Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Как Коля Сиротинин остановил танковую дивизию Гудериана  (Прочитано 50667 раз)

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 258
  • Skype: g_kushelev
22.06.2004 года. Источник: http://kp.ru/daily/23302/29832/
«ЛЕТОМ 41-ГО МЫ НЕ ТОЛЬКО ОТСТУПАЛИ. 19-ЛЕТНИЙ МАЛЬЧИШКА ИЗ ОРЛА В ОДИНОЧКУ ДРАЛСЯ С КОЛОННОЙ НЕМЕЦКИХ ТАНКОВ
«Немцы уперлись в него, как в Брестскую крепость»
Коле Сиротинину выпало в 19 лет оспорить поговорку «Один в поле не воин». Но он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.
Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин – совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький.
Если верить очерку в орловском сборнике «Доброе имя», нужно было прикрыть отход войск. «Здесь останутся два человека с пушкой», – сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир.
Утром 17 июля на шоссе показалась колонна немецких танков.
- Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость, – рассказывает Наталья Морозова, директор Кричевского краеведческого музея.
Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.
Здесь надо остановиться. Потому что не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача – создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но... у него было 60 снарядов. И он остался!
Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком...
Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, – точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.
Этот, последний, бой был недолгим...
«Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?». Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»
- Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, – вспоминает Вержбицкая. – Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину – фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать... Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.
Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.
Как Коля Сиротинин оказался в братской могиле
Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза – он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.
Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне.

ИЗ ДОСЬЕ «КП». Старший сержант Николай СИРОТИНИН родом из Орла. Призван в армию в 1940 году. 22 июня 1941 г. при авианалете был ранен. Ранение было легкое, и через несколько дней его направили на фронт – в район Кричева, в состав 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. Награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно.
Вадим ТАБАКОВ, Виктор МАЛИШЕВСКИЙ. («КП»-Минск»).

КСТАТИ. Почему ему не дали Героя? Мы нашли в Орле родную сестру Николая – 80-летнюю Таисию ШЕСТАКОВУ. Таисия Владимировна извлекла из шкафа папку со старыми семейными фотографиями – увы, ничего...
- У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала ее увеличить. А мастер ее потерял! Всем нашим соседям принес выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали.
- Вы знали, что Коля один остановил танковую дивизию? И почему он не получил Героя?
- Мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.
На наш вопрос, почему именно Коля вызвался прикрывать отступление нашей армии, Таисия Владимировна удивленно вскинула брови: «Мой брат не мог поступить иначе».
Благодарим Наталью Морозову, директора Кричевского краеведческого музея, и сотрудника музея Великой Отечественной войны Галину Бабусенко за помощь в подготовке материала.

Ирина НИКИШОНКОВА, Влад ЧИСЛОВ. («КП»-Орел»)».

Номер записи в ОБД – 69551794. Сиротинин Николай Владимирович (1921-07.1941). Уроженец город Орёл. Призван 05.10.1940 года Орловским ГВК Орловской области. Убит: http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=69551791 http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=69551792 и http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=69551793

Номер записи в ОБД – 266865744. Сиротинин Николай Владимирович (1921-16.07.1941), старший сержант. Место захоронения: Республика Беларусь, Могилёвская область, город Кричев, улица Сиротинина, Братская могила: http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=261865741

Номер записи в ОБД – 401643153. СИРОТИНИН Николай Владимирович (1921-16.07.1944). Увековечен в Книге Памяти Орловской области (том 8): http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=401643145

Из книги Валерия Кисилева «Однополчане» о 137-й стрелковой дивизии: «Ларионов С.С., командир пулеметной роты 2-го батальона 409-го стрелкового полка, капитан в отставке:
- Наш батальон ехал последним в полку, и, очевидно, во всей дивизии. Двенадцатого июля мы высадились из вагонов в шестидесяти километрах от Кричева, и все это расстояние прошли пешком. Шестнадцатого июля наш батальон, которым командовал капитан Ким, занял оборону примерно в четырех километрах западнее Кричева, у деревни Сокольничи. В батальоне было шестьсот человек, в том числе в нашей пулеметной роте – сто двадцать, и двенадцать пулеметов. С нами было четыре орудия, но под вечер с запада по шоссе мы увидели трактор, который тащил 122-миллиметровую гаубицу. У трактора был пробит радиатор и тащился он медленно, с трудом. Артиллеристы попросили принять их к себе. Я позвонил капитану, но он отказался. Тогда я на свой страх и риск разрешил им остаться у нас, так как трактор все равно уже не мог двигаться, да и нам была бы подмога, хотя у артиллеристов оставалось только девять снарядов.
На рассвете следующего дня, семнадцатого июля, мы увидели, как по шоссе прямо на наши позиции движется колонна танков, двадцать машин. Очевидно, завидев нас, колонна развернулась в боевой порядок, и танки быстро пошли в атаку. Мы открыли огонь, и минут через тридцать танки повернули назад, оставив на поле семь горевших машин. С фланга по танкам било еще какое-то наше орудие, причем очень метко. Лишь много лет спустя я узнал, что это было орудие сержанта Николая Сиротинина из 6-й стрелковой дивизии. Вскоре гитлеровцы начали артобстрел, налетели самолеты, а часов в одиннадцать в атаку снова пошли танки, на этот раз шестнадцать, и уже марки Т-3. За танками шли 20-25 мотоциклистов и человек пятьдесят пехотинцев. К этому времени нам подвезли бутылки с горючей смесью, и когда кто-то из наших поджег первый танк, немцы заметались: идти вперед или отступать. Потом загорелся второй танк, третий – это вело огонь орудие с фланга. Мы радуемся: «Молодцы, артиллеристы!». Но вскоре три танка зашли нам в тыл, подбить их мы не сумели, и они начали утюжить окопы. Но без пехоты они были слабы и скоро ушли. На поле стояло тринадцать подбитых немецких танков, причем пять-шесть из них подбили гаубичники, которые прибились к нам…».
Источник: http://kisvalera.narod.ru/books/odnopolchane.html

Валерий Киселёв о Сиротинине: «Увы, кроме того, что написано в книге, мне добавить нечего: других участников тех событий разыскать не удалось. Я не один раз был в тех местах, у памятника Сиротинину. Почему он и батальон не видели друг друга... Все довольно просто. Если встать спиной к Кричеву, то позиции батальона располагались на небольшой возвышенности с правой стороны шоссе и держали его под огнем. А Сиротинин со своим орудием находился на другой стороне шоссе, в низинке. Их разделяло более километра, а то и полтора. Подвиг Сиротинина действительно мифологизирован, но все равно он герой. Главные потери немцы понесли на этом участке от артиллеристов 2-го батальона 409-го полка. Хотя и батальон мог бы сделать больше. Комбат оказался слабым. Лучше, конечно, сориентироваться на местности, а не по карте..
...Встречался я с Мельниковым, директором музея в Кричеве, когда он был еще жив. Осталось впечатление, что он хотя и краевед, но любитель приукрасить. Его дочь, нынешний директор музея, тоже знаю. И все-таки я склоняюсь к тому, что Николай Сиротинин – лицо реальное, и был он из 6 сд, которую судьба разметала осколками на огромной территории. Воевал он сам по себе».[/i]
« Последнее редактирование: 03 Июня 2017, 17:32:19 от Sobkor »
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 768
  • Алюсов Алексей Михайлович
СИРОТИНИН Николай Владимирович (1921, Орел-17 июля 1941, Кричев, Белорусская ССР), старший сержант, воин-артиллерист.
Призван в армию в 1940 году. 22 июня 1941 года при авианалете был ранен. Ранение было лёгкое, и через несколько дней его направили на фронт – в район Кричева, в состав 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия.
На рассвете 17 июля 1941 года вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага уничтожив 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров.
Официально значится похороненным в братской воинской могиле, расположенной по лице Сиротинина города Кричев Могилёвской области Республики Беларусь.
Посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.





Источники:
- «Как Коля Сиротинин остановил танковую дивизию Гудериана»: http://www.kp.ru/daily/23302/29832/
- «Подвиг артиллериста»: http://www.savok.org/vov/900-podvig-artillerista.html
- Портал «Беларусь сегодня» / «Самый памятный день войны: Ему отдавали честь враги»: http://www.sb.by/post/87188/
« Последнее редактирование: 02 Июня 2017, 11:54:51 от Sobkor »
Записан

22rus

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 44
Николай Сиротинин посмертно награжден орденом Отечественной войны за то, что якобы у деревни Сокольничи уничтожил 11 танков, 7 бронемашин и 57 человек живой силы противника. Где можно посмотреть достоверную информацию об этом? Наградной лист, Указ о награждении, дату. Где или у кого хранится награда героя? В базе награжденных на сайте подвиг народа.ру, к сожалению, ничего нет.
Отец героя, Сиротинин Владимир Кузьмич, был награжден орденом Ленина. Где можно посмотреть, за что и когда он получил награду?
О месте службы. По мнению сотрудников архива МО, проводивших поиск информации о Сиротинине, Николай служил в 55-м стрелковом полку 6-й стрелковой дивизии. Но в 6 сд не было такого полка!
Другой известный исследователь биографии Н. Сиротинина заслуженный деятель культуры БССР М.Ф. Мельников считал, что Николай служил в 13-й армии.
Удалось ли на сегодняшний день найти более точную информацию в какой части воевал Н. Сиротинин?
Расхождение и в датах гибели. Известно, что Сиротинин погиб 17 июля 1941 г. Но почему-то в ОБД-Мемориал стоит дата 16.07.1941 г.
А вот в Книге памяти по Орловской области вообще странная информация. Там дата гибели стоит 16.07.1944 г. И место захоронения совершенно другое: г. Карачев Брянской обл., а не Кричев. Хотя, судя по имени матери (Елена Корнеевна) речь идет об одном и том же человеке.
Какую же информацию считать правильной и на каком основании? ???

Если орден в Минске, то он там хранится по так сказать территориальности совершения подвига: Минск – столица Белоруссии…
Вроде бы логично, но... я делал запрос в Минский музей истории ВОВ. Получил ответ, что ничего такого и них нет.
Странная история с этим орденом, вы не находите? Никто его не видел, про Указ никто ничего не знает, когда было награждение – неизвестно. Может быть его не было?

Источник сведений о фронтовых наградах неизменно один – официальная информация из соответствующих военных архивов. Делаешь запрос – получаешь ответ…
Сейчас стало проще, ведь есть http://podvignaroda.ru/
На этом сайте никакой информации о награждении Сиротинина тоже нет

Тот дневник – советский трофей. Насколько понимаю, он в послевоенный период был размещён в советских СМИ и на него таким образом наткнулся Мельников…
И дневник - тоже странная история. Никто его так не смог найти. Да и сам Мельников его в глаза не видел. Считается, что некому фронтовому журналисту Федору Селиванову в августе 1942 г попался дневник убитого немецкого офицера. Селиванов сделал из него выписку, а сам дневник сдал в какой-то штаб какой-то армии. Этой выпиской журналист после войны поделился с Мельниковым. Достоверность этого подтвердить пока не удается. Я думал, может вы что видели-слышали по этой теме...
Да и сам немецкий офицер - более чем загадочная личность.
Обер-лейтенант Фридрих Хенфельд из 4-й танковой дивизии вермахта.
Загадочный, потому что поиски этого военнослужащего тоже не увенчались успехом. По имеющейся на сегодняшний день информации можно утверждать, что военнослужащего с таким именем и фамилией по крайней мере во 2 ТГ вермахта не было. Есть обоснованные предположения, что его не было и во всем вермахте. Проверялись различные способы написания.
Что вы думаете по этому поводу? Ведь на дневнике и его авторе «держится» вся эта история.
В первые дневник был процитирован в СМИ 7 января 1960 г. После этого никаких изменений или дополнений в опубликованную цитату не вносилось.

Дислокации кампфгруппы Эбербаха по состоянию на 18.07.1941 года:

Цитирую по гешихте 35 полка. До 4.15 боевая группа шла вперед беспрепятственно. Далее – бой. Артдуэль закончилась до 8.30, поскольку в 08.30 немцы продолжили движение. и
В 11.30 35-й танковый полк с 1-й ротой 34-го мотоциклетного батальоне и 1-й ротой 12-го мотострелкового полка ворвались в Кричев.
Согласно информации из Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge, такого захоронения на более чем 50 человек в данном районе нет.
Состав кампфгруппы оберста Генриха Эбербаха: 2-й батальон 35-го танкового полка, 1-я рота 34-го мотоциклетного батальона, 2-й батальон 12-го стрелкового полка, 1-й и 3-й дивизион 103-го артиллерийского полка, 79-й разведывательный батальон, части понтонного дивизиона, одна тяжелая и одна легкая зенитная батарея. Для захвата Кричева группа накануне была дополнительно усилена 33-м стрелковым полком, 69-м артполком (100-мм пушки), 740-м артиллерийским дивизионом 150-мм пушек, батареей 604-го дивизиона тяжелых 210-мм мортир и 324-й батареей корректировщиков.
Вот что противостояло Сиротинину:
15 cm sK-18

10 cm sK-18

10.5-cm leFH 18

Из гешихте 103 артполка: «m Morgen des 17. Juli 1941 kämpft die II. Abteilung Feindwiderstand vor Krischew nieder. Dann bildet der Regimentskommandeur aus dem Regiment, ohne I. Abteilung und aus 5 schweren Batterien der Korpsartillerie eine Artilleriegruppe, deren Feuer die rasche Wegnahme von Kritschew ermöglicht./Утром 17 июля 1941 года 2-й артиллерийский дивизион подавил вражеское сопротивление перед Кричевом. Для этого командир полка создал из полка без 1-го дивизиона и из 5 тяжёлых батарей корпусной артиллерии артиллерийскую группу, огонь которой сделал возможным быстрый захват Кричева».
Отсюда: http://hranitel-slov.livejournal.com/43447.html «Am 16. Juli wurde die Abteilung auf Propoisk nachgezogen und vor Propoisk zur Sicherung der Pronjabrücken gegen russische Gegenangriffe eingesetzt, während die 3. Batterie der Vorausabteilung in Richtung Kritschew folgte, das am 17. Juli morgens genommen wurde. Die Abteilung wurde mit der 1. und 2. Batterie am 17. Juli auf Tscherikow nachgezogen, der Stab und die 2. Batterie am 18. Juli auf Kritschew, während die 1. Batterie mit Schußrichtung Süd noch bis zum 19. Juli zur Sicherung von Tscherikow stehen blieb. Am 19. Juli waren die 2. und 3. Batterie an der Abwehr schwerer russischer Angriffe auf den Brückenkopf Kritschew beteiligt./16 июля артиллерийский дивизион вышел из Пропойска и использовался перед Пропойском для охраны мостов через Проню от планомерно подготовленных русских контратак, в то время, как 3-я батарея передового отряда следовала в направлении Кричева, который был занят утром 17 июля. 17 июля артиллерийский дивизион с 1-й и 2-й батареями июля последовал на Чериков, а 18 июля штаб и 2-я батарея – на Кричев, в то время, как 1-я батарея, имея направление (директрису) стрельбы на юг, ещё до 19 июля оставалась стоять на защите Черикова. 19 июля 2-я и 3-я батареи участвовали в отражении мощной русской атаки на плацдарм Кричев».
М.Ф. Мельников устами обер-лейтенанта Хенфельда сообщил, что салют был: «Три раза стреляли из винтовок...».


Согласно Pz.Lage, на вечер 17.07 количество танков на ходу в II/PR35 (который входил в боевую группу) следующее: Pz II – 5,Pz III – 8,Pz IV – 0 шт.

Теперь рассмотрим орудия. Малозаметно огонь можно вести только из 45-мм пушки, 76-мм Ф-22 давала много пыли и шума.
Можно фантазировать про любое орудие из 6 сд. Но там не было ни одного ствола! Ни-ка-ко-го. Вот доказательство:


Ветераны 35-го танкового полка вермахта не припоминают такого эпизода, как бой у Сокольничи...

Фактом, да и то, как понимаю, основанном сугубо на утверждениях родственников, является лишь то, что войну он встретил в рядах артиллеристов 6 сд.
Пока что ни доказать, ни опровергнуть это невозможно...
Как раз наоборот. Именно приехав с расследовании в Орел, Т. СТЕПАНЧУК и Н. ТЕРЕЩЕНКО обнаружили в военкомате сведения, что Н.С. Сиротинин служил в 55 сп. Так утверждает первоисточник – статья в журнале «Огонёк». По логике, это должны были подтвердить и сами родственники. Ведь писал же письма домой служивый.
И вообще, для орловцев место службы Николая не обсуждается: 55 сп и точка!
Это стенд школьного музея: «Место службы – 55 сп»!

Это сестра Николая держит в руках лист с надписью отнюдь не шариковой ручкой: «55-й стрелковый полк, г. Полоцк»:


Ответ: да ничего, кроме как дожидаться, когда с тем орудием расправится их не имеющая возможности быстро развернуться на узком, забитом горящими машинами шоссейном полотне немецкая артиллерия...
Немецкая артиллерия в это время находилась как минимум за 2 км до места боя. А реально дальше. Так что никаких проблем им развернуться не было. Немцы особо отмечали высочайшую степень подготовки и взаимодействия приданных кампфгруппе артчастей. И подчеркивали, что именно благодаря действиям артиллерии удалось столь стремительно захватить Кричев.
О боях за Кричев немцами читайте здесь: http://www.wwii-photos-maps.com/germandivisions/4panzerdivision/
Напомню, что речь шла об отсутствии в немецких архивов сведений об неком обер-лейтенанте из 4-й танковой дивизии Фридрихе Хенфельде. Ну не было такого офицера. Ни в 4 тд, ни во 2 ТГ, ни вообще в вермахте. Во всяком случае нам никаких концов найти не удалось!

Из немецких источников: «We refer to your email and can inform you that we have no registration for the place Sokolnichy in the neighbourhood of Kritchev and Tscherikov in Belarus. We can confirm that the 4. Pz Div reached Krichev on July 17, 1941 but according to our files the soldiers who died this day were buried in Krichev or Tscherikov».



Могила погибших 13 июля 1941 года у Духовщины военнослужащих 4/A.R.78 (т.е. 7 тд вермахта).


На первом представленном Вами фото – могила двух членов экипажа подбитого нашими танка Т-IV, стоящего на заднем плане.
На втором – могила ДВУХ военнослужащих вермахта.
Оба данных захоронения осуществлены однозначно самими немцами (не исключая использования подневольного физического труда советских военнопленных или местных жителей), на что указывают характерные кресты и каски на могилах, не говоря уже о типовой табличке на второй.
Если на разобранных мной выше фотографиях, так называемые «первичные» захоронения на месте гибели и, к тому же, рядового состава, то на приведённой Вами – отдельный фрагмент большого «постоянного» захоронения офицерского состава вермахта. Своего рода аналог советских «укрупнённых» братских могил 1950-х-1960-х годов.


Надпись на табличке по-немецки гласит: «Здесь покоится неизвестный русский солдат». Предположительно, Смоленская область, август 1941 года.

Орудие Сиротинина, насколько можно понять, стояло не во ржи, а на деревенской улице...
Это противоречит показаниям свидетелей. Согласно им орудие Сиротина находилось здесь:

Привязка к современным спутниковым данным говорит, что позиция находилась на расстоянии 1000-1200 м от моста:

17 июля 1941 года ранен один офицер из 35 тп. Это обер-лейтенант Schnurrer , Pz. Rgt. 35, но он не из 2-го батальона, начальник вооружения 35-готанкового полка:
Санитарные потери 2 ТГ:
[/quote]

Через Сож в Кричеве было три моста. Один – автодорожный и два ж.д.. По-видимому, ж.д. мосты взорвали караулы 73-го стрелкового полка войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений, а автодорожный на себя взял 2 сб 409 сп 137 сд. Во всяком случае так утверждает бывший компульроты 409 сп С.С. Ларионов: «Уходя, мы взорвали мост. Помню, он пошел вверх, а на нем еще оставался красноармеец с винтовкой».

Есть гипотеза о судьбе настоящего Николая Сиротинина. Как известно, Сиротнин служил в 55 сп 17 сд (I ф), в июне 1941 года располагавшегося в Ветрино под Полоцком. Если считать, что там он и встретил войну, то его дальнейшая судьба связана с боевым путем полка, а его достаточно подробно нам рассказал комполка Г.Г. Скрипка. Предполагаю, что Сиротинин вместе с остатками полка вышел из окружения в середине июля 1941 года в 250 км южнее Кричева. Оказавшись на своей территории, Николай, конечно, должен был попытаться дать своим весточку о себе. И, похоже, ему это удалось – он написал письмо домой. Об этом сообщила его мать в анкете по розыску сына. Елена Корнеевна утверждала, что письменная связь с сыном прекратилась в июле 1941 года. По-видимому, в этом письме Николай сообщал, что был легко ранен в первых боях. Во всяком случае, М.Ф. Мельников (местный краевед и автор легенды), всегда утверждавший, что Сиротинин получил в первые дни войны ранение, вполне мог узнать об этом факте от матери, с которой он общался в период своих поисков.
В дальнейшем Сиротинин мог быть зачислен вместе с другими бойцами полка в состав 24 сд (I ф) и продолжал воевать.
А погиб Николай только в 1944 году. Об этом есть запись в КП Орловской области.

Старостин Н. В., бывший политрук роты батальона связи 137-й стрелковой дивизии, майор в отставке:
- При подходе к Варшавскому шоссе все имущество батальона связи – кабель, катушки, телефонные аппараты во время боя сгорело в машинах. При прорыве погиб командир первой роты старший лейтенант Золотов Николай Павлович: бросился на пулемет, и его срезало в упор. Все произошло молниеносно, был азарт атаки, стрельба со всех сторон. Люди батальона в основном прорвались, но все средства связи мы потеряли. После прорыва в штаб дивизии вызвали капитана Лукьянюка: «Давай связь!». А давать было нечего и нечем. Посылали за шоссе три группы для поисков брошенных катушек с проводом другими частями – вернулись ни с чем. Лукьянюк построил батальон: «Нужны добровольцы! Кто пойдет? Десять минут на размышление!». Мы все стоим в строю. – «Надумали?». Все молчат. – «Кто надумал, четыре шага вперед». Шагнула вся рота. Лукъянюк мне говорит: «Пойдешь?» – «Пойду». Отобрал нас девять человек, Ткачев, замполит батальона, отобрал документы, проинструктировал. Без имущества связи нам приказали не возвращаться. Скрытно переправились через Сож, вошли в лес. Идем по лесу цепочкой, себя стараемся не обнаруживать, и вдруг видим – наши, с пушкой, и лейтенант. «Вы что? – спрашиваем. – «Вот сейчас пойдут танки, будем их жечь». А пушка стояла на обочине шоссе. Видимо, этот лейтенант и его бойцы решили стоять здесь до последнего, надоело отступать. Разговорились, дал я лейтенанту табачку, спросил его, не видал ли в лесу средств связи, в это время по обеим сторонам шоссе чего только не было. – «Мы вчера переходили шоссе и в роще видели две машины с имуществом связи – кабель, аппараты…». Поблагодарил его за это сообщение, и пошли искать эти машины. Потом, после войны, похожий эпизод встречи с артиллеристами я прочитал в романе Симонова «Живые и мертвые».

КАК КОЛЯ ОСТАНОВИЛ НЕМЕЦКУЮ ТАНКОВУЮ ГРУППУ ГУДЕРИАНА,
Или один в поле воин, даже если он не русский
(Основано на реальных событиях)
Наверно многие слышали историю про одинокого артиллериста, который сошелся в смертельном поединке с танковой колонной генерала Гудериана ранним утром 17 июля 1941 г на Варшавском шоссе близ села Сокольничи, что недалеко от белорусского города Кричева. Звали того русского парня Колей. Колей Сиротининым из города Орла. Герой погиб, но сумел на несколько часов задержать врага и нанести ему серьезный урон в живой силе и технике.
Наша история тоже будет о Николае. Он тоже задержал немецкую механизированную группировку на несколько часов. Самое интересное, он сделал это там же, на Варшавском шоссе близ того же села Сокольничи. Еще более удивительно то, что свой подвиг наш Николай совершил в то же самое раннее летнее утро 17 июля 1941. Возможно, речь идет об одном и том же человеке? Нет, о разных. И наша история имеет два главных отличия.
Во-первых, наша история произошла на самом деле, а не как другая, известная, но выдуманная.
Во-вторых, наш Николай остался жив.
К 15-16 июля 1941года на Западном фронте в районе Могилева создалось угрожающее положение. Несколько советских дивизий из 13А, 20А и 4А всеми силами старались сдержать натиск 24-го и 46-го мотокорпусов из 2-й танковой группы генерала Хайнца Гудериана, рвавшегося к Смоленску. Однако ситуация развивалась не в пользу советских войск. Воспользовавшись слабостью нашей обороны, противник прорвал фронт под Могилевым в нескольких местах. Три танковых клина - 10-я танковая дивизия севернее Могилева, 3-я танковая в центре и 4-я танковая южнее - нацелили свои сходящиеся удары в направлении на Кричев.
Поняв реальную угрозу окружения, командование Западного фронта начало спешный отвод войск за р. Сож. Единственная для отступающих частей дорога на спасительный восточный берег пролегала через мосты в Кричеве. Туда и устремилось огромное количество наших войск.
Немецкое командование, развивая успех, приступило к решительным действиям, цель которых сводилась к быстрейшему захвату Кричева, окружению группы советских войск и предотвращению отвода их на новые рубежи обороны. Прагматичные немцы считали, что гораздо удобнее разбить наши окруженные войска в котле, чем снова сталкиваться с ними, но уже на новом рубеже обороны, который развертывался по восточному берегу Сожа. Поэтому немецкое командование отдало приказ: «Удар на Кричев нужно осуществить без оглядки на время суток, а при случае - даже до прибытия всех подчиненных частей…».
Одну из основных задач по захвату Кричева командование 24-го мотокорпуса возложило на 4-ю танковую дивизию, наступающую с юго-западного направления вдоль западного берега Сожа по Варшавскому шоссе. Выбор направления главного удара по Кричеву обуславливался благоприятной обстановкой, сложившейся на этом участке.
15 июля передовые части 4-й танковой дивизии (это была ударная группа полковника Генриха Эбербаха в составе 1-го и 2-го батальонов 35-го танкового полка и 7-го разведбата) внезапным ударом захватили мосты через реку Проня и оттеснили обороняющиеся советские войска на восточный берег Сожа. По существу, дорога на Кричев была открыта, до него было всего около 50 км и, по данным разведки, крупных сил противника впереди не было. Однако полковник Эбербах не спешил. Форсированию событий препятствовало несколько серьезных причин.
Из-за высокого темпа наступления отстала артиллерия, пехотные и вспомогательные части. Из-за этого некому и нечем было восстановить взорванный при отступлении советскими войсками мост через р. Лобучанка. Но была и еще одна очень важная причина – техническое состояние танков. Уже около недели не удавалось провести необходимое техобслуживание и ремонт бронетехники. Командование дивизии принимает решение: поскольку мост через Лобучанку будет готов не ранее 16 июля, то вынужденная задержка будет потрачена на качественное усиление ударной группы. Решив пожертвовать танками, исполнявшими роль «стального катка», командование дивизии выводит из ударной группы 1-й батальон 35-го танкового полка для проведения неотложных технических работ. В кампфгруппе Эбербаха остается только лишь 2-й батальон, и основную роль для взламывания обороны противника было решено отдать артиллерии, которая вместе с другими частями, уже на подходе.
16 июля в 15.00 (здесь и далее время местное) поступили очередные сводки от воздушной разведки и мобильных патрулей 7-го разведывательного батальона. В них сообщалось, что русские части несколькими моторизованными и пешими колоннами по второстепенным дорогам отходят в восточном направлении в сторону Кричева. В самом городе обнаружена концентрация войск противника.
Командование 4-й дивизии понимает, что медлить нельзя и 16-го июля в 19час. 30 мин. кампфгруппа выдвинулась на Кричев. В её составе: 2-й батальон 35-го танкового полка, 1-я рота 34-го мотоциклетного батальона, 2-й батальон 12-го стрелкового полка, 1-й и 3-й дивизионы 103-го артиллерийского полка, 79-й пионерный батальон, части понтонного дивизиона, одна тяжелая и одна легкая зенитная батарея.
Вот позади уже восстановленный мост через Лобучанку, от него всего 10 км до поселка Чериков, а там каких-то 25 км по отличному шоссе до главной цели – Кричева. Но почти сразу пришлось съезжать с основной дороги, потому что в лесу, через который шло шоссе, отступающими советскими частями был сделан непроходимый завал длиной несколько сотен метров. При обходе его было короткая стычка с пехотой противника.
В 22 ч. 15мин. танкам 35-го полка удалось захватить неповрежденным мост через р. Удога. Кампфгруппа вошла в Чериков - последний населенный пункт перед Кричевым. В Черикове было тихо. Местного населения замечено не было. Русские солдаты, взятые в плен в предместьях поселка, сообщили, что их части отступили в направлении Кричева. Здесь кампфгруппа делает последнюю остановку и ожидает свой последний резерв усиления – 1-й батальон 33-го стрелкового полка, 740-й артиллерийский дивизион 15-см пушек, 3-ю батарею 604-го дивизиона тяжелых 21-см мортир, батарея 69-го артполка 10-см пушек и 324-ю батарею корректировщиков. Теперь кампфгруппа оберста Генриха Эбербаха полностью готова к броску на Кричев.
16 июля 2-й батальон советского 409-го стрелкового полка отходил к Кричеву.
Эшелон, с последними подразделениями 137-й стрелковой дивизии четыре дня назад выгрузился в 60 км западнее Кричева. Задача была одна – найти и присоединиться к основным силам родной 137-й стрелковой дивизии. А 137-я СД, находясь в составе 13-й армии, к тому времени уже была в гуще войны. Первые эшелоны с её подразделениями прибыли на станцию Орша еще 29 июня. 5 июля части дивизии поучаствовали в коротких стычках с врагом, а утром 13 июля состоялось её настоящее боевое крещение. В этот день своего первого боя у с. Червонный Осовец, 137-я СД отбила все атаки противника и не отступила ни на шаг.
Но ничего этого 2-й батальон не знал. В прифронтовой неразберихе ему так и не удалось найти свою дивизию, и теперь он, слившись с отступающими частями, шел на восток к Кричеву. В городе армейское командование задерживает батальон и направляет его на оборону юго-западной окраины.
16 июля 2-й СБ 409-го полка под командованием капитана Кима занял оборону примерно в четырех километрах западнее Кричева, у деревни Сокольничи. В составе батальона шестьсот человек, четыре 45-мм противотанковые пушки и двенадцать пулеметов. Вечером того же дня на шоссе показался трактор, который тащил 122-миллиметровую гаубицу. У трактора был пробит радиатор и тащился он медленно, с трудом. Артиллеристы попросили принять их к себе.
Под конец дня по пустому шоссе в сторону города прошла последняя легковая машина. Сидевший в ней капитан сообщил, что утром здесь будут немцы. Наступила короткая летняя ночь….
Утром батальону предстояло принять свой первый бой на этой войне.
17 июля в 3час. 15 мин. кампфгруппа полковника Эбербаха двинулись в направлении Кричева. Первые два часа марша прошли спокойно. В 5 час.15 мин от головной группы поступил доклад: «На выходе из леса близ отметки 156 (это примерно пару километров не доезжая до Сокольничей) обнаружена оборона противника. Противотанковые пушки, артиллерия».
Из воспоминаний Петрова Ф. Е., наводчика 45-миллиметрового орудия батареи 2-го батальона 409-го стрелкового полка: «Они появились еще до рассвета, и мы сразу же открыли по ним огонь».
Головная разведывательно-дозорная группа из 79-го пионербатальона, состоящая из легких танков Pz.I и бронетранспортеров SdKfz 251/12, обнаружив окопавшуюся оборону батальона, тоже открыла ответный огонь. Задача группы была очень важной – разведка боем. Нужно было максимально точно засечь опорные и огневые точки противника, определить их координаты и ориентиры.
Петров Ф.Е.: «Я видел, как к мосту приближается танк. Он вел огонь трассирующими снарядами, видел, как они летели на нас. Стреляло и второе орудие. Не помню, сколько выпустил снарядов, почувствовал, как по лицу течет кровь — ударило при откате металлической частью прицела над глазом. Доложил командиру орудия Крупину, что стрелять не могу, и он сам встал за орудие. Сел в ровик, взрыв — и меня завалило землей. Выкопали меня, когда стихла стрельба, перевязали. Сменили позицию, снова ждали танки, но их не было…»
Разведывательно-дозорная группа, выполнив свою задачу, отошла назад на 2 км. Координаты целей были переданы в основную группу. Полковник Эбербах достает свой главный козырь – артиллерию. Развернув её, кампфгруппа из тяжелых пушек нанесла мощный огневой удар по позициям обороны советского батальона.
Командир 2-го батальона понял, что силы слишком неравные. Артиллерия противника где-то за лесом, вне досягаемости наших сорокопяток. Напомним так же, что ее основой были орудия больших калибров. Оставалось только одно - спасти батальон от уничтожения.
Петров Ф. Е: «Часов в 8-9 утра комбат приказал отступать. Наш отход наблюдал немецкий самолет. Орудия уходили последними, прикрывали пехоту.»
9 час. 30 мин. Эбербах, убедившись, что обороняющиеся оставили свои позиции, приказал свернуть свою артиллерию и вновь двинулся по шоссе на город. Перед самым Кричевым кампфгруппа сделала короткую последнюю остановку. Предстояли бои в крупном населенном пункте, поэтому была необходима перегруппировка сил. Теперь впереди шли танки 2-го батальона 35-го танкового полка, двигающиеся двумя колоннами по обеим сторонам шоссе. Их поддерживала 1-я рота 34-го мотоциклетного батальона и 1-й рота 12-гострелкового полка с задачей зачистки улиц от очагов сопротивления. В 12 часов 30 мин., не встретив серьезного сопротивления, немцы вошли в город Кричев.
Петров Ф.Е.: «Наш расчет занял позицию на центральной улице, на правой стороне проезжей части, второе орудие установили на другой улице, так как ждали танки на дороге от станции Чаусы. Через некоторое время появились еще два орудия на конной тяге из другой части, адъютант комбата приказал занять оборону и этим расчетам. Они встали впереди моего орудия. Прошло несколько минут, начался обстрел, промчалась полуторка, стоявший на подножке незнакомый командир крикнул, что за ним идут немецкие танки. Видел, как снаряды попали в орудия, стоявшие впереди, как повалились там бойцы. Наш командир взвода, увидев это, приказал отступить. Выпустил последний снаряд, и побежали по улице, под свист пуль. Нас было трое, забежали во двор, оттуда через огород в овраг. Командира орудия и взводного я больше не видел, что стало со вторым орудием – тоже не знаю.»
Передовые танковые группы достигли вокзала и мостов через Сож, но отступающие советские части успели взорвать их. Два из них, по-видимому, взорвали части 73-го полка 24-й дивизии НКВД. Один был взорван батальоном капитана Кима при отступлении.
Из воспоминаний Ларионова С.С., командира пулеметной роты 2-го батальона 409-го стрелкового полка, капитана в отставке: «Уходя, мы взорвали мост. Помню, он пошел вверх, а на нем еще оставался красноармеец с винтовкой…. К этому времени у меня в роте оставалось семь пулеметов…».
Кричев пал. К вечеру 17 июля части кампфгруппы продвинулись на север еще примерно на 20 километров и у села Молявичи соединились с частями 3-й танковой дивизии. Чаусский котел захлопнулся. Начались тяжелые бои как внутри котла, так и вдоль всего рубежа по реке Сож. Но это уже другая история.
2-й батальон 409-го стрелкового полка в своем первом бою против мощнейшей группировки врага выполнил свою задачу. Батальон задержал наступающую ударную группу на несколько часов, что позволило сохранить многие жизни. Дальнейшая судьба бойцов 2-го СБ была нелегкой. Остатки батальона влились в 7-ю бригаду ВДВ и продолжили воевать плечом к плечу уже с десантниками Жадова. Кто-то, как Ф.Е. Петров, попал под Кричевым в плен, кто-то, как С.С. Ларионов, прошел всю войну. Кто-то, и их было большинство – погибли. С.С. Ларионов вспоминал, что совсем скоро у него в роте осталось человек 12-14…
К сожалению, в этой истории не нашлось места легендарному русскому артиллеристу-одиночке Николаю Сиротинину, который якобы в одиночку остановил немецкую танковую колонну, нанеся ей чудовищные потери в живой силе и технике. Немецкие документы не содержат даже намеков по этому случаю. Списки потерь во 2-й танковой группы за 17 июля подтверждают лишь одного убитого офицера в частях, входивших в кампфгруппу полковника Эбербаха. Потерянных танков тоже не зафиксировано. Да это и понятно, если внимательно изучить сам характер боя. Танки в том бою на Варшавском шоссе просто-напросто не участвовали. Все решила артиллерия и слаженное взаимодействие всех подразделений кампфгруппы. В 1941-м нам еще нечего было противопоставить этой чудовищной немецкой машине блицкрига. Война еще только начиналась….
Что же касается Николая Сиротинина, то, скорее всего, он - герой народной легенды. Никаких правдивых документов по его существованию, а тем более по участию в том бою обнаружить на сегодняшний день не удалось.
И последнее. А все же в нашей истории был Николай. И не мифический, а реальный воин, который действительно задержал на насколько часов немецкую ударную группу 4-й танковой дивизии близ села Сокольничи 17 июля 1941 г. Правда, сделал он это не один, а со своим батальоном. И был он далеко не русским по национальности.
Пора открыть завесу времен, скрывшую от нас этого человека. Знакомьтесь.
Николай Андреевич Ким (Чонг Пхунг). По национальности – кореец.
Это он командовал 2-м стрелковым батальоном в то июльское утро. Это он организовывал оборону на Варшавском шоссе. Это он выполнил поставленную задачу и задержал врага.
Можно ли назвать подвигом то, что совершил этот командир и его батальон? Трудно однозначно ответить на этот вопрос. Конечно, красивая легенда о 19-летнем юнце, в одиночку продержавшимся пару часов против стальной немецкой лавины, выглядит куда эффектней. Только вот хотелось напомнить восторженным поклонникам сказочных героев, что настоящая война не имела ничего общего со сказками, в которых дураки-немцы 2 часа ищут в чистом поле стреляющую на прямой наводке пушку. Стальной кулак Генриха Эбербаха уничтожил бы одинокое орудие без всякого прикрытия за несколько минут, после его первого выстрела даже не прибегая к помощи танков или артиллерии. Для этого в кампфгруппе было всё необходимое: головорезы из штурмовых групп пионербатальона, способные голыми руками взять любой бронированный дот, отчаянные крадшютцеты из мотоциклетного батальона, в одиночку захватывающие укрепленные мосты и удерживающие их до подхода основных сил. Немецкому профессионализму и опыту можно было противопоставить только свой опыт и знания.
Бойцам 2-го батальона 409-го полка повезло. Они вступили в свой первый бой со зрелым боевым командиром, за плечами которого были события на КВЖД, война с белофиннами, Академия им. Фрунзе. Возможно, именно эти качества командира позволили выполнить боевую задачу, поставленную перед батальоном.
Николай Андреевич Ким провоевал на фронтах Великой Отечественной войны с первого до последнего дня. А поближе узнать о нём поможет его автобиография.
Вот она.
«Сын крестьянина, родился в 1904 году в селе Синельниково Молотовского района ДВК, с восьми лет учился в местной сельской школе (с 1912 по 1916 год). Окончил её в двенадцать лет. Продолжал учёбу в средней школе до 1923 года. С 1923 года по 1925 г. занимался земледелием вместе с отцом в родном селе.
В 1925 г. осенью поступил в Московскую пехотную школу и окончил её в 1928 году. После окончания школы был назначен командиром взвода 107 полка г. Даурия.
В 1931 году получил высшую должность и был направлен командиром роты 76-го стрелкового полка Сталинской дивизии. В 1934 году назначен командиром учебной пулемётной роты в той же дивизии. В 1935 году назначен помначальника штаба 2-го Нерчинского стрелкового полка 1-ой Тихоокеанской дивизии. В 1936 году назначен начальником полковой школы 629-го стрелкового полка в гор. Арзамасе при 17-й стрелковой дивизии.
С 1937 года по 1940 год учился в Московской академии им. Фрунзе. После окончании Академии, осенью, назначен командиром батальона в 409-ом стрелковом полку 137-й дивизии в городе Саранске.
С началом войны назначен начальником штаба 409-го полка в той же дивизии. В сентябре 1941 г. был ранен и лечился в Сталинградском госпитале. После выздоровления в конце 1941 года назначен начальником штаба 1169-го полка, который стоял в гор. Астрахани. В марте 1942 года участвовал в боях Изюм-Воронежском, Краматорском, Харьковском направлениях. В июне 1942 года был назначен командиром 1173 стрелкового полка той же дивизии. В бою под Ростовом-на-Дону в сентябре 1942 года был ранен и лечился в Махачкалинском госпитале. После выздоровления был назначен командиром 1339-го стрелкового полка 58-й армии.
В бою под Арденом был ранен и лечился снова в Махачкалинском госпитале. После выхода из госпиталя назначен командиром 111-го Гвардейского Краснознамённого полка 46-й армии 3-го Украинского фронта. Снова попал в госпиталь. С 1944-го по 1945-й год — командир 703-го стрелкового полка и участвовал в боях под Будапештом. После взятия Будапешта получил направление на Берлин.
В 1945 г. после капитуляции Германии наш полк был расформирован, я был назначен командиром 323-го стрелкового полка 43-й дивизии. Наш полк прошёл через Румынию и остановился в гор. Одессе. В 1946 году 323-й стрелковый полк 43-й дивизии по боевой подготовке занимал первое место в Одесском округе.По неизвестной причине по приказу № 100 я вышел в отставку.
В Великой Отечественной войне награждён четырьмя орденами Боевого Красного Знамени и орденом Красной Звезды.
В настоящее время исполняю должность заместителя директора по политической части на Рыбокомбинате им. Микояна «Главкамчатскпрома». Проживаю в Камчатской области, Усть-Большерецком районе, Рыбокомбинате им. Микояна.
Гвардии подполковник КИМ Н.А.
1949 года, апреля месяца, 15 числа.»
Николай Андреевич умер 7 декабря 1976 года. Город Бикин хоронил его со всеми военными почестями.
Алексей Никулин
Использованные материалы.
1. Hans Schäufler. Knight's Cross Panzers: The German 35th Tank Regiment In World War II. 2010.
2. Thomas Hagman. Med 4.PzDiv genom Stalinlinjen. FHS, Krigsvetenskapliga institutionen, 2002.
3. В. Киселев. Однополчане.Нижний Новгород, 2005 год
4. http://hranitel-slov.livejournal.com/43447.html
Оригинал статьи размещен здесь: http://hranitel-slov.livejournal.com/54329.html#cutid1».
« Последнее редактирование: 02 Июня 2017, 13:20:41 от Sobkor »
Записан

murylev

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 594
  • Мурылев Андрей Анатольевич
    • WWW

Думаю, да, это первый так сказать "камень" для закладывания "фундамента" легенды (пусть даже и имеющей реальные правдивые корни - я пока не опровергаю факт самого боя и участия в нем этого сержанта) о Герое- сержанте-артиллеристе....
И вот еще что!!! - авторами этой самой статьи выступили сотрудники архива МО СССР - Т. Степанчук и Н. Терещенко и это в последующем, по моему личному мнению, оказалось ключевым и главенствующим фактором (довлеющим на всеми остальными ответвлениями и добавлениями...)!!! - эту статью-легенду-притчу во языцах (от местных жителей)-быль-сказание НИКТО НЕ СТАЛ по большому счету опровергать (вносить сомнение и сумятицу в мозгах...), в советские времена то точно никто не собирался этого делать и даже наверно не помышлял - шутка ли, тут сами архивные работники силового ведомства разбирались - государственные люди - им верить можно!!!
Сейчас же время другое... понимаю, что всем хотелось бы докопаться до сути... до истоков... до правдивых моментов... Единственно я попросил у всех уважаемых форумчан - не переходить границы трезвого и здравомыслящего спора (на личности переходить не обязательно...) в отношении подвига старшего сержанта С.Н.... будем уважать в последующем память как погибшего данного артиллериста и сгинувшего в молохе войны, так и всех остальных военнослужащих, отдавших свои жизни за наше Отечество...
« Последнее редактирование: 01 Июня 2017, 22:34:19 от Sobkor »
Записан
С уважением, Андрей Мурылев
______
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович
13 июля 1941 года 4-я армия (I ф) на правах резерва командования Западного фронта, не взирая на массированные удары вражеской авиации, полностью развернулась вдоль Сожа: силами 28-го стрелкового корпуса (1-го формирования) – на рубеже Пропойск (ныне – Славгород) – Чериков, а силами 4-го воздушно-десантного корпуса (I ф) – на рубеже Кричев – Мстиславль». Кричев, таким образом, оказался, в зоне ответственности 6 сд.
Не исключено, что орудие, которым якобы командовал старший сержант Сиротинин, было выдвинуто в деревню Сокольничи на правах форпоста обороны города. А потом, когда дивизию, по сути, распылили на боевые отряды, про тот расчёт в штадиве попросту забыли.
За три дня вполне мирной жизни (с 13-го по 16-е июля включительно) всякому бравому молодцу в форме несложно обзавестись потенциальной невестой.
Как мне представляется, из орудия стрелял по немцам всё-таки расчёт, а не сержант-одиночка. Но погиб в бою только Сиротинин. Его труп и был обнаружен у брошенной пушки немцами.
К тому же, по ряду свидетельств местных жителей, кто-то из деревенских вроде бы видел убегающих под вражескими пулями наших артиллеристов…
По-моему, где-то выше я уже писал, что крайне сомнителен и факт наличия у Н. Сиротинина воинского звания «старший сержант». К лету 1941-го он максимум мог бы иметь в петлицах по одному «треугольничку» младшего сержанта, но и это при условии, что сразу после призыва осенью 1940-го он был-таки зачислен курсантом в Школу младшего комсостава...
Однозначно старшим сержантом быть не мог! «Сержант» же, согласно нормативным документам НКО СССР «за» осень 1940-го, – только после годичного срока пребывания в должности командира отделения, имея при этом знаки различия или отделённого командира, или же младшего сержанта...
С лета 1940-го срок обучения был снижен с 11 месяцев до полугода. Июльский набор 1940 года выпущен уже в ноябре. В декабре вновь набрали курсантов.
В конце июня-начале июля 1941 года в ШМКС тыловых военных округов были произведены выпуски новоиспечённых младших командиров, а вот за ЗапОВО говорить не берусь – сведения сей счёт как-то не попадались...
Если исходить из немногих достоверно известных фактов и логики, то вырисовывается следующая картина: у деревни Сокольничи по ГПЗ противника одновременно вели огонь и батальон 137 сд, и одиночное орудие, в состав которого входил Сиротинин.
Не имея документальных сведений о потерях немцев, невозможно утверждать, что ГПЗ была уничтожена, но то, что она понесла существенные потери в живой силе и технике сомневаться вряд ли приходится.
Ну даже если ГПЗ и была уничтожена, свою роль она выполнила: была вскрыта система обороны советской стороны. Дело оставалось за малым: подтянуть артиллерию и её огнём расчистить путь вперёд, что немцы и сделали. На это у них ушло от двух до двух с половиной часов. В промежутке – велась лишь интенсивная пулемётно-ружейная перестрелка.
Впрочем, не упустил момента и комбат Ким: воспользовавшись заминкой в ответных действиях фашистов, скрытно снял свой батальон с занимаемым им позиций и поспешно увёл в Кричев, чем де-факто и спас своих людей от неминуемой гибели.
Расчёт, в состав которого входил Сиротинин, надо полагать, слишком поздно заметил, что на поле боя остался в одиночестве. Когда «опомнились», было уже поздно: орудие оказалось в зоне интенсивного огня противника. Под градом пуль и осколков погиб Сиротинин, а остальные банально разбежались...

Немецкая артиллерия в это время находилась как минимум за 2 км до места боя. А реально дальше. Так что никаких проблем им развернуться не было. Немцы особо отмечали высочайшую степень подготовки и взаимодействия приданных кампфгруппе артчастей. И подчеркивали, что именно благодаря действиям артиллерии удалось столь стремительно захватить Кричев.
Дистанция в 2 км с учётом тамошнего рельефа местности – ведение огня с закрытых позиций! А прежде чем цель накрыть надо получить задачу на уничтожение с указанием точного места расположения цели. Всё это требует времени: навскидку – как минимум, до получаса. Поясню с чего это складывается: немецкая колонна была расстреляна Сиротининым из хорошо замаскированной засады. В итоге минут 10-15 – шок и паника. Ещё минут 5-10 на визуальный поиск злосчастного орудия и нанесение его месторасположения на карту. А потом добытые сведения ещё предстояло доставить артиллеристам. Не факт, что под рукой была рация. Значит, с донесением - посыльный. Даже если это был мотоциклист – всё равно время на дорогу. И не гарантия, что артиллеристы накроют цель первым же залпом...

Вообще освежите память и вспомните горькую судьбу 6 сд. Всю артиллерию она потеряла в приграничных сражениях.
Но Вы забыли о том, что 4 июля 1941 года командующий Западным фронтом Маршал Советского Союза Семён Константинович Тимошенко отдал приказ об отводе, начиная с 5 июля, с передовой в резерв Западного фронта обескровленной ещё в боях у Бреста 4-й армии (I ф) генерал-майора Александра Андреевича Коробкова.
Как пишет в своих мемуарах генерал-полковник Леонид Михайлович Сандалов, являвшейся в тот период времени начальником штарма-4, полковником по воинскому званию, «генерал Коробков получил приказание передать Герасименко [Василий Филиппович; командарм-21, генерал-лейтенант] всё, в чём нуждается 21-я армия, а самому с армейским управлением выходить в резерв. Герасименко оставил на подступах к Могилёву механизированный корпус Никитина [Андрей Григорьевич; комкор-20, генерал-майор] и на левом фланге, в районе Лунинца, - стрелковую дивизию Недвигина [Семён Иванович; комдив-232, генерал-майор]. Всё остальное, то есть 28-й и 47-й стрелковые корпуса, он распорядился отвести за реку Сож для укомплектования. Туда же должно было переместиться и управление 4-й армии».
8 июля 1941 года командованием 4-й армиив лице генерал-майора А.А. Коробкова, командующего, и дивизионного комиссара Ф.И. Шлыкова, члена Военного Совета армии, под грифом «Сов. секретно» издано распоряжение № 030 «Об укомплектовании и приведении войск армии в боевую готовность и организации боевой подготовки». Оно, в частности, гласило:
«1. Части армии сосредоточиваются для проведения переформирования и доукомплектования в следующем составе в нижеперечисленные районы:
а) Управление армии – 8 км с.-в. Пропойск;
б) 28 ск: 143 сд – в ЧАУСЫ; 42 сд – ПРОПОЙСК; 6 сд – КРАСНОПОЛЬЕ;
55 сд – ст. КАМЕНКА и управление ск с корпусными частями – ПРОПОЙСК;
в) 47 ск: 121 сд – Новозыбков, 155 сд – КЛИМОВО, управление ск с корпусными частями (без 462 кап) – НОВОЗЫБКОВ, 462 кап – ЧЕРИКОВ.
г) 20 мк, 120 гап – ЧЕРИКОВ;
д) Остатки частей 10 армии – районе КЛИМОВИЧИ». Источник – ЦАМО: ф. 208 оп. 2511, д. 36.
В этот же день произведены перестановке в командовании 4-й армией (I ф), поскольку генерал-майор А.А. Коробков был отозван в штаб Западного фронта, где тут же был арестован и вскоре предан «расстрельному» суду вместе с прежним командованием Западного фронта в лице генерала армии Д.Г. Павлова и других военачальников, неправедно обвинённых И.В. Сталиным и его окружением в преступной бездеятельной и даже якобы в измене Родине в пользу гитлеровской Германии.
Временно исполняющим должность командарма-4 было возложено на начальника штаба армии полковника Л.М. Сандалова. Пост члена Военного Совета по-прежнему остался за дивизионным комиссаром Ф.И. Шлыковым.
К 13 июля 1941 года армия была значительно пополнена личным составом, оружием и вооружением...

Вот-вот! А теперь. Вы понимаете, как можно объяснить появление бойца в глубоком тылу, 10 дней прохлаждающегося на деревенском молочке, в то время как его  часть которого сражается в окружении? Как называли у нас таких солдат и что с ними делали?
Какой это глубокий тыл! И о каких «10 днях прохлаждающегося на деревенском молочке» речь?! Оголтелая бредятина какая-то! 4-я армия (I ф) по Сожу развернулась 13 июля, а 17 июля – уже бой непосредственно по обороне Кричева. Таким образом, максимум – три полных дня относительно мирной жизни на деревенских харчах – с 13-го по 16-е включительно.

Там орудия есть. Значит легенда такая, Сиротинин, из 6 сд поступил в распоряжение какого-то АПа из 55 сд, а не 55 сп.
Как версия уже ранее оглашённый мною факт: 15 июля 1941 года был сформирован  боевой отряд 28-го стрелкового корпуса (I ф) под общим командованием комдива-6 полковника Михаила Антоновича Попсуй-Шапко. Его боевой состав: 84-й стрелковый полк 6-й стрелковой Орловской Краснознамённой дивизии, усиленный 2-м артиллерийским дивизионом 84-го лёгкого артиллерийского полка 55-й стрелковой дивизии имени К.Е. Ворошилова (I ф)...

Боевой путь 84 ЛАП достаточно хорошо отслеживается документами по 4А. Более того, есть мемуары начарта 55 СД Морозова, который подробно описал именно те июльские дни. Главное оттуда -  что никаких артиллерийских подразделений его дивизии 16-17 июля не были у Сокольничей, а тем более оставаться там в течении 10 дней.
Давайте еще версии. :) :)
Не надо допридумывать! Я имею те мемуары Морозова. Сам Морозов в состав боевого отряда 28 ск (I ф) не попал. Пишет лишь о том, что тот боевой отряд убыл под Мстиславль: где конкретно воевал, Морозов не пишет, поскольку не имел точной информации. Единственная деталь, на которой акцентирует внимание, так это на военной хитрости талантливого офицера-артиллериста лейтенанта Виктора Эрнестовича Шомоди, ставшего впоследствии генерал-майором артиллерии и известным в Белоруссии военным историком...

Из журнала "Огонек"
Весь день беседуем с жителями. И вот что узнаем из их рассказов.
10 июля 1941 года в деревню Сокольничи, расположенную тремя километрами западнее Кричева, прибыла наша артбатарея. Одним из орудий батареи командовал молодой артиллерист Николай.

А это показания свидетелей. Фрагмент. Грабская Лидия Михайловна утверждает, что была целая батарея со штабом и стояла 10 (десять!) дней.
Бредятина она и есть бредятина!
По состоянию на 10 июля да целая батарея да ещё вдобавок в глубоком тылу Западного фронта. Дезертиры что ли!?
Явно, что бабуля числом ошиблась!
По состоянию на 10 июля 1941 года в Кричеве, по неполным данным, только военные госпиталя, караулы 73-го стрелкового полка войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений да окрестные авиагарнизоны...

Конечно-конечно! Именно батарея Шомоди простояла на постое в Сокольничи 10 дней. И никуда она ( под Мстиславль) не ездила. :)
Не исключено! Но только не десять дней, а, начиная с 15 июля, то есть не полные двое суток...
Однако сам Шомоди в своих многочисленных научно-исторических трудах и публикациях почему-то ни слова о Сиротинине как о своём подчинённом...
Да, кстати, имя-отчества Шомоди – Виктор Эрнестович и он был лейтенантом, а бабуля-свидетельница – о старшем лейтенанте Николае и лейтенанте Феде...

Мониторинг могилёвских сайтов и изучение подшивок кричевской районной газеты, к сожалению, не вселяют оптимизма в отношении возможного наличия в Кричеве грамотных в вопросах военной истории краеведов. Раз за разом здесь озвучиваются только одни и те же «заезженные» мифы, в том числе и миф об артиллеристе-одиночке Коле Сиротинине...
Вот в соседних Климовичах есть исследователь, во многом равный масштабом своей личности М.Ф. Мельникову, – подполковник в отставке Алексей Мартынович Кожемяко, но его специализация - Климовический «котёл»...

Да не мог ОДИН солдат вести бой с одной пушкой, его порвали бы в две минуты. Читайте внимательно выводы.
Один артиллерист вести огонь из пушки, если это, конечно, ни гаубица и ни мортира, может. Примеров тому из летописи Великой Отечественной не счесть. Но выпустить прицельно за относительно короткое время прямой наводкой 60 снарядов – под большим сомнением: при такой физической нагрузки перенапряжение сил явно зашкалит за грань запредельного!
«его порвали бы в 2 минуты» – смешно слышать, учитывая, что орудие, если верить схеме реконструкции боя, стояло почти в километре в стороне и было хорошо замаскировано.
Свидетельские показания, проигнорированные официально, – в пользу того, что Сиротинин вёл огонь не один. Выходит, при орудии находился расчёт, причём возглавляемый офицером...
А насчёт «порвать» скажу так: немцы себя в том бою особо не проявили: имея такую силищу, даже не попытались с ходу смять один единственный пехотный батальон русских. Можно, конечно, их нерешительность списать на якобы заботу о жизнях своих солдат. Но со стороны если смотреть, – явно что струхнули...

На основе немецких документов (ЖБД) и воспоминаний советских ветеранов удалось достаточно точно восстановить события, произошедшие на Варшавском шоссе близ с. Сокольничи 16-17 июля 1941 г . Напомню, что до сих пор  существует другая точка зрения по этому вопросу.
Данные из немецких и отечественных  источников в большинстве своем не противоречат друг другу, что может являться основанием считать  нашу версию обоснованной.
 Установлены  также  подробности личности советского командира, руководившего обороной Кричева на юго-западных подступах к городу.
Я долгие годы собираю все доступные источники по боям за Кричев и вокруг него, в том числе имел в 1980-х длительную переписку с некоторыми активными участками тех боёв. Не один из тех источников не даёт никаких чётких ответов! И даже вместе они не дают таких ответов, ибо отсутствует ещё одна крайне важная составляющая - свидетельства немецкой стороны. Ваш реферат, представленный вчера, - во многом перепевка литературного творчества нижегородца Киселёва. При этом чужие наработки Вы откровенно искалечили своими собственными ляпами, порождёнными личным военно-историческим невежеством.
Это хорошо, что Вы, действуя искренне, пытаетесь откопать истины в отношении событий 17 и 18 июля 1941 года, но делать это надо всё же на исследовательско-профессиональном уровне, а не путём самочинного производства себя якобы в специалисты по истории 4 тд вермахта. Вопли о том, что Вы якобы такой специалист, я уже который день из Ваших уст слышу, а вот реального специалиста разглядеть за тем воплем пока никак не удаётся. Стыдно, коллега, очень стыдно!
Мое предположение, из логики обслуживания, это сорокопятка. Вполне достаточно для борьбы с немецкой техникой начала войны.
Если Сиротинин всё-таки из 2-го дивизиона 84 лап 55 сд (I ф), то о какой сорокопятке может идти речь в принципе! Только 76,2-мм дивизионная пушка!..

Конструктивные итоги дискуссии за 12-14 апреля 2012 года
О бое, вспыхнувшем на рассвете 17 июля 1941 года у юго-западной окраины Кричева
Силы обороняющихся: 2-й стрелковый батальон 409-го стрелкового полка 137-й стрелковых дивизий 20-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии плюс – одиночное (но, судя по всему, неподчинённое данному батальону) артиллерийское орудие, установленное на деревенской улице предместья Кричева Сокольничи.
Силы противника. В открытой печати утверждается, что это была 4-я танковая дивизия вермахта. В действительности – ударная боевая группа (кампфгруппа) оберста Генриха Эбербаха, действовавшая под эгидой той самой 4-й танковой дивизии. Её состав:
- роль «стального катка» – за 2-м батальоном 35-го танкового полка;
- роль штурмовой силы – за 33-м пехотным полком и 2-м батальоном 12-го пехотного полка;
- роль огневой «кувалды» – за 69-м артиллерийским полком (был вооружён 100-мм орудиями), двумя из трёх дивизионами 103-го артиллерийского полка, 740-м артиллерийским дивизионом (был вооружён 150-мм орудиями) и батареей тяжёлых 210-мм мортир 604-го дивизиона;
- средства ПВО: две зенитные батареи – тяжёлая и лёгкая;
- части и подразделения боевого обеспечения – 79-й разведывательный батальон, 1-я рота 34-го мотоциклетного батальона, 324-й батарея корректировщиков и несколько подразделений понтонного дивизиона.
Таким образом, гитлеровцы на данном направлении многократно превосходили силы обороняющихся. Схематично: против одного единственного, только что поспешного окопавшегося (и в связи с этим не имевшего никакого оборудованного в инженерном отношении предполья!) стрелкового батальона (к тому же явно обескровленного участием в предыдущих боях!) – целая сводная моторизованная бригада, до предела насыщенная вдобавок артиллерией и, в том числе, тяжёлой, включая 210-мм мортиры!
В связи с этим уже сам тот факт, что первыми же своими залпами обороняющиеся вынудили противника, как минимум, на два с лишнем часа, остановиться у деревни Сокольничи – бесспорная доблесть советских войск! И это, специально подчеркнём, даже при условии, что те залпы пусть, может быть, и не принесли фашистам какого-либо существенного урона!
Противник, который, напомним, имел подавляющее преимущество в живой силе и технике, возобновил наступление, как минимум, только два с лишним часа спустя, – уже после того, как подтянувшаяся дивизионная и корпусная артиллерия залповым огнём порядка 10-11 орудийных батарей (!) жестоко перепахала позиции оборонявшихся.
В самом же городе группа оберста Эбербаха, судя по всему, организованного сопротивления не встретила.
О потерях советской стороны, понесённых у деревни Сокольничи, достоверных сведений нет, за исключением факта гибели в самой деревне артиллериста-срочника старшего сержанта Н.В. Сиротинина. Однако исходя из того обстоятельства, что ко второй половине дня 17 июля 1941 года 2-й батальон 409-го стрелкового полка уже осуществлял оборону левого берега реки Сож, окопавшись прямо напротив автомобильного моста, и он же силами своей пулемётной роты в тот же день под носом у немцев взорвал озвученный выше автомобильный мост, – под деревней Сокольничи разгромлен не был, оставил занимаемые там позиции организованно, ко второй половине суток 17 июля по-прежнему сохранял свою боеготовность.
Потери противника, если исходить из архивных документов вермахта, – тоже, похоже, незначительные. Повествования советских СМИ послевоенного периода о разгромленной у деревни Сокольничи одним только лишь артиллеристом-одиночкой моторизованной колонны гитлеровцев – не более чем красивый миф.
Подвиг обороняющихся, повторюсь, он отнюдь не в псевдоразроме головной колонны кампфгруппы оберста Генриха Эбербаха, а в том, что советские войсками мизерными, по сути, силами на два с лишним часа эту самую кампфгруппу остановили, причём остановили при этом отнюдь не на окраине Кричева, а в нескольких километрах от неё к юго-западу!
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 18:32:04 от Sobkor »
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 317
Чего только не найдешь на просторах интернета. Вконтакте создали отдельную группу о этом подвиге на http://vk.com/geroy_sirotinin и И очень интересное обсуждение в ней http://vk.com/geroy_sirotinin#/topic-26950015_25361834
«Замалчивать тот факт, что у реки Сож немецким частям противостояло целое подразделение РККА, во главе со своим командиром – предательство по отношению к памяти об этих людях. К тому же это ещё и плевок в сторону командования. Исходя из утверждения т.н. «краеведов и историков» Сиротинина направили прикрывать отходящие части. Вы только вдумайтесь – одного единственного, девятнадцатилетнего пацана оставили в чистом поле с противотанковой пушкой! Это притом, что у каждого орудия есть расчет, который просто обязан, находится возле вверенной ему матчасти, за которую этот самый расчёт несёт персональную ответственность, согласно устава! Командир, отдавший подобный приказ – преступник и его надо судить по законам военного времени! А далее ещё хлеще – пушка, дескать, была «замаскирована во ржи», бой длился почти три часа… и так далее и тому подобное! Вы поспевающую рожь видели? Можно понять, как маскируют орудия в лесу, на опушке, окраине леса, можно понять и представить орудие в кустарнике, но во чистом поле!!! Какая может быть маскировка во ржи?! И в течение трёх часов немцы даже не предприняли ни обходного манёвра, ни попыток подавить огневую точку противника? А ведь в составе 4-й танковой дивизии Вермахта было два танковых полка: 35-й и 36-й на вооружении которых были и танки и соединения мотопехоты. Это, что же получается, что противник тупо бегал под огнём одного единственного орудия в панике, теряя дорогостоящую технику и не предпринимая ничего для предотвращения огня?! Бред сивой кобылы!!! Волосы встают дыбом от такой ахинеи! И ведь верят люди в подобное повествование, не пытаясь даже понять, что там произошло на самом деле! Этому может поверить только рядовой обыватель, не имеющий ни малейшего представления о военной службе, системе управления в РККА в годы предшествующие ВОВ и в начальный её период и военной истории в целом, который акромя статей в «Комсомольской правде» ничего и не читал в жизни о войне. Я достаточно давно занимаюсь именно военной историей и за эти годы многое мною было переосмыслено, проанализировано – выводы увы, не утешительны – такого количества мифов по истории Второй мировой войны, как у нас в стране нет ни где в мире. И лжи с годами, к сожалению, не становится меньше.
Видите ли, Юля, держать в памяти имена всех кто воевал, и погиб в принципе не возможно и Вы это прекрасно понимаете. К тому же я не интересовался вплотную экипажем Гастелло. Речь в данный момент идёт о Сиротинине. Ваши слова: «Я не берусь утверждать, но все же думаю, что подвиг Сиротинина был признан на основе записи дневника немецкого офицера».
 Вот в этом то и загвоздка, поскольку этот самый дневник никто не видел. Нет ни копий, ни фотокопий его страниц, более того, вызывает сомнение существование автора дневника, хотя в газетах советского периода упомянут некий обер-лейтенант Фридрих Хёнфельд, который якобы служил в составе 4-й танковой дивизии аермахта и позже погиб на Восточном фронте. Причём точного места гибели мифического обер-лейтенанта никто не может назвать достаточно точно, одни говорят – под Тулой, другие под Сталинградом. Вот тогда-то, дескать, в его вещах и был найден этот пресловутый дневник. Но вот какая закавыка, до конца 1944 года в немецкой армии был достаточно чёткий учёт убыли личного состава. Все военнослужащие погибшие в бою, умершие в госпиталях в результате ранения или скончавшиеся от различного рода несчастных случаев заносились в списки убитых, те же чья смерть не могла быть подтверждена свидетельскими показаниями, записывались как пропавшие без вести. Это жёсткое правило распространялось на всех военнослужащих, невзирая на звания и заслуги. Так вот, среди потерь личного состава 4-й танковой дивизии Вермахта обер-лейтенант Фридрих Хёнфельд не значится. Нет его ни среди погибших, ни среди пропавших без вести, ни среди пленных. Его имени вообще нет в списочном составе. Да и про самого Сиротинина достоверных данных крайне мало.
Юлия, вот, собственно говоря, что известно про Сиротинина:
1. Сиротинин Николай Владимирович был призван в ряды РККА 5 октября 1940 года. Это подтверждает архивная справка, выданная на основании карты призывника – http://vk.com/photo-26950015_280666471
2. Сиротинин был призван в 55-й стрелковый полк. Этот факт подтверждается архивной справкой – http://vk.com/photo-26950015_280666469 и его короткой запиской, адресованной родным. Там сказано, что его направляют в 55-й стрелковый полк (27-я минута документального фильма).
Собственно говоря, на этом всё. Нет более достоверных данных о его дальнейшей судьбе. А дальше следует история, созданная кричевским краеведом Михаилом Фёдоровичем Мельниковым.
Да, сотрудники архива МО Степанчук и Терещенко выезжали в Кричев и встречались там с Мельниковым, который и поведал им о событиях июля 41-го года http://vk.com/photo-26950015_280666467. Вот только события эти были записаны со слов местных жителей через 17 лет! А поскольку все «свидетели» тех событий были уже далеко не молоды, то вспомнить детали через такой промежуток времени весьма проблематично. Да и сами «показания» разняться между собой. Верить на все 100% жителям села Сокольничьи, полагаясь исключительно на их память, не совсем правильно ведь, даже в архивных бумагах есть целый ряд неточностей.
Во-первых, в архивных справках указано, что Сиротинин был призван в 55-й стрелковый полк и это подтверждено его запиской. Но вот то, что полк был в составе 6-й стрелковой дивизии, не соответствует действительности. 55-й стрелковый полк, который дислоцировался в 1940-1941 годах в Полоцке, входил в состав 17-й стрелковой дивизии. Накануне войны дивизия получила приказ выдвинуться в сторону города Лиды, для участия в учениях. В частности 55-й СП походным маршем в ПОЛНОМ СОСТАВЕ, т.е. со всей полковой артиллерией, а это по штату 04/401 – три батареи (две батареи 45-мм противотанковых пушек 53-К, по шесть орудий и батарея 76-мм полковых пушек – шесть орудий, итого – 18 стволов) вышел в указанный район. Вот воспоминания командира 55-го стрелкового полка, 17 стрелковой дивизии Григория Гордеевича Скрипки: http://nasha-pobeda.ru/storyveteran.php?id=3. Заметьте, что ни о каких потерях в артиллерии тут нет ни слова, следовательно, она была в составе полка в течение всего времени боёв. А теперь ответьте на такой вопрос: Как военнослужащий 55-го СП мог оказаться в селе Сокольничи, если его подразделение вышло из окружения в районе Калинковичей, а это на 230 км южнее?
Во-вторых, в анкете на разыскиваемого бывшего военнослужащего, выданной Орловским горвоенкоматом, за подписью полковника Калинина стоит весьма интересная резолюция – Считать ВОЗМОЖНЫМ, учесть погибшим 16 июля 1941 года http://vk.com/photo-26950015_280666474. А на основании чего была сделана эта запись? Вот ещё одна справка, на имя начальника отдела по персональному учёту потерь сержантов и солдат Советской армии, за подписью того же Калинина. В этом документе он сообщает, что Сиротинин Николай Владимирович геройски погиб защищая 476-й километр Варшавского шоссе, на основании СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ «ОГОНЁК» №19 за 1958 год. http://vk.com/photo-26950015_280666469. Вот так, на основании СТАТЬИ в журнале!
Ну и, в-третьих, теперь уже о самом бое на Варшавском шоссе. Прочтите книгу Валерия Киселёва «Однополчане», в частности главу «Варшавское шоссе»: http://kisvalera.narod.ru/books/odnopolchane/glava_04... По свидетельству не просто очевидцев, а непосредственных участников боя, дорогу на Кричев прикрывал 2-й батальон 409-го СП, численностью 600 бойцов, при 12 пулемётах (только в одной стрелковой роте), батарее 45-мм пушек и 122-мм гаубице с 9-ю снарядами. Причём о существовании самого Сиротинина один из участников боя «узнал» много лет спустя, как и Орловский военком, да и все остальные сотрудники Министерства обороны СССР, судя по всему из того же «ОГОНЬКА».
По поводу уничтоженных в ходе боя танков, я даже и разговора не начинаю, их количество росло в «геометрической» прогрессии – чем дальше годы войны, тем больше уничтоженных машин».


С сайта Кричевского райисполкома: «В начале июля фашисты форсировали Березину и рвались к Днепру. 11 июля они захватили плацдармы южнее Орши и севернее Нового Быхова и с утра 12 июля развернули наступление на Смоленск и Кричев, охватывая фланги 13-й армии, оборонявшей рубежи Днепра в районе Могилева и южнее его. Оборона на реке Сож имела особое значение в ходе Смоленского сражения, в результате которого был сорван гитлеровский план молниеносного захвата Москвы.
Кричев с первых дней войны строил укрепления на линии будущей обороны у реки Сож. На восток эвакуировали оборудование, трактора, колхозный скот.
14 июля 1941 года гитлеровские войска в районе Славгорода (Пропойска) вышли к реке Сож. Основные силы 13 армии, действовавшие южнее Могилева, под напором превосходящих сил противника вынуждены 17 июля 1941 года оставить Кричев занять оборону за рекой Сож. На рубеже реки Сож завязались упорные и длительные бои. В ожесточенных боях успешно отражали непрерывные атаки превосходящих сил фашистов героические соединения 13 армии под командованием генерала-лейтенанта Герасименко В.Ф., 132-я стрелковая дивизия генерала Бирюзова С.С., 137-я стрелковая дивизия полковника Гришина И.П., 4-й воздушно-десантный корпус генерала Жадова А.С., 6-я стрелковая дивизия полковника Папсуй-Шапко М.А., Ленинградский коммунистический батальон полковника Осташенко Ф.А. и другие воинские части.
Благодаря мужеству и героизму бойцов и командиров, советские войска до 1 августа 1941 года удерживали линию фронта по реке Сож на участке Мстиславль-Кричев и до 8 августа – на участке Кричев-Пропойск, а в полном окружении бои продолжались до 16 августа. Тем самым они не дали возможности фашистскому командованию перебросить занятые здесь части на другие участки фронта. Героическая месячная оборона у Кричева позволили советскому командованию выиграть время для укрепления важнейших стратегических пунктов на центральном направлении и обороны Москвы»
.
« Последнее редактирование: 02 Июня 2017, 11:10:39 от Sobkor »
Записан

Михаил Матвиенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 1 565
  • ХИЩНИК
    • WWW


Карточка от 12 июня 1958 года:



Надпись на фляжке. Артфакт хранится в Кричевском музее:

Из карточки военкомата: рост – 164 см, вес – 53 кг.[/b].

Из дневника убитого обер-лейтенанта Хёйфильда:

Документ из домашнего архива Сиротининых. Оригинал был прислан героем в 1940 году со срочной службы:

55-й стрелковый полк. А если я не ошибаюсь, этого полка не было в составе ни 6-й сд, ни 137-й. 55-й сп входил в состав 17-й стрелковой дивизии.
Состав 17 СД
55-й стрелковый полк
 271-й стрелковый полк
 278-й стрелковый полк
 527-й стрелковый полк
 20-й лёгкий артиллерийский полк
 390-й гаубичный артиллерийский полк
 101-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
 161-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион.
 71-й разведывательный батальон
 114-й сапёрный батальон
 109-й отдельный батальон связи (813-я отдельная рота связи)
 88-й медико-санитарный батальон
 115-я отдельная рота химический защиты
 27-й автотранспортный батальон
 64-я полевая хлебопекарня
 143-я дивизионная авторемонтная мастерская
 109-я полевая почтовая станция
 ?-я полевая касса Госбанка

Командиры 17 СД
Бацанов Терентий Кириллович комбриг с 05.06.1940 генерал-майор - с 19.05.1938 по 29.06.1941
"Наша 17-я стрелковая дивизия, 271-й стрелковый полк, где я проходил службу, базировалась близ Полоцка. В мае-июне начали передислоцирование в сторону границы. Был приказ перейти на летние лагеря. И когда началась война, комдив воскликнул: "Чем же я буду воевать, подушками что ли?!...В результате ни один патрон, ни один снаряд не был отправлен вместе с нами, все осталось на складах. Не то что воевать - застрелиться было нечем!" - вспоминает Семяшкин А.Н.

Правильное официальное наименование соединения: 17-я стрелковая Горьковская дважды Краснознамённая дивизия имени Президиума Верховного Совета СССР (I ф)...
« Последнее редактирование: 01 Июня 2017, 23:26:39 от Sobkor »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович
Суммируя итоги нашей давней теперь уже дискуссии: в деревне Сокольничи где-то с 13 июля 1941 года стоял артиллерийский заслон, от которого к утру 1941 года осталось одиночное орудие и оно действительно сделало несколько выстрелов во фланг ГПЗ ударной группы оберста Эбербаха. В это же время сама ГПЗ вела бой со 2 сб 409 сп 137 сд. Любопытно, что ветераны того батальоны утверждают, что  батальон в том бою подбил аж… 13 атакующих их позиции немецких танков. Если присовокупить эту цифру к урону, который якобы нанёс фашистам Сиротинин (11 танков, 7 бронемашин и 57 человек живой силы противника), то получится… «маленькая» Курская дуга в отношении немцев, что само по себе уже бред! И это при всём том что в документах 4-й танковой дивизии вермахта ничего о потерях в живой силе и технике. Скорей всего, потери всё-таки у атакующих были, но санитарные. Хотя, впрочем, официально называется только один погибший (обер-ефрейтор из 33-го пехотного полка) и один раненый 17 июля 1941 года и это офицер из тыловых служб 35-го танкового полка вермахта обер-лейтенант Schnurrer.
Скорей всего, главные силы ударной группы оберста Эбербаха в бой не вступили, а сам бой вела лишь ГПЗ (головная походная застава) да и то исключительно с целью выявить силы и огневые средства противника. Дело же завершила тяжёлая артиллерия немцев и, по свидетельству, ветеранов 2 сб 409 сп 137 сд, – массированный авиаудар вражеских бомбардировщиков. Кстати, фиксация времени суток в немецких документах – по берлинскому времени. Таким образом, по нашему времени бой у деревни Сокольничи начался в 06.30, а закончился в начале девятого утра, ибо в 08.30 ударной группы оберста Эбербаха, после того, как привела себя в порядок, организованно тронулась с места в направлении Кричева. Полный же захват Кричева немцы объявили в 11.30 по берлинскому времени…
Согласно архивной справке из ФРГ, при взятии Кричева 17 июля 1941 года со стороны вермахта погиб всего лишь на всего один военнослужащий – обер-ефрейтор из 33 пехотного полка.
Общие же безвозвратные потери ударных сил 2-й танковой группы за сутки 17 июля 1941 года – 21 человек, при этом двадцать были убиты у Черикова и только один – у Кричева.
Теперь о личности Николая Сиротинина. Настоящий Сиротинин к началу Великой Отечественной срочную службу проходил в 55-м стрелковом полку 17-й стрелковой Горьковской дважды Краснознамённой дивизия имени Президиума Верховного Совета СССР (I ф). С учётом того, факта, призван он был осенью 1940 года, то к началу войны он никак физически не смог бы получить сержантского звания!
В открытой печати с ссылкой на белорусские источники озвучивается, что из 55 сп 17 сд (I ф) он выбыл 22 июня 1941 года по причине полученного под немецкими бомбами ранения. Откуда эти сведения – не знаю. Дай Бог, чтобы у белорусских исследователей на руках была на сей счёт Архивная справка из Архива военно-медицинских документов.
Если сведения о ранении верны, то Н. Сиротинин вполне мог бы после выписки из госпиталя оказаться в рядах маршевого пополнения приводящей себя у белорусского города Климовичи в порядок 4-й армии (I ф).
Поскольку наличные артиллерийские стволы по состоянию на 11 июля 1941 года имелись только в 55 сд (I ф), то самое вероятное место службы Н. Сиротинина – 84-й лёгкий артиллерийский полк 55-й стрелковой Курской дивизии имени К.Е. Ворошилова (I ф). Здесь он потенциально мог быть произведён в младшие сержанты, но – не факт. И по определению исключено, что он являлся старшим сержантом!
С 13 июля 1941 года на окраине деревни Сокольничи, вероятней всего, окопался заслон от 2-го сводного боевого отряда 4-й армии (I ф). Боевой состав этот отряда – 84-й стрелковый полк 6-й стрелковой Орловской дважды Краснознамённой дивизии, усиленный 2-м дивизионом 84-го лёгкого артиллерийского полка 55-й стрелковой Курской дивизии имени К.Е. Ворошилова (I ф). Командовал отрядом комдив-6 полковник Михаил Антонович Попсуй-Шапко.
Как мне представляется, из орудия стрелял по немцам всё-таки расчёт, а не одиночка. Но погиб в бою только один – идентифицированный впоследствии как Сиротинин. Его труп и был обнаружен у брошенной пушки немцами.
К тому же, по ряду свидетельств местных жителей, кто-то из деревенских вроде бы видел убегающих под вражескими пулями наших артиллеристов…
Напомню, что идентификация героя была произведена на основании выцарапанной на его фляжке надписи: «Сирот.Н.». Плюс одна из свидетельниц вспоминала, что этот воин в период с 13 по 16 июля за ней ухаживал и при это назывался Николаем. Кстати, на своей родине настоящий Н.В. Сиротинин официально значится погибшим 16 июля 1944 года и похороненным в брянском городе Карачеве…
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Хейнц Вильгельм Гудериан (справа) и тот самый почти без взявший 17 июля 1941 года Кричев оберст Генрих Эбербах.
« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 18:31:27 от Sobkor »
Записан

Ольга Петрова

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 243
Напомню, что идентификация героя была произведена на основании выцарапанной на его фляжке надписи: «Сирот.Н.». Плюс одна из свидетельниц вспоминала, что этот воин в период с 13 по 16 июля за ней ухаживал и при это назывался Николаем. Кстати, на своей родине настоящий Н.В. Сиротинин официально значится погибшим 16 июля 1944 года и похороненным в брянском городе Карачеве…
Нет же, нет! Кричев – мой родной город. Сиротинина запомнили местные жители. Он помогал по хозяйству, носил воду. Даже документальный фильм есть с воспоминаниями о нём. Возможно, не один он остановил немцев под Кричевом, но местные жители почему-то запомнили его одного. Запомнили, как все ушли, а этот парень остался. Сейчас фото найду, которые я сделала в Сокольничах:





« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 12:48:44 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович
Итак, если вкратце: личность погибшего артиллериста доподлинно не установлена до сих пор, Свидетелей его подвига со стороны местных жителей нет, поскольку те в тот момент прятались от вражеских пуль и осколков, спасая свои семьи и себя. Есть лишь свидетели, которые опознали погибшего как бойца по имени Николай. Очевидцы же из числа ветеранов 2 сб 409 сп 137 сд свидетельствуют, что какое-то одиночное орудие поддерживало их своим огнём с левого фланга, но кто именно вёл этот огонь они видеть не могли из-за пересечённого характера местности.
Никакого разгрома вражеской моторизованной колонны на самом деле не было и уж тем паче усилиями якобы исключительно только артиллериста-одиночки. Немцы же на этом участке были остановлены на два часа не мифическим одиночкой, а более чем реальной силой в лице окопавшего у них, немцев, на пути полнокровного советского батальона в 600 с лишним штыков!
Миф же об артиллеристе-одиночке был порождён строками опубликованного в журнале «Огонёк» фронтового дневника погибшего то ли под Тулой, то ли под Сталинградом немецкого обер-лейтенанта, однако подлинника этого дневника никто никогда не видел, а офицера с таким именем и фамилией не было не только во 2-й танковой группе Гудериана, но и в вермахте, что неоднократно уже проверено и перепроверено заинтересованными исследователями...

Относительно немецкого военного кладбища в 57 могил, которое было в деревни Сокольничи и которое местные краеведы склонны «приписывать» в заслугу Сиротинину. На 99 % это место захоронение фашистов, погибших в период с 20 по 31 июля 1941 года на южной окраины Кричева при отражении штурмовых атак воинов 7-й воздушно-десантной бригады 4-го воздушно-десантного корпуса (I ф)…
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович

Бывший (по состоянию на лето 1941 года) командир 2 сб 409 сп 137 сд Николай Андреевич Ким (он же – Чонг Пхунг). По состоянию на июль 1941 года состоял в воинском звании капитана, а на представленном снимке, который следует датировать не ранее, чем 1943 годом, он уже в погонах майора.

Н.А. Ким не был командиром 2 сб 409 сп. Должность Николая Андреевича на момент событий под Кричевым – начальник штаба 409 сп. Источник – его собственноручная автобиография.
Видимо, он как представитель командования полка отвечал за отправку последнего эшелона с подразделениями 409 сп, в котором следовал 2 сб. По этой же понятной причине капитан Ким, как старший по должности, принял на себя командование батальоном. Кто был командиром 2 сб 409 сп по штатной должности, пока неизвестно...
« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 18:37:20 от Sobkor »
Записан

stas57

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
Ухх ты, не прошло и пяти лет и что мы видим!

Цитировать
немцы формально объявляли потерянными лишь те бронеединицы, которые не подлежали восстановлению. То есть речь о танках и самоходках, разбитых в хлам! Танки же и штурмовые орудия с сорванными гусеницами, с несерьёзно «подсрелянными» двигателями, башнями и т.д. в число боевых потерь не включались… На мой взгляд, истина где-то посередине.
Зачем фантазировать? В дивизии, в отчете есть только боеспособные, то есть те, что могут использоваться в бою, из них после боя небоеспоособные: в ремонт (instandsetzung) и потерянные полностью (tote).
Ещё в наличии отчёты оберквартирмейстера по данной теме, там указывается всё, во всех подробностях, выглядит это так:

stas57, спасибо за разъяснение! Теперь буду знать!
Относительно, похорон. Где доказательства того, что павшего артиллериста хоронили немцы? Да и времени у них не было на то, чтобы копать могилу и отдавать последние почести – нужно было быстрее выполнять боевую задачу по захвату Кричева! В 08.30 по местному времени немецкая колонная уже тронулась в путь. Да и потом, как бы местные могли опознать в убитом артиллеристе знакомого им бойца по имени Николай, если бы немцы его вдруг похоронили ещё до того, как местные жители вылезут из погребов и щелей, в которых укрывались во время боя?
Напомню, что несколько лет назад один форумчанин говорил, что вот этот отрезок в два часа, названый у немцев перегруппировкой, они, немцы, занимались митингом и похоронами.
А вообще (а я об этом ещё несколько лет назад говорил) весь бой по Киселеву и по Н. Schaufler синхронизирован практически поминутно и он весь и полностью совпадает.

Цитировать
А вообще это правда, что иногда нацисты отдавали последние воинские почести павшим советским военнослужащим. Однако надо понимать, что это с их стороны далеко не совсем дань уважения. Это своеобразная игра в рыцарство.Так, древний тевтонский принцип в русском пересказе звучит как труп врага хорошо пахнет! Таким образом, отдавая последние почести врагу, тевтоны и их последователи восхваляли, прежде всего, самих себя: мы, мол, сильнее и доблестнее, коль победили противостоявшего нам богатыря!..
Соглашусь.

stas57, а сколько бронеединиц ударная группа оберста Эбербаха имела на вечер 16-утро 17 июля 1941 года? Есть сведения на этот счёт?
Увы. Как и у нас, редко где указывается. По моему опыту, в документы обычно просто пишут состав БГ без разблюдовки (батарея**, три роты**, два взвода**, один полк**).
Есть только общее количество боеспособных танков на разные даты, делать из них какие либо выводы я бы не стал.
Согласно Pz.Lage, на вечер 17.07 количество танков на ходу в II/PR35 (который входил в боевую группу) следующее: Pz II – 5,Pz III – 8,Pz IV – 0 шт.
В 500-м фонде никакого дневника нет...
Две радиограммы. Желающие могут расшифровать, а я же, увы, пас:



Цитировать
Непонятно в отношении самого главного: у деревни Сокольничи группа Эбербаха какие-то бронеединицы потеряла или нет?
Как раз тут всё чётко: нет ни одного указания о потерях в конкретном бою.
На 16.07.1941 года полк подаёт сведения о наличии 59 + 7 боеготовных танка NARA T-315 R-0206 F1161, а на 23.07.1941 года – 49 боеготовных танка NARA T-315 R-0207 F060.

Цитировать
Как раз у Киселёва путаница по времени...
Ну для источника, записанного по памяти через полвека, без какой-либо сверки- вообще идеально.
Из воспоминаний Ф.Е. Петрова о начале боя: «Они появились еще до рассвета, и мы сразу же открыли по ним огонь».
Из Журнала боевых действий 4-й танковой дивизии вермахта: после 04.15 (по Берлину) передовой отряд, натолкнувшись на завал на дороге, был встречен артиллерийским огнём.
Из воспоминаний Ф.Е. Петрова о выходе из боя: «Часов в 8-9 утра комбат приказал отступать. Наш отход наблюдал немецкий самолёт. Орудия уходили последними, прикрывали пехоту».
В 11.30 (по Берлину) 35-й танковый полк с 1-й ротой 34-го мотоциклетного батальона и 1-й ротой 12-го мотострелкового полка ворвались в Кричев. До этого была 2-х часовая остановка.
Как раз около полдевятого утра окончился бой, около девяти немцы выдвигаются с позиций, я думаю вполне нормальное совпадение, не в несколько часов. Кстати, это важно, потому как встретивший на рассвете немецкие танки одиночка и ведший бой в одиночку, по всем расчётам, должен был быть убитым как раз к восьми утра.
« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 19:36:19 от Sobkor »
Записан

Ольга Петрова

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 243
Николай Сиротинин. Один в поле воин. Подвиг 41-го года: https://www.youtube.com/watch?v=k-OaOGg91BY
« Последнее редактирование: 04 Июня 2017, 18:33:08 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович
В 500-м фонде никакого дневника нет...
Мне тут на днях один кричевский балобал заверил в ходе Интернет-переписки, что якобы недавно где-то-то был опубликован дневник обер-лейтенанат Фридрих Хенфельд. И он, тот самый балабол, сам ту публикацию читал, но вот только-де не помнит где именно. Якобы дневник отыскался в ФРГ в фондах одного из бывших военных архивов ГДР…

Из свидетельств жительницы деревни Сокольничи Ольги Вержбицкой: «На берегу речки Добрость, протекающей у села Сокольничи, батарея, где служил Николай Сиротинин, простояла около двух недель. За это время бойцы успели познакомиться с жителями села, а Николай Сиротинин запомнился им тихим вежливым пареньком. «Николай был очень вежливым, всегда помогал пожилым женщинам доставать воду из колодцев и в других тяжёлых работах.
17 июля 1941 года его стрелковый полк отступал. Старший сержант Сиротинин добровольно вызвался прикрыть отступление.
Сиротинин расположился около на холме в густой ржи у колхозной конюшни, что стояла рядом с домом Анны Поклад. С этой позиции хорошо просматривались шоссе, речка, мост. Когда на рассвете показались немецкие танки, Николай подорвал головную машину и ту, что замыкала колонну, образовав пробку на дороге. Тем самым, задача была выполнена, танковая колонна была задержана. Сиротинин мог бы уходить к своим, но он остался – ведь у него было еще около 60 снарядов. По одной из версий, первоначально осталось прикрывать отход дивизии двое человек – Сиротинин и командир его батареи, который стоял у моста и корректировал огонь. Однако затем его ранили, и он ушёл к своим, а Сиротинин остался вести бой один»
.

Мои комментарии:
1) Невероятно большой срок – две недели! По состоянию на начало июля Кричев ещё находился в глубоком тылы Западного фронта и полевых войск здесь ещё не было, а только военные аэродромы да подразделения 73-го стрелкового Белорусского полка войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений.
Полевые войска в этом районе появились, начиная с 7-8 июля 1941 года. И это были направленная в этот регион Могилёвщины 4-я армия (I ф) – да-да, это то самое объединение, части и подразделения которого обороняли и Брест, и Брестскую крепость.
Из приказа по войскам 4-й армии (I ф) за № № 030 от 8 июля 1941 года «Об укомплектовании и приведении войск армии в боевую готовность и организации боевой подготовки». Оно, в частности, гласило:
«1. Части армии сосредоточиваются для проведения переформирования и доукомплектования в следующем составе в нижеперечисленные районы:
а) Управление армии – 8 км с.-в. Пропойск;
б) 28 ск: 143 сд – в ЧАУСЫ; 42 сд – ПРОПОЙСК; 6 сд – КРАСНОПОЛЬЕ;
55 сд – ст. КАМЕНКА и управление ск с корпусными частями – ПРОПОЙСК;
в) 47 ск: 121 сд – Новозыбков, 155 сд – КЛИМОВО, управление ск с корпусными частями (без 462 кап) – НОВОЗЫБКОВ, 462 кап – ЧЕРИКОВ.
г) 20 мк, 120 гап – ЧЕРИКОВ;
д) Остатки частей 10 армии – районе КЛИМОВИЧИ». Источник – ЦАМО: ф. 208 оп. 2511, д. 36.
12 июля 1941 года в связи с разгромом гитлеровцами обороны советских войск по Днепру и в соответствии с приказом командующего Западным фронтом 4-я армия (I ф) в составе 28-го стрелкового (I ф; боевой состав – 6-я, 42-я [I ф] , и 55-я [I ф] сд) и 4-го воздушно-десантного (I ф; боевой состав 7-я и 8-я овдбр, 1-й отб) корпусов плюс части боевого обеспечения и тыла раньше запланированного срока покинула район отдыха и доукомплектования и форсированным маршем выдвинулась к берегам реки Сож. Тем самым было положено начало созданию по берегам реки Сож тылового рубежа обороны Западного фронта.
«12 июля, – пишет в своих мемуарах генерал-полковник Л.М. Сандалов, – меня пригласил к телеграфному аппарату генерал Маландин [начальник штаба Западного фронта] и передал следующее:
- В прошлую ночь противнику удалось переправить через Днепр в районе Быхова часть сил и создать там плацдарм. Вам надо немедленно занять оборону: корпусом Попова по реке Проня от Чаус до Пропойска и в районе Черикова, остальными частями – по реке Сож от Мстиславля до Пропойска».
14 июля 1941 года 4-я армия (I ф) на правах резерва командования Западного фронта, не взирая на массированные удары вражеской авиации, полностью развернулась вдоль Сожа: силами 28-го стрелкового корпуса (I ф) – на рубеже «Пропойск (ныне – Славгород) – Чериков», а силами 4-го воздушно-десантного корпуса (I ф) – «Кричев – Мстиславль», при этом 7-я воздушно-десантная бригада – у Кричева, а 8-я – у Мстиславля (рубеж – «устье реки Соженка – деревня Бахаревка Хиславичского района»).
15 июля 1941 года от 4-й армии (I ф) на встречу противнику были выброшены два сводных боевых отрядов, в том числе и от 28-го стрелкового корпуса (I ф). Деревня Сокольничи находилась в зоне ответственности последнего.
Таким образом, подразделение, в котором служил воин, которого мы считаем Сиротининым, окопалось в деревне Сокольничи или 13-го или 15-го числа…

2) «17 июля 1941 года его стрелковый полк отступал. Старший сержант Сиротинин добровольно вызвался прикрыть отступление». Мой комментарий: откуда местным известно, что это был стрелковый полк, если сами они видели только артиллеристов? И когда именно 17-го числа отступил тот мифический полк, если в промежуток между 06.15 и 06.30 уже начался бой. Да и не могло там быть никакого стрелкового полка с артиллерией, ибо в составе войск 28-й армии орудия имелись только в 84 лап 55 сд (I ф). Так, например, в 6 сд, чьи подразделения обороняли Кричев со стороны Мстиславля, согласно архивным документам, вообще не было ни одного артиллерийского ствола! Все стрелковые части, которые находились в том районе, у военных историков на строгом «учёте» и точно известно, кто и где из них находился! Моё мнение, основанное на анализе советских архивных документов: переправу через реку Добрость, откуда через деревню Сокольничи шла прямая дорога на южную окраину Кричева, оборонять послали огневой взвод из состава боевого отряда 28 ск (I ф). И было это 15-го числа. 16-го же числа в связи с обострением обстановки на Мстиславском направлении основные силы взвода переместили куда-то на северную окраину Кричева, а на переправе оставили только одно орудие, поскольку Чериковское направление ещё было относительно безопасным. Но немцы утром 17-го ударили именно оттуда, где их меньше всего ждали – со стороны Черикова!

3) Оставшийся кусок более чем убедительно доказывает версию о присутствии у орудия полного расчёта с командиром орудия во главе (обычно это сержант). Именно командир расчёта давал целеуказания и тем самым корректировал огонь орудия. И ещё: при наличии такого боекомплекта, как 60 снарядов, едва ли возможно в одиночку вести почти двухчасовой бой да из орудия калибром в 76-мм, а то и больше! Даже с учётом, что их там вдруг и вправду было только двое, второй обязательно бы встал за орудие, ибо пушка – оружие коллективное!

4) О разгроме колонны полный бред, поскольку немцы, повторюсь, в том бою не потеряли ни одного танка (хотя, возможно, имели потери в бронеавтомобилях из разведбата) и только одного единственного убитого в лице нижнего чина из 33-го пехотного полка…
« Последнее редактирование: 06 Июня 2017, 19:52:59 от Sobkor »
Записан

stas57

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6
3) Оставшийся кусок более чем убедительно доказывает версию о присутствии у орудия полного расчёта с командиром орудия во главе (обычно это сержант). Именно командир расчёта давал целеуказания и тем самым корректировал огонь орудия. И ещё: при наличии такого боекомплекта, как 60 снарядов, едва ли возможно в одиночку вести почти двухчасовой бой да из орудия калибром в 76-мм, а то и больше! Даже с учётом, что их там вдруг и вправду было только двое, второй обязательно бы встал за орудие, ибо пушка – оружие коллективное!
Цитировать
Николай подорвал головную машину и ту, что замыкала колонну

76 мм пушки УСВ и Ф-22 имели разведенное по разные стороны управление, исключающую работу одного человека в двухчасовом бою (на фото ниже они выделены белым):

При этом, повторю, нигде нет никакого документального подтверждение о том, что за полгода Н. Сиротинин смог закончить артшколу и получить соответствующий ВУС.
Использование одним человеком таких типов орудий возможно, но при этом мы должны полностью исключить фактор малозаметности, фактор точности, фактор скорострельности, фактор мобильности. В случае же обнаружения такое орудие не имеет возможности быстро сменить позицию (масса более 1500 т.) становится целью как артиллерии, так и пехотных средств, не говоря уже о танках и в кратчайший срок будет уничтожено.
Если же речь идет о 45-мм пушке образца 1937 года, то предел пробития ее ББ снарядов по броне танков того времени (тип Pz.Kpfw.III Ausf.H и Pz.Kpfw.III Ausf.J) был около 400-500 м. при идеальных условиях, т.е. ни о каком замыкающем танке мы говорить не можем. Если кратко, то 11 танков (без какого-либо БО и разведки) стоящие от моста по дороге, заняли бы не менее 550 метров. Другими словами «сорокопятка»" должна быть практически в непосредственной близости к мосту, не далее 150-200 м.
Что практически сводит все ее преимущества по малозаметности на нет. Немецкая разведка, которую он был обязан пропустить ожидая главную цель (имеющая на своем балансе всё – от мотоциклов, БТР, до легких танков) не могла не заметить его в случае открытия огня, и не могли не выполнить свою прямую обязанность – уничтожение одинокого орудия.
Таким образом, одиночка не имеет никаких шансов на долгий и результативный бой. Не имея как минимум полного расчета, грамотного (в арт. плане) командира орудия, достаточно уверенной обороны, пропустившей и уничтожившей дозор, БО и т. д. Шансы одиночки на 2-х часовой результативный бой стремятся к нулю.
« Последнее редактирование: 06 Июня 2017, 19:41:14 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 23 420
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из свидетельств якобы очевидцев (но в чужом пересказе): «Когда оказались подбиты танк и бронемашина, идущие во главе колонны, только что раненый политрук покинул место боя, а Сиротинин остался у пушки и отказался уходить, т.к. в наличии оставались 60 снарядов».
Очень похоже на домысел, ибо пересчитать снаряды в условиях жаркого боя мог только человек, стоявший бы плечом к плечу с Сиротининым, но никак не местные жители, которые, как минимум, до полудня сидели по погребам и щелям! Это – во-первых. А во-вторых, в одиночку да маневрируя при этом ещё огнём прицельно выпустить шесть десятков снарядов из 76-мм дивизионной пушки практически невозможно. И не забывайте (а это – в-третьих), что настоящий Сиротинин к тому времени отслужил всего лишь на всего полгода, а за этот ничтожно мизерный срок заправским артиллеристом стать вряд ли возможно! Да, кстати, а куда подевался комбат из предыдущей серии воспоминаний очевидцев? Или комбат вдруг и при этом прямо на поле боя переродился в... политрука?! А что – это ведь миф, а миф всегда сродни сказке!

Я уже много раз писал, что очень хотел бы, чтобы погибшим оказался именно настоящий Николай Сиротинин, но пока что убедительных доказательств тому нет, а только косвенные, многие из которых (как, например, история с послевоенным рисованным портретом) вообще притянуты за уши! Не исключаю, что великий кричевский краевед М.Ф. Мельников был вооружён какими-то документальными материалами, позволяющими однозначно идентифицировать погибшего с настоящим Николаем Сиротининым. Но где они? В открытых источниках они не присутствуют. В таком случае, очевидно, хранятся в фондах Кричевского музея. Но кто и что в таком случае мешает кричевским краеведам извлечь их оттуда для общедоступного изучения? И нельзя не учитывать то обстоятельство, что фамилия «Сиротинин» в Орле крайне распространённая! В связи с этим невозможно даже себя представить, сколько полных тёзок Николаев Сиротининых из числа уроженцев Орла било фашистов на всех фронтах Великой Отечественной!
А теперь самое главное: миф он ведь не о том, как в действительности звали погибшего артиллериста, а о том, как артиллерист-одиночка якобы, остановив, разгромил вражескую моторизованную колонну. Но ведь мы теперь-то уже точно знаем, что ту колонну остановило отнюдь не одиночное орудие, а полнокровный стрелковый батальон Красной Армии почти в 600 штыков при штатном взводе противотанковой обороны (а это от двух до четырёх «сорокопяток») и приблудившемся тяжёлым орудием из состава корпусной артиллерии.
Орудие же, в состав расчёта которого входил условный Николай Сиротинин, оно всего лишь поддержало своим фланговым огнём тот стрелковый батальон. Кроме того, можно считать доказанным и факт отсутствия в том бою у гитлеровцев потерь, как минимум, в танках. А в живой силе при взятии Кричева те же немцы потеряли только одного человека убитым...
А теперь напомню, что, согласно мифу, Николай Сиротинин у деревни Сокольничи якобы уничтожил 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров противника...
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »