Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Шталаг-6К/Stalag VI К (он же – 326) в Stuckenbrok/Штукенброк  (Прочитано 69966 раз)

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 460
  • Skype: g_kushelev
Номер записи    300442739
Фамилия   Дубровский
Имя   Александр
Отчество   Иванович
Фамилия на латинице   Dubrowskij
Дата рождения   __.__.1912
Воинское звание   сержант
Лагерный номер   24995
Дата пленения   14.07.1942
Место пленения   Миллерово
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   06.01.1943
Место захоронения   Фореллькруг/Зенне
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300442738
Для полной идентификации нужно прочесть его номер на фото.

Номер записи    300838457
Фамилия   Дубровский
Имя   Александр
Отчество   Иванович
Фамилия на латинице   Dubrowskij
Дата рождения   11.02.1912
Место рождения   Краснодарский край
Воинское звание   сержант
Лагерный номер   24995
Дата пленения   14.07.1942
Место пленения   Миллерово
Лагерь   шталаг 365
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   06.01.1943
Место захоронения   Фореллькруг/Зенне
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300838456
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300838458
« Последнее редактирование: 01 Февраль 2010, 19:45:09 от Геннадий Кушелев »
Записан

Татьяна Петровна

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 468
Номер записи    300607085
Фамилия   Зубко
Имя   Андрей
Отчество   Сергеевич
Фамилия на латинице   Subko
Дата рождения   __.10.1900
Место рождения   Ростовская обл., Отрадовка
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   10524
Дата пленения   20.05.1942
Место пленения   Керчь
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   16.02.1943
Место захоронения   Оберланген
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977521
Номер дела источника информации   1323

Есть фото
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300607084
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300607086

Номер записи    72198571
Фамилия   Зубко
Имя   Андрей
Отчество   Сергеевич
Дата рождения   01.10.1900
Место рождения   Ростовская обл.
Воинское звание   рядовой
Лагерный номер   10524
Дата пленения   20.05.1942
Лагерь   шталаг 367
Судьба   погиб в плену
Дата смерти   16.02.1943
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   A-64233
Номер дела источника информации   63

http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=72198570
« Последнее редактирование: 01 Февраль 2010, 19:25:29 от Татьяна Петровна »
Записан
С уважением,
Шилова Татьяна Петровна

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 460
  • Skype: g_kushelev
Номер записи    72222548
Фамилия   Дмитриев
Имя   Максим
Отчество   Иванович
Дата рождения   15.02.1922
Воинское звание   рядовой
Лагерный номер   10294
Дата пленения   15.05.1942
Лагерь   шталаг 367
Судьба   погиб в плену
Дата смерти   04.01.1945
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=72222547
Записан

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 460
  • Skype: g_kushelev
Номер записи    300860723
Фамилия   Дубина
Имя   Иван
Отчество   Гавриилович
Фамилия на латинице   Dubina
Дата рождения   __.__.1914
Место рождения   Краснодарский край, Новокорсунск
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   10521
Дата пленения   11.02.1942
Место пленения   Сталинград
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   03.01.1943
Место захоронения   Фореллькруг/Зенне
Могила   могила 9472
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300860722
Записан

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 460
  • Skype: g_kushelev
Номер записи    300802530
Фамилия   Серовачук
Имя   Ефрем
Отчество   Пантелеевич
Фамилия на латинице   Serowatschuk
Дата рождения   02.05.1907
Место рождения   Винницкая обл.
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   10053
Дата пленения   13.06.1942
Место пленения   Харьков
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   06.01.1943
Место захоронения   Фореллькруг/Зенне
Могила   могила 9602
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300802529
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300802531
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 262
  • Алюсов Алексей Михайлович
ЦВЕТЫ ДЛЯ ШТУКЕНБРОКА
http://nauka.relis.ru/25/0210/25210076.htm
http://nauka.relis.ru/25/0210/shtuken4.jpg


В московской школе № 863 создан Музей боевой славы, экспозиция которого посвящена узникам Штукенброка. В музей часто приходят ветераны Отечественной войны. На снимке - автор статьи В. И. Наумов, Д. П. Орлов, в прошлом - узник Шталага и один из создателей монумента в Штукенброке , и представитель молодого поколения Ваня Залужный.
Записан

mirhop

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 83
  • Мирослав Хоперский
    • WWW

Группа художников и маляров фото 1945 года

Красноармеец  К.Обидин- модельщик
(стоит слева направо 3-м)
Лейтенант  Д.Орлов – художник
(сидит справа  первый)
Красноармеец  А.Гнилов-художник
(сидит слева первый)
Красноармеец  Прокофий Лысько
(стоит слева второй)
Красноармеец  Прокопенко –маляр
Красноармеец  Зеленов-маляр
Красноармеец  Л.Манаенков- литейщик накладных винтовок
(справа налево 2-й)
Красноармеец А.Мордань- художник
(сидит в середине)
Записан
Прошу откликнуться всех ,
чьи семьи коснулась беда под названием ШТАЛАГ-326
написать- stalag326post@gmail.com

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 262
  • Алюсов Алексей Михайлович
Средства деморализации военнопленных в нацистских стационарных лагерях во время Второй Мировой войны
Перевалова Анастасия Сергеевна, Тихонова Светлана Олеговна 11 «Б» кл. гимназия № 91  г.Железногорск, Красноярского края
Научный руководитель: Зыкова Ирина Михайловна


http://www.memorial.krsk.ru/Work/Konkurs/5/Perevalova/1.htm
Цитировать
Средства деморализации

Каковы же были конкретные средства деморализации? Анализируя имеющие у нас документы, мы выделили следующие средства деморализации на примере < шталага > 326 (VI К) < Зенне >:

    * Транспортировка
    * Размещение шталага
    * Виды работ, которыми приходилось заниматься военнопленным
    * Устройство шталага
    * Система продовольственного обеспечения
    * Санитарно-гигиенические и бытовые условия
    * Сталкивание военнопленных разных национальностей
    * Порядок захоронения военнопленных

Объективно деморализация начиналась с процесса транспортировки.

Несмотря на то, что значительная часть пленных была оставлена на оккупированных территориях, еще в 1941 году в Германию были отправлены несколько сотен тысяч человек.

Сама транспортировка послужила началом и преддверием того ада, который суждено было испытать тысячам наших соотечественников.

«На окнах были решетки из колючей проволоки. В немецких вагонах не было полок. Лежать было невозможно; поэтому мы по очереди сидели. В дороге нам давали хлеб и воду. Но в очень маленьком количестве, только 200 грамм хлеба и один литр воды на день. Свои физические потребности мы справляли через дверную щель во время движения поезда, потому что немцы опасались выпускать нас на остановках. Более трех дней терпели мы ужасный запах, духоту, усталость и голод». Это отрывок из воспоминаний Владимира Шиманского во время транспортировки в < Зенне > летом 1941 года.

Рассмотрим причины крайне трудных условий транспортировки.

К 1941 году состояние железных дорог было не вполне удовлетворительным. Это приводило к тому, что пленным при транспортировке довольно часто приходилось проходить до ближайшей железнодорожной станции по несколько сотен километров. Учитывая состояние людей, уставших от боев, раненых, измученных, не трудно предположить насколько катастрофическими были последствия подобных переходов. Ниже приведен отчет охраны об этом:

«Отправка четырех тысяч двухсот военнопленных началась в 15.15. На двух подводах сидело примерно двадцать раненных, приблизительно пятьдесят военнопленных держались за телеги. Перед маршем военнопленным выдали на целый день по куску хлеба (450 грамм). Пить ничего не дали. На всем пути не встретилось ни одного колодца. Примерно через двадцать километров начали падать первые военнопленные, вероятно из-за физической слабости и стертых ног. Только силой смогли мы заставить людей продолжать путь. Приблизительно через тридцать пять километров наступила катастрофа: сотни пленных падали в канавы слева и справа от дороги и не шевелились, несмотря на удары. Даже угроза расстрела не возымела на них никакого действия. Они пришли к пункту назначения, там капитан сказал:

«Такое большое расстояние нельзя проходить за один день. Военнопленные будут больны и не смогут идти дальше. Вечером больше не пойдем, поэтому еды на ужин военнопленным можно не выдавать». (Отчет охраны < шталага > 326 (< VI > K) < Зенне >)

Для транспортировки использовались только открытые или закрытые, но не отапливаемые вагоны. В условиях холодной русской зимы неизбежным следствием этого становилась смерть. Кроме того, эшелоны с военнопленными занимали последнее место в списке поездов на отправление, из-за чего они часто часами, а иногда и днями простаивали, подвергаясь холоду. Весьма показателен тот факт, что вскоре была запрещена перевозка пленных в открытых вагонах, а также то, что имперское министерство внутренних дел Германии обязало местные приходы закапывать жертв перевозки, хотя изначально погибшие при транспортировке считались нонсенсом и отдавались распоряжения, чтобы замять этот общественный скандал.

Сами размеры страны и то, насколько продвинулся противник вглубь территории Советского Союза, обусловили большие расстояния транспортировки, а, следовательно, и протяженность во времени, что приводило к увеличению численности жертв. Нужно отметить, что жители европейских государств, попадавшие в плен, не сталкивались с подобной проблемой.

Советские военнопленные погибали, даже не достигнув места своего назначения. А те, кто выживал, прибывали в лагеря психологически надломленными, измученными людьми.

Еще одно выделенное нами средство деморализации - специализированное размещение шталага.

Лагеря для советских военнопленных, в отличие от «обычных» лагерей, по идеологическим причинам предполагалось сооружать на военных полигонах (так, < шталаг > 326 располагался на полигоне < Зенне >), в результате чего контакты советских солдат с немецким населением, а также пленными других национальностей были бы невозможны с самого начала. По той же причине максимальное количество лагерей на один военный округ ограничивалось двумя. Таким образом, обеспечивалась полная изоляция, которая развязывала руки комендатуре и охране военных лагерей, позволяя беспрепятственно совершать произвол по отношению к советским военнопленным. Это был серьезный деморализующий фактор: именно на изолированной, отдалённой территории заключенные наиболее остро ощущали своё бесправие и всевластие немецких солдат. Пленные красноармейцы были лишены всякой помощи извне, которая могла бы ограничить произвол.

Несмотря на то, что всякие контакты между населением и советскими военнопленными с самого начала были строжайше запрещены, совершенно избежать их было нельзя - пленные работали и в сельском хозяйстве, на крестьянских дворах; были замечены, неоднократные попытки обменять различные поделки, сделанные руками пленных, на продукты питания. Поэтому в инструкции по охране советских военнопленных говорилось: «Любые контакты военнопленных с гражданскими лицами следует... предотвращать, при необходимости применять оружие, в том числе против гражданских лиц». (Инструкция по охране советских военнопленных (приложение к распоряжению ОКВ/АВА) от 08.09. 1941г.)

Безусловно, физическое и психологическое состояние пленных зависело и от вида работ, которыми им приходилось заниматься. Еще в 1940 году немецкое руководство планировало создать для большого количества пленных, которые, как ожидалось, появятся в ходе войны с Советским Союзом, в общей сложности 60 новых лагерей, некоторые из которых должны были находиться на территории самого рейха. Решающим критерием выбора места расположения лагерей была, прежде всего, возможность использования заключенных на принудительных работах. Это хорошо видно на примере 6-го военного округа Мюнстер. < Шталаг > 326 (VI К) < Зенне >, расположенный на данной территории, поставлял рабочую силу на предприятия сельского хозяйства, заводы Вестфалии, на строительство Атлантического вала, на работы в Эмсландские болота, куда уже 10 июля 1941 года были отправлены 4 тысячи человек. И, в первую очередь, 326 < Зенне > являлся основным поставщиком военнопленных для работ на шахтах угледобывающих предприятий Рурской области и Рейна. Через < шталаг > прошли тысячи пленных (исходя из архивов < шталага >, число зарегистрированных в < Зенне > советских солдат составило около 200 тысяч человек, что было намного больше, чем в других лагерях. К ним добавилось еще около 100 тысяч человек, уже получивших личные жетоны и карточки в других лагерях). В дальнейшем их переправляли в центральный лагерь для горной промышленности (это видно из документов «Выделение шталагу 326 района для использования военнопленных на работах осенью 1942 года» от 04.09.1942 года и Приказа командующего 6-м военным округом об организации шталага для добычи угля от 7.11.1942 года). В общей сложности через < Зенне > прошли 307679 красноармейцев.

Труд советских военнопленных не регламентировался Женевской конвенцией, и зачастую превышал физические возможности заключенных - ослабевших, полуголодных, больных и раненых. «Годен для тяжелых работ (I степень)» - подобный приговор настолько часто встречался в < Зенне >, что для пометок в личных карточках был сделан специальный штемпель. Труд в горной промышленности был особенно невыносимым: тяжелая работа, недостаточное питание, общее истощение организма, плохие бытовые условия - все это оказывало значительное воздействие на психологическое состояние пленных. Заболевших или обессиливших, потерявших работоспособность пленных возвращали «на поправку» в лагерь. На практике такое возвращение было равносильно смертному приговору, хотя в лагере и не производили массовых расстрелов.

Деморализации пленных служило и само устройство шталага. В начале 1939 года главным командованием вермахта были приняты основополагающие решения по организации и функционированию лагерей военнопленных. Лагеря советских военнопленных, хотя бы в общих чертах должны были сооружаться согласно этим положениям. Для < шталага > 326 (VI К) < Зенне > было характерно то, что все эти пункты были выполнены, поэтому анализ документов именно этого шталага представляет особенную ценность. Это произошло, прежде всего, потому, что в отличие от большинства других лагерей, на предусмотренной для лагеря территории не было до этого никаких сооружений, которые могли бы послужить отправной точкой для строительства нового лагеря. В этом отношении план лагеря 1944 года, на который мы опирались в своей работе, согласно немецким представлениям, являлся в определенной мере идеальным планом лагеря военнопленных вообще. Он имеет форму прямоугольника (400 на 1200 метров), длинную улицу в качестве главной оси и разделен на участки.

Летом 1941г. площадь в 10500 кв. м, охваченную крутой дугой соснового леса, «одели» ряды колючей проволоки, поднялись сторожевые вышки с пулеметами. Первые партии русских военнопленных начали строительство лагеря.

Согласно вышеупомянутым положениям, лагерь состоял из нескольких частей. При въезде начинались караульные и служебные помещения (Deutscher Lager). Сам лагерь военнопленных начался с так называемого «предварительного» лагеря (Voriager) и служебных помещений (приемного, отопительного, дезинфекционного, лазарета и ремесленных мастерских). Далее к ним примыкал основной лагерь для советских пленных (Hauptlager). И, наконец, с сентября 1942 года был сооружен особо отгороженный участок, который был предназначен для военнопленных других национальностей (Lager fur vestf Krggef). Размером он был в два раза меньше, но условия в этом «западном лагере» были значительно лучше, чем в «русском».

Основываясь на сравнении этих двух лагерей, мы постарались выделить, каким образом за счет устройства лагеря удавалось оказывать на советских пленных деморализующее влияние.

Первое, что сразу бросается в глаза, это внутреннее разделение лагерей. Во избежание образования крупных групп сопротивления, «советская» часть была поделена колючей проволокой (обозначенной на карте пунктиром), преимущественно двойным слоем, на 18 так называемых «боксов» (в среднем по 3-4 барака на каждом), тогда как второй лагерь делился лишь на две большие части (13 и 11 жилых бараков на каждой).

Кроме того, на «западной» части располагалось 4 вышки, в отличие от «советской», где их было 14, каждая из которых (кроме двух) была укреплена земляным рвом (на карте обозначенным точкой). Для охранников была составлена специальная инструкция по охране советских пленных, согласно которой солдат должен был «для подавления сопротивления... безжалостно использовать оружие. По совершающим побег военнопленным открывать прицельный огонь немедленно (без предупреждения). (Инструкция по охране советских военнопленных (приложение к распоряжению ОКВ/АВА) от 08.09.1941г.)

В 1942 г. лагерь «укрепили» отрядом эсэсовцев с собаками. Они были не просто фактором устрашения, в их задачи входил также поиск совершивших побег. При поимке беглецов, их расстреливали на месте или отправляли для уничтожения в Бухенвальд. Согласно отчету Красного Креста, французы, некоторые из которых носили в шталаге 326 зеленую униформу, просили «о разрешении носить одежду цвета «хаки», поскольку боялись, что их примут за русских». (Отчет о посещении стационарного лагеря 326 (VII K) делегацией Красного Креста от 27.07.1944г.)

Советских военнопленных старались заставить почувствовать себя зверьми в клетке - обреченными и бессильными, неспособными на сопротивление.

Лишение элементарных норм быта было отличительной особенностью устройства «советского» лагеря. Сюда можно отнести отсутствие прачечной. Водопровод (на карте пунктир с точкой) на «советской» части проходил лишь вдоль длинной улицы, делившей территорию на две части, тогда как водопровод второго участка пересекал весь «западный» лагерь. И, конечно, на территории советской зоны не могло быть такой роскоши, располагавшейся в «западном» лагере, как магазин, отдельная кухня, барак психологической помощи, барак для культурного отдыха, библиотеки, содержащей примерно 15 000 книг. Несоветские пленные могли даже ставить театральные постановки.

Особенностью шталага 326 являлся палаточный лагерь для советских пленных (Zeitlager). Эго существование становится понятным в свете дополнительной функции лагеря как приемного и сортировочного (о чем свидетельствуют документы «Выделение шталагу 326 района для использования военнопленных на работах осенью 1942 года» от 04.09.1942 года и Приказа командующего 6-м военным округом об организации шталага для добычи угля от 7.11.1942 года). Пленные, переправляемые в другие лагеря, находились в < Зенне > около 3 недель; строить на это время бараки, с точки зрения военного командования, было невыгодно, и поэтому вместо бараков руководство лагеря решило поставить большие палатки, в которых и размещались пленные в течение этого времени. Этим людям было особенно тяжело не столько из-за самих невыносимых бытовых условий, а скорее по психологической причине. В силу того, что палаточный лагерь находился между основным («советским») и «несоветским» лагерями, пленные видели условия, в которых проживали последние, это заставляло их еще болезненней ощущать всю тяжесть своей участи.

Пленных, находящихся в шталагах, необходимо было обеспечивать продовольствием, так как, лишив их пропитания, Германия потеряла бы значительную долю рабочей силы. Но продовольственное обеспечение, специально разработанное главным командованием сухопутных войск для советских военнопленных, было сведено к возможному минимуму. Так, согласно приказу, на время работ на день в среднем полагалось 1200 гр. картофеля; 320 гр. хлеба; 28,5 гр. мяса; 18,5 гр. жира; 4,5 гр. обезжиренного сыра; 4,5 гр. сахара; 39 гр. кислой капусты. В лагере военнопленных (для восстановления работоспособности) по соответствующему решению лагерного врача дневной рацион мог быть увеличен не более чем на 7,14 гр. вяленой рыбы; 14 гр. искусственного меда и 500 гр. картофеля. (Приказ главного командования сухопутных войск, начальника вооружений сухопутных войск и командующего резервной армией от 08.16.1941г. о продовольственном обеспечении советских военнопленных, находящийся на территории рейха) На деле же не соблюдался даже этот минимум. Например, в < Зенне > дневной рацион составлял 700-800 калорий - треть того, что человеку требуется для поддержания жизни, при этом надо учитывать общее истощение и тяжелый физический труд. По воспоминаниям бывшего военнопленного, зачастую за день давали лишь гнилую, непригодную для питья воду, в сутки 150 г эрзац-хлеба (прелые отруби с опилками), пол-литровый черпак супа: гнилая брюква, древесные листья.

Опираясь на документацию шталага, можно сказать, что это, безусловно, было отличительной чертой положения советских пленных, так как военнопленные других стран находились в несравненно лучших условиях. Наглядно проиллюстрировать это может Отчет Красного Креста (целью посещения которого был лагерь для западных военнопленных, так как Красный Крест не имел возможности контролировать условия жизни советских военнопленных):

«Выдаваемые пайки соответствуют пайкам, которые военнопленные обычно получают в стационарном лагере. Доверенное лицо имеет возможность их контролировать.

...Для приготовления продуктов, полученных от Красного Креста, заключенные могут пользоваться кухонной плитой... Кухни, в которых готовится выдаваемая пища, очень хорошо оборудована. У старшего повара жалоб нет».

«В столовой работают французские военнопленные. Там можно приобрести пиво, лимонад, минеральную воду...» (Отчет о посещении стационарного лагеря 326 (VII K) делегацией Красного Креста от 27.07. 1944г.)

Само командования 6-го военного округа отмечает: «Советские военнопленные не везде получали положенью им пайки. Это имеет большое значение, принимая во внимание небольшие размеры пайков для советских военнопленных (как в качественном, так и в количественном отношении). В целом ряде случаев было установлено, что военнопленные получали полагавшиеся им надбавки (за продолжительную работу, работу ночью, работу в тяжелых и очень тяжелых условиях, а также работу под землей) нередко слишком поздно, причем зачастую лишь через несколько недель после начала работы. Несоответствие интенсивности работы и качества питания в этих случаях является значительным и быстро вызывает ухудшение здоровья и потерю работоспособности...» (Секретный доклад командования 6–го военного округа от 10.05.1943г.)

Недостаточное питание подрывало не только физическое состояние советских военнопленных, но и моральное, притупляя всякое стремление к любому роду сопротивления и борьбе, чего и требовала нацистская идеология.

Деморализующий характер носили и те невыносимые санитарно-гигиенические и бытовые условия, с которыми пришлось столкнуться советским военнопленным.

С самого начала условия гигиены в шталаге 326 были неприемлемыми для человека. Летом и осенью 1941 года < шталаг > < Зенне >, как и все другие лагеря советских военнопленных, представлял печальное зрелище. Бывший пленный М. А. Кришнев вспоминал: «Первые пленные увидели только чистое поле с несколькими молодыми елочками, обнесенное колючей проволокой, с наблюдательными вышками по углам и в центре...» (воспоминания М. А. Кришнева) Когда первые пленные прибыли в лагерь, там не было ни колодцев, ни выгребных ям. Лагерный врач в своих воспоминаниях напишет: «Общеизвестные и всеми признанные причины возникновения заразных болезней были на лицо и в этом лагере, в основном это было скопление множества людей с низкой сопротивляемостью организма при неудовлетворительных условиях гигиены» (из документов лагерного врача). Уже в начале августа 1941 года разразилась эпидемия дизентерии, которой в начале сентября заболело более 500 человек. Сотни ослабленных голодом пленных умирали из-за обезвоживания организма и нарушений кровообращения, поэтому до конца года самой частой причиной смерти указывалась «дизентерия».

С самого начала германское руководство ожидало получить сотни тысяч советских пленных, но никто не мог предположить, что их будут миллионы, поэтому с первых же дней существования лагерей одной из самых острых проблем стала проблема жилья, не был исключением и шталаг 326. Статья 10 Женевской конвенции требовала ясно и однозначно:

«Военнопленных размещают в домах или бараках, гарантирующих чистоту и здоровье. Помещения должны быть полностью защищены от сырости, достаточно отапливаться и освещаться» (Женевская конвенция от 1929г.) Один из военнопленных В. И. Шиманский так опишет условия лагерной жизни:

«Мы вынуждены были располагаться под открытым небом. Лесок из молодых сосен на территории лагеря тотчас же был использован нами в качестве строительного материала для сооружения хижин из веток и землянок, рассчитанных на двух - трех человек. Однако этих сосновых веток не хватало на всех, и многие пленные начали рыть норы в земле, чтобы иметь хоть какую-то защиту от дождя.

Рытье таких нор для многих пленных заканчивалось трагично, поскольку ночью во время сна на несчастных обрушивался слой песка и погребал их под собой. Много людей погибло таким образом», (воспоминания В. И. Шиманского)

Большое количество пленных не позволяло должным образом обеспечить их стройматериалами. Пленным приходилось «зарываться» в песчаную почву не только голыми руками, но и с помощью ложек, крышек от кастрюль и различных жестяных предметов, котелками, сучьями; лес пилили проволокой.

Установленные позже палатки не защищали от непогоды и холода. Лишь осенью 1941 года начали поступать готовые части для бараков. С рассвета до темна со станции за 7 км военнопленные переносили их на плечах. Ослабевших били, травили собаками, расстреливали. Несколько месяцев вырытые ямы, палатки и бараки простояли рядом друг с другом. Несмотря на то, что с «переездом» в бараки люди получили крышу над головой, условия их жизни изменились к лучшему лишь незначительно: в продуваемых со всех сторон бараках не было ни столов, ни табуреток, ни посуды. Лагерный врач писал: «И хотя обогрев бараков в достаточной степени был технически вполне возможен даже в очень холодный период времени, тем не менее, позднее все равно были случаи смерти, однозначно свидетельствующие о замерзании людей», (из документов лагерного врача) Кроме того, еще 17.07.1941 был издан приказ о максимальной загруженности бараков. (Приказ начальника вооружения сухопутных сил от 17.10.1941г.) Бывший пленный B.C. Сильченко пишет об этом так: «Каждый барак был рассчитан на 140 пленных. Однако там размещалось 400-500 человек. Постельного белья не было, и люди вынуждены были лежать на твердых деревянных нарах в три яруса или на полу», (воспоминания военврача В. С. Сильченко)

Также остро стояла проблема обмундирования. Старая форма и обувь скоро приходили в негодность, новой же не выдавали. Некоторым пленным в качестве обуви приходилось использовать деревянные колодки.

Без сомнений, столь ужасные условия жизни оказывали большое влияние на психологическое состояния пленных красноармейцев.

Анализируя документы (личная карточка Александра Филипповича Смирнова) и статистику по стационарным лагерям, нам удалось выделить такое своеобразное средство деморализации, как нарушение проведения медицинских процедур. После прибытия в лагерь заключенным во избежание заражения других рабочих и немецкого населения, делали прививки против оспы и туберкулеза. Каждое повторение процедуры должно было проходить не раньше, чем через неделю. На деле же советским военнопленным делали прививки через 2 дня (например, Смирнову и его товарищам иммунизации были сделаны 15, 17 и 21 сентября 1943 года, о чём свидетельствуют пометки на обратной стороне его личной карточки).

Наиболее опасным ещё со времен Первой Мировой войны был сыпной тиф, тяжелейшее инфекционное заболевание, которое переносилось платяной вошью, и без лечения примерно в 50% всех заболеваний приводило к смерти. Так, в < Зенне > только в ноябре и декабре 41 года умерло около 1600 военнопленных. Единственной возможностью помешать возникновению эпидемии было проведение дезинсекции (уничтожение вшей). При этом для уничтожения вшей и их яиц одежда каждого пленного дезинфицировалась горячим паром или вываривалась. Самих пленных полностью остригали и затем мыли. Часто < шталаги >, как, например, < Зённе >, долгое время не имели соответствующих сооружений для проведения процедуры, поэтому заключённым приходилось ждать свою одежду на улице. Проблематичность ситуации очевидна: при сырой и холодной погоде возникновение болезней было неизбежно. Кроме того, карантин был снижен до 3 недель, после чего люди считались здоровыми и незаразными и могли приступать к работе.

Такая халатность и нарушение элементарных норм проведения медицинских процедур зачастую лишь подрывали здоровье военнопленных. Важным средством для дестабилизации и усиления неуверенности пленных было сталкивание пленных разных национальностей.

Например, украинцы использовались - в том числе и в < Зенне > - в качестве лагерных полицейских, что вызывало ненависть у пленных других национальностей, тем более что за эту работу они получали более качественную пищу в большем количестве. Этнические немцы часто использовались в качестве переводчиков.

Кроме того пленных разных национальностей в быту отделяла только перегородка из колючей проволоки, и русские военнопленные могли наблюдать сравнительно неплохое положение поляков, чехов по сравнению с собственным.

Для того чтобы с самого начала выделить красноармейца из общего числа пленных, при регистрации сразу же производили распределение национальностей по категориям. Таким образом «русский» - это было не только название национальности, одновременно это являлось признаком проявления дискриминации. «Русские» с самого начала не допускались на определенные виды работ и не могли иметь послабление на работе.

Несомненно, одним из самых сильных деморализующих факторов можно назвать порядок захоронения погибших, с которым столкнулись советские военнопленные. Уже 17.07. 1941 года, через одну неделю после прибытия первой партии военнопленных, отделением учета шталага 326 (VI К) был зафиксирован первый случай смерти: рядовой Георг Алексей (Георгий Алексеевич) Одахен (орфография может быть неточной) умер от огнестрельного ранения. В августе 1941 года число умерших начало увеличиваться, остро вставал вопрос о захоронении. В начале сентября лагерю военнопленных было отведено собственное кладбище. В течение следующих лет в 36 братских могилах, длинной 112 метров каждая, шириной 2,2 метра, были захоронены несколько тысяч советских военнопленных. Когда в ночь на 2 апреля 1945 года военнопленные обрели свободу, 10 тысяч освободившихся провожали в последний путь умерших ночью в лагерном лазарете. Люди впервые вышли за пределы шталага: взорам открылось огромное поле, окруженное лесом, с холмами безвестных могил. Спеша скрыть следы, нацисты уже начали запашку "поля мертвых".

Голые тела укладывались в ямы в шесть рядов. Позже под наваленными в несколько этажей трупами взрослых заключенных были обнаружены останки примерно тысячи детей и подростков, захваченных нацистами под предлогом борьбы с партизанами.

Военнопленные прекрасно понимали, что в случае смерти, их ждет подобная участь. Это лишь усугубляло чувство обреченности и безысходности. Забвение хуже смерти. Для каждого была страшна не столько сама смерть, сколько тот факт, что они будут захоронены на чужой земле, сваленные в кучу в общих братских могилах; невероятно тяжело было осознавать, что после смерти не останется никакой информации о месте их захоронения, а родные и близкие им люди никогда даже не узнают, где находятся их могилы.

Таким образом, проанализировав способы деморализации советских военнопленных на материалах одного конкретного лагеря, мы в полной мере ощутили всю тяжесть их положения и масштабы трагедии (только через данный лагерь прошло 300 тысяч человек, из которых 65 тысяч погибли).
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 262
  • Алюсов Алексей Михайлович
Фонин Арсентий Яковлевич Фамилия на латинице   Fonin
Дата рождения   __.__.1899 Место рождения   Подоев
Воинское звание   солдат (рядовой)
Дата пленения   06.08.1941 Место пленения   Вязьма
Лагерь   шталаг VI K (326) Лагерный номер   21196

Название источника информации   ЦАМОНомер фонда источника информации   58Номер описи источника информации   977521
Номер дела источника информации   2018
ЕСТЬ ФОТО В ПЛЕНУ


http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300801684
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300801686



Ольга Мальцева-Арзиани .Фрау Дарья. Рассказ о войне

Рубрика «Память военных лет»
Всем, не вернувшимся с войны, посвящается.
http://www.stihi.ru/2009/06/22/5212
Цитировать
Не такая уж старая она была. Но вот спина все чаще ныла, голова побаливала. А сегодня так и вообще не хотелось вставать.
Вечерело. Пора, давно пора было идти…
Дарья пересилила себя и пошла. Она ходила на околицу каждый Божий день. И соседки грустно смотрели ей во след.
А она всё шла и шла…

         ЗАГОРСК. Московская область. 1941 год.

Арсентию было уже за сорок. По тем временам его считали чуть ли не стариком. Да и завод, на котором он работал, дал ему бронь. И незачем было Дарье волноваться, да вот
сердце – вещун замирало в тоске, чувствовало неладное.
Место тут было намоленное, Лавра рядом. Так разве же пойдёшь в храм? Засмеют, или того хуже, доложат куда следует. Лучше уж и не думать об этом, и без того горя хватает.
Бронь бронью, а на заводе сегодня был митинг. Слушали сводку информбюро. Страшно было. Страшно за тех, кто уже был под немцем. Страшно за тех, кто воевал. Но еще сильнее билось сердце, когда каждый вспоминал о своих детях, женах, матерях.
Высокий, по-мужски красивый рабочий вышел на трибуну.
Голос его звучал пламенным призывом. Волосы его ласкал ветер, невесть как забредший в этот подмосковный городок в  середине июля. Он говорил и говорил, страстно клеймил позором вероломно напавших на Родину фашистов. Он умел  убеждать, вести людей за собой.  Тяжело было слушать, что немцы 9 июля заняли Псков и продолжили наступление на ленинградском и таллинском направлениях.
«Родина в опасности»,-набатом прозвучали эти страшные слова, и Арсентий вдруг осознал, что не может  оставаться
в тылу. С трибуны продолжал доноситься уверенный голос статного рабочего, но Арсентий уже ничего не слышал, он  пробивался к столу возле трибуны, за которым сидели какие-то военные и принимали заявления добровольцев.
А Дарья…Дарья пока ещё ни о чём не догадывалась…

РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ.  Сентябрь 1941 г


Ну зачем она ослушалась мужа! Ведь говорил же Арсентий  при расставании, чтобы не смела из Загорска уезжать, что теперь на неё ложится ответственность за семью, что должна она верить в скорую победу и ждать его возвращения.
Нет, она не возражала, да и попробуй ему возразить! Высокий, умный, он все умел, все знал, заботился о жене и детях, вот и в Загорске еще задолго до войны нашел интересную работу, обустроился, семью привез…
Как же хорошо им было вместе! Мосточки соорудил, стирает она бельё, а он ненароком  зачерпнёт горсть воды и брызгами холодными её разгоряченное лицо охладит, а потом оглянется по сторонам…и поцелует нежно, словно
только что влюбился в юную Дашеньку свою.
Или принесет в дом охапку дров да и скажет, что всегда, до старости будет ей во всем помогать, не то, что другие.
А сегодня Дарье вспомнилась поездка в Москву. Арсентий
город показывал, рассказывал взахлеб обо всём, словно был не рязанским, а всю жизнь жил в столице. В зоопарк ходили,
эскимо на палочке ели, пирожки с печенкой около метро купили. В жизни ничего вкуснее она не ела !!!
А как весело было, когда он друзей своих приглашал в дом!
Улыбнется Дарье и запоет, голос хороший у него, глаза радостью полнятся. Не могла нарадоваться своему счастью Дарьюшка.
И всё вмиг оборвалось.
«От советского информбюро…»
 Стоят женщины и слушают,
ждут весточку, а Дарье и ждать нечего. Другим мужья написали, кто где служит. А она ни одного письма не получила. Ждала июль, ждала август. В военкомат бегала,
да всё бесполезно. Ждите! Вот и весь сказ.
Тем временем в Загорске ей не давала покоя односельчанка, уговаривала вернуться в Рязанскую глубинку, на родину. Не хотелось Дарье ослушаться мужа, но томила неизвестность, на сердце было неспокойно. Да и город чужой, только вот близость Лавры успокаивала. Приучила её мать уповать на Господа.
Вот она и молилась тайно.
Слухи о возможности взятия Москвы кружились в воздухе.
А ещё кто-то ненароком обронил фразу, что вроде как добровольцы попали под Вязьму, а там шли ожесточеные бои.
Никто ни о чем не говорил, но даже детишки попритихли.
Было страшно за них. И она решилась ехать.
Лучше бы она этого не делала. В Загорске хоть как – то, но жили. А здесь никому она не была нужна, и назад уже невозможно было вернуться…



Германия. Концлагерь Шталаг 326  (Дорога в ад) Август 1941г.

Арсентий даже и повоевать толком не успел. Их, необученных и неприспособленных, бросили под Вязьму. Противник наступал…
Немцы старались убить пленных на месте. Тех же, которые по своим физическим данным могли бы принести пользу рейху, отправляли в вагонах для скота в Германию .Многие умирали в пути.
Арсентий остался жив. Истощенный, высокий, он был уже тогда похож на скелет. А впереди были три года ада.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.
_____________________________
Шталаг 326 (VI K) был образован в мае 1941 года. Тогда, еще до нападения фашистов на Советский Союз, на окраине Штукенброка, на месте бывшего учебного полигона Зенне колючей проволокой было обнесено поле  площадью 400 на 1200 метров, на котором возвели бараки для охранников и вырыли водяные колодцы.
7 июля 1941 г. сюда прибыли первые 7000 советских пленных. В вагонах для скота их привезли на близлежащую железнодорожную станцию и оттуда пешим маршем пригнали в лагерь.
Воспоминания бывшего узника:
«Тяжелые испытания и муки начались для советских пленных еще до прибытия в лагерь. После многих дней и даже недель, проведенных на месте взятия в плен под открытым небом, с дневным пайком, состоявшим из пригоршни необмолоченной гречихи и чуть-чуть воды, пленных группами по 60-70 человек погрузили в небольшие товарные вагоны. Ни сидеть, ни лежать в них было невозможно. Дорога на запад длилась пять - семь дней. На весь путь выдали 150 – 300 граммов хлеба; воду давали не каждый день. Многочисленным раненым и больным в пути не оказывали никакой медицинской помощи. По прибытии на место назначения из каждого вагона выгружали до 10 трупов».

  Военнопленным, первыми прибывшим в Зенне, пришлось строить лагерь с нуля. Измученные и голодные, промокшие под дождем и продрогшие до костей, они день и ночь проводили под открытым небом. Дневной рацион составлял 700-800 калорий – треть того, что человеку требуется для поддержания жизни. Недоедание, холод и антисанитария стали главными причинами распространения эпидемий сыпного тифа и дизентерии, от которых в первые недели плена умерли около тысячи человек.
Шталаг 326 стал поставлять рабочую силу на металлургические заводы и шахты Рура и снабжать ею близлежащие предприятия. Условия труда были самыми суровыми, эксплуатация – самой жестокой. Чуть лучше приходилось лишь тем, кто работал в сельском хозяйстве.
Заболевших или обессиливших, потерявших работоспособность пленных возвращали «на поправку» в лагерь. На практике такое возвращение было равносильно смертному приговору, хотя в лагере и не производили массовых расстрелов.
В 1942 г. лагерь «укрепили» отрядом эсэсовцев с собаками. Они были не просто фактором устрашения, в их задачи входил также поиск совершивших побег. При поимке беглецов расстреливали на месте или отправляли для уничтожения в Бухенвальд.
42 советских офицера были расстреляны в Зенне «за уклонение от работы».
С 1941 по 1945 гг. через лагерь прошли 300000 заключенных, 65000 из них не пережили плена.
Хоронили умерших в 36 братских могилах, длиной 112 метров каждая. Под наваленными в несколько этажей трупами взрослых заключенных позже были обнаружены останки примерно тысячи детей и подростков, захваченных фашистами под предлогом борьбы с партизанами.
Освобождение пришло в лагерь 2 апреля 1945 г.
Американский военный журналист Джон Меклин, находившийся среди освободителей и описавший увиденное, в своем репортаже потрясенно заметил:

«если бывшие здесь сегодня американцы раньше по случайности не испытывали ненависти к немцам, то отныне они их будут ненавидеть наверняка.»
РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ. Октябрь 1941г.
Страшную весть Дарье вручили в холодный дождливый день. Дождалась таки весточку от любимого…Не упала Дарья на сырую землю, не завыла. Да и не похоронка это была вовсе. «ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ».Так было написано. Это она уже под вечер прочитала. А пока шла и шла, куда глаза глядят, туда и шла. Бумажку только эту страшную под телогрейку спрятала от дождя. Поближе к сердцу.
Долго бродила Дарья, пока не очутилась за околицей. Оглянулась вокруг и уже спокойно сказала себе: «Тут я его и буду ждать! Отсюда он и придёт!»
ЗАГОРСК. Май 1940 г.
Арсентий приближался к своему дому в приподнятом настроении.
Проходил мимо рынка и увидел женщину, торгующую платками с кистями. Именно о таком мечтала его Дарьюшка.
Долго стоял, не решаясь сделать выбор. Были там платки и побольше, и поменьше, и с розами, и с другими замысловатыми цветами. Растерялся Арсентий. А женщина, видя его терзания, улыбнулась доброй, светящейся какой – то улыбкой, и спросила, какие глаза у его жены. Сразу встрепенулся Арсентий, представил мысленно Дашеньку свою и без колебаний ответил, что глаза у нее…красивые!
Тут уж все вокруг рассмеялись, радостно на душе стало и у Арсентия.
Сразу вспомнил, что глаза у Дарьи серовато-синие. Это по погоде. И по настроению. Загрустит – серые. Платье любимое голубое оденет – синие. Только некогда ей было грустить. Дел много!
И нашел среди всех платков просто чудо, а не подарок. На черном поле – розовые розы. И не только розы, а еще и невиданные голубовато зеленые листья у этих роз. И такой яркий, нарядный, весенний платок этот был, что всю дорогу до дома он улыбался, представляя, как Дарьюшка обрадуется.
Дарья просто глазам не могла поверить! Ну конечно же, видела она,
что продаются такие платки. Но ведь дорого! Да и не молодая она уже, сорок лет! А сама зарделась, на плечи накинула платок, залюбовался Арсентий, и сердце замерло, до того хороша была Дарья!
Всё лето по вечерам набрасывала на плечи красавица – жена его подарок. Очень уж он ей шел!
И весной 1941 года Дарья вновь вынула из шкафа свою самую главную драгоценность, платок с кистями. Голубое платье любимое, этот платок и сияющие голубизной неба глаза.
Такой она приходила к Арсентию  в снах. Такой он ее себе представлял, когда из последних сил вставал и выходил из барака.
Он так хотел жить, так хотел вернуться к своей Дарье!
Рязанская область. Май 1945 г.

Поседевшая, постаревшая Дарья шла на околицу. С того самого памятного дня в октябре 1941 г., когда ей вручили ту страшную бумагу, оповещавшую, что ее муж, Фонин Арсентий Яковлевич, 1899 г.р. «пропал без вести»,  она, его верная и законная супруга Фонина Дария (Дарья) Леонтьевна 1900 г.р. почти каждый день ходила на околицу встречать своего любимого. Не была она в декабре 1942 года, когда металась несколько дней в горячке, да ещё в феврале 1944 г., когда от истощения сил не было встать. А так ежедневно ходила. В сентябре 1943 г. именно она первой издалека ещё увидела Степана, мужа  Татьяны, которая и уговорила её вернуться назад на Рязанщину. Был Стёпушка без ноги и страшно заикался, но на то и Дарья на месте была, чтоб донести его мешок до самого дома да про своего Арсентия порасспрашивать.
Про Арсентия он не знал ничего. А тут и Татьяна выскочила и закричала, зарыдала, запричитала от радости, не до расспросов было. Сразу и другие  вдовы и детишки прибежали к ним, кто трогал  шинель, кто пытался перекричать Татьяну и узнать что – нибудь о других солдатах…
Через несколько дней Таня шепотом рассказала Дарье о том, что почти все добровольцы либо погибли, либо пропали без вести. Цел и невредим был только тот агитатор, который выступал с трибуны. Сам -- то он заявление не написал, воспользовался бронью и продолжал работать в Загорске.

ГЕРМАНИЯ. Концлагерь Оснабрюк. 13.05.1944 г.
Когда и почему Арсентия перевели в этот лагерь из Шталага 326, выяснить не удалось. Работал ли он, как и другие заключенные, в рудниках, или где – то в другом месте, били ли его, как других заключенных, прикладом по голове, травили ли его специально обученными псами, точно не известно. Но доподлинно известно,
что досталась ему, как и очень многим нашим соотечественникам, да и не только им, а и другим жертвам фашизма, страшная доля.
Он ушел добровольцем на фронт, оставил жену и детей на произвол судьбы. Он шел защищать свою родину. И не его вина, что силы в тот момент были неравны, что попал он в плен, как тысячи и тысячи солдат.
Знал ли он, что к семьям «пропавших без вести» будут относиться не как к семьям героев, а как к семьям чуть ли не преступников? Это тоже не удалось выяснить.
Но абсолютно очевидно, что он до последнего дня своей жизни мечтал вернуться домой, обнять свою Дарью, увидеть своих повзрослевших детей, дождаться внуков.
А если бы вернулся? Разве не мог бы он тогда оказаться уже в советском лагере где – нибудь на Колыме?
НО ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ.  Он не узнал, что Дарья ослушалась и покинула Загорск, и продожал представлять ее в нарядном платке с кистями у стен Лавры. Он не узнал, как растут его дети,
как  Дарьюшка ходит кадый день  встречать его на околицу. Он ничего не узнал. Он ведь так и остался для своей красавицы Дарьи навечно «БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИМ».
В тот майский день 1944 года рука писаря в концлагере Оснабрюк
поставит последнюю отметку в карточке учета военнопленного Фонина Арсентия Яковлевича:
«Умер 13.05.1944г.».
И еще сделает приписку: «О смерти  следует сообщить ФРАУ ДАРЬЕ ФОНИНОЙ» , а адрес написали не Загорск, а  Рязанскую область. Видимо Арсентий всё – таки чувствовал, что уедет Дарьюшка на родину.
Американские войска освободили военнопленных в мае 1945 г.,
но Арсентий, как и тысячи других русских солдат, не выдержал плена.
Документы с пометкой, что местом захоронения солдата является Хегерт, городок вблизи концлагеря, и даже с указанием номера братской могилы, союзники передали командованию наших войск. А те, в свою очередь, передали…куда следует.
Архивы были строго засекречены. Хотя непонятно, для чего засекречивать списки замученных в концлагерях людей?
Вдовам погибших полагались какие – то льготы, а тех, кто «пропал без вести», и за людей не считали.
О чем он думал, Арсентий, прощаясь с жизнью? Он так любил свою Дарью, что был уверен, что она его ждёт, что выплакала все глаза, до чего же ему хотелось, чтобы она хотя бы о его участи узнала! НЕ УЗНАЛА. Под грифом «Секретно» хранилась столь спасительная для всех весть. Спасительная, потому что смогла бы тогда Дарья отпеть своего мужа, молиться за упокой его души. И дети бы молились, и внуки, и правнуки… Она и так всегда молилась, но вот не знала, куда свечку ставить, может жив её Арсентий, мало ли что, а вдруг в плен попал, где – нибудь на чужбине оказался, а весточку подать не может, всякое ведь бывает…
РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ. 1985 г.
Совсем постарела Дарья. Всё труднее ей было ходить на околицу. Но шла…Правда, в 1953 г. 5 марта не ходила. Сталин ведь умер. Плакали все. А в Москве так вообще во время похорон сколько людей погибло, затоптали.
А потом 12 апреля 1961 г. не пошла. Гагарин в космос полетел!!!
А потом…потом исправно ходила. Один раз даже платок свой памятный на плечи набросила. Когда 80 лет исполнилось. Ходила и ждала. Все сорок лет после победы ходила на околицу. Все сорок лет ждала.
Подумаешь, какая – то Дарья ждёт своего Арсентия на Рязанщине, а какая – нибудь Александра ждёт своего Ванечку под Тверью, а Наталья уже умерла, не дождалась под Смоленском своего Сашу. Судьбы людские…Которые можно растоптать…
Вот и наша Дарья так и не дождалась своего любящего, верного супруга. Умерла, так и не узнав, где и как он умер. Это ведь скурпулёзные немцы рекомендовали нашим войскам сообщить фрау Дарье о судьбе Арсентия. А они …скромно промолчали. Перечеркнув ее жизнь.
Так и запомнилась эта прекрасная русская женщина своим близким, идущей под вечер на околицу ждать Арсентия. Пусть же и в нашей памяти останется светлый образ русской фрау Дарьи, которая так и не узнала, что она – фрау!
             Автор выражает признательность внуку Дарии Леонтьевны Фониной и Арсентия Яковлевича Фонина – Николаю Ивановичу Фонину и его сыновьям Михаилу и Дмитрию за помощь в сборе материалов
« Последнее редактирование: 02 Декабрь 2010, 06:27:25 от unifex »
Записан

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 460
  • Skype: g_kushelev
Вот эту статью и отправить бы нашему президенту!
Записан

mirhop

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 83
  • Мирослав Хоперский
    • WWW
             ПАМЯТНИК       
        В Вестфалии, стране далёкой,
        Где  расположен лагерь Форелькруг ,
        Стоит  у  леса памятник высокий,
        Под   ним   покоится  мой   лучший  друг,
               С   ним    вместе   дружно  мы   переживали,
                Все   муки   плена, голод  и   нужду,
                С  ним  вместе   ненавидели  и проклинали
       Фашистских палачей  орду,
       Покоится  в том месте   не   один  он,
       С  ним   рядом   сотни,  тысячи  других,
       Замученных  фашистским  злобным  игом,
       До самой смерти гордых, боевых,
       Они все   об   одном,  всегда мечтали
        Освободиться ,  вырваться  из  царства  палачей;
                    И многие  под пулями бежали,
                    Стремясь  пробраться   к  Родине   своей,
       Но труден путь,  повсюду  их встречали
       Облавы, западни,  полиция, «СС»,
       Их,  искалечив ,в лагерь возвращали,
       И , казнь  чиня ,  закапывали  здесь.
                     На пьедестале   надписи  навечно
                     О страшных муках  плена говорят ;
                     Фашизм  убил их зверски,   бессердечно;
                     Сто тысяч русских здесь лежат,
      Покоитесь мирно, гордые  страдальцы,
      О вас мы   не  забудем   никогда,
      Сей памятник здесь будет  вечно возвышаться,
      Оберегать  вас  будет   Красная  Звезда!

Автор В.Крюков-бывший военнопленный шталага-326
участник строительства памятника


« Последнее редактирование: 04 Февраль 2010, 14:01:39 от mirhop »
Записан
Прошу откликнуться всех ,
чьи семьи коснулась беда под названием ШТАЛАГ-326
написать- stalag326post@gmail.com

Татьяна Петровна

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 468
Номер записи    300162530
Фамилия   Бородинов
Имя   Максим
Отчество   Фомич
Фамилия на латинице   Borodinow
Дата рождения   12.11.1899
Место рождения   Краснодарский край
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   564
Дата пленения   13.05.1942
Место пленения   Керчь
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   24.09.1942
Место захоронения   Дортмунд
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977520
Номер дела источника информации   1780

Есть фото
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300162531
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300162529
Записан
С уважением,
Шилова Татьяна Петровна

mirhop

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 83
  • Мирослав Хоперский
    • WWW
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=5511.0
история памятника в Шталаге-326=Штукенброк-Зенне
Записан
Прошу откликнуться всех ,
чьи семьи коснулась беда под названием ШТАЛАГ-326
написать- stalag326post@gmail.com

mirhop

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 83
  • Мирослав Хоперский
    • WWW
          "Лагерь смерти"               
                    (выдержки  из  документа)

Приложение "Лагерь смерти" составлено по материалам собранным у бывших военнопленных комиссией в составе  :
лейтенанта медслужбы  Сауткина, лейтенанта Муранова И.И., лейтенанта Кожевникова ,ст.сержанта  Кущ Сергея ,под руководством ст.лейтенанта Селезнева Василия Ефимовича.

Приложение  «Лагерь смерти» было  передано  в декабре 1945 года в  ЦК ВКП(б) .

      Применявшийся в лагере режим представлял собою сплошное издевательство над русскими военнопленными. Гитлеровские людоеды придумали целую систему  разнообразных и чудовищных по своей жестокости издевательств.  Самые изощренные  пытки, перед которым бледнеют ужасы средневековья, оголтелый  террор, убийства - выполнялись всегда по плану, заранее задуманному и предписанному свыше.
     Издевательства носили явно   садистский  характер и служили для
палачей-фашистов средством развлечения.
    Немцы издевались не только над здоровыми, но и над больными, ранеными, калеками. Нетрудоспособных, больных , получивших на производстве увечья  отправляли обратно в лагерь, где они помещались обычно в санчасть и медленно там умирали голодной смертью.
Возвращались  в лагерь из рабочих  команд также и люди, которые обвинялись в антифашистской агитации и саботаже. Их   помещали в лагерную тюрьму или специальный бокс "СС", где был исключительно тяжелый, издевательский режим, рассчитанный  на медленное, но верное   умирание человека.
    Особенно изощренными  издевательства были  над офицерами  Советской Армии и представителями советской интеллигенции. О евреях и говорить не приходится: их подвергали  нечеловеческим пыткам, а затем уничтожали физически.
   Издевались в любое  время - при подъеме людей, при выдаче пищи, при обысках, при транспортировках, в бане, в  лазарете и т.д.
Издевались даже над трупами замученных советских людей.
Причинение физической боли, увечий, варварская муштра, продолжительное стояние по команде "смирно", голодный режим, травля собаками, подвешивание за ноги, привязывание колючей проволокой к дереву, ограбление до последней нитки, антисанитарные жилищно-бытовые условия - все это применялось в  шталаге -326 по отношению к русским людям.

Бывшие  военнопленные  рассказывают об ужасах фашистского плена, пережитых ими в шталаге- 326.

Ветолкин Петр Никифорович -№ военнопленного 93938-
Удмуртская АССР, Сульсанский  район , г.Гурнкунд.
Понсяев Иван Васильевич № военнопленного-43799-
Горьковская обл. ,Лукьяновский район, г.Лукьянов ,ул.Коммуны 66/1).
    «Начальник вещевого склада оберфельдфебель  Дикс, всегда проявлял  исключительную жестокость по отношению к военнопленным. Если  при выдаче старой немецкой формы  кто-либо заявлял ему, что форма  или  деревянные колодки (примечание -деревянные колодки носили вместо обуви)  не  подходят, то Дикс тут  же избивал его до потери сознания, а войдя в ярость, этот  зверь снимал ремень с револьвером и бил, не разбираясь, по чем попало и кого попало. Этот изверг за два года (С 1942г. по 1944 г.) лишил жизни сотни людей, а многих сделал инвалидами. Мы - очевидцы целого ряда кошмарных расправ  Дикса  над русскими людьми.
Военнопленному  Павлову Василию Дикс ударом револьвера по голове проломил череп. Такие случаи не являлись единичными. Они повторялись при каждой  "выдаче" старой немецкой формы    на протяжении почти трех лет.
Садист Дикс однако, не ограничивался   убийствами и увечьями военнопленных. Он  врывался иногда в склады и избивал пленных, работавших там. Он избил  до  полусмерти пленных Балобая, Зиновьева, Пимичева и Трофимова. Военнопленного  Ветошкина, заставил шагать по-гусиному, а сам шел сзади и бил до тех пор, пока он  не потерял сознание. Олейникова Николая, который  подошел к Диксу и попросил обменять деревянные колодки , он тяжело избил палкой, которую держал в руках.»

Рассказывает  Кожевников Василий  Иванович  № военнопленного  214152 –
г. Горький ,Сталинский  район, поселок  им.Демьяна Бедного
ул.Кустарная 33/7.)

«В январе месяце 1944 года группа военнопленных из команды 1523  в количестве 10 человек прибыла в лагерь 326  для помещения в санчасть. По пути нас завели в склады лагеря получить старую немецкую форму для команды.
Оберфельдфебель  Дикс явился на склад пьяным и начал избивать всех подряд без всяких причин. Он раздел нас и в таком положении оставил на морозе. Целых два часа  голыми  ждали мы, пока Дикс соблаговолит выдать нам старую немецкую форму.
Другой случай. Один военнопленный, по национальности казах, отправлявшийся в команду, попросил Дикса  заменить ему разбившиеся деревянные колодки. Когда колодки были заменены, Дикс  внезапно подбежал к  нему и заорал звериным  голосом : "У ,У! азиат!", нанес ему несколько ударов пистолетом по голове, отобрал колодки  и отправил в команду  босиком»

Рассказывает  Вавилов Николай Игнатович  -№ военнопленного  4801 -
Марийская обл., Оршанский  р-н, с. Кучка -

«Работали обычно по 12 и более часов в день. За отказ от работы или
саботаж -по приказу коменданта лагеря применялся расстрел на месте. Каждую минуту грозило нам это, ибо немцы, придирались к каждой
мелочи .
Чаще всего они практиковали такие пытки:
Камера с холодной водой, догола раздетого человека ставили под кран. Воду пускали сначала медленно и так, чтобы она падала на темя. Пытка эта применялась независимо от времени года. Окоченевшего, потерявшего сознание человека выбрасывали в мертвецкую.
Травля    собаками. Человека толкали в  пустой барак и пускали туда двух или трех овчарок. Под  общий  хохот и улюлюканье немцев псы рвали тело беззащитного пленного. (Этот случаи имел место с офицером  Корниловым ).
Часто пленных раздевали догола и заставляли бегать по лагерю, причем в это время травили их собаками.
В лагерь, на середину его, привозилось небольшое количество хлеба (несколько булок). Все голодной толпой бросались к нему, тогда немцы пускали собак, открывали пулеметную стрельбу. Все это представляло для немцев веселую забаву - тренировку в стрельбе по живым людям.»

Рассказывает Гладков  Е.Ф., Азово-Черноморскии край, ст . Лабинская , Телеграфная, 376-
«После обыска подошел к нам офицер, владеющий русским языком и начал отбирать"большевиков" по своему усмотрению. Отобранных людей заставили ползать в грязи по-пластунски; выбивающихся из сил бил в лицо, кто плохо прилегал к земле, придавливал  ногой. Так продолжалось около
часа».

Рассказывает Кашицин Георгий Алекс. № военнопленного -3790-
Горьковская обл., Муромский район  с. Молотицы-

«В декабре месяце 1941 года немецкий ефрейтор (ими его забыл)   начал нас гонять по грязи по-пластунски. Карнаухову Кириллу, который был очень слаб и не мог ползать, он пробил пистолетом голову.
Этот  же ефрейтор поймал меня в начале мая 1942 года  возле кухни с котелком супа, пробил мне этим котелком голову и разорвал правое ухо, потом повел на кухню, избил до бесчувствия ручкой от лопаты и приказал посадить в  ящик с холодной вонючей водой, где я пробыл полчаса и в бессознательном состоянии был доставлен в санчасть.»

Рассказывает Шмаев Владимир -№ военнопленного 10730-
г. Москва, Валовая, 39/1-
«Холодным осенним утром нас разутых, раздетых, голодных выстроили для получения хлеба и, не дав разделить его, начали гонять по грязи по-пластунски...
...Избитым в кровь медицинской помощи оказывать не разрешали , истекающих кровью, гнали на работу. При отправке на работу происходили "упражнения" в штыковом бое. Исколотых штыками, избитых, истощенных людей гнали на работу бегом . При каждом возвращении с работы приносили  по  5-6 человек мертвых. Часто нам не давали пищи, мотивируя тем, что мы плохо работали.»

Рассказывает Кашицын Георг. Александр.-№ военнопленного-3790- Горьковская Обл., Муромский район, с.Молотицы-
«Как-то в начале 1942 года заходят к нам в  барак немцы и полицейские.
- Вылетай пулей! Строиться в баню! - кричат они. Военнопленный  Карнаух Кирилл вышел последним из барака. Подкошенный ударом сабли свалился он у порога барака. Оберефрейтор  Пастернак стал ,упавшему на спину ,и на наших глазах из пистолета ранил его в голову.»


Рассказывает Семенюк Константин,
Кустанайская обл., Карабулакский  район, участок опытное поле, зональная станция  № 1)
«В русской военной форме я шел по лагерю.
Меня встретил оберфельдфебель  Бошман  и спросил, кто я.
Я ответил: «Русский офицер!»
«- Ложись, ползи и вой по-собачьи!» - приказал  Бошман.
По-собачьи я не  выл, а ложиться  пришлось, и ползти около 300 метров.  В это  время он  бил  меня  саблей, вскакивал на спину и топтал ногами.
Затем приказал посадить меня в тюрьму. Два дня меня избивали и
не давали абсолютно ничего есть. Силы покинули меня и на носилках меня отправили в лазарет.»

http://sites.google.com/site/stalag326/
« Последнее редактирование: 06 Февраль 2010, 08:14:42 от mirhop »
Записан
Прошу откликнуться всех ,
чьи семьи коснулась беда под названием ШТАЛАГ-326
написать- stalag326post@gmail.com

mirhop

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 83
  • Мирослав Хоперский
    • WWW
Братское кладбище 65000 советских военнопленных Шталага-326(VI-K) Штукенброк
намогильные плиты фотографии 1945 года










































































сайт о Шталаге 326(VI-K)
http://sites.google.com/site/stalag326/
зеркало сайта-с переводчиком google
http://stalag-326.blogspot.com/
зеркало сайта в livejournal
http://stalag326.livejournal.com/
« Последнее редактирование: 06 Февраль 2010, 08:46:17 от mirhop »
Записан
Прошу откликнуться всех ,
чьи семьи коснулась беда под названием ШТАЛАГ-326
написать- stalag326post@gmail.com

verazato

  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 14
  • Бессонова Ольга Александровна
Не так давно здесь появилась тема "Захоронение Билефельд Зенне" http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=5545.0
Это рассказ об этом же самом месте
Записан
С уважением, Ольга

Вахмистр

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 1 115
  • Птухин Эдуард Михайлович
Спасибо ОГРОМНОЕ за выставленные фото 1945г.
Теперь можно иметь четкое представление, как располагались 36 рядов братских могил советских граждан...
Теперь мы знаем точно, как звучали первичные надписи на могильных камнях, обозначающих ряды - рвущий сердце крик души...
К сожалению, сегодня -это нетрально-спокойные общие словеса на немецком языке...

Записан
... если вырастут крылья за  спиной, я хочу, чтобы были белыми...

Татьяна Петровна

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 468
Номер записи    300291676
Фамилия   Рожков
Имя   Гавриил
Отчество   Яковлевич
Фамилия на латинице   Roshkow
Дата рождения   20.05.1920
Место рождения   Воронежская обл.
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   1319
Дата пленения   14.05.1942
Место пленения   Керчь
Лагерь   шталаг 367
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   17.09.1942
Место захоронения   Хемер I Хеклингсер Вег
Могила   полоса 42, участок 18, ряд 8, могила 131
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977520
Номер дела источника информации   2239

Есть фото
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300291677
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300291675
Записан
С уважением,
Шилова Татьяна Петровна

Татьяна Петровна

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 468
Номер записи    300777003
Фамилия   Рябус
Имя   Дмитрий
Отчество   Макарович
Фамилия на латинице   Rjabus
Дата рождения   27.02.1908
Место рождения   Черниговская обл., Жевед
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   48987
Дата пленения   11.06.1942
Место пленения   Харьков
Лагерь  шталаг VI K (326)
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977521
Номер дела источника информации   1929

http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300777002
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300777004

Номер записи    66036345
Фамилия   Рябус
Имя   Дмитрий
Отчество   Макарович
Дата рождения   __.__.1908
Дата и место призыва   24.06.1941 Михайло-Коцюбинский РВК, Украинская ССР, Черниговская обл., Михайло-Коцюбинский р-н
Последнее место службы   1053 СП 300 СД
Воинское звание   сержант
Причина выбытия   попал в плен (освобожден)
Дата выбытия   11.06.1942
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   18003
Номер дела источника информации   1459

http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=66036337
« Последнее редактирование: 07 Февраль 2010, 06:05:53 от Татьяна Петровна »
Записан
С уважением,
Шилова Татьяна Петровна

Татьяна Петровна

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 468
Номер записи    300570158
Фамилия   Билков
Имя   Иван
Отчество   Дмитриевич
Фамилия на латинице   Bilkow
Дата рождения   __.__.1904
Место рождения   Кошениха
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   48977
Дата пленения   13.06.1942
Место пленения   Харьков
Лагерь   шталаг VI K (326)
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   04.03.1943
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977521
Номер дела источника информации   1179

Есть фото
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300570157
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300570159
Записан
С уважением,
Шилова Татьяна Петровна
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 24   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »