Фришес-Хафф. Судя по всему, здесь располагался вражеский пост службы ВНОС – воздушного наблюдения, связи и оповещения. Очень уж это удобное место для визуального контроля за воздушной обстановкой: прекрасный обзор на округу на десятки километров!..
Разведка, произведенная с помощью металлоискателей, подтвердила: землянка по всему периметру сплошь железная «аномалия».
Копать начали с того места, где некогда располагался вход. И сразу «полезли» кости…
- Да это же наш солдат тут лежит! – всплеснул руками Дмитрий Бондаренко, умело за эти дни вжившейся в образ «гробокопателя». – Каска советского образца, куски серого шинельного сукна – тоже, да и обмотки на ногах погибшего явно не немецкие…
- А черт с ним – догниет под кустами, – цинично бросил старший «бригады». – Нашел кого жалеть: на «наших» руки не погреешь! Ври на гансах – другое дело. Главное, чтобы сохранились «смертные» жетоны и знаки различия: подпольные антиквары оторвут с руками! А что с русских – да никакого прибытка! Поэтому чего стоишь, кого жалеешь: бери эти русские кости и швыряй подальше в кусты! И, вообще, мы сюда приехали в поисках гранат, братки в городе ждут нас с «уловом», деньги для уплаты уже приготовили, а ты здесь сентиментальности разводишь. Давай шнель арбайтен, как немцы говорят, сам ведь нанялся к нам на приработки…
Вот он момент истины! Как он, в прошлом офицер советских ВВС, а теперь страж правопорядка, должен сейчас поступить: в интересах дела, которому служит, продолжать маскироваться и тем самым на всю оставшуюся жизнь взять на себя нравственный грех или же немедленно предпринять реальные шаги по спасению останков неизвестного советского солдата от варварского уничтожения людьми, для которых нет ничего святого, кроме выручаемых на криминальном бизнесе денег?
Как сам Дмитрий потом вспоминал, заминка длилась секунды, но они показались сравнимыми с вечностью. При этом сердце от душевной боли разрывалось на куски. Решительности придал пойманный на себе взгляд напарника: его глаза тоже были полны праведного негодования.
Вдвоем, не сговариваясь, неуловимым движением выхватили из-за пазухи табельные пээмы:
- А ну всем быстро на землю, лицом вниз, руки за голову. Это – арест, а мы – из милиции…
Заталкивая закованного в наручники главаря в спецмашину оперативно прибывшей из Калининграда конвойной группы, Дмитрий зло бросил ему: «Советский солдат, говоришь, догниет под кустами?! Нет, он теперь будет похоронен со всеми воинскими почестями. Об этом позабочусь лично. Единственное, чего тебе не обещаю, так это тюремного срока. Считай, что тебе повезло, – на сей раз отделаешься условной судимостью. Но в любом случае твоя карта бита, поэтому, пока не поздно, бросай свой криминальный бизнес. Иначе – точно «сядешь».
- Но вы, ребята, явно не из УБОПА, иначе бы я кожей почувствовал вас как «подсадных»?
- Бери выше – транспортная милиция, оперативно-розыскная часть, отдел по борьбе с терроризмом. И ты со своей «бригадой» у нас в этом году уже далеко не первые!
- Газеты читаем, грамотные! Что ж, верно пишут о вас журналисты – лихо работаете! Знаю теперь об этом и на своем горьком опыте. А ведь я считал себя неуловимым…
За провал столь тщательно спланированной операции Дмитрию и его подчиненным, конечно, нагорело, но все же не столь сильно, как ожидали сами сыщики: генерал сначала отругал за «самодеятельность», ибо обязан был это сделать по долгу службы, но потом всем ее участникам крепко по-мужски пожал руку:
- Предупреждение преступлений, хотя это никак и не отражается на росте показателя раскрываемости, – но это тоже наша обязанность. В данном же конкретном случае мы имеем право вести речь о спасенных в несостоявшихся бандитских разборках человеческих жизнях. Криминальные группировки, ведь в конечном итоге так и не заполучили гранаты, заказанные накануне у изобличенных вами «гробокопателей».
- Теперь о неизвестном советском солдате, останки которого вы спасли от уничтожения мародерами. – Генерал на секунду задумался, принимая окончательное решение. – Все хлопоты, связанные с перезахоронением и увековечением его памяти, поручаю вам, как «виновникам» происшествия. Все, чем могу помочь, – советом: у руководства ЛОВД на речном и воздушном транспорте крепкие партнерские контакты с региональным поисковым отрядом «Фридрихсбург». Эти ребята проявили себя надежными добровольными помощники транспортной милиции. Командира за заслуги на ниве борьбе с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ мы даже наградили медалью «200 лет МВД России». Привлеките их к документированию факта эксгумации. В этом они профессионалы в своем деле, к тому же у «Фридрихсбурга» многолетний опыт успешного взаимодействия с военно-мемориальной службой дважды Краснознаменного Балтийского флота…

В роли... археологов – сыщики…
Всю вторую половину 13 апреля 2004 года сыщики и поисковики-«фридрихсбуржцы» трудились в качестве археологов. Они совместно по всем правилам археологии «поднимали» старую немецкую землянку. Итог этого многочасового труда: обнаружены останки одного советского солдата и шести немецких военнослужащих – обер-лейтенанта люфтваффе и пяти рядовых – трех зенитчиков и двух пехотинцев. Расположение скелетов, оружия и военно-фронтовой утвари позволили до деталей восстановить драматические события, которые произошли здесь десятилетия назад. В глазах милиционеров и поисковиков они, эти события, выглядели так…
…Советский солдат влетел в землянку следом за разрывом гранаты. В проеме двери четко вырисовался контур его фигуры: коренастый, широкоплечий, в изношенной шинели, на ногах вместо сапог обмотки. На уровне каски он держал последнюю оставшуюся у него противотанковую гранату: «А ну, фрицы, хенде хох!».
Сдаваться в плен в планы обер-лейтенанта не входило. Будучи кадровым военным, воспитанным к тому же в духе прусской военщины и фанатичной преданности своему главнокомандующему по линии ВВС, рейхсмаршалу Герману Герингу, он давно сделал для себя окончательный выбор: «Победа или смерть!».
Выжить же в этом пекле, которое русские устроили остаткам войск Хайльсбергского укрепрайона на полуострове Кальхольца, у стен первого в Прибалтике тевтонского замка Бальга, он не рассчитывал: и спереди, и с флангов монолитной стеной ударные части русских, а за спиной – ледяные воды залива Фришес-Хафф. В общем, шансов на спасение никаких. Тешил себя лишь надеждой умереть так, чтобы русские дорого заплатили за его смерть. Именно поэтому полевую форму сменил на парадную: чтобы принять смерть в последнем заведомо обреченном на поражение бою. Как то и подобает не признающему слово «плен» офицеру-арийцу.
Так же решительно были настроены и его солдаты – вчерашние школяры, но зато все до одного питомцы Гитлерюгенда, юные рыцари фюрера.
Вместе с ним в землянке до внезапного нападения русских их было пятеро. Минимум двое сразу оказались убитыми наповал. Они сейчас лежали рядом с обер-лейтенантом. Это они, падая, своими телами и прикрыли его от гранатных осколков. Кто-то хрипло, захлебываясь кровью, стонал, – это тяжелораненые. Но кто-то, как и он, чудом уцелел. В полумраке блиндажа обер-лейтенант не мог различить, кто это из его подчиненных конкретно, но четко слышал, как тот, находившейся за его спиной, солдат лязгнул затвором своего французского карабина, досылая из магазина патрон в патронник.
Русский, однако, оказался бывалым фронтовиком – среагировал на попытку сопротивления мгновенно: молниеносным прыжком достиг целившегося в него солдата и, замахнувшись гранатой, как кувалдой нанес ею поистине чудовищный удар врагу по каске. Потом было слышно, как он, сойдясь в рукопашной с еще кем-то из остававшихся в живых солдат, подобным образом добил и того.
Обер-лейтенант понял: пришло его время действовать: «Победа или смерть!». Улучшив момент, резко поднялся и с крепко зажатым в руке пехотным штык-ножом бросился на ненавистного русского ивана.
Красноармеец оказался застигнутым врасплох, однако, и не растерялся. В самый последний момент успел перехватить занесенную нападающим руку со штык-нож. Уже на полу, куда оба упали сцепившись, первым дотянулся руками до горла врага…
Обер-лейтенант умер на несколько мгновений раньше, чем его враг: он, придавленный к ступенькам землянки телом русского, еще бился в предсмертной конвульсии, когда сверху в блиндаж, разрушив своей массой бревенчатые накаты, влетел шальной снаряд…
И еще некоторые детали, выясненные и задокументированные в ходе раскопок. Советский солдат погиб, будучи при полном военном обмундировании и снаряжении: на голове – каска; на ногах – зимние войлочные ботинки, дополненные онучами из толстых грубых портянок; поверх шинели – поясной ремень с подсумками под круглые диски от ППШ и «карманную артиллерию». Судя по всему, после броска гранаты, он, не жалея при этом боекомплекта, «обработал» землянку плотным автоматным огнем. Так, некоторые из алюминиевых котелков, на тот момент, очевидно, стоявшие или на каком-то импровизированном столике, или же на печке типа «буржуйки», буквально изрешечены в мелкое сито пистолетными пулями стандартного советского калибра 7,62 миллиметра. Правда, ржавого остова ППШ внутри самой землянки найти не удалось, но ведь его могло вынести куда-нибудь далеко отсюда взрывной волной?
Под шинелью на левой стороне груди – медаль «За отвагу» за № 1202809, в кармане гимнастерки – спаявшаяся под многолетним прессом сырой земли в бесформенные бумажные ошметки красноармейская книжка. На левом запястье – наручные часы, стрелки которых навечно застыли на отметке один час три минуты.
В общем, все это однозначно свидетельствует о том, что в оперативном тылу фашистской обороны советский воин оказался отнюдь не в качестве военнопленного, но при этом и не в качестве бойца, идущего в составе своего подразделения в атаку. Скорей, речь можно вести о бойце-одиночке, в силу каких-то драматических обстоятельств очутившемся в стане врага и по этой причине, будучи обнаруженным, вынуждено вступившим здесь в свой последний смертный поединок. Причем, вероятней всего, это был именно бой ночной. В противном случае трудно объяснить тот внезапный обстрел этого района советской артиллерией: наши пушки, надо полагать, немедленно ударили на автоматные всполохи, вспоровшие ночную мглу в глубине вражеской обороны… Однако, если это умозаключение верно, то оно тогда исключает версию о возможной причастности погибшего к войсковой разведке: наши артиллеристы вряд ли бы нанесли удар просто так, что называется, наобум, тем более по своей же разведгруппе…
Но кто он, этот неизвестный солдат, и почему действовал в одиночку?

Война жертв не выбирает…
Ответ из расположенного в подмосковном Подольске Центрального архива Министерства обороны РФ пришел в августе 2004 года. Он был адресован руководителям Калининградской региональной историко-патриотической общественной организации «Поисковый отряд «Фридрихсбург»: «Сообщаем, что медаль «За отвагу» № 1202809 вручена 22 августа 1944 года красноармейцу Маркову Михаилу Алексеевичу, удостоверение № В249375. Награжден приказом командира 55 стрелкового полка № 067 от 21 августа 1944 г.».
Так стало известно имя героя. Здесь же содержался ответ и на вопрос, кем он был при жизни: автоматчик роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой Мазурской ордена Суворова дивизии (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта; 1925 года рождения; уроженец деревни Потемкино Шеломянского сельского Совета Красноборского района Архангельской области; по социальному происхождению – рабочий из крестьян; в армию призван с родины 18 февраля 1943 года; дата и причина безвозвратного выбытия - пропал без вести в боях за Восточную Пруссию 19 февраля 1945 года.
Архивная справка прояснила и некоторые другие обстоятельства, напрямую связанные с необычной находкой сыщиков Западного УВДТ: «Кр-ц Марков Михаил Алексеевич… выбыл в 128 мсб 19.02.45 г.». И далее – «В документах 128-го медико-санитарного батальона, обслуживавшего 176-ю стрелковую дивизию, по учету умерших 176-й стрелковой дивизии за февраль-март 1945 г. Марков Михаил Алексеевич не значится».
Вот оно, выходит, что: 19 февраля 1945 года красноармеец Михаил Марков по причине полученного ранения был эвакуирован с поля боя на лечение в медсанбат, но туда так и не прибыл, бесследно сгинув по дороге. Значит, версия о заплутавшем в условиях отсутствия сплошной линии фронта бойце-одиночке изначально была верной! Причем в свете ново открывшихся фактов подвиг советского воина обрел дополнительные героические оттенки: красноармеец, оказывается, вступил в неравный рукопашный поединок с шестью гитлеровцами, будучи раненым, и при этом, пусть даже ценой собственной жизни, но победил – в одиночку одолел всех шестерых! Да он не просто герой, а герой-богатырь!

«Здравствуйте, я сестра Михаила Маркова…»
Пришедшую по почте архивную справку из ЦАМО майору милиции Дмитрию Бондаренко в тот же день незамедлительно доставил исполнительный директор поискового отряда «Фридрихсбург» Сергей Сушин, кстати, тоже майор, но только запаса Вооруженных Сил, поскольку вот уже несколько лет, как уволился из спецназа военной разведки на пенсию по выслуге лет.
- Дмитрий Борисович, теперь, когда известно имя бойца, надо начинать поиск его родных и близких. В этом направлении путь один – от имени нашего облвоенкомата отправить письменный запрос в Красноборский РВК.
- А сколько займет по времени ожидание ответа?
- Ну, как показывает опыт, – месяц-два, иногда больше…
- Месяц-два? Это непозволительно долго! Ведь чем продолжительней затянется поиск, тем дольше оставаться не погребенными останкам солдата. – И, доставая из ящика стола ведомственный телефонный справочник, добавил: – Что ж придется начинать действовать по нашим, милицейским каналам. Применительно к данному случаю это надежней…
Первый звонок по «межгороду» Дмитрий сделал коллегам из криминальной милиции аппарата УВД Архангельской области, а через несколько минут он уже разговаривал с первым заместителем начальника Красноборского РОВД – начальником криминальной милиции данного отдела подполковником милиции Владимиром Горулевым.
Менее чем через час – ответный звонок из Красноборска: на «проводе» была инспектор местного паспортно-визового отделения старший лейтенант внутренней службы Татьяна Преминина:
- Дмитрий Борисович, мы нашли разыскиваемых вами родных красноармейца-героя Михаила Маркова. Передаю трубку. – И тут же следом: «Здравствуйте, я родная сестра Михаила Маркова – Бажукова Александра Алексеевна»…

Нет ничего страшнее, чем сгинуть бесследно…
Миша Марков вырос в большой и дружной семье крестьян-поморов. Как и все деревенские подростки, учебу в школе сочетал с ударной работой в местном колхозе. Мечтал стать образованным человеком, но после получения диплома всенепременно вернуться в родное село, чтобы здесь жить и трудиться. Однако осенью сорок первого сесть за парту ему уже не пришлось: по линии райкома комсомола в числе других юношей-допризывников был мобилизован на трудовой фронт с направлением в цеха одного из оборонных заводов Архангельска. Здесь ему впервые довелось сполна хлебнуть лиха: хроническое недоедание, отсутствие нормальных бытовых условий, работа на производстве на износ без выходных с коротким перерывом только на сон превратили его буквально в доходягу. От близкой гибели, которой ему явственно грозило предельное физическое истощение, спасли военные власти: в самом конце 1942 года добились снятия с него «брони» с немедленным откомандированием… домой, в деревню – подкормиться и набраться сил. В результате солдатом он стал только в феврале сорок третьего, с опозданием от ровесников почти в год. В архангельских архивах сохранилась рукописная Книга призывников-красноборцев за 1943 год: «Номер по списку – 30. Дата призыва – 18/II-1943. Фамилия, имя, отчество – Марков Михаил Алексеевич. Дата рождения – 1925. Призыв – по мобилизации. В какую часть направлен – г. Архангельск, 33-й запасной стрелковый полк».
В родную деревню матери, Клавдии Павловне, солдатские «треугольники» отправлял регулярно, хотя и не так уж часто – насколько, очевидно, на то позволяла фронтовая обстановка. Осенью 1943 года прислал первую и ставшую единственной фотокарточку: на ней он изображен в погонах младшего лейтенанта войск связи и с нашивкой, свидетельствующей о полученном тяжелом ранении. Однако вслед за этим письмом в деревню пришло казенное извещение со страшными словами: «Пропал без вести».
Мать плакала, но поминки по сыну заказывать не спешила: «Чувствует мое сердце, что мой единственный сыночек жив, и он еще объявится, он еще повоюет». И женская интуиция не подвела. В феврале победного сорок пятого Михаил Марков прислал домой письмо из Восточной Пруссии: жив, мол, и здоров, добиваем, фашистского зверя в его же логове, отсюда, от берегов Балтики, прямиком пойдем на Берлин, а посему-де следующее свое письмо вам, милым моим и родным, отпишу уже от стен рейхстага. И подпись – «Ваш Миша».
Не довелось Мише Маркову сдержать свое слова – дойти до Берлина. Вновь сгинул как без вести пропавший, но на сей раз сразу аж на 59 долгих лет кряду…
Еще одна тайна во фронтовой судьбе Михаила Маркова, хотя напрямую и не связанная с обстоятельствами его героической гибели: почему и за что младший лейтенант Михаил Марков оказался лишенным офицерского звания?
По неполным архивным данным, сразу по окончанию курсов младших лейтенантов войск связи совершил некий проступок. В наказание – вновь погоны рядового солдата, но только на сей раз пехотинца. Воевал на Карельском фронте, где в августе 1944 года удостоился самой уважаемой из боевых солдатских наград – медали «За отвагу»…

Пусть и после смерти, но вернулся солдат домой!
Красноармейца-автоматчика Михаила Алексеевича Маркова с воинскими почестями похоронили 15 сентября 2004 года на малой родине, там, откуда он ушел на войну, – в архангельском Красноборске. Его могила – на берегу Северной Двины, на самом почетном месте поселкового кладбища. В том траурном митинге почти в полном составе приняло почти все население этого небольшого поморского райцентра. От православного храма, где был произведен христианский ритуал отпевания, до места последнего упокоения урну с прахом солдата-героя на руках несли сотрудники военкомата. Роль же почетного караула по просьбе коллег из Западного УВДТ взяли на себя местные стражи правопорядка во главе со своим начальником полковником милиции Александром Премининым.
А неполной неделей раньше, 9 сентября 2004 года, с героически погибшем в неравном бою с шестью гитлеровцами 20-летним красноармейцем Михаилом Марковым, отдавая ему последние воинские почести, прощался Калининград. Организацией и проведением в янтарном крае траурных мероприятий совместно занимались должностные лица штаба дважды Краснознаменного Балтийского флота, Калининградского облвоенкомата и Западного УВДТ. Так, вечером 7 сентября они встретили официальную делегацию администрации Архангельской области. В составе этой делегации тогда в Калининград, к слову, приехал и племянник солдата-героя – Владимир Бажуков.
8 сентября гостям из Архангельска была предоставлена возможность принять участие в торжественном открытии калининградской общественностью у руин замка Бальга новой мраморной мемориальной доски, посвященной подвигу их земляка: «В память подвига красноармейца МАРКОВА Михаила Алексеевича 1925 г.р. 19.02.1945 года пал смертью храбрых в неравной рукопашной схватке, уничтожив 6 гитлеровцев».
Прежняя доска, установленная здесь в мае 2004 года калининградскими журналистами и гласящая: «Неизвестному солдату, кавалеру медали «За отвагу» № 1202809, погибшему в неравном бою с шестью гитлеровцами в районе замка Бальга весной 1945 года», – была тут же вручена архангелогородцам для передачи на вечное хранение Красноборскому районному краеведческому музею.
Самое активное участие в этом многолюдном митинге, наряду с коллегами с Балтийского флота, приняли также представители личного состава Западного УВДТ и Мамоновского городского отдела внутренних дел.
А 9 сентября на плацу военного городка прославленного N-го гвардейского мотострелкового Пролетарского, Московско-Минского ордена Ленина, дважды Краснознаменного, орденов Суворова и Кутузова второй степени соединения российской армии состоялась сама траурная церемония: в присутствии самой широкой общественности янтарного края представители командования Балтийского флота официально, при строжайшем соблюдении соответствующих воинских ритуалов передали делегации из Архангельска урну с останками красноармейца М. Маркова, а милиционеры-транспортники Владимиру Бажукову, племяннику солдата, – медаль «За отвагу», спасенную ими от мародеров боевую награду героя.
Специально уточним, что эта акция стала первым подобным прецедентом за всю послевоенную историю современной Калининградской области и во многом, пожалуй, – российской милиции тоже…

Подвигу солдата жить в веках!
С завершением осенью 2004 года официальных траурных мероприятий работа со стороны Западного УВДТ и военных властей по увековечению на калининградской земле имени и подвига красноармейца Михаила Маркова не завершилась.
Так, уже весной 2005 года, накануне всенародного празднования 60-летия Великой Победы, в Калининграде прошли еще три резонансных акции.
В первом случае – это тот факт, что по ходатайству руководства Западного УВДТ, предоставившего для этого все необходимые документы, кадровым аппаратом штаба Балтийского флота было подготовлено и направлено в Москву, в Администрацию Президента представление к награждению (посмертно) этого солдата-героя орденом Мужества.
Во вторым – совместная первых лиц Администрации Калининградской области и коллектива сотрудников Западного УВДТ отправка в Красноборск Архангельской области не совсем обычной служебной почты: в увесистой бандероли, переданной по описи представителям Государственной фельдъегерской службы, находились два экземпляра только что вышедшего на тот момент из печати очередного, 18-го по номеру, тома региональной Книги Памяти «Назовем поименно». Именно на страницах этого самого тома значится теперь и имя ранее считавшегося пропавшим без вести автоматчика роты автоматчиков 55-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии (2-го формирования) 31-й армии 3-го Белорусского фронта красноармейца Михаила Алексеевича Маркова. Сопроводительное письмо, подписанное руководителем аппарата обладминистрации Александром Торбой, было адресовано начальнику Красноборского РОВД полковнику милиции Александру Преминину. Последнему доверялось от имени и от лица всех благодарных калининградцев вручить по экземпляру 18-го тома Александре Алексеевне Бажуковой, сестре солдата-героя, и директору местного краеведческого музея.
Ну, а третьим по счету мероприятием стало тогда открытие в стенах подшефного со стороны Западного УВДТ калининградского Муниципального музея «Фридландские ворота» постоянной экспозиции, посвященной подвигу героически погибшего в боях за Восточную Пруссию красноармейца Михаила Маркова. Специально поясним, что главные ее экспонаты, наряду с фотографиями военной поры и копиями архивных документов, – оружие, которым в ходе того самого нервного рукопашного поединка были вооружены противники бойца-пехотинца Маркова. Это – поднятые сыщиками и поисковиками-«фридрихсбуржцами» в ходе раскопок немецкой землянки ржавые остовы двух магазинных винтовок – немецкой 7,92-мм системы Маузера образца 1888 года и французской 7,5-мм «МАС» образца 1936 года. Их сюда на вечное хранение по акту передали подчиненные майора милиции Дмитрия Бондаренко, начальника отделения по борьбе с терроризмом работающей при Западном УВДТ оперативно-розыскной части.
И еще один о многом говорящий факт: в последних числах января 2006 года майор милиции Дмитрий Борисович Бондаренко за свой благородный поступок, связанный со спасением от уничтожения мародерами-«гробокопателями» останков красноармейца М. Маркова, по представлению калининградской общественности был удостоен Почетного диплома самого престижного из всех проводимых в регионе конкурсов на звание «Человек минувшего года» – «Человек. Событие. Время».

К врагам – по-христиански…
А теперь, в заключение, вкратце о том, как милиционеры-транспортники из Западного УВДТ поступили в отношении останков шестерых уничтоженных красноармейцем М. Марковым в неравном рукопашном бою гитлеровцев, ибо это тоже крайне важная деталь к портрету современного российского стража правопорядка.
12 мая 2004 года заместитель начальника Западного УВДТ – начальник штаба данного управления полковник милиции Анатолий Витальевич Климов в присутствии калининградских журналистов по акту передал останки военнослужащих вермахта официальным представителям работающих в Калининградской области немецкой Ассоциации «Военные мемориалы» и Народного союза Германии по уходу за военными могилами. Мотивация – пусть при жизни погибшие и были фашистами, но это, согласитесь, отнюдь не лишает их посмертного права на христианский ритуал отпевания и вечного упокоения в немецкой земле.
Одновременно приглашенным лицам также по акту были переданы и два сохранившихся «смертных» жетона (четыре остальных, увы, сгнили в прах). Возможно, они помогут не только установить имена своих бывших владельцев, но и разыскать в Германии ныне здравствующих родственников последних, чтобы, пусть и с запозданием на долги и долгие годы, но все же сообщить скорбную весть о судьбе дорогих для них людей. И все это особенно важно в свете того факта, что, судя по целостности обнаруженных жетонов (в каждом, увы, присутствуют обе из идентичных друг другу половинок), и немецкие рядовые, и их командир в лице обер-лейтенанта люфтваффе в феврале 1945 года, как и красноармеец Михаил Марков, были официально учтены в списках безвозвратных боевых потерь в качестве без вести пропавших…

                 


Страничка из теперь уже архивной Книги призывников Красноборского РВК за февраль 1943 года. 18-летний Михаил Марков в ней значится под номером «30».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
СРЕДИ «ТРОФЕЕВ» – …САМОХОДКА И… САМОЛЁТ-ШТУРМОВИК
Служба, связанная с противодействием криминалу, как правило, исключает необходимость для стражей правопорядка в штатной тяжелой бронетехнике и собственной боевой авиации. Однако выступать в роли танкистов и авиаспециалистов им все-таки порой приходится, хотя чаще всего – именно в силу «экзотичности» редких случаев, относящихся к так называемому разряду нетипичных. Однако для калининградских «силовиков» в силу особой специфики региона такие случае – это уже скорее норма…

И провалился трактор в… капонир
Эту операцию ее непосредственные участники между собой так и окрестили – «Артштурм». По принятому в советской фронтовой терминологии условному обозначению немецко-фашистской самоходки Sturmgeshuts III или StuG III – сокращенно. Ну, а чтобы блеснуть эрудиций, от себя добавим, что присутствующая в официальном названии латинская цифра «три» обозначает, что данное штурмовое орудие создано на базе среднего танка Т- III.
Именно один из образцов Sturmgeshuts III в конце апреля 1984 года стал нежданно-негаданным «трофеем» сотрудников Багратионовского РОВД. А обнаружен он был совершенно случайно в окрестностях поселка Чехово, расположенного на стыке Багратионовского, Гвардейского и Правдинского районов: при вспашке зяби колхозный трактор проломил своей массой основательно подгнивший за прошедшие с Великой Отечественной войны десятилетия бревенчатый накат подземного капонира.
Когда обескураженный происшествием механизатор, ошарашено выпрыгнув из кабины, заглянул вовнутрь пролома, то ахнул – из-под земли на него хищно целилось увесистое жерло 75-мм танковой пушки…
Пока стражи правопорядка прознали о происшествии и пока добрались сюда, минуло несколько часов. К этому времени местные жители и особенно детвора уже успели частично растащить на сувениры содержимое отлично сохранившихся ящиков с боеприпасами, а также с запасным и дополнительным оборудованием. В общем, участковым и инспекторам по делам несовершеннолетних потом еще долго пришлось ходить по домам, изымая под угрозой применения уголовных санкций патронные ленты и запчасти из бортовых ЗИПов.
Даже беглый осмотр, подтверждал: несмотря на то, что внешняя поверхность брони густо заляпана жидкой грязью, самоходка в целом исправна. Ржавчина не тронула и боекомплект.
И еще один однозначный вывод, сделанный тогда милицейской опергруппой путем визуального обследования: обнаруженный Артштурм – это не тайник некоего террористического антисоветского подполья, а всего лишь типичный «бесхоз», оставшейся здесь, как минимум, с первых недель Восточно-Прусской стратегической наступательной операции Красной Армии. Именно в самом конце января – самом начале февраля 1945 года этот район оказался в руках наносивших стремительный удар на Кенигсберг частей и соединений 3-го Белорусского фронта. Надо полагать, что экипаж StuG III, не поленившейся накануне, в мороз и холод, соорудить над временным капониром прочный бревенчатый накат, в час «Ч» просто не сумел воспользоваться своей грозной боевой машиной: то ли в полном составе был уничтожен, причем произошло это еще до того, как бегом под градом пуль и осколков сумел достичь замаскированного в заснеженном поле капонира, то ли, осознав, что всякое сопротивление в сложившейся обстановке бессмысленно, поддавшись панике, дезертировал…
Сложней ответить на вопрос, какой конкретно бригаде или отдельному батальону самоходной артиллерии вражеская САУ принадлежала. Это, в принципе, позволило бы значительно глубже детализировать хронику боев по штурму советскими войсками бывшего восточнопрусского Удервангена, ставшего после войны калининградским поселком Чехово, а, значит, более ярче высветить подвиг нашего солдата-победителя, совершенный последним на ближайших подступах к городу-крепости Кенигсберг. Однако в те апрельские дни двадцати двух летней давности никому из участников операции «Артштурм» по причине существовавших в СССР цензорско-идеологических ограничений даже в голову не пришло этим заняться. А сегодня, располагая лишь немногими сохранившимися в целостности любительскими фотографиями, это, увы, сделать уже практически невозможно: в объектив допотопной отечественной фотокамеры, которой был вооружен милицейский эксперт-криминалист (отсюда характерные размытости изображения), ни разу не попала индивидуальная для каждого из вражеских бронетанковых соединений эмблема (во фронтовом обиходе – тактический значок) – геометрический или рунический символ, наносившейся желтой (реже белой или красной) краской на лобовую броню, корму и, нередко, – на борта корпуса или башни.
Все, что на снимках «читается», – украшающий борт боевой рубки (в просторечие – башня) традиционный, начиная с зимы 1939-1940 годов, для вооруженных сил 3-го рейха опознавательный знак – черный крест, жирно окантованный белой каймой. Правда, на сей раз последний дополнен руническим символом «Зиг», который, по утверждению знатоков, весьма условно можно дешифровать, как аналог нашего русского: «За победу!», – сверху справа от бортового креста зигзагообразная, как у рунической аббревиатуры СС, молния. Вот только ничто из оккультного, и это тоже стало одним из уроков Истории, не уберегло немецких нацистов от полного и окончательного разгрома, в том числе и экипаж этой самой «патриотично» разукрашенной, а затем постыдно им же самим брошенной прямо в капонире на произвол судьбы самоходки…
К находке, сделанной сельским механизатором и взятой под надежную охрану милицией, серьезный интерес проявили и военные власти: достаточно оперативно в район Чехово прибыл на автомобилях саперно-инженерный взвод во главе с пожилым майором, а следом и автотягач, предназначенный для транспортировки тяжелой бронетехники. Старшим в экипаже последнего также был офицер, но только танкист. Как говорят, это были военнослужащие из большого танкового гарнизона, располагавшегося до середины 1990-х в поселке Долгоруково Багратионовского района.
Пока солдаты-«срочники» под руководством своих командиров производили расчистку капонира и обезвреживание складированных здесь в огромном количестве боеприпасов, сотрудники милиции продолжали нести службу по охране места происшествия, не допуская сюда любопытствующих зевак, и, в первую очередь, вездесущих местных мальчишек, которые, как уже знаем, однажды умудрились-таки произвести основательную «ревизию» находящихся внутри капонира патронных цинков. Первыми лицами областного УВД общее руководство этими служебными нарядами было возложено на замполита Багратионовского райотдела майора милиции Павла Серенкова, ныне, к сожалению, покойного. Кстати, это именно он позирует перед объективом фотоаппарата, стоя на стволе того самого фашистского Артштурма.
И в заключение, несколько слов о дальнейшей судьбе самоходки. Со слов очевидцев известно, что из-под поселка Чехово она была доставлена в Калининград – в Первомайский военной городок 1-й танковой дивизии 11-й гвардейской общевойсковой армии Прибалтийского военного округа. Здесь её тщательно очистили от грязи, произвели профилактику двигателя и ходовой части, после чего машину якобы без особого труда удалось завести. В дальнейшем данную Sturmgeshuts III по железной дороге отправили в Москву: вроде бы на «Мосфильм», в состав «киношного» танкового полка, но точно неизвестно. И опять же таки по не проверенным данным, в начале 1990-х по причине возникших у «Мосфильма» тяжелых финансовых проблем этот экземпляр самоходки вроде бы «ушел» за границу, пополнив тем самым собой на Западе чью-то частную танковую коллекцию…

«Ильюшин» из «Долины гнева»
Первое заявление о местонахождении хорошо сохранившихся со времен войны обломков советского штурмовика авиаконструктора С. Ильюшина, которым угрожают «археологи»-мародеры, в стены Западного УВДТ поступило 16 января 2004 года. Его публично в ходе очередной пресс-конференции, организованной для калининградских журналистов руководством местной транспортной милиции, сделал тогдашний командир регионального поискового отряда «Фридрихсбург» и на тот момент действующий мичман Балтийского флота Вальдас Рыжков. Одновременно он передал генерал-майору милиции Александру Чаплыгину пакет документов, который, в частности, включал в себя топографическую карту с точным местоуказанием опасной находки и подлинные фотографии, доказывающие, что все это отнюдь не чей-то, пусть и красивый, но вымысел.
По утверждению поисковиков, самолет лежит в одном из заболоченных квадратов так называемой «Долины гнева» – некогда самого мощного оплота гитлеровской обороны на Земландском полуострове. Что это за штурмовик – легендарный Ил-2 или новейший на момент проведения Восточно-Прусской стратегической операции «летающий танк» Ил-10? – без специалистов от авиапрома, увы, идентифицировать сложно. Однозначно можно лишь утверждать, что краснозвездная машина, судя по всему, была сбита артиллерийско-зенитным огнем с земли, когда на большой высоте шла на боевое задание в сторону бывшего Пиллау, современного Балтийска. Об этом свидетельствует хотя бы пробитый по касательной увесистым снарядным осколком воздушный баллон, а также наличие на месте катастрофы полного штатного боекомплекта из авиабомб и снаряженных боеприпасами к бортовым пушкам и пулеметам лент: летчики не сумели их использовать по назначению, поскольку просто-напросто не долетели до цели…
Не доверять «фридрихсбуржцам» у милиционеров-«западников» оснований не было никаких, однако при этом, увы, не было и достаточных правовых полномочий к тому, чтобы снарядить и направить в район местонахождения обломков штурмовика поисковую экспедицию. Дело в том, что в соответствии с действующим законодательством, подобная функция находится в исключительной компетенции местных органов оборонного ведомства.
Разумеется, сами военные власти об обломках «Ильюшина» в известность стражами правопорядка поставлены были, причем незамедлительно и с предоставлением в свой адрес максимально полного объема необходимой для организации поисков информации, но, как это часто у нас в стране бывает, все эти бумаги бесследно сгинули внутри неповоротливого чиновничьего аппарата. Позже в неформальной обстановке, один из военных чиновников, причастных к рассмотрению тех бумаг, популярно разъяснил автору этих строк, что раз нет доказательств тому факту, что среди обломков лежат и останки советских летчиков, то нет и повода со стороны военных властей для соответствующих «телодвижений». Читайте-де, товарищ журналист, внимательней на сей счет Закон об увековечении памяти павших при защите Отчества, а что до представляющих реальную опасность боеприпасов, так это уже, мол, по части компетенции сотрудников МЧС: обезвреживание авиабомб (в лесу ведь найдены обломки самолета, а не танка) – сугубо их профиль, а отнюдь не военных саперов…
В общем, поддавшиеся было панике мародеры (а они в этот глухой квадрат опасливо не совались потом в течение ещё, как минимум, полугода), ближе к осени окончательно отошли от пережитого испуга.
Информация о том, что на месте авиакатастрофы фронтовой поры представителями околопокриминальной среды с недавнего времени активно развернуты нелегальные раскопки, в транспортную милицию стали просачиваться из оперативных источников. В частности, стало известно, что неустановленные гробокопатели уже прибрали к рукам один из двух крупнокалиберных бортовых пулеметов, а на очереди – второй, а также авиапушка.
Надо было действовать немедленно, однако для этого, как и прежде, крайне не доставало правовых оснований. Однако выход из тупика все же был найден. Так, взявшиеся за это дело должностные лица ЛОВД на речном и воздушном транспорте, посовещавшись, решили обойти «острые углы», выстроенные законодателем, с помощью… этих же самых «острых углов».
Да, Закон об увековечении памяти павших при защите Отечества в данном конкретном случае не на стороне милиции, но при всем этом, – рассудили они логично, – он на стороне официальных поисковых объединений: представители последних, например, обязаны сдавать по акту все обнаруженное в ходе поисковых экспедиций стрелковое оружие, а также боеприпасы и взрывчатые вещества (но, разумеется, безопасные для транспортировки) в дежурную часть любого органа внутренних дел. А коль так, то почему бы миссию по спасению обломков советского штурмовика не выполнить с помощью такого своего верного и надежного партнера на ниве противодействия угрозе терроризма, каким в их, стражей правопорядка, глазах давно зарекомендовала себя Калининградская историко-патриотическая общественная организация «Поисковый отряд «Фридрихсбург»? Тем более, что именно «фридрихсбуржцы» в свое время первыми и забили в отношении этого самого штурмовика тревогу.
Ну, а чтобы мощней воздействовать на умы нерадивых военных чиновников, поучаствовать в документировании черных, явно граничащих с криминалом, мародерских происков гробокопателей, пригласили калининградских журналистов, в том числе и репортеров-телевизионщиков.
Экспедиция была назначена на субботу 4 сентября 2004 года. Путь оказался недалеким (от Калининграда по прямой это километров 10-15), но долгим, поскольку сначала пришлось пробиваться на джипе через заболоченные поля, а затем пешком – через низменный и захламленный буреломом лес, в том числе километра полтора-два – по разбитой тяжелыми лесовозами в жидкую непролазную грязь узкой лесной дороге.
То, что предстало глазам, когда, наконец, достигли цели, кроме как вакханалией мародерства назвать по-другому и нельзя: лежавшие некогда компактно на поверхности земли бронелисты от кабины, куски обшивки, детали и узлы от бортового оборудования, средства вооружения теперь были варварски раскиданы на десятки метров друг от друга. А на месте, где предположительно при падении с высоты глубоко в болотный грунт ушли двигатель и пропеллер самолета, – огромный, глубиной около трех-четырех метров, выкопанный вручную котлован.
Но самое страшное – из-под дерна вынут и беспорядочно по всей по округе разбросан смертоносный боезапас штурмовика – проржавевшие неуправляемые реактивные снаряды (легендарные «Эрэсы»), боеголовки от неразорвавшихся бомб, ленты с боепитанием для пулеметов и авиапушек. В результате всякий случайно забредший сюда грибник или охотник рискует стать невинной жертвой непроизвольного взрыва, стоит только споткнуться о незаметную даже в невысокой болотной траве боеголовку.
Поисковики принялись (но при строжайшем соблюдении мер безопасности, когда в руки попадались взрывоопасные предметы) сортировать и отдельно друг от друга складировать все, что осталось от самолета после взрыва и варварского нашествия мародеров. К сожалению, ни останков летчиков, ни номерные части мотора и фюзеляжа, способные через архивные документы помочь установить принадлежность штурмовика к конкретной воинской части, при этой беглой по времени разведки им отыскать не удалось. Зато они выполнили главную миссию, ради которой сюда и прибыли по поручению сотрудников транспортной милиции, – изъяли из этого лесного квадрата лежавшие на поверхности земли боеприпасы к бортовому стрелковому оружию, а также единственный из уцелевших крупнокалиберных пулеметов – турельный, который, судя по всему, был установлен в кабине стрелка-радиста.
А вот авиационную пушку пришлось оставить на произвол судьбы: во-первых, она по своему массивному весу оказалась слишком тяжелой для того, чтобы ее можно было транспортировать вручную на большое расстояние, ну, а, во-вторых, пушка – это уже средство вооружения, а посему изымать ее отсюда, согласно действующему законодательству, должна не милиция (в ее так сказать «ведении» только стрелковое оружие), а военные власти.
Утром в понедельник 6 сентября 2004 года бумаги, документально свидетельствующие о безнаказанном произволе мародеров на месте давней фронтовой авиакатастрофы, а в силу этого и о необходимости срочного принятия мер по спасению обломков погибшего советского штурмовика от дальнейшего разграбления (но при одновременно проведении комплекса работ, связанных с разминированием местности), в присутствии представителей прессы были переданы в штаб Балтийского флота. Какой, спрашиваете, была реакция, военных чиновников? Увы, на поверку по-прежнему нулевой. Такой она, как это и не горько констатировать, остается и по настоящий момент.
   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Скан с 1-й полосы № 1 за февраль 2020 года газеты ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Биографический материал в архивных фондах выявлен и обобщён Людмилой ЗАХАРОВОЙ – самым авторитетным из ладушкинских краеведов:
КОРОЛЁВ Алексей Гаврилович (1901-1968), ветеран как органов правопорядка и безопасности, так и становления Калининградской области, майор в отставке по воинскому званию и майор милиции в отставке по специальному званию.
Родился в 1901 году в деревне Богдановка Богдановка Милославского района Рязанская области Русский. Из крестьянин-середняков.
Партийность: с 1932 года и по весну 1950 года состоял в рядах членов ВКП(б), но по состоянию на начало 1955 года – член КПСС как восстановленный в партии.
Семья: супруга – Королёва Мария Николаевна; четверо детей – дочь Раиса (родилась 21 мая 1928 года), сыновья Евгений (родился 14 октября 1933 года), Василий (родился 15 июня 1930 года) и Виктор (родился 1 января 1935 года).
Образование:
- общее – неполное среднее: закончил школу-семилетку;
- специальное чекистское: в апреле 1941 года – в городе Москве по годичному курсу обучения Высшую школу НКВД СССР.
В 1911-1913 гг. – учащийся сельской школы.
В 1914-1916 гг. – батрак в хозяйстве кулака Фирсова.
В 1917-1919 гг. – в Москве как ломовой извозчик по найму у подрядчиков Попова и Синицына.
С марта 1920 года и по 1923 год – на мобилизации на военной службе в Красной Армии: рядовой боец.
В 1924-1929 гг. – крестьянствовал на родине в хозяйстве родителей, но одновременно – на сезонных работах «в Москве и окрестностях – работал столяром».
С января 1930 года – на службе в Рабоче-Крестьянской милиции:
- в январе 1930-июне 1937 гг. – участковый уполномоченный и оперуполномоченный Милаславского отдела милиции;
- в июне-декабре 1937 года – старший уполномоченный Чернавского районного отделения милиции последовательного Московской и (с сентября 1937 года) Рязанской областей:
- в январе 1938-октябре 1939 гг. – начальник Ламского районного отделения милиции Тамбовской области. И в данный период времени – младший лейтенант милиции по специальному званию, что условно соответствовало армейскому старшему лейтенанту.
С октября 1939 года и по 27 мая 1947 года – на руководящей работе в органах госбезопасности:
- в октябре 1939-апреле 1943 гг. – начальник Ламского районного отдела УНКВД по Тамбовской области, в связи с чем осенью 1939 года был переаттестован на специальное звание «младший лейтенант госбезопасности», условно соответствовало армейскому старшему лейтенанту, но с февраля 1943 года, как надо полагать, – капитан госбезопасности по специальному званию. Одновременно в апреле 1940-апреле 1941 года – в Москве как слушатель Высшей школы НКВД СССР;
- со второй половины апреля и по август 1943 года – начальник Ламского районного отдела УНКГБ по Тамбовской области;
- в августе 1943-январе 1946 гг. – начальник Первомайского районного отдела УНКГБ по Тамбовской области, в том числе с июля 1945 года – в статусе военнослужащего, состоявшего в звании майора;
- с января 1946 года и по 27 мая 1947 года – старший оперуполномоченный Рассказовского городского отдела УНКГБ-УМГБ по Тамбовской области. Был уволен в запас МГБ СССР.
В период службы в органах госбезопасности удостоился не менее двух государственных наград – ордена Красной Звезды (награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 января 1945 года – за выслугу в 15 и более лет) и медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.).
В сентябре 1947 года вместе с семьёй прибыл в Калининградскую область, где получил назначение в Ладушкинский район на должность секретаря парторганизации военного совхоза № 48.
С июля 1948 года и по май 1950 года – на службе в органах внутренних дел: старший уполномоченный Ладушкинского районного отдела УМВД по Калининградской области; «уволен был из органов в связи с исключением меня из партии».
В июне-ноябре 1950 года – столяр Ладушкинского горкомхоза.
В декабре 1950-апреле 1951 гг. – заведующий Отделом сельского и колхозного строительства
В мае 1951-ноябре 1952 гг. – заведующий Ладушкинским заготпунктом «Главутильсырьё».
В декабре 1952-июне 1953 гг. – заведующий подсобным хозяйством Ладушкинского райпищекомбина.
С 25 июня и по январь 1953 года – заведующий Организационно-колхозным отделом Ладушкинского управления сельского хозяйства и заготовок.
С декабря 1953 года и по 1 февраля 1955 гг. – управляющий домами г. Ладушкин.
С 1 февраля 1955 года в соответствии с решением 21-й сессии Ладушкинского городского Совета депутатов трудящихся – в статусе И.о. председателя Ладушкинского городского Совета депутатов трудящихся, а с марта 1955 года – «полновесный» председатель данного горисполкома. Одновременно являлся депутатом Ладушкинского района по Калининградскому избирательному округу № 29.
С 1965 года - кавалер медали «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
Скончался 2 февраля 1968 года. Похоронен на кладбище калининградского города Ладушкин.


Не ранее осени 1939 года, начальник Ламского районного отдела УНКВД по Тамбовской области младший лейтенант госбезопасности Алексей Гаврилович Королёв (он слева) с сослуживцем, который также состоял в специальном звании младшего лейтенанта госбезопасности.


Как надо полагать, или осень 1947 года, или же весна 1948 года, Алексей Гаврилович Королёв (он стоит слева) в статусе секретаря парторганизации военного совхоза № 48 Ладушкинского района Калининградской области.


Не ранее весны 1955 года, фото сделано по случаю очередного приезда в город Ладушкин родителей Героя Советского Союза (посмертно) гвардии лейтенанта Ивана Мартыновича Ладушкина (1922-1945) – Мартына Алексеевича (1882-1969) и Елизаветы Филипповны (1883-1982). Оба почётных гостя стоят у бюста сына. Сидят же: слева – председатель Ладушкинского городского Совета депутатов Алексей Гаврилович Королёв, а справа – Василий Тихонович Ребров, также ответственный работник из аппарата того же горисполкома.

Автобиография А.Г. Королёва:
   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
6 апреля 1946 года между восточнопрусскими посёлками Pressberg/Прессберг (в справочниках о переименовании отсутствует) и Linkischken/Линкишкен (с 1946 года – Свердлово Озёрского района Калининградской области), подорвавшись на немецкой мине, в полном составе погиб парный пограничный наряд 97-го (Гумбинненского) пограничного отряда войск МВД СССР (II ф) Управления пограничных войск МВД Литовского округа в составе ефрейтора П.В. Петрова и рядового И.Г. Бабаркина.
Оба воина с отданием последних воинских почестей были похоронены боевыми побратимами на кладбище некоего восточнопрусского посёлка Кленовж (он же в ряде источников – Крежовж). Речь в данном случае, вероятней всего, идёт о восточнопрусском населённом пункте Клешауен (до 1938 года – Клешовен), который ныне является посёлком Кутузово Озёрского района Калининградской области.


БАБАРИКИН Иван Григорьевич (1911-1946), миномётчик 97-го (Гумбинненского) пограничного отряда войск МВД СССР (II ф) Управления пограничных войск МВД Литовского округа, рядовой.
Родился в 1911 году в Азербайджане – в пригородном к городу Баку посёлке Баладжары.
В армию призван по мобилизации в 1941 году Негутским РВК Ставропольского края.
Трагически погиб 6 апреля 1946 года, подорвавшись в составе парного пограничного наряда на немецкой мине.
Похоронен был в некоем расположенном на советской территории Восточной Пруссии местечке Кленовж. Речь в данном случае, вероятней всего, идёт о восточнопрусском населённом пункте Клешауен (до 1938 года – Клешовен), который ныне является посёлком Кутузово Озёрского района Калининградской области.
Увековечен в Книге Памяти пограничников – т. 4, стр. 45, но с одним искажением – как якобы погибший 5-го, а не 6 апреля 1946 года.

ПЕТРОВ Пётр Васильевич (1920-1946), стрелок 97-го (Гумбинненского) пограничного отряда войск МВД СССР (II ф) Управления пограничных войск МВД Литовского округа, ефрейтор.
Родился в 1920 году в деревне Родня сельского поселения «Деревня Савино» Мосальского района Калужской области.
В армию призван в 1940 году Таганский РВК города Москвы.
Трагически погиб 6 апреля 1946 года, подорвавшись в составе парного пограничного наряда на немецкой мине.
Похоронен был в некоем расположенном на советской территории Восточной Пруссии местечке Крежовж. Речь в данном случае, вероятней всего, идёт о восточнопрусском населённом пункте Клешауен (до 1938 года – Клешовен), который ныне является посёлком Кутузово Озёрского района Калининградской области.
Увековечен в Книге Памяти пограничников (т. 4), но с двумя искажениями: 1) якобы уроженец мифической мосальской деревни Редня, а не Родня; и 2) как якобы рядовой, а не ефрейтор по воинскому званию.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сканы с 1-й, 12-й и 13-й полос № 2 за март 2020 года газеты ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
От ветерана калининградских милицейских подразделений спецназа Романа Юрченко:

2002 год, руины замка Бальга, бойцы калининградского СОБРа по окончанию операции по выявлению и задержанию «чёрных» археологов.


«Шесть лет назад. После учений по линии Антитеррора на ГЭС...».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Российская Прибалтика: летопись спецслужб
« Reply #29 : 15 Сентября 2020, 16:18:49 »
От авторитетного калининградского Дмитрия Мингалёва:
- Приказом военного коменданта города и крепости Кёнигсберг за № 077 от 14 июля 1945 года «в целях противопожарной безопасности как в самом городе, а также на предприятиях» были созданы городская и районные пожарные команды, в связи с чем предписывалось:
- «и в городе, и в районах иметь пожарные вышки, обеспечив их круглосуточным дежурством, телефонной связью с районными комендатурами»;
- «обеспечить команды спец. машинами, противопожарным оборудованием и инвентарём»;
- «развернуть работу среди местного населения и подобрать пожарные дружины»;
- «на всех предприятиях и заводах, находящихся в городе, ... создать пожарные команды численностью не менее 12-15 человек».

   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Я очень рад, что сбылась давняя и заветная мечта полковника запаса Григория Алексеевича Зуевича, моего однокашника, друга и соратника, сделать праздником выявленную некогда мною в архивах дату взятия под охрану госграницы погранвойсками в пределах Калининградской области: вчера впервые в истории российской Прибалтики калининградские пограничники дали старт эстафете, посвящённой 75-летию начала охраны советско-польской границы и морской береговой линии в пределах современной Калининградской области. Ниже – фото с этого торжества, автором которых является Григорий Зуевич. (Правда, как водится, никто из державших с трибуны мероприятия речь даже словом не обмолвился о присутствующем здесь же «виновнике» – ветеране военно-пограничной прессы Г.А. Зуевиче…)
Теперь неплохо бы постараться, чтобы калининградские пограничники ещё бы чтили и имя подполковника милиции (но впоследствии он вырос до комиссара милиции 3 ранга) Степана Игнатьевича Навалихина (1905-1979), под общим руководством которого как И.о. Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии осенью 1945 году осуществлялся как процесс демаркации границы, так и процесс взятия новой линии госграницы с Польшей под охрану!..


                   

От полковника запаса Григория Алексеевича Зуевича (г. Калининград): «1 октября 2020 года делегация участников эстафеты, посвящённой 75-летию начала охраны советско-польской границы и морской береговой линии в пределах современной Калининградской области, нанесла визит в калининградский город Неман. Представляю фотоотчёт с этого тожественного мероприятия!».
                         
« Последнее редактирование: 04 Октября 2020, 10:47:56 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович

Мысли вслух по поводу организованной Пограничным управлением ФСБ России по Калининградской области эстафеты, посвящённой не только 75-летию Великой Победы, но и «началу охраны советско-польской границы в пределах Калининградской области».
Во-первых, в контексте озвучивания среди прочих пограничных отрядов и 23-го дважды Краснознамённого правильней, наверное, всё-таки вести речь о начале охраны советско-польской границы и морской береговой линии и при этом именно в пределах современной Калининградской области, поскольку по состоянию на осень 1945-го не существовало ни самой Калининградской области, ни её предшественника – Кёнигсбергской области, а была всего лишь отошедшая к СССР на основании решений Потсдамской конференции одна третья часть Восточнопрусской провинции сокрушённого странами-союзниками по антигитлеровской коалиции 3-го рейха. И вообще, если присмотреться, эта дата более чем сугубо ведомственная, поскольку она, как минимум, регионального масштаба. И дело всё в том, что в октябре 1945 года наш янтарный край как только что рождённый по итогам 2-й Мировой войны уникальный российский эксклав приобрёл свои вполне осязаемые (а не только в виде пунктирных линий на карте!) и с этого момента вдобавок тщательно охраняемые «зелёными фуражками» рубежи, пролёгшие вдоль порубежья с возрождённой и обильно одарённой Советским Союзом новыми землями Польшей, причём пролёгшими как по сухопутью, так и по водной глади залива Фришес-Хафф (ныне – Калининградско-Висленский залив). Плюс – расположившиеся цепочкой вдоль береговой полосы Балтийского моря пограничные заставы 23-го (Клайпедского) дважды Краснознамённого отряда войск НКВД СССР одновременно защитили население и инфраструктуру региона от любых попыток трансграничной и транснациональной преступности как равно и разведок недружественных к СССР стран нелегально проникать сюда из вод Балтики. Впоследствии усилия этих морских застав были дополнены таким важным элементов, как несение боевой службы вдоль калининградского побережьями пограничными сторожевыми кораблями… (К слову сказать, что дата самого первого выхода в конце 1945-начале 1946 гг. ПСКРов на боевое дежурство к нашим берегам – это ведь тоже правильный и прекрасный повод для празднования калининградцами! Однако эту дату ещё только предстоит установить посредством изучения Исторических формуляров соответствующих частей и соединений морпогранохраны НКВД-МВД СССР.)
В контексте выше сказанного в обличии искреннего недоумения вытекает «во-вторых»: почему, зачем и, собственно, во имя чего наши калининградские пограничники в ходе организации торжественных мероприятий так тщательно ограждают себя от полноценного взаимодействия с гражданским обществом, превращая подавляющее большинство такого рода публичных мероприятий в своеобразный ведомственный «межсобойчик», при этом штатское население если сюда относительно массово и допускается, то отнюдь не в статусе равноправных партнёров, а сугубо на правах соглядатаев и, например, в качестве зрителей концертной программы местного пограничного ансамбля песни и пляски.
Взять хотя бы озвученную выше эстафету: на торжественной части, состоявшейся 30 сентября с.г. в калининградском Парке Победы у подножия воинского мемориала «Защитникам границ Отечества», – ни глав тебе приграничных к Польше муниципалитетов, ни школьников, ни даже активистов регионального отделения Военно-исторического общества, хотя в этот же самый день последние по соседству проводили своё массовое мероприятие – возлагали венки и цветы к Вечному огню мемориала «1200-м воинам-гвардейцам» по случаю 75-летия со дня возведения командованием 11-й гвардейской армии этого самого мемориала. Кроме того, организаторы проигнорировали пригласить на правах участников:
- потомков тех, кто осенью 1945-го непосредственно и брал границу под охрану, чем собственноручно и насильственно лишили себя того, что пафосно принято величать живой нитью поколений. В Москве, например, проживает С.М. Котов – внук самого первого по счёту начальника 115-го (Виттенбергского/Нивенского) пограничного Кёнигсбергского ордена Красной Звезды отряда войск НКВД-МВД СССР полковника в отставке С.Н. Котова (1904-1974) и он, то есть внук, широко и громко воспевает в Рунете ратную доблесть и своего героического предка, и подчинённых последнего. Немало потомков первых калининградских пограничников – в Калининграде, Правдинске, Озёрске и т.д. И среди них есть такие, кто сродни С.М. Котову на ниве пропаганды подвигов пограничников, но на основе, прежде всего, материалов своих домашних архивов;
- командование и личный состав калининградской в/ч Росгвардии. Данная в/ч – это не только участвовавший в штурме города и крепости Кёнигсберг бывший 132-й пограничный Минский ордена Красной Звезды полк войск НКВД СССР, но и воинская часть, которая, будучи уже 132-м Минским ордена Красной Звезды полком конвойных войск МВД СССР, в январе 1947 года на основании спущенного свыше указания наряду с другими полками дислоцировавшейся в советской Прибалтике 48-й дивизии конвойных войск МВД СССР стала в отношении 95-го (Правдинского) пограничного ордена Ленина отряда войск МВД СССР «донором» в лице личного состава, экстренно и, по сути, себе в ущерб (но забота о неприкосновенности государственной границы у нас в стране всегда была выше и священней прочих правоохранительных функций!) передав сюда в виде маршевого пополнения несколько десятков своих военнослужащих из числа солдат. Источник – РГВА: ф. 32935, оп. 1, д. 138;
- калининградских краеведов, историков спецслужб, литераторов, активистов казачьих общин и созванных бы со всего региона музейных работников как кровно сопричастных по роду, прежде всего, своей пропагандисткой деятельности к боевой славе войск правопорядка и безопасности. Так, в частности, Людмила Захарова, самый авторитетный из Ладушкинских краеведов, по крупицам собрала материал о тех самых первых калининградских пограничниках, которые после увольнения в запас осели в Ладушкине. И среди таких – как минимум, один из числа участников обороны военных городков пограничных застав в Белоруссии в трагический день 22 июня 1941 года! И не только собрала материал, но и создала на каждого из тех уже, увы, ушедших из жизни ветеранов по энциклопедической статье! И у кого, будучи наслышанными о заслугах, повернётся язык назвать таких активистов-общественников, как Людмила Захарова, чужими на публичных торжествах, организуемых калининградскими пограничниками!?
И, наконец, в-третьих: и это убивающая наповал запредельно низкая компетентность активистов ведомственной ветеранской организации пограничников в тематике боевой летописи родных для себя войск правопорядка и безопасности. У них, смотрю, прямо какой-то патологический зуд искажать и коверкать военно-понятийный аппарат из эпохи 1940-х! (Список прежнего фальсификата здесь приводить не стану, но, поверьте на слово, что накуролесили товарищи премного!) Но всё же для наглядности – репортажное фото, сделанное 30 сентября с.г.: группа пенсионеров погранведомства несёт баннер, в котором перечисляются погранполки, принимавшие участие в штурме города и крепости Кёнигсберг. Сама идея и замысел – они прекрасные и выше всякой похвалы, как равно и труд по изысканию средств на изготовление данного баннера. Но давайте вчитаемся в текст: в глаза знатокам не может не бросится отсутствие в том списке одного полка, а именно 217-го! И этот досадный ляп – он явно не «технический», а «интеллектуальный», то есть порождённый, мягко говоря, незнанием: если бы пропустили по недосмотру, то строкой выше было бы указано, что полков было всё-таки шесть, а не пять…
Невежество, кроме того, ещё и в том, а почему, собственно, перечислены только погранполки, но наряду с ними ещё и не структуры ими, этими самыми погранполками, командовавшие, или им, всё тем же полкам, «параллельные»?! В числе первых – два фронтовых управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии (сокращенно – ОВТ) – ОВТ 1-го Прибалтийского фронта и ОВТ 3-го Белорусского фронта, а среди «параллельных» это, прежде всего, 104-я и 105-я отдельные манёвренные группы войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии, а также две Учебные команды сержантского состава, две неномерные отдельные роты связи и два фронтовых ансамбля красноармейской песни и пляски. Как и погранполки, все прочие в/ч войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии де-юре не имели никакой подчинённости на Главное управление пограничных войск НКВД СССР, но при всём этом их личному составу было присвоено право на ношение пограничной униформы! Чтобы тем, кто не в теме, стало понятно: военнослужащие войск ОВТ – это, образно говоря, по специфике выполняемых оперативно-боевых задач вэвэшники, но носившие в силу специфики своей штатной организации (заставы, мангруппы) пограничные фуражки, петлицы, погоны и выпушки!
Кстати, в штурме города и крепости Кёнигсберг наряду с войсками ОВТ непосредственное участие принимала и ещё одна структура, личному составу которой тоже официально приказом союзного наркома внутренних дел (причём ещё в 1940 году!) было присвоено право на ношение пограничной униформы, но при этом пограничной в современном понимании этого термина она не являлись. И речь идёт об Инспекции Управления военного снабжения НКВД СССР при Управлении тыла 3-го Белорусского фронта.
Таким образом, с точки зрения исторической истины коль уж нынешние стражи границы через ведомственный прикладной прибор дорожат (и это – правильно!) своим кровным родством с теми из пограничников, которые не находились в подчинении пограничного главка, на озвученном выше баннере должны быть перечислены управленческие аппараты и подчинённые им части ОВТ 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов и плюс – интендантская Инспекция!..
В заключение добавлю, что эти мои размышления – не в укор коллегам-пограничникам, но в товарищеское назидание!
Юрий РЖЕВЦЕВ.

« Последнее редактирование: 05 Октября 2020, 10:35:06 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
ХРОНИКА ПОДГОТОВКИ ОФИЦЕРОВ-ПОГРАНИЧНИКОВ НА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЗЕМЛЕ
Впервые массовая подготовка в российской Прибалтике молодых офицеров для пограничных войск началась с осени 1951 года на базе двух военных училищ МВД СССР, только что тогда созданных здесь и призванных ковать кадры специалистов для всех войсковых структур МВД СССР и МГБ СССР. Так, в Калининграде по адресу Сталинградский проспект, 2 (ныне – Проспект Мира, 2) на базе переведённых сюда из Псковской области Себежских военно-интендантских курсов МВД СССР начало работать Калининградское военно-интендантское училище (КВИУ), а в городе Багратионовске на базе бывшей Калининградской офицерской школы МВД СССР – Калининградское военное училище МВД СССР (КВУ).
Летом 1953 года КВИУ как излишнее внутри системы МВД СССР расформировали, а курсантов выпускных курсов отправили доучиваться в стены аналогичного Харьковского училища (впоследствии это Харьковское высшее военное училище тыла МВД СССР, которое вплоть до 1992 года готовило офицеров-интендантов как для ВВ, так и для ПВ). В свою очередь КВУ тогда же прекратило подготовку командиров взводов для «охранных» войск, целиком сосредоточившись с этого самого момента только и исключительно на обучении и воспитании будущих офицеров-пограничников, в связи с чем стало официально именоваться Калининградским пограничным военным училищем (КПВУ) и при этом со 2 апреля 1957 года оно уже находилось в подчинении КГБ при Совете Министров СССР.
В 1960 году КПВУ подвергалось реорганизации в Первый корпус дислоцировавшегося в Алма-Ате (ныне – казахстанский Алматы) Высшего пограничного командного училища КГБ при Совете Министров СССР имени Ф.Э. Дзержинского. Данный филиал предназначался для обучения первокурсников, где те под руководством своих командиров и наставников в течение года основательно осваивали особенности охраны лесных участков госграницы, а также морской береговой линии. Обучение здесь было прекращено в 1965 году.
В 1965-1972 гг. на учебной-материальной базе бывших КПВУ и озвученного выше Первого корпуса работало Военно-техническое училище КГБ при Совете Министров СССР, которое массово готовило офицеров-связистов как для войск правительственной связи, так и для пограничных войск. В связи с преобразованием данного военно-учебного заведения в высшее военное командное училище связи последнее было передислоцировано в город Орёл. Ныне это Академия Службы специальной связи и информации при Федеральной службы охраны Российской Федерации.
В самом начале 1980-х года в стенах Калининградского высшего инженерного училища инженерных войск (КВИУИВ) Министерства обороны СССР в интересах пограничных войск КГБ СССР открылась кафедра Технических средств охраны границы, которая в свою очередь в 1996 году наряду с кафедрой Инженерно-технических средств охраны МВД России стало штатным подразделением только что созданного Калининградского военного института Федеральной пограничной службы РФ (ныне – Калининградский пограничный институт ФСБ России).
Одновременно в советский период офицеров для пограничных войск, но только «адресно», а не массово готовили и следующие дислоцировавшиеся в янтарном крае военные училища оборонного ведомства:
- Калининградское военно-инженерное Краснознамённое училище (пригородный к Калининграду посёлок Борисово) – в 1949-1960 гг.;
- Калининградское высшее военно-инженерное командное училище имени А.А. Жданова (до 2 декабря 1965 года – в статусе среднего; место дислокации – пос. Борисово) – с лета 1960 года и до своего перевода в 1996 году уже в статусе КВИУИВ в нижегородский город Кстово;
- Калининградское военно-интендантское училище (г. Калининград, ул. Богдана Хмельницкого, 25) и при этом преимущественно посредством экстерната, открытого для специалистов тыла, не имевших полноценного военного образования, – до момента расформирования данного училища в августе 1961 года
- Калининградское военно-авиационное техническое училище (г. Калининград, ул. Маршала Борзова, 58) – в 1966-1994 гг.;
- Калининградское высшее военно-морское училище (г. Калининград, Советский проспект, 82) – как минимум, с 1969 года. В настоящий момент это уже Балтийский военно-морской институт имени Ф.Ф. Ушакова, который в свою очередь также ежегодно направляет часть своих новоиспечённых выпускников во флотские структуры пограничного ведомства.
« Последнее редактирование: 22 Октября 2020, 12:17:54 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
КАЛИНИНГРАДСКОЕ ВОЕННО-ИНТЕНДАНТСКОЕ...
С марта и по ноябрь 1951 года в Калининграде силами милицейского ведомства, в том числе с привлечением в качестве рабочей силы немецких военнопленных, ударными темпами велось восстановление здания, находившего по адресу Сталинградский проспект, 2. Ныне это Проспект Мира, 2. А само это место знаменито (причём знаменито на всю Европу!) находящейся прямо напротив парадного входа скульптурной композицией «Борющиеся зубры». При немцах здесь располагался главный судебный орган Восточной Пруссии, а ныне – аудитории Калининградского государственного технического университета. Однако даже среди калининградских краеведов мало кто знает, что первыми в послевоенный период новоселье по озвученными выше адресу справили именно курсанты Калининградского военно-интендантского училища МВД СССР.
Из датированных 1997 годом письменных воспоминаний ветерана пограничных войск полковника в отставке Георгия Моисеевича Семенчука (1917-1999), которому выпало стать первым и единственным начальником КВИУ МВД СССР: «В 1951 г. вызывают меня из Риги в Москву. Официально информируют, что решением правительства создаётся пограничное военно-хозяйственное училище… Дислокацию училища определили непосредственно в Калининграде.
Вместе с небольшой группой выезжаю на место. Откровенно говоря, там практически не было ничего: надо было даже достраивать здание. Так было сказано в приказе, а на деле так называемое здание представляло собой полуразвалившуюся коробку дома, в котором кое-где висели обрывки проржавевших батарей. Словом, сам приказ был однозначно краток: в октябре должны начать занятия…
Приезд нашей группы совпал с женским днём 8 Марта. Так что за неполных восемь месяцев предстояло фактически заново строить, а затем обустраивать всё с нуля.
Как быть в таком случае? Специалистов строителей нет, да и вообще просто разнорабочих нет и, что тоже неудивительно, денег на это предусмотрено тоже не было.
Решил обратиться за помощью к местным органам. Пошёл на приём к начальнику Управления МВД по Калининградской области полковнику Егорову. Его решение было неожиданным и спасительным в такой сложной ситуации. Дело в том, что в городе и его пригороде находились небольшие, но мобильные группы военнопленных, которые выполняли различные строительные работы под контролем ведомства МВД.
Долго не совещались, и уже через час в моём распоряжении была группа специалистов, в том числе и по строительству. Так что к ноябрьским праздникам всё было добросовестно закончено».
На другой половине этого же здания, уточним, тогда же справил новоселье управленческий аппарат областного УМВД.
Училище разместилось в пяти уровнях: цокольный этаж использовался под курсантскую столовую, первый – под кабинеты преподавательского и начальствующего состава, второй – под учебные аудитории, третий – под курсантское общежитие и, наконец, четвёртый – под спортзал. А вот под обязательный для всякого военного учебного заведения стрелковый тир была приспособлена полуразрушенная коробка… соседнего здания. Совершено верно, того самого, в котором нынче располагается штаб дважды Краснознамённого Балтийского флота. Оно было заново отстроено военными строителями гораздо позднее описываемых событий.
Училищу предписывалось по двухгодичной программе обучения готовить кадры офицеров интендантской службы (в том числе оружейников) для всех войсковых структур как милицейского, так и чекистского ведомства.
А вот поэтажное расположение служб областного УМВД в том же здании пока, увы, точно неизвестно…
Летом 1953 года КВИУ как излишнее внутри системы МВД СССР расформировали, при этом часть его курсантов по их желанию была уволена в запас Вооружённых Сил или же переведена на службу в органы внутренних дел Калининградской области, а остальные наряду с рядом представителей командно-преподавательского состава, получили на руки предписание убыть в Харьковское военно-интендантское училище МВД СССР, ставшее впоследствии Высшем военным училищем тыла МВД СССР и в данном качестве до распада Советского Союза являвшемся кузницей дипломированных специалистов тыла для внутренних и пограничных войск.
Однако фактическим преемником боевой летописи бывшего КВИУ МВД СССР является современный филиал Санкт-Петербургского университета МВД России. И это косвенное родство в том факте, что родоначальник данного филиала в лице Калининградской школы милиции был создан именно на базе КВИУ МВД СССР. Так, в частности, приказ по Калининградской школе милиции МВД СССР за № 2 от 1 октября 1953 года гласил (стилистика документа сохранена): «Зачислить в списки школы милиции и назначить личный состав Калининградского военно-интендантского училища, обращенный с его согласия на укомплектование школы милиции в связи с расформированием училища, согласно приказу № 00686 от 21 августа 1953 года». Далее следует достаточно длинный список из офицеров и вольнонаемных служащих бывшего КВИУ. Как правило, никто из них по новому месту службы не оказался в чём-либо обделённым. Каждый получил назначение, соответствующее его воинскому званию и уровню профессиональной квалификации. Так, в частности, участник Финской кампании и Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Красного Знамени и многих других боевого наград, командир курсантского дивизиона КВИУ МВД СССР подполковник И.Я. Кравченко был назначен с повышением – принял должность помощника начальника школы по строевой части-начальника цикла военных дисциплин и физической подготовки. Начальник цикла социально-экономических дисциплин КВИУ МВД СССР подполковник А.А. Кочуров в школе милиции возглавил преподавательский коллектив цикла общественных наук. А начальник медслужбы КВИУ майор медицинской службы Н.М. Камозин в КШМ принял аналогичную должность…
Примечательно, что вплоть до 20 декабря 1955 года, когда руководством МВД СССР был издан приказ № 611, в соответствии с которым для начальствующего состава школ милиции устанавливались единые специальные звания – сотрудников милиции, бывшие офицеры КВИУ МВД СССР, влившиеся в коллектив КШМ, носили прежние, ранее им присвоенные воинские знаки различия офицерского состава войск правопорядка и безопасности, в том числе некоторые – на пограничной униформе!

Подполковник Георгий Моисеевич Семенчук – первый и единственный начальник КВИУ МВД СССР:


Весна-осень 1951 года, ремонтно-всстановительные работы в Калининграде по адресу: Сталинградский проспект, 2. В том числе и посредством регулярных суббутников, участие в которых принимали сотрудники аппарата УМВД по Калининградской области:
 
« Последнее редактирование: 21 Октября 2020, 15:35:40 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Скан с 10-й полосы шестого номера за октябрь 2020 года газеты органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 570
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сканы с центрального разворота (сс. 8 и 9) и 16-й полосы шестого номера за октябрь 2020 года газеты органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:
 
« Последнее редактирование: 26 Октября 2020, 16:26:00 от Sobkor »
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »