Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Люди-легенды: Герой Советского Союза генерал-майор Пётр Петрович Вершигора  (Прочитано 8358 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 426
  • Ржевцев Юрий Петрович

Пётр Петрович Вершигора снят ещё в погонах полковника. На груди – три награды: два ордена – Ленина и Красного Знамени, – и медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

ВЕРШИГОРА Пётр Петрович (1905-1963), Герой Советского Союза (1944) из числа воспитанников спецчастей оперативной разведки Генерального Штаба советских Вооружённых Сил, выдающийся советский партизанский полководец и литератор, участник боёв за Восточную Пруссию, член Союза писателей СССР, лауреат Сталинской премии (1947) второй степени (с 1966 – Государственная премия СССР) в области литературы и искусства за 1946 год, генерал-майор (1944) запаса.
Родился 16 мая 1905 года в Молдавии - в селе Севериновка на тот момент Тираспольского уезда Подольской губернии Юго-Западного края (генерал-губернаторства) Российской Империи, а ныне Каменского района непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Из семьи сельского учителя. Украинец. Член ВКП(б)-КПСС с 1943 года.
Образование: в 1921 – первый курс Рыбницкой агрономической школы; 1929 - режиссёрское отделение Одесского музыкально-драматического института; в 1938 – Московскую киноакадемию (ныне – ВГИК).
Рано остался сиротой: отец умер, когда сыну было три года, а мать – когда тому шёл двенадцатый год. В связи с этим трудовую деятельность начал в двенадцатилетнем возрасте: был пастухом, а потом рабочим на мельнице.
В 1920-1921 гг. - учащийся Рыбницкой агрономической школы, но из-за нужды и скосившего с ног тифа закончить её не сумел и вынужден был вернуться в родное село, где в последующие годы работал сначала секретарём сельского Совета, а затем заведующим избой-читальней.
В 1925-1927 гг. – на военной службе в Красной Армии в качестве добровольца: поступил на неё за год до достижения установленного тогда Законом призывного (21 год) возраста. Первая должность здесь – барабанщик военного оркестра, а затем одновременно – ещё и старшина данного подразделения.
В 1927-1929 гг.- студент режиссёрского отделения Одесского музыкально-драматического института.
В 1929-1935 гг. – как актер и режиссёр в театрах городов Донецка, Ижевска, Горького (ныне – Нижний Новгород), Ростов-на-Дону, Киева.
В 1935 году, возвратившись в Одессу, - непродолжительное время на педагогической работе на молдавском факультете Одесского театрального училища.
В 1935-1938 гг. - студент Московской киноакадемии (ныне – ВГИК).
В 1938-конце июня 1941 гг. – режиссёр в штате Киевской киностудии. В этот период создал несколько короткометражных научно-художественных и хроникальных фильмов. Одновременно пробует свои силы и на литературном поприще: написал повесть «Чеколтан», несколько рассказов и пьесу «Дуб Котовского». К сожалению, рукописи этих произведений погибли в огне Великой Отечественной войны.
В первые дни гитлеровской агрессии против СССР по линии МПВО УНКВД города Киева привлекался к несению службы в качестве наблюдателя за воздушной обстановкой.
В конце июня 1941 года, отказавшись от «брони»», предоставленной ему как ценному работнику культуры и искусства, добился мобилизации в Красную Армию: как представитель среднего комсостава запаса интендантской службы (но точное воинское звание неизвестно) Киевским ГВК был направлен к месту формирования в областном центре Украины городе Полтаве 264-й стрелковой дивизии (1-го формирования).
Первая должность, принятая здесь, – сотрудник аппарата продовольственной службы полка, но в дальнейшем в силу отсутствия способностей к интендантской работе – де-факто помощник командира стрелкового взвода.
Участник Великой Отечественной войны с 30 июля 1941 года: в рядах однополчан по 264-й стрелковой дивизии (1-го формирования), вошедшей в этот день в состав 7-го стрелкового корпуса (1-го формирования) Юго-Западного фронта (1-го формирования).
Военную Присягу принял утром 2 августа 1941 года на боевых позициях в селе Степанцы Каневского района на тот момент Киевской, а ныне современной Черкасской области Украины. В этот же день вступил в свой первый в жизни бой, в ходе которого ярко отличился: в огневом поединке уничтожил вражеского автоматчика, а затем заменил собой выбывшего из строя командира взвода.
О тех боях позже в своём первом документально-беллетристических произведении «Люди с чистой совестью» напишет так: «Бои на окраинах села Степанцы становились с каждым днём всё сильнее и ожесточеннее. За несколько дней было не менее десятка жестоких схваток и бесчисленное количество мелких стычек; мне приходилось принимать в них участие, и я уже чувствовал себя старым солдатом. Взвод, над которым я принял команду в первые дни боёв, сильно поредел, так же как роты и батальон. В течение нескольких дней я успел пройти практический стаж командования взводом, затем ротой, поработал в штабе батальона, потом опять командовал ротой, а на десятый день боёв командовал батальоном».
В ночь с 16 на 17 августа 1941 года при форсировании со стороны города Канева под огнём противника реки Днепр получил осколочное ранение ноги. Что было далее – вновь строками книги «Люди с чистой совестью»: «Рана оказалась легкой, организм быстро восстановил силы, и через месяц я был откомандирован в штаб Юго-Западного фронта, в роту резерва командного состава. Нас было несколько сот командиров - от майоров до младших лейтенантов, людей в одежде с ещё не выветрившимся лазаретным запахом и с пустыми кобурами на боку.
Это случилось недалеко от Прилук. Через несколько дней после зачисления в роту мы узнали, что рота резерва, так же как и часть штаба Юго-Западного фронта, находится в окружении».
Через линию фронта пробился с боями, в ходе которых удачно применял тактику и приёмы партизанско-диверсионной борьбы.
В конце сентября 1941-весной 1942 гг. – начальник бригады кинофотокорреспондентов политотдела 40-й армии Юго-Западного фронта (1-го формирования).
С марта 1942 года – в качестве добровольца военнослужащий из числа секретных сотрудников 2-го (агентурная разведка) отделения Разведывательного отдела штаба Брянского фронта (2-го формирования), интендант 2 ранга (условно равно полковнику) по воинскому званию.
В ночь с 13 на 14 июня 1942 года десантирован в тыл противника в районе города Брянска, где возглавил действующую здесь зафронтовую резидентуру. Из книги «Люди с чистой совестью»: «Обязанности мои заключались в том, чтобы «обслужить» железнодорожный узел. Нужно было пробираться на станцию Брянск-II и ежедневно информировать командование - что, сколько и куда направляет узел…
Первой операцией, которую мы совершили и которая категорически воспрещалась нам, разведчикам, была «организация» пробки «во взаимодействии с авиацией на станции Брянск-II»…
Приказом по войскам Брянского фронта (2-го формирования) № 101/н от 21 августа 1942 года интендант 2 ранга П.П. Вершигора удостоен ордена Красного Знамени. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 415, л. 3.
Из наградного листа, датированного 13 августа 1942 года: «Т. [товарищ] Вершигора выброшен в тыл противника 14.6.42 г.
За это время им проведена исключительно важная работа по организации агентурной разведки. Организовано 6 действующих разведывательных точек. Подобрал, обучил и [они теперь] постоянно действуют в различных направлениях 18 разведчиков. Руководит 3-мя радиофицированными точками.
Благодаря упорной и самоотверженной работе, часто связанной с риском для жизни, тов. Вершигора организовал так работу, что командование ежедневно получает ценные данные о противнике.
По данным т. Вершигоры наша авиация неоднократно успешно бомбила скопление войск в эшелонах и базы пр-ка [противника].
В условиях полицейского режима т. Вершигора отлично организует добывание разведданных.
В настоящий момент находится в тылу пр-ка и выполняет новые задания разведывательного характера». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 415, л. 4.
23 октября 1942 года по решению штаба Брянского фронта (2-го формирования) зафронтовая резидентура, возглавляемая интендантом 2 ранга П.П. Вершигорой, была присоединена к соединению партизанских отрядов Сумской области, во главе которого стоял легендарный партизанский военачальник С.А. Ковпак. На уровне командования партизанского соединения это решение было оформлено следующим образом (цитата из текста приказа): «Группы, которые имеют спецзадания разведотдела Брянского фронта, подполковника Вершигоры и капитана Бережного объединить в оперативную группу № 13 с оперативным подчинением штабу соединения партизанских отрядов Сумской области». Командиром оперативной группы № 13 при этом был назначен капитан И.И. Бережной, а подполковник П.П. Вершигора получил назначение на должность заместителя командира объединения партизанских отрядов Сумской области по разведке. В данном качестве совершил три рейда по тылам врага. В этот же период был произведён в полковники.
В соответствии с приказом Украинского штаба партизанского движения от 24 декабря 1943 года полковник П.П. Вершигора был назначен командиром 1-й Украинской партизанской дивизии имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака. Как партизанский комдив в интересах высшего советского командования, в том числе и Разведывательного управления (в/ч «Полевая почта 38729») Генерального штаба Красной Армии, осуществил два успешных рейда по тылам врага – Львовско-Варшавский (он же – Западный) и Неманский.
В ходе Львовско-Варшавского рейда, совершённого в период с 5 января по 1 апреля 1944 года, руководимая полковником П.П. Вершигорой 1-я Украинская партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака, взяв старт из села Собычиное Житомирской области Украинской ССР (ныне – Украина), прошла по тылам врага в общей сложности 2100 километров. Маршрут рейда пролёг к южной границе Восточно-Прусской провинции 3-го рейха через оккупированные территории Ровенской, Волынской и Львовской областей Украины, Люблинского и Варшавского воеводств Польши, а затем обратно через Польшу в пределы СССР, но на сей раз уже в лице оккупированных территорий Брестской и бывшей Пинской областей Белоруссии.
В период с мая по 3 июля 1944 года 1-я Украинская партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака под руководством полковника П.П. Вершигоры совершила Неманский рейд, главный удар которого пришёлся по наиболее стратегически важным объектам противника, расположенным на западе современной Гродненской области Республики Беларусь.
Постановлением Совета Народных Комиссаров от 6 августа 1944 года был удостоен воинского звания «генерал-майор», а на следующий, 7 августа 1944 года, день на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР – Звания Героя Советского Союза: за мужество и инициативу, проявленные во время пяти рейдов по тылам врага. Номер Золотой Звезды – «4324».
Какую должность официально занимал в период с сентября 1944 года, когда 1-я Украинская партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака была расформирована, и до 1947 года - неизвестно.
В 1946 году в №№ 4-7 журнала «Знамя» опубликовал первую часть («Рейд за Днепр») своего документально-беллетристических произведения «Люди с чистой совестью». Данное произведение, жанр которого сам автор определил как записки-воспоминания, стало тогда настоящим событием в советской литературе, за что П.П. Вершигора в 1947 году был удостоен Сталинской премии второй степени (с 1966 года – Государственная премия СССР) в области литературы и искусства за 1946 год.
В том же 1946 году в составе специальной экспедиции, созданной на основании решения правительства Украинской ССР, производил в Карпатах поиск и эксгумацию могилы комиссара ковпаковского партизанского соединения Героя Советского Союза (1944, посмертно) генерал-майора С.В. Руднева с целью торжественного перезахоронения останков последнего в городе Яремча Станиславской (ныне – Ивано-Франковская) области Украинской ССР (ныне - Украина).
В послевоенный период проходил одним из фигурантов по сфабрикованному органами госбезопасности «делу» о Винницком подполье. Незаконного ареста тогда избежал чудом, отделавшись строгим выговором по партийной линии, но тоже вынесенным ему абсолютно неправедно.
В 1947-1954 гг. – преподаватель Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова (ныне - Военная академия Генерального штаба Вооружённых Сил РФ): читал цикл лекций по истории, тактике и стратегии партизанско-диверсионной борьбы в тылу врага. Одновременно продолжал заниматься литературной деятельностью. Так, в частности, в 1950 году увидела свет вторая часть книги «Люди с чистой совестью» - «Карпатский рейд». Впоследствии создал ещё одно документально-беллетристическое произведение - «Рейд на Сан и Вислу» (1959 год), а также сборник рассказов «Иван-герой» (1960 год), роман «Дом родной» (1962 год) и военно-научные исследования «Военное творчество народных масс» (1961 год) и «Партизанские рейды» (1962 год). Являлся автором и некоторых других произведений, включая текущую публицистику.
С 1955 года – военный пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
С 1955 года трудился в редакции журнала «Знамя» в должности заведующего военным отделом.
Кавалер большого количества государственных наград и, в частности, четырёх орденов - двух Ленина (в том числе один 7 августа 1944 года), Красного Знамени (21 августа 1942 года) и Богдана Хмельницкого 1-й степени, - а также многочисленных медалей.
Скончался 26 марта 1963 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище города Москвы: участок № 8, ряд № 26.
Имя Героя Советского Союза генерал-майора запаса П.П. Вершигоры в послевоенный период было присвоено улицам в ряде населённых пунктов бывшего СССР и, в том числе, в Киеве (жилой массив Радужный) и Донецке.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

В Российском государственном военном архиве хранится личный фонд П.П. Вершигоры. Его реквизиты здесь: РГВА, ф. 40902.

Наградной лист на секретного сотрудника 2-го (агентурная разведка) отделения Разведывательного отдела штаба Брянского фронта (II ф) интенданта 2 ранга (условно равно полковнику) Петра Петровича Вершигору. Представлен был к ордену Красного Знамени. Наградной лист получил реализацию в строках приказа по войскам Брянского фронта (2-го формирования) № 101/н от 21 августа 1942 года: от имени Родины находящейся по вражескую линию фронта офицер П.П. Вершигора удостоился ордена Красного Знамени. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 415, л. 4.

Сам текст приказа по войскам Брянского фронта (II ф) за № 101/н от 21 августа 1942 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 415, л. 4.

П.П. Вершигора как боевой соартник легендарного С.А. Ковпака. Архивные фото предоставлены исследователем из украинского областного города Сумы Олегом Корнеенко:

« Последнее редактирование: 18 Апреля 2017, 08:32:08 от Sobkor »
Записан

Платунов Евгений

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4 143
  • Платунов Евгений Владимирович
Здравствуйте, Юрий Петрович!
Если позволите, еще одно фото Петра Петровича:

Начальником Особого отдела 1-й Украинской партизанской дивизии им. С.А. Ковпака был Иван Яковлевич Юркин, 1904 года рождения, уроженец дер. Пласкуша, быв. Ржевского уезда, Тверской губ., быв. член ВКП(б) с 1925 г. Звание лейтената госбезопасности присвоено 22 марта 1936 г. 7 октября 1937 г. назначен помощником начальника 4-го отдела, он же начальник отделения управления НКВД Алтайского края, с июля 1938 г. - начальник 9-го отдела. Старший лейтенант госбезопасности, начальник следственной части управления НКВД. Арестован УНКВД по Алтайскому краю. 26 декабря 1939 г. Обвинялся по ст. 58-7 УК РСФСР: "По указаниям заговорщиков быв. начальника УНКВД по Алтайскому краю ПОПОВА (осужден к ВМН) и его помощника БИРИМБАУМА (арестован), проводил активную вражескую работу по истреблению честных партийно-советских кадров. Путем нарушения революционной законности и фальсификации следственных материалов, создавал следственные дела на несуществующие антисоветские организации. Изобличается показаниями соучастников ПЕРМИНОВА, СТЕПАНОВА, КАМЕНСКИХ, САЛТЫМАКОВА (арестованы), показаниями свидетелей: ПОЗДНЯКОВА, КОЧЕРГИНА, ЗУБРИЛИНА, БРАНТА, КЛОБУКОВА, ШОР, БАРЫШЕВА, ПТАШИНСКОГО, САРАНЦЕВА, МИНИНА, ЛЫХИНА. Очными ставками с ПЕРМИНОВЫМ, СТЕПАНОВЫМ, КАМЕНСКИХ, ПОЗДНЯКОВЫМ и документами, находящимися в деле" (АП РФ, Ф. 3, Оп. 24, Д. 420, Л. 68)
29 мая 1941 г. Военной коллегией Верхового суда СССР приговорен к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией принадлежащего ему имущества. В приговоре Военной коллегии Верховного суда СССР от 29 мая 1941 г. указывалось: "Все эти лица [...] нарушали революционную законность, производили массовые необоснованные аресты советских граждан. В управлении НКВД к арестованным без всяких на то материалов как система применялись пытки, избиения, истязания, издевательства и провокации с целью добиться от арестованных заведомо вымышленных показаний. Протоколы допросов фальсифицировались, составлялись подложные документы, справки, акты и пр. Путем измышлений, подлогов, провокаций арестованным приписывалась принадлежность к различным антисоветским организациям и вменялось в вину совершение тягчайших государственных преступлений".
17-18 апреля 1942 г. Военный трибунал войск НКВД Западно-Сибирского округа на закрытом заседании в г. Новосибирске вновь судил Юркина И.Я. по тем же обвинениям. Приговор - 8 лет. Срок наказания исчислялся с 17 января 1940 г. В связи с военными действиями исполнение приговора отсрочено, через военкомат направлен в действующую армию. В приговоре отмечено, что "если проявит себя стойким защитником Союза ССР  от фашистских полчищ, то по ходатайству командования  может быть совершенно свободен от наказания". В сентябре 1942 г. майор (?) Юркин (или "летом 1943 г." - ? - Зевелев А. И. и др. "Ненависть. спресованная в тол") переброшен во главе оперативно-чекистской группы (4 офицера, 35 разведчиков, 6 радистов) в соединение С.А. Ковпака. Был его помощником по разведке, начальником штаба Шалыгинского отряда, начальником Особого отдела 1-й Украинской партизанской дивизии. Участвовал во всех рейдах. После войны (как и Петр Петрович Вершигора когда-то) "приобщился" к киноискусству - был директором столичного кинотеатра "Ударник". В 1973 г. в Москве вышла его книга "У нас особое задание".
Может быть биография Юркина более уместна в теме "ОМСБОН" (http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/02.html
http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/04.html)?



«Группа командиров Первой Украинской партизанской дивизии. В первом ряду слева направо: Герои Советского Союза С. Тутученко, А. Ленкин, П. Вершигора, корреспондент «Правды» Л. Коробов, Герой Советского Союза В. Войцехович, И. Юркин.» на Яндекс.Фотках

Из серии монет "Выдающиеся люди Приднестровья" (Приднестровский Республиканский Банк на своем сайте назвал Петра Петровича почему-то "Павел" - http://www.cbpmr.net/?id=44&lang=ru)
« Последнее редактирование: 18 Августа 2014, 21:11:18 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 426
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из моей почты:
- Вершигора не умер, а біл ликвидирован в 1963 г. По всей вероятности, к ликвидаторам причастен И.И. Бережной. Это звено серии ликвидаций, связанных с «делом Руднева».
Заинтересуетесь - пообщаемся.

Мой ответ:
- Глупость откровенная, скажу Вам! Я, вижу, Вы с Украины, а там подобная бредятина в умах ещё с позднего советского периода, увы. С дура ума гоняются за ведьмами...
Таких, как Руднев, мучеников среди партизанских военачальников не мало. Сама по себе личность Руднева яркая, но не столь уж легендарная, чтобы из-за неё спустя годы проводить ликвидацию свидетелей. К тому же свидетелей явно и явно косвенных.
Ваша версия не выдерживает никакой критики уже хотя бы в свете того факта, что сам И.И. Бережной спокойно дожил до глубокой старости. А сегодня, слава Богу, здравствуют приставленный от Берия к штабу Ковпака чекист из группы «Я» Ю. Колесников и любимец Ковпака офицер НКВД-МВД П. Брайко...
Напомню, что «ликвидаторов» убирают в первую очередь...
Мой совет, Вам коллега: излечитесь от бредятины!

Из моей почты:
- С учетом, что за последние годы Вы действительно проработали массу материала по спецгруппам, убедительно прошу Вас (в целях дальнейшего ОБЪЕКТИВНОГО изложения) по возможности поделиться информацией о спецгруппах, действовавших в Сумском партизанском соединении С. Ковпака.
Беда в том, что живых очевидцев и участников остались единицы и, к сожалению, годы их не щадят, а к документам не то, что нет доступа, а просто иногда не знаешь, где искать.
Со спецгруппами, работавшими на армейские разведотделы, более-менее ясно. Задачи судоплатовского управления - казалось бы, тоже... Но вот группа капитана И.Бережного не дает покоя. Были ли у не задачи, отличные от задач Вершигоры?

Мой ответ:
- Насколько понимаю, ДРГ Бережного такая же типичная, какой руководил и сам Вершигора. Армейские ДРГ фронтового и центрального подчинения хотя и имели в своём названии обозначение «диверсионно», но в действительности диверсионной деятельности за редчайшим исключением (да и то исключительно с санкции «сверху»!) не занимались. Их задача - быть фантомами в тылу врага, отслеживая при этом передвижение войск противника по основным коммуникациям и, прежде всего, - по железной дороге.
Задача агентурных групп – создание агентурной сети, но опять же таки чаще всего именно на крупных железнодорожных узлах.
Диверсии – первый шаг к обнаружению группы противником и неминуемой её ликвидации им. Именно поэтому Разведотдел Брянского фронта (2 ф) столь отрицательно отнёсся к предложению Вершигоры как командира ДРГ нанести авиаудар по жд станции Брянск-2. У Вершигоры это подробно расписано…
Специфика же разведформирований НКВД-НКГБ совершенно противоположная – как можно больше диверсий и вообще наводящего ужас на противника шума в тылу врага…
С момента принятия руководящих должностей в соединении Ковпака и Вершигора, и Бережной должны были быть исключены из состава секретных сотрудников Разведотдела Брянского фронта (2 ф) с переводом в формальное подчинение соответствующего экстерриториального штаба партизанского движения. Дело в том, что на эти должности они были назначены вопреки интересам своего начальства. С момента вступления в свои новые должности – они де-юре уже чистокровные партизаны, а не представители спецслужб. Но заслуга Вершигоры, прежде всего, в том, что став командиром партизанской дивизии, он свой Львовско-Варшавский рейд явно что спланировал в самом тесном взаимодействии не столько с УШПД, сколько с Разведуправлением Генштаба, что, как надо понимать, на долгие десятилетия этот самый рейд потом и засекретило. Даже самому Вершигоре как писателю-баталисту писать об этом запрещено было. По крайней мере, о том рейде в его произведениях лишь невнятные на уровне полунамёков упоминания вскользь…
На мой взгляд, на фоне Львовско-Варшавского рейда меркнут ковпаковские рейды по Украине. Ковпака ведь в Карпатах разделали под орех, а вот Вершигора успешно прошёл через Прикарпатье (а это бандеравская вотчина), пол-Польши (а это вотчина не менее лютых к СССР, чем бандеравцы, АКовцев) и достиг южных пределов святая святых 3-го рейха – Восточной Пруссии. И уже со стороны Восточной Пруссии – мощный удар в тыл белорусской группировки немецко-фашистских войск. Дивизия Вершигоры в последнем случае, похоже, за считанные дни сделала тогда куда больше, чем все белорусские партизаны вместе взятые! Да и потом ещё дралась в рядах кавкорпуса Плиева!
Согласно ряду источников (но об этом там очень невнятно), якобы отдельные отряды дивизии Вершигоры в ходе Львовско-Варшавского рейда нанесли «визит» также в Чехословакию и Австрию. Насколько правда – не знаю, но с учётом того факта, что Вершигора скорей всего действовал под эгидой РУ ГШ, - на правду очень и очень даже похоже…
Жаль, что на самой Украине сегодня предпочитают зацикливаться на явно высосанной из пальца версии о кознях чекистов против Руднева и самого Ковпака, а не на воспевании беспримерных подвигов партизанских военачальников Украины.
Кстати сказать, точку в расследовании факта гибели Руднева легко было бы поставить путем опроса гуцулов, его хоронивших, а также здравствовавших в послевоенный период бывших бандеравцев-недобитков. Да и сегодня, пожалуй, кто-то из таких причастных ещё живы. Путём реконструкции событий, построенной на документальных и свидетельских показаниях, несложно вычислить истинную причину смерти и самого Руднева, и партизан, героически павших с ним в одном бою. Однако вместе серьёзной и вдумчивой исследовательской работы на Украине уже которое десятилетие – истерия по поводу мифической «руки Москвы» в «деле Руднева»…

Из моей почты:
- А Юркин? Его функции?

Мой ответ:
- Чекист Юркин, согласно, материалам открытой печати, - помощник Ковпака по разведке. Скорей всего, он занимался организацией диверсионно-террористической направленности, но, разумеется, в отношении врага.
В украинских источниках в скобках немотивированно ставится, что он же ещё якобы и главный ковпаковский контрразведчик. Но это уже полный бред! Разведка и контрразведка - разные рода оружия внутри чекистского ведомства. В одном «флаконе» они не бывают. К тому же должность помощника - пощёчина для всякого военного контрразведчика: контрразведка, смею напомнить, - она всегда без прямого подчинения командованию тех структур, которые обслуживает...
А вот при Вершигоре как партизанском комдиве он уже начальник Особого отдела.
И ещё: на мой взгляд, на Украине злонамеренно смешивают дивизию Вершигоры с ковпаковским партизанским соединением. Ковпак - это Ковпак, а в Вершигора как партизанский комдив - это Вершигора. Когда всё до кучи, тогда ведь легко приписать чекисту-разведчику функции особиста ну и т.п. в том же духе...
« Последнее редактирование: 18 Августа 2014, 21:03:22 от Sobkor »
Записан

Платунов Евгений

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4 143
  • Платунов Евгений Владимирович
Начальником Особого отдела 1-й Украинской партизанской дивизии им. С.А. Ковпака был Иван Яковлевич Юркин, 1904 года рождения, уроженец дер. Пласкуша, быв. Ржевского уезда, Тверской губ., быв. член ВКП(б) с 1925 г. Звание лейтената госбезопасности присвоено 22 марта 1936 г. 7 октября 1937 г. назначен помощником начальника 4-го отдела, он же начальник отделения управления НКВД Алтайского края, с июля 1938 г. - начальник 9-го отдела. Старший лейтенант госбезопасности, начальник следственной части управления НКВД. Арестован УНКВД по Алтайскому краю. 26 декабря 1939 г. Обвинялся по ст. 58-7 УК РСФСР: "По указаниям заговорщиков быв. начальника УНКВД по Алтайскому краю ПОПОВА (осужден к ВМН) и его помощника БИРИМБАУМА (арестован), проводил активную вражескую работу по истреблению честных партийно-советских кадров. Путем нарушения революционной законности и фальсификации следственных материалов, создавал следственные дела на несуществующие антисоветские организации. Изобличается показаниями соучастников ПЕРМИНОВА, СТЕПАНОВА, КАМЕНСКИХ, САЛТЫМАКОВА (арестованы), показаниями свидетелей: ПОЗДНЯКОВА, КОЧЕРГИНА, ЗУБРИЛИНА, БРАНТА, КЛОБУКОВА, ШОР, БАРЫШЕВА, ПТАШИНСКОГО, САРАНЦЕВА, МИНИНА, ЛЫХИНА. Очными ставками с ПЕРМИНОВЫМ, СТЕПАНОВЫМ, КАМЕНСКИХ, ПОЗДНЯКОВЫМ и документами, находящимися в деле" (АП РФ, Ф. 3, Оп. 24, Д. 420, Л. 68)
29 мая 1941 г. Военной коллегией Верхового суда СССР приговорен к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией принадлежащего ему имущества. 17-18 апреля 1942 г. Военный трибунал войск НКВД Западно-Сибирского округа на закрытом заседании в г. Новосибирске вновь судил Юркина И.Я. по тем же обвинениям. Приговор - 8 лет. Срок наказания исчислялся с 17 января 1940 г. В связи с военными действиями исполнение приговора отсрочено, через военкомат направлен в действующую армию. В приговоре отмечено, что "если проявит себя стойким защитником Союза ССР  от фашистских полчищ, то по ходатайству командования  может быть совершенно свободен от наказания". В сентябре 1942 г. майор (?) Юркин (или "летом 1943 г." - ? - Зевелев А. И. и др. "Ненависть. спресованная в тол") переброшен во главе оперативно-чекистской группы (4 офицера, 35 разведчиков, 6 радистов) в соединение С.А. Ковпака. Был его помощником по разведке, начальником штаба Шалыгинского отряда, начальником Особого отдела 1-й Украинской партизанской дивизии. Участвовал во всех рейдах. После войны (как и Петр Петрович Вершигора когда-то) "приобщился" к киноискусству - был директором столичного кинотеатра "Ударник". В 1973 г. в Москве вышла его книга "У нас особое задание".

Может быть биография Юркина более уместна в теме "ОМСБОН" (http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/02.html
http://militera.lib.ru/h/zevelev_ai/04.html)?

Командованием ОМСБОН НКВД в 1943 году Юркин И.Я. представлялся ("в Красной Армии с 1928 г., призыв: доброволец") к награждению оредном Красной Звезды - http://www.podvignaroda.ru/?n=16988270
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 426
  • Ржевцев Юрий Петрович
Не ранее 1945 года, генерал-майор Пётр Петрович Вершигора в гостях у военных моряков. Оригинал данного снимка в настоящий момент хранится в фондах Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный центральный музей современной истории России»: номер в Госкаталоге – 6709982, номер по ГИК (КП) – 37553/1939.[/center]
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »