Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Защитники Бреста и Брестской крепости  (Прочитано 204385 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отсюда: https://topwar.ru/110174-my-stremilis-vyyti-nas-okruzhili-nemcy.html

Автор – Софья МИЛЮТИНСКАЯ.
«МЫ СТРЕМИЛИСЬ ВЫЙТИ, НАС ОКРУЖИЛИ НЕМЦЫ...»
Посмотрите на эту фотографию, уважаемые форумчане. Нынче в соцсетях часто можно увидеть снимки с подписями вроде: «Вместо тысячи слов». К сожалению, всё больший размах приобретают и очень некрасивые дискуссии на тему «А могли ли женщины вообще воевать или это вымысел?». Так вот, вместо тысячи слов в таком споре – этот снимок. Сделал его фашистский солдат Михаэль (в некоторых источниках – Микаэль) Вехтлер 24 июня 1941 года.
Посмотрите на эту фотографию, уважаемые форумчане. Нынче в соцсетях часто можно увидеть снимки с подписями вроде: «Вместо тысячи слов». К сожалению, всё больший размах приобретают и очень некрасивые дискуссии на тему «А могли ли женщины вообще воевать или это вымысел?». Так вот, вместо тысячи слов в таком споре – этот снимок. Сделал его фашистский солдат Михаэль (в некоторых источниках – Микаэль) Вехтлер 24 июня 1941 года.
Одна из главных героев фотографии Прасковья Леонтьевна Ткачёва, старшая медсестра хирургического отделения госпиталя знаменитой Брестской крепости. Она – на переднем плане, в белом халате.
Биография Прасковьи Леонтьевны наполнена такими фактами, что диву даёшься: как всё это выдержать и не сломаться?
Медсестрой она решила стать ещё в детстве. И мечту свою осуществила. В Брестскую крепость Прасковью направили в 1939 году. И хотя была возможность оставить службу и вернуться домой, девушка этого не сделала. После демобилизации (1940 год) осталась в госпитале старшей сестрой. Работы было не просто много, а чрезвычайно много.
…Армейский госпиталь готовили к расформированию. Более восьмидесяти больных предстояло подготовить к переезду в Пинск. Это было днем 21 июня 1941 года. До позднего вечера Прасковья Леонтьевна работала с документами. Сделать всё, что планировала, не успела, поэтому и ложиться спать не стала.
А ранним утром раздался взрыв – бомбёжка! Одна из бомб попала в здание терапевтического отделения. Вслед за этим – в хирургический корпус. Разбитыми оказались перевязочная, кладовая. Начался пожар. Прасковья Леонтьевна, молодая женщина, которой ещё не исполнилось тридцати, наравне с мужчинами вытаскивала из огня раненых – уносила их в казематы в земляных валах (она находились на расстоянии полутораста метров). Вместе они спасли двадцать восемь человек. Больше не успели – обрушились стены, похоронив под собой многих раненых. Тем не менее, Прасковья Леонтьевна после обрушения снова вернулась. Не найдя никого в живых, вытащила ещё значительную часть медикаментов.
Между тем, уже шёл бой. Фашисты пустили в ход дымовые шашки, некоторые раненые просто задохнулись. Кончились бинты, в дело пошли наволочки, простыни. Прасковью Леонтьевну дважды ранило осколками снарядов, но на не покинула свой пост. Более того, смогла привести в этот импровизированный «лазарет» нескольких женщин и детишек.
В кармане медсестры лежал профсоюзный билет. И Прасковья Леонтьевна прямо на нём начала писать имена людей, их адреса, всё, что помнила. Вот несколько строк: «…Мы стремились выйти, нас окружили немцы, погибли комиссар Н.С.Богатеев, Хорецкая Верочка во время оказания помощи пограничнику… И Ровнягина Дуся… Втроём несли бойца, бежали из последних сил к двери, но туда прорвались враги. Наши воины убили несколько фашистов. Оставшихся в живых фашисты забросали гранатами. Убили около 22 больных и раненых. Нас осталось четверо из двадцати восьми…».
Забегая вперёд, скажу, что сегодня этот профсоюзный билет хранится в Музее обороны Брестской крепости. Но вернёмся туда, в страшный первый день войны.
Захватив Южный остров, фашисты обнаружили медсестру и её подопечных. Сфотографировали. Отправили в лагерь. Раненая Прасковья Леонтьевна нашла в себе силы нести носилки. Рядом с ней шли женщины и дети, она постоянно говорила им: «Нельзя отставать, держитесь вместе. Не падайте – расстреляют!» Едва кто-то из пленных совершенно обессиливал, его подхватывали под руки или несли. Фашисты довольно быстро поняли, что за такой организацией стоит женщина. И чуть было не расстреляли саму Ткачёву. Но – обошлось…
Прасковье Леонтьевне удалось бежать из лагеря. Летом 1942 года она уже работала связной в партизанском отряде имени Черпака (Брест). Победу встретила на родной земле. В Бресте и прожила ещё сорок семь лет после Победы, сама передала в музей легендарный профсоюзный билет.
Прасковья Леонтьевна никогда не видела этой чёрно-белой фотографии. Снимок увидела её дочь, когда была в музее Брестской крепости.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович

1940 год, автохозвзвод 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Фото из фондов Мемориала «Брестская крепость-герой».

Участники обороны Брестской крепости из числа уроженцев Костромской и Ярославской областей
(по материалам ГУ «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой»):

Базунов Иван Михайлович (1920-2004).
Уроженец д. Кушниково Борисоглебского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал учителем в Яковцевской школе Борисоглебского района и Петровской начальной школе, заведующим начальной школы в с. Горки Петровского района Ярославской области. В 1939 г. заочно окончил Ростов-Ярославский педагогический техникум.
Призван в 1940 году Петровским РВК. Окончил Калинковичское военное пехотное училище и 18 июня 1941 г. прибыл в г. Брест с группой выпускников.
На 22.06.1941 г. – лейтенант, командир взвода полковой школы 125 сп 6 сд. Война застала на квартире в одном из домов комсостава на Кобринском укреплении крепости. Прибыл в расположение полковой школы, возглавил и вывел из крепости группу бойцов. Воевал на разных фронтах.
Награждён орденом Отечественной войны II степени за бои под Москвой, орденом Красной Звезды за выслугу лет, а также многочисленными медалями, включая «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».
После войны жил в г. Угличе Ярославской области, где работал учителем черчения и рисования, военруком.

Схема, выполненная И.М. Базуновым по памяти в послевоенный период.


1939 год, Горбунов Василий Николаевич 1916 г.р., уроженец деревни Банево Ярославской области, к 22 июня 1941 года – начальник 2-й линейной пограничной заставы 1-й пограничной комендатуры 17-го Брестского пограничного Краснознамённого отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР.


1940 год.
Большаков Виктор Александрович (1918-2000).
Уроженец д. Калита Мологского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал учителем в с. Надеждино Ельниковского района Мордовской АССР и заочно учился в Мордовском государственном педагогическом институте (г. Саранск).
Призван в 1939 году Ельниковским РВК Мордовской АССР.
На 22.06.1941 г. – сержант, командир взвода батареи ПТО 333 сп 6 сд. 22.06.1941 года в ходе обороны крепости был пленён, но в августе 1941 года бежал и в дальнейшем сражался в рядах партизанского отряда «За Родину» Брестского соединения.
Награждён медалями «За отвагу», «Партизану Отечественной войны» I степени, «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил в с. Шаумян Туапсинского района Краснодарского края.

Справка за 1944 год.

Веселов Геннадий Иванович (1919-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Пелубесово Нейского района Костромской области, русский.
До призыва в армию работал шофёром в Нейской МТС, а затем в колхозе «Пятилетка» Солтановского сельсовета Нейского района.
Призван в1939 году Нейским ОГВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, шофёр 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Война застала его в крепости. Судьба неизвестна. По данным ЦАМО СССР пропал без вести в феврале 1942 г.
По состоянию на 1991 год в г. Нея проживала его сестра – Веселова Манефа Ивановна 1923 г.р: ул. Некрасова, 44.

Губанов Анатолий Николаевич (1919-1991).
Уроженец д. Пореево Петровского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал в колхозе Петровского района.
Призван в 1939 году Петровским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец хозвзвода 333 сп 6 сд. Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели крепости, был ранен и пленён.
Награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил и трудился в г. Борислав Львовской области Украины.

Григорьев Василий Алексеевич (1916-1941).
Уроженец г. Ростова Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал слесарем на кофе-цикорной фабрике в г. Ростове.
Призван в 1940 году Ростовским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, художник клуба 333 сп 6 сд. Погиб в ходе боёв в расположении полка в Цитадели крепости.
В 1977 году имя увековечено на плитах мемориала.
В г. Ростове жила его жена - Григорьева Анастасия Михайловна (1916-2002).


1939 год.
Иванов Василий Абрамович (1908-1941).
Уроженец д. Федорково (по другим данным – в Ряпугино) Угличского района Ярославской области, русский.
Призван в 1930 году. В 1931 году окончил курсы одногодичников.
На 22.06.1941 г. – старший лейтенант, помощник начальника штаба 455 сп 42 сд (I ф). По воспоминаниям сослуживца А.А. Виноградова, он жил с семьёй (жена – Мария Михайловна 1915 г.р., уроженка Ярославской области, дочь – Валентина 1939 г.р.) на квартире в г. Бресте. С началом войны сумел пробиться в расположение полка в Цитадели крепости, возглавил подразделения полка и повёл на штурм клуба, занятого группой противника. Возглавляемая им группа атаковала фашистов, в этом бою В.А. Иванов погиб.
В 1971 году имя увековечено на плитах мемориала.
Судьба семьи неизвестна.

Свидетельские показания о гибели в Брестской крепости В.А. Иванова.


1938 год, семья Касаткиных.
Касаткин Константин Фёдорович (1906-1983).
Уроженец Ярославля, русский.
Призван в 1930 году Ярославским ГВК.
Участвовал в советско-финляндской войне, за что был награждён орденом Красного Знамени.
На 22.06.1941 г. – капитан, командир 18-го отдельного батальона связи. Жил с семьёй в одном из домов комсостава на Кобринском укреплении крепости. В ходе боёв оказался на одном из самых стойких участков обороны – в Восточном форту на Кобринском укреплении, возглавил штаб обороны форта. В боевом донесении 45 пд вермахта о боях 26 июня 1941 года за форт говорится, что «…к нему нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, т.к. превосходно организованный ружейный и пулемётный огонь из глубокого окопа (имеется в виду проход) с многочисленными полукапонирами и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося. Оставалось только одно решение – голодом и, прежде всего, жаждой принудить русских сдаться в плен, а поэтому необходимо было прибегнуть ко всем средствам, ускоряющим их изнурение».
29.06.1941 г. после мощных бомбардировок форта 500 и 1800 кг бомбами К.Ф. Касаткин вместе с оставшимися в живых защитниками был пленён. Находился в лагерях военнопленных на территории Польши и Германии. Был освобождён 25.04.1945 года, после чего продолжил военную службу.
Награждён орденом Отечественной войны I степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил Ярославле, где работал на фанерно-тарном комбинате.
Семья (жена – Мари Николаевна 1909 г.р., уроженка Ярославля, дочь – Зоя 1934 г.р., сын – Вячеслав 1939 г.р.) была расстреляна фашистами в д. Подлесье-Радваничское Брестского района в 1942 году.
По состоянию на 1999 год в Ярославле жила вторая жена – Касаткина Ольга Николаевна: ул. Дружная, 5, кв.32.
Письменые воспоминания К.Ф. Касаткина 1957 года, адресованные руководству Музея обороны Брестской крепости:
















Справа – красноармеец Дмитрий Фёдорович Кожанов.
Кожанов Дмитрий Фёдорович (1919-1990).
Уроженец д. Соколово Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал зав. швейной мастерской с. Владычное.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, старший портной подразделения обслуживания мастерской и склада обозно-вещевого снабжения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в боях в Цитадели крепости. 25.06.1941 г. во время прорыва из крепости был пленён. Находился в лагерях военнопленных на территории Польши, Германии, Югославии, Австрии. В плену выжил.
Награждён медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил в д. Соколово.
Письменные воспоминания Д.Ф. Кожанова, отправленные им в 1956 году писателю С.С. Смирнову:








Козицын Александр Дмитриевич (1919-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Редюкино Первомайского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, кладовщик склада продснабжения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Судьба неизвестна. По данным Первомайского РВК пропал без вести в 1941 г.

Крупин Александр Тимофеевич (1919-1941).
Уроженец с .Малое Ескино Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал в колхозе «Заря».
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, санитар санчасти 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в обороне крепости, был пленён. Умер в немецком плену 11.11.1941 г. в шталаге-8Е (он же – 308).
В с. Малое Ескино жила мать – Крупина Евдокия Ивановна, а в Ярославле по состоянию на 1984 год одна из сестёр – Крупина Мария Тимофеевна 1926 г.р.: ул. Чехова, 16, кв. 10.

Свидетельские показания Д.Ф. Кожанова об участии в обороне Бретской крепости А.Т. Крупина.


1940 год.
Кузнецов Сергей Геннадьевич (1918-2004).
Уроженец с. Пальцево Любимского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал бригадиром электромонтажников в г. Ростов-Ярославском.
Призван в 1940 году Ростов-Ярославским РВК.
На 22.06.1941 г. – сержант, командир отделения 333 сп 6 сд. Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели крепости. 25.06.1941 г. во время прорыва из крепости был пленён. Находился в лагерях военнопленных на территории Польши и Германии, а с 1942 г. - в Норвегии. В 1943 г. бежал из плена и принимал к Норвежскому движению сопротивления.
После войны жил в областном центре Украины городе Днепропетровске.

Малов Василий Михайлович (1918-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Варусово (но по другим данным – села Варасово-Вор) Борисоглебского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал сапожником в Борисоглебе.
Призван в 1940 году Ростовским РВК.
На 22.06.1941 г. – младший сержант, командир отделения 333 сп 6 д. Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели крепости. При попытке прорыва был пленён вместе с сослуживцем и земляком С.Г. Кузнецовым. По воспоминаниям С.Г. Кузнецова, умер в немецком плену в Демблинской крепости (Польша) у него на руках зимой 1941 г., при этом С.Г. Кузнецов лично похоронил его.
По состоянию на 1984 год в Ростове Ярославской области жил брат – Малов Леонид Михайлович: ул. Красноармейская, 8.


1940 год.
Мараков Павел Александрович (1918-1941).
Уроженец д. Глушиха Ермаковского района Ярославской области, русский.
Призван Ермаковским РВК Ярославской области.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, стрелок 3-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в крепости в ходе обороны.
Имя в 1971 году увековечено на плитах мемориала.
По состоянию на 1988 год в г. Ярославле проживали: жена Маракова Нина Семёновна 1921 г.р. (ул. Главная, 26) и дочь Морозова Галина Павловна (ул. Спартаковская, 43, кв. 57).

1939 год, боец 2-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР красноармеец Николай Владимирович Ровный (1919-1983).
Ровный Николай Владимирович (1919-1983).
Уроженец с. Ивановский Хутор Мологского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал резчиком на Ярославском шинном заводе.
Призван в 1939 году Красноперекопским РВК г.Ярославля.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, гранатомётчик 2-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в обороне крепости, в ходе боёв был пленён 24.06.1941 г. Бежал из плена в мае 1945 года.
После войны жил в г. Ярославле, где работал на Ярославском шинном заводе.
По состоянию на 1983 год в г. Ярославле проживали его сыновья – Ровный Владимир Николаевич 1950 г.р. (Угличское шоссе, 70, кв. 50) и Ровный Александр Николаевич 1951 г.р. (Архангельский проезд, 5, кв. 160).


1941 год, Брестская крепость, майор Иван Николаевич Смирнов за рулём мотоцикла перед казармой возглавляемого полка. Фото из фондов Мемориала «Брестская крепость-герой».
Смирнов Иван Николаевич (1900-1975).
Уроженец д. Тараканово Угличского района Ярославской области, русский.
В Красную Армию призван в 1919 году из Петрограда.
В 1920 г. окончил Курсы комсостава, а в 1924 г. – школу комсостава.
На 22.06.1941 г. – майор, командир 33-го отдельного инженерного полка. Жил с семьёй в одном из домов комсостава на Кобринском укреплении крепости. С началом войны участвовал в боях у Северных ворот крепости, отступил в первый день войны. Воевал на разных фронтах (участвовал в обороне Москвы, освобождал Великие Луки, сражался под Курском и Харьковом, освобождал Варшаву). Окончил войну в звании полковника.
Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, медалями «ХХ лет РККА», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил в Ленинграде.
Жена Анна Владимировна 1901 г.р. и дочь Тамара 1923 г.р. были пленены в крепости, но затем отпущены. В 1943 г. были вывезены в Германию на принудительные работы. После войны вернулись в Ленинград.


1941 год, семья Сучковых.
Сучков Павел Иванович (1915-1941).
Уроженец д. Ретивцево Любимского района Ярославской области, русский.
В 1938 г. окончил Ленинградский педагогический институт им. Покровского, работал директором школы в с. Козы Пречистенского района Ярославской области.
Призван в 1940 году Пречистенским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, инструктор общеобразовательной подготовки 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в крепости в ходе обороны.
В 1971 году имя увековечено на плитах мемориала.
В Брест с ним приехали жена Кузнецова Мария Михайловна и 3-летняя дочь Рита. Их судьба неизвестна.

Тювин Александр Иванович (1918-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Стаищи Переславского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, подвозчик автохозвзвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Был пленён в крепости в ходе боёв 22.06.1941 г. Бежал из плена в ноябре 1944 г. Продолжил службу в Красной Армии. В феврале 1945 года получил звание старшины и в этом звании был демобилизован в мае 1946 года.
По состоянию на 1991 год проживал в д. Стаищи.

Филиппов Павел Фёдорович (1918-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Громоздово Переславского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году Переславским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, стрелок 3-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. В ходе боёв в крепости был ранен и пленён. По воспоминаниям сослуживца и земляка А.И. Тювина, был застрелен охранником в пересыльном лагере военнопленных на территории Польши. По данным РГВА, П.Ф. Филиппов пропал без вести в январе 1942 года.

Свидетельские показания А.И. Тювина о гибели в плену П.Ф. Филиппова.


1940 год, слева – боец 333 сп 6 сд Фёдор Андреевич Шарапов.
Шарапов Фёдор Андреевич (1919-1942).
Уроженец Ярославля, русский.
До призыва в армию работал на заводе № 62.
Призван в 1940 году Красноперекопским РВК г. Ярославль.
На 22.06.1941 г. - рядовой боец 333 сп 6 сд. Предположительно в ходе боёв в крепости был пленён. Умер в немецком плену 26.12.1942 г.
По состоянию на 1990 год в Ярославле жила его сестра – Шарапова Ольга Андреевна: ул. Свердлова, 25/58, кв. 21.
Письмо Ф.А. Шарапова от 2 июня 1941 года, отправленное из Брестской области:


Письмо Ф.А. Шарапова от 20 июня 1941 года, отправленное из Брестской области:


Шишалкин Александр Михайлович (1920-2003).
Уроженец г. Рыбинска Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал электромонтёром на заводе № 26 г. Рыбинска.
В 1940 г. окончил Ярославское военно-хозяйственное училище.
На 22.06.1941 г. – лейтенант, командир взвода 333 сп 6 сд. Участвовал в боях в расположении полка в Цитадели крепости. 25.06.1941 г. с группой бойцов вырвался из крепости, перешёл линию фронта, воевал. В сентябре 1941 года пленён противником в районе г. Великие Луки. В плену до января 1942 года 22.08.1942 г. осуждён во внесудебном порядке по ст. 58-1 УК РСФСР за измену Родине на 10 лет трудовых лагерей, отбыл срок наказания в 1951 г. Определением ВТ МВО от 24.07.1957 г. ранее вынесенное решение отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Был восстановлен в звании «лейтенант» и уволен в запас.
Награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
Жил в г. Ухта Коми АССР.

Щипалов Виктор Петрович (1918-1979).
Уроженец д. Стародумово Ростовского района Ярославской области, русский.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, и.о. замполитрука разведвзвода пешей разведки 333 сп 6 сд. Участвовал в боях в Цитадели крепости. При прорыве из крепости был пленён. Находился в лагерях военнопленных на территории Польши, Германии, Норвегии. После освобождения из плена советскими войсками продолжил службу в Красной Армии.
Награждён орденом Отечественной войны II степени и медалями.
После войны жил в пгт Промышленная Кемеровской области.

Накануне войны службу в крепости проходил:
Клюсилов Александр Михайлович (1918-1941).
Уроженец д. Матвеевское Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал продавцом в сельском магазине в д. Матвеевское.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – ефрейтор, телефонист взвода связи 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.
Сведений о его участии в обороне крепости нет. По данным ЦАМО, А.М. Клюсилов умер в немецком плену в шталаге-13А (Бавария, примерно 50-55 км восточнее г. Нюрнберга) 25.12.1941 года.
По состоянию на 1991 год в Ярославле проживали его жена Клюсилова Прасковья Николаевна 1918 г.р. и дочь Смирнова Екатерина Александровна 1939 г.р.: ул. 2-я Норская, 13.

После войны в г. Ярославле проживали:
Соколов Николай Иванович (1917-1985).
Уроженец с. Милятино Всходского района Смоленской области, русский.
Призван в 1940 году Всходским РВК.
На 22.06.1941 г. – ефрейтор, радио-киномеханик 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона 6 сд. Участвовал в боях в расположении дивизиона на Кобринском укреплении крепости, был пленён 28.06.1941 г.
После войны жил и трудился в Ярославле.

Романьков Иван Яковлевич (1918-2006).
Уроженец н.п. В. Моховичи Демидовского района Смоленской области, русский.
Призван в 1940 году.
На 22.06.1941 г. – старший сержант, телефонный мастер взвода связи штабной батареи 131 лап 6 сд. Войну встретил в расположении батареи рядом с крепостью. В ходе боёв отступил в один из фортов крепости, где был пленён 26.06.1941 г. В плену до 1945 года.
Награждён орденом Отечественной войны II степени и медалями.
После войны жил в Ярославле, где работал учителем трудового воспитания.

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича ЧЕКУНОВА (г. Москва):
- Беляев Иван Константинович 1921 г.р. не проходили службу в 132-м отдельном батальоне КВ. Это полный тёзка Беляева И.К. 1919 г.р., который там действительно служил.
Беляев И.К. 1919 г.р. также попал в плен, но был освобожден в 1945 году и направлен для дальнейшего прохождения службы в штрафную роту. Следовательно, Беляева И.К. 1921 г.р. нужно из списка участников обороны Брестской крепости исключить...

Военнослужащие 333 сп 6 сд, призванные в 1939 году Ростовским ГВК Ярославской области и пропавшие без вести в боях по обороне Брестской крепости:
- красноармеец Дектяренко Иван Петрович 1919 г.р., уроженец деревни Заречье Ростовского района Ярославской области;
- красноармеец Крохин Михаил Дмитриевич 1915 г.р., уроженец города Ростов Ярославской области;
- красноармеец Царёв Иван Константинович 1914 г.р., уроженец села Скнятиново Ростовского района Ярославской области;
- красноармеец Майоров Василий Фёдорович 1914 г.р., уроженец села Скнятиново Ростовского района Ярославской области.
« Последнее редактирование: 31 Март 2017, 08:58:15 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1022 : 03 Апрель 2017, 12:19:44 »
1981 год, «защитники Брестской крепости возлагают венок к памятнику Кижеватову А.М., начальнику 9-й погранзаставы».
Оригинал данного фото в настоящий момент хранится в фондах Муниципального бюджетного учреждения «Межпоселенческий историко-краеведческий музей» Калачинского района Омской области: номер в Госкаталоге – 6040956, номер по ГИК (КП) – КМК-440/3, инвентарный номер – ФН-248.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1023 : 03 Апрель 2017, 12:41:41 »
Лето 1941 года, берег реки Мухавец в Цитадели Брестской крепости, погибшие от вражеского огня на территории автобронепарка, где хранились, советские плавающие танки Т-38 из состава танковой роты 75-го отдельного разведывательного батальона 6-й стрелковой Орловской Краснознамённой дивизии 28-го стрелкового корпуса (I ф) 4-й армии (I ф) Западного фронта. При этом на переднем плане запечатлена машина выпуска 1937 года с бронекорпусом и башней производства Подольского машиностроительного завода имени Орджоникидзе…


Июнь 1941 года, захваченными вермахтов в Бресте советские плавающие танки Т-37А.
« Последнее редактирование: 03 Апрель 2017, 19:14:31 от Sobkor »
Записан

СИР

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 166
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1024 : 03 Апрель 2017, 18:56:45 »

Лето 1941 года, боец-кинолог, погибший вместе со своей служебной собакой в ходе героической обороны Брестской крепости. Наверняка, погранец из 17-го Краснознамённого…

Не совсем качественный скан фотографии - "Лето 1941 года, боец-кинолог, погибший вместе со своей служебной собакой в ходе героической обороны Брестской крепости".

Тут такая штука, по моему Алиев Р. это раскопал, при внимательном рассмотрении этой фотографии. четко определяется и сам фотограф с фотоаппаратом в руке (выделенный мною желтый квадрат), это дефект при печатании с негатива этой фотографии, по моему даже определили кто фотограф по характерному пояску на правой руке


Записан

shinylena

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1
Здравствуйте!
Буду признательна за помощь! Ищу любую информацию о пропавшем без вести брате моей бабушки. Это Шляхтин Алексей Фёдорович 1920 года рождения, уроженец деревни Сапино (ныне не существует) Воротынского района Нижегородской области. Он служил срочную службу в Брест-Литовске. В послевоенный период на основании заявления сестры – Шляхтиной (в замужестве – Давыдова) Анны Фёдоровны – официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в октябре 1941 года…

shinylena, здравствуйте!
А сохранились ли военные фотокарточки А.Ф. Шляхтина?
Свой поиск начните с визита/запроса в военкомат по месту призыва А.Ф. Шляхтина (или его правопреемник). Возможно, здесь сохранились сведения о призыве, а также список воинской команды, в составе который разыскиваемый убыл к предстоящему месту службы.
И ещё обязательно сделайте запрос в адрес администрации Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой»...
« Последнее редактирование: 20 Октябрь 2017, 17:23:21 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1026 : 20 Октябрь 2017, 17:21:45 »
7. Беляков Александр Павлович –  с-т 44 СП 42 СД.  07.11.1918, (ст. с-т, помкомвзвода,  полковая школа), ст. Суводская, Горно-Балыклейского (ныне Дубовского) р-на. Попал в плен 27.06.1941, вернулся из Норвегии. После ВОВ жил дома. 06.04.1985 награжден орденом Отечественной войны II ст.

Беляков Александр Павлович 1918 г.р., уроженец станицы Суводская Дубовского района Волгоградской области. Военнослужащий Брестского военного гарнизона: помощник командира стрелкового взвода 44 сп 42 сд (I ф), старший сержант. 27 июня 1941 года пленён противником в Бресте. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил, при этом к весне 1945 года – в нацистских лагерях Норвегии.
По состоянию на 1 июля 1945 года – на спецпроверке в рядах переменного состава 1-го стрелкового батальона 59-го учебного стрелкового полка 47-й учебной стрелковой дивизии Приволжского военного округа. Номер записи в ОБД – 65639050. Источник –ЦАМО: ф. 58, оп. 18003, д. 1466, л. 165.

https://www.obd-memorial.ru/memorial/fullimage?id=65639048&id1=a481ee7d1e59b5ce9e2102c20e215648&path=Z/007/058-0018003-1466/00000175.jpg – под № 2:
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 805
  • Роман Никитин
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1027 : 30 Октябрь 2017, 23:16:03 »
В 1989 году родные Алексея Новикова, Татьяна Ходцева - старший научный  сотрудник  музея  оборо­ны Брестской крепости, А.Кузнецов -  полковник в отставке, бывший начальник Брестского пограничного  отряда, А. Комолов - ветеран погранвойск, бывший замполит заставы им. А. Новикова получили приглашение побывать в ПНР, в Яблочинском мона­стыре — месте захоронения Новикова.
.....
Сердечная благодарность за содействие при подготовке материала Владимиру Тылец (г.Минск, Беларусь), Андрею Долговскому (г.Минск, Беларусь), Александру Вербицкому (г. Мангейм, Германия), Константину Стрельбицкому (г.Москва, Россия), руководству Брестской Краснознаменной пограничной группы имени Ф.Э.Дзержинского.
Иван Чайчиц специально для социального портала «Реальный Брест»

Раньше, когда В.А. Тылец-Зинкевич консультировал материалы (при чем тут кбсзаяц, вообще не понимаю), подобной лажи и ФИГни не было. Интересно, как мог получить приглашение скончавшийся в 1973 году А. Кузнецов?! А после ответа на этот вопрос автору можно смело приступать к другой легенде - о самоубийстве политрука Павлюка. Или, все же не легенде? Кто его разберет... Но думаю, автор, если и знал (консультанты-таки были) - то совершенно в духе нашего бзд..вого времени даже не упомянул этот момент, отраженный, на секундочку, в ИФ отряда!
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1028 : 31 Октябрь 2017, 13:45:28 »
Полагаю, что многоуважаемый Владимир Анатольевич Тылец-Зинкеви сам до сего момента был не в курсе существования данной публикации. Вообще текст последней состряпан в худших традициях неформального клуба брестоведов. И этот почерк, к огорчению, легко узнаваем, ибо это почерк невольных фальсификаторов, поскольку перед нами преимущественно люди, малосведущие в военном деле, в том числе и в вопросах специфики спецслужб. Вот для наглядности ещё один образчик в целом неприглядного почерка брестоведов. Это скан 11-й полосы №№ 9-10 за сентябрь-октябрь 2017 года издаваемой иркутской общественностью газеты патриотического воспитания «Байкал-61». Если фактаж и вправду был взят из книг и публикаций активистов неформального клуба брестоведов, как то указано в сносках, то в таком случае позор тому клубу, поскольку это, получается, кучка воинствующих дилетантов!
« Последнее редактирование: 01 Ноябрь 2017, 07:00:59 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 805
  • Роман Никитин
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1029 : 01 Ноябрь 2017, 02:07:29 »
...Текст... состряпан в худших традициях неформального клуба брестоведов.

Многоуважаемый Юрий Петрович, мне кажется, речь уже даже не о брестоведах, а о какой-то пародии на оных. Те известны нам пусть и как сообщество, несколько напоминающее секту, но все-таки, владеющее определенными знаниями по теме. Здесь же автор, нам доселе незнакомый, гордится, что с помощью достаточно известных людей занимался исследованиями целый год. Результат перед глазами. Но вот бы пробить, в курсе ли он насчет самоубийства политрука...
Видя, как обходится ряд журналистов местных изданий с бесценной информацией экспертов и как, ссылаясь в своей писанине на их авторитет, фактически, их же и подставляет захотелось позитива. Новую жизнь в материал о пятой погранзаставе вдохнул старый добрый Солдат.ру, тем паче, что в этом году его основатель разместил на сайте, в числе других интересных текстов, и свой материал о пресловутом заседании Главного Военного Совета в 11.00 18.06.1941 года и последовавшей вслед за ним Директиве. В своем комментарии Игорь Иванович Ивлев высоко оценивает мою работу и книгу В.А. Тыльца-Зинкевича. А беседа с ним, что в архиве, что на форуме – всегда плодотворна: http://www.soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=6&t=42396   
« Последнее редактирование: 21 Ноябрь 2017, 08:24:24 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Защитники Бреста и Брестской крепости
« Reply #1030 : 21 Ноябрь 2017, 08:25:26 »
Лейтенант ветеринарной службы Максим Михайлович Бондаренко 1916 г.р. – бывший фельдшер 44 сп 42 сд (I ф), получивший тяжёлое ранение в городе Бресте в первые же минуты гитлеровской агрессии против СССР. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 744808, д. 377, лл. 16 и 16об.
http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=TV/029/033-0744808-0377%2b020-0384/00000033.jpg&id=83117886&id1=3e57a4259294a1c12611d8963d10a30e
http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=TV/029/033-0744808-0377%2b020-0384/00000034.jpg&id=83117887&id1=16eaf579034cf84efc6bc53065605405

Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 805
  • Роман Никитин
Отсюда: http://voenspez.ru/index.php?topic=3379.msg423809#msg423809
Известная на военно-поисковых форумах Татьяна Николаевна Секэй в настоящее время работает в международном проекте, связанном с военнопленными шталага-13Д в Нюрнберге, погибшими и оставшимися в живых. Для создания в рамках проекта различных экспозиций ведется сбор на них документов и биографических сведений, фотографий мирного времени и с военной службы.

Эта работа продолжается по сей день. При этом не является секретом название проекта, в котором участвует Tatiana Szekely - ДокуЦентр (Dokumentationszentrum Reichsparteitagsgelände):
https://en.wikipedia.org/wiki/Documentation_Center_Nazi_Party_Rally_Grounds
Он располагается на бывшей территории съездов НСДАП в Нюрнберге: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D1%81%D1%8A%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D0%B2_%D0%9D%D0%A1%D0%94%D0%90%D0%9F_%D0%B2_%D0%9D%D1%8E%D1%80%D0%BD%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5
Так получилось, что с некоторых пор к данному проекту оказался причастен и я, правда не как исследователь, а как литобработчик. Не будучи пока вправе обнародовать присланные документы, не вижу препятствий к приведению здесь фрагмента абсолютно нового материала "Чисто партийный плен"©, который мы попытаемся пристроить в какое-либо из российских СМИ.
"Несмотря на то, что Докуцентр начал заниматься судьбами советских военнопленных сравнительно недавно, у его сотрудников сразу же наладились крепкие связи с коллегами из России и других государств постсоветского пространства. Интереснейшую историю выжившего узника Нюрнбергского лагеря и его товарища рассказали документы, хранящиеся в фондах мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». В 70-е годы ветеран-исследователь В.И. Купчиков отыскал в Ивановской глубинке другого ветерана - участника обороны Кобринского укрепления крепости Федора Ивановича Железова, почему-то проживавшего под чужой фамилией Шахов. Войну он встретил сержантом в составе 125-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии, на тот момент – Орловской Краснознаменной. 22-го июня 1941 года Федору Ивановичу посчастливилось с боем вырваться из вражеского кольца и избежать плена. Как оказалось, ненадолго. Уже 24-го он был захвачен немцами в бессознательном состоянии и помещен сперва в концлагерь в польской Бяла-Подляске, а затем переведен в Нюрнберг. Здесь он встретился с Сергеем Капитоновичем Поляковым, артиллеристом 333-го сп той же дивизии, который в 80-е вспоминал: «Привезли нас в Нюрнбергский лагерь к концу 1941 года, разместили в больших брезентовых балаганах на земле. Была солома, но холодно. Напали вши – пошла большая смертность. Мертвых увозили ночью, из четырех больших балаганов нас осталось только в двух – половина умерла». Конечно же, С.П. Поляков ведет речь о том самом палаточном лагере, где до войны размещался Гитлерюгенд и другие нацистские организации в ожидании очередного сеанса массового партийного психоза. Оставшиеся от этого человеконенавистнического по своей сути балагана «балаганы» стали местом мучений и смерти сотен, если не тысяч, пленных. Да, это был именно партийный плен, ибо условия содержания заключенных определялись самой национал-социалистической идеологией. Тем, кого выводили из лагеря на работу, можно считать, что крупно повезло – их шансы остаться в живых были выше. В числе таких счастливчиков оказались и Железов с Поляковым. Первый некоторое время работал в хозяйстве у бауэра, где смог подкормиться. Второй в составе рабочей команды № 298 оказался на торфозаготовках, где труд хоть и был каторжным, но все же спасал от голодной смерти в лагере.
…А загадка со сменой фамилии Железов на Шахов объяснялась просто. Вернувшись на родину, в Ивановскую область, Федор Иванович женился на многодетной вдове и, чтобы не менять фамилии сразу пятерым, сменил ее сам".
« Последнее редактирование: 22 Май 2018, 13:41:06 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отсюда: http://voenspez.ru/index.php?topic=1632.msg424278#msg424278

Автор – Ольга КУЛИКОВА (г. Минск)
«УВЕКОВЕЧЕНИЕ ПАМЯТИ ГЕРОЕВ
О существовании этого селения знает далеко не каждый брестчанин. Для многих деревня Козловичи – та, которая лет пять назад вошла в состав Ленинского района облцентра. Но в десятке километров от Бреста есть еще одни Козловичи, расположенные в Чернавчицком сельском совете. 5 января 1942 года здесь родилась Антонина Андреевна Гончарова, в девичестве Головко. Растила ее одна мать. Отца же, сотрудника ЛОМ на станции Брест-Центральный Андрея Головко, она никогда не видела: вечером 21 июня 1941 года он ушел на службу.
…Родители Антонины познакомились на брестском вокзале. Андрей Данилович, устроившись в 1939 году на службу в ЛОМ, ходил обедать в местную столовую. Там и приглядел себе супругу Любовь Карповну. Пара поженилась 2 ноября 1940 года.
- Жили родители в Бресте на улице Каштановой, ныне это Героев обороны Брестской крепости. Мама часто рассказывала, что отец был хорошим мужем. Никогда не обижал ее. Каждый свободный от службы день проводил в Козловичах, где во дворе родительского дома вил свое семейное гнездышко. Бревна в стены сложил, а вот крышу накрыть не успел. Когда 21 июня собирался на очередное ночное дежурство, зачем-то взял с собой все свои документы. И с мамой был ласков, как никогда: обнял, поцеловал... Словно прощался навсегда. Словно чувствовал, что они больше никогда не увидятся… И ушел. Под утро, когда началась бомбежка, мама стала пробираться в Козловичи, где жила ее свекровь, моя бабушка, – рассказывает Антонина Андреевна.
Родные долго не знали о судьбе Андрея Головко. Потом пришла какая-то женщина из соседней деревни: мол, видела его убитым на перроне брестского вокзала. Любовь Карповна не поверила. Всё надеялась, что та обозналась.
Когда родилась Антонина, забот у молодой мамы, естественно, прибавилось. А тут еще немцы посчитали, что Любовь Карповна может потрудиться на благо Германии на ее территории. Женщине приказали готовиться к поездке. Казалось, что ей ничто не поможет избежать печальной участи. Она вместе с маленькой Тоней на руках уже стояла на железнодорожной станции, ожидая вместе с такими же горемыками посадки в вагоны. Помощь пришла в последний момент. Родственник Андрея Даниловича, который был старостой, заступившись за мать с ребенком, убедил оставить их дома.
Позже, когда дочь подросла, Любовь Карповна взялась своими силами достраивать дом, который начал возводить ее муж. Антонина Андреевна помнит, как они с матерью на повозке ездили по деревням и собирали солому, чтобы перекрыть крышу.
О судьбе же главы семейства по-прежнему не было никаких достоверных известий. Уже после войны приходили бывшие сослуживцы милиционера, видевшие его гибель. Они же потом периодически навещали его вдову и дочку Андрея Даниловича. К сожалению, в памяти маленькой Тони осталась только одна фамилия – Никита Ярошик.
В музее Брестской крепости находятся воспоминания уцелевших защитников вокзала, которые дали мне возможность восстановить некоторые события начала войны. Никита Ярошик писал: начальник ЛОМ Андрей Воробьёв среди прочих подчиненных направил Головко к общежитию, распложенному в 300 метрах от вокзала, – бойцы принесли хранившееся там личное и конфискованное оружие, а также боеприпасы. Потом Андрей Головко вместе с сослуживцами занял оборону на насыпе моста. Позже по приказу начальника милиционеры отступили к зданию вокзала, после спустились в подвал. В ночь на 25 июня, понимая безвыходность положение и тщетность дальнейшего сопротивления на железнодорожном узле, Воробьёв дал команду уходить – пробираться в партизаны.
О последних минутах жизни отца Антонины Андреевны рассказывает в воспоминаниях Николай Янчук, который вместе с Андреем Головко, Петром Довженюком и Арсением Климуком после приказа Воробьёва пытался прорваться через окно котельной на Граевскую, ныне Варшавскую, сторону вокзала. Милиционеров заметили гитлеровцы и открыли шквальный огонь. Головко, которому было всего 29 лет, Довженюк и Климук погибли на месте. Янчука же укрыл дым, который повалил в сторону милиционеров. Он сначала смог спрятаться под вагонами, а потом выбраться на близлежащую улицу, по которой на его счастье мчался, вырвавшийся из крепости советский танк.
…Антонина росла, хорошо училась в школе. У нее до сих пор хранится книжка «Васёк Трубачёв и его товарищи» 1953 года издания, которой ее, ученицу пятого класса, наградили за примерное прилежание на слете пионеров в Бресте. Окончив десятилетку в Чернавчицах, девушка отучилась в брестском музыкальном училище. Потом вышла замуж, родила сына Игоря, так как муж Алексей был военным, пять лет жила и работала в Германии. Но семейная жизнь не сложилась. Антонина Андреевна, как когда-то мать ее, поднимала сына Игоря одна. 23 года женщина трудилась на одном из брестских заводов. Выйдя на пенсию, без дела не сидела – еще 12 лет работала на облпочте. Сейчас она зимой живет в Бресте, а летом – в Козловичах. В доме, который когда-то начинал строить ее отец. Скучать ей не дают две внучки – дочери Игоря.
- Меня всегда интересовало всё, что касалось защиты Брестского вокзала в первые дни Великой Отечественной войны. Ведь они унесли жизнь моего отца. Но про папу особенно никому не рассказывала. Об обстоятельствах его смерти знали лишь близкие соседи. Никакими льготами, положенными семьям погибших воинов, мы не пользовались. Помню, вскоре после Победы мама хотела оформить пенсию по потере кормильца, но ей отказали. Чиновники потребовали документы, подтверждающие, что отца нет в живых. Естественно, она ничего не могла предъявить. «Откуда мы знаем, что его действительно уже нет на этом свете? Вдруг он еще вернется!..» – после такого заявления мама долго никуда не ходила. Я часто бывала в крепости. Особенно запомнились празднества, посвященные 20- и 25-летию Победы. Дважды брала автографы у писателя Сергея Смирнова, который впервые написал о защитниках Брестской крепости, дважды хотела рассказать ему о защите вокзала, и дважды помешало стеснение. А потом каялась. Но всю жизнь жила с осознанием, что отец погиб, как герой, – рассказала Антонина Андреевна.
Антонина Гончарова (Головко) «нашлась» совсем недавно. Как-то сотрудница вокзала обмолвилась хранителю фондов историко-политического музея вокзала станции Брест-Центральный Савве Тихоновичу Шпудейко, что знает женщину, отец которой погиб, защищая транспортный узел в первые дни войны. Так состоялось знакомство. Недавно в Козловичах побывал заместитель начальника Брестского ОВДТ по идеологической работе и кадровому обеспечению подполковник милиции Вадим Куликов.
- Это, естественно, был не просто визит вежливости. По возможности, сотрудники нашего ОВДТ будут навещать Антонину Андреевну. В то же время, обязательно пригласим ее на знаменательные для нашего отдела праздники, – сказал Вадим Михайлович.   
…К сожалению, подвиг Андрея Головко, в прочем, как и его погибших в первые дни войны сослуживцев никак не отмечен во времена СССР. Ни орденом, ни даже медалью не награжден даже Андрей Воробьёв. Его подвиг пока лишь отражён в документах, хранящихся в фондах историко-политический музея вокзала станции Брест-Центральный. Вот, к примеру, выдержки из письма бывшего начальника дорожного отдела милиции на Брест-Литовской железной дороге Афанасия Красильникова, который в ноябре 1986 года обращался в наградной отдел Верховного Совета СССР: «Воробьёв А. Я., как организатор и активный участник обороны Брестского вокзала, проявил героизм и заслуживает государственной награды посмертно, а вместе с ним и остальные, что пали смертью храбрых при обороне вокзала.
Все оставшиеся в живых защитники Брестского вокзала признаны активными участниками Великой Отечественной войны и награждены орденами Отечественной войны.
Об обороне Брестского вокзала имеется много публикаций в книжках, журналах, газетах, а вот отметить подвиг участников обороны вокзала и отдавших свою жизнь за Родину никак не соберутся.
Писатель С. С. Смирнов в книге «Брестская крепость» отмечает, что оборона Брестского вокзала является родной сестрой Брестской крепости. Большая значимость.
Даже лютый враг Советского Союза, диверсант и палач Отто Скорцени после войны в своей книге «Легион Скорцени» вынужден был написать так: «Русский гарнизон крепости в буквальном смысле вел борьбу до последнего патрона, до последнего солдата. Также было в районе Брестского вокзала. Там войска противника сопротивлялись в глубоких подвалах и отказались сдаваться. Как я узнал позже, пришлось подвалы затопить, так как оказались неудачными все другие попытки взять вокзал».
Еще пример. Начальником 9-й заставы погранвойск, которая находилась на территории Брестской крепости, являлся лейтенант Кижеватов Андрей Митрофанович. Там же проживала его семья. Когда началась война, Кижеватов погиб, защищая крепость. Семью его в числе 5 человек фашисты расстреляли.
Прошло 24 года, и 6.05.1965 г. Кижеватову А.М. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Грамота экспонируется в музее крепости-герое. Пароходы, названные именами «Андрей Кижеватов» и «Нюра Кижеватова», бороздят воды Дуная.
После всего описанного позволительно задать вопрос: разве подвиг Воробьёва А.Я. меньше того, что совершил А.М. Кижеватов? Причем жена Воробьёва – Прасковья Фроловна вместе с 12-летним Вадимом и дочерью Томиллой воевали в партизанах до тех пор, пока Красная Армия не прогнала фашистов с территории Советского Союза.
Со времени героического подвига А. Я. Воробьёва и прочих павших смертью храбрых на Брестском вокзале прошло 45 лет, но всё же просим поручить кому следует разобраться ладом, и чтобы в отношении участников обороны Брестского вокзала восторжествовала справедливость».
Туда же с аналогичным ходатайством обращались и оставшиеся в живых защитники вокзала Никита Ярошик, Николай Янчук и Татьяна Фомичёва.
А вот письмо Вадима Андреевича Воробьёва, с которым 25 декабря 1986 он обратился к редактору газеты Министерства обороны «Красная звезда»: «Установлена мемориальная доска на стене нынешнего Брестского вокзала. В пяти музеях Советского Союза посвящены экспозиции. В ЦМ МВД СССР в гор. Москве есть о нем стенд. Бывшие партизаны, участники боев за оборону Бреста, работники органов МВД, журналисты и другие обращались с вопросом о посмертном награждении моего отца – всем отказ. Отказ без мотивировки. Просто не положено! Разве так можно относится к памяти павших? Ведь если мы, оставшиеся сегодня в живых участники и очевидцы прошедшей войны, не сможем сейчас рассказать о прошедшем, если мы теперь не добьемся того, чтобы каждый участник тех огненных дней не был оценен Родиной по заслугам, то ноль нам цена. А таких героев, оставшихся без правительственных наград, которые они заслужили не только своими подвигами, но и самой жизнью – очень много».
«Защита Брестской крепости – подвиг известный, всенародно отраженный. А разве меньшее мужество проявили защитники вокзала? Да, у них были тоньше стены, да их было и самих меньше, и время обороны не неделями, а днями измерялось, но ведь героизм советского человека был проявлен с таким накалом», - сказал Вадим Воробьёв в интервью корреспонденту газеты «Молодой ленинец» (материал опубликован 9 мая 1988 года).
Увы, усилия сына и сослуживцев Андрея Воробьёва так и не увенчались успехом. Начальник ЛОМ на станции Брест-Центральный так и остался ненагражденным. Вполне возможно, причиной этому послужил его статус – по документам музея Брестской крепости он до сих пор числится пропавший без вести… А таких в советское время не очень жаловали.
На современном этапе сделано немало, чтобы увековечить память легендарного офицера. Однако есть то, что еще предстоит сделать. Причем речь не идет о ходатайстве о посмертном награждении Андрея Воробьёва. Считается почему-то, что время для этого безвозвратно утеряно.
Некоторое время назад витала идея в подвалах вокзала создать музей, в котором была бы экспозиция, посвященная и первым дням войны. Однако от нее отказались. Уж слишком запутан подземный лабиринт. Во время своего недавнего визита в Брест мне посчастливилось побывать там, где держали оборону Андрей Воробьёв и его подчиненные. Военнослужащие сражались с нынешней Варшавской стороны и находились в другой части подземелья. Две группы слышали выстрелы друг друга, но соединиться не могли – в те годы подвал делился на части глухой стеной. Низкий потолок (даже мне со своим очень невысоким ростом, порой, приходилось пригибаться), неровный пол с ямами (про каблуки можно забыть), на некоторых участках отсутствие электрического освещения, а значит кромешная тьма… Если были бы еще слышны взрывы и стрёкот автоматов, то никто не удивился бы, если из-за угла появился бы в прокопченной гимнастерке Андрей Воробьёв. Но потерять здесь рассеянного или не в меру любопытного экскурсанта просто, а выбраться самому – сложно. Да и травмироваться нетрудно.
Савва Тихонович Штудейко поведал еще об одном неосуществленном, но более реальном проекте. Если имя Андрея Яковлевича выгравировано на мемориальной доске, установленной уже много лет назад на здании вокзала, но имена его погибших сослуживцев, как, например, Андрея Головко, практически никому не известны. Перед центральным входом на вокзал, недалеко от современного здания ОДС ОВДТ, хотели установить стелу с фамилиями всех погибших сотрудников ЛОМ. Даже был создан макет этого памятника. Однако нашлись некоторые препятствия, оставившие этот проект пока нереализованным. Правда, Савва Тихонович не теряет надежду, что он всё же претворится в жизнь.
Когда материал был практически готов к печати, стало известно, что еще в апреле этого года приказом Министра внутренних дел Российской Федерации генерал-полковника полиции Владимира Колокольцева Андрей Яковлевич Воробьёв навечно зачислен в списки личного состава линейного отдел МВД России на станции Смоленск. Напомню, что офицер перевелся в Брест именно из этого подразделения. Также планируется, что на здании этого отдела появится памятная мемориальная доска, посвящённая начальнику белорусского ЛОМ. Причем эту информацию Савве Тихоновичу Шпудейко в письме сообщила молчавшая почти два года вдова Вадима Воробьёва Серафима Ивановна. И, как в старые добрые времена, она прислала копии имеющихся у нее документов. А значит, белорусско-российские усилия в деле увековечения памяти защитников вокзала вновь объединились.
Кроме того, благодаря Героико-патриотическому форуму России автору этих строк стало известно, что имя Андрея Воробьёва увековечено на скрижалях открытого в Смоленске мемориала погибшим при исполнении служебного долга сотрудникам органов внутренних дел. Об Андрее Яковлевиче пишет новое издание Объединенной редакции МВД России «Шагнувшие в бессмертие: Книга Памяти МВД России».
Благодаря помощи сотрудников пресс-службы Управления на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу в моём распоряжении появилась уникальное фото начальника ЛОМ на станции Брест-Центральный, которое было в архивах музея линейного отдела Министерства внутренних дел России на станции Смоленск. Также нашлась редкая фотография и в архивах Брестского ОВДТ: личный состав ЛОМ сфотографирован незадолго до начала войны.
А в Беларуси не прекращены поисковые работы. Например, есть сведения, что Никита Сергеевич Ярошик в период оккупации был связным партизанского отряда имени Чернока, после войны служил в органах КГБ, на пенсию вышел лейтенантом, а потом работал носильщиком на станции Брест. Николай Мартынович Янчук был замполитом военизированной охраны, а потом заведовал клубом. Была связана с партизанским отрядом имени Чернока и Татьяна Николаевна Фомичёва. В мирное время она работала главным бухгалтером Брестского облисполкома. Когда-то они нередко приходили и на вокзал, и в ОВДТ. Однако в последние несколько десятилетий (вот как аукнулась идеологическая слепота лихих 1990-х!) об их судьбе мало что известно. Наверное, только то, что они и в эти годы общались с Вадимом Андреевичем Воробьёвым. В архивах историко-политического музея вокзала станции Брест-Центральный спецкор автор этих строк нашла уникальную фотографию, где они запечатлены все вместе на фоне легендарного вокзала. Если эти героические люди еще живы, то им должно быть более ста лет. В любом случае и их истории должны стать достоянием общественности.

Фото автора, из семейного архива А.А. Гончаровой, из архива Брестского ОВДТ, из архива историко-политический музей вокзала станции Брест-Центральный, из архива музея ЛО МВД РФ на станции Смоленск, с сайта http://voenspez.ru/index.php».

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 371
  • Ржевцев Юрий Петрович
Автор – майор милиции Ольга КУЛИКОВА
«СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ
В транспортной милиции всегда было много династий. Когда отец охраняет правопорядок на железнодорожных или воздушных магистралях, с большой долей вероятности его сын, внук, племянник или иной родственник, в том числе и очень далек, в будущем выберет для себя ту же жизненную тропу. Именно это обстоятельство и давало надежду, что есть возможность отыскать семью Петра Довженюка, погибшего в первые дни войны при защите брестского вокзала.

С помощью уголовного розыска
- Признаюсь, у меня всегда кололо сердце, когда слышал: «Петр Давжанюк, деревня Демянчицы Каменецкого района…». Понимал, что герой войны – не прямой мой предок, ведь свою семью знаю хорошо, но в этом небольшом населенном пункте родился мой дедушка, – рассказывает начальник отделения уголовного розыска Брестского ОВДТ майор милиции Алексей Довженюк.
Офицер давно хотел основательно разобраться во всем, но все не хватало времени. Останавливало и то обстоятельство, что уже ушел из жизни его дедушка, который мог бы помочь разобраться в этой затупанной истории. Однако цикл статей о защитниках брестского вокзала, которые с прошлого лета публикуются в «НС», подтолкнул Алексея к действию. А как руководитель оперативного подразделения он привык решать и более сложные задачи.
Родные подсказали: помочь может старейшая жительница Демянчиц, которой скоро исполнится 100 лет. В один с выходным офицер отправился в путь. В нынешние времена в деревнях с осторожностью относятся к незнакомцам. Однако документ с фамилией Довженюк подтолкнул к разговору. Правда, казалось, что Алексея постигла неудача – старушка сетовала, что забыла все, что знала. Но ее сын уверенно продиктовал телефон своего двоюродного брата – сына погибшего Петра Довженюка. 86-летний Дмитрий Петрович живет в Бресте, всего в десяти минутах езды от вокзала. Когда-то, сразу после войны, он пытался узнать об обстоятельствах гибели отца, найти его могилу. Защитники вокзала, которые вышли из этого ада, рассказывали о последнем дне Петра Ивановича, однако место захоронения неизвестно до сих пор.

Фотограф и музыкант
Петр Довженюк родился в деревне Демянчицы в 1909 году в семье учителя. Парень рос очень музыкальным. О его талантах вспоминали даже через много лет после гибели. Однажды крестьянка, которая повстречалась Дмитрию, что в деревне танцы не начинались, пока именно его отец не брал в руки гармошку. Он также сам мастерил скрипки и виртуозно играл на них. Кроме того, несмотря на отсутствие специального музыкального образования (был самоучкой), записывал мелодию нотами. Однако, к сожалению, не имел возможности развить свои способности. Кстати, таланты передались его младшему сыну Петру, который, выбрав для себя военную тропу (стал летчиком), находил время играть в духовом оркестре.
А еще Петр Довжкнюк-старший прекрасно фотографировал. Тот уникальный снимок, где на траве недалеко от пригородного вокзала расположился весь личный состав линейного отделения милиции, сделал именно он. Поставив аппаратуру на выдержку, сам успел попасть в кадр. Кстати, эта фотография сохранилась и стала достоянием нашего поколения случайно. От архивов ЛОМ ничего не осталось. Сгорели еще летом 1941 года и семейные альбомы Петра Ивановича. Но один снимок сотрудников своего подразделения он подарил на память родному брату Владимиру, который жил в Демянчицах. Тот и сберег. Если в середине 1950-х представители Брестского отделения Белорусской железной дороги искали всё, что касалось защитников вокзала, то просили и Владимира Ивановича передать на хранение реликвии, которые, возможно, у него имеются. Но тот схитрил и развел руками. Только Дмитрий Петрович смог со временем убедить дядю. Семья отдала свой единственный экземпляр. К сожалению, им не вернули даже копии. Но у сына все же имеется фото отца – из того общего снимка сделан портрет Петра Давжанюка.
В конце 1920-х годов Петр стал встречаться с первой красавицей деревни – 16-летней Марусей. Молодые договорились о свадьбе. Но отец невесты не давал согласия на брак. Он был состоятельным хозяином. Каждый из его женатых сыновей имел по 30-40 десятин земли, а у всех Довженюков вместе – около пяти.
Однако Маруся отказывала всем женихам, что сватались к ней. Однажды, потеряв терпение, разъяренный отец за непослушание стал избивать девушку веревкой. На крики прибежал брат Василий, который закрыл сестру своим телом. Разозлившийся отец не остановился. Сын потом долго вскрикивал от боли, когда кто-то прикасался к его спине. А дочка месяц не могла встать с кровати.
Соседи стали шептаться, что Гур избил девушку. С ним перестали здороваться. Молчаливый бойкот сделал свое дело – он сдался.
- Выходи замуж за кого хочешь, – сказал отец и для примирения подсунул Маруси под подушку купленный в магазине пряник.
В Маруси и Петра было пятеро детей. Дмитрий – старший. Потом появились на свет три дочери – Надежда, Анна и Ольга. Младший Петр родился в 1941 году, уже после начала войны, когда отца не было в живых...

Милицейские будни
Петр не хотел оставаться в деревне, мечтал обосноваться в городе. Так стал сотрудником линейного отделения милиции на станции Брест-Центральный. Кстати, вместе с Петром служил в милиции и родной брат Яков. Правда, его участие в защите вокзала остается невыясненным. Когда через много лет тогдашний заместитель начальника линотдела по политико-воспитательной работе подполковник милиции Михаил Павленко, основываясь на рассказах участников тех кровавых событий, описывал, что происходило в первые дни войны на брестском железнодорожном узле, то упоминал, что оба брата были на боевом посту. Правда, в воспоминаниях самих выживших милиционеров фигурирует только Петр. Да и Дмитрий Петрович говорил, что его дядя смог добраться до вокзала, когда немцы взяли защитников в плотное кольцо и пробиться к своим было невозможно. Яков забрал семью и уехал в Демянчицы. После войны в милицию не вернулся, работал проводником. Его не стало около 30 лет назад.
Освоившись в Бресте, в 1940 году Петр забрал к себе семью. Довженюки жили на Карла Маркса, 8 (название улицы, кстати, с тех пор не изменилось) – в деревянной пристройке двухэтажного дома. Это совсем рядом с вокзалом и буквально в нескольких кварталах от дома, где квартировал начальник ЛОМ Андрей Воробьёв. Петр был доволен службой. Однажды в разговоре с Марусей признался, что имеет немалые перспективы. Он не простл хотел стать офицером, а уверенно говорил, что будет им. Правда, с детьми служебными делами не делился, поэтому сейчас сложно предположить, что имел в виду Петр Иванович. Разгадка, возможно, связана с фамилией его начальника, которое вспомнил Дмитрий Петрович, – Вяткин. Эту фамилию мы нашли в списке сотрудников линейного отделения милиции на станции Брест-Центральный, погибших во время Великой Отечественной войны. Борис Васильевич был лейтенантом и служил старшим оперуполномоченным. Кстати, как объясняет его жена Анна Федоровна, накануне войны Вяткина отправили в командировку в Барановичи. Больше она его не видела. По ее мнению, он погиб в дороге.
Вообще, Дмитрий Петрович мало знает о служебной деятельности отца, да и видел его в последние годы все больше мельком. Тогдашний распорядок дня милиционера ничем не отличался от современного: Петр на службе – Дмитрий дома, Петр дома – Дима в школе. В семье Довженюков не было принято, чтобы дети прибегали на службу к отцу. Даже старший был в здании ЛОМ только однажды.
- Не могу сказать, куда именно приходил. Помню, что это был праздничный вечер, посвященный встрече Нового, 1941, года. Мне поручили прочитать стихотворение-поздравление Генеральному секретарю компартии Иосифу Сталину:
Дорогой товарищ Сталин,
Вождь народа и страны,
Шлем мы вам привет сердечный,
Белорусские сыны.
С Новым годом поздравляем
Вас, учитель и мудрец,
И счастливых лет желаем,
Сталин – добрый наш отец.
Дмитрий Петрович прочитал без единой запинки, словно и не было этих 75 лет.

Накануне
Однажды, когда Дима шел со школы, его внимание привлек самолет, очень медленно и низко летевший со стороны Польши. Настораживало и то, что никак не получалось разглядеть его опознавательные знаки. Все, кто находился на улицы, застыли в оцепенении. Тем временем, железная птица покружила над вокзалом и отправилась в сторону границы.
Мальчик прибежал домой – ему не терпелось поделиться увиденным с матерью. Но его смутили ее мокрые глаза.
- Мама, ты плакала?
- Нет, что ты! С чего ты взял?
- Я видел самолет! Люди говорили, что он немецкий.
- Говорят всякую чушь! – успокаивала Маруся сына, но сама чувствовала: война не за горами.
Однажды она поделилась своей обеспокоенностью с мужем. Петр пытался подбодрить жену – мол, Гитлер побоится перейти границу такого большого государства, как Советский Союз, да и пакт о ненападении подписан. Но в то же время советовал, что делать в случае военных действий, когда его не будет рядом: вместе с детьми срочно ехать в Демянчицы.
Начались летние каникулы, и Петр взял старшему сыну путевку от железной дороги в лагерь, который находился под Барановичами. Дмитрий колебался, так как ему хотелось погостить в деревне у любимой бабушки. Но, рассчитав, что до начала учебного года успеет всё, согласился.
На вокзале мальчишка познакомился с Марусей, дочерью железнодорожника, которая также ехала отдыхать. Около вагона Петр по-мужски пожал сыну руку, а мать, обеспечив необходимым количеством конвертов, велела писать домой каждые три дня.
В Барановичах встретил сотрудник транспортной милиции Геннадий Иванович, которого Довженюк просил проводить детей до лагеря. Потянулись дни беззаботного отдыха, который прервал письмо от Марусиной подруги Зины: «Слухи о начале войны достигли наивысшей точки. В магазинах пустые полки. Горожане раскупают всё подчистую. Участились нарушения государственной границы. По ночам в городе стреляют. На железной дороге участились диверсии. Отец везет нас в деревню, а сам остается в городе охранять имущество. Скорее возвращайся в Брест».
- Родители лучше знают, что происходит. Поэтому заберут нас, когда будет такая необходимость, – Дмитрий пытался успокоить девочку. Но Маруся всё же написала письмо домой, чтобы их срочно забрали.
Тем временем положение обострялось. Начиная с 18 июня, всё больше ребят покидали лагерь, но за Димой и Марусей всё не ехали.

Война
22 июня под утро Дмитрия разбудила какая-то возня – его соседи по комнате буквально прилипли к окнам.
- Послушай, как самолеты летают! – сказал кто-то. Мальчик прислушался. Действительно, гудело всё небо.
- Может, всё-таки учения?
- Нет. Война. Я слышал телефонный разговор директора.
Кстати, в то утро Диме пришло письмо из дома: мать сообщала, что через пару дней его отправят в Брест...
Вскоре детей железной дорогой увезли в Барановичи. На вокзале им приказали разбегаться по домам. Однако Дмитрию и Маруси идти было некуда.
- Вы брестские? – к ним подошел постовой милиционер. – Связи с вашим городом нет. Пока не прояснится ситуация, побудьте у нас.
Добрались до здания, где располагался дорожный отдел милиции Брест-Литовской железной дороги (сейчас здесь квартирует Барановичский ОВДТ). Детей проводили в большую комнату на втором этаже, где за столом с двумя телефонами сидел дежурный.
Кстати, Дмитрий Петрович вспоминает: там он встретил милиционера из Бреста (не Вяткин это был?), который сам подошел к мальчику, ведь прекрасно знал его отца. Он сказал, что с матерью и сестрами пока все хорошо. Это была последняя весть, которую Дима получил о родных.
Через много лет Дмитрий Довженюк написал повесть «Пуговица на ладошке», в которой отражены уникальные сведения о том, что происходило в первые дни войны в дорожном отделе милиции. Он, тогда 11-летний мальчишка, конечно, не знал многих нюансов, однако находился рядом с дежурным: превратившись в слух, в ожидании вестей из дома, запоминал всё что происходило.
Телефоны постоянно трещали, офицер едва успевал отвечать на звонки, но связь с Брестом все не восстанавливалась. Один звонок заставил сотрудника встать. Закончив разговор, он тут же пошел докладывать начальнику доротдела Афанасию Красильникову («НС» рассказывала об офицере в № 27 за 3 июля 2015 года): большая группа немцев приближается к Барановичам, объявлена воздушная тревога. Дмитрия и Марусю отправили в подвал, служивший бомбоубежищем, и заперли в камере, где когда-то содержались заключенные. Дети могли выглядывать на улицу через небольшое окошко, расположенное под самым потолком. Однако, испуганные, они прятались в дальнем углу. Через несколько десятков минут, когда авианалет закончился, им разрешили подняться наверх. Расположившись на диване, они снова ждали, когда установится связь с Брестом.
Вскоре привели диверсанта, которого поймали, когда он перерезал провод телефонной линии. Он был в форме советского офицера, числился в списках сотрудников дорожно-ремонтной части. После разговора с Афанасием Красильниковым его куда-то увели.
Через час снова объявили воздушную тревогу, и детей снова спрятали в подвал. Правда, на этот раз оставили в разных камерах. Напуганная Маруся так начала кричать, что их снова посадили вместе.
Вечером с железнодорожной станции Ивацевичи сообщили: немцы заняли Березу-Картузскую. Это известие встревожило милиционеров, так как все надеялись, что бои идут в районе Бреста. А тут за сутки враг углубился на 100 километров! Возможно, еще через 24 часа он будет в Барановичах...
Ночь дети провели на диване в дежурной комнате. Постоянно слышались взрывы бомб, в разных частях города багровело зарево.
Утром Геннадий Иванович, встречавший Дмитрия и Марусю на перроне в день их приезда в лагерь, посадил их на поезд, который последним уходил из областного центра. Советские войска покинули Ивацевичи, оставаться в Барановичах было небезопасно. Поэтому детей решили отправить на некоторое время в минский детский дом. Но столицу уже бомбили, и состав в ней даже не остановился.
Доехали до Смоленска. Посчитав, что на большой станции поезд будет стоять долго, Дмитрий отправился на поиски воды. Пополнив запасы, он еще захотел купить пирожков. Простояв очередь в пять человек, прибежал на платформу и ... увидел хвост уходящего состава. Сел на землю и заплакал. Потом смотрит – бежит Маруся. Когда вагоны тронулись, она спрыгнула – вдвоем выжить легче.
Дети пошли в отделение милиции. Некоторое время они жили в семье, а через пару дней проходил поезд, эвакуировавший отдыхающих из минского пионерского лагеря. С ними отправили на восток Дмитрия и Марусю. В Аркадаке Саратовской области их распределили в разные детские дома.
Вскоре Дмитрий пошел работать, учился в ремесленном училище. через четыре месяца после освобождения Бреста он, пытаясь найти семью, написал в Беларусь – на брестский адрес и в Демянчицы. Вскоре пришел ответ: мать с сестрами и братом живут в деревне, но отец погиб.
Осенью 1944 г. при выгрузке дров с баржи кто-то, поскользнувшись, повлек за собой в Волгу шестерых, включая Дмитрия. Их вытащили, но мокрую одежду нельзя было ни заменить, ни высушить. В результате парень получил двустороннее воспаление легких. Из больницы его выписали невылеченной и отправили ... домой, в Беларусь. И Дмитрий поехал. А 30-километровую расстояние из Бреста до Демянчиц преодолел пешком.
Мать безмерно обрадовалась возвращению сына, однако ей не давал покоя его кашель. Она приглашала различных знахарей, и каждый давал какие-то советы, но никто не гарантировал выздоровления. В конце концов, достав где-то энциклопедию народной медицины, взялась за лечение сама. И поставила-таки сына на ноги!

Из рассказа очевидцев
Вечером 21 июня 1941 года сестра Маруси, родная тетка Дмитрия, пошла в брестский парк на танцплощадку. Вдруг между отдыхающих разгорелся спор, который мог закончиться дракой, но одного из зачинщиков вовремя остановил товарищ: «Остынь, посмотрим, что они утром скажут». Тогда на эти слова никто не обратил внимания, однако вскоре все поняли, что областной центр накануне войны был наводнен немецкими агентами.
В тот же вечер в окно Довженюков постучали незнакомцы. Петр был на службе, а перепуганная Маруся спрятала детей в дальний угол и открывать не стала. Потом откуда-то стало известно, что это диверсанты хотели расправиться с милиционером и его семьей. А утром на город полетели бомбы. Маруся не смогла сразу выполнить наказ мужа. Только через несколько дней отец забрал ее и детей в деревню.
Бывший милиционер Николай Емельянович Селивестрав в своих воспоминаниях напишет, что Петр Довженюк был одним из тех, кто заступил на службу вечером 21 июня. Он также свидетельствует, что Петр погиб уже утром 22 июня.
«Мы бросились к вокзалу. Заняли позиции около посадочных площадок. Сколько времени держались там, отбивая атаки гитлеровцев, сказать трудно. Только точно помню, что в 11 часов в помещения вокзала не входили. Рядом умирали товарищи. Был тяжело ранен старший оперуполномоченный (старший следователь, по сведениям еще одного милиционера Никиты Ярошика) отделения Григорий Ефремов (его отправили в больницу, но там он сразу умер), убиты – Давжанюк, Головко, тяжело ранены – Стецюк, Леонид Жук», – читаем в воспоминаниях Антона Васильевича Кулеши.
«Немцы появились с южной стороны. Опять из-за вагонов. Но теперь они шли украдкой, стараясь пробраться к вокзалу незаметно. Мы, опять подпустив их ближе, начали стрелять. Били наверняка. Но и наши ряды стали редеть. Были убиты Довженюк, Головко, ранены – Федя Стецюк, Леонид Жук, Ефремов. Немцы не жалели гранат», – вспоминает Никита Сергеевич Ярошик.
Почему пишу об этом так подробно? Дело в том, что до нас дошли и другие сведения. «Милиционеры Николай Янчук, Андрей Головко, Петр Довженюк и Арсений Климук пытались прорваться через окно котельной (речь идет о конце июня, когда Андрей Воробьёв приказал подчиненным оставить подвалы вокзала. – Авт.), но их заметили гитлеровцы и открыли пулеметно-автоматный огонь. Трое погибли тут же, на вокзале, – это милиционеры Андрей Головко, Петр Довженюк, Петр Климук, а Николай Янчук воспользовался тем, что в их сторону повалил дым, прыгнул под ближайшие вагоны и вырвался на улицу Рабочую, где на большой скорости мчался русский танк Т-34 со стороны Брестской крепости», – это отрывок из статьи «Бессмертное утро вокзала», написанной Михаилом Павленко через несколько десятилетий.
В воспоминаниях Николая Мартыновича Янчука действительно есть место, где он рассказывает, что его товарищи погибли, когда пытались выйти из окружения, но фамилии их он не называет.
Маруся сначала ничего не знала о судьбе мужа. Позже кто-то из милиционеров, живших по соседству, сказал, что он погиб при защите вокзала. Пуля попала в живот. Где похоронен, никто не знает. Шла речь о каком-то полигоне, но где он расположен...
Сначала Маруся с детьми ютилась в сарае. Потом перебралась в свой дом, который был до этого занят квартирантами. Чтобы было чем кормить детей, родственники дали корову, теленка, поросенка. Женщина и сама пыталась зарабатывать – некогда, помогая Петру, неплохо освоила фотоаппарат. Со временем она второй раз вышла замуж.
Однажды пришел приказ всей семьи, в том числе и новому мужу, прибыть в немецкую комендатуру, расположенную в соседней деревне. Боясь ослушаться, Довженюки решили опоздать – приехали на несколько часов позже. Причину же придумали правдоподобную: в дороге сломалось колесо. Тех, кто успел в предназначенный срок, посадили в вагоны и куда-то увезли. Об их дальнейшая судьба никто не знает. А Довженюков отпустили домой.

Вместо послесловия
Дмитрий Петрович стал военным, служил в технических войсках – был механиком по кислородной аппаратуре. На пенсию вышел прапорщиком. 1 ноября прошлого года ему исполнилось 86 лет. Не глядя на такой почтенный возраст, он всё время чем-то занят. Сейчас, в частности, пишет очередную книгу, своеобразную семейную хронику, в которой отражены судьбы близких и дальних родственников.
- Что же касается преемственности поколений в нашем отделе... Сейчас точно нельзя установить, кем именно является наш начальник уголовного розыска Петру Довженюку. Однако Дмитрий Петрович знает, что прадед Алексея, Матвей Довженюк, приходится ему родственником, – рассказывает заместитель начальника Брестского ОВДТ подполковник милиции Вадим Куликов».

Записан
Страниц: 1 ... 47 48 49 50 51 [52]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »