Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Смертный медальон: политбоец Дьяченко Николай Леонтьевич  (Прочитано 3323 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 788
  • Ржевцев Юрий Петрович
ДЬЯЧЕНКО Николай Леонтьевич (1917-08.1941), предположительно, военнослужащий Ленинградского коммунистического батальона при 6-й стрелковой Орловской дважды Краснознамённой (впоследствии – Орловско-Хинганская трижды Краснознамённая ордена Суворова) дивизии 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф), красноармеец.
Родился в 1917 году на Украине – в городе Краматорске Донецкой области. Был женат: супруга Дьяченко Мария Сергеевна по состоянию на лето 1941-весну 1947 года проживала по адресу: Курская область, районный посёлок Чернянка (ныне – райцентр современной Белгородской области), 1-й Чернянский сельский Совет, улица 1-го Мая, 55.
В армию мобилизован в конце июня-начале июля 1941 года Чернянским РВК на тот момент времени Курской, а ныне современной Белгородской области.
Первое и единственное письмо супруге из армии прислал в июле 1941 года из стен Тамбовского кавалерийского Краснознамённого училища имени 1-й Конной армии. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 3278, л. 205. Данный факт косвенно свидетельствует в пользу той версии, что красноармеец Н.Л. Дьяченко, вероятней всего, именно из рядов основного ядра (пять рот из семи) Ленинградского коммунистического батальона – специальной временной в/ч политбойцов, сформированной исключительно из добровольцев парторганизацией Ленинграда и Ленинградской области на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 июня 1941 года «О мобилизации коммунистов для усиления партийно-политической влияния в полках». Именно эти пять рот в течение июля 1941 года проходили ускоренный курс военной подготовки при Тамбовском кавалерийском Краснознамённом училище имени 1-й Конной армии и были при этом пополнены добровольцами из чернозёмных регионов.
Предположительно, погиб в период со 2 по 10 августа 1941 года в ходе одной из штыковых атак, которые в бессчётном количестве наносились частями и соединениями 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф) с юга в направлении Варшавского шоссе.
14 апреля 1947 года на основании письменного запроса супруги был официально учтён оборонным ведомством как условно пропавший без вести в январе 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 3278, л. 205.
Соответствующее извещение-«похоронка» вручено супруге солдата Чернянским РВК 15 октября 1947 года. Источник – Архив ОВК Белгородской области: т. 2, д. № 465 Р310.
Останки красноармейца Н.Л. Дьяченко были «подняты» 4 сентября 2007 года бойцами Шумячского районного поискового отряда «Память». Произошло это вблизи линии границы между Смоленской областью РФ и Могилевской областью Республики Беларусь. Останки лежали под небольшим слоем земли. Боец умер в той же самой позе, в которой его, атакующего в полный рост, и застала смерть, – головой в направлении находившегося тогда в руках фашистов Варшавского шоссе, с крепко сжатой в руках самозарядной винтовкой системы Токарева – СВТ-40. Уже после боя кто-то из мародёров снял с его ног форменные сапоги, но оружие, подсумки с боеприпасами, противогаз и самое главное – «смертный» медальон, – слава Богу, не тронули.
5 сентября 2007 года «смертный» медальон был передан на дешифровку майору милиции Александру Викторовичу Дорошенко, высококвалифицированному эксперту-криминалисту из отдела внутренних дел города смоленских атомщиков Десногорска. Вот что при использовании специализированной компьютерной техники, согласно тексту справки о криминалистическом исследовании № 95 от 5 сентября 2007 года, офицеру милиции удалось «вытащить» с лоскутка ветхого пергамента: «Фамилия – Дьяченко. Имя – Николай. Отчество – Леонтьевич. Военное звание – Рядовой. Год рождения – 1917. Уроженец: Республика – РСФСР; Область – Курская; Район – Чернянский; С/совет – 1-й Чернянский; деревня – Чернянка. Адрес семьи: Фамилия – Дьяченко Мария Сергеевна; Республика – РСФСР; Область – Курская; Район – Чернянский; С/совет – 1-й Чернянский, улица М… [не разборчиво], 55. Группа крови – II по Янскому»…
Непосредственное участие в поиске родных погибшего солдата приняли сотрудники Отдела информации и общественных связей УВД по Белгородской области и лично начальник данного подразделения подполковник (впоследствии - полковник) внутренней службы Валерий Викторович Фролов. К сожалению, этот поиск существенных результатов не принёс: как выяснилось, вдова в послевоенный период выбыла из посёлка Чернянка куда-то на новое место жительства; там, где некогда по улице 1-го Мая, 55 стоял дом супругов Дьяченко, так же в послевоенный период были возведены цеха одного из местных аграрно-производственных предприятий…
Перезахоронен 23 сентября 2008 года с отданием последних воинских почестей в деревне Понятовка Шумячского района Смоленской области – на «Поле Памяти», в индивидуальной могиле.
Увековечен в Книге Памяти Белгородской области – т. 5, стр. 47, но как якобы пропавший без вести в январе 1944 года.
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Мой за осень 2007 года материал для центрального издания МВД России – газеты «Щит и меч»:
Мемориал памяти
И ПОДВИГ НЕ ОСТАЛСЯ БЕЗЫМЯННЫМ
Благодаря профессионализму специалистов Экспертно-криминалистического центра при УВД по Смоленской области и их личному активному участию в героико-патриотическом воспитании молодежи ежегодно удается вернуть из небытия имена и фронтовой подвиг не одного десятка, казалось бы, бесследно сгинувших в боях за Родину с германским фашизмом советских солдат. Речь в данном случае, как правило, идет о той достаточно сложной и во многом кропотливо-ювелирной работе по восстановлению в лабораторных условиях текстов так называемых солдатских «смертных» медальонов – специальных текстолитовых пеналов с бумажным вкладышем, содержащим социально-демографические данные на конкретного бойца. Эти медальоны, напомним, стояли на снабжении Красной Армии в самый тяжелый период Великой Отечественной – в 1941-1942 годах. И именно они, такие медальоны, сегодня – самая желанная находка поисковых отрядов при проведении всяких очередных военно-археологических раскопок на местах былых боев.
В списке воинов, вырванных милицейскими экспертами из плена забвения уже в этом году, – имя 24-летнего уроженца современной Белгородской области красноармейца Николая Леонтьевича Дьяченко. Это случай, поясним, уникален тем, что поддержку коллегам-смолянам, узнав подробности через «паутину» Интернета, оказали сотрудники отдела информации и общественных связей УВД по Белгородской области.
А вот подробности.
Останки красноармейца Н. Дьяченко были «подняты» в минувшем сентябре поисковым отрядом Шумячского района «Звезда». Произошло это вблизи линии границы между Смоленской областью РФ и Могилевской областью Республики Беларусь. Солдат, предположительно, погиб в промежуток со 2 по 9 августа 1941 года. Именно в этот период сражавшиеся здесь обескровленные части 45-го стрелкового и 4-го воздушно-десантного корпусов 13-й армии Центрального фронта вновь и вновь безуспешно пытались вернуть себе под контроль местный участок столь стратегически важного для обеих противоборствующих сторон Варшавского шоссе. Фашистская пуля сразила бойца наповал во время штыковой атаки. Он и лежал под небольшим слоем земли в той же самой позе, в которой его, атакующего во весь рост, и застала смерть, – упавшим головой в направлении находившегося тогда в руках фашистов Варшавского шоссе, с крепко сжатой в руках самозарядной винтовкой системы Токарева. Уже после боя кто-то из мародеров снял с его ног кирзовые сапоги, но оружие, подсумки с боеприпасами, противогаз и самое главное – «смертный» медальон, – слава Богу, не тронули.
- Из-за обилия отложений субпесчанника грунт в тех местах сухой, поэтому бумажный вкладыш влага, к счастью, пощадила, – поделился подробностями с корреспондентом «Щита и меча» непосредственный участник той самой поисковой экспедиции сотрудник таможенных органов Алексей Жуков. – Однако фиолетовые чернила, которыми пользовался боец, когда заполнял вкладыш, выцвели. Ничего нельзя было прочитать даже через мощную лупу. В общем, пришлось отложить все дела и поспешить за помощью к нашему давнему официальному партнеру – майору милиции Александру Викторовичу Дорошенко, высококвалифицированному эксперту-криминалисту из отдела внутренних дел города смоленских атомщиков Десногорска…
Свои слова Алексей подкрепляет документом. Это справка о криминалистическом исследовании. Вот что при использовании специализированной компьютерной техники офицеру милиции удалось «вытащить» с лоскутка ветхого пергамента: «Фамилия – Дьяченко. Имя – Николай. Отчество – Леонтьевич Военное звание – Рядовой. Год рождения – 1917. Уроженец: Республика – РСФСР; Область – Курская; Район – Чернянский; С/совет – 1-й Чернянский; деревня – Чернянка. Адрес семьи: Фамилия – Дьяченко Мария Сергеевна; Республика – РСФСР; Область – Курская; Район – Чернянский; С/совет – 1-й Чернянский, улица Минская, 55. Группа крови – II по Янскому».
А это уже комментарий от начальника отдела информации и общественных связей УВД по Белгородской области подполковника внутренней службы Валерия Фролова:
- О находке Шумячских поисковиков мы узнали при очередном мониторинге Интернет-новостей. Красноармеец Николай Дьяченко – наш земляк, ибо райцентр Чернянка в настоящий момент входит в состав современной Белгородской области. За долг посчитали мы помочь активистам «Звезды» еще и потому, что старт к поиску родственников погибшего солдата дали как-никак сотрудники российской милиции – наши смоленские коллеги. Дело ведь, согласитесь, это святое. Мы как бы приняли в данном случае от них, коллег-смолян, незримую эстафету вечной и благодарной памяти к фронтовому подвигу этого павшего в боях за Родину советского солдата…
А вот что, по словам Валерия Викторовича, удалось оперативно выяснить: улицы Минской в Черняке уже нет. В послевоенный период на пепелище, оставленном на ее месте немецко-фашистскими оккупантами, было построено одно из аграрно-производственных предприятий. Сгорели во время войны и архивы местного ЗАГСа. Так что следов Марии Сергеевны Дьяченко, которая являлась погибшему бойцу или матерью, или же супругой, отыскать пока не удалось…
- Однако точку в поиске ставить пока рано, – твердо заверил спецкора «Щита и меча» в телефонном разговоре Валерий Викторович. – Так, размещены объявления о поиске родственников красноармейца Николая Леонтьевича Дьяченко в наших местных СМИ. Окрестных старожилов планомерно обходят и опрашивают участковые уполномоченные милиции ОВД по Чернянскому району. Сделаны необходимые запросы в наши областные архивы. Большие надежды мы возлагаем и на данную публикацию столь авторитетного на просторах всего СНГ издания, каким по своей сути и степени читательской любви является центральная газета МВД России «Щит и меч»…
Что ж, поиск продолжается и хочется верить, что он все же завершится успехом. А пока останки красноармейца Н. Дьяченко, не будучи преданными земле, временно хранятся в Шумячском райвоенкомате: а вдруг все-таки найдутся родственники и они пожелают, чтобы солдат-герой упокоился именно в родной для себя белгородской земле. Это их святое право, которое все поисковики обязаны уважать не менее свято…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.

ОТ РЕДАКЦИИ. Примечательный и о многом говорящий факт: судя по публикациям центральной милицейской прессы, включая и нашу газету, данная военно-патриотическая акция – далеко не первая на лицевом счету ведомственных журналистов УВД по Белгородской области. Так, в прошлом году подполковник внутренней службы Валерий Викторович Фролов и его подчиненные оказали неоценимое содействие коллективу сотрудников Западного УВДТ из Калининграда в розыске родных и близких погибшего в боях за Восточную Пруссию 33-летнего красноармейца-белгородчанина Григория Ивановича Дудинских. Тогда, напомним, калининградские сыщики спасли останки этого павшего смертью храбрых в бою советского солдата от разграбления со стороны криминально мародерствующих черных археологов.
А весной года нынешнего при содействии и личном участии Валерия Викторовича, к которому в данном вопросе за помощью обратились активисты Калининградской региональной общественной организации «Союз работников правоохранительных органов», в уже упоминавшегося выше райцентре Чернянка было торжественно увековечено имя старшего сержанта Петра Андреева – местного уроженца, но на момент своей героической гибели в декабре 1947 года являвшегося по должности старшим оперуполномоченным Отдела по борьбе с бандитизмом УМВД по Калининградской области…


НА СНИМКАХ моего авторства: таким на экране компьютера в ходе проводимого криминалистического исследования глазам майора милиции Александра Дорошенко предстал невидимый уже обычным глазом текст бумажного вкладыша из «смертного» медальона красноармейца Н. Дьяченко;

активист Шумячского поискового отряда «Звезда» Алексей Жуков демонстрирует найдены среди останков красноармейца Н. Дьяченко «смертный» медальон и справку о проведенном майором милиции А. Дорошенко криминалистическом исследовании бумажного вкладыша, который хранился в том самом медальоне.
« Последнее редактирование: 05 Сентябрь 2018, 20:20:45 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 788
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уважаемый Александр Леонидович, моё Вам почтение!
Кстати, боец Дьяченко был обнаружен под климовичскими Доммамеричами тамошними «гробокопателями». Люди оказались совестливыми: пошли к местным властям насчёт перезахоронения, но получили отказ. Дескать, ждите, когда в ближайшие годы сюда, может быть, снова нагрянет поибат. Чтобы кости солдата не лежали под открытым небом почти бессрочно (когда этот поибат ещё прибудет!) вышли на связь с шумячскими поисковиками...

Добрый вечер, Юрий Петрович! Однако я сомневаюсь насчет отказа местными властями похоронить бойца. Они довольно неплохо вышколены в плане немедленного информирования нашего поибата об обнаруженных останках бойцов. Но, если отказ имел место быть, то неплохо бы узнать кто конкретно отказал – сельсовет или РВК. Наказание даже сейчас будет довольно жестоким за такие фортеля...
Доммамеричи – это действительно такое название деревни?
Многоуважаемый Александр Леонидович, дело прошлое. Не верить участникам тех событий у меня нет никаких оснований: это люди в погонах да и события развивались на моих глазах. К тому же всё уже состоялось. Просто внесите в свою базу данных: погибший в боях по обороне Белоруссии политбоец Н.Л. Дьяченко с осени прошлого года спит вечным сном в смоленской земле – в Шумячском районе, на месте будущего воинского мемориала «Поле Памяти»…
« Последнее редактирование: 05 Сентябрь 2018, 20:24:53 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 31 788
  • Ржевцев Юрий Петрович
Письмо в мой адрес из белгородской Чернянки от бойца тамошнего местного поискового отряда «Былина»:
- Юрий, добрый вечер! Прочитал твой материал на сайте и сам зарегистрировался там.
Материал отличный, но только немного обидно: я два дня лично разгребал наши местные архивы и при этом в твоём материале ни слова о заслугах отряда «Былина»!?
Постараюсь восстановить справедливость. Итак, наш поисковый клуб «Былина» работает с 1995 года, имеет юридическую регистрацию и входит в состав Белгородского регионального общественного объединения «Поиск».
Шумячец Алексей Жуков работал с чернянцами на одной из Всероссийских «Вахт Памяти». В тот же день, когда милицейскими экспертами был прочитан медальон Н.Л. Дьяченко, он позвонил нам по телефону и попросил помощи в розыске родных и близких этого бойца.
Уже на следующий день я «лопатил» архивы нашего РВК и отыскал здесь послевоенное извещение-«похоронку» на имя Марии Сергеевны Дьяченко – супруги бойца.
По моей просьбе ученики старших классов двух школ Чернянки провели опрос старожилов посёлка и нашли одну бабушку 92 лет от роду, которая перед войной была соседкой семьи Дьяченко.
Она подтвердила, что Николай пропал без вести на войне, но куда, покинув Чернянка, уехала в послевоенный период его супруга – не помнит за давностью лет. По её словам, семью Дьяченко в округе по-уличному прозывали «Дьяки». К сожалению, сегодня этой бабушки уже нету в живых…
Да ещё чуть не забыл: архивы ЗАГСа во время эвакуации не сгорели, они до сих пор целы, на мою просьбу о помощи поступил вопрос-отказ: «А зачем это и кому нужно?!»…

Отсюда - http://www.kremnik.ru/node/423118#comment-3069
Выпад в мой адрес от некой Альфии Миннуллиной:
- Sobkor
Позвольте, немножко и Вас поправить!
Рядовому бойцу по уставу НЕ ПОЛОЖЕНЫ форменные сапоги о коих вы пишите: «Уже после боя кто-то из мародёров снял с его ног форменные сапоги». Рядовые в ботинках с обмотками, тем более 1941 год!
Вы пишите: «Перезахоронен 23 сентября 2008 года с отданием последних воинских почестей в деревне Понятовка Шумячского района Смоленской области – на «Поле Памяти».
Позвольте не согласиться! Почему Вы говорите «перезахоронен»? Разве до момента обнаружения бойца у него была могила («Останки лежали под небольшим слоем земли»)?
Конечно, Вам тут делать нечего. Без обид.

Мой ответ:
- Альфия, начну с ответа на Вашу последнюю фразу: «Конечно, Вам тут делать нечего. Без обид». Вот потому-то я сразу и заявил, что на данном – http://www.kremnik.ru/ – Интернет-ресурсе я совершенно случайно, так сказать транзитом. Находиться среди воинствующих дилетантов от военной истории – себя не уважать! От дилетантов, скажу честно, только великий вред делу воспевания фронтового подвига советского народа в Победе над фашизмом, ибо этот вред напрямую сопряжён с невольной фальсификацией дилетантами летописи Великой Отечественной. И вот доказательства тому:
1) Вы пишите: «Рядовому бойцу по уставу НЕ ПОЛОЖЕНЫ форменные сапоги». Вы откуда вообще эту бредятину взяли, а? Сошлитесь хотя бы на какой-то конкретный нормативный документ НКО СССР, изданный на сей счёт! У меня же такие документы на руках есть, причём у меня они в подлиннике! Да будет Вам известно: на предвоенный период сапоги не полагались преимущественно лишь «нижним чинам» частей тылового обеспечения да плюс «нижним чинам» частей местных войск. В последнем случае (то есть в местных войсках) не полагались и шинели: вместо них выдавались ватные куртки типа бушлата…
Обмотки в «поднятых» поисковиками могилах солдат лета сорок первого – скорей исключение из правил, чем правило. И совсем иная картина по состоянию на начало сорок пятого: в братских могилах советских воинов, за редчайшим исключением, сплошь обмотки…
Вы сами-то в подобного рода полевых экспедициях участвовали хотя бы? Лично я что-то сильно сомневаюсь, читая Ваш откровенно малограмотный комментарий…
А в данном же случаев речь, напомню, вообще идёт о ПОЛИТБОЙЦЕ. Вы вообще прежде такой термин слышали?!
Фронтовое прозвище политбойцов – «синештаники». И знаете почему? Впрочем, откуда это Вы можете знать! Не стану томить – отвечу: являясь, по сути, «нижними чинами», политбойцы, были, тем не менее, обмундированы в уже упразднённую офицерскую парадную форму по пехоте: офицерская пилотка, украшенная малиновой выпушкой; офицерская полушерстяная или шерстяная гимнастёрка с малиновой выпушкой на обшлагах и по воротнику, но при малиновых петлицах рядового бойца; синие офицерские парадные галифе; ХРОМОВЫЕ САПОГИ.
В такой форме политбойцы представлены практически на всех тех немногих дошедших до нас снимках фронтовой поры.
2) Теперь, что касается термина «перезахоронен»: даже если воин не был похоронен, а просто зарос травой и землёй по месту гибели, это де-юре (подчёркиваю – ДЕ-ЮРЕ) – место первичного захоронения. Если останки найдены, «подняты» и вновь погребены, то это (и опять же таки ДЕ-ЮРЕ) – акт перезахоронения…
« Последнее редактирование: 05 Сентябрь 2018, 20:22:10 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »