Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Пинская военная флотилия  (Прочитано 7103 раз)

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 204
  • Skype: g_kushelev
Пинская военная флотилия
« : 18 Ноября 2009, 02:19:29 »
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300358938 Пинская?
Первое прочёл: «Blutvergiftung»/«Отравление крови». Не ставил писарь «перекладинки» на «t»... Скорее догадался, чем прочёл: «... infolge Verwundung».

Если полностью, то у бойца в карточке было написано: «Blutvergiftung infolge Verwundung»/«Заражение крови вследствие ранения», то есть он заранее был «списан» немцами и умер в лагере от гангрены...
За моряка (точнее речника) – отдельное спасибо! Конечно, он с Пинской военной флотилии, раз взят в плен под Киевом – в первый день прорыва из окружения, наверное, где-то под Борисполем... Так как он мой земляк (а москвичи на эту флотилию в принципе не призывались), то можно точно назвать одно-единственное подразделение, в котором он мог служить – 6-я отдельная рота морской пехоты, незадолго до начала войны переданная на ПВФ из КБФ. А вот на Балтику-то как раз москвичей призывали постоянно, так что тут всё понятно.
Могу даже предположить, что, если он по гражданской специальности слесарь, то, очевидно, работал на близлежащем ЗиСе. А вот родственников по адресу искать бесполезно: деревня Верние Котлы, где жил этот морпех, полностью прекратила существование к 1966 году, и сейчас там магистраль – Варшавское шоссе. Да и его самого, судя по отсутствию других данных в ОБД-Мемориал, после войны никто не искал...
« Последнее редактирование: 20 Ноября 2017, 18:38:13 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 215
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Пинская военная флотилия
« Reply #1 : 06 Июня 2010, 13:04:53 »
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/007/058-0018003-1589/00000179.jpg – второй сверху: начальник Управления плавучих средств и гаваней тыла Пинской военной флотилии интендант 2 ранга (условно равно майору) Василий Яковлевич Варновский. Пленён 29 ноября 1941 года под Киевом. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил.

http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/VS/002/033-0011458-0472/00000245.jpg – под № 207. Судя по всему, офицер Днепровского отряда речных кораблей: лейтенант Евгений Эдуардович Грабовский. Убит в бою 24 июня 1944 года в Псковской области. На момент смерти отбывал наказание (очевидно, за плен) в рядах переменного состава 12-го отдельного штурмового стрелкового батальона 3-го Прибалтийского фронта.

Офицер из отдела военных сообщений Пинской военной флотилии майор Пётр Сергеевич Дерибас/Дерибасов. Пленён 20 сентября 1941 года под киевским Борисполем: http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/013/113/1131200.jpg
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/013/113/1131200_1.jpg http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/012/024/00002783.JPG

http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/013/058-0018001-1592/00000201.jpg – предпоследний на странице: бывший военнослужащий Днепровского отряда речных кораблей старшина (но какой статьи – не указано) Хронусов Сергей Гурьевич. В октябре 1943 года мобилизован с только что освобождённой территории Рославльского или Шумячского районов Смоленской области 205-м отдельным армейским стрелковым полком 10-й армии (III ф) Западного фронта.
Уважаемый Юрий Петрович, насчёт воинского звания С.Г. Хронусова вопрос, что называется, открытый... Известно, что он был призван из запаса Киевским горвоенкоматом 04.07.1941 года (а с его слов – ещё аж 19.06.1941 года) как рядовой КРАСНОФЛОТЕЦ, и поэтому я сильно сомневаюсь, чтобы он за полтора месяца до гибели флотилии смог подняться хотя бы до старшины 2-й статьи... Однако в приведённом выше Вами документе он назвал себя «старшиной», а его супруга в эвакуации (в ОБД-Мемориал есть 8-страничная переписка по его поводу) вообще получала за него деньги как за «командира Военно-Морского Флота»!
Точно про него можно сказать лишь то, что в июле-сентябре 1941 года он служил на Днепровском отряде речных кораблей Пинской военной флотилии, попал в плен в Киевском окружении в сентябре-октябре 1941-го, освобождён из него к 10.11.1943 года и направлен для продолжения воинской службы в 205-й армейский запасной стрелковый полк 10-й армии (III ф) Западного фронта. А дальше... Во всяком случае, жена продолжала искать его как пропавшего без вести минимум до 1951 года...
Судя по всему, моряк Хронусов из плена бежал, после чего укрывался в смоленском Присожье, откуда и был мобилизован в первых числах октября 1943 года 20 азсп...
« Последнее редактирование: 11 Января 2020, 12:48:22 от Sobkor »
Записан

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 1 983
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: Пинская военная флотилия
« Reply #2 : 23 Июня 2010, 20:51:55 »
Капитан-лейтенант Виктор Александрович Семёнов являлся флагманским артиллеристом Пинской военной флотилии...

Уважаемые коллеги, размещаю свой очередной материал в данной теме нашего Форума, как наиболее близкой ему по содержанию, сразу по двум причинам.
Во-первых, к настоящему времени по данному вопросу мне удалось впервые выявить значительное количество неизвестных ранее архивных документов, что позволяет ввести их ныне в научный оборот и познакомить с ними интересующихся в доступной для всех форме.
Во-вторых, буквально на днях на «Цусимских форумах», в теме по советским речным бронекатерам (вот здесь – http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=6175 ), хорошо известный мне её участник, скрывающийся под ником «vvy» (от латинской аббревиатуры своих инициалов) и явно испытывающий аллергию на одно упоминание моей фамилии, написал следующее: «Для прояснения ситуации не мешало бы глянуть на список Стрельбицкого (который не раз был замечен в неверной интерпретации документов). … Вот и сейчас наблюдается какая-то ерунда с классификацией кораблей, строившихся в Киеве. Хотя не исключаю, что в этом случае свою лепту внес уже господин В.А. Спичаков. Короче, надо разбираться в каждом случае, когда любезный К.Б. приводит ранее не известные данные. Может быть он окажется прав, а может и нет». На мой взгляд, отнюдь не В.В.Я-му говорить о работе с архивными документами, однако это к данной теме не имеет никакого отношения, а я предлагаю вашему вниманию очередной свой материал:

2007-2011 © К.Б.Стрельбицкий (Московский Клуб истории флота, (МКИФ), Москва, Россия)
ЭВАКУАЦИЯ НЕДОСТРОЕННЫХ ВОЕННЫХ КОРАБЛЕЙ ИЗ КИЕВА ЛЕТОМ 1941 ГОДА  И ИХ ПОСЛЕДУЮЩАЯ СУДЬБА В СОВЕТСКИХ АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТАХ
К началу Великой Отечественной войны на заводе № 300 Народного Комиссариата судостроительной промышленности (Киевский судостроительный завод «Ленинская кузница») в постройке для Советского Военно-Морского Флота в различной степени готовности находилось 13 «корпусов». Это были:
- 3 речных монитора проекта СБ-57 («Видлица», «Каховка», «Волочаевка» - соответственно строительные (заводские) номера С-156, С-157, С-158),
- 1 малый речной нефтеналивной транспорт (С-223),
- 1 малый речной бензоналивной транспорт (С-241; все 5 предназначались для Дунайской военной флотилии Черноморского флота),
- 4 больших охотника за подводными лодками проекта 122 (заводские номера С-237 - С-240)
- 4 морских буксира мощностью по 200 л.с. (С-229 - С-232; все 8 - для Черноморского флота).
К началу июля 1941 года 12 из них (за исключением «Каховки») уже находились на плаву в Рыбальском затоне, и поэтому для достройки их было решено эвакуировать из столицы Советской Украины вниз по Днепру, а затем – в Чёрное море.
О том, как происходила и чем закончилась эта эвакуация, нам поведают документы, хранившиеся до 2009 года в Архивном отделе Центрального военно-морского архива Министерства обороны Российской Федерации в Москве (АО ЦВМА), а ныне находящиеся в самом ЦВМА в Гатчине. Так, в бывшем «московском» фонде № 418 («Управление подготовки и комплектования ВМС и переписка по кораблестроению») отложилось архивное дело за номером 38895 под названием «Дело по вопросу эвакуации заводов», в которое был подшит ряд интересующих нас документов.
Первым из них мы процитируем здесь текст совершенно секретного донесения от 11 сентября 1941 года заместителя Начальника Управления кораблестроения Военно-Морского Флота (УК ВМФ) инженера-контр-адмирала Александра Андреевича Фролова своему начальнику инженеру-контр-адмиралу Николаю Васильевичу Исаченкову: «В связи с Вашим приказанием Начальнику Секретной Части [УК ВМФ] тов. Будину сделать при моём участии выписки из моего доклада Вам, о поездке в Николаев в августе месяце с.г., касающиеся моих указаний в отношении Днепровской Флотилии, и, полагая, что последнее понадобилось для выяснения каких-то неясных положений, прошу Вас доложить Заместителю Народного Комиссара ВМФ Адмиралу тов. Галлер о нижеследующем:
При получении задания на поездку в Николаев, согласно приказа двух Наркомов [Народных Комиссаров Военно-Морского Флота и судостроительной промышленности Союза ССР от] 8-го сего Августа, вами было дано мне следующее задание в отношении недостроенных кораблей Днепровской Флотилии.
Вы поручили мне по приезде в Николаев связаться, при помощи [Уполномоченного УК ВМФ в Николаеве инженера-капитана 2-го ранга] тов. Берёзного, с [Уполномоченным УК ВМФ в Киеве инженером-капитаном 1-го ранга] тов. Власовым, который, по Вашим словам, должен быть в то время в Херсоне, и передать ему, чтобы он со своими кораблями шёл бы для достройки в Севастополь [на Севастопольский морской завод № 201 имени Серго Орджоникидзе], а заводская] баржа идут под командованием тов. Власова.
Обеим группам известно, что надо идти в Чёрное море, и группа тов. Гудкова уже прибыла в Херсон и не может дальше двигаться из-за отсутствия буксиров.
Где находился в этот момент Власов со своей группой судов, Гудкову не было известно, и он мог сообщить мне лишь то, что ранее Власов был в Запорожье. О месте пребывания Власова не было также известно [Командующему Дунайской военной флотилией Черноморского флота] Контр-Адмиралу тов. Абрамову, у которого я был в тот-же день, [Командующему Черноморским флотом] вице-адмиралу тов. Октябрьскому, у которого я был 17-го августа, и Вам ещё 19 августа с.г.
Дальнейшие мои действия уже изложены в моём докладе, т.е., не получив буксира в порту и у тов. Абрамова и получив общую ситуацию от тов. Абрамова довольно неблагоприятную, мы с [1-м заместителем Народного Комиссара судостроительной промышленности Союза ССР-уполномоченным по эвакуации южных судостроительных заводов] тов. Редькиным дали указания ожидать распоряжений тов. Абрамова, после его запроса [заместителю Народного Комиссара ВМФ вице-адмиралу] тов. Левченко, до 21 часа и в случае неполучения такового, – корабли затопить.
Как стало известно позже, распоряжения от тов. Абрамова не последовало до утра 15-го числа, когда группа тов. Гудкова вместе с подошедшей группой тов. Власова, вновь поднялась от Херсона вверх по Днепру.
Эта группа (Гудковская) судов уже позже, 18-го августа была затоплена близь деревни Ушколка [Ушкалка] на Днепре. Об остальных кораблях доложил тов. Власов.
Причиной затопления кораблей Днепровской Флотилии и невывода их в Чёрное море [я] считаю, во-первых, слишком позднее распоряжение о выводе кораблей из Запорожья, во-вторых, отсутствие буксиров в Херсоне и, в-третьих, отсутствие руководства со стороны командования ЧФ этой операцией» (лл. 90-92).
В самом начале процитированного выше документа его автор говорит о «своём докладе ... о поездке в Николаев в августе месяце». Из этого обширного, объёмом в несколько десятков архивных листов документа, датированного А.А. Фроловым 1 сентября 1941 года, мы процитируем здесь лишь те строки, которые имеют непосредственное отношение к заявленной нами теме повествования: «…Я сам, тов. Редькин и [заместитель Уполномоченного УК ВМФ в Николаеве] тов. Головин остались [14.08.1941] в Херсоне для ... решения вопроса по Киевским судам, т.к. на пристани я встретился с военпредом УК [ВМФ] в Киеве тов. Гудковым, от которого узнал, что 2 охотника и 1 бензотранспорт стоят в Херсоне и не имеют буксира для дальнейшего движения.
Вместе с тов. Гудковым были и представители завода [№ 300].
...С представителями [Херсонского] порта мы с Редькиным пытались договориться о предоставлении буксира для дальнейшей буксировки охотников и бензотранспорта. Их надо было тащить в Севастополь, а потому требовался морской буксир, которого в Херсоне не было. Тов. Редькин высказал мысль найти контр-адмирала тов. Абрамова и попытаться через него что-либо достать.
Нами было принято решение разыскать Абрамова.
Абрамова мы нашли на мониторе [«Ударный»] в камышах. Абрамов считал, что тащить дальше охотники некуда, а надо их топить на том месте, где они находятся, однако для того, чтобы иметь подтверждение своих №№] 229 и 230.
13/VIII – все остальные суда.
По прибытии в район Каховки последнего каравана 14/VIII в 7-8 часов утра на корабль [№] 223 явился представитель [Отдела] Плав. средств [и гаваней] Сев. [Севастопольского военного] порта Инженер-капитан III ранга т. Гаврильченко и предупредил об опасности дальнейшего следования в Херсон, заявив, что немцы подходят к Херсону, что не исключена возможность, что Херсон уже взят немцами. Получив такую информацию, мы вынуждены были остановить дальнейшее движение и всемерно делали попытки установить связь с Херсоном и выявить обстановку как через военное командование, партийные организации Каховки и Борислава [здесь и далее – Берислава] и вечером в 21 час удалось через Чаплинку и Армянск связаться с Херсоном и выявить обстановку (связались с РП [речным портом] Херсона, часть от лейтенанта тов. Капленко).
Обстановка в Бориславе и Каховке была крайне неспокойна: воинские части покидали город.
Установив, что Херсон в наших руках и что в городе спокойно,  двинулись дальше, и утром 15/VIII все суда подошли к г. Херсону.
При подходе мы, увидав наши два охотника и бензотранспорт, подошли к ним, причём в это время люди покидали корабли, большинство находилось в шлюпках, и, как впоследствии выяснилось, корабли готовились к затоплению.
Прибывшие военпред инженер-капитан-лейтенант т.] Гудков и строитель т. Смирнов доложили: «Вопросами дальнейшей проводки судов занимались Инженер-контр-адмирал т. Фролов и зам. Народного Комиссара судостроительной рромышленности т. Редькин, и заявили, что провести суда морем не представляется возможным, и, если они (Гудков и Смирнов) не получат до 21 часа 14/VIII никаких указаний, то корабли приказывается затопить, об указаниях следовало бы узнать у начальника тыла [Дунайской военной флотилии Черноморского флота] капитана II ранга т. Гуцило».
14/VIII в 21-22 часа тт. Гудков и Смирнов, обратившись к т. Гуцило за указаниями, получили от него ответ: «Что он никаких указаний по этому вопросу не имеет, и предложил поступить им в соответствии с приказаниями, данными т. Фроловым и Редькиным, т.е. корабли топить».
Не видя прямой необходимости топить корабли, считая Запорожье более безопасной зоной, и имея буксиры «Ленин» и «Кузбасс», было принято решение вести корабли вверх [по Днепру]. Так как имевшийся воз был для буксиров всё же тяжёл, а обстановка в районе Борислав – Каховка была напряжённой, [я] принял решение и затопил одного охотника № 239 у гирла Лагерной конки в расстоянии 10 - 15 км. выше Херсона.
Первая группа судов [(№№] 156, 158, 229, 230, 231, 232 и 240[)], буксируемая б/п [буксирным пароходом] «Ленин» и лагом с ним нефтетранспортом № 233, прибыла 17/VIII в Запорожье; причём суда № 229 и 230, как имевшие наибольшую осадку, сели на мель на Нижне-Разумовском перекате, километрах [в] 15 от Запорожья.
Начавшейся прибылью воды (уровень меняется в зависимости от работы Днепрогеса [здесь и далее – ДнепроГЭС]) суда были сняты с мели и спущены вниз от переката на полкилометра.
18/VIII при подходе немцев к Запорожью при открывшейся ружейно-пулемётной стрельбе, группы людей, находившиеся на буксирах №№ 229 и 230, предварительно произведя разведку на правом берегу, открыли кингстоны и затопили эти буксиры в указанном районе; связаться с Запорожьем не представлялось возможным, так как после открытия шлюзов и взрыва плотины, вода сильно прибывала и скорость течения увеличивалась.
Буксирный пароход «Кузбасс», буксировавший два охотника и корпус бензотранспорта, отстал в пути следования, и выяснить его местонахождение как через Днепровское [речное] пароходство, так и через военное командование не удалось. Считаю наиболее вероятным его местонахождение – район Каховка – Никополь. На группе этих кораблей находится инженер-капитан-лейтенант Гудков и 20 человек командиров и краснофлотцев экипажа охотников.
Не имея возможности связаться с Вами из Запорожья, 19/VIII в 16 часов выехал в Москву для личного доклада Вам о положении дел с судами, выведенными из гор. Киева.
Перед выездом из Запорожья, о положении судов, находящихся в Запорожье, было доложено генерал-майору тов. [Ф.Н.] Романову (начальник штаба [Южного] фронта) и полковнику тов. Лямину (начоперотдела) [его начальник оперативного отдела], а также начальнику тыла [Южного фронта] полковому Комиссару тов. Стан.
Докладывая о вышеизложенном, прошу Ваших указаний» (лл. 28-31).
Пробыв несколько дней в Москве, А. Власов 27 августа вновь вернулся на Днепр, о чём свидетельствует его второе – от 10 сентября – секретное донесение адмиралу Н.В. Исаченкову. Вот что он докладывал вместе с инженером-капитаном 3 ранга М. Чижиком: «Согласно Вашего приказания 27.08-1941 года прибыли в г. Запорожье, осмотрели недостроенные суда, находившиеся в районе Запорожья, нашли: монитор № 156 и морские буксиры № 231 и [№] 232 расположенными в гавани у судоремонтного завода ДРП [Днепровского речного пароходства], корпуса монитора № 158 и охотника за подводными лодками № 240, расположенными на левом берегу против Южной части острова Хортица, причём последние суда обсохли вследствие быстрого подъёма (при открытии шлюзов плотины Днепрогес) и спада воды (при закрытии шлюзов).
На кораблях, стоявших в гавани, находились рабочие завода № 300 в количестве 20 человек,] в большинстве – с семьями. Группу рабочих возглавил Инженер завода № 300 тов. Дмитриев.
Оставленный в Запорожье представитель завода № 300 строитель инженер Кулешов из Запорожья выехал 19/VIII, не передав никому возложенных на него обязанностей, при чём при осмотре корабля нами были обнаружены секретные документы, оставленные тов. Кулешовым, документы были уничтожены сожжением (см. приложенный акт от 28/VIII – с.г. [в данном архивном деле отсутствует].
29/VIII – доложили о возложенных на нас обязанностях члену Военного совета [Южного] фронта [он же - председатель Совета Народных Комиссаров УССР] тов. [Л.Р.] Корниец и секретарю [Запорожского] обкома тов. Матюшину и просили их содействия по выгрузке и отправке 75-мм пушек и цветного металла (цинк, свинец и олово в количестве = 8 т) и электрооборудования, а также в оказании помощи по передвижению в район Б. Знаменка, где по имевшимся у нас сведениям находился буксирный пароход «Донбасс», буксировавший охотники за ПЛ и бензотранспорт.
29/VIII выехал в район с монитора] автогеном боевую рубку (достав предварительно материал, аппараты и специалистов), выгрузили пушки и отправили [их] на железную дорогу для последующей отправки в Зеленодольск. Приступив к разборке дизелей, в течение 2-х суток (выгрузка в сборе из-за отсутствия подъёмных средств – не возможна), разобрали только 1/4 дизеля, т.е. отсутствовали: необходимые инструменты, квалифицированные рабочие и работать приходилось в условиях периодического обстрела артиллерийским и бомбомётным [так в документе] огнём. Поэтому работа по разборке и транспортировке не могла быть законченной не только в течение 2-х дней, но даже и 10 дней.
Доложив о ходе работ на судах члену Военного совета XII армии дивизионному комиссару тов. [Я.А.] Доронину и члену Военного совета XII Армии тов. Баккову (тов. Корниец и тов. Матюшин выехали из Запорожья, а в дальнейшем рекомендовали обращаться к тов. Доронину), [я] получил установку затопить суда с дизелями в ночь с 2-го на 3-ье или с 3/IX-на 4-ое, о чём доложил Вам по телефону 3/IX.
В ночь с 3/IX на 4/IX, предварительно сбросив боевую рубку монитора № 156[,] с 23 ч. 40 м. (момент открывания кингстонов) до 3 ч. 30 м. (момент погружения судна) в гавани Запорожского судостроительного завода ДРП затопили монитор № 156 и корпуса буксирных пароходов № 231 и № 232 на глубине 4,5-5 м.
Монитор № 158 и охотник за подводными лодками № 240 распоряжением командующего [12-й] армией ген.-майора тов. Галанина минированы и были приготовлены к взрыву. По дополнительному докладу тт. Доронину и Баккову было принято решение взрыва пока не производить, а выставить подрывников и произвести взрыв в самый последний, критический момент, о чём дано распоряжение Начальнику Штаба XII Армии комбригу [правильно –генерал-майору] тов. [А.М.]Баранову и начальнику инженерных войск XII армии подполковнику тов. Жирову – выставить пост, возглавляемый лейтенантом тов. Слюсаренко.
В период нашей командировки [мы] принимали меры к определению места нахождения нефтетранспорта № 223.
При поездке в низовья Днепра транспорт не был обнаружен. При дальнейшем выяснении удалось установить: 18/VIII капитан буксира тов. Харченко (Севастопольский военный порт ЧФ отвёл его из района пристани Запорожье и оставил его в районах левого берега Днепра [в] 4 - 5 км от пристани, где после спада воды он обсох в расстоянии 1 километра от уреза с воды. При двухкратной попытке проникнуть на транспорт из-за происходивших в этом районе боёв нам [это] не удалось.
Приложение: Акт от 28/VIII-айо]на Запорожье, только к первому экземпляру [В деле отсутствуют]» (лл 81-84).
Подведём итог вышесказанному: ни один из недостроенных кораблей, эвакуированных в июле - августе 1941 года из Киева вниз по Днепру, так и не попал в Чёрное море... Все они были потеряны в нижнем течении этой реки, а именно:
- речные мониторы:
«Видлица» (С-156; так же «баржа Р-5114») - 04.09.1941 затоплен в гавани Судоремонтного завода Днепровского речного пароходства в Запорожье,
«Волочаевка» (С-158; так же «баржа Р-5115») - в период 19 - 29.08.1941 оставлен на левом берегу Днепра в Запорожье, напротив южной части острова Хортица, 04.10.1941 подорван сапёрами;
большие охотники за подводными лодками:
С-237, С-238 - в период 18 - 29.08.1941 затоплены на Днепре в районе Ушкалки,
С-239 - 15.08.1941 затоплен на Днепре у гирла реки Лагерная Конка,
С-240 - в период 19 - 29.08.1941 оставлен на левом берегу Днепра в Запорожье, напротив южной части острова Хортица, 04.10.1941 подорван сапёрами;
морские буксиры:
С-229, С-230 - 18.08.1941 затоплены своими командами у правого берега Днепра в 0,5 км ниже Нижне-Разумовского переката,
С-231, С-232 - 04.09.1941 затоплены в гавани Судоремонтного завода Днепровского речного пароходства в Запорожье;
нефтетранспорт С-223 - 18.08.1941 оставлен на левом берегу Днепра ниже Запорожья, 04.10.1941 подорван сапёрами;
бензотранспорт С-241 - в период 18 - 29.08.1941 затоплен на Днепре в районе Ушкалки.
К этому стоит добавить, что остававшийся в Киеве корпус третьего речного монитора проекта СБ-57 - «Каховка» (С-157) - всё же был спущен на воду и при оставлении города 18 сентября 1941 года был затоплен в Рыбальском затоне Днепра. Подробности его судьбы в 1941 - 1945 годах автор нынешней публикации описал в своей статье «Мониторы типа «Шилка», опубликованной в 1991 году в 1-м сборнике «Наваль».
…На этом заканчивался наш материал, подготовленный ещё в 2007 году по документам тогдашнего АО ЦВМА для второго выпуска сборника «Украина: Страницы забытой истории», планировавшегося к изданию Киевской общественной организацией «Товарищество ветеранов разведки ВМФ», но так никогда ей и не изданного… Материал пошёл «в стол» (точнее – «в компьютер») и лежал там невостребованным, пока нами не были выявлены новые документы по этой теме. Так дополнительные данные по судьбе кораблей, находившихся к началу войны в постройке в Киеве, нам удалось выявить в только что, в 2010 году рассекреченных документах Российского государственного архива экономики (РГАЭ, Москва). Они отложились в фонде № 313 («Главное управление подводно-технических и специальных работ Министерства речного флота СССР (ГУПР»).
О «киевских» кораблях вспомнили ещё в ходе войны, о чём свидетельствует секретное письмо от 16 марта 1944 года за № 84196 Начальника УК ВМФ адмирала Исаченкова начальнику Речного аварийно-спасательного управления ВМФ (в дальнейшем в тексте – РАСУ) контр-адмиралу Фотию Ивановичу Крылову и командующему Днепровской военной флотилии капитану 1-го ранга Виссариону Виссарионовичу Григорьеву:
«В августе месяце 1941 одводными] здесь и далее – Днепровского речного аварийно-спасательного отряда] приступить к подъёму указанных кораблей и произвести их подъём в кратчайший срок.
В этом же районе Ушкалки затоплен нефтетранспорт с ценным судовым оборудованием, могущим быть использованным для строительства и восстановления кораблей авный] двигатель, вспомогательные механизмы, цветной металл и орского] Флота (ороде] Киеве на заводе № 300 и затопленных после эвакуации в Днепровском бассейне в 1941 подпись] 6.4[.1944]» и исполнившего это приказание делопроизводителя Секретной части Кириллова – «По приказанию Контр-адмирала Крылова копия с кальки снята и направлена в РАСО ДВФ 7/IV-44 о] оекта] СБ-57 «Видлица» № 156. 53,4%. Затоплен путём открытия кингстонов в Запорожье в затоне Судоремонтного завода НКРФ.
2. Монитор одками] оекта] 122 № 238. 52,1%. Затоплен в одками] оекта] 122 № 240. 34,5%. Затоплен на мощностью по] 200 л.с. №№ 231, 232. Затоплены в Запорожье в затоне еке] Днепр в затоне у Пристани Ушкалка.
2. Буксиры № 289, 230 затоплены на здесь и далее – Народный комиссаприат судостроительной промышленности Союза ССР] не имеет.
4. Шаланда «Байкал» была передана на ходу Черноморскому флоту, и данных о её затоплении НКСП не имеет [Данное судно не имеет никакого отношения к кораблям и судам, строившимся для Советского ВМФ в Киеве].
5. Нефтетранспорт -1944 года]» и помета, сделанная неустановленным лицом – «Отвечено 25.4.44».
Очевидно, что в последнем случае имелся в виду секретный ответ Крылова Галлеру, зарегистрированный на следующий день, 26 апреля 1944 года за № 287/25с:
«Доношу: 6-го апреля оварища] Исаченкова сведения о строившихся на заводе № 300 и затопленных после эвакуации кораблях с приложением ведомости и кальки мест затопления.
7-го апреля размерами] 1,5 х 1,5 м со стрелкой прогиба 250 мм). Надстройка имеет порванные листы, ходовая рубка полностью снесена ледоходом. Монтаж главной машины до затопления полностью не был закончен, главная машина повреждений не имеет. Вспомогательные механизмы и котёл [имеются] в наличии, видимых повреждений не имеют». По обоим судам было сделано заключение – «К восстановлению пригоден».
Определённый интерес, по нашему мнению, представляет судьба корпуса речного монитора «Видлица», о которой подробно повествует ещё один документ, отложившийся в том же фонде РГАЭ (дело 162, листы 14 – 14об.). Приведём ниже его текст полностью:
«Акт № 2 о сдаче-приёмке металла с монитора
24 мая 1948 ейной] группы Херсонского отряда ДБУ [здесь и далее – Днепровского бассейного управления] скому] флоту, водоизмещением 100 тонн, который до начала работ во взорванном состоянии был затоплен у берега в оде] Запорожье в районе затопления поднят по частям в количестве 100% металла и с сего числа в месте подъёма сдан в ведение Мостотряда № 6. лей] тонна. Стоимость металла мостоотряд оплачивает в сумме 100 х 100 = 10.000 руб/ (десять тысяч рублей) Херсонскому порту путём выставления счёта на инкассо».
В заключении нам хотелось бы отметить, что все процитированные нами выше документы – независимо от имевшихся на них грифов – до нас не заинтересовали ни одного исследователя истории Советского ВМФ и военного кораблестроения. Автор этих строк стал первым, кто открыл эти архивные дела после почти семи десятилетий забвения, и в результате вы смогли сегодня из первых рук узнать об этой страничке военно-морской истории Отечества.
« Последнее редактирование: 11 Января 2020, 13:14:57 от Sobkor »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 678
Re: Пинская военная флотилия
« Reply #3 : 28 Августа 2013, 22:41:10 »
Номер записи    76140773   Информация из картотеки
Фамилия   Кукуруза
Имя   Александр
Отчество   Данилович
Последнее место службы   ПВФ, монитор "Житомир"
Воинское звание   батал. комиссар
Причина выбытия   пропал без вести
Название источника информации   Картотека безвозвратных потерь
Источник информации   ЦВМА
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=TV/005/046/00001631.JPG&id=76140771&id=76140771&id1=0863c90a837647725cf7372dfadf6304
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=TV/005/046/00001632.JPG&id=76140772&id=76140772&id1=af535848671450ec143f3740e59a2237

Книга Пам'яті України. Вінницька область
Т.3. Липовецький район
стор. 809
В Липовці підпільну групу очолив колишній командир корабля Дніпровської флотілії О.Д.Кукурудза.
...
Гестаповські головорізи люто розправлялися з народними месниками. 31 березня 1943 року О.Д.Кукурудза, щоб попередити арешти підпільників, вступив в бій з дванадцатьма поліцаями і був по-звірячому порубаний на куски.

стор. 818
Кукурудза Олександр Данилович, 1906 р., українець, селянин. З 1941 р. по 1943 р. - керівник підпільної групи. Страчений ворогами в 1943 р. Похов. смт. Липовець.
----------------------------
Книга Памяти Украины. Винницкая область
Т.3. Липовецкий район
стр. 809
В Липовце подпольную группу возглавил бывший командир корабля Днепровской флотилии А.Д.Кукуруза.
...
Гестаповские головорезы люто расправлялись с народными мстителями. 31 марта 1943 года А.Д.Кукуруза, чтобы предотвратить аресты подпольщиков, вступил в бой с двенадцатью полицаями и был зверски изрублен на куски.

стр. 818
Кукуруза Александр Данилович, 1906 г., украинец, крестьянин. С 1941 г. по 1943 г. - руководитель подпольной группы. Казнен врагами в 1943 г. Похоронен в пгт. Липовец.

Уважаемая Ирина, по данным, опубликованным участником нашего Форума В.А. Спичаковым в его книге «Пинская военная флотилия в документах и воспоминаниях» (Львов, 2009), военный комиссар речного монитора «Житомир» ПВФ «батальонный комиссар Кукуруза Александр Данилович, род. 30.08.1903 г. в Липовецком р-не Винницкой обл., на 11.1938 г. ст. политрук, военком КЛ «Передовой»; был в плену, затем подпольщик в м. Липовец; числится б/вести пропавшим; погиб в 1942 г. в с. Влхнова от рук полицаев» (с.328).
« Последнее редактирование: 20 Ноября 2017, 18:33:50 от Sobkor »
Записан
С уважением
Ирина

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 748
  • Роман Никитин
Re: Пинская военная флотилия
« Reply #4 : 14 Апреля 2016, 22:49:53 »
Отсюда: http://voenspez.ru/index.php?topic=195.msg376776#msg376776
С июля 1941 года 18 погранотряд, находясь в составе войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта, успешно вел бои с немецко-фашистскими захватчиками. В районе г. Турова несколько застав отряда при поддержке артбатареи 75 стрелковой дивизии и Пинской военной флотилии уничтожили до 200 гитлеровских солдат и офицеров. В ходе четырехдневных боев за станцию Копцевичи воины-пограничники отразили 9 атак, уничтожили до 600 человек вражеской пехоты.
Выявлен новый материал, из которого, со слов красноармейца-пограничника 9-й погранзаставы 2-го ПУ, следует, что первыми врага встретили, все же, моряки. И было это не 4-го, и не 7-го июля, как указывают современные авторы, а третьего. Буквально говорится следующее: «Упорство и стойкость моряков, отражающих натиск врага, позволили им отогнать противника на 20-25 км обратно до г. Давыдгородка...».

В ЦВММ в Санкт-Петербурге Пинская военная флотилия представлена как Днепровская единственным экспонатом – радиостанцией типа Н.К.О.П. с монитора «Бобруйск»:
« Последнее редактирование: 11 Января 2020, 13:16:49 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »