Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Краткая справка о 35-й отдельной стрелковой бригаде  (Прочитано 9412 раз)

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
70 лет назад, 1 декабря 1941 года, в свой первый бой, на подступах к Москве, вступили подразделения 35-й отдельной стрелковой (курсантской) бригады, сформированной в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике Ташкентской области (САВО)


«…Исторический формуляр бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»

Примечательна судьба этой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала с ноября 1941 года до июня 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в конце ноября 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».

Кроме воспитанников Ташкентского пехотного училища в бригаду входили курсанты Алма-атинского пулеметного училища, студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, а также бойцы Красной армии, закончившие лечение в госпиталях.

Командиром бригады был назначен полковник БУДЫХИН Петр Кузьмич, бывший преподаватель тактики в Ташкентском пехотном училище, комиссаром – работник Калининского Обкома партии комиссар ФРОЛОВ Алексей Яковлевич. На должность начальника штаба назначен полковник ШНАЙДЕР Г.М., начальником политотдела батальона комиссар ПАВЛЕНКО Е.К.

На должности командного состава бригады были в основном назначены офицеры и преподаватели Ташкентского пехотного училища. На должность начальника артиллерии бригады был назначен преподаватель артиллерии училища капитан УХОВ Владимир Федорович. Стал командиром батальона в бригаде помощник начальника строевого отдела ТПУ имени В.И.Ленина лейтенант Станислав Антонович РЖЕЧИЦКИЙ. Стал командиром 1-ой роты 1-го отдельного стрелкового батальона Георгий Георгиевич ГУДЫМ – в прошлом командир взвода в училище. Командирами стрелковых взводов стали курсанты ПАЙГАНОВ В.С., ЖДАНОВ И.А., ХРАПОВ В.А., СПИРИДОНОВ И.В. и многие другие.

35-я ОСБр  не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной. Её боевой путь немногим превысил 200 км. Но каждый  метр отвоёванной у врага земли давался ценою человеческих жизней, каждый день боёв наполнен подвигами, мужеством и героизмом курсантов-ленинцев.
Люди советского поколения свято чтили память бойцов, отдавших свои жизни за свободу страны. Каждый раз, в торжественные для нашей страны (СССР) дни, курсанты ТВОКУ им. В.И. Ленина возлагали гирлянду Славы к могиле неизвестного солдата на площади имени В.И. Ленина в городе Ташкенте. Этот торжественный ритуал всегда волновал каждого курсанта-ленинца. И это не случайно: в могиле были захоронены останки неизвестного солдата, привезенные из-под Москвы со станции Луговая, где в ночь на 3 декабря 1941 года вступили в свой первый тяжелый и кровопролитный бой курсанты-ленинцы из 35-й ОСБр. Помянем героев... Слава Ленинцам всех поколений!!!
« Последнее редактирование: 22 Декабря 2011, 11:47:48 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW


Письмо от ветерана 35-й отдельной стрелковой бригады
офицера запаса (воинское звание уточняется)
Камышана Владимира Яковлевича
252039, УССР, г. Киев, ул. Голоссовская, д. 10, кВ. 38


Письмо в адрес ветерана 35 ОСБр майора запаса Башкова Констанита Кирилловича (327044, УССР, г. Николаев, ул. Николаевская, д. 22, кВ. 97)

Дорогой боевой друг, Константин Кириллович!
Прошу извинения за столь длительное молчание, так как ссылка на занятость не может служить оправданием. Искреннее спасибо за письмо, которое получил от Вас в марте сего года (1980). В памяти воскресли те суровые и тяжкие дни и ночи, когда мы, совсем молодые воины, насмерть стояли под Москвой, а затем радостные и счастливые освобождали поруганную землю Московской и Смоленской областей в составе 35 ОСБр.

Но вряд ли я, Константин Кириллович, смогу оказать Вам большую помощь в написании книги о бывших воинах 35-й ОСБр, хотя постоянно участвовал в боях в составе разведывательной роты с 30 ноября 1941 года по 30 марта 1943 года, когда был направлен из-под Дорогобужа на учебу в Московское огнеметное училище и с тех пор убыл из этой части навсегда. Но я все же постараюсь писать Вам о себе и товарищах, а затем и о запомнившихся боевых эпизодах, как  это предлагаете Вы в высланной Вами памятке. Думаю. Что для этого потребуется написать не одно письмо. К тому же я истребовал представление, в соответствии с которым в июне 1942 года был награжден медалью «За отвагу» за бои под Москвой и, если оно поступит, мне более предметно и полно можно будет описывать события 1941-1942 годов.

О Вас мне рассказывал генерал-лейтенант Ржечицкий С.А. еще в 1975 году, с которым я был на встрече в Москве, как ветеран Войска Польского, и которого знал, как командира батальона 35-й ОСБр в звании старшего лейтенанта, а затем уже майора при формировании польских частей в 1944 году.

С перерывом ноябрь 1945 года – август 1950 года я продолжаю до настоящего времени службу в СА и поэтому, естественно, свободного времени, с учетом моей специальности, или вернее профессии, у меня как говорится, всегда в обрез.

Поскольку книгу, как я понял Вы пишите в основном о курсантах-ленинцах, т.е. об обучавшихся в Ташкентском пехотном училище имени В.И. Ленина, то я тем более мало буду полезен, ибо в нем не учился.

Итак, о себе.

Родился 5 марта 1925 года в городе Ахтырка вначале Харьковской, а затем сумской области в семье железнодорожника. В 1940 году вступил в комсомол. С восьми лет пошел в школу. В 1941 году окончил 8 классов.
В связи с вероломным нападением гитлеровской Германии на нашу Родину, стал упорно добиваться направления на фронт, ежедневно обивая пороги Тростянецкого РВК Сумской области, где в то время проживала наша семья. Наконец-то моя мечта сбылась и я в числе пятерых товарищей, более старших по возрасту, был призван в армию и направлен в Харьковское военно-химическое училище защиты Красной Армии. Это случилось 23 июля 1941 года. В конце августа - начале сентября 1941 года некоторое время находились в обороне по защите города Харькова (который в то время гитлеровцы часто бомбили) от возможной высадки парашютного десанта, а затем наше училище было эвакуировано в город Ташкент. Родители и сестра вскоре также эвакуировались, но куда -  я не знал. Лишь впоследствии – в 1942 году – мне удалось разыскать родных, которые оказались в городе Саранске Мордовской АССР.

В октябре 1941 года я в числе десяти курсантов-добровольцев был направлен в так называемые Сталинские лагеря, расположенные в городе Чирчике, где находилась на формировании 35-я ОСБр. Зачислили нас в разведывательную роту, командиром которой являлся младший лейтенант Лебедкин Иван Августович. Это был уже немолодой офицер, лет 35-40, низкого роста, около 160 см, крепкого телосложения, очень подвижный, энергичный и деятельный. Политруком роты являлся старший лейтенант Лунин, также примерно в возрасте 35-38 лет, призванный из запаса, полный, невысокого роста (около 160 см), как «колобок», с приятными чертами лица, прямым небольшим носом, светлыми волосами, спокойный, всегда веселый, энергичный, преданный Партии и Родине, крепкого телосложения. Впоследствии, когда мы после зимнего наступления находились в обороне, а разведывательная рота дислоцировалась в деревне Сапегино, Лебедкин, будучи уже старшим лейтенантом, уехал на учебу в город Москву, а Лунин был назначен на должность заместителя по политчасти стрелкового батальона, которым командовал тов. Ржечицкий С.А. Вместо Лебедкина И.А. командиром роты был назначен тов. Коростелев Харитон Федорович, до этого являвшийся помполитом (носил в петлицах 4 треугольника), а комиссаром (политруком) был назначен тов. Щукин. Коростелев Х.Ф. был кадровым младшим командиром, среднего роста, худощавый, на вид болезненный, примерно тридцатилетнего возраста, щуплого телосложения, скромный, деликатный человек, но в то же время требовательный, разумно оценивающий обстановку, чуткий и заботливый человек. Он запомнился мне как умеющий ездить верхом на лошади, так как при вручении боевых наград летом 1942 года в селе Середа, приехал к месту награждения на лошади. Награды тогда вручал генерал-лейтенант Рейтер, командовавший в то время 5-й армией. В то время Коростелеву Х.Ф. был вручен орден Боевого Красного Знамени, а мне – медаль «За отвагу», красноармейцу Гусеву А. – медаль «За боевые заслуги».

Щукин был высокого роста, крепкого телосложения, физически очень вынослив, красивый, по-моему, с темными волосами, хорошо ходил на лыжах. В чем я убедился, когда после зимнего наступления 1941-1942 гг. шел на лыжах вместе с ним в качестве сопровождавшего по переднему краю обороны (нашей) – Сапегино, Вельмеж и далее (не помню названия сожженной деревни).

В числе десяти курсантов, которые прибыли со мной в октябре 1941 года в 35-ю ОСБр сейчас помню только: Вайчунасова Николая Николаевича – погиб на высоте 205,4, похоронен в городе Волоколамске, Лещинского Михаила – погиб в деревне Сапегино во время разведывательного поиска и там же похоронен. После его гибели из этих курсантов в разведывательной роте я остался последним. Бурыкина Дмитрия, который был ранен под Волоколамском в феврале 1942 года, по-моему, при штурме так называемой Лысой горы. Его я впоследствии в 1963 году встречал в одном из полков, где я выступал в качестве государственного обвинителя, в городе Гомеле. Там он и проживал, был в воинском звании «майор». Два дня с ним провел, оба обрадовались встрече, но, к сожалению, связи не поддерживали потом, и мои попытки разыскать его в 1976 году не увенчались успехом.

Все эти ребята были рослыми, крепкого телосложения, смелыми, мужественными, выносливыми. Вайчунасов был ранен в грудь га высоте 205,4 пулей навылет ночью и, когда мы занесли его в блиндаж, просил помочь, очень страдал, тяжело умирал. К большому огорчению ничем помочь ему было уже нельзя. Как и Лещинский был он из-под города Кременчуга. Бурыкин уроженец города Донецка.

В разведывательной роте был и другой Лебёдкин – Сергей Фомич, из ТПУ имени В.И. Ленина, он был то ли племянник, то ли другой дальний родственник командира роты. Впоследствии Лебёдкину С.Ф. было присвоено звание «младший лейтенант» и он убыл для дальнейшего прохождения службы в какой-то из батальонов нашей бригады в качестве командира взвода.

Из разведывательной роты, впоследствии я встречал в апреле 1945 года, я помню курсанта ТПУ имени В.И. Ленина Гринкевича. Был он тогда в Войске Польском подпоручиком, командиром артиллерийской батареи 45-мм пушек. Это был высокий, с черными волосами, по национальности – еврей, роста около 177 см, круглолицый, крепкого сложения человек. Встретил я его ночью, 25 апреля 1945 года, под городом Науен, при довольно неприятных для меня обстоятельствах, когда возвращался из-под деревни Бизенталь, занятой немцами, к которым я случайно заехал на автомобиле Додж и от которыхчудом спасся. Поэтому встреча была скоротечной и после посещения начальника штаба дивизии, куда меня проводил Гринкевич, я тут же уехал в свою часть, чтобы доложить о произошедшем.

На этом пока прерываю свое повествование.

С глубоким уважением.

05.04.1980

/ подпись /                          КАМЫШАН В.Я.


P.S. К сожалению, кроме письма, я от тов. Жёлудева Ф.И. приглашения на встречу в город Солнечногорск еще не получил. Мечтаю быть на этой незабываемой встрече.
« Последнее редактирование: 04 Января 2012, 16:58:37 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
Автобиография
ветерана 35-й отдельной стрелковой бригады
лейтенанта в отставке Аношкина Евгения Ивановича


Я, Аношкин Евгений Иванович был призван военкоматом Ленинского района города Ташкента в октябре 1941 года и в чине сержанта был определен в 35-ю отдельную стрелковую бригаду в 3-й отдельный стрелковый батальон (видимо, был назначен на должность командира отделения или – помкомвзвода). Батальон формировался в Троицких лагерях в казармах Объединенной Средне-Азиатской Краснознаменной военной школы имени В.И. Ленина, САВО (название училища указанно в автобиографии именно так…).

После формирования батальон шел через город Чирчик по старой дороге Луначарского шоссе, поселок Кирпичного завода, через кладбище Боткина, завод Сельмаш, Мелькомбинат, железнодорожная больница, после чего прибыли на воинскую площадку для погрузки. Пообедали, получили «НЗ», оружие и по вагонам на отправку.

Прибыли под Москву ночью, на разъезд, высадились в лесу и тут же тронулись на огневые позиции на передней край. Утром мы приняли первое боевое крещение. Фашисты вели ожесточенные наступательные бои, рвались к Москве, мы находились в это время в обороне. Был дан приказ – ни шагу не отступать, так как фашисты уже находились в 30-35 км от города Москвы и отступать нам было некуда.

На всех направлениях в Московской области, под Москвой и в районах Нарофоминска, Можайска, Волоколамска, Солнечногорска, в Клину шли ожесточенные бои. Фашисты днем и ночью применяли артиллерийскую подготовку против нас, танковые атаки, фашистские автоматчики ни на одну минуту не затихали, днем и ночью обстреливали наши позиции. Все это время 3-й отдельный стрелковый батальон в составе 35-й отдельной стрелковой бригады вел оборонительные, а в последующем наступательные бои. Мы на одном месте не находились и не задерживались, не стояли, все время маневрировали – меняли огневые позиции -  точки, и все время преследовали фашистов днем и ночью. У нас было одно стремление – уничтожить фашистов.

Под Москвой, в городах, занятых фашистами, формировались отборные фашистские гитлеровские войска СС (надо уточнить – были ли точно в этом месте и время войска (подразделения) СС и какие действия они вели???) и 3-й отдельный стрелковый батальон принял бой с подразделениями СС и дрался за каждый город Московского направления: Нарофоминск, Можайск, Волоколамск, Солнечногорск, Клин, деревни, колхозы, совхозы отдельные дома заповедников, сопки, горки и ДОТы, старались быстрее занять все эти населенные пункты. При помощи нашей артиллерии отбивали фашистские танковые атаки, и мы занимали все населенные пункты и огневые фашистские точки, но это все доставалось нам с кровопролитными боями и большими жертвами для нас.

3-й отдельный стрелковый батальон в декабре месяце 1941 года вел боевые действия на фронте Московского направления против фашистов ежедневно, днем и ночью. За первую неделю декабря мы совершили очень много боевых действий, освободили очень много мелких населенных пунктов Московской области. Вспомнить их названия без записи в то время просто невозможно, а тогда у нас не было ни бумаги, ни карандаша.

Красноармеец (фамилию и имя уже не помню) решил установить пулемет в одиночном кустарнике, кустарник был весь в снегу (было этого снега очень много, вокруг много сугробов) и находился в 10-15 м от кювета лесной дороги. Красноармеец долго сражался (примерно 1,5-2 часа) с фашистами. Вдруг пулемет прекратил стрелять. Я тут же подполз к пулеметчику, в тот момент я сразу не понял, жив он, или мертв, перевернул его на спину, увидел на шинели у него кровь, взял его за воротник шинели и по-пластунски стал тащить его волоком по снегу в укрытие, в кювет (снегу было очень много). Позже к кювету подошли два красноармейца и взяли его, очевидно, это были санитары. А сам я тут же пополз обратно к пулемету, потому что в тот момент на размышление времени совершенно не было, так как пулемет находился на огневой позиции взвода и очень близко от нас находились фашисты, они прямо-таки рвались занять удерживаемый нами участок леса. Я открыл пулеметный огонь по фашистам. Фашисты СС открыли усиленный огонь и по мне. Я прекратил стрелять и стал высматривать, выжидал, чтобы фашисты прекратили стрелять по мне. Но у меня появилась сильная жажда отомстить фашистам за своего товарища, тяжелораненого красноармейца-пулеметчика, и как только появлялись фашисты эсэсовцы, я открывал по ним пулеметный огонь. Заметил скопление фашистов и открыл непрерывный огонь длинными очередями. Вдруг я услыхал дикий крик (рев) фашистов, но стрелять не прекращал ни на минуту, вошел в азарт отмщения, стрелял во все три стороны, но, несмотря на всё это, фашисты СС открыли усиленный непрерывный огонь по мне и моему пулемету с трех позиций. Дальше стали применять по мне мины. Я лежа разгребал снег и погружался вглубь снежного сугроба. Стал готовиться к смене огневой точки, эта огневая пулеметная точка одиночным кустарником уже не была надежно защищена – снегу на нем уже не было, и он был на виду у фашистов и простреливался со всех сторон. Фашисты еще яростней стали применять минометный огонь в мою сторону, первая мина не долетела чуть-чуть до меня и моего пулемета. Я в этот момент стал ползти и за собой тащил пулемет и коробки с лентами и патронами дальше в следующий сугроб снега – в укрытие в кювет. После этого выбрал более надежную огневую точку в лесу и установил поудобнее пулемет, замаскировал его и начал преследовать фашистов огнем из пулемета.

После этого ожесточенного боя за населенный пункт, названия которого уже не помню, я, сняв вещевой мешок, увидел, что он был весь изрешечен фашистскими пулями как сито. В вещевом мешке лежали котелок, кружка, ложка, все они также были прострелены, а ложка была прострелена аж в двух местах, и мне кушать было нечем и не в чем. Недалеко от походной кухни лежал мертвый красноармеец, я снял с его головы каску, амортизацию – внутренность из каски изъял, протёр снегом, и она служила мне потом как котелок, кушал из нее, а чай пил через край каски.

В первых числах января 1942 года нас пять человек красноармейцев послали в разведку в населенный пункт (название этого поселка не помню), шли мы очень осторожно, четыре-пять метров друг от друга, и все просматривали. И когда дошли до поселка, то в стороне от него увидели только пять домов и сарай, построенный из горбылей длиной 15-20 метров, а то и больше. Все дома в поселке были разрушены. Эти пять домов находились в разных местах друг от друга. В этих домах размещался фашистский штаб. Мы увидели, что два фашиста с одного конца сарая и два фашиста с другого конца таскали горючее (керосин, бензин, солярку) и обливали сарай. Мы, долго не раздумывая, тут же этих фашистов расстреляли и открыли автоматный огонь по фашистам, которые находились за сараем, около дома и на автомашине, она стояла на дороге в лесу. Фашисты были в панике, и мы не дали им возможности открыть огонь по сараю зажигательными патронами. Фашисты на машине уехали, а здесь остались только мертвые.

После этого скоротечного боя мы еле-еле открыли двое тяжелых ворот сарая  и там находились люди со слезами на глазах, женщины, мужчины, старики и дети (даже грудные) разных возрастов, примерно около 200-300 человек. Мы их спасли от неминуемой смерти.

Все боевые действия описать невозможно. Потому что многое уже забыто. И многому не придаешь большого значения, и своим боевым действиям тоже, потому что себя считаешь победителем, а тем более если фашисты не сопротивляются, добровольно идут сдаваться в плен, всё оружие сами отдают и говорят: - «Гитлер Капут!».

Партийная организация 3-го отдельного стрелкового батальона 35-й отдельной стрелковой бригады 18 января 1942 года меня из кандидатов в члены ВКП(б) приняли в действительные члены ВКП(б).

27 января 1942 года меня ранило, и я попал на излечение в эвакуационный госпиталь в городе Выкса (Горьковская область) (номер данного лечебного заведения не известен).

В марте 1942 года после выздоровления меня из госпиталя направили для дальнейшего прохождения службы в 5-ю гвардейскую стрелковую дивизию, расположенную под Смоленском, где определили в 3-й стрелковый батальон одного из полков. Я был назначен на должность командира пулеметного отделения. Меня ранило в бою осколками мины в правую руку, в левое плечо в левую и правую ноги. Медико-санитарный батальон дивизии отправил меня на излечение в эвакогоспиталь № 1671, расположенный в городе Казани (лечебное учреждение находилось в этом районе с 24.06.1941 по 13.06.1945).

Военная врачебная комиссия эвакогоспиталя признала меня ограниченно годным, так как правая рука у меня после излечения не разгибалась.

В январе 1943 года я приехал в город Ташкент, а в феврале 1943 года я был призван в Ташкентское Краснознаменное пехотное училище имени В.И. Ленина, где был назначен на должность старшины 18-й курсантской роты. Командиром 18 роты курсантов был старший лейтенант Жариков.

Особый отдел училища насильно заставил меня пойти на кратковременные курсы особого отдела САВО. И после их окончания мне присвоили звание «младший лейтенант контрразведки СМЕРШ». В декабре 1946 года я демобилизовался в запас с последующей отставкой.

/ подпись /                          АНОШКИН Е.И.
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
К 70-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой

Боевой путь 35-й отдельной стрелковой (курсантской) бригады.

Данный материал в отношении истории создания и боевого пути этой прославленной бригады был любезно предоставлен Музеем Боевой Славы 35-й отдельной стрелковой бригады, расположенном в МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 5», город Солнечногорск Московской области. Основатель и руководитель музея – капитан 1 ранга в отставке Жёлудев Фёдор Игнатьевич (проживает в настоящее время в городе Солнечногорске). Данный текст был написан Жёлудевым Ф.И. в далеком 1980 году. Вам же предоставляется к прочтению редакция этого текста, отредактированная и откорректированная в декабре 2011 года выпускниками Ташкентского ВОКУ имени В.И. Ленина генерал-майором в отставке Брузгиным Владимиром Васильевичем (1972) и полковником запаса Мурылевым Андреем Анатольевичем (1985).
_________________________________________________________________

С каждым днем все дальше и дальше уходят в историю события Второй мировой войны – величайшей битвы человечества с коричневой чумой фашизма. Готовясь встретить славный праздник – 70-ю годовщину Великой Победы, люди Земли вновь и вновь обращаются к тому времени, когда на заснеженных полях Подмосковья, у стен Сталинграда, на Курской дуге и других фронтах этой войны решалось будущее человечества. Все меньше остается свидетелей и участников былых сражений, но память о подвиге советского народа, свернувшего в кровавой битве хребет гитлеровскому зверю, живет и будет жить в сердце каждого честного человека на земле как дань уважения и благодарности отдавшим свои жизни за счастье грядущего поколения.

Советское Правительство во второй половине 1941 года провело огромную работу по мобилизации всех сил и средств на разгром врага. Среди других важных задач, были приняты срочные меры по усилению обороноспособности столицы нашей Родины – города Москвы.

На московское направление были переброшены с других фронтов дивизии, корпуса, армии, сюда направлялись новые формирования со всех регионов страны.

В числе частей и соединений, защищавших столицу в ноябре-декабре 1941 года, была и 35-я отдельная стрелковая бригада, сформированная в основном из курсантов Ташкентского пехотного и Алма-атинского пулеметного училищ. Костяк бригады составляли курсанты этих училищ. Введенная в бой в самое трудное время на наиболее ответственном Истринско-Волоколамском направлении, бригада с честью выполнила приказ Родины, не допустив врага к Москве.
Курсанты бригады не только заслонили своей грудью столицу на одном из важнейших направлений, но и героически сражались с врагом в боях за освобождение Солнечногорска, Волоколамска и многих других городов и населенных пунктов Подмосковья и Смоленщины.


Бригада не знала отступления. Ее подразделениями были освобождены свыше ста двадцати населенных пунктов нашей страны.
 
В июне 1943 года бригада была переформирована в 208-ю стрелковую дивизию (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)). Закончив войну в Восточной Пруссии, эта дивизия стала Краснознаменной и Кенигсбергской.

Боевой путь 35-й отдельной стрелковой (курсантской) бригады представляет собой один из малоизученных фактов Великой Отечественной войны. Данное исследование, созданное на основе воспоминаний ветеранов  бригады и материале, взятом из различных архивов, раскрывает еще одну малоизвестную страницу советских Вооруженных сил. Большое значение данное исследование имеет в деле воспитания курсантов военных учебных заведений, молодёжи страны в духе преданности Родине, глубокого патриотизма, мужества, ненависти к врагу. В бригаде воевали вчерашние мальчишки, ставшие по приказу Родины солдатами. И героические биографии этих мальчишек являются образцом жизненного пути для курсантов сегодняшних дней. Им, храбрым воинам 35-ой отдельной стрелковой (курсантской) бригады посвящается эта работа.
_________________________________________________________________

Борису ИЗМАЙЛОВУ, Виктору КИЯЧЕНКО, Валерию СТУКАЛЕНКО, как и многим будущим воинам 35-й ОСБр к началу войны было только 17 лет. Возраст не призывной, но все равно рано утром 22 июня они уже были во дворах военкоматов, требуя отправить их на фронт. В ответ на свои требования они чаще всего слышали: «Ребята! Война – это не игра, а вы еще совсем дети! Ваш возраст будут, наверное, призывать только в начале 1942 года!»

Но вскоре желание ребят было удовлетворено. Однако их направили не на фронт. Страна остро нуждалась в квалифицированных командных кадрах, и юношей отправили на обучение в Ташкентское пехотное училище имени В.И. Ленина, ставшее в то время кузницей ускоренной подготовки красных командиров для нужд РККА.

Училище с началом войны переключилось на подготовку офицеров по новой ускоренной программе. Шесть месяцев – таким стал срок обучения. Чтобы за это время дать курсантам необходимые знания, училище перешло на 10-часовой день.
Основу обучения составляли только военные предметы и политическая подготовка. Тактической и огневой подготовки уделялось особое внимание. [1]

В самое сложное для нашей страны время, когда враг стоял у стен города Москвы, Советским Правительством было принято решение направить на защиту столицы нашей Родины курсантов военных училищ из нескольких военных округов страны. На основании распоряжения отдела комплектования САВО № ОУК/02507 от 17 октября 1941 года на формирование 35-й отдельной стрелковой бригады для прохождения дальнейшей службы направлялось 400 курсантов Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина. [2]

В числе первых подали заявления о направлении их на защиту столицы нашей Родины курсанты К.К. БАШКОВ, И. МАЛЫШЕВ, В. СУНДОВ и многие другие.

Велик был патриотический порыв молодых курсантов разгромить врага, не допустить его к Москве.

25 октября 1941 года курсанты прибыли в город Чирчик, находящийся в 35 км от Ташкента. Здесь, в сталинских лагерях проходило формирование 35-й отдельной стрелковой бригады, которую сами курсанты (их в бригаде было большинство) с любовью называли «курсантской». Кроме воспитанников Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина в бригаду входили курсанты Алма-атинского пулеметного училища, студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, а также бойцы, закончившие лечение в госпиталях.

Командиром бригады был назначен полковник БУДЫХИН Пётр Кузьмич, бывший преподаватель тактики в Ташкентском пехотном училище, комиссаром бригады – работник Калининского обкома партии комиссар ФРОЛОВ Алексей Яковлевич. На должность начальника штаба был назначен полковник ШНАЙДЕР Григорий Моисеевич, начальником политотдела – батальонный комиссар Е.К. ПАВЛЕНКО.

Вспоминая о полковнике П.К. БУДЫХИНЕ, ветеран бригады майор запаса БАШКОВ К.К. в своем биографическом очерке (1976 г.) писал:
«Выше среднего роста, стройный, с хорошей воинской выправкой, очень грамотный командир. Требовательный к своим подчиненным и в то же время заботился об их нуждах.
Помнится, как все говорили, что фляжка у него золотая, подарена самим С.М. БУДЕННЫМ, так как он служил в 1-ой конной Армии». [3]


Генерал-майор Г.А. ПРОКОПЕНКО, в своих воспоминаниях, так писал о полковнике П.К. БУДЫХИНЕ:
«Высокоразвитый и хорошо подготовленный офицер, справедливый, требовательный и заботливый о подчиненных офицер. Блестящая военная эрудиция, твердое знание приказов и наставлений, теорий и практики искусства и тактики, а также внимание и забота о подчиненных создавали П.К. БУДЫХИНУ заслуженный авторитет и уважение». [4]


На командные должности в бригаду назначили в основном офицеров командного звена и преподавателей Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина. На должность начальника артиллерии бригады был назначен преподаватель артиллерии училища капитан УХОВ Владимир Федорович. Стал командиром батальона в бригаде помощник начальника строевого отдела ТПУ имени В.И. Ленина лейтенант РЖЕЧИЦКИЙ Станислав Антонович. Был назначен командиром 1-й роты 1-го отдельного стрелкового батальона ГУДЫМ Георгий Георгиевич – в прошлом командир курсантского взвода в училище. Командирами взводов стали курсанты В.С. ПАЙГАНОВ, И.А. ЖДАНОВ, В.А. ХРАПОВ, И.В. СПИРИДОНОВ и многие другие.

19 ноября 1941 года формирование бригады было в основном закончено и ее бойцов в торжественной обстановке провожали на фронт жители города Ташкента.

Семью эшелонами бригада со станции «Ташкент-товарная» выехала на фронт, на защиту города Москвы. Движущиеся эшелоны часто бомбила авиация противника.Бойцы были вынуждены выскакивать из вагонов и вести огонь по самолетам противника из стрелкового оружия.

К 30 ноября, проделав путь в 3329 км, эшелоны бригады прибыли на станцию ХОВРИНО Октябрьской железной дороги под Москвой.

Подмосковье встретило настоящей зимой с сильными морозами. После Ташкентского тепла показались необычными и 30 градусов мороза, и большие снежные сугробы.

Бригада расположилась на территории Московского авиационного института, где пополнила боекомплект, дополучила вооружение, сухой паек. Подразделения бригады получили на вооружение ПТР, ППД, минометы, легкие танки, также были получены материальная часть, лошади, повозки и прочее военное имущество.

В ночь с 30 ноября на 1 декабря бригада убыла на совершение марша вдоль Дмитровского шоссе к линии фронта. Пройдя 50 км по лютому морозу бригада прибыла в деревню ХЛЕБНОЕ, где двое суток готовилась к ведению предстоящих боев.
Были получены теплые бушлаты, валенки, телогрейки, шапки-ушанки, меховые рукавицы. Но с курсантской формой курсанты не желали расставаться, так как любили ее и гордились ею.

«В курсантской форме мы начали воевать под Москвой – вспоминает майор запаса К.К. БАШКОВ, - к курсантской петлице здесь же, в феврале 1942 года, и пришивали первый кубик младшего командира».

Бригада вошла в состав 20-й армии и 3 декабря получила задачу занять оборону в полосе БЕЛЫЙ РАСТР – ЛУГОВАЯ – ЛОБНЯ. Командный пункт иметь в ЕРЕМИНО.

Соседом справа была 64-я отдельная стрелковая бригада морской пехоты, слева занимала оборону 331-я стрелковая дивизия. [5]

До прихода бригады данный участок фронта обороняли московские ополченцы. Ими были оборудованы здесь окопы и траншеи. Они уже долгое время вели нелегкие бои с противником, защищая родную Москву.

Встреча с ополченцами была очень теплой, курсанты увидели уставших, в большинстве своем уже немолодых, но сильных духом людей. «Держитесь, сынки! – так напутствовали москвичи бойцов бригады и радовались, что им на смену пришли настоящие и хорошо вооруженные части». [6]

Заняв оборону, бригада сразу же включилась в тяжелые оборонительные бои. Наиболее жестокие схватки с врагом были в районе станции «ЛУГОВАЯ», несколько раз переходившей из рук в руки.

Вспоминая о пути воинов 1-го стрелкового батальона 35-й ОСБр, лейтенант запаса И.А. ЖДАНОВ писал:
«В ночь на 3 декабря 1941 года перед нашим батальоном была поставлена задача – выбить противника со станции «ЛУГОВАЯ». Около 3-х часов ночи рота Г.Г. ГУДЫМЫ заняла исходное положение. Немцы не ожидали видимо, что в такой холод и глубокой ночью мы начнем атаку. По сигналу ракеты воины бросились на врага. На станции было три немецких танка. Два из них заполыхали от бутылок с горючей смесью в первые же минуты атаки. Третий танк открыл огонь, отходя за станцию. Застигнутые врасплох, даже в нижнем белье, фашисты бежали к лесу. «ЛУГОВАЯ» была взята». [7]


Немцы стремились изо всех сил прорвать нашу оборону и продолжить бывшее, до сих пор, успешное наступление на Москву.

Именно  об  этом  бое  написала  более  чем  35 лет  спустя  поэтесса  Н. Зуева следующие строки:
«Рванулись в бой стрелки на Луговую
В жестокий бой за пять родной земли,
За всю страну советскую, родную
Они в атаку яростно пошли.
   Визжал свинец, гремела канонада,
   Бойцы в атаку шли к плечу плечом.
   Как много их безусых тех солдат
   В боях за Луговую полегло.
Теперь стоит там братская могила
И школьники несут туда цветы.
Погибших воинов Отчизна не забыла
В их память пишут песни и стихи.
   Мы нашей мирной жизни рады
   И небо чистое у нас над головой
   За это небо полегли солдаты -
   Об этом помнить мы должны с тобой».


Ветеран бригады В.М. СТУКАЛЕНКО вспоминает:
«Я был командиром отделения станковых пулеметов, звание имел младший сержант. Нашему подразделению была поставлена задача: оборонять шоссе, соединяющее Москву с городом Волоколамском, от возможного прорыва немецких танков и пехоты. На 29 км шоссе 6 декабря утром в 4 часа, немцы предприняли танковую атаку в сопровождении пехоты. Наши артиллеристы совместно с пехотой отразили несколько атак и уничтожили много немцев».


Одновременно с ведением тяжелых оборонительных боев в бригаде велась подготовка к контрнаступлению. Проводилась большая партийно-политическая работа, усиленно подвозились боеприпасы, продовольствие, теплое обмундирование. В бригаду поступили противотанковые ружья, много бутылок с горючей жидкостью. Перед самым наступлением в бригаду прибыло пополнение из московских комсомольцев, что очень подняло настроение бойцов, влило свежую струю в подготовку к наступлению. А вокруг горели подмосковные деревни, на нашей земле бесчинствовали фашисты. Ненависть к врагу у бойцов была беспредельная. Все рвались в бой.

6 декабря 1941 года вместе с соединениями 20-й армии 35-я ОСБр перешла в контрнаступление. Приказом № 06 штаба 20-й армии от 7 декабря 1941 года бригаде предписывалось «Уничтожить противника в районе ОЗЕРЕЦКОЕ и не допустить отхода на Северо-Запад Краснополянской группировки противника». [8]

«Тяжелые зимние условия, -  вспоминает  начальник штаба бригады Г.М. ШНАЙДЕР, - затрудняли и ограничивали действия наступающих бойцов. Противник отчаянно сопротивлялся. Фашисты выгнали жителей из домов, оборудовали в них свои огневые точки, проделав в стенах домов отверстия для пулеметных стволов и сами, оставаясь неуязвимыми, поливали смертоносным огнем наших атакующих бойцов.
Несмотря на самоотверженность и смелость, которую проявили наши бойцы, 2-х дневные бои (6 и 7 декабря) не принесли успеха. ОЗЕРЕЦОЕ и КРАСНАЯ ПОЛЯНА оставались в руках противника. Тогда в бригаде была сделана перегруппировка сил и созданы команды из добровольцев, которые были вооружены бутылками с горючей смесью и имели задачу выгонять гитлеровцев из теплых укрепленных домов на мороз, в поле, а там подразделения бригады должны были уничтожить их огнем из стрелкового оружия.
В ночь на 8 декабря добровольцы в маскхалатах, что делало их почти невидимыми на снегу, скрытно подкрались к домам, занимаемыми фашистами, и забросали вражеские огневые точки бутылками с горючей смесью. Гитлеровцы в панике выбегали из запылавших зданий, а тут их ожидал беспощадный огонь наших солдат. Затем, из района Киево, по противнику ударили залпы знаменитых «Катюш», вслед за этим подразделения бригады с дружным «Ура!» атаковали противника. Враг оставил ОЗЕРЕЦКОЕ и КРАСНУЮ ПОЛЯНУ и начал отходить в направлении СОЛНЕЧНОГОРСКА.
В боях за Красную Поляну враг потерял 8 танков, 35 автомашин, несколько бронетранспортеров, 12 мотоциклов и много другой техники». [9]


В числе трофеев оказалась и подтянутая накануне немцами пушка калибром свыше 200 мм, из которой намечалось обстреливать Москву.

Отличились в боях за ОЗЕРЕЦКОЕ бойцы 3-го отдельного стрелкового батальона под командованием майора К.В. БИЛЮТИНА. Немцы, пытаясь восстановить положение, перешли при поддержке танков в контратаку.
К.В. БИЛЮТИН, в прошлом участник Гражданской войны, организовал бой, а сам лично начал вести огонь по вражеским танкам из 45 мм пушки. Немцы, не выдержав натиска, отступили, бросив автомашины, минометы и другое вооружение. [10]

Впоследствии Кондратию Васильевичу БИЛЮТИНУ было присвоено звание Героя Советского Союза (1943).
Отход противника не был бегством. Созданные им моторизованные отряды прикрытия, снабженные большим количеством средств заграждения, производили минирования дорог, населенных пунктов, отдельных зданий и даже отдельных предметов.

Боец бригады В. КИЯЧЕНКО вспоминает:
«Немцы отступали по заранее очищенной дороге, заставляя местное население расчищать их. Дороги за собой они минировали, и ждать, когда наши саперы разминируют их для нашего прохода, мы не могли – не было времени. Вот почему наша бригада двигалась по бездорожью по колено, а зачастую и по пояс в снегу, как правило, в лесистой местности. Двигались в ночное время, днем было опасно с воздуха. Самолеты врага имели в воздухе превосходство. Они, бывали случаи, гонялись даже за одним человеком и добивались своего».


«Прикрывая свой отход, противник оставлял в лесу «кукушек» - снайперов, укрывшихся на деревьях, - вспоминает Г.М. ШНАЙДЕР, - многие наши товарищи погибли от пуль этих «кукушек», некоторые подорвались на минах, но преследование противника, хоть осложненное непрерывными боями, все равно продолжалось… Большую помощь оказывало население, повсюду встречавшее нас с большой радостью. Эта помощь заключалась в том, что жители освобожденных деревень, хорошо зная местность, и запомнив, где немцы оставили мины, вызывались быть проводниками. И проводили наши подразделения в обход минированных участков. Они также расчищали дороги, помогали вытаскивать застрявшие в снегу машины, не жалели для нас слов благодарности».

Заняв к 21.00 9 декабря 1941 года населенные пункты ПОПОВКА, ДМИТРОВКА, РОЖЕДЕСТВЕННО, бригада продолжала вести наступление. [11]

В направлении ДУБИНИНО был выслан подвижный отряд с задачей отрезать пути отхода противнику по Ленинградскому шоссе. [12]

10 декабря 1941 года 35-й ОСБр с приданной ей 32-й танковой бригадой подошла непосредственно к СОЛНЕЧНОГОРСКУ, штаб бригады, к тому времени, был в населенном пункте ДУБИНИНО.

Противник упорно сопротивлялся в СОЛНЕЧНОГОРСКЕ. Атаки бригады в течение 10 декабря успеха не имели. Батальоны бригады отошли в исходное положение между ДУБИНИНО и СОЛНЕЧНОГОРСКОМ. Упорные бои за город продолжались и весь день 11 декабря. Разведка в ходе боя установила, что СОЛНЕЧНОГОРСК противник обороняет крупными силами, но рядом с ним других крупных частей нет. Было принято атаковать противника в ночь на 12 декабря. [13]

Заместитель командующего 20-й Армией Герой Советского Союза полковник А.И. ЛИЗЮКОВ, находившейся в это время в 31-й танковой бригаде, на бронетранспортере прибыл в 35-ю ОСБр и отдал приказ немедленно начать наступление на СОЛНЕЧНОГОРСК, т.к. положение изменилось, и в данный момент основные силы немцев в городе были отвлечены боями с 64-й отдельной стрелковой бригадой. [14]

Боевой порядок бригады был построен в два эшелона. Справа от Ленинградского шоссе наступал 1-й отдельный стрелковый батальон капитана М.Н. ЗИНОВЬЕВА, слева – 2-й отдельный стрелковый батальон майора И.С. ЩЕРБАКОВА. 3-й отдельный стрелковый батальон под командованием майора К.В. БИЛЮТИНА наступал за боевыми порядками второго батальона. К часу ночи 12 декабря 1-й и 2-й батальоны подошли к южной окраине СОЛНЕЧНОГОРСКА и, открыв сильный огонь из всех видов оружия, атаковали противника.

Боец 2-й роты 2-го отдельного стрелкового батальона А. ПЕТРИК вспоминает о бое за СОЛНЕЧНОГОРСК:
«Наша рота первой подошла к городу. Наступая через лес в составе батальона, рота ворвалась в город через линию железной дороги. При выходе роты на площадь, она попала под пулеметный огонь немцев и вынуждены была залечь. Пулеметы немцев били из церкви, что стояла в центре города. Я со своим ручным пулеметом, обходя постройки, проник поближе к церкви и, выбрав удобную позицию, открыл огонь по засевшим там немцам, заставив их замолчать навечно. После этого рота продолжила ведение боя…»


Одновременно с 35-й ОСБр северную окраину СОЛНЕЧНОГОРСКА заняла 64-я отдельная стрелковая бригада. Её подразделения перерезали Ленинградское шоссе, и вышли к ГОЛОВКОВО. Гитлеровцы были вынуждены прекратить огонь, и начали поспешно отходить на юго-запад в направлении ОБУХОВО. К утру СОЛНЕЧНОГОРСК был полностью очищен от захватчиков. С рассвета 12 декабря штаб бригады из ДУБИНИНО перешел на южную окраину СОЛНЕЧНОГОСКА.

Наступление наших войск было настолько стремительным, немцы не успели разрушить ни город, ни произвести эвакуацию складов с боеприпасами и имуществом, даже на аэродроме остались самолеты, не успевшие взлететь в воздух. [15] Были взять в плен 80 немецких солдат и офицеров [16], захвачены трофеи: 24 орудия, 12 автомашин, много винтовок и автоматов.

Недолго были немцы в СОЛНЕЧНОГОРСКЕ, всего 19 суток, однако и за это время успели показать, что из себя представляет «новый» фашистский порядок. К 35-летию битвы под Москвой газета «Знамя Октября» опубликовало под заголовком «Глазами и сердцем юных очевидцев» сочинения, написанные юными жителями города Солнечногорска сразу же после его освобождения. В сочинениях ребята рассказывают о впечатлениях, произведенных на них фашистами.

Ученица 10 класса Галина Астафьева в апреле 1942 года писала в своем сочинении: «… 23 ноября фашисты заняли наш город… На второй день по шоссе прошли немецкие танки, машины, мотоциклы. Останавливаясь, гитлеровцы приходили греться. Пришли и к нам.
Они разлеглись на кроватях и на полу, нам пришлось идти на улицу. Ночь была холодная, ветреная и темная. И в такую ночь нам пришлось сидеть в маленьком сыром окопе, где можно было лишь сидеть, а лечь никак нельзя. Мы были похожи на бездомных собак, которые нашли безветренное местечко и залезли в него, не найдя лучшего… Утром в доме мы увидели полный разгром: комод и шкаф были взломаны и все вещи из них взяты. Белье отца было одето на немцах. Они брали все: дамское и мужское белье, носовые платки, чистые тетради и даже елочные игрушки.
Немцы чинили зверства над мирным населением, все мужское население города было согнано в здание, где содержалось в ужасных условиях. В сутки им выдавалось всего по одной картошке, затем все они были угнаны в город Клин. За отказ ехать в неметчину многие были убиты. Население было поголовно ограблено. С началом наступления наших войск немцы загнали в подвал церкви стариков, детей и женщин, устроив в здании огневые позиции пулеметов. Они знали, что применять артиллерию против женщин и детей наши войска не станут, и тем самым рассчитывали задержать продвижение наших войск. Но у них ничего не вышло. Сколько теплых слов было высказано потом воинам 35-й отдельной стрелковой бригады пленниками за свое освобождение.
Все колодцы в городе были отравлены отступающими фашистами». [17]


В каждом доме бойцы бригады обнаружили канистры с бензином – немцы готовились совершить чудовищное злодеяние – сжечь город Солнечногорск. И только стремительность контрнаступательных действий наших подразделений позволила предотвратить планы гитлеровцев. Им пришлось бежать, бросая технику и вооружение, не успевая даже хоронить убитых. В одном из домов города Солнечногорска были обнаружены 12 раненых красноармейцев, оставшихся здесь во время отступления советских войск. Хозяйка дома бережно ухаживала за ранеными, пряча их от глаз фашистских солдат.
Отличился в боях за СОЛНЕЧНОГОРСК боец медико-санитарной роты А. КОГТЕВ. Им было спасены жизни восьмерых бойцов. Мужественный красноармеец был награжден медалью «За отвагу».

В 17.00 11 декабря в штабе бригады в ХМЕТЬЕВО взорвалась противотанковая мина, оставленная при отходе немцами. В результате взрыва получил смертельные ранения начальник артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады капитан В.Ф. УХОВ.

Подробности гибели отважного офицера описал в письме следопытам Солнечногорской средней школы № 5, старшина управления бригады А.Я. ВАЛЬКОВ:
«Утро было морозное… Я подъехал к дому, из которого вышли некоторые товарищи управления штаба бригады, и пошли по дороге. Из этого дома вышел и помощник начальника оперативного отдела бригады тов. В. БЕРЛИН. В этот момент я увидел капитана В.Ф. УХОВА. Он был в кожаных брюках и во френче, обут в хромовые сапоги. Он весь дрожал от холода и тов. В. БЕРЛИН взял капитана В.Ф. УХОВА под руку и прошел с ним в дом. Я побежал догонять товарищей, но не пробежал и десяти шагов, как сзади раздался страшный взрыв. Это произошло в доме, из которого за несколько минут до этого вышел тов. В. БЕРЛИН. В этот момент мы все вернулись и побежали в дом.
Нам представилась следующая картина: капитан В.Ф. УХОВ лежал, откинувшись на стуле с разорванным животом, а вокруг него лежали несколько жильцов этого дома. Оказывается, после нашего ухода хозяйка дома решила навести порядок, и, протирая пыль с подоконника, задела усики мины, выведенные из подвала наружу… Минут через 5-10 после взрыва капитан В.Ф. УХОВ скончался. Время не ждало – мы похоронили тов. В.Ф. УХОВА, произвели прощальный салют из пистолетов и автоматов и отправились догонять части наступавшей дальше бригады».


По данным начальника штаба 35-й ОСБр полковника Г.М. ШНАЙДЕРА, капитану УХОВУ Владимиру Федоровичу за 2-3 дня до смерти было присвоено очередное воинское звание «майор», однако документально это пока нигде не подтверждается.

Родился В.Ф. УХОВ в городе Вологде в семье железнодорожного рабочего. Семья рано лишилась матери, тяжело болел отец, и Владимир решил работать. В 1929 году молодой шахтер В.Ф. УХОВ был призван в ряды Красной Армии. Спустя 4 года Владимир Федорович окончил ускоренные курсы Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина. В августе 1941 года он был назначен на должность преподавателя артиллерии в родном училище.

В 1966 году останки В.Ф. УХОВА перезахоронили в братскую могилу в районе деревни Рекинцо. В канун 25-летия разгрома немцев под Москвой в 1966 году одной из улиц города Солнечногорска было присвоено имя капитана В.Ф. УХОВА.

В боях за СОЛНЕЧНОГОРСК наступающие подразделения наших войск были подвержены сильному воздействию авиации противника. Остро ощущалась нехватка зенитных средств для борьбы с самолетами врага. Однако и здесь бойцы бригады находили выход из положения, приспосабливая для ведения огня по воздушным целям стрелковое оружие. Так, например, в батальоне майора Г.В. ЗИНОВЬЕВА для стрельбы по самолетам на крыльце одного из домов приспособили пулемет «Максим» и бойцам удалось сбить самолет врага.

О том, как это произошло, рассказывает ветеран бригады М. КАТУНСКИЙ:
«Это было на подступах к городу Солнечногорску. Батарея, которой я командовал, получила задачу выдвинуться вперёд, занять огневые позиции, прямой наводкой подавить огневые средства противника. Вражеский самолёт летел медленно, как бы выискивая цели.
Он заложил один вираж, затем второй вокруг нас, а затем, резко снижаясь, почти пикируя, пошёл на нашу огневую позицию. От самолёта отделился какой-то предмет. Через несколько мгновений этот предмет, потом оказавшийся обыкновенным колесом от деревенской телеги, глухо шлёпнулся о землю перед фронтом батареи у четвёртого орудия, «пропахал» 10-15 м по земле и затих. Чувство опасности прошло. Его сменили смех, шутливые реплики. А фашист, уверовав в свою безнаказанность, решил или ещё раз пощекотать нам нервы, или к первому колесу послать второе.
Несколькими очередями из пулемётов наших стрелков самолёт был подбит, задымил. Затем немец попытался уйти в сторону города – не получилось. Дав резкий крен, самолёт упал в 600-700 м от шоссе. На месте его падения взметнулся столб дыма».


Преследуя части 2-й танковой и 106-й пехотной дивизий врага, 35-я ОСБр продолжила наступление. Противник, отступая на ОБУХОВО, разрушил мост через реку ИСТРУ. Саперная рота под руководством начальника инженерной службы бригады капитана Г.А. БАЛБАШОВА восстановила мост, и с утра 13 декабря бригада возобновила преследование противника.
В тот день после упорного боя бригадой было занято ОБУХОВО. Далее боевой путь бригады прошел через населенные пункты СЕЛИЩЕВО, КРИВЦОВО. Обогнув Истринское водохранилище с севера, 14 декабря бригада вела бои за деревни ДЕНЬКОВО и АНТИПОВО в уже Истринском районе. В следующие дни наступление развивалось с неослабевающим успехом.

Оперативные сводки того времени о ведении боевых действий бригадой гласят:
«К исходу 15.12.1941 г. 35 осбр овладела КУЗНЕЦОВО, ПОДЖИГОРОДОВО, АНТИПОВО и с утра 16.12 продолжает преследовать противника».
«… Понеся потери на минных полях противника, 35 осбр к 15.00 18.12. вела бои на рубеже: ДАВЫДКОВО – ГРЕБЕНКИ…»
«…К 17.00 19.12 наступает из района ЯЗВИЩЕ за левым флангом группы Ремизова на ВОЛОКОЛАМСК… » [18]


Скупые слова оперативных сводок. А за каждым словом – труд людей, смерть бойцов, кровь и пот наших солдат. Сколько их погибло в Подмосковье, защищая столицу от врага! Разве можно без содрогания читать строки из писем бойцов бригады, где они пишут о гибели своих товарищей!

«…САЛИНА, единственного кандидата партии из курсантов нашего взвода, убили, когда он вёл стрельбу из автомата, стоя по грудь в снегу. Он не покачнулся, а только голову склонил, и у него из носа струйкой потекла кровь на автомат, быстро розовея на стали. Я вытащил у него из кармана кандидатскую карточку, которую отдал после боя политруку, - вспоминает ветеран бригады Б. ИЗМАЙЛОВ, - … КАРАСЁВУ в живот попал осколок мины. Я разрезал маскхалат, раскрыл его и увидел в животе острый конец осколка сантиметров на пять… В роте нас было 120 человек, по 40 в каждом взводе. Когда я стал командовать взводом, то в моём подчинении осталось 12 бойцов, после меня осталось восемь…». [19]

В боях за ОБУХОВО совершил свой подвиг командир роты лейтенант Г.Г. ГУДЫМ. Тяжело раненый, он не оставил поля боя и продолжал командовать ротой до тех пор, пока бойцы его подразделения не выполнили поставленную задачу.

Ведя тяжелые бои, бригада к 6.00 20.12 овладела станцией ВОЛОКОЛАМСК. К этому времени войска 20-й армии вышли на рубеж реки ЛАМА, где были встречены сильным огнем противника с ее западного берега. Части 35-й отдельной стрелковой бригады были оставлены превосходящими силами противника и отошли на рубеж ТИМОНИНО, ЛУДИНА ГОРА, где заняли оборону. [20]

В книге Л.З. МУРИЕВА «Провал операции «Тайфун»» в числе участников освобождения ВОЛОКОЛАМСКА указываются: 145-я танковая бригада, 17-я стрелковая бригада, 64-я морская бригада, 331-я стрелковая дивизия, 17-я танковая бригада и часть сил 1-й гвардейской танковой бригады. Частями 35-й отдельной стрелковой бригады была освобождена железнодорожная станция ВОЛОКОЛАМСК, находящаяся к югу от одноименного города. Много боевой техники и награбленного имущества осталось в эшелонах и на складах станции.
 
Упорные бои развернулись за населенный пункт ПАГУБИНО. Неоднократные атаки в течение 20-23 декабря не приносили успеха и только к вечеру 24 декабря, очистив ПАГУБИНО от противника, бригада закрепилась в нем.

Вспоминая боевые действия того периода, майор запаса К.К. БАШКОВ пишет:
«У Волоколамска есть высота. Наш батальон частью сил занял эту высоту, имевшую для нас важное тактическое значение. Решив вернуть высоту, противник бросил на нее пехоту под прикрытием нескольких танков. Как-то так получилось, что наша артиллерия быстро справилась с танками. Два танка загорелись, остальные отошли назад, но немецкая пехота оказалась упорнее танков, и фашисты, ведя огонь на ходу, неся большие потери, продолжала атаку.
Нам было жарко на высоте, хотя мороз был более 30 градусов. Бой длился, наверное, более получаса. А когда закончился бой, то у одного курсанта – Петра ХЛОПУШИ нервной судорогой свело пальцы рук во время стрельбы из пулемета. Нам пришлось силой отдирать их от рукояток».


Курсант ФИНКЕЛЬШТЕЙН заменил в ходе боя сначала командира взвода, а когда был убит командир роты – стал командовать ротой. Благодаря его инициативе и решительности, рота выполнила поставленную задачу.
 
35-я отдельная стрелковая бригада стала одним из участников штурма ЛУДИНОЙ ГОРЫ, давшего возможность нашим частям продолжить наступление на Волоколамском направлении.
ЛУДИНА ГОРА – это населенный пункт и высота 206,3 того же названия. Она господствует над всей округой. От нее местность просматривается в радиусе до 10 км. Подступы совершенно открытые, хорошо простреливаемые.

Фашисты имели приказ своего командования – ни в коем случае не сдавать позиций. Немецкий полковник, руководивший обороной на том участке, писал в донесении:
«ЛУДИНА ГОРА неприступна. Обход ее невозможен, так как всю окружающую местность мы держим под огнем. Гарнизон неплохо проведет зиму в своих укреплениях».


ЛУДИНА ГОРА по своим инженерным укреплениям действительно могла считаться неприступной. Вражеский узел сопротивления имел круговую оборону. Здесь было оборудовано 80 пулеметных точек, 12 минометных, 10 противотанковых позиций [21), из них перед фронтом 35-й ОСБр находилось 15 пулеметных и орудийных ДЗОТов [22]. Система огня создавала сплошное огневое полукольцо.

Удар было решено наносить там, где его противник меньше всего ожидал – с севера. Там местность была открытая, простреливался каждый метр, и немцы считали, что наши войска не решатся наступать с той стороны. Расчет был прост: демонстрируя наступление с востока и юга, отвлечь внимание противника, в это время незаметно сосредоточить достаточные силы у подножья ЛУДИНОЙ ГОРЫ с севера и атаковать ее внезапно. С фронта противника сковывала 331-я стрелковая дивизия, с юга – 35-я ОСБр.

В бригаде были заранее оборудованы блиндажи с прочными перекрытиями, огневые позиции артиллерии и минометов. Бригада начала демонстрировать наступление. Противник открывал ураганный огонь, а наши бойцы укрывались в блиндажах, не прекращая артиллерийского и минометного огня. Целый день длилась дуэль. Как только темнело – наши подразделения усиливали огонь. Немцы, принимая его за начало атаки, переносили огонь на свои же препятствия, разрушая их. Так продолжалось две ночи.

Тем временем, незаметно для врага, у северных скатов ЛУДИНОЙ ГОРЫ сосредотачивались силы, достаточные для штурма. Поздно ночью началось наступление.
Противник открыл огонь, но разведанные нашими разведчиками огневые точки подавлялись артиллерией. С началом артподготовки было уничтожено 38 огневых точек, половина минометных позиций, батарея, большинство блиндажей. [23]

Несколько огневых позиций было оборудовано немцами в крутых обрывах горы – они поначалу остановили продвижение советских войск. Сверху их не брали даже тяжелые снаряды. Эти укрепления были разрушены нашей артиллерией прямой наводкой. Но противник продолжал сопротивляться, перебросив на участок прорыва подразделения с южной части ЛУДИНОЙ ГОРЫ. Ослабленным участком обороны тотчас же воспользовались подразделения 331-й стрелковой дивизии. Успех их атаки быстро развивался. Две роты ворвались в укрепрайон и почти без потерь двинулись вперед, но подверглись контратаке до батальона немцев. Однако на ЛУДИНУ ГОРУ ворвались еще два наших батальона. Они стремительно атаковали противника во фланг. Не выдержав удара, враг стал отходить в направлении деревни ПОСАДНИКИ.

В это время 35 ОСБр, вышедшая во фланг противнику с юга, уже не демонстрировал наступление, а атаковала ЛУДИНУ ГОРУ. Несмотря на значительные потери, его подразделения упорно продвигались вперед, нанося противнику урон. В течение следующего дня, наши войска вели отдельные бои с разрозненными фашистскими группами. К вечеру эти группы были уничтожены. Противник потерял здесь около 1500 человек убитыми. [24]

К 15 часам 30 декабря бригада вела уже наступление на САФАТОВО. [25] Освободив населенные пункты ДУРОВО, САПЕГИНО, ПЛОСКОЕ, МЕДВЕДКИ, подразделения бригады после упорных боев захватили к 15 января 1942 года ТЕРЕНТЬЕВО, КРЮКОВО, ЛИХАЧЕВО, ГРЯДКИ.

12 января 1941 года, вместо П.К. БУДЫХИНА, убывшего для дальнейшего прохождения службы в распоряжение отдела кадров штаба 20-й армии, на должность командира 35-й ОСБр был назначен полковник МАСЛЕННИКОВ Николай Кузьмич. [25] Бойцы бригады вспоминают его как человека, обладающего твердой волей, высокой требовательностью, развитым   тактическим   мышлением.   Под  командованием  полковника  Н.К. МАСЛЕННИКОВА бойцы бригады освободили множество населенных пунктов, вели жаркие бои с фашистскими полчищами.
 
В период боевых действий на рубеже реки ЛАМА в бригаде появились первые зачатки снайперского движения. История этого движения такова. Младший лейтенант НОГИН обратился к своему командиру батальона товарищу К.В. БИЛЮТИНУ с идеей создания снайперской группы по уничтожению фрицев. Идея была одобрена. Тов. НОГИН организовал вокруг себя отличных стрелков товарищей: КАСИМБЕКОВА, РОМАЗАНОВА, ЛЕОНТЬЕВА и ЕРЕМИНА. Результаты сказались очень скоро. Уже к 21 февраля 1942 года на счету у снайперов значилось убитых немцев:
- у тов. НОГИНА – 38;
- у тов. КАСИМБЕКОВА – 19;
- у тов. РОМАЗАНОВА -12;
- у тов. ЛЕОНЬТЕВА – 10 [26]
Число последователей тов. НОГИНА быстро стало расти. Стали снайперами тов. КУСКОВ, ГРИН, ПАНТЕЛЕЕВ и др. Идею зарождения снайперского движения быстро поддержала армейская газета «За честь Родины». На ее страницах в № 47 от 21 февраля 1942 года в передовой «Растить снайперов-истребителей» и в статье батальонного комиссара тов. НЕСТЕРЕНКО «Снайперы-истребители» популяризировался опыт младшего лейтенанты НОГИНА и его последователей.

В боях с врагами зимой 1942 года родилась песня 35-й ОСБр. Слова к ней написал помощник командира 1-го отдельного стрелкового батальона старший лейтенант С.Х. БАРАНОВ. В феврале 1942 года в расположении бригады побывала группа артистов, в составе которой был известный в то время композитор Сигизмунд КАЦ. Тепло встретили бойцы артистов, рассказали о своих ратных делах, подарили красноармейскую форму. А в конце встречи С. КАЦ, узнав о тексте старшего лейтенанта С.Х. БАРАНОВА, здесь же, в расположении бригады, написал к нему музыку. В тот же день песню разучили, она полюбилась, с этой песней в дальнейшем бойцы шли в бой за наши города и села.

Песня 35-й отдельной стрелковой бригады
Враг шагал уже по Подмосковью,
Собираясь взять Москву не раз,
Обливалось сердце жгучей кровью
За Москву у каждого из нас.
ПРИПЕВ:
Тридцать пятая, вперед в священный бой,
К новым подвигам, герои Луговой! /два раза/
Славою связана крылатой,
Этою суровою зимой
Наша тридцать пятая бригада
Под Москвой вступила в первый бой.
ПРИПЕВ.
Ненависть пылала солнца жарче
И вздымалась выше снежных гор.
Тридцать пятой с боевого марша
Завоеван был Солнечногорск.
ПРИПЕВ.
Наш комбриг отважный, закаленный,
С ним возьмем любые рубежи.
Под Волоколамском батальоны
Подрывали немцев блиндажи.
ПРИПЕВ.
Чтобы воздух был, как прежде, чистым,
Чтоб народ наш не носил оков,
Бей, боец, по снайперски фашистов,
Бей без промаха, как бьет Кусков.
ПРИПЕВ.
Научись, как Кайсымбеков славный,
Словом жечь и пулею разить.
Научись, как лейтенант Сайганов,
Пулеметами врагов косить.
ПРИПЕВ.
Отрубив коричневую лапу,
Мир избавится от страшной мглы,
За вождя! За Родину! На Запад!
Смело в бой с фашистами, орлы!
ПРИПЕВ.


В песне описан боевой путь бригады, поется о лучших ее бойцах – снайперах КУСКОВЕ, КАЙСЫМБЕКОВЕ, которые своими меткими выстрелами уничтожили не один десяток фашистов, лейтенанте САЙГАНОВЕ Василии Николаевиче – заместителе командира 1-го отдельного стрелкового батальона.

Примечательна судьба этого человека. 1918 года рождения, член партии с 1941 года. В 1938 году Василий Николаевич был призван в Красную Армию. Когда начались бои на озере Хасан, боец САЙГАНОВ через газету «Красная Звезда» обратился с просьбой о переходе в район ведения боевых действий, где в то время служили два его брата. Просьба была удовлетворена, а в 1939 году братьев-патриотов направили для учебы в Тамбовское Краснознаменное пехотное училище. С началом Великой Отечественной войны В.Н. САЙГАНОВ оказался на территории Ирана в составе 45-го горно-стрелкового полка. В октябре 1941 года прибыл в Ташкент и был включен в состав вновь формируемой 35-й ОСБр, в которой занимал последовательно должности командира взвода, роты, а впоследствии и батальона. За боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды, многими медалями. На начало 1980-х годов В.Н. САЙГАНОВ проживал в городе Пензе, где вел большую военно-патриотическую работу среди молодежи.

Весь январь и февраль 1942 года продолжались жаркие бои с врагом. К 16 января части 35-й ОСБр овладели КЛИШИНО, ШАНОВСКОЕ, ВАСИЛЬЕВСКОЕ, ЛАЗАРЕВО. Ночной атакой 20 января бригада овладела ГЕРШЕВО, КУСАКИКО и продолжала преследование противника в западном направлении. 21 января 1942 года 35-я ОСБр вышла в район ФИЛИНОВО, НИКОЛЬСКОЕ, ДУБОСЕКОВО.

К 9 февраля 1942 года 35-я ОСБр, сковывая противника на участке ВЕЛЬМИНО, ПАТЬКОВО, главными силами в 9.00 повела наступление на БОЛЬШИЕ ТРИСЕЛЫ. Однако наступление бригады было приостановлено сильным огневым сопротивлением противника. [27]
Активными действиями бригада сковывала противника на участке БОЛЬШИЕ ТРИСЕЛЫ, БЫКОВО.

Родина никогда не забудет славных подвигов бесстрашных и мужественных курсантов-ленинцев, бойцов бригады. Курсант ИВАНОВ в бою уничтожил три вражеских танка.

Фронтовая газета «Бей врага» так писала о подвиге курсанта:
«Враг думает, что советский воин погиб, но так думают немцы. А вот курсант ИВАНОВ, скромный русский человек, не дрогнул, когда на окоп лезло немецкое чудовище. Он лишь нагнулся пониже в окопе и выждал, покуда не пройдут немецкие танки, а затем выпрямился и забросал танки сзади бутылками с горючей смесью. Так, один за одним, он уничтожил три вражеских танка. Героический поступок ИВАНОВА служит примером для других».


Шел бой за овладение вражескими позициями. Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. Трудно было подойти к траншее врага – немцы вели яростный огонь. В самый решительный момент вперед вырвался младший сержант АБРАМОВ. Крикнув «За мной, в траншею!», отважный боец сам первым вступил в рукопашную схватку с врагом, лично уничтожив четырех гитлеровцев. Вскоре траншея была отчищена от врага. [28]

12 февраля 1942 года по 35-й ОСБр был издан приказ № 58, который гласил: «35 ОСБр, как составная часть Красной Армии за время боевых действий имеет блестящие победы над коварным врагом. Она освободила 99 населенных пунктов, в том числе город СОЛНЕЧНОГОРСК и станцию ВОЛОКОЛАМСК. В бригаде родились десятки отважных героев. Особенно отличились и удостоились правительственных наград товарищи: майор ЗИНОВЬЕВ, батальонный комиссар БОРИСОВ, капитан ТИТОВ, лейтенанты КАЛМЫКОВ, КАДЫНЕЦ, старший политрук СТЕБЛОВ, младшие лейтенанты ВОРОДАЕВ, ЧЕРНЫХ, БАРВАШУ, ГЛУХОВ, старший сержант КОЛОГРИМОВ, сержанты САЛИН, МАКСИМЕНКО, красноармейцы КУЛАКОВ, ЕРЕМИН, СОКОЛОВ, КИРСАНОВ».[29]

К этому времени в бригаде оставалось малое количество личного состава. Многие курсанты погибли в боях с фашистами. Отдали свои жизни Д. ВОЛЫНЕЦ, С. КАДЫНЦЕВ, Ю. КОРОСТЫЛЕВ, ЖЕБЕЛЬ, ЛАБОДА, МАКСИМОВ, ГЛУШЕЦ, КОНЕВ и многие другие.
В марте 1942 года оставшимся в живых курсантам было присвоено воинское звание «младший лейтенант» и они стали командовать взводами в бригаде. Во 2-м отдельном стрелковом батальоне такое звание получили только 14 курсантов – столько их к тому времени оставалось в строю, в 1-м батальоне – 7. Часть курсантов была направлена на учебу в город Солнечногорск, откуда вскоре они вернулись в родную 35-ю ОСБр, где стали командирами взводов.


В ожесточенных боях под Москвой особенно отличились разведчики 35-й ОСБр. Начальником разведки бригады был капитан Г.А. ПРОКОПЕНКО. Отдельной разведывательной ротой бригады некоторое время командовал выпускник Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина И. ЗАЙЦЕВ, геройски погибший в боях. Боевым парторгом был И. КОНОПЛЕВ. Душой разведчиков были И. КУЗОВКИН, В. ТЕРЕЩЕНКО, Б. ПЕТРОВ. Они отдали свои жизни за свободу и независимость своей Родины. Бесстрашным разведчиком, неоднократно ходившим в тыл врага и всегда выполнявшим все боевые задания, был воспитанник ТПУ имени В.И. Ленина СИДОРЕНКО Александр Григорьевич. Краснощекий темнобровый ясноглазый 19-летний юноша обладал смелостью, незаурядной смекалкой и находчивостью. В бригаде говорили, что если в поиск пойдет капитан А.Г. СИДОРЕНКО, то жди «языка», у разведчиков промаха не будет.

15 марта командующий фронтом приказал взять на участке ответственности 35-й ОСБр контрольного пленного. Поначалу было принято решение провести разведку боем силами всей бригады, чтобы выполнить приказ.   Однако  благодаря  умелым  действиям  разведчиков  В. ЩУКИНА, Н. КОРОЛЕВА, В. ТЕРЕЩЕНКО, ЧЕРТОВА, удалось добыть контрольного пленного к 12.00 16 марта. Дело обошлось без единого выстрела, а пленный – оберъефрейтор Эдуард БРУНОФЕЛЬ – дал ценные сведения.

Именно разведчики 35-й ОСБр в декабре 1942 года обратились к командованию с просьбой учредить знак «Отличный разведчик», обещав командующему войсками армии к новому году «притащить языка». 26 декабря ими была проведена искусная операция, в результате которой были захвачены пленные и добыты ценные документы, за что четверо разведчиков были награждены орденами. А вскоре было принято решение об учреждении знака «Отличный разведчик», которым одними из первых были награждены и бойцы 35-й ОСБр.
Наступая в направлении ГЖАТСКА, части бригады были остановлены превосходящими силами противника на хорошо подготовленном рубеже под БЫКОВО в направлении Смоленского шоссе. Началась полоса тяжелых оборонительных боев, длившихся до марта 1943 года.

В июле 1942 года вместо убывшего на новое место службы ФРОЛОВА на должность военкома бригады был назначен полковник КОЛЕСНИКОВ Иван Степанович. «Душа - человек», - говорили о нем бойцы. Умея найти ключик к человеческим сердцам, Иван Степанович завоевал глубокое уважение сослуживцев. Слова бесед комиссара звали на подвиг, вызывали ненависть к фашистским захватчикам.

21 сентября 1942 года по бригаде был издан приказ № 0316 об установлении и праздновании годовщины бригады. В приказе говорилось:
«В грозные дни для нашей страны, когда полчища немецких оккупантов приближались к сердцу нашей страны – столицы Великого Советского государства Москве, 17 октября 1941 г. волей Советского правительства и Коммунистической партии большевиков в солнечном Узбекистане /в сталинских лагерях вблизи города Ташкента/ была создана 35 ОСБ. Приказ войскам САВО № 00499 от 17 октября 1941 г. Влившись в ряды нашей доблестной Красной Армии 35 ОСБ героически вела борьбу по разгрому врага под Москвой в декабре 1941 г. Выполняя свой долг перед Родиной 35 ОСБ продолжает и сейчас беспощадно уничтожать гитлеровских захватчиков. За время своих славных боевых действий бригада освободила 108 населенных пунктов.
Приказываю:
Считать дату начала формирования бригады 17.10.1941 г. (основание – выписка из приказа войсками САВО от 17.10.41 г. № 00499). Поэтому годовщину приказываю установить 17.10.41 г.
Командир 35 ОСБ полковник Масленников Н.К.
Комиссар Колесников И.С.
Начальник штаба подполковник Жарков П.Е.».


К первой годовщине со дня создания бригады было уничтожено более 10 000 солдат противника. 209 бойцов и командиров бригады были награждены правительственными наградами.

За время ведения боев в партию было принято 966 человек. 264 бойца стали комсомольцами. Тепло поздравил с первой годовщиной со дня основания бригады секретарь ЦК КП(б) Узбекистана Усман ЮСУПОВ, приславший поздравительную телеграмму.

14 октября 1942 года в командование бригадой вступил генерал-майор А.Л. ПРОНИН.
А течение февраля-марта 1943 года немецко-фашистское командование перебросило на Орловское направление из под РЖЕВА и ГЖАТСКА 12 своих дивизий. В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам Калининского и Западного фронтов перейти к преследованию врага в общем направлении на СМОЛЕНСК. После упорных боев они 3 марта освободили РЖЕВ, 6 марта – ВЯЗЬМУ. Вели наступление и части 35-й ОСБр, действуя теперь уже в составе 5-й Армии.

5 марта 1943 года 35-я ОСБр заняла ОСЯНКИ, ОНИЦЫВО, 6 марта – достигла ЗАТВИРОВО, 15 – овладела ДОМАНЧИНО, ГРИШИНО, ФЕДОРОВКА, ДУДЕНКИ и к 16 марта 1943 года вышла на рубеж ЛУЩЕКОВО, НЕМЕРЗЬ-ГОРОДОК, где вела оборонительные бои вплоть до лета 1943 года.

В июне 1943 года бригада была переформирована в 208-ю стрелковую дивизию. О боевом пути 208-й стрелковой дивизии вспоминает ее бывший командир генерал-майор Р. Цветков:
«Боевой путь дивизии начался наступательными боями на СМОЛЕНСК в составе 5-й армии, а затем – 10-й гвардейской армии Западного фронта.

6 августа 1943 года дивизия участвовала в прорыве заранее подготовленной обороны противника. В конце августа принимала участие в разгроме группировки фашистских войск на реке УГРА, освобождала ЕЛЬНЮ.

В октябре 1943 года дивизия вышла к восточной границе Белоруссии и в составе 10-й гвардейской армии участвовала в наступлении на Оршанском направлении.
В декабре 1943 года дивизия была переброшена в район ВЕЛИКИХ ЛУК, и в составе 22-й армии прорывала оборону противника южнее станции НАРВА, участвовала в наступательных боях на Новосокольническом направлении.

В начале 1944 года в составе 1-й ударной армии дивизия прорвала оборону противника под СТАРОЙ РУССОЙ, участвовала в освобождении СТАРОЙ РУССЫ, и, развивая наступление, прошла с боями 150 км, освободила более 300 населённых пунктов, в том числе ДЕДОВИЧИ, ПОЖЕРЕВИЦЫ. Форсировав реку ВЕЛИКУЮ, дивизия захватила плацдарм на её западном берегу в районе ПУШКИНСКИХ ГОР.

Летом 1944 года дивизия в составе 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта вела ожесточённые бои по освобождению от фашистских захватчиков территории Латвийской ССР.
В сентябре 1944 года 208-я стрелковая дивизия была переброшена под ШАУЛЯЙ.

В составе 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта дивизия 5 октября 1944 года прорвала оборону противника юго-западнее ШАУЛЯЙ и на шестой день боёв вышла к заливу КУРИШ-ГАФ Балтийского моря, отрезав с юга группировку противника в районе МЕМЕЛЬ (КЛАЙПЕДА). За 8 дней боёв с 5 по 13 октября дивизия прошла с боями около 200 км, освободила более 250 населённых пунктов, в том числе города ПРЯКУЛЕ, ШИЛУТЕ, РУСНО.
16 января 1945 года 208-я стрелковая дивизия, форсировав реку НАРЕВ, прорвала оборону противника в районе ОСТРОЛЕНКА и устремилась к границам Восточной Пруссии. 24 января 1945 года перешла Восточно-Прусскую границу, овладела немецким городом ФРИДРИХХОФ.

208-я стрелковая дивизия участвовала в отражении контрудара и разгроме немцев в районе городов АЛЛЕНШТАЙН И МОРУНГЕН, в овладении городами МЕЛЬЗА, ВОРЛЕДИДТ, ХАЙДИГЕНБАЙЛЬ, за что личному составу была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего.

С 5 по 9 апреля 1945 года дивизия участвовала в штурме КЕНИГСБЕРГА.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, проявленные при этом доблесть и мужество, 208-я стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 084 от 17.05.45г. 208-й стрелковой дивизии было присвоено наименование «Кенигсбергская»».

35-я ОСБр не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной. Её боевой путь немногим превысил 200 км. Но каждый метр отвоёванной у врага земли давался ценою человеческих жизней, каждый день боёв наполнен подвигами, мужеством и героизмом курсантов-ленинцев.
Люди советского поколения свято чтили память бойцов, отдавших свои жизни за свободу страны. Каждый раз, в торжественные для нашей страны дни, курсанты Ташкентского ВОКУ имени В.И. Ленина вплоть до 1992 года возлагали гирлянду Славы к могиле Неизвестного солдата на площади имени В.И. Ленина в городе Ташкенте. Этот торжественный ритуал всегда волновал каждого курсанта-ленинца. И это не случайно: ведь в могиле были захоронены останки неизвестного солдата, привезенные из-под Москвы со станции Луговая, где вступили в свой первый и кровопролитный бой курсанты 35-й ОСБр.


В городе Ташкенте в 1960-1990-х годах существовал и активно работал совет ветеранов 35-й ОСБр, возглавляемый А.С. Клишиным. Члены совета – ветераны бригады Гусев, Вальков и другие часто бывали в гостях у курсантов Ташкентского ВОКУ имени В.И. Ленина, проводили беседы, уроки мужества со школьниками города Ташкента.

Ветераны бригады и по окончанию войны долго оставались в строю. Своей самоотверженной работой к славе огненных боев они прибавляли и славу трудовую.

А.К. ГУСЕВ – заслуженный учитель УзССР, за успехи в обучении и воспитании подрастающего поколения был награжден медалью «За трудовую доблесть».

В.К. КУЦЕНКО – работал над созданием сельскохозяйственных машин. Являлся заслуженным изобретателем УзССР, за создание куракоуборочной машины был награжден Большой золотой медалью ВДНХ.

Николаю ГРИЦЕНКО в бою за станцию Волоколамск вражеской миной раздробило ступню. Будучи инвалидом, Николай Семенович нашел в себе силы окончить институт, работать. Путь, пройденный Н.С. ГРИЦЕНКО от конструктора до главного инженера – путь мужественного, закаленного жизнью человека.

Навсегда   связали   свою   жизнь   с   армией  ветераны  35-й ОСБр  Г.М. ШНАЙДЕР, М.М. КАТУНСКИЙ, С. САФОНОВ, И. КОЛЕСНИКОВ, Е. БЕРЛИН.  Щедро передавали в свое время боевой опыт слушателям Военной академии Генерального штаба ВС СССР генерал-майор Г.А. ПРОКОПЕНКО и генерал-лейтенант С.А. РЖЕЧИЦКИЙ.

Долгое время, в период с 1953 по 1972 год, был комендантом города Москвы Герой Советского Союза генерал-лейтенант И. КОЛЕСНИКОВ, боевой комиссар бригады.

Вот уже много лет руководит работой кружка следопытов в городе Солнечногорске капитан I ранга ЖЁЛУДЕВ Фёдор Игнатьевич. Следопыты занимаются сбором материалов по истории боевого пути соединений, освобождавших их родной город. В школе создан Музей боевой славы, где хранятся воспоминания, личные вещи ветеранов 35-й отдельной стрелковой бригады, оформлены стенды о ее бойцах и командирах. Активно работают по розыску бойцов, освобождавших город Солнечногорск, ученицы средней школы № 5 Л. РОМАШКИНА, И. МАРЮШКИНА, М. ЛЕЗЛИКОВА. Им удалось разыскать дочь капитана В.Ф. УХОВА – Ирину Владимировну. Встреча с дочерью героя стала настоящей наградой за долгую работу. С ветеранами и их родственниками группа переписки до настоящего времени поддерживает связь.

Идут годы. Время засыпало окопы, вырытые войной на полях страны. Время восстановило города, разрушенные фашистами. Один за другим уходят из жизни ветераны.

Их становится с каждым годом всё меньше и меньше. После распада СССР большинство из них проживает в другом государстве. Но это не может заставить нас забыть великий подвиг, совершённый советскими людьми в годы Великой Отечественной войны. Такое забыть невозможно!

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА, ИСПОЛЬЗУЕМАЯ
В ИССЛЕДОВАНИИ


1.   Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг. Краткая история. Воениздат МО СССР. М., 1965 г.
2.   Ордена Ленина Московской военный округ. М., Воениздат, 1977 г.
3.   Боевой путь войск Туркестанского военного округа. Воениздат. М., 1959 г.
4.   Краснознаменный Туркестанский М., Воениздат, 1976 г.
5.   Ташкентское общевойсковое училище им. В.И. Ленина. Изд. «Узбекистан», Ташкент, 1978 г.
6.   Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Изд. 2-е, изд. АПН, М., 197 г.
7.   Муриев Д.З. Провал операции «Тайфун» Изд. 2-е, М., Воениздат, 1972 г.
8.   Соболев А.М. Разведчики уходят в поиск. Воениздат, М., 1963 г. Газета «Красная звезда» от 10.03.1942 г.
9.   «Знамя Октября» 1975, 1977, 1979 Государственного центрального архива Советской Армии.
10.   Материалы Солнечногорского музея боевой славы.
11.   Материалы музея боевой славы ТЕОКУ им. В. И. Ленина.
12.   Воспоминания ветеранов 35 ОСБ.

СНОСКИ.
1.   Ташкентское общевойсковое училище имени В.И.Ленина. Изд. «Узбекистан», Ташкент, 1978, с. 115.
2.   Государственный Центральный Архив Советской Армии, оп 50259, д.21, л.301.
3.   Башков К.К. Воспоминания. Архив музея боевой славы средней школы №5 г. Солнечногорска.
4.   Прокопенко Г.А. Воспоминания. Архив музея средней школы №5 г.Солнечногорска.
5.    «Знамя Октября», 1975г., 17 апреля.
6.   Там же.
7.   Ташкентское общевойсковое училище им. В.И. Ленина, с. 124-125.
8.   ГЦАСА, Ф.373,оп 6631, д.1, л.20.
9.    «Знамя Октября», 1975г.,17 апреля.
10.   ГЦАСА,ф.373,оп 6631, д.4, л. 78.
11.   Шнайдер Г. Воспоминания. Архив музея боевой славы средней школы №5 г. Солнечногорска.
12.   ГЦАСА,ф.373, оп 6631, д.3, л.22.
13.    «Знамя Октября»,1975, 17 апреля.
14.   Там же.
15.   Петрик А. Воспоминания. Архив музея боевой славы средней школы №5 г. Солнечногорска.
16.   Там же.
17.   Учеваткина Ф. Воспоминания. Архив музея боевой славы средней школы №5 г. Солнечногорска.
18.   ГЦАСА,ф.375 оп 6631, д.3, л.34-41.
19.   Измайлов Б. Воспоминания. Архив музея.
20.   ГЦАСА,ф.373, оп 6631, д.4, л. 15
21.    «Красная звезда», 1942г., 10 марта.
22.   Ташкентское общевойсковое училище им. В.И. Ленина, с. 123.
23.    «Красная звезда», 1942г., 10 марта.
24.   Там же.
25.   ГЦАСА,ф.375, оп 6631, д.3, л.62.
26.   ГЦАСА, ф.1830, оп 2, д.1, ГЦАСА,,ф.373, оп 6631, л.22.
27.   ГЦАСА, ф. 373,оп 6631. Д.2, л.32-47.
28.   Ташкентское общевойсковое училище им. В.И. Ленина, с.124.
29.   ГЦАСА,ф.1830, оп 2, д.2,л.94.
« Последнее редактирование: 22 Декабря 2011, 12:28:59 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW


БАЛБАШОВ Георгий Алексеевич
Подполковник


Родился в 1906 году. Русский.
Член ВКП(б) с середины 1942 года.
В рядах РККА с 1928 года.
Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с 1 декабря 1941 года на Западном фронте.
Имел ранение средней тяжести под н.п. Березки 2 февраля 1942 года.

С января (???) по октябрь 1941 года капитан Балбашов Г.А. проходил службу в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина на командной (начальник инженерной службы училища) или, скорее всего, преподавательской должности (инженерно-саперная подготовка). Информация в отношении порядка прохождения военной службы в стенах училища уточняется.

В середине октября 1941 года был зачислен в штат 35-й отдельной стрелковой бригады, формируемой Ташкентским пехотным училищем имени В.И. Ленина в городе Чирчике.

С октября 1941 по 1 февраля 1942 года капитан (майор) Балбашов Г.А. находился в должности начальника инженерной службы 35-й отдельной стрелковой бригады.


Справка: 35-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике под Ташкентом (Среднеазиатский военный округ). Командиром бригады был назначен подполковник Будыхин Пётр Кузьмич. В бригаду вошли курсанты Ташкентского пехотного училища и Алма-атинского пулеметного училищ, а также студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, плюс бойцы Красной Армии, закончившие лечение в госпиталях.
Справка: «…Исторический формуляр 35-й отдельной стрелковой бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»… Примечательна судьба 35-й отдельной стрелковой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала короткое время - с ноября 1941 по июнь 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в ноябре 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».
Справка: На Западном фронте под МОСКВОЙ в районе города СОЛНЕЧНОГОРСКА в декабре 1941 года 35-я отдельная стрелковая бригада в составе 20-й армии вела сначала оборонительные, а затем успешные контрнаступательные действия против немецко-фашистских войск, рвущихся в последнем рывке «блицкрига» к столице СССР МОСКВЕ. Боевой путь бригады при освобождении города СОЛНЕЧНОГОРСКА прошел через его юго-восточную окраину – деревня БУТЫРКИ – деревня СТРЕЛИНО.


Из очерка о боевом пути 35-й отдельной стрелковой (курсантской) бригады: Преследуя части 2-й танковой и 106-й пехотной дивизий врага, 35-я ОСБр продолжила наступление. Противник, отступая на ОБУХОВО, разрушил мост через реку ИСТРУ. Саперная рота под руководством начальника инженерной службы бригады капитана Г.А. БАЛБАШОВА восстановила мост, и с утра 13 декабря бригада возобновила преследование противника. В тот день после упорного боя бригадой было занято ОБУХОВО. Далее боевой путь бригады прошел через населенные пункты СЕЛИЩЕВО, КРИВЦОВО. Обогнув Истринское водохранилище с севера, 14 декабря бригада вела бои за деревни ДЕНЬКОВО и АНТИПОВО в уже Истринском районе. В следующие дни наступление развивалось с неослабевающим успехом.

С 1 февраля по 14 августа 1942 года майор (в последующем подполковник) Балбашов Г.А. находился в должности начальника 1-й части (оперативной) штаба 35-й отдельной стрелковой бригады.

Краткое описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Майор Балбашов Георгий Алексеевич в 35 ОСБр с первых дней ее формирования. Сначала работал в должности начальника инженерной службы штаба 35 ОСБр, с 1 февраля 1942 года по настоящее время – в должности начальника 1-й части штаба 35 ОСБр. За время боевых действий бригады на фронтах с немецкими захватчиками, проявил себя как преданный командир делу партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине. Принял активное участие в формировании и подготовке саперной роты к боям. В результате поставленные боевые задачи, в боях с гитлеровскими оккупантами, успешно выполнялись ротой. Смелый и энергичный командир. На боевом пути бригады сам лично вынул и обезвредил 40 противотанковых мин, а вместе с саперами вынуто и обезврежено свыше 600 противотанковых мин. Своими действиями по разминированию пути движения бригады спас от смерти многих бойцов, командиров, политработников, а также материальную часть и лошадей. Очень часто бывает на передовой по своей личной инициативе и по заданию командования бригады. Порученные боевые задачи выполняет своевременно, четко и умело. Смелый и находчивый командир. Так, с 11 на 12 декабря 1941 года, находясь на передовой, во время боя за город СОЛНЕЧНОГОРСК, увидев, в момент решительной атаки немцев, два станковых пулемета без расчетов, но пригодных для стрельбы, с целью отвлечения нанесения удара немцами по 3-му стрелковому батальону, организовал стрельбу из пулеметов, в результате чего оттянул огонь противника на себя, обеспечив этим продвижение 3-го стрелкового батальона в СОЛНЕЧНОГОРСК. Лично участвовал бою 20 декабря 1941 года в составе 3-го стрелкового батальона за станцию ВОЛОКОЛАМСК. В результате противник был выбит, 3-й стрелковый батальон овладел станцией. 18 января 1942 года по поручению командования бригады руководил боем 2-го стрелкового батальона по взятию деревни КЛЕТКИ. Умелое руководство боем обеспечило взятию деревни КЛЕТКИ. 2 февраля 1942 года, несмотря на ураганный огонь противника по деревне БЕРЕЗКИ, тов. Балбашов смело и решительно выполнял, по своей личной инициативе, боевое задание по разминированию путей подхода для подразделений бригады. При выполнении этого задания осколком минометной мины был ранен в голову, но, несмотря на ранение, оставался в бригаде, продолжая работать. Смелый, стойкий и решительный волевой командир. Свои знания передает бойцам, командирам и политработникам. За что пользуется большим авторитетом.
За проявленные отвагу и мужество, по защите нашего Отечества от гитлеровских извергов, тов. Балбашов Г.А. достоин награждения Правительственной наградой – орденом Красной Звезды.
Начальник штаба 35 ОСБр майор Прокопенко
Военный комиссар штаба бригады батальонный комиссар Ижак
28 марта 1942 года
Тов. Балбашов Георгий Алексеевич достоин Правительственной награды – ордена Красной Звезды.
Командир 35 ОСБр подполковник Будыхин
Военный комиссар бригады батальонный комиссар Колесников
Начальник политотдела бригады батальонный комиссар Павленко
28 марта 1942 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам Западного фронта № 0477 от 26 апреля 1942 года майор Балбашов Г.А. был награжден орденом Красной Звезды.

Убит в бою 14 августа 1942 года.

На момент смерти подполковника Балбашова Г.А. его жена – ГЕНИНА Антонина Васильевна вместе с детьми проживала на территории Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина, флигель 20, кв. 4.

Был первоначально похоронен в районе боев бригады на территории Московской области.

В послевоенное время прах героя был перенесен на воинское захоронение, расположенное ныне в деревне Михалёво Серединского сельского поселения (Шаховский район Московской области).


«…На мемориальной плите на этом захоронении высечены имена воинов, павших при освобождении подмосковной земли. Среди них и имя подполковника Балбашова Георгия Алексеевича, погибшего 14 августа 1942 года.
Поклониться могиле отца из Краснодарского края приехали сын погибшего воина, Виталий Георгиевич Балбашов с супругой и племянник героя – Дмитрий Балбашов из Москвы. В течение многих лет они не оставляли надежду найти место захоронения родного человека. Жене и маленькому сыну Георгий Алексеевич с фронта писал письма, наполненные теплотой и любовью. К сожалению, жизнь героя слишком рано оборвалась. А супруга, даже получив похоронку, продолжала ждать. Она осталась верной своему суженному до конца дней. Именно таким женщинам и посвятил стихотворение «Жди меня» Константин Симонов…»
Газета «Шаховские вести», № 20, 14 мая 2010 года (страница 9). http://ia-shah.mosoblonline.ru/userdata/archive/1273831801.pdf


Алейникова Светлана (alejnsvetlana@yandex.ru), внучка бывшего преподавателя тактики и командира батальонов курсантов Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина полковника Алейникова Константина Ивановича (в настоящее время с мамой и детьми проживает в городе Минске, Беларусь), вспоминает:
«…Наша семья жила вместе с Балбашовыми чуть ли не на одном этаже в доме на территории училища. В одном флигеле - так это точно. Балбашова - старшего мама не помнит, но она дружила с его сыном - Вадиком (так указано в ее воспоминаниях, правильно - Виталием - прим. администрации сайта ТВОКУ) Балбашовым, который родился уже после убытия отца на фронт. С этой детской дружбой связана трогательная история - когда моя семья уезжала в 1945 году в Ярославль, мама подарила Вадику единственное, что у нее было - книгу сказок Гауфа. А Вадик подарил ей свою тарелочку. И – представляете, эта детская тарелочка у нас до сих пор хранится в семье. Пережила она и все переезды - разъезды деда… Пустяк, конечно, и никому это может не интересно. Но это память нашей семьи - наверное, подобные истории есть у каждого и в каждой семье…. Поэтому мне очень хотелось бы узнать что-нибудь о семье Балбашова...».
« Последнее редактирование: 22 Декабря 2011, 12:08:09 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
ХРАПОВ Валентин Андреевич
Гвардии капитан


Родился в 1919 году в Хреновском районе Воронежской области. Русский.
В рядах РККА с 1939 года. Призван Хреновским РВК Воронежской области.
Член ВКП(б).
Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с 1 декабря 1941 года на Западном фронте.

С осени 1939 по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина. На октябрь 1941 года находился в должности помощника командира взвода курсантов.

В середине октября 1941 года в числе четырехсот курсантов-добровольцев из Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина был зачислен в состав формируемой в городе Чирчике 35-й отдельной стрелковой бригады и назначен на должность командира взвода в 1-ю стрелковую роту 1-го отдельного стрелкового батальона с присвоением первичного офицерского звания "младший лейтенант".

Из воспоминаний ветерана 35-й отдельной стрелковой бригады майора запаса Башкова Константина Кирилловича: "...Взводом в 35-й отдельной стрелковой бригаде командовал бывший курсант нашего училища, он был раньше нас в училище и был там помкомвзовдом, младший лейтенант Храпов Валентин Андреевич из Воронежской области. В настоящее время его нет в живых. Он погиб в годы Великой Отечественной войны в боях за нашу Родину...".

Справка: 35-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике под Ташкентом (Среднеазиатский военный округ). Командиром бригады был назначен подполковник Будыхин Пётр Кузьмич. В бригаду вошли курсанты Ташкентского пехотного училища и Алма-атинского пулеметного училищ, а также студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, плюс бойцы Красной Армии, закончившие лечение в госпиталях.
Справка: «…Исторический формуляр 35-й отдельной стрелковой бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»… Примечательна судьба 35-й отдельной стрелковой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала короткое время - с ноября 1941 по июнь 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в ноябре 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».
Справка: На Западном фронте под МОСКВОЙ в районе города СОЛНЕЧНОГОРСКА в декабре 1941 года 35-я отдельная стрелковая бригада в составе 20-й армии вела сначала оборонительные, а затем успешные контрнаступательные действия против немецко-фашистских войск, рвущихся в последнем рывке «блицкрига» к столице СССР МОСКВЕ. Боевой путь бригады при освобождении города СОЛНЕЧНОГОРСКА прошел через его юго-восточную окраину – деревня БУТЫРКИ – деревня СТРЕЛИНО.


На май 1942 года младший лейтенант Храпов В.А. занимал должность командира 1-й стрелковой роты 1-го отдельного стрелкового батальона 35-й отдельной стрелковой бригады (Западный фронт).

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Храпов В.А. участник боев с немецкими оккупантами с 1 декабря 1941 года. За период прошедших боев тов. Храпов проявил себя как волевой и храбрый командир. 3 декабря 1941 года в бою под станцией Луговая при попытке немецких автоматчиков перейти в контратаку под прикрытием танков, тов. Храпов, действуя с группой бойцов правильно организованным огнем, отбил атаку немцев, нанеся им большие потери. 12 декабря 1941 года тов. Храпов со взводом автоматчиков одним из первых ворвался в город Солнечногорск и завязал уличный бой, в процессе боя тов. Храпов, в схватках лично сам уничтожил четырех немцев и забросал гранатами пулеметную точку немцев, преграждавшую своим огнем подход наших подразделений. При дальнейшем прочесывании города, на одной из окраин, тов. Храпов с группой бойцов был контратакован немцами. Тов. Храпов, подпустив немцев на близкое расстояние, неожиданно для них встречным броском увлек за собой бойцов, обратив немцев в бегство, в этой схватке было уничтожено до 30 бойцов. 13-14 декабря 1941 года в бою за деревню Горки Московской области тов. Храпов, при попытке немцев контратаковать укрепившиеся в деревне наши подразделения, с группой бойцов зашел немцам во фланг и броском с криками «Ура!» обратил немцев в бегство – лично захватив двух немцев в плен. 18 декабря 1941 года при наступлении на деревню Шитьково (?) тов. Храпов лично повел бойцов в атаку и выбил немцев из села. 21 декабря 1941 года в бою за деревню Холстниково Волоколамского района Московской области тов. Храпов личным примером увлек за собой бойцов, благодаря чему немцы были выбиты из деревни. На протяжении последующих боев за деревни Лихачево, Стремоухово, Быково тов. Храпов личным примером водил бойцов в бой пренебрегая личной безопасностью.
За проявленное мужество и храбрость в боях с немецкими оккупантами тов. Храпов Валентин Андреевич заслуживает представления к правительственной награде – ордену КРАСНОГО ЗНАМЕНИ.
Командир 1-го стрелкового батальона старший лейтенант Сарайкин
Комиссар 1-го стрелкового батальона батальонный комиссар Яценко

__ мая 1942 года
Ходатайствую о награждении тов. Храпова В.А. орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ.
Командир 35 ОСБр полковник Масленников
Военный комиссар бригады батальонный комиссар Колесников
Начальник политотдела бригады батальонный комиссар Павленко

16 мая 1942 года


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам Западного фронта № 0687 от 15 июня 1942 года младший лейтенант Храпов В.А.. был награжден орденом Красного Знамени.

В июне 1943 года при переформировании 35-й отдельной стрелковой бригады в 208-ю стрелковую дивизию старший лейтенант (капитан) Храпов В.А. был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть.

На момент гибели (август-сентябрь 1943 года) гвардии капитан Храпов В.А. находился в должности заместителя командира стрелкового батальона 251-го гвардейского стрелкового полка 85-й гвардейской стрелковой дивизии (10-я гвардейская армия, Западный фронт).

Справка: 85-я гвардейская стрелковая дивизия – была преобразована из 118-й стрелковой дивизии (второго формирования) 10 апреля 1943 года. Новая нумерация частям дивизии была присвоена 10 мая 1943 года. С мая 1943 по май 1945 года дивизия входила в состав 10-й гвардейской армии. Дивизия в составе 10-й гвардейской армии принимала участие в проведении стратегической Смоленской наступательной операции (7 августа - 2 октября 1943 года), где непосредственно участвовала в боевых действиях при проведении Е́льнинско-Дорогобу́жской опера́ции (28 августа - 6 сентября 1943 года — наступательная операция войск Западного фронта, проведённая с целью разгрома ельнинской группировки противника и развития наступления на Смоленск) и Смоле́нско-Росла́вльской опера́ции (15 сентября - 2 октября 1943 — наступательная операция войск Западного фронта, проведённая с целью завершить разгром группировки немецко-фашистских войск на смоленском и рославльском направлениях, освободить Смоленск и Рославль и развить наступление на Оршу и Могилёв).

Погиб в бою 15 сентября 1943 года на территории Смоленской области.

Был первоначально похоронен (???) в деревне Большое Тишово Ельнинского (ныне Глинковского) района Смоленской области (согласно данным Книги памяти Воронежской области (Бобровский район) – информация с сайта ОБД-Мемориал).  Информация в отношении места захоронения (перезахоронения) уточняется.

Справка: В списках братского захоронения, расположенного в поселке Глинка (Глинковский (ранее Ельнинский) район Смоленской области), в сквере железнодорожного вокзала, в 22 км от города Ельня, фамилия гвардии капитана Храпова В.А. не значится. Хотя, согласно данным ОБД-Мемориал, несколько военнослужащих, в том числе и офицеров из 251-го гвардейского стрелкового полка 85-й гвардейской стрелковой дивизии, погибших в сентябре 1943 года в районе деревни Большое Тишово, в последующем ( в начале 1950-х годов) были перезахоронены именно в это братское захоронение, расположенное в поселке Глинка.

Справка: Большое Тишово — деревня в Смоленской области, в Глинковском районе. Население – 9 жителей (2007 год). Расположена в центральной части области в 8 км к юго-востоку от села Глинка, в 4 км севернее автодороги Р96 Новоалександровский (А101) - Спас-Деменск — Ельня — Починок, на берегах реки Устром. В 3 км севернее деревни железнодорожная станция 524-й км на линии Смоленск - Сухиничи. Входит в состав Бердниковского сельского поселения. В годы Великой Отечественной войны деревня была оккупирована гитлеровскими войсками в июле 1941 года, освобождена в ходе Ельнинско-Дорогобужской операции в 1943 году.

На момент смерти капитана Храпова В.А. его мать – Храпова Екатерина Яковлевна проживала на территории Хреновского района Воронежской области в станице Хреновка, ул. Полесская, д. 23.

Дополнительная информация: Раскопки поисковых отрядов в Глинковском районе Смоленской области в районе проведения ожесточенных боев летом и осенью 1943 года - http://smolbattle.ru/lofiversion/index.php?t2660.html
« Последнее редактирование: 04 Января 2012, 17:48:05 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
ЛЕБЁДКИН Сергей Фомич
Лейтенант


Родился в 1923 году в селе Буранном Буранного района Чкаловской области (ныне сельское поселение Буранное входит в состав Соль-Илецкого района Оренбургской области). Русский.
В рядах РККА с 4 июня 1941 года. Призван Пскентским РВК города Ташкента, Узбекская ССР.
Член ВЛКСМ с 1940 года.
Кандидат в члены ВКП(б) с осени 1942 года.
Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с 1 декабря 1941 года на Западном фронте.
В ходе боевых действий был четыре раза ранен: 09.07.1942 г., 09.08.1942 г., 15.08.1943 г., 24.04.1944 г.

С июня по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина.

В середине октября 1941 года в числе четырехсот курсантов-добровольцев из Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина был зачислен в состав формируемой в городе Чирчике 35-й отдельной стрелковой бригады и назначен на должность стрелка-разведчика в отдельную разведывательную роту.

Справка: 35-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике под Ташкентом (Среднеазиатский военный округ). Командиром бригады был назначен подполковник Будыхин Пётр Кузьмич. В бригаду вошли курсанты Ташкентского пехотного училища и Алма-атинского пулеметного училищ, а также студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, плюс бойцы Красной Армии, закончившие лечение в госпиталях.
Справка: «…Исторический формуляр 35-й отдельной стрелковой бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»… Примечательна судьба 35-й отдельной стрелковой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала короткое время - с ноября 1941 по июнь 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в ноябре 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».
Справка: На Западном фронте под МОСКВОЙ в районе города СОЛНЕЧНОГОРСКА в декабре 1941 года 35-я отдельная стрелковая бригада в составе 20-й армии вела сначала оборонительные, а затем успешные контрнаступательные действия против немецко-фашистских войск, рвущихся в последнем рывке «блицкрига» к столице СССР МОСКВЕ. Боевой путь бригады при освобождении города СОЛНЕЧНОГОРСКА прошел через его юго-восточную окраину – деревня БУТЫРКИ – деревня СТРЕЛИНО.


На начало мая 1942 года рядовой Лебёдкин С.Ф. находился в должности помощника командира взвода в отдельной разведывательной роте 35-й отдельной стрелковой бригады (20-я армия, Западный фронт).

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Лебёдкин Сергей Фомич в боях за Родину с немецкими захватчиками проявил себя мужественным, смелым, храбрым бойцом. Тов. Лебёдкин не раз ходил в тыл противника под городом СОЛНЕЧНОГОРСКОМ, где зайдя с тыла и смелым броском вместе с группой разведчиков в количестве 30 человек ворвался в город, чтобы очистить его от немецких войск. В ходе рейда захватили пленных немцев в количестве трех человек. На станции Волоколамск тов. Лебёдкин с группой красноармейцев ворвался в немецкий блиндаж и уничтожил штыком двух немецких солдат, при этом бойцы захватили у противника винтовку и пулемет. 9 мая 1942 года в районе БОЛЬНИЦЫ под деревней БОЛЬШИЕ ТРИСЁЛЫ тов. Лебёдкин замещая командира взвода со взводом в количестве 20 человек отбил натиск группы противника в количестве 40 человек с большими потерями для немецких захватчиков.
Тов. Лебёдкин морально и политически устойчив, партии Ленина-Сталина предан, достоин правительственной награды – медали «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ».
Командир разведывательной роты старший лейтенант Коростелёв
Комиссар разведывательной роты младший политрук Люпин
15 мая 1942 года
Начальник штаба 35 ОСБр майор Прокопенко
Военный комиссар штаба бригады батальонный комиссар Ижак
15 мая 1942 года
Ходатайствую о награждении тов. Лебёдкина медалью «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ».
Командир 35 ОСБр полковник Масленников
Военный комиссар бригады батальонный комиссар Колесников
Начальник политотдела бригады батальонный комиссар Павленко
15 мая 1942 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам 20-й армии Западного фронта № 033 от 18 мая 1942 года рядовой Лебёдкин С.Ф. был награжден медалью «За боевые заслуги».

В июне 1943 года при переформировании 35-й отдельной стрелковой бригады в 208-ю стрелковую дивизию младший лейтенант (лейтенант) Лебёдкин С.Ф. был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть.

На середину апреля 1944 года лейтенант Лебёдкин С.Ф. находился в должности командира взвода пешей разведки 738-го стрелкового полка 134-й Вердинской стрелковой дивизии (61-й стрелковый корпус, 69-я армия, 1-й Белорусский фронт).

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Во время атаки немцами высоты 217,8 близ деревни ОСЬМИГОВИЧЕ, Турийского района Волынской области, 25 апреля 1944 года тов. Лебёдкин, командуя взводом пешей разведки полка, смело и решительно, подняв бойцов в контратаку против атакующих немецких солдат, выбил противника с высоты и восстановил положение. Тов. Лебёдкин сам лично убил из своего автомата троих немецких солдат и одного офицера. Будучи сам раненым, не покидая поля боя, руководил отражением контратак до тех пор, пока не была отбита последняя атака немцев. Благодаря его мужеству и стойкости во время отражения атаки немцев под его непосредственным руководством был взят немецкий военнопленный.
Достоин награждения Правительственной наградой – орденом КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ.
Командир 738-го стрелкового полка майор Бадакин
26 апреля 1944 года
Наградить орденом КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ.
Командир 134-й стрелковой Вердинской дивизии генерал-майор Марцинкевич
1 мая 1944 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по 134-й стрелковой Вердинской дивизии № 020/н от 1 мая 1944 года лейтенант Лебёдкин С.Ф. был награжден орденом Красной Звезды.

Справка: Боевой путь 134-й Вердинской стрелковой орденов Ленина, Суворова, Краснознаменной дивизии - http://gorod1277.org/?q=content/boevoi-put-134-verdinskoi-strelkovoi-ordenov-lenina-suvorova-krasnoznamennoi-divizii

На момент гибели (декабрь 1945 года) лейтенант Лебёдкин С.Ф. находился в должности командира взвода охраны 92-й подвижной авиационной ремонтной мастерской.

Был убит военнослужащим 18 декабря 1945 года при нахождении в служебной командировке в Польше. Обстоятельства гибели неизвестны.

Согласно данным сайта ( http://www.obd-memorial.ru/ ) на момент гибели сына, его мать проживала в селе Изобильное Буранного района Чкаловской области (ныне сельское поселение Изобильное входит в состав Соль-Илецкого района Оренбургской области).

Согласно данным сайта ( http://www.obd-memorial.ru/ ) был похоронен на городском кладбище в городе Ополе (Польша).
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW


Характеристика на старшего сержанта Мысенко Николая Николаевича - старшего присаря строевой части штаба отдельного минометного батальона 35-й отдельной стрелковой бригады.

22 апреля 1942 года.

Данный документ был любезно предоставлен Музеем Боевой Славы 35-й отдельной стрелковой бригады, расположенном в МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 5», город Солнечногорск Московской области.
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
Биографический очерк с воспоминаниями о боевой юности
ветерана 35-й отдельной стрелковой бригады,
участника освобождения города Солнечногорска
от немецко-фашистских захватчиков
майора запаса БАШКОВА Константина Кирилловича

Воспитанные на боевых традициях и
закаленные в боях и труде.

Родился я на Волге в Саратовской области, в селе Красно-Ивановск Духовницкого района, 14 октября 1923 года.
Свою заволжскую сторону, нашей области, мы называем Чапаевским краем и гордимся этим. Так как здесь на Волге Василий Иванович родился, в городе Балакове он плотничал, в городе Пугачеве он формировал легендарную 25-ю Чапаевскую дивизию. Наши отцы и деды были чапаевцами и вместе с Василием Ивановичем освобождали, от белогвардейцев наш район и с боями прошли до Урала, а некоторые в составе 25-й Чапаевской дивизии воевали и на Украине в 1919-1920-х годах.
Почти в каждом селе имеются памятники погибшим чапаевцам, а некоторые носят их имена. Вот и мое село Красно-Ивановск названо в честь моего деда-чапаевца, который был зарублен шашками и зверски замучен белогвардейцами в 1921 году 4 июня в селе Порубежко.
В городе Балакове и городе Пугачеве были созданы музеи В.И. Чапаева, и там стоят ему величественные памятники.
В настоящее время (1976 - примечание администрации сайта училища) нашего села на том месте нет, там раскинулось Саратовское море. Село было перенесено на возвышенное место (Венец). Там же был создан памятник моему деду и другим погибшим чапаевцам – Тарасову Матвею, Терехову Ивану и другим.
После окончания Гражданской войны сыновья наших чапаевцев: Терехов Иван, Доронин Иван, Тумбаков Николай, Коровкин Николай, Храбров Виктор и многие другие, верные традициям своих отцов, пошли учиться в школы Красных командиров. Они были намного старше нас, нам было тогда, в 1930-х годах, по 12-15 лет.
После окончания школ Красных командиров, они, используя свой отпуск, приезжали на побывку в свои родные края и старались много времени проводить с нами, ребятами. Ходили с нами в походы, ходили в ночное, ловили рыбу на лодках на Волге. Они много рассказывали нам о нашей Красной Армии, о её силе и могуществе, прививали нам любовь к нашей Родине, говорили нам: «Смотрите, ребята, какая красивая наша Волга, леса на ней, а какие красивые наши места на Украине, как хорошо в Подмосковье, и Сибирь наша очень богата и красива, и все это называется наша Родина. Любите её и дорожите её Великим званием!».
Но, любить Родину мало, надо уметь её защищать. А для этого необходимо закалять себя физически еще в детском и юношеском возрасте, изучать военное и противовоздушное дело. Они прививали нам любовь к нашей Родине, к нашей Красной Армии, а мы, глядя на их красивую форму, тоже очень хотели стать Красными командирами и старались готовить себя к этому. С их помощью и под их руководством мы сделали сами спортивный городок и все из дерева для него: брусья, турник, конь, бум, качели, гигантские шаги, тир и т.д., ведь тогда не было в продаже, как сейчас (1976 - примечание администрации сайта училища), настоящего спортивного инвентаря, коньки и те были деревянными с проволочным полозом посередине. Под руководством своих наставников мы сдавали нормы на значки ГТО, ГСО, ПВХО, на Ворошиловского стрелка. Мы любили слушать о былых сражениях за советскую власть наших чапаевцев, товарищей: Мельникова Карпа Ивановича, Трифонова Ивана Федуловича, Фомичева Ивана Григорьевича, Ануфриева Григория Авдеевича. Сейчас (1976 - примечание администрации сайта училища) их нет в живых, они уже умерли, но память о них всегда останется в наших сердцах, о них, так много сделавших в деле воспитания нас патриотизму, любви к нашей Родине.
Я помню, как с любовью мы снимали шашку, которая висела над кроватью у Ивана Федуловича Трифонова – подарок от В.И. Чапаева. Нам приятно было ее потрогать, вынуть из ножен, зная о том, что она рубила наших заклятых врагов.
Много внимания воспитанию у нас любви к нашей Родине, нашему родному краю прививали нам наши учителя, и особенно нам никогда не забудутся учителя – Михаил Михайлович Сапожников, Теребенкина Александра Захаровна, Денисов Николай Иванович и другие, с которыми мы много походили по нашим просторам. Они много рассказывали нам о нашей Родине много интересного, прививали нам любовь к труду. Мы делали в школе под их руководством различные игрушки для наших ребятишек в детские сады и ясли.
Разве можно забыть тот факт, когда мы сделали ветряную мельницу, которая молола зерно и из желоба сыпалась готовая мука, сколько было радости, криков восхищения плодам своего первого труда. Будучи комсомольцами, мы принимали самое активное участие народного дома, как сейчас называется клуб, и ставили в нем сами спектакли и смотрели их с удовольствием.
Были и трудные годы, особенно 1933 год, когда в стране недоставало хлеба после засухи, а в Поволжье засуха была частой причиной голода. Но я никогда не забуду слова своего родного отца, Кирилла Яковлевича, который был тогда секретарем партийной ячейки. Он говорил всем жителям, что это временное явление, стране нужен хлеб в другом месте, нам нужно повысить обороноспособность страны, так как в Германии к власти пришел фашизм, у которого одна цель и программа – это порабощение мира. И он тогда, еще в 1933 году, был прав, что и ему так же пришлось воевать с фашизмом, в 1942 году он погиб под Сталинградом. Вечная ему память.
Перед самой войной я с родными переехал жить в город Пржевальск Киргизской ССР. Было жаркое лето 1941 года, я во время летних каникул работал учетчиком в одной из тракторных бригад. Здесь на полевом стане 22 июня мы услышали по радио о вероломном нападении на нашу страну фашистской Германии. Я быстро вскочил на коня, заехал к своему другу Малышеву Игорю, и, оставив коня у них во дворе, побежали с ним в райвоенкомат с заявлениями, чтобы нас послали на фронт. Там было много людей, но мы пробились к военкому и он принял наши заявления.
На второй день нас направили на учебу вместо фронта в Ташкентское военное пехотное училище имени В.И. Ленина.
Я был рад, что сбывается моя мечта детства – быть Красным командиром, к чему я готовился давно. По принятию в училище в июне 1941 года моих товарищей зачислили в училище, а меня мандатная комиссия долго не решалась принимать, так как мне было тогда всего 17 лет и семь месяцев, да, и роста я был тогда не внушительного. Но после того, как я им показал документы и значки ГТО, ПВХО, Ворошиловский стрелок и другие, а так же убедив их, что давно готовился к этому, меня комиссия так же зачислила в училище. На западе нашей страны шла большая война с грозным и сильным противником – немецким фашизмом, и нас с первых дней учебы в училище стали готовить по уплотненной до минимума программе, фронту нужны были хорошо подготовленные кадры, командиры среднего звена.
Помню много раз команды: «Окопаться!». Кто был в Средней Азии в районе БОЛЬШОГО и МАЛОГО ИГРЕКАША в районе бывших СТАЛИНСКИХ ЛАГЕРЕЙ, тот знает, какой там грунт. Бьешь землю малой лопатой лежа, чтобы «противник» не заметил, искры летят, а она почти не поддается, а ячейку лежа надо было выкопать за 15-20 минут, чтоб весь в ней укрылся. Научились, и в такой земле копали за 10-15 минут. Каждую неделю марш-броски 50-60 км пешком при полном снаряжении и ежедневные броски бегом 10-15 км с учебного поля в расположение. Учились и днем и ночью. Времени для отдыха почти не было. Гимнастерки от выступающей соли, от пота, были белые, как снег, стирали их сами. Упорно изучали материальную часть нашего оружия, зная на память все их задержки и способы их устранения, учились стрелять только отлично. Строевой и физической подготовке так же уделяли максимум сил и времени. И все эти тяжести военной учебы выносили наши курсанты, так как мы все были идейно-выдержанные, воспитанные нашей коммунистической партией, нашими старшими товарищами, отцами-коммунистами необыкновенному патриотизму, любви к своей Родине, которую в такую трудную минуту необходимо было защищать. Особенно в такое время, когда враг вел упорное наступление в направлении столицы нашей Родины – города Москвы.
Ташкентское военное пехотное училище имени В.И. Ленина, сейчас (1976 - примечание администрации сайта училища) оно называется Ташкентское высшее общевойсковое командное Краснознаменное ордена Красной Звезды училище имени В.И. Ленина, очень богато боевыми традициями, так как оно в Гражданскую войну принимало активное участие в борьбе с басмачами. Этот материал использовали политработники и командиры училища, воспитывая нас на боевых традициях старших наших товарищей-курсантов, из которых многие героически пали в борьбе с басмачами.
Я никогда не забуду картину, которая висела в училище в Ташкенте, где был запечатлен трогательно-волнующий момент: курсант со Знаменем истекает кровью и страшный, с искаженным звериным лицом над ним басмач с ножом в руке. Мимо этого большого художественного полотна мы, курсанты, проходили в день по три раза, поднимаясь в столовую на второй этаж и всегда, глядя на эту картину, у нас мороз пробегал по коже, она воспитывала у нас ненависть к врагам нашей Родины.
Мы, курсанты, гордились, что в нашем училище командовал в свое время прославленный генерал Петров И.Е., который в то время, когда мы учились в училище, руководил героической обороной города ОДЕССЫ.
За год до нашей учебы в училище, в июле 1940 года, будучи начальником училища, выступая перед курсантами, Петров И.Е. говорил: «Дорогие друзья! Помните, что ВЫ – ЛЕНИНЦЫ! Где бы ВЫ ни были и чтобы ВЫ не делали, всегда и всюду помните об этом и не роняйте это ВЫСОКОЕ ЗВАНИЕ!».
В беспримерной битве под Москвой, покрыла себя неувядаемой славой стрелковая дивизия, которой командовал бывший преподаватель училища, позже легендарный герой, генерал-майор Панфилов И.В.
Когда мы в стройных курсантских колоннах печатали шаг по улицам Ташкента, то часто слышали слова: «Идут ЛЕНИНЦЫ!...». Мы гордились этим.
Фашистские полчища в октябре 1941 года подошли вплотную к городу Москве. Столице нашей Родины угрожала смертельную опасность. В это самое время нас по тревоге вызвали с учебных полей в расположение училища, где на плацу состоялся митинг. На митинге комиссар нашего училища рассказал коротко о тяжелой обстановке на фронтах Великой Отечественной войны, о том, что враг находится у стен нашей столицы. Для ее защиты нужны свежие умелые воины, молодые силы, способные защитить дорогую для нас столицу, а вместе с ней и нашу великую Родину. Потом выступили заместитель начальника училища полковник Ласский А.К., командиры подразделений и курсанты.
Было решено направить во вновь создаваемую 35-ю отдельную стрелковую бригаду курсантов-добровольцев.
Я и мои товарищи Малышев Игорь и Суднов Виктор в числе первых подали заявление, чтобы нас в составе этой бригады направили для защиты нашей столицы.
Мы попрощались с нашим Боевым Знаменем училища, попрощались в курсантском клубе со своими командирами: командиром роты старшим лейтенантом Чебань, командиром взвода лейтенантом Малышевым и с оставшимися курсантами, и были направлены в предместье города ТАШКЕНТА во вновь формируемую 35-ю отдельную стрелковую бригаду.
Но так как 35-я отдельная стрелковая бригада состояла в основном из курсантов нашего училища, мы и называли ее «курсантской», даже «ударной курсантской» бригадой, и мы опять же гордились этим.
Здесь в предместье города ТАШКЕНТА во время формирования подразделений бригады, мы продолжали изучать военную технику. Меня и моих друзей зачислили в стрелковую роту стрелками-автоматчиками. Здесь же нас обмундировали, дали теплое белье, зимние подшлемники и т.д. Но мы, курсанты, не желали расставаться с курсантской формой, мы любили ее, гордились ею, как моряк дорожит своей бескозыркой и бушлатом. В курсантской форме мы начинали воевать под Москвой, к курсантской петлице здесь же, на фронте, прицепили первый кубик среднего командира – «младшего лейтенанта», 10 февраля 1942 года.
В начале ноября 1941 года нас в торжественной, волнующей и трогательной обстановке провожали на фронт жители города Ташкента. Многие громко плакали, особенно женщины, обнимались, давали напутствие, чтобы со скорой победой возвращались домой. Понятно, конечно, что многие не дожили до победного праздника, героически погибли, защищая нашу страну.
В ноябре 1941 года мы эшелоном прибыли на одну из окраин города Москвы. До войны, будучи пионером, проездом в пионерский лагерь «Артек» я был несколько дней в Москве, нас знакомили с Москвой и я ее хорошо помнил, какая она была красивая и нарядная, но в ноябре 1941 года нашу столицу я не узнал.
Кругом были противотанковые рвы, надолбы, ежи, рогатки, проволочные заграждения, в воздухе – заградительные аэростаты, небо от разрывов снарядов зенитной артиллерии было черное, стены домов от войны были темные, окна заклеены. Люди все строгие, и все это в движении, а по сигналу «Воздушная тревога!» улицы становились пустынные. Люди двигались, в основном военные, в сторону передовой. Москвичи с лопатами, кирками также шли в сторону запада копать окопы. Одним словом – все на войну от млада до старого и все для войны: «ВСЁ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЁ ДЛЯ ПОБЕДЫ!».
Здесь, под Москвой, нас вооружили. И в конце ноября мы приняли первое боевое крещение, в районе села КРАСНАЯ ПОЛЯНА, как мне помнится. А 3 декабря 1941 года мы приняли первый настоящий бой в районе на участке ЛУГОВАЯ, ХЛЕБНОКОВО, ЕФРЕМИНО. Штаб бригады был в н.п. ДМИТРОВКА. В результате наших действий в этом районе были остановлены немецкие войска и в центре нападения на Москву в 35-40 км северо-западнее столицы. Мы действовали в то время в составе 20-й армии, которая в основном состояла из подошедших резервов, какими была и наша 35-я отдельная стрелковая бригада. В результате контрнаступательных действий в районе севернее 5 км КРАСНОЙ ПОЛЯНЫ и в районе ОЗЕРЕЦКОЕ, заставили не только остановиться врага, но и перейти его к обороне.
Здесь, в этих боях, было наше первое боевое крещение. Но самую большую радость и большое удовлетворение мы получили 6 декабря 1941 года, когда войска Западного фронта под командованием генерала армии Жукова Г.К., впоследствии ставшего народным маршалом, четырежды Героем Советского Союза, любимцем всего нашего советского народа и признанным всеми высшими военными специалистами мира, лучшим полководцем Второй мировой войны. Под его командование 6 декабря войска фронта перешли в решительное наступление, которое явилось началом великой победы над фашизмом.
Бои под Москвой мне запомнились на всю жизнь из всех остальных проведенных мной боев в годы Великой Отечественной войны. В то время была очень холодная зима, мороз доходил до минус 40 градусов и больше, было очень много снега. Когда мы выходили на исходное положение для наступления, мы не знали, что нам предстоит через несколько часов вести решающее наступление на фашистские войска.
Но, видя большое количество замаскированной нашей техники, орудий, гвардейских минометов «Катюш», танков, мы догадывались, что готовится серьезное и большое дело.
На исходном положении перед нами открылись снежные белые просторы, впереди чернели окопы противника. Снег блестел – глазам больно, была относительная тишина, но только относительная.
И вот впервые был доведен до нас приказ, что нам предстоит наступать в направлении большого города – СОЛНЕЧНОГОРСКА. Наши командиры и политработники объяснили нам, что город СОЛНЕЧНОГОРСК с 20-ти тысячным населением находится с 25 ноября в руках немецко-фашистских захватчиков, которые зверски расправляются с нашими людьми, особенно с активистами советской власти и с коммунистами. Когда мы выходили еще на исходную позицию, видели вывешенные увеличенные документы с фотографиями, изобличающими зверства и насилия фашистских захватчиков во временно оккупированных наших селах и городах с нашими советскими людьми. На деревьях и на столбах, на всех дорогах войны висели плакаты, призывающие нас к ненависти и мщению за все звериные их дела. Были плакаты, они сейчас у меня перед глазами – «ПАПА, УБЕЙ НЕМЦА!» с плачущим ребенком от удара фашиста, «БОЕЦ, ОТОМСТИ ЗА ЗОЮ!» - на плакате Зоя Космодемьянская в разорванном платье, босиком на снегу, «РОДИНА – МАТЬ ЗОВЕТ!» - с женщиной-матерью, призывающей нас воинов к наступлению вперед, на Запад, для освобождения наших трудящихся. Все это потом мы увидели уже не на плакате, не в хронике, которую нам показывали в училище, а своими глазами, наяву, и сожженные города и села, и истерзанных, замученных стариков и детей, лежавших убитыми во рвах, и убитых наших пленных красноармейцев.
Так, что духовно мы были вооружены и готовы к жарким боям, чтобы отмстить фашистам за наших людей и освободить их из неволи. Мы были хорошо вооружены, снабжены боеприпасами, продовольствием, неприкосновенный запас у каждого вещмешке, были тепло обуты и одеты, знали приказ и задачу, куда наступать, а главное мы знали свою цель, что «НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ, ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ!». И ждали только приказ для атаки.
И вот настал тот момент, когда наша артиллерия всех видов обрушила всю мощь своего огня на вражеские позиции, артподготовка длилась несколько часов. В воздух поднялись сотни наших звездокрылых асов, самолетов различных конструкций и назначений, начиная от штурмовиков и быстрых «Ястребков» и кончая большими бомбардировщиками. А потом пошли и наши танки, а за ними и мы – «царица полей» – пехота. Ведь последнее слово за нами, так как территория не считается занятой, пока не наступит на нее пехотинский сапог. Когда мы пошли в наступление с криками «Ура!», «За нашу Советскую Родину!» и «За Партию, Ура!», то тех мест, которые мы видели из своих окопов, до начала наступления, впереди, в районе расположения противника, было не узнать. Оно, это место, стало вместо серебристо-белого, черным, смешавшимся с землей и кровью людей, массой убитых фашистских тел, разбитой техники и оружия хваленого немецкого блицкрига. Это и был настоящий горячий снег, который парил.
С криком «Ура!» мы заняли 1-ю, 2-ю и 3-ю траншеи противника 1-й позиции. Здесь впервые я увидел настоящих фашистов в бою, они были трусливые, с поднятыми руками вверх, говоря, по-русски ломано, слова «Рус гут, Гитлер капут!». В этом бою мы добивали тех, которые не хотели сдаваться, а вели сопротивление, много взяли пленных, трофеев и шли дальше на плечах отступающего врага, освобождая территорию за территорией и села нашей страны. В этих первых боях погиб мой друг, с которым я шел из ПРЖЕВАЛЬСКА учиться в училище и вместе подавал заявление на фронт в 35-ю отдельную стрелковую бригаду, Малышев Игорь.
Впервые мы увидели, как погибают наши друзья, это было тяжело переносить, но воин не любит слез, он приветствует только ненависть за месть своих погибших товарищей по оружию.
Командовал нашей бригадой подполковник Будыхин П.К. Мне приходилось встречать его не раз, на учебных полях в училище, так как он был помощник начальника училища по строевой части (Подполковник Будыхин П.К. должность заместителя начальника училища в то время не занимал. С 11 декабря 19З9 года – командир батальона курсантов, а с декабря 1940 по октябрь 1941 года – руководитель (по другим данным - старший преподаватель) цикла тактики в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина - примечание администрации сайта училища), часто выходил в поле, наблюдая, как проходят занятия. Я его запомнил. Он был выше среднего роста, стройный, с хорошей военной выправкой, очень грамотный командир, требовательный к своим подчиненными в тоже время заботился об их нуждах. Я помню, еще в училище, был такой случай. Вел нас на занятия в поле помощник командира взвода, один из наших курсантов натер себе ногу и хромал. Это заметил подполковник Будыхин П.К., который стоял на обочине дороги, пропуская колонны на занятия. Заставил остановиться нашу колонну, вывел этого курсанта, заставил его разуться, заметил, что он неправильно наматывает портянки. Заставил нас всех разуться, проверил, увидел, что есть и такие, что не умеют наматывать портянки. Стал нас учить как правильно и быстро это делать. Я умел наматывать портянки, но с тех пор стал делать это еще лучше и быстрее и так, я уверен, научился каждый из нас. Того красноармейца, вернее курсанта, он отправил в санчасть, а командиру отделения дал два наряда за то, что тот не научил своих подчиненных правильно наматывать портянки. Ходил он всегда с флягой, наполненной водой. Мне помнится, как все говорили, что фляжка у него золотая, подарена была ему самим Буденным С.М., так как Будыхин П.К. в свое время служил в 1-й Конной армии.
Взводом в 35-й отдельной стрелковой бригаде командовал бывший курсант нашего училища, он был раньше нас в училище и был там помощником командира взвода, младший лейтенант Храпов Валентин Андреевич из Воронежской области. В настоящее время его в живых уже нет. Он погиб в годы Великой Отечественной войны в боях за нашу Родину (Гвардии капитан Храпов В.А. погиб в бою 15 сентября 1943 года на территории Смоленской области – примечание администрации сайта училища). Командир батальона, я помню, у нас был капитан, фамилия у него была или Севастьянов, или Самсонов (Информация в отношении точной фамилии командира 1-го отдельного стрелкового батальона уточняется – примечание администрации сайта училища).
Наступая в направлении города СОЛНЕЧНОГОРСКА, с боями освобождая населенные пункты Московской области, мы видели своими глазами, какие зверства чинил враг на нашей территории. Помню, освободили мы какое-то село, взяли в плен, не успевших убежать трех гитлеровцев, которые думали до ночи просидеть в погребе, а ночью уйти к своим. Когда мы их вывели из погреба, то подбегает к нам растрепанная женщина и с палкой набросилась на одного из них со словами: «На тебе, бандит, изверг!» и стала его избивать палкой, еле отняли. Оказывается, он ее пытал и бил, добиваясь у нее, чтобы она дала ему «курки, яйки», которых у нее не было, поэтому они забрались в погреб в поисках еды и не успели убежать, так как стремительно с другой стороны мы заняли это село.
Вспоминается мне еще такой эпизод на пути наступления к СОЛНЕЧНОГОРСКУ. Я был в боковом дозоре вместе со своим товарищем-курсантом. Направляясь по огородам села, с правой стороны от нашей колонны, на удалении 150-200 метров, мы увидели, что за сараем стоит легковая машина, и в ней сидит немец, который никак не может завести автомашину. Мы с другом бегом к нему, я с одной стороны, он с другой, направив оружие со словами «Хальт!» и «Хенде хох!» (Стой! Руки вверх!), он из пистолета хотел в нас стрелять, но была осечка в его оружии, на наше счастье. Машину и фашиста мы передали нашему командиру. А сами пошли дальше, преследуя отступающего врага.
9 декабря, преодолевая упорное сопротивление противника, наша 35-я отдельная стрелковая бригада подошла вплотную к городу СОЛНЕЧНОГОРСКУ и 12 декабря в середине дня мы с боем ворвались в город СОЛНЕЧНОГОРСК, круша сопротивление фашистов, и освободили этот город. Жители города с радостью нас встречали, обнимали, целовали, а одна тетенька дала нам троим курсантам чугунок с горячей, «в мундире», картошки, которую мы съели в то время с огромным приятным аппетитом и благодарили хорошую добрую тетушку.
Преследуя отступающего врага, мы пытались и старались не давать ему задерживаться на оборудованных оборонительных рубежах. Но они так быстро «смазывали он нас пятки», что не всегда нам приходилось их преследовать вплотную, и, отрываясь от нас, немцы успевали принести много горя жителям сел. А главное, противник успевал сжигать города и села, оставляя наших жителей без крова, забирая у них теплую одежду и не редко можно было видеть, как фашисты были одеты в женские шубы, обувь теплую, головы укутаны женскими юбками. Враг отступал, путь его отступления был отмечен могильными крестами и тысячами брошенных машин. Гитлеровская армия впервые, за Вторую мировую войну, по-настоящему расплачивалась за свои преступления.
Город СОЛНЕЧНОГОРСК мне тогда еще очень понравился. Он красиво расположен на Сенежском озере, на шоссе МОСКВА-ЛЕНИНГРАД, и мы были рады, что этот живописный уголок нашей страны не дали разрушить немецко-фашистским захватчикам, как это они сделали со многими другими городами нашей Родины.
В последующие дни наступление развивалось с неослабевающим успехом, и, 18 декабря 1941 года, наша 35-я отдельная стрелковая бригада завязала бой за станцию ВОЛОКОЛАМСК. Я в это время был связным от командира батальона к командиру роты. Противник ожесточенно сопротивлялся и не раз переходил контратаки.
Штаб нашего батальона находился в одной из деревянных построек и был под постоянным огневым обстрелом врага, этот дом, я помню, был весь изрешечен пулями, крышу снесло снарядом, но командир батальона успешно руководил боем, и мне часто приходилось пробираться под шквальным огнем противника с приказаниями командира батальона к командиру роты. При выполнении одного из этих приказания я чуть ли не попал в лапы к фашистам, налетев на их засаду. Хорошо еще, что это была ночь, и я, отстреливаясь от них, принял левее, где попал в полынью, переходя через реку, замочил ноги, а обувь от сильного мороза сразу замерзла. Мне вынуждены были мои товарищи, уже в роте, разрезать обувь, потому что снять ее было просто невозможно, в тот раз я отморозил пальцы ног. И сейчас они, отмороженные, имеют память о тех грозных днях.
В результате упорных боев, 20 декабря, мы освободили город ВОЛОКОЛАМСК.
На городской площади в городе ВОЛОКОЛАМСКЕ на виселице были повешены восемь комсомольцев, которые выполняли боевое задание в тылу врага, они были из города МОСКВЫ. Фашистские палачи повесили их для устрашения жителей города, а поспешно отступая из ВОЛОКОЛАМСКА, они не успели их снять и скрыть следы своих злодеяний.
Советские воины, увидев виселицу с повешенными комсомольцами, поклялись на митинге покарать фашистских палачей и отомстить за смерть своих товарищей.
Наступая далее, в направлении города ГЖАТСКА под селом БЫКОВО, возле, и в направлении Смоленского шоссе, наша бригада была остановлена превосходящими силами противника и на хорошо укрепленном рубеже, это было где-то в конце января 1942 года. Наша бригада была на то время уже малочисленного состава, курсантов и того меньше. Немногим курсантам было присвоено звание «младший лейтенант» на месте, в боевых порядках бригады, некоторых – направили на учебу в город СОЛНЕЧНОГОРСК, где им также, после учебы, было присвоено звание «младший лейтенант», и многие из них потом командовали подразделениями в нашей бригаде. Затем, в июне 1943 года, бригада была переформирована и стала называться 208-й стрелковой дивизией.
Итак, 10 февраля 1942 года я стал младшим лейтенантом, командиром взвода. Мой друг, Сундов Виктор, так же стал младшим лейтенантом, командиром взвода, а всего с 1-го отдельного стрелкового батальона нашей бригады офицерами стали 7 человек, а человек 10 с батальона были направлены в город СОЛНЕЧНОГОРСК на учебу. Командиром роты стал старший лейтенант Храпов Валентин Андреевич. Командиром батальона был Зиновьев, майор, а потом майор Карнаухов. Командиром бригады в то время был, как помниться, полковник Масленников Н.К. (12 января 1941 года, вместо подполковника Будыхина П.К., убывшего для дальнейшего прохождения службы в распоряжение отдела кадров штаба 20-й армии, на должность командира 35-й ОСБр был назначен полковник Масленников Николай Кузьмич, очередное звание «генерал-майор» полковник Масленников Н.К. получил 22 сентября 1943 года – примечание администрации сайта училища).
Получив взвод, мне было приказано стоять в боевом охранении, прикрывая основные силы батальона. Так как людей во взводе вначале было всего 11 человек, то и сам я стоял вместе с ними в ночное время на посту, задача у взвода была особенно ответственная и от нее зависела судьба целого батальона.
В обороне мы стояли под ГЖАТСКОМ всю зиму и лето 1942 года. Съели всю конину зимой, которой в лесу было очень много, убитых лошадей, и она на морозе не портилась, и мяса было много.
Было много и малых боевых эпизодов местного значения. Не раз ходили в ночной поиск, в разведку, добывать языка. Выходили ближе к фрицам со снайперской винтовкой, уничтожать их. Делали вылазку на нейтральную полосу, когда был сбит наш советский «ИЛ», чтоб узнать, что с нашим летчиком, может быть нужна ему помощь, но фашисты успели к нему прийти первыми, опередив нас, и сделали засаду. И мы: я, мой помкомвзвода, связной Бадейкин и рядовой Воронин, чуть не попали им в лапы. Опять-таки, отстреливаясь, невредимыми пришли в свое расположение. Таких и подобных мелких эпизодов за время войны было много.
В общем, принимали самые эффективные меры, чтоб наша оборона была активной. Хорошую помощь в борьбе с фашистами нам оказывали партизаны Московской и Смоленской областей. Приходилось много раз провожать через передовую диверсионные группы, которые связывались в тылу у немцев с партизанами и не раз встречали их на передовой. Они очень много нам рассказывали о зверствах фашистов в тылу и об активной борьбе партизан. В Смоленской области возникали целые края партизанской власти и организовывали даже, вернее, восстанавливали колхозы, особенно в районе ВЯЗЬМЫ. Здесь в обороне под ГЖАТСКОМ мне было присвоено следующее воинское звание «лейтенант», потом – «старший лейтенант» и я стал командовать ротой. Храпов Валентин Андреевич, мой командир роты, пошел на повышение, командовать батальоном, после этого я его не видел, так как он был в другой части (В июне 1943 года при переформировании 35-й отдельной стрелковой бригады в 208-ю стрелковую дивизию старший лейтенант (капитан) Храпов В.А. был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть. На август-сентябрь 1943 года гвардии капитан Храпов В.А. находился в должности заместителя командира стрелкового батальона 251-го гвардейского стрелкового полка 85-й гвардейской стрелковой дивизии (10-я гвардейская армия, Западный фронт) – примечание администрации сайта училища). Под ГЖАТСКОМ погиб мой друг, лейтенант Сундов Виктор в должности командира взвода. Оставался еще один друг из курсантов Ташкентского пехотного училища, это Сидоренко, он командовал разведывательным взводом и наши пути разошлись с ним так же под городом ГЖАТСКОМ.
Под ГЖАТСКОМ меня взяли из части, также на повышение, командовать 129-й отдельной армейской стрелковой штрафной ротой (ОАСШР).
В августе 1943 года, я, с этой ротой в составе 312-й стрелковой дивизии 5-й армии, успешно преодолевая реку Днепр в его верхнем течении, 1 сентября освобождал ДОРОГОБУЖ. В сентябре 1943 года вышли на берега реки Сожь. Перед нами находился древний русский город СМОЛЕНСК – свидетель славы и героических подвигов русского народа. Шли большие кровопролитные бои и к утру 25 сентября 1943 года город СМОЛЕНСК был полностью освобожден. Нашей 312-й стрелковой дивизии было присвоено Приказом Верховного Главнокомандования наименование – «Смоленская».
Два с лишним года страдал город Смоленск под немецко-фашистским игом.
В начале октября 1943 года вышли на рубеж РУДНЯ, освободили этот город, а дальше вышли к восточным границам Белоруссии, имея задачу освободить город ВИТЕБСК. Здесь, в боях, в районе «Ситнянских озер», я был тяжело ранен и отправлен в госпиталь. Из военного госпиталя прибыл в запасной офицерский полк. Отдел кадров полка в начале 1944 года направил меня на учебу в город ВЫШНИЙ ВОЛОЧЕК на курсы командиров батальонов. В августе 1944 года был выпуск, мне было присвоено звание «капитан» и я был направлен в распоряжение 2-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал армии Еременко, на должность командира батальона.
В боях за город СМОЛЕНСК я был награжден орденом Красной Звезды.
Здесь, в Прибалтике, мы в ожесточенных боях освобождали города и села Латвии в составе 37-й стрелковой дивизии, командиром дивизии был генерал Давыдов. 91-й стрелковый полк, командир полка – полковник Тарабаев. Освобождали города МИТАВА, ВАРАКЛАНИ, ДОБЕЛЕ, РЕЗЕКНЕ, ВИЛПИУС, ЗВЕНИЕКИ и другие. В боях за город ЗВЕНИЕКИ был награжден орденом Отечественной войны II степени. Имею также ряд медалей.
Весной 1945 года наша дивизия в составе 22-й армии была переброшена в Румынию, где и находилась до дня Победы над фашистской Германией. Находясь в резерве Верховного Главнокомандования, мы в тоже время охраняли демократический строй Румынской Республики, так как там в это время было много антигосударственных вылазок и вооруженных выступлений со стороны сторонников Антонеску.
В августе 1945 года с лозунгами и транспарантами «Встречай нас, Родина-мать, сынов-победителей!», пришли в город НИКОЛАЕВ. Шли пешим строем через города РЕНИ, БОЛГРАД, ИЗМАИЛ, ОДЕССА и НИКОЛАЕВ. В каждом городе нас радостно и торжественно встречали жители этих городов.
После расформирования 37-й стрелковой дивизии в декабре 1945 года был направлен штабом Одесского военного округа на должность командира отдельной роты 11-го отдельного дисциплинарного батальона. При службе на западе Украины, был ранен в голову украинскими националистами.
В последнее время служил в 86-м Фокшанском ордена Суворова стрелковом полку 180-й стрелковой дивизии в должности командира роты в воинском звании «майор».
В августе 1953 года был уволен из рядов Советской Армии по состоянию здоровья. Был признан инвалидом 2-й группы. После увольнения из армии я прибыл в город НИКОЛАЕВ, по месту жительства жены, так как на мой родине у меня никого из родных уже не осталось. Здесь, в НИКОЛАЕВЕ, мне мои добрые товарищи коммунисты помогли приобрести гражданскую специальность – мастера по ремонту сложной бытовой техники, по которой работаю вот уже больше 20 лет. С работой справляюсь хорошо. За что имею ряд наград, премий, благодарности.
План первого года 10-й пятилетки выполнил 27 октября 1976 года к 59-й годовщине Великого Октября, самый первый у нас на предприятии – «Комбинате бытового обслуживания населения», о чем был выпущен экстренный листок «Молния».
Выполняю ряд общественных поручений: являюсь Председателем группы народного контроля, вот уже бессменно 15 лет, за хорошую работу в органах народного контроля имею Почетную грамоту от Председателя Комитета народного контроля СССР, а также в этом году меня отметил ценным подарком наш областной комитет народного контроля; являюсь заместителем секретаря партийного бюро, членом месткома профсоюза, членом районного Совета ветеранов войны. Ну, и, конечно, часто выступаю перед молодежью, перед школьниками с беседами на тему военно-патриотического воспитания. Обязанности, которые на меня возложены – большие, но они почетные и я с удовольствием их выполняю, так как знаю на своем жизненном пути, какое большое значение имеет наставничество старших, о чем я написал в начале этого очерка.
Вот и сейчас я выполняю вашу просьбу, ребята, пишу вам и высылаю свой очерк для «Комнаты - музея боевой славы». И для меня очень приятно было вспомнить это, так как я еще раз вспомнил свою прожитую жизнь, свою юность, опаленную огнем большой войны. И я надеюсь, что на одном из ваших «Уроков мужества», может быть, пригодится вам и моя рукопись с моими воспоминаниями о тех грозных днях Великой Отечественной войны.
Мне сейчас 53 года. Имею семью. С женой, Валентиной Никитичной, прожил с 18 февраля 1946 года, вот уже 30 лет. Живем мы с ней дружно и хорошо. У нас имеются дети: сын Вячеслав – моряк, 29 лет, сейчас в плавании, в районе Тихого океана и дочь Катя – 19 лет, студентка второго курса Николаевского государственного педагогического института имени Белинского, музыкального факультета, учится на «отлично». Дети нас очень уважают и любят, всегда нас жалеют и мы их, конечно же, мы их очень любим, тем более, что они этого у нас заслуживают своим трудолюбием и хорошей дисциплиной.
Надеюсь, и вы, дорогие мои ребята, учитесь тоже хорошо и чтобы дисциплина у вас была отличная. Это для вас сейчас главное для начала будущей вашей жизни.
А то, что вы сейчас задумали сделать, т.е. создать самый лучший школьный «Музей боевой славы», говорит о том, что вы любите труд, это видно из ваших мне писем, а это значит, что мы, т.е. вы и мы, ветераны 35-й отдельной стрелковой курсантской бригады сделаем все возможное, чтобы наш с вами музей был лучшим и заслужил соответствующий приз в конкурсе. Со своей стороны для начала в «Комнату – музей боевой славы» я посылаю свой краткий биографический очерк с воспоминаниями своего жизненного пути и своей боевой юности, а также четыре фотографии военных и последних лет моей жизни и иллюстрации.

Успехов вам, дорогие ребята!
С уважением к вам!
Ваш Башков Константин Кириллович.

29.12.1976 г.




1. Ветеран 35-й отдельной стрелковой бригады майор запаса Башков Константин Кириллович. Дата фото – 9 мая 1975 года.



2. Командиры отделений: старший сержант Бадайкин, сержант Карасев и сержант Лютиков слушают письмо от шефов – швейной фабрики имени Урицкого (г. Москва). Письмо зачитывает командир стрелкового взвода старший лейтенант Башков Константин Кириллович (в центре). Снимок сделан фотокорреспондентом Ф.Л. Гарус для армейской газеты «За нашу Родину» в 1943 году в боях под г. Смоленском.



3. Капитан Башков Константин Кириллович (справа) и старший лейтенант Петрушин. Дата фото – 9 мая 1945 года, Румыния.



4. Майор Башков Константин Кириллович. Дата фото – ноябрь 1949 года.
« Последнее редактирование: 09 Января 2012, 17:14:25 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW


При написании данной биографической справки использованы копии документов в отношении капитана Ухова В.Ф., взятые в ЦАМО и предоставленные Музеем Боевой Славы 35-й отдельной стрелковой бригады, расположенном в МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 5», город Солнечногорск Московской области. Основатель и руководитель музея – капитан 1 ранга в отставке Жёлудев Фёдор Игнатьевич (проживает в настоящее время в городе Солнечногорске). Также использованы документы, взятые с сайта ОБД-Мемориал.

УХОВ Владимир Фёдорович
Капитан


Родился 28 июля 1906 года в городе Вологде в семье железнодорожного рабочего. Русский.

Семья Владимира рано лишилась матери (умерла в 1918 году), тяжело болел отец и рано ушел на пенсию (в 1916 году), старший брат во время первой мировой войны после ранения умер в госпитале. До 1918 года успел окончить всего 2,5 класса городской приходской школы (Вологда). Из-за трудного положения в семье Владимир с малолетства работал – чистил сапоги на улице, продавал газеты, папиросы, таскал воду. В 1920 году уехал на заработки на Урал

Трудовая деятельность:
- в 1920-1921 годы работал по найму и проживал в семье середняка-крестьянина Шамшурина Василия Борисовича, в последующем колхозника, которая приютила его и считала за сына;
- в 1921-1925 годы работал на Киртиганском руднике Нижне-Сергивского района Свердловской области, гонщик и каталь (сезонник);
- в 1925-1927 годы работал на этом же руднике на постоянной основе, каталь;
- в 1927-1929 годы работал на Нижне-Осигинском руднике Свердловской области, каталь.

В рядах РККА с 6 октября (по другим данным – с 17 ноября) 1929 года.
Член ВКП(б) с 24 апреля 1931 года.

Порядок прохождения службы в рядах РККА:
- с ноября по декабрь 1929 года – красноармеец 10-го горнострелкового полка 3-й горнострелковой дивизии;
- с декабря 1929 по сентябрь 1930 года – курсант полковой школы 3-го артиллерийского полка 3-й горнострелковой дивизии;
- с октября 1930 по март 1932 года – командир орудия полковой батареи 13-го горнострелкового полка 3-й горнострелковой дивизии;

Участие в боевых действиях: С 9 апреля по 16 июня 1931 год участвовал в проведении операции по ликвидации банды Ибрагим-Бека в районе Курган-Тюбе, город Арал, кишлак Уялы и перевал Ходжа-Бехов, в составе 10-го горнострелкового полка 3-й горнострелковой дивизии.

- с марта 1932 по январь 1933 года проходил обучение на ускоренных курсах по подготовке красных командиров при Объединенной Среднеазиатской Краснознаменной военной школе имени В.И. Ленина (артиллерийское отделение);

- с января 1933 по январь 1935 года – командир огневого взвода полковой батареи 2-го горнострелкового полка 2-й горнострелковой дивизии, город Кушка, Туркменистан;
- с января 1935 по сентябрь 1939 года – помощник командира бронеплощадки отдельного бронепоезда № 10 Средне-Азиатского военного округа (САВО);

20 декабря 1938 года лейтенанту Ухову В.Ф. было присвоено очередное воинское звание «старший лейтенант».

- с сентября 1939 по август 1940 года – командир учебной бронеплощадки отдельного бронепоезда № 10, САВО;
- с августа 1940 по август 1941 года – командир батареи 33-го артиллерийского дивизиона, САВО;

Летом 1940 года старшему лейтенанту Ухову В.Ф. было присвоено очередное воинское звание «капитан».

- с августа по начало ноября 1941 года капитан Ухов В.Ф. проходил службу в должности преподавателя артиллерии в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина.

Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с 1 декабря 1941 года на Западном фронте.

В начале ноября 1941 года был зачислен в штат 35-й отдельной стрелковой бригады, формируемой Ташкентским пехотным училищем имени В.И. Ленина в городе Чирчике.

С начала ноября по 13 декабря 1941 года капитан Ухов В.Ф. находился в должности начальника артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады.


Справка: 35-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике под Ташкентом (Среднеазиатский военный округ). Командиром бригады был назначен подполковник Будыхин Пётр Кузьмич. В бригаду вошли курсанты Ташкентского пехотного училища и Алма-атинского пулеметного училищ, а также студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, плюс бойцы Красной Армии, закончившие лечение в госпиталях.
Справка: «…Исторический формуляр 35-й отдельной стрелковой бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»… Примечательна судьба 35-й отдельной стрелковой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала короткое время - с ноября 1941 по июнь 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в ноябре 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».
Справка: На Западном фронте под МОСКВОЙ в районе города СОЛНЕЧНОГОРСКА в декабре 1941 года 35-я отдельная стрелковая бригада в составе 20-й армии вела сначала оборонительные, а затем успешные контрнаступательные действия против немецко-фашистских войск, рвущихся в последнем рывке «блицкрига» к столице СССР МОСКВЕ. Боевой путь бригады при освобождении города СОЛНЕЧНОГОРСКА прошел через его юго-восточную окраину – деревня БУТЫРКИ – деревня СТРЕЛИНО.


Капитан Ухов В.Ф. умер 11(13) (???) декабря 1941 года вследствие полученного тяжелого ранения в результате взрыва противотанковой мины в районе города Солнечногорска Московской области.

В 17.00 11(13) декабря в одном из домов деревни Хметьево, где располагался штаб 35-й отдельной стрелковой бригады взорвалась противотанковая мина, оставленная при отходе немецкими войсками. В результате взрыва получил смертельные ранения начальник артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады капитан Ухов В.Ф.

Подробности гибели отважного офицера описал в своем письме следопытам Солнечногорской средней школы № 5, старшина управления бригады А.Я. ВАЛЬКОВ:
«Утро было морозное… Я подъехал к дому, из которого вышли некоторые товарищи управления штаба бригады, и пошли по дороге. Из этого дома вышел и помощник начальника оперативного отдела бригады тов. В. БЕРЛИН. В этот момент я увидел капитана В.Ф. УХОВА. Он был в кожаных брюках и во френче, обут в хромовые сапоги. Он весь дрожал от холода и тов. В. БЕРЛИН взял капитана В.Ф. УХОВА под руку и прошел с ним в дом. Я побежал догонять товарищей, но не пробежал и десяти шагов, как сзади раздался страшный взрыв. Это произошло в доме, из которого за несколько минут до этого вышел тов. В. БЕРЛИН. В этот момент мы все вернулись и побежали в дом.
Нам представилась следующая картина: капитан В.Ф. УХОВ лежал, откинувшись на стуле с разорванным животом, а вокруг него лежали несколько жильцов этого дома. Оказывается, после нашего ухода хозяйка дома решила навести порядок, и, протирая пыль с подоконника, задела усики мины, выведенные из подвала наружу… Минут через 5-10 после взрыва капитан В.Ф. УХОВ скончался. Время не ждало – мы похоронили тов. В.Ф. УХОВА, произвели прощальный салют из пистолетов и автоматов и отправились догонять части наступавшей дальше бригады».


По данным начальника штаба 35-й отдельной стрелковой бригады полковника Г.М. Шнайдера, капитану Ухову Владимиру Федоровичу за 2-3 дня до гибели было присвоено очередное воинское звание «майор», однако документально это пока нигде не подтверждается.

Первоначально капитан Ухов В.Ф. был похоронен в одиночной могиле в окрестностях деревни Хметьево вблизи города Солнечногорска Московской области.

В 1966 году останки капитана Ухова В.Ф. перезахоронили в братскую могилу в районе деревни Рекинцо в непосредственной близости от города Солнечногорска.


Справка: Строительство микрорайона Рекинцо было начато в 1970 году на юго-восточной окраине города Солнечногорска. К 2010 году микрорайон перешагнул 10 тыс. черту численности жителей и занимает всю территорию между Ленинградским шоссе, юго-восточным лесным массивом и южным берегом озера Сенеж. В Рекинцо имеется спортивный комплекс с бассейном, два детских сада и школа, запланированная к постройке в 1972 году и построенная только в 1987 году. В лесном массиве, примыкающем к микрорайону, в середине 1960-х годов был заложен Парк Победы в честь павших героев Великой Отечественной войны. Часть построек Парка Победы видна из космоса в виде пятиконечной звезды. Сейчас решается судьба грандиозного сооружения, более 50 лет простоявшего в ожидании окончания строительства — либо Парк Победы будет окончательно разрушен, либо восстановлен на состояние 1980 года (по материалам сайта Википедия).

В канун 25-летия разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в 1966 году одной из улиц города Солнечногорска было присвоено имя капитана В.Ф. УХОВА.

Справка: Улица Ухова в городе Солнечногорске. Улица Ухова идет от магазина «Свет» на Ленинградском шоссе до Центральной районной больницы. На ней совершенно нет домов, стоит лишь один продовольственный магазин. Раньше улица называлась Южной, и на ней стояли дома деревни Рекинцо. Она была переименована 22 июня 1966 года в честь капитана Ухова, погибшего в районе деревни Рекинцо 11 декабря 1941 года. Капитан Ухов зашел в один из домов, в котором располагался наш штаб, согреться чаем. Но сразу после его входа в дом сработала вражеская мина, и дом взлетел на воздух. Капитан Ухов был похоронен в районе Никольской церкви. (Информация с сайта - http://www.cfoinfo.ru/attsolnechnogorsk01.html ). На улице установлена анотационная доска в отношении капитана Ухова В.Ф., чьим именем она была названа (по материалам сайта  - http://nkosterev.narod.ru/mos/mo_md.html - Мемориальные доски Подмосковья).

На момент гибели капитана Ухова В.Ф. его семья: жена Ухова (Ларионова) Зинаида Васильевна вместе с сыном Уховым Юрием Владимировичем (1934 г.р.) и дочерью Уховой Ираидой (Ириной) Владимировной (1938 г.р.) проживала на территории Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина в офицерском общежитии.

На начало февраля 1956 года дочь Ухова В.Ф. – Ухова Ираида Владимировна проживала в Туркменской ССР по адресу: город Ашхабад, ул. Некрасова, д. 86.



Автобиография Ухова Владимира Фёдоровича
(выписка из личного дела, хранящегося в ЦАМО)

Родился в 1906 году 28 июля в г. Вологда в семье железнодорожного рабочего. Отец был болен и рано ушел на пенсию. До февральской и Октябрьской революции и после пенсионер. Умер в 1934 году в г. Вологда. Мать домохозяйка, в период хлебных затруднений в 1918 году умерла. Старший брат во время империалистической войны после ранения умер в госпитале. Женат. Отец жены до революции 1917 года т после был служащим, в 1922 году умер. Мать жены домохозяйка. Братья жены работают в городе Ашхабаде, ТССР: Ларионов Дмитрий – токарь, Ларионов Сергей – секретарь отдела в Управлении Ашхабадской железной дороги. Ларионов Виктор осужден за растрату 1800 рублей и сослан на работу в ДВК.
Я начал работать с малых лет, до революции 1917 года чистил на улице сапоги, продавал газеты и папиросы, таскал воду и дрова у дяди. В 1920 году из г. Вологда выехал на Урал, работал по найму. Жил у середняка-крестьянина Шамшурина Василия Борисовича, ныне колхозника, приютили меня и считали за сына. Летом помогал им в поле, а зимой уходил на рудник, где работал гоньщиком, а когда окреп, опустился в шахту и работал каталем на Кирштанском руднике. С 1925 года перешел на производство, работал каталем и забойщиком 9-го разряда. В 1927 году перешел на работу в Нижне-Осенчиханский рудник, где работал забойщиком до 1929 года. В 1929 году был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.
Специального образования не имею. Учился 2,5 года в городской приходской школе в г. Вологда, Член ВКП(б) с 24 апреля 1931 года, принят партийной организацией 3-го артполка 3-ей стрелковой дивизии, партийный билет № 0486509. С 1933 по 1938 год – групповод политзанятий. С 1933 по 1935 год парторг и периодический редактор красноармейской газеты в полевой батарее 2-го горно-стрелкового полка в городе Кушка. С 1935 по 1938 год – редактор красноармейской газеты в/ч 7515. С августа 1935 года – парторг в/ч 7515 (отдельный бронепоезд № 10 Средне-Азиатского военного округа).
В 1931 году выехал на операцию по ликвидации банды Ибрагим-Бека, оперировал в районе Курган-Тюбе, город Арал, кишлак Уялы и перевал Ходжа-Бехов. Находясь в операции, подал докладную об оставлении на сверхсрочную службу.
В 1932 году был на переподготовке сверхсрочников в 3-ем артполку в городе Каша-Курган, в этом же году был командирован в военное училище имени Владимира Ильича Ленина в городе Ташкенте.
С января 1935 года в в/ч 7515 – помощник командира бронеплощадки. На протяжении 4-х лет выполнял ряд командных должностей: помощник командира бронеплощадки, командир стрелкового подразделения управления, командир 1-го учебного подразделения.
В настоящее время работаю командиром 2-ой бронеплощадки.

/подпись/                      Старший лейтенант Ухов

14 декабря 1938 года.




Захоронение воинов в микрорайоне Рекинцо (Солнечногорск), погибших при осовобождении города Солнечногорска. Фото 1970-х годов.



Захоронение воинов в микрорайоне Рекинцо (Солнечногорск), погибших при осовобождении города Солнечногорска. Современный вид после проведения реконструкции мемориального комплекса и его ремонта. Дата снимка неизвестна.



Центральная часть воинского захоронения в микрорайоне Рекинцо (Солнечногорск), погибших при осовобождении города Солнечногорска. Вид до проведения реконструкции мемориального комплекса и его ремонта. Дата снимка неизвестна.



Плиты с фамилиями и инициалами воинов (в том числе из состава 35-й отдельной стрелковой бригады) с воинского захоронения в микрорайоне Рекинцо (Солнечногорск), погибших при осовобождении города Солнечногорска. Современный вид.

Примечание: последние три цветные фотографии взяты из различных Интернет-ресурсов, расположеннных в свободном доступе при запросе - воинское захоронение, Рекинцо, Солнечногорск.

ИЗ ИСТОРИИ ОДНОГО ПОИСКА
(статья в городской газете города Солнечногорска – начало 1980-х годов)

Наш рассказ о том, как следопыты нашей школы собирали материалы о капитане УХОВЕ – именем которого названа одна из улиц нашего города.
Все началось со школьной краеведческой конференции «Их именем названы улицы нашего города». Ученикам 5-го класса было поручено разобраться, кто же был такой капитан УХОВ, имя которого носит улица в микрорайоне Рекинцо города Солнечногорска.
Сначала мы собирали весь материал, который есть в библиотеках и городском музее о боях во время Великой Отечественной войны в наших местах, побывали в военкомате, в отделе главного архитектора Горисполкома, встретились с ветеранами 35-й отдельной стрелковой бригады Григорием Моисеевичем Шнайдером и Сергеем Сергеевичем Сафоновым. Всего этого оказалось мало. Кроме того, что написано на мемориальной доске, нам ничего не удалось больше узнать о капитане УХОВЕ.
По рекомендации Г.М. Шнайдера мы написали письмо в Ташкент в пехотное училище имени В.И. Лепнина, из курсантов которого формировалась бригада. Нам ответил полковник в отставке Федор Николаевич Байбурин – начальник музея при училище. Он сообщил нам несколько адресов ветеранов и то, что на станции Луговая Дмитровского района в средней школе уже собирается материал об этой бригаде.
Мы побывали там (в школе) на экскурсии и получили еще несколько адресов ветеранов бригады. Завязалась переписка. Среди ветеранов нашлись люди, которые лично знали УХОВА, были свидетелями его гибели в боях под Солнечногорском.

Полковник запаса Катунский Михаил Михайлович пишет: «…Капитана УХОВА – начальника артиллерии бригады я впервые встретил в Чирчикских военных лагерях под Ташкентом в 1941 году. Под его руководством принимал участие в формировании артиллерии бригады, а сам был назначен командиром 1-й батареи отдельного артиллерийского дивизиона.
Стройный, всегда подтянутый капитан УХОВ внушал нам, тогда еще совсем молодым офицерам-артиллеристам, чувство большого уважения. Он был кадровым офицером, имел хорошую артиллерийскую подготовку, хорошо разбирался в вопросах тактики…».


Александр Яковлевич Вальков пишет: «…УХОВ был в должности начальника артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады, где я в то время служил в штабе бригады. Не помню числа, но утро было морозное. Я увидел капитана УХОВА. На нем была кожаная фуражка, одет он был в кожаные брюки и френч, обут в хромовые сапоги, а через плечо висела шашка. Он весь дрожал, было видно, что он замерз. Я приказал писарю тов. Берликеру проводить капитана УХОВА в дом, где мы недавно с ним были и я видел, что там есть большой самовар, которым пользовались товарищи.
Он вошел в дом, а через минуту раздался взрыв, так от фашистской мины погиб капитан УХОВ. Время нее ждало. В районе церкви мы похоронили УХОВА, тут же произвели прощальный салют и побежали догонять своих. Вещи его были переданы в хозчасть для пересылки домой…».


Но никто не мог нам сообщить биографические данные о УХОВЕ, не было у нас и его фотографии.
Тогда руководитель нашего отряда «ПОИСК» Фёдор Игнатьевич Жёлудев получил разрешение поработать в Архиве Министерства обороны.
К этому времени мы уже собрали материал не только об УХОВЕ, но и о боевом пути 35-й отдельной стрелковой бригады, которая в декабре 1941 года приняла самое непосредственное участие в освобождении нашего города от немецко-фашистских захватчиков. Собранных материалов оказалось много, и 7 мая 1977 года в школе был открыт Музей Боевой Славы, посвященный данной бригаде.
Мы уже многое знаем о боевом пути бригады, ведем переписку с 45-ю ветеранами бригады, в музее собраны некоторые экспонаты присланные ветеранами, оборудовано 7 стендов о боевом пути бригады и ее ветеранах.
Сейчас о капитане УХОВЕ мы знаем всё. Родился Владимир Фёдорович УХОВ 28 июля 1906 года в городе Вологда в семье железнодорожного рабочего. Отец тяжело болел и рано ушел на пенсию. Когда Володе исполнилось 12 лет, умерла его мать. Детство было трудным. Учиться ему почти не пришлось. Только 2,5 года он ходил в городскую приходскую школу. Подростком Володя УХОВ чистил на улице сапоги, продавал газеты и папиросы, за гроши таскал воду в богатые дома. В 1920 году 14-летний Володя уезжает на Урал, где летом работал по найму у крестьянина-середняка Шамшурина, а зимой уходил на рудник, где работал гонщиком, а когда немного окреп, стал работать в шахтах каталем.
В 1925 году 19-летний Володя УХОВ перешел на постоянную работу в рудник забойщиком.
В 1929 году УХОВ был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Началась его военная служба. Служил он в горно-войсковых войсках Средне-Азиатского военного округа.
В 1931 году Владимир Фёдорович вступает в Коммунистическую партию. Случилось это тогда, когда он участвовал в ликвидации банды Ибрагим-Бека в Таджикистане в составе 10-го горно-стрелкового полка. Военная служба пришлась по душе, и он в 1932 году остался на сверхсрочную службу.
В 1933 году окончил курсы артиллеристов при Ташкентском военном училище имени В.И. Ленина и стал командиром Красной Армии. В этом же году женился. В 1934 году родился сын Юрий.
С января 1935 по август 1940 года УХОВ служил в артиллерийском дивизионе отдельного бронепоезда № 10 Средне-Азиатского военного округа.
В 1938 году родилась дочь Ирина.
В августе 1941 года, когда уже шла Великая Отечественная война, Владимир Фёдорович УХОВ был назначен преподавателем артиллерии в Ташкентском военном училище имени В.И. Ленина.
Когда в октябре 1941 года под Москвой сложилась сложная обстановка, по приказу Верховного Главнокомандования из курсантов Ташкентского и Алма-Атинского училищ была сформирована 35-я отдельная стрелковая бригада, и УХОВ Владимир Фёдорович был назначен начальником артиллерии в эту бригаду.
Погиб УХОВ 11 декабря 1941 года в боях за город Солнечногорск. Похоронен он был на кладбище у церкви, а в 1966 году был перезахоронен в братскую могилу в микрорайоне Рекинцо.
Память о капитане УХОВЕ сохранится надолго в сердцах Солнечногорцев, которые благодарны ему за ту жертву, которую он принес ради победы над фашистами.
Собирая данные о капитане УХОВЕ, мы установили названия нескольких городов, где до войны проживала семья Владимира Фёдоровича. Во все эти города были посланы запросы. Их было отправлено около десяти.
Самый обнадеживающий ответ нам пришел из города Ашхабада. Работники адресного стола сообщили нам, что в городе Ашхабаде живет УХОВ Юрий Владимирович, не совпадал только год рождения с теми данными, которые были у нас, а в городе Кизил-Арват Туркменской ССР проживает МАХОВА (до замужества – УХОВА) Ираида Владимировна. В этом случае не совпало имя. По этим адресам мы послали письма и были вознаграждены за свои старания тем, что нам удалось разыскать дочь и сына капитана УХОВА.

Дочь Владимира Фёдоровича – Ираида Влдаимировна пишет нам: «…Получила я Ваше письмо и очень Вам благодарна за него. Наконец-то, я что-то узнала о своем отце… Когда отец погиб, мне было всего 3 года. Поэтому я его совсем не помню. Я знаю от бабушки, у которой я воспитывалась, что мой папа был кадровым командиром Красной Армии и что он погиб в 1941 году. Но вот где, не знала. Меня очень взволновало Ваше письмо. Теперь я знаю, что он был начальником артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады и что погиб в боях за город Солнечногорск...».

Ираида Владимировна прислала нам шесть фотографий своего отца и фотографию своей семьи.
Сын капитана УХОВА – Юрий Владимирович сообщил нам, что о гибели отца от фашистской мины он знает из письма, которое пришло с фронта в 1941 году. Он пишет, что был в нашем городе в 1973 году. Нашел мемориал, где захоронен отец и возложил цветы.
В мае 1979 года Ираида Владимировна Махова – дочь капитана УХОВА В.Ф. и Таня – его внучка были гостями нашей школы и города.
« Последнее редактирование: 28 Декабря 2011, 18:07:06 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW


СИДОРЕНКО Александр Григорьевич
Старший лейтенант

(Точное воинское звание на момент увольнения в запас (смерти) уточняется).

Родился в 1923 году на территории Соль-Илецкого района Оренбургской губернии (области). Русский.
В рядах РККА с 1 июля 1941 года. Призван Соль-Илецким РВК Чкаловской (ныне Оренбургской) области.
Член ВЛКСМ с 1942 года.

Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии: с 1 декабря 1941 по 13 августа 193 года – Западный фронт; с 10 ноября 1943 по 12 февраля 1944 года – Северо-Кавказский фронт; с 12 февраля 1944 по май 1945 года – 1-й, 2-й и 4-й Украинские фронты.
В ходе боевых действий был дважды ранен на Западном фронте: 05 декабря 1941 года (легко), 13 августа 1943 года (тяжело).

С июля по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина.

В середине октября 1941 года в числе четырехсот курсантов-добровольцев из Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина был зачислен в состав формируемой в городе Чирчике 35-й отдельной стрелковой бригады и назначен на должность стрелка-разведчика во взвод пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.

Справка: 35-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в октябре-ноябре 1941 года в городе Чирчике под Ташкентом (Среднеазиатский военный округ). Командиром бригады был назначен подполковник Будыхин Пётр Кузьмич. В бригаду вошли курсанты Ташкентского пехотного училища и Алма-атинского пулеметного училищ, а также студенты Ташкентского Института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Ташкентского политехнического и медицинского институтов, Ташкентского государственного университета, плюс бойцы Красной Армии, закончившие лечение в госпиталях.
Справка: «…Исторический формуляр 35-й отдельной стрелковой бригады (дело 2, опись 20259, стр. 301) гласит: «На основании распоряжения отдела укомплектования Средне-Азиатского военного округа, приказом № 356 от 24 октября 1941 года по Ташкентскому пехотному училищу для прохождения дальнейшей службы откомандировать 1100 человек: 700 человек в распоряжение командира 34-й стрелковой бригады; 400 человек - в распоряжение командира 35-й отдельной стрелковой бригады»… Примечательна судьба 35-й отдельной стрелковой бригады. Бригада не успела стать ни гвардейской, ни орденоносной, так как она просуществовала короткое время - с ноября 1941 по июнь 1943 года, а ее боевой путь немногим превысил 200 км. 35-я отдельная стрелковая бригада в самые трудные для Москвы дни, в ноябре 1941 года, была введена в бой на Истринско-Волоколамском направлении... В июне 1943 года 35-я отдельная стрелковая бригада была направлена на формирование 208-й стрелковой дивизии (была окончательно переформирована 16 июня 1943 года в районе города Дорогобуж Смоленской области (265 км от Москвы)), которая и продолжала славную боевую историю 35-й бригады...».
Справка: На Западном фронте под МОСКВОЙ в районе города СОЛНЕЧНОГОРСКА в декабре 1941 года 35-я отдельная стрелковая бригада в составе 20-й армии вела сначала оборонительные, а затем успешные контрнаступательные действия против немецко-фашистских войск, рвущихся в последнем рывке «блицкрига» к столице СССР МОСКВЕ. Боевой путь бригады при освобождении города СОЛНЕЧНОГОРСКА прошел через его юго-восточную окраину – деревня БУТЫРКИ – деревня СТРЕЛИНО.


В феврале-марте 1942 года курсанту (сержанту) Сидоренко А.Г., как особо отличившемуся в ожесточенных и кровопролитных боях под Москвой было присвоено первое офицерское звание «младший лейтенант». Информация в отношении даты присвоения данного воинского звания уточняется.

С весны 1942 по июнь 1943 года лейтенант (в последующем старший лейтенант) Сидоренко А.Г. занимал должность командира взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона 35-й отдельной стрелковой бригады (Западный фронт).

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «17 октября 1942 года под руководством лейтенанта Сидоренко А.Г. группа разведчиков захватила контрольного пленного, сам командир взвода ночью провел группу захвата через минные поля без потерь. Правильно поставив задачу, выдвинул трех бойцов вперед для того, чтобы отрезать путь приближающимся немцам. Как только два первых немца прошли вперед, он приказал группе отрезать остальных и нее дать им возможности открыть огонь и продвинуться вперед на помощь. Молниеносно приказал произвести захват и, как только был захвачен и обезврежен немец, его потащили в исходное положение. Тов. Сидоренко А.Г. организовал группу прикрытия из трех человек и, возглавляя ее сам, вел огонь до тех пор, пока группа с пленным немцем не достигла исходного положения. Боевую операцию провел умело и без потерь.
Лейтенант Сидоренко Александр Григорьевич достоин награждения Правительственной наградой – медалью «ЗА ОТВАГУ».
Командир 4-го отдельного стрелкового батальона старший лейтенант Сафонов
__ октября 1942 года
Ходатайствую о награждении тов. Сидоренко Правительственной наградой - медалью «ЗА ОТВАГУ».
Командир 35 ОСБр полковник Масленников
27 октября 1942 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам 5-й армии Западного фронта № 0841 от 9 ноября 1942 года лейтенант Сидоренко А.Г. был награжден медалью «За отвагу».

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Сидоренко А.Г. 7 ноября 1942 года непосредственно руководил группой захвата. Скрытно провел свою группу в тыл боевого охранения противника и внезапно атаковал секрет. В результате боя уничтожено только убитыми 14 фрицев. Под его руководством захвачен контрольный пленный, который был своевременно доставлен на исходное положение. Лично сам в схватке с противником уничтожил четырех немцев. Всю боевую операцию провел умело и без потерь
Тов. Сидоренко вполне достоин награждения Правительственной наградой – орденом Отечественной войны I степени.
Командир 4-го отдельного стрелкового батальона капитан Сафонов
9 ноября 1942 года
Наградить лейтенанта Сидоренко Александра Григорьевича Правительственной наградой – орденом Красной Звезды.
Командир 35 ОСБр генерал-майор Пронин
13 ноября 1942 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по 35-й отдельной стрелковой бригаде 29-й армии Западного фронта № 01 от 28 ноября 1942 года лейтенант Сидоренко А.Г. был награжден орденом Красной Звезды.

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Сидоренко Александр Григорьевич с начала организации 4-го отдельного стрелкового батальона руководит взводом пеших разведчиков, и в разведпоисках по захвату контрольного пленного вс е время руководит группой захвата. Руководя группой захвата в разведпоиске 24 января 1943 года тов. Сидоренко подполз к немецкому часовому на расстояние 15-20 метров и открыл огонь из автомата. В тоже время дал команду быстро ворваться в угольник и захватить пленного. После захвата дал команду быстро отойти с пленным, а сам с группой остался прикрывать и отошел последним.
Тов. Сидоренко Александр Григорьевич достоин награждения Правительственной наградой – орденом Отечественной войны II степени.
Командир 4-го отдельного стрелкового батальона капитан Сафонов
Начальник штаба батальона старший лейтенант Вересов

__ января 1943 года
Достоин награждения Правительственной наградой – орденом Отечественной войны II степени.
Командир 35 ОСБр генерал-майор Пронин
25 января 1943 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам 29-й армии Западного фронта № ___ от 29 января 1943 года старший лейтенант Сидоренко А.Г. был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Сидоренко А.Г. в проведении операции с 3 на 4 июня 1943 года по захвату высоты 198,4 лично руководил группой разведчиков по захвату пленных. Как только 10-я стрелковая рота своим левым флангом оседлала траншею, идущую с высоты 198,4 на ТОРЖОК, тов. Сидоренко со своей группой ворвался в траншею, отрезал отход противнику и захватил двух пленных. Умело организовал эвакуацию пленных с высоты в первый этап захвата и своевременно доставил их в штаб. Всегда смел, решителен, постоянно участвует в боевых операциях.
За проявленную отвагу, смелость тов. Сидоренко достоин награждения Правительственной наградой – орденом Александра Невского.
Командир 4-го отдельного стрелкового батальона капитан Шамшурин
4 июня 1943 года
Ходатайствую о награждении старшего лейтенанта Сидоренко Александра Григорьевича Правительственной наградой – орденом Александра Невского.
Командир 35 ОСБр гвардии полковник Руссков
4 июня 1943 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам 5-й армии Западного фронта № 0264 от 4 июня 1943 года старший лейтенант Сидоренко А.Г. был награжден орденом Александра Невского.

В июне 1943 года при переформировании 35-й отдельной стрелковой бригады в 208-ю стрелковую дивизию старший лейтенант Сидоренко А.Г. был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть.

На начало мая 1945 года старший лейтенант Сидоренко А.Г. находился в должности помощника начальника штаба (по разведке) 361-го отдельного пулеметно-артиллерийского ордена Суворова батальона 159-го Днестровского Краснознаменного ордена Богдана Хмельницкого укрепленного района (106-й стрелковый корпус, 4-й Украинский фронт).

Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: «За период боевых действий батальона в труднопроходимой горно-лесистой местности Карпат, руководя действиями разведки батальона, обеспечил штаб батальона необходимыми сведениями, как о составе группировки частей противника, так равно и о местах нахождения их рубежей обороны. 27 апреля 1945 года, руководя непосредственно усиленной разведгруппой вышел в тыл противнику в районе горы ЧАРЛОВ КОПЕЦ, установил оборону противника, местонахождение артиллерии и минометов, возвращаясь в часть, захватил двух контрольных пленных мадьяр. 28 апреля 1945 года, ведя разведку группами от рот, обнаружил прикрывающие заслоны немцев, завязал с ними бой, в результате было убито 10 и взято в плен 15 солдат противника, захвачено два ручных пулемета и 9 винтовок.
Достоин награждения Правительственной наградой – орденом КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ.
Командир 361-го отдельного пулеметно-артиллерийского ордена Суворова батальона майор Субелиани
13 мая 1945 года
Достоин награждения Правительственной наградой – орденом ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙННЫ I степени.
Командир 159-го Днестровского Краснознаменного ордена Богдана Хмельницкого укрепленного района генерал-майор Виноградов
17 мая 1945 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по частям 106-го стрелкового корпуса № 057/н от 21 мая 1945 года старший лейтенант Сидоренко А.Г. был награжден орденом Отечественной войны II степени (вторым).

На декабрь 1978 года Сидоренко А.Г. проживал по адресу: Узбекская ССР, город Ташкент, ул. Ленина, д. 74.

Дальнейшая судьба старшего лейтенанта Сидоренко А.Г. на данный момент не известна. Информация уточняется.
« Последнее редактирование: 07 Апреля 2012, 16:08:14 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
Краткая биографическая справка и воспоминания
о боевых действиях 35-й отдельной стрелковой бригады
в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
бывшего комиссара штаба бригады

ИЖАК Артёма Саввича


Родился в 1904 году в селе СТРАТИЕВКА Ольгопольского уезда Камянец-Подольской губернии (ныне Чечельницкий район Винницкой области). Родители крестьяне, бедняки. Отец – Савва Михайлович ИЖАК умел только расписаться и читать по складам. Мать – Механия Михайловна (девичья фамилия – РОСОХАТА) была неграмотна. Оба родителя уже давно покойны, но память о них у меня осталась незабвенной, так как это были, во-первых, мои родители и, во-вторых, это были мои первые наставники и дипломированные трудолюбивым жизненным опытом учителя.
Таким образом, первой моей школой была жизнь в обычной бедняцко-крестьянской семье на селе. В этой школе учеба была самой трудной, так как во всем ощущались недостатки. Достаточно сказать, что на семь душ нашей семьи у нас было две пары старых рваных сапог и один полушубок. Учеба начиналась с азов существования – труда и жизненной практики, приобретенной моими любимыми родителями.
Как известно, практика без теории слепа, а теория без практики бесплодна. Все это верно, но мои родители понимали эти истины по-своему и безошибочно. В результате сумели заложить в детей основы для дальнейшей их жизнедеятельности. После домашней школы началась академическая учеба в церковно-приходской школе, которую я закончил с похвальной грамотой. На экзаменах в этой школе меня вызвали к доске и предложили написать предложение: «Заяц бегает по меже». Крейдой на доске я написал продиктованное мне предложение, грамотно по тому времени. Дело в том, что в грамматике русского языка тогда существовали так называемые коренные слова, их было много. Требовалось знать все их на память. Они писались вначале через Ять, т.е. через «е», так называемое мягкое. Это примерно такие слова: гнездо, седло, бег и им подобные, кроме этого существовало правило, что все слова, отвечающие на вопросы: где, на ком, на чём, тоже в конце слова писались через Ять. Я, конечно, написал правильно и получил «пятерку». Присутствующий на экзаменах священник тоже задал мне вопрос по закону божьему: «Как пророк Илья вознесся на огненной колеснице на небеса?». И на этот вопрос я ответил. И как видно моей сказкой он остался доволен и тоже поставил мне «пятерку». По арифметике мне был задан вопрос, решить задачу: «Мужик посеял просо, а уродилось ему сам сем, сколько было собрано проса?». Я, не задумываясь, сразу ответил – 49. Я просто перемножил 7х7. Таким был экзамен в этой школе. Во всяком случае, я закончил ее успешно.
Затем я закончил семилетку и 3-х годичные высшие педагогические курсы. Будучи на этих курсах, я в 1921 году поступил в комсомол. После окончания курсов два года учительствовал в 4-х летней и 7-ми летней школах. Будучи учителем, в 1926 году поступил кандидатом в члены КП(б) Украины. После непродолжительной учительской работы работал секретарем Ямпольского райкома ЛКСМ Украины. В 1927 году во время комсомольской работы меня приняли в члены КП(б) Украины. В то время комсомольская работа была сплошной и многогранной, так как район был пограничным. Это, между прочим, тот район, который сейчас славится высокими урожаями сахара с единицы площади.
После работы в райкоме комсомола работал в этом же районе агитатором райкома КП(б) Украины и с этой работы попросился снова отправить меня на педагогическую работу. Со скрипом мою просьбу удовлетворили направив меня директором сельскохозяйственного техникума. В техникуме проработал директором и преподавателем восемь с лишним лет, после чего по решению Одесского обкома КП(б) Украины меня направили на должность Заведующего РОНО Верхне-Врадиевского района, где потом я еще работал культ-пропагандистом райкома и секретарем. После ВЕРХНЕЙ ВРАДИЕВКИ я еще работал секретарем Гросуловского райкома партии (ныне Верхне-Михайловский район) и был утвержден заведующим сельскохозяйственным отделом Одесского обкома партии. С обкома партии был направлен в МОСКВУ на учебу в высшую школу парторганизаторов при ЦК ВКП(б), которую закончить не удалось в связи с войной. В июле 1941 года по решению ЦК партии был мобилизован в числе 2500 человек в ряды РККА. В армии сразу был в резерве Главного политического управления РККА (находился в КУБИНКЕ) и вскоре был откомандирован в Общевойсковую академию имени М.В. Фрунзе в МОСКВУ слушателем Курсов комиссаров штабов соединений.
Учеба в академии была напряженной, так как пришлось ее совмещать с оборонными мероприятиями. Слушатели нашего отделения за короткое время учебы держали несколько дней оборону под МОСКВОЙ в качестве бойцов, а также по ночам дежурили на крыше академии. В конце октября 1941 года нас послали на формирование новых армейских частей. Меня направили в Средне-Азиатский военный округ, а оттуда в первый район Сталинских лагерей, где формировалась 35-я отдельная стрелковая бригада, куда я был назначен на должность комиссара штабы бригады. Когда я прибыл в бригаду, то формирование ее уже было начато.
В бригаде я быстро освоился. С командиром бригады подполковником БУДЫХИНЫМ П.К. мы с первой беседы поняли друг друга, и работали в дальнейшем с взаимопониманием. Это был серьезный, вдумчивый, с хорошей подготовкой командир. Начальник штаба тов. ПРОКОПЕНКО по образованию был интендант, знаниями штабного работника он не обладал.
На первых порах все мое внимание было сосредоточено на комплектовании бригады личным составом. Ежедневно я знал, кто и что прибыло за день. Как правило, с прибывающим личным составом, я с каждым из них беседовал. Еще, будучи в МОСКВЕ, в академии, нас предупредили, кого можно, а кого нет, принимать в часть, и я это сугубо точно выполнял. Прибывающее пополнение принималось не по спискам военкоматов, а путем индивидуального отбора. Лично я знал не только людей, но и даже конский состав.
В бригаде было около 14 отдельных подразделений и в том числе: три стрелковых батальона по 950 человек в каждом (каждый батальон имел три роты); четыре артиллерийских дивизиона (в том числе два артиллерийских и два минометных); саперный батальон; медсанбат; отдельная рота разведчиков; отдельная рота автоматчиков; рота связи; рота автоподвоза и другие подразделения и службы. Всего перед выездом на фронт в бригаде было около 10000 человек с партийно-комсомольской прослойкой до 50%. На фронт мы выехали, вернее, начали грузиться 26 ноября 1941 года. Выгрузка производилась на станции ХОВРИНО Московской окружной железной дороги. 30 ноября проводили рекогносцировку, а в ночь на 1 декабря под прикрытием темноты заняли оборону в составе 20-й армии, удар которой по плану Генерального штаба намечался в направлении города СОЛНЕЧНОГОРСКА.
Наша оборона МОСКВЫ была в районе ЛОБНИ за каналом МОСКВА-ВОЛГА. Железнодорожная станция ЛУГОВАЯ Московской окружной железной дороги находилась на нейтральной полосе. В ЛУГОВОЙ здание института занимали немцы. Штаб нашей бригады насколько я помню, находился в деревне МАРФИНО. В первой линии обороны был 2-й и 3-й батальоны, а 1-й – уступом назад. 3-й батальон имел боевое охранение в количестве стрелкового взвода.
Немецкое командование рассчитывало беспрепятственно войти в МОСКВУ. 3 декабря 1941 года, примерно в 20.00, немцы сперва при помощи позиционных радиорупоров передавали русские песни, затем методическим артиллерийским обстрелом прошлись сначала по нашему минному полю, а затем перенесли огонь по нашему переднему краю. И вслед за этим пустили танки в атаку до восьми штук. Танки обрушились на позиции 3-го батальона. Бойцы этого батальона героически дрались с танковой атакой и при поддержке нашей артиллерии отразили эту вражескую атаку. Немецкие танки повернули назад. В этом бою наибольшие потери личного состава понес 3-й батальон. Но как бы, ни было, это уже была последняя вражеская попытка сходу войти в МОСКВУ. Неожиданно они встретили жесткую оборону свежих частей Красной Армии. После этого боя, где-то в 24.00 в бригаду приехал Член Военного совета Западного фронта тов. БУЛГАНИН, который в недолгой беседе с нами спокойным и уравновешенным тоном просил нас не отступать: «...Отступать некуда, сзади вас МОСКВА, потерпите еще несколько дней…».
4 декабря 1941 года нас одели по-зимнему – в валенки, полушубки, шапки-ушанки и варежки и утром 6 декабря мы пошли в контрнаступление. Нашей бригаде ставилась ближайшая задача – сломать сопротивление противника на занимаемых позициях и в последующем – выйти к КРЮКОВО, отрезав пути отступления немцев на запад. Короче говоря, ставилась задача на полное окружение и уничтожение немецких войск в районе КРАСНОЙ ПОЛЯНЫ. Эта задача была блестяще выполнена. 35 осбр во взаимодействии с танковой бригадой полковника КРАВЧЕНКО ударами с фронта и тыла овладели селом ОЗЕРЕЦКОЕ, затем завязали бой за СОЛНЕЧНОГОРСК. 11 декабря целый день шел ожесточенный бой. Личный состав 35 осбр проявил себя в этом бою беспримерно героически, в результате 12 декабря бригада совместно с другими частями очистила город от немецких оккупантов. 35 осбр на подступах к городу СОЛНЕЧНОГОРСКУ и в самом городе понесла огромные потери личного состава. В городе мы долго не задерживались. В этот день, что вошли в город и были только, надо было дальше преследовать противника. Остались в городе лишь те, кто получил приписку граждан города навечно, принеся свою жизнь за его освобождение.
20 декабря 1941 года 35 осбр сходу овладела железнодорожной станцией ВОЛОКОЛАМСК и здесь мы простояли около месяца, пока не выбили немцев с ЛУДИНЫХ ВЫСОТ, на которых они временно закрепились. Затем 35 осбр наступала в дефиле между ГЖАТСКОМ и РЖЕВОМ в районе (неразборчиво). Здесь, не доходя до ГЖАТСКА километров 25, мы стояли долго. Здесь, мы не только воевали, но одновременно помогали жителям деревень СИДОРОВО и ПОДЁЛКИ сажать хлеб. Бойца армейскими лошадками пахали и производили сев озимой ржи.
С комиссара штаба 35 осбр я ушел после упразднения этой должности. Сначала на ВКУС (ПЕРХУШКОВО Московской области), а затем после учебы был направлен заместителем политотдела 331-й стрелковой дивизии, которая, между прочим, тоже начинала боевые действия под МОСКВОЙ рядом с 35 осбр, и до окончания войны находился в этой дивизии.
После войны был в Германии в Группе Оккупационных Советских войск в должности начальника политотдела танковой бригады и, наконец, как специалист сельского хозяйства по приказу был демобилизован и направлен в распоряжение ЦК КП Украины, а последний откомандировал меня в распоряжение Одесского обкома партии. Поработав немного в обкоме, я был направлен на должность начальника Одесского областного управления животноводства, в последующем занимал должности – начальник областного управления хлопководства, начальник областной племенной животноводческой конторы и, наконец, в последние 15 лет работал старшим преподавателем Одесской межобластной партийной школы, откуда ушел на пенсию.
Посылаю вам две фотографии. Одна фронтовая, а другая гражданская, сделанная в мае 1979 года. Вас попрошу, возьмите с этого краткого описания, что вас будет интересовать, а его верните обратно мне, то же самое желательно сделать и с фотографиями. Вам еще раз благодарен за признательность.
Поздравляю вас и ваших наставников-учителей с наступающим историческим праздником – 62-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции и сердечно желаю вам крепкого здоровья, успехов в учебе, счастливой и радостной жизни. Примите мои искренние и сердечные пожелания вам. Будьте здоровы.

/ подпись /                                                    А.С. Ижак

30.10.1979 г.
г. Одесса


« Последнее редактирование: 04 Января 2012, 17:09:15 от murylev »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
Боевая характеристика на 35-ю отдельную (курсантскую) стрелковую бригаду от 10 апреля 1942 года.





Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 550
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW
Список приказов о награждении, в которых указаны военнослужащие 35-й отдельной стрелковой бригады

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0156 от 10 февраля 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Лейтенанта КОВАЛЬ Абрама Варламовича – командира пулеметной роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
2. Красноармейца ЦАРЕВА Анатолия Ефимовича – стрелка 4 роты 2-го отдельного стрелкового батальона. (посмертно)

Орденом Красной Звезды

1. Лейтенанта ЛЕБЁДКИНА Ивана Августовича – командира отдельной разведывательной роты.
2. Старшего сержанта ЛЕОНТЬЕВА Григория Илларионовича – командира взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.

Медалью «За отвагу»

1. Красноармейца ТАКИРОВА Садванос – стрелка 4 роты 2-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0307 от 20 марта 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Батальонного комиссара АСТАПОВА Николая Ивановича – секретаря партийной комиссии бригады.
2. Майора БИЛЮТИНА Кондратия Васильевича – командира 3-го отдельного стрелкового батальона. (В 1922 году окончил Высшие тактические курсы на базе Ташкентской Объединенной школы командного состава имени В.И. Ленина. За умелое командование полком и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года гвардии полковнику Билютину Кондратию Васильевичу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза).
3. Красноармейца ДАНШЕНКО Николая Абрамовича – санитарного инструктора 3-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Красной Звезды

1. Младшего политрука КАСЫМБЕКОВА Савдара Фазыловича – политического руководителя роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
2. Старшину НАЗАРОВА Александра Павловича – старшину роты 3-го отдельного стрелкового батальона.

Медалью «За отвагу»

1. Младшего лейтенанта ГОЛЬДБЕРГА Абрама Евсеевича – начальника штаба 3-го отдельного стрелкового батальона.
2. Старшего политрука ДОДОНОВА Михаила Тимофеевича – военного комиссара 3-го стрелкового батальона.
3. Красноармейца ПАНТЕЛЕЕВА Георгия Андреевича – пулеметчика 3-го отдельного стрелкового батальона.
4. Красноармейца РУМЯНЦЕВА Павла Васильевича – командира взвода пеших разведчиков 3-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0389 от 6 апреля 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Красноармейца АЛИЕВА Азады Сатыровича – санитара отдельного минометного батальона.
2. Лейтенанта САЙГАНОВА Василия Николаевича – заместителя командира 1-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Красной Звезды

1. Младшего политрука КАПЕЛЬЩИКОВА Александра Леонтьевича – политического руководителя взвода разведчиков 2-го отдельного стрелкового батальона.
2. Лейтенанта МАРЧЕНКО Ивана Павловича – заместителя командира 2-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0477 от 26 апреля 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Младшего лейтенанта НИКИТИНА Константина Алексеевича – командира взвода отдельной роты противотанковых ружей.

Орденом Красной Звезды

1. Майора БАЛБАШОВА Георгия Алексеевича – начальника 1-части штаба бригады. (С января (???) по октябрь 1941 года капитан Балбашов Г.А. проходил службу в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина на командной (начальник инженерной службы училища) или, скорее всего, преподавательской должности (инженерно-саперное дело).

Приказ по войскам 20-й армии Западного фронта
«О награждении личного состава» № 033 от 18 мая 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Медалью «За отвагу»

1. Красноармейца АНТОШИНА Илью Петровича – стрелка 9 роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
2. Младшего лейтенанта БОГОМОЛОВА Леонида Ивановича – командира взвода 3 роты 1-го отдельного стрелкового батальона.
3. Сержанта БОЖЕНОВА Василия Даниловича – командира отделения пулеметной роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
4. Политрука БОЙКО Ивана Ивановича – политического руководителя 3 роты 1-го отдельного стрелкового батальона.
5. Политрука БУГРОВА Григория Васильевича – комиссара отдельной автомобильной роты.
6. Младшего политрука БУРЦЕВА Василия Фёдоровича – секретаря первичной парторганизации 1-го отдельного стрелкового батальона.
7. Красноармейца ГОНЧАРОВА Константина Филипповича – стрелка отдельной роты автоматчиков.
8. Младшего лейтенанта КОЗЛОВА Алексея Григорьевича – командира взвода 9 роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
9. Красноармейца КАМЫШАНА Владимира Яковлевича – стрелка взвода химической разведки отдельной разведывательной роты.
10. Старшего лейтенанта ФИЛИППОВА Ивана Семеновича – начальника 2-й части штаба бригады.
11. Старшего сержанта ФРОЛОВА Ивана Фёдоровича – химического инструктора саперной роты.

Медалью «За боевые заслуги»

1. Политрука БУРЧЕНКО Ивана Васильевича – политического руководителя 5 роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
2. Красноармейца ГУСЕВА Александра Ивановича – стрелка взвода химической разведки отдельной разведывательной роты.
3. Младшего политрука КОЖЕМЯКИНА Семёна Ивановича – политического руководителя 8 роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
4. Красноармейца ЛЕБЁДКИНА Сергея Фомича – помощника командира взвода отдельной разведывательной роты. (С июня по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).
5. Красноармейца МАРКОВА Дмитрия Лукьяновича – командира отделения отдельной разведывательной роты.
6. Младшего лейтенантов МОТЫГИНА Михаила Павловича – заместителя командира роты 1-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0523 от 22 мая 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Лейтенанта КОРОСТЕЛЕВА Харитона Фёдоровича – командира отдельной разведывательной роты.

Медалью «За отвагу»

1. Капитана БАРДАКОВА Петра Стефановича – начальника связи бригады.

Приказ по войскам 20 армии Западного фронта
«О награждении личного состава» № 035 от 27 мая 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Медалью «За отвагу»

1. Младшего лейтенанта КАЗАЧЕНКО Николая Терентьевича – командира взвода пеших разведчиков 1-го отдельного стрелкового батальона.
2. Красноармейца КАЛЕМЕНЕВА Василия Фёдоровича – стрелка 7 роты 3-го отдельного стрелкового батальона.
3. Старшего политрука ЛУНИНА Александра Николаевича – комиссара отдельной разведывательной роты.

Медалью «За боевые заслуги»

1. Лейтенанта ПОТАПОВА Андрея Дмитриевича – командира пулеметной роты 1-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0587 от 15 июня 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Сержанта ДОНИЯРОВА Тиркана – командира отделения 1-го отдельного стрелкового батальона.
2. Красноармейца КУСКОВА Тихона Ивановича – снайпера 3-го отдельного стрелкового батальона.
3. Старшего лейтенанта САЛМИНА Владимира Фёдоровича – командира отдельной роты противотанковых ружей.
4. лейтенанта САФОНОВА Сергея Сергеевича – командира роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
5. Младшего лейтенанта ХРАПОВА Валентина Андреевича – командира 1 роты 1-го отдельного стрелкового батальона (С осени 1939 по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина. На октябрь 1941 года находился в должности помощника командира взвода курсантов).
6. Красноармейца ЯКОВЕЦ Владимира Гавриловича – пулеметчика 3-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Красной Звезды

1. Красноармейца ПАНАСЕНКО Ивана Даниловича – пулеметчика 3-го отдельного стрелкового батальона.
2. Сержанта РЯБОКОНЬ Ивана Петровича – командира пулеметного отделения 3-го отдельного стрелкового батальона.
3. Красноармейца СЫТЯК Алексея Петровича – пулеметчика 3-го отдельного стрелкового батальона.
4. Батальонного комиссара ЯЦЕНКО Иосифа Константиновича – военного комиссара 1-го отдельного стрелкового батальона.

Указ Президиума Верховного Совета СССР
«О награждении орденами начальствующего состава Красной Армии» от 21 июля 1942 года

Орденом Красного Знамени

9. Майора ГУНДАРЕВА Дмитрия Яковлевича – начальника артиллерии 35-й отдельной стрелковой бригады.

Орденом Красной Звезды

16. Батальонного комиссара КОЛЕСНИКОВА Ивана Степановича – военного комиссара 35-й отдельной стрелковой бригады.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0810 от 24 июля 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Батальонного комиссара ПАВЛЕНКО Евграфа Кирилловича – начальника политотдела бригады.

Орденом Красной Звезды

1. Старшего сержанта БАТУЕВА Сергея Филатовича – командира отделения саперной роты.
2. Сержанта ВОЛКОВА Павла Ивановича – командира отделения отдельного минометного батальона.
3. Старшего политрука ГУЗЕЕВА Николая Ильича – военного комиссара батареи отдельного противотанкового дивизиона.
4. Старшего лейтенанта КАТУНСКОГО Михаила Михайловича – заместителя командира отдельного артиллерийского дивизиона.
5. Младшего лейтенанта ЛОБОДА Михаила Матвеевича – помощника начальника штаба 2-го отдельного стрелкового батальона.
6. Младшего лейтенанта МАЙОРОВА Виктора Александровича – заместителя командира роты 2-го отдельного стрелкового батальона (убит в бою 8 апреля 1942 года).
7. Лейтенанта МАСИНА Василия Викторовича – командира батареи отдельного артиллерийского дивизиона.
8. Красноармейца ПАНАСЕНКОВА Ивана Павловича – санитарного инструктора отдельного минометного батальона.

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0957 от 28 августа 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красной Звезды

1. Лейтенанта ГОЛЬДМАН Вениамина Моисеевича – командира взвода отельного артиллерийского дивизиона.
2. Младшего лейтенанта КАЗАКОВА Ивана Никифоровича – командира пулеметного взвода 2-го отдельного стрелкового батальона.
3. Лейтенанта КОЛМАКОВА Василия Михайловича – заместителя командира батареи отдельного артиллерийского дивизиона.
4. Младшего лейтенанта КОРНИЕНКО Фёдора Константиновича – начальника штаба 2-го отдельного стрелкового батальона.
5. Старшего лейтенанта РЖЕЧИЦКОГО Станислава Антоновича – начальника штаба 1-го отдельного стрелкового батальона. (Окончил Ташкентское пехотное Краснознаменное училище имени В. И. Ленина в 1940 году).
6. Лейтенанта СИНЕВА Бориса Васильевича – помощника начальника штаба отдельного артиллерийского дивизиона.
7. Лейтенанта ШАМШУРИНА Ивана Михайловича – заместителя командира 2-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам 5 армии Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0841 от 9 ноября 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Медалью «За отвагу»

1. Лейтенанта СИДОРЕНКО Александра Григорьевича – командира взвода пеших разведчиков 4-го отдельного стрелкового батальона. (С июля по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).
2. Капитана ФРОЛОВА Михаила Григорьевича – начальника 1-й части штаба бригады.
3. Красноармейца ШКУРОВА Павла Тимофеевича – санитара 1-го отдельного стрелкового батальона.

Медалью «За боевые заслуги»

1. Лейтенанта ГАМИЛОВСКОГО Павла Матвеевича – командира взвода 3-го отдельного стрелкового батальона.
2. Сержанта СЕМЕНКОВА Александра Петровича – помощника командира взвода 3-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по 35-й отдельной стрелковой бригаде 29 армии
«О награждении личного состава» № 01 от 28 ноября 1942 года


Орденом Красной Звезды

1. Лейтенанта КОЛБАСИНА Михаила Архиповича – заместителя командира минометной роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
2. Старшего сержанта ПЕТРОВА Фёдора Дмитриевича – помощника командира взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.
3. Лейтенанта СИДОРЕНКО Александра Григорьевича – командира взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона. (С июля по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).

Медалью «За отвагу»

1. Сержанта ПОДГОРНОГО Степана Тимофеевича – командира отделения снайперов 1-го отдельного стрелкового батальона.
2. Красноармейца ФИЛЬЧИХИНА Николая Григорьевича – разведчика взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.
3. Младшего сержанта КРИВОБОКОВА Василия Ивановича – командира отделения взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.
4. Красноармейца КРАВЧЕНКО Владимира Петровича – наводчика минометной роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
5. Красноармейца КОЛЕСОВА Николая Степановича – разведчика взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.
6. Красноармейца ДУЖОВА Алексея Ильича – разведчика взвода пешей разведки 2-го отдельного стрелкового батальона.
7. Младшего сержанта ДЕРЕВЕНСКОГО Василия Емельяновича – командира отделения взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.
8. Красноармейца РЯБКО Ивана Григорьевича – автоматчика взвода автоматчиков 4-го отдельного стрелкового батальона.
9. Красноармейца БЕСКАРАВАЙНОГО Тимофея Алексеевича – разведчика взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.
10. Младшего лейтенанта БУХАЛОВКИНА Григория Павловича – командира взвода автоматчиков 4-го отдельного стрелкового батальона.
11. Красноармейца ГРОМОВА Сергея Ивановича – старшего разведчика отдельного артиллерийского дивизиона 76 мм пушек.
12. Красноармейца ТРУБКИНА Константина Игнатьевича – старшего разведчика отдельного артиллерийского дивизиона 76 мм пушек.
Медалью «За боевые заслуги»

1. Сержанта АРХИПОВА Василия Васильевича – командира отделения минометной роты 2-го отдельного стрелкового батальона.
2. Старшину БУРКО Сергея Фёдоровича – помощника командира взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.
3. Красноармейца ИВЛЕВА Игната Петровича – разведчика взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.
4. Лейтенанта КУЗНЕЦОВА Василия Васильевича – заместителя командира взвода пешей разведки по политчасти 4-го отдельного стрелкового батальона.
5. Старшего сержанта ХАРИНА Павла Петровича – командира отделения взвода автоматчиков 4-го отдельного стрелкового батальона.
6. Старшего военветфельдшера КАТОРКИНА Семена Семеновича – ветеринарного фельдшера 4-го отдельного стрелкового батальона.
7. Военветфельдшера ЧЕРЕДНЯК Павла Андреевича – старшего фельдшера 4-го отдельного стрелкового батальона.

Приказ по войскам 29 армии
«О награждении личного состава» № 0554/н от 10 декабря 1942 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Отечественной войны II степени

1. Красноармейца БЕРЕЖНОГО Николая Александровича – разведчика взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона.
2. Старшего лейтенанта САФОНОВА Сергея Сергеевича – командира 4-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Красной Звезды

1. Старшего лейтенанта ЗАЙЦЕВА Ивана Васильевича – командира отдельной разведывательной роты. (С мая по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).

Приказ по войскам 29 армии
«О награждении личного состава» № 014 от 29 января 1943 года
(в данном приказе указан всего один военнослужащий!!!)


Орденом Отечественной войны II степени

1. Старшего лейтенанта СИДОРЕНКО Александра Григорьевича – командира взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона 35-й отдельной стрелковой бригады. (С июля по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).

Приказ по войскам Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0237 от 19 февраля 1943 года

По 5 армии:


Орденом Красного Знамени

13. Майора ФРОЛОВА Михаила Григорьевича – начальника 1-й части штаба 35-й отдельной стрелковой бригады.

Орденом Красной Звезды

5. Военветврача 2 ранга ФЕДЮРКО Бориса Алексеевича – бригадного врача 35-й отдельной стрелковой бригады.

Медалью «За боевые заслуги»

2. Майора ИЖАК Артема Саввича – заместителя начальника штаба 35-й отдельной стрелковой бригады по политчасти.

Приказ по войскам 5 армии Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0264 от 4 июня 1943 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Полковника АНДРИАНОВА Николая Васильевича – начальника штаба бригады.
2. Капитана ВЕРЕСОВА Алексея Ивановича – начальника штаба 4-го отдельного стрелкового батальона.
3. Старшину КРИВЕНКО Фёдора Андреевича – командира стрелкового взвода 4-го отдельного стрелкового батальона.
4. Красноармейца РАТНИКОВА Александра Николаевича – сапера отдельной саперной роты.
5. Старшего лейтенанта РЕШИКОВА Николая Тимофеевича – командира роты 4-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Александра Невского

1. Старшего лейтенанта СИДОРЕНКО Александра Григорьевича – командира взвода пешей разведки 4-го отдельного стрелкового батальона 35-й отдельной стрелковой бригады. (С июля по октябрь 1941 года проходил обучение в Ташкентском Краснознаменном пехотном училище имени В.И. Ленина).
2. Капитана ШАМШУРИНА Ивана Михайловича – командира 4-го отдельного стрелкового батальона.

Орденом Отечественной войны II степени

1. Капитана КИСЛЯКОВА Георгия Николаевича – начальника 1-й части штаба бригады.

Орденом Красной Звезды

1. Майора АНДРОПОВА Иллариона Михайловича – командира отдельного артиллерийского дивизиона.
2. Капитана БУБНОВА Николая Николаевича – начальника 2-й части штаба бригады.
3. Майора ГУБЕРНАТОРОВА Ивана Павловича – заместителя по политчасти командира 4-го отдельного стрелкового батальона.
4. Майора СОРОКИНА Леонида Семеновича – начальника инженерной службы бригады.
5. Капитана ТРОФИМОВА Бориса Ивановича – командира отдельного минометного дивизиона.

Приказ по войскам 5 армии Западного фронта
«О награждении личного состава» № 0299 от 15 июня 1943 года

По 35-й отдельной стрелковой бригаде:


Орденом Красного Знамени

1. Старшего сержанта РЫБНИКОВА Фёдора Емельяновича – командира взвода отдельной разведывательной роты.

Орденом Красной Звезды

1. Капитана ЛЕНКОВА Григория Павловича – агитатора политотдела бригады.
2. Майора ЛУНИНА Александра Николаевича – заместителя командира 2-го отдельного стрелкового батальона по политчасти.

Медалью «За отвагу»

1. Капитана МАРКОВА Петра Ивановича – старшего инструктора по организационно-партийной работе политотдела бригады.
2. Капитана КОРНИЕНКО Фёдора Константиновича – начальника штаба 2-го отдельного стрелкового батальона.
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »