Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: 18-й танковый полк 32-й кавалерийской дивизии  (Прочитано 5853 раз)

МВладимир

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 200
18-й танковый полк 32-й кавалерийской дивизии
Этот полк участвовал в 1939  году в освобождении Западной Украины, а в 1940 году – в освобождении Бессарабии.
По данным на 24 октября 1940 года, имел в своем составе 34 танка БТ-2 и 17 бронеавтомобилей. Итого – 51 единица бронетехники.
В журнале боевых действий 9 оск, куда в начале войны входила 32 кд, есть запись на 22 июня 1941 года: «32 кавалерийская дивизия является резервом корпуса (9 ОСК) и начала сосредоточение:
86 кп – свх Тенсу (10 км севернее Джанкой)
121 кп – Сарабуз-Тат
65 кп – Кара-Кият
153 кп и бронеэскадрон – Чистенькая (2 км. Южнее станции Булганак)
18 тп – Богдановка
Штаб 32 кд – в садах у Ахьачи-Кият
Штаб 9 оск – Симферополь»
.
То есть был еще бронеэскадрон или это все-таки бронеэскадрон 18 тп?
В середине июля 1941 года 32 кд и ее 18 тп перебрасывают в Белоруссию.
По некоторым данным, полк выгрузился на станции Василевичи (между Мозырем и Речицей), по другим данным, – на станции Рабкор (ж/д ветка Старушки – Бобруйск).
20 июля 1941 года полк передается 232-й стрелковой дивизии (I ф).
24 июля в районе деревни Романищи во время боя с немецкой 260п д полк понес большие потери. Немцы заявили о уничтожении 51 единицы бронетехники из 60-ти атаковавших. Причем, по воспоминаниям командира противотанкового отделения 260 пд, танки шли колонами, как на параде. Так же он пишет, что видел погибшего полковника, скорее всего – это командир полка. Через несколько дней, части 232 сд (I ф), освободив на короткое время Романищи, сообщили о 26 найденных танках и бронеавтомобилях. Причем указывается, что 23 из них полностью сгорели.
Погибшими в том бою числятся 26 человек  (захоронены около деревни Романищи) и 48 пропавшими без вести (оставшимися на поле боя и захороненными потом местными жителями). 
В Боевом приказе штаба 66 к (I ф) за № 15 на 00.20 31.07.1941 года есть фраза: «232 сд с двумя эскадронами танков (БТ-5), 2/676 ап, 1 и 3/708 гап, 32 кд-40 кд овладеть Паричи».

На http://podvignaroda.ru/ представлено немало сканов с подлинных документов, повествующих о боевых действиях 18 тп 32 кд летом 1941 года. Преимущественно они сосредоточены в архивном фонде Центрального фронта (1-го формирования): ф. 226, оп. 648. В общем, методично листайте дело за делом...
Привожу перевод воспоминаний командира 260 противотанкового батальона 260 пд о бое с танками 18 тп 32 кд под д. Романищи Паричского района Полесской области,который произошел 24 июля 1941 года: "Эта «подвижная батарея» передвигалась при помощи тросов и лошадей, иногда двигаться помогала пехота. Кроме этого батарея оказалась  отделена от снабжения. А тут еще эта большая деревня Романищи , которая   была дорожным узлом  в  болотах Припяти, была внезапно занята советскими силами. Причем в руки к русским попало несколько грузовиков из штабного обоза.   Для истребителей танков это была нелегкое задание. По приказу командира части, в нашей тяжелой роте поменяли обратно несколько тяжелых противотанковых пушек калибра 47мм (трофеи из Франции) на легкие 37мм орудия. Мы имели необходимую технику и людей для выполнения поставленной перед нами задачи.
 Подразделение двигалось на запад в темноте по лесной дороге. Жалкие старания русских, которые  закрыли всю дорогу лесными завалами, как будто видные советские деятели запланировали там  облавную охоту. Если бы это была хорошая дорога, по которой могли пройти машины с прицепленными к ним орудиями, то все было бы неплохо. А так пот лился с нас ручьями в эту душную летнюю ночь. Эти болота вокруг не высыхают даже в самое жаркое лето. Когда наступил рассвет, мы увидели, что на этой большой дороге свободно, однако на опушке леса стояли спрятанными несколько легковых вездеходов, в том числе и пользующийся у всех дурной славой «наземный пикирующий бомбардировщик»  командира (прим. вероятнее имеется ввиду командир дивизии генерал-лейтенант Шмидт).
Наша часть двигалась,  разбирая завалы и укладывая стволы деревьев на обочине дороги. Подразделение имело указание совершить обратный марш назад к Романищам  и сосредоточиться  там вместе с подразделениями 480-го пехотного полка и 260-ым разведывательным батальоном. Мы должны были быть там еще до начала нашей атаки.
Впереди, по ту сторону леса, были слышны выстрелы немецких пулеметов MG42. Это были солдаты из 480 –го пехотного полка! Они продвигались впереди справа под углом к Романищам. Разведчики так же приступили к выполнению задачи. Мы установили взаимодействие между действующими на Романище подразделениями. Вокруг шел бой, командиры подразделений шли в одном строю вместе со своими солдатами. Местность вокруг казалась нам почти родной, всего каких-то 48 часов назад мы проходили здесь, правда, в обратном направлении. Как водится в современных сражениях, русских мы не видели. Точно так же мы не видели саму деревню Романищи, которую от нас закрывала опушка леса и кустарник.  Небольшими группами наши солдаты беспрепятственно двигались вперед, время от времени останавливаясь, и стараясь не терять друг друга из виду. Пехота собственно и должна была начать наступление после указанного времени. Но пока ничего не двигалось, лишь три наблюдателя 480-го полка появились из-за лесной опушки. После того, как было установлено, что вблизи нет  врагов, наблюдатели опять исчезают и командир с последним наблюдателем отклоняется метров на сто в сторону и движется в одиночку к концу опушки. Так как  с  края опушки местность наконец то становится видимой, мы выдвигаемся туда, прибыв на указанный рубеж вовремя.  Наконец угол леса  был достигнут, шум боя стал более слышен. Теперь пехота, пожалуй, должна была двигаться еще дальше.  Смотреть было на что: деревянные дома в Романищах и какие-то прыгающие люди в форме зеленого цвета. Так же мы увидели огромное количество русских танков, двигавшихся к лесному углу, почти параллельно нашей передней линии, между нами и участком сухой местности. Это был великолепный порядок, образец майского парада на Красной площади! По 5 машин в линию двигались эти раскачивающиеся чудовища по вереску. При этом никакого шума цепей, рева моторов и пищания  доводчика и рулевых колес. Никакого чуда! Это были «быстрые танки Кристи», американская конструкция, сделанная по советской лицензии, с резиновыми гусеницами, пятью парами колес-близнецов. Эти танки могли двигаться со скоростью 45 км/ч  на гусеницах по пересеченной местности и до 90 км/час без резиновых цепей по дорогам с твердым покрытием. Для более тщательного осмотра и сравнения нашему «отделу опознания танков» времени не оставалось, передние машины были уже в 50-и метрах отсюда. Теперь была бы маленькая переносная радиостанция или на крайний случай красивый телефон цвета слоновой кости с трубкой на шнурке. Все возможные знаки были оговорены с наблюдателями, только никто не знал о внезапном бронированном ударе. Там находился , кажется, только один наблюдатель, вот он  поворачивает назад и быстро бежит в сторону леса. Передний русский танк уже очевидно держал на прицеле командира, который ко всему своему изобилию имел еще и резиновые очки на белой ленте. Непочтительные русские, пожалуй, посчитали его кем-то заблудившимся. Никто больше не бежал зигзагами, наблюдателей на опушке леса не было видно, как будто там был самый глухой лес, настолько там было тихо.
Как поднимают отделение по тревоге? Собственно говоря, наблюдатели должны были кое-что заметить. Они достаточно хорошо знали «старика», что он ни в коем случае не будет совершать такой кросс.  А это упражнение было не лишним, так как угрожающе зашипели очереди из двух пулеметов по деревьям и кустам. Командиру оставался только один путь к спасению, что он и сделал: прыжок в кусты, растущие около болота. Там было влажно, много грязи и плохо пахло. Танк остановился, пытаясь еще раз поймать в прицел «смешную птицу». Между тем  колона противотанкистов разделилась и  уже показались верхушки орудий. Шесть человек тянули, двигали орудие, широко расставляли сошки. Все это делалось в каком то невообразимом темпе, как в казарме во время тренировок. Все-таки наблюдатели «натянули» ситуацию! В данной ситуации я, как автор записи, хочу сказать, что все шло как на учебном плацу, прямо как по маслу. Хотя, по меньшей мере, это был исключительный случай. Ведь речь шла о боевом крещении. В следующий час события развивались настолько стремительно, что всех увиденных мною подробностей уже и не упомню. Все работали активно и слаженно, без какого-либо различия в чинах и званиях. Офицеры так же двигали транспортные средства через воронки и ямы. Незамедлительно ставили  на свободное место или сбоку  в подлесок. Водители пытались уравновешивать машины, когда расчет выгибал спины, чтобы вытащить орудие. От волнения и паники не осталось и следа, скорее как на соревнованиях – сосредоточенная деятельность. Не смотря на близкое рычание, раздавались ругань и  иногда даже смех. Если ранним утром  во время расчистки лесных завалов пот тек с нас литрами, то теперь он тек гекалитрами. И вся эта мнимая неразбериха была от грохотания русских пулеметов и щелканья выстрелов пушек. В целом перетащили не более чем пять пушек по глубокому песку и спутанному вереску и установили их просто на землю на одном кусочке опушки леса.  В данном случае защита от огня и маскировка не играли никакую роль, важнее были только поле для обстрела и цели. А их имелось в достаточном количестве. Танки непрерывно, со скоростью 30 км/час,
без больших расстояний и промежутков поворачивали в кустарники. При этом была одна особенность: оружие на башнях  было только в положении прямо и они стреляли только в направлении движения. Эта особенность была положительно  одобрена истребителями танков,  было видно стремление танков двигаться прямо в направлении лежащего впереди болотистого леса.  Таким образом, фланги танкового строя как бы сами были предложены для бесцеремонного обстрела. Понятно, мы безжалостно воспользовались этой приятной любезностью. Намечался успех: скоро небольшой кусок земли перед Романищами был укутан ярко впыхивающими огнями и темно дымящимися бронированными обломками. Естественно, так же возникали менее благоприятные ситуации, одна из них заслуживает внимания:  командир находился около орудия, установленного посреди полевой дороги рядом с ROA. Командир орудия немного поспешил и, при неожиданном появлении из-за складки местности  танка, выстрелил рано. Снаряд попал в верхний край башни, однако танк все же загорелся. Но тут примерно в пяти метрах показался следующий танк.  Он двигался параллельно к опушке леса, была видна его боковая часть, он теснился между двумя легковыми вездеходами, которые были оставлены у обочины дороги.  Там находился ROA , унтер-офицер Крэмер (Krämer). Орудие круто развернули на 180° - огонь! Выстрел в боковую часть вместе с еще четырьмя попаданиями, которые отчетливо были видны в нижней кромке башни, и «Кристи» больше не двигался. Он не горел, как большинство подбитых «Кристи». Иначе начался бы пожар около оставленных вездеходов. Если бы танк все же загорелся, то один из вездеходов точно бы начал гореть. Танк стоял на дороге и мешал, было видно, что попадание шло по-диагонали, пробив его насквозь, прежде чем танк остановился. К счастью для ROA, вездеход не принадлежал командиру взвода. Однако опасность все еще существовала, так как  едва танк остановился, люк башни  раскрылся и от туда появилась голова танкиста в наушниках  и со связкой ручных гранат в руке. Это могло создать определенные неприятности, если бы откуда то сзади коротко не залаял автомат. Повезло, что этот «замыкающий» оказался бдительным. Ручные гранаты исчезли в люке и можно было подумать уже о новом танке. Впрочем, как выяснилось потом, с гранатами пытался вылезти командир танкового полка – подполковник. Он нашел себе могилу рядом со своим танком. 
Прекрасный успех отметили мы этим днем, истребители танков уже не жалели о собственных потерях. Остальное расскажу быстро: бронированная атака была остановлена, даже таким количеством  «Кристи» русские ничего сделать не смогли . Убежать смогли только девять танков из шестидесяти атакующих. Перед нашим фронтом лежал 51 подбитый  танк, полная дюжина перед подразделением 480-го пехотного полка. Уважение нашим товарищам из пехоты, они получили хорошую «добычу» в виде этих бронированных  банок. Невероятный остаток, 39 подбитых танков, лежал  довольно густой группой перед немногочисленными стволами истребителей танков.   После этого привели небольшую группу пленных танкистов, вместе с их пистолетами-пулеметами. Они  неуверенно  поднимали руки вверх и спокойно подходили сами.
Вероятно, от шока произошедшего под Романищами, советские войска убрались от деревни. Везде и всюду больше не видно было русских. Так же исчез бронепоезд и саперы, ведь железнодорожные пути были еще неповрежденные.   
В этом общем успехе участвовали все стрелки, водители, командир роты, командиры взводов, командиры отделений. Все вместе и каждый по-отдельности показал свои лучшие результаты.
С уважением, весь 260-ый батальон истребителей танков!
Хайнц Пфайффер, бывший тогда  капитаном  и командиром  260-го батальона  истребителей танков".

Послесловие.
1. Описанный бой произошел 24 июля 1941 года в районе д.Романищи Паричского района Полесской области, сейчас это Октябрьский район Гомельской области. Вероятнее всего бой произошел в угле дорог между Романищами  и Слободкой с одной стороны и Романищами и Гомзой – с другой. 
2. В бое под  Романищами участвовал с советской стороны 18 танковый полк 32 кд под командованием  майора Смирнова Павла Ивановича. Так что никакого подполковника – танкиста, погибшего около танка, просто  не было. Смирнов  Павел Иванович был взят в плен 18-19 сентября в районе Оржицы при выходе из окружения. В конце войны был освобожден из лагеря, потом продолжил службу в рядах Красной Армии.
3. В бое под Романищами участвовали не только танкисты, но и разведчики из 303 отдельного разведывательного батальона 232 сд. Пока не подтверждено, но в этом бою могли так же участвовать подразделения 797 сп 232сд, так как Романищи были в зоне их ответственности.
4. Одновременно с танками БТ-2 в составе 18 тп в бою участвовали так же бронеавтомобили БА. Кстати, это хорошо видно на немецких  фотографиях этого боя, сделанных солдатами 260 пехотной дивизии. И непонятно лукавство немецкого капитана, который ни слова о них не говорит.
5. В этот же день, 24 июля 1941года, один эскадрон танков БТ-2 18–го танкового полка совместно с полком 232 сд атаковал подразделения 260 пд в районе д.Вяжны Паричского района. В этом бою танкисты потеряли пять человек убитыми. 
6. Штаб Западного фронта, Комбриг Любарский. (фонд 226, опись 648, дело 16, № 60299446)
66 ск - 232сд продолжая наступление на Паричи к 21.00 23.07.41г. овладела рубежом Здудичи, Романище.
7. Согласно Оперативной сводке № 58 к 8.00 25.07.41г.
Штаб Западного фронта. (фонд 226, опись 648, дело 16, №60299454)
….66 ск (232сд, отряд Курмышева).
232 сд, наступая в северном направлении к исходу 24.07.41г. овладела Гомза, Слободка, Романище.
8. И  далее: Оперативная сводка №56 штаба 21-й армии к 17.00 26.07.1941 года
Штаб 21-й армии – Гомель. (фонд 226, опись 648, дело 8 )
15. 66ск удерживает рубеж: Ракшин, Сосновка, Прудище, Броды, Сопейки северные,  Зубаревская Буда,ст.Ратмировичи, Оголицкая Рудня. х. Гришин,выс.134.2.
232 сд - рубеже: Ракшин, Сосновка, Прудище, Броды, Сопейки северные,  Зубаревская Буда.
(прим. То есть Романищи оставлены войсками РККА, фронт проходит южнее).
9. Оперативная сводка штаба 21-й армии № 61 к 15.00 29.07.41г.
Штаб 21-й армии – Гомель. (фонд 226, опись 648, дело 8 )
…66ск с 18тп – продолжая наступление вышел на рубеж: Прудок, Селище, Романище, Углы.
232сд- рубеже: южн. окраина Скалка , Селище, Чернин, Романище, Углы.
10. Оперативная сводка штаба 66ск №49
К 13.00 29.07.1941 года. Штаб 66 корпуса: м. Озаричи (фонд 226, опись 648, дело 5, № 60298723).
Части 232д ,начав с 9.00  29.07.41г.  наступление, к 10.00 вышли:
797сп – Романищи, Углы, Зубаревская Буда. Перед полком около батальона пехоты, по опушкам леса севернее Романищи, Углы.
11. Оперативная сводка штаба 66ск №50
К 24.00 29.07.1941года
Штаб 66 корпуса: м. Озаричи. (фонд 226, опись 648, дело 5, № 60298726)
…18 тп – один эскадрон продолжает выполнять задачу совместно с 793сп, два эскадрона в месте расположения – 0,5км восточнее Озаричи
Разведвзводом в районе  Романищи  обнаружено 26 танков БТ, участвовавших в бою 24.07.41г. и оставленных экипажами. Из коих 23 танка сгорели и не могут быть восстановлены и2 танка восстанавливаются.
(Прим. итого, если принимать на веру количество подбитых машин 51 единица, то получается , что танков БТ было 26 штук и было подбито  25 штук бронеавтомобилей).
12. В этом бою немцы потеряли 92 человека убитыми и более 500 ранеными. Для 260 пд – это было первые и очень сильные потери.
13. Потери 18 танкового полка составили: 23 человека убитыми и 59 пропавших без вести (оставшихся на поле боя и попавших в плен). ОБД-Мемориал, ЦАМО, фонд 58, опись 818884, дело 14.
Еще, что касется воспоминаний немецких ветеранов 260 пд, которые в середине 1990-х годов несколько раз приезжали в Россию на места бывших боев. Были они и в Романищах, где находится немецкое захоронение. Один из них рассказывал, что о готовящейся атаке русских танков они узнали от офицера-перебежчика. После боя со стороны русских ворвался мотоцикл с пулеметом, который дал очередь и убил этого перебежчика. Мотоцикл скрылся ещё до того, как немцы успели его обстрелять.

Эти снимки сделаны 24 июля 1941 года в деревне Романище на тот времени Паричского района Полесской области Белорусской ССР, а ныне современного Октябрьского района Гомельской области Республики Беларусь.
В этот день 18 тп 32 кд, будучи приданным 232 сд (I ф), понёс ощутимые потери от 260 пд вермахта:


Схема боя за Романищи.





Еще один ракурс подбитого БТ-2.












СМИРНОВ Павел Иванович, до 8 (по другим данным – 18) сентября 1941 года – командир 18-го танкового полка 32-й кавалерийской дивизии, по одним данным – майор по воинскому званию, а по другим – подполковник. Был женат: супруга – Смирнова Надежда Николаевна, проживала: по состоянию на 1943 года – в столице Татарстана городе Казани, а по состоянию на август 1945 года – в областном городе Украины городе Львове.
В сентябре 1941 года (по одним данным – 8, а по другим – 18 числа) сентября был пленён противником под районном посёлком Оржица Полтавской области Украины. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил.

« Последнее редактирование: 28 Апреля 2017, 10:24:27 от Sobkor »
Записан

МВладимир

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 200
Список военнослужащих 18-го танкового полка 32-й кавалерийской дивизии, погибших в бою 24 июля 1941 года около деревни Вяжны Паричского района Полесской области Белорусской ССР:
1. Подкопаев Александр Федорович, 1919 г.р., младший сержант, механик-водитель, место рождения: Чкаловская обл., Бугурусланский р-н, с. Красноярка, место призыва: Кермининский РВК, Узбекская ССР, Бухарская обл.
2. Фролов Алексей Сергеевич, 1920 г.р., красноармеец, башенный стрелок, место рождения: Смоленская обл., Вяземский р-н, Лостинский с/с.
3. Никитин Александр Никитич, 1918 г.р., сержант, командир танка, место рождения: г. Ленинград, Обводной канал, 62, кв. 5.
4. Кленов Григорий Петрович, 1917 г.р., красноармеец, башенный стрелок, место рождения: Ворошиловградская обл., Ивановский р-н, с. Петровники (Петровеньки), призван: 10.1940 Краснолучский ГВК, Украинская ССР, Ворошиловградская обл., г. Красный Луч.
5. Ермолаев Александр Акимович, 1918 г.р., сержант, механик-водитель, место рождения: Пензенская обл., Галиценский р-н, с. Кера призван: 09.1938 Голицинский РВК, Пензенская обл., Голицинский р-н.
После боя они были похоронены в могиле у дороги 1 км. сев-восточнее д. Вяжны. После войны были перезахоронены в братскую могилу в д. Чернин. Теперь это Светлогорский район Гомельской области Республики Беларусь.
Кроме этого:
Подкопаев Александр Федорович, 1919 г.р. числится захороненным в братской могиле д. Скородное Ельского района Гомельской области и погибшим 24.06.1944 года. Хотя в этот период местность уже была освобождена частями Красной армии. Номер запаси в ОБД: 261748026
Фролов Алексей Сергеевич указан в братской могиле д.Чернин как Александр Петрович, погибший 25.06.1944 года.Кленов Григорий Петрович, в могиле в д. Чернин не числится. Однако, там числится Сазонов Григорий Петрович. Вероятно, это и есть Кленов, с фамилией ошиблись. Так как больше в ОБД Сазоновых, которые могли быть похоронены в д. Чернин нет.
Ермолаев Александр Акимович. В могиле в д. Чернин числится старший лейтенант Ермолаев Иван Филиппович, погибший 24.06.1944 года и перезахороненный из д. Петровичи. Так же, запись ОБД № 60688175, Ермолаев А.А. числится пропавшим без вести в 1941 году...

Список танкистов 18-го танкового полка 32-й кавалерийской дивизии, погибших и пропавших без вести 24 июля 1941 года у д. Романище Паричского района Полесской области Белорусской ССР (ныне это Октябрьский район Гомельской области Республики Беларусь) в бою с частями 260 пд немцев
Выписка из «Именного списка начальствующего и рядового состава 18 танкового полка в период с 24 июля по 13 августа 1941 года».
Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 14).
Погибшие и захороненные 0,5 км восточнее Романище:
1. Мл.политрук Марков Сергей Дмитриевич, политрук эскадрона
2. Ст. сержант Михальчук Николай Николаевич, командир танка
3. Ст.сержант Олейников Семен Паладьевич, командир танка
4. Мл.сержант Минаев Митрофан Трофимович, механик-водитель
5. Красноармеец Щербина Григорий Васильевич, механик-водитель
6. Сержант Понамаренко Василий Федорович, механик-водитель
7. Красноармеец Макаров Леонид Иванович, башенный стрелок
8. Красноармеец Козлов Василий Андреевич, башенный стрелок
9. Красноармеец Салиев Аваз, башенный стрелок

Погибшие и захороненные у дороги 1 км восточнее Романище:
1. Мл.политрук Коган Лев Михайлович, политрук эскадрона
2. Ст.сержант Чернышев Иван Иванович, командир танка
3. Ст.сержант Юшанов Михаил Андреевич, командир машины
4. Мл.сержант Колер Герберт Робертович, командир б/машины
5. Красноармеец Яготин Федор Андреевич, механик-водитель
6. Сержант Зерюнов Александр Яковлевич, механик-водитель
7. Сержант Карасев Михаил Кузьмич, механик-водитель
8. Мл. сержант Зобов Прокофий Матвеевич, механик-водитель
9. Красноармеец Морозов Василий Федорович,механик-водитель
10. Красноармеец Разумий Петр Петрович, механик-водитель
11. Красноармеец Рудалев Владимир Андреевич, шофер
12. Красноармеец Разборский Назар Кириллович, шофер б/машины
13. Красноармеец Джанзаков Калкул, башенный стрелок
14. Красноармеец Шиян Иван Федорович, башенный стрелок
15. Красноармеец Чуприна Николай Самойлович, пулеметчик
16. Сержант Меркульев Иван Харитонович, радист

Пропавшие без вести:
1. Лейтенант Карманцев Сергей Степанович (Карманчиков Степан Сергеевич, командир эскадрона
2. Мл. лейтенант Шепетуха Василий Акимович, командир взвода
3. Мл. лейтенант Варинов Николай Николаевич, командир взвода
4. Мл. лейтенант Головенко Григорий Иванович, командир взвода
5. Мл. лейтенант Туник Иван Константинович, командир взвода
6. Мл. лейтенант Бахарев Иван Карпович, командир взвода
7. Старшина Позднышев Григорий Степанович, командир взвода
8. Сержант Дульнев Григорий Иванович, командир танка
9. Мл. сержант Коваленко Марк Михайлович, командир танка
10. Мл. сержант Кизирия Спередон (Спиридон) Семенович, командир танка
11. Мл. сержант Лукьянченко Илья Петрович, командир танка
12. Сержант Богомолов Дмитрий Михайлович, командир танка
13. Сержант Ищенко Михаил Андреевич, командир танка
14. Красноармеец Коновалов Василий Васильевич, командир танка
15. Ст.сержант Ореховский Петр Лукянович, командир танка
16. Мл. сержант Елисеев Африкан Петрович, командир танка
17. Сержант Кадяев Иван Иванович, командир танка
18. Мл. сержант Шахабудинов Джамал, командир танка
19. Мл. сержант Бикаев Мутылла Айзатович, командир танка
20. Сержант Клинушин Афанасий Иванович, механик-водитель
21. Мл. сержант Гультяев Константин Петрович, механик-водитель
22. Сержант Прошин Иван Николаевич, механик-водитель
23. Сержант Большунов Тит Алексеевич, механик-водитель
24. Сержант Толстоухов Василий Ефимович, механик-водитель
25. Мл. сержант Алексаньян Рафик Герасимович, механик-водитель
26. Мл. сержант Одегов Петр Андреевич, механик-водитель
27. Мл. сержант Дерин Михаил Иванович, механик – водитель
28. Мл. сержант Мищеряков Василий Андреевич, механик-водитель
29. Мл. сержант Бочаров Алексей Иванович, механик-водитель
30. Мл. сержант Коробейников Афанас Трофимович, механик-водитель
31. Красноармеец Тыченок Василий Аврамович, механик-водитель
32. Красноармеец Резниченко Николай Иванович, механик-водитель
33. Красноармеец Рябцев Адам Маркович, механик-водитель
34. Красноармеец Мотяш Алексей Поликарпович, механик-водитель
35. Красноармеец Дорофеев Сергей Иванович, механик-водитель
36. Красноармеец Котков Михаил Иванович, башенный стрелок
37. Красноармеец Литвиненко Петр Петрович, башенный стрелок
38. Красноармеец Меркулов Митрофан Дмитриевич, башенный стрелок
39. Красноармеец Киреев Алексей Дмитриевич, башенный стрелок
40. Красноармеец Горбенко Иван Евст. , башенный стрелок
41. Красноармеец Мамычев Иван Константинович, башенный стрелок
42. Красноармеец Курбанов Аваз, башенный стрелок
43. Красноармеец Пимкин Никифор Васильевич, башенный стрелок
44. Красноармеец Глущенко Василий Иванович, башенный стрелок
45. Замполитрука Павлов Иван Петрович, башенный стрелок
46. Красноармеец Усов Герман Асафович, башенный стрелок
47. Красноармеец Любимов Иван Владимирович, башенный стрелок
48. Красноармеец Качкаров Форман, башенный стрелок
49. Красноармеец Коноплев Иван Васильевич, башенный стрелок
50. Красноармеец Саламотин Петр Данилович, башенный стрелок
51. Красноармеец Прудкий Николай Петрович, башенный стрелок
52. Красноармеец Бычкарь Афонасий (Афанасий) Егорович, башенный стрелок
53. Красноармеец Ильюхин Константин Васильевич, башенный стрелок
54. Красноармеец Хомутов Александр Федорович, башенный стрелок
55. Красноармеец Танасов Григорий Иванович, башенный стрелок
56. Красноармеец Лысенко Иосиф Христофорович, башенный стрелок
57. Красноармеец Парницин Игнатий Степанович, башенный стрелок
58. Красноармеец Чернега Григорий Сергеевич, башенный стрелок
59. Мл. сержант Сафин Фарид Саберович, радиотелеграфист.

После войны, когда началось укрупнение братских могил, останки погибших танкистов были перенесены в братскую могилу в д. Протасы.
Однако, видимо из-за невозможности установить личности погибших в 1941 году, почти все они числятся там безымянными...
Всего в этой могиле погребено 253 человека, из них 129 числятся безымянными.
Младший политрук Коган Лев Михайлович числится как красноармеец, погибший 26.06.1944 года. В ОБД он под № 261779326.
Сержант Меркульев Иван Харитонович, радист 18 тп, значится как Меркулов Иван Харитонович, погибший 24.06.1944 года.
Оба из второй могилы, расположенной в 1 км восточнее д. Романище. Что касается первой могилы, то было ли оттуда перезахоронение – неизвестно.
Пропавшие без вести – это сгоревшие на поле боя танкисты и те, кто попал в плен. Сгоревших танкистов, которых не успели или не смогли похоронить свои однополчане, хоронили позже местные жители прямо около танков и бронемашин. К сожалению, мы никогда так и не сможем отыскать эти безымянные могилы...
Вечная слава павшим героям!


Много офицеров из 18 тп 32 кд:
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/001/058-0818883-0025/00000005.JPG
http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/001/058-0818883-0025/00000006.JPG
« Последнее редактирование: 24 Июля 2017, 20:29:22 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
40. Красноармеец  Горбенко Иван Евст. , башенный стрелок

Боец 18 тп 32 кд красноармеец Иван Ефтихеевич Горбенко 1920 г.р., уроженец Кировоградской области Украины.
Пленён противником 25 июля 1941 года у посёлка Паричи Гомельской области Белоруссии.
Погиб в 05.00 30 октября 1941 года в лазарете фронтшталага-307. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977529, д. 18, лл. 341 и 342.

http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=SVS/004/058-0977529-0018/00000505.jpg&id=301154018&id=301154018&id1=de979d86635dafc861ca5d07a7a046af
http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=SVS/004/058-0977529-0018/00000506.jpg&id=301154020&id=301154020&id1=3f6be11209fddc19f01eaf28418c86e5
« Последнее редактирование: 04 Декабря 2014, 07:38:29 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отсюда: https://zen.yandex.ru/media/lady_engin/orjica-vyhod-iz-okrujeniia-5cd3127bc9c89500afe8fa48

«ОРЖИЦА: ВЫХОД ИЗ ОКРУЖЕНИЯ
В канун празднования Дня Победы, хочу поздравить нас всех с 9 мая и пожелать, конечно же, мира. В этой статье решила опубликовать отрывок из книги Воспоминания моего дедушки Романова Виктора Андреевича. Дедушка служил воентехником 18 танкового полка в составе 32 кавалерийской дивизии. Один из самых сложных, опасных и волнительных эпизодов его жизни - выход из окружения в районе Оржицы. Вот его рассказ: «Киевская оборонительная операция 1941 г. продолжалась более 2,5 месяцев, велась на фронте протяжённостью свыше 300 км и около 600 км в глубину. Войска Юго-Западного фронта, сражавшиеся в тяжелых условиях, вынуждены были отходить, и четыре их армии оказались в окружении. Это было окружение глубиной до 600 км, глубокое Киевское кольцо. 19 сентября 1941 года по приказу Ставки ВГК был оставлен Киев.
В западне оказалась и наша 32 кавалерийская дивизия, которая ранее вела боевые действия в тылу врага по заданию командования. В частности, личный состав моего 18-го танкового полка после большого неуправляемого блуждания в окружении с остатком сил (личный состав тыла и танкисты без танков) растерялся в гуще передвигающихся войск (в основном без боеприпасов), сосредоточился в районном центре Оржица, где намечался прорыв окруженной группировки. Районный центр Оржица явился как бы местом сбора для окруженных войск. Было объявлено, что из Харькова идет на помощь большое танковое соединение. Но по слухам, якобы, оно прошло 60 км и вернулось. Это было уже окружение нескольких армий. В этом кольце все двигались в случайных направлениях, нашего полка как такового уже не было. Все разъехались кто куда. Я с личным составом ремонтной мастерской после долгих передвижений узнал, что в Оржице будет прорываться окружение.
Я сохранил личный состав ремонтной мастерской и автомобиль-мастерскую на шасси автомобиля ГАЗ-АА – с двумя ведущими задними мостами, т.е. все колеса являются ведущими. Их включают, когда плохая скользкая дорога, снег или другие условия, требующие от автомобиля большей проходимости. Прибыв в райцентр Оржица, я оставил автомобиль на окраине, а сам пошёл узнавать обстановку. Районный центр и прилегающая к нему местность была забита автомобилями, тягачами с пушками и другой техникой. Танков не было. На окраине Оржицы на некотором удалении организованные части вели длительные бои с немцами – подвижную оборону вела в основном пехота и другие части с легким оружием. На окраине Оржицы протекает река Оржица небольшой ширины – метров 50–80, но глубокая. На берегу по всей реке были установлены пулеметы с задачей не давать переплывать реку солдатам или офицерам. Вели огонь на поражение против лиц, пытавшихся переплыть Оржицу, т.е. дезертировать.
Немец находился недалеко от Оржицы, замкнув в кольцо большую группировку наших войск. В окружение попали армии, дивизии и т.д. Так территория, окруженная немцами, была заполнена войсками. Пользуясь этим, некоторые хитрецы бросали свои части, в том числе и командир нашего 18 тп с адъютантом оставили хоть и небольшой, но личный состав, который прибыл в Оржицу. К тому же он успел обругать ещё живого начальника штаба командира Панченко за то, что тот не вывел личный состав до окружения, а просидел все тылы в лесу, дождавшись полного окружения.
Панченко парировал обвинения: «А где был приказ на отход тылов? Так что вы, как командир полка, повинны в этом». На этом мы своего командира больше не видели, а Панченко через несколько дней был убит в окопе снарядом, упавшим в нескольких метрах от меня (в метрах 5-10).
Полковник Александр Иванович Бацкалевич, командир нашей 32 кавалерийской дивизии был в Оржице, руководил вместе с пехотным генералом постройкой моста через реку. Кавалерийские полки дивизии вели подвижную оборону, сдерживая немецкие войска, интенсивно обстреливающие населенный пункт Оржица. В общем, Оржица была местом побоища. Оставшиеся наши войска с ожесточением сдерживали противника. Вся округа (населенный пункт и окраины) были забиты автомашинами и пушками, ждали, когда построят мост. В строительстве моста через реку участвовал я со своей рембригадой: таскали бревна от разобранных домов. На мосту наш командир Бацкалевич был тяжело ранен – оторвало руку. Забегая вперед, напишу, что его вынес из окружения доброволец – бывший командир моего танкового эскадрона лейтенант Селецкий.
Построив мост через реку Оржица, генерал собрал колонну автомобилей с тяжело раненными и пустил их по мосту через реку на противоположный берег. Все ждали и желали удачи этой колонне. Однако этому не суждено было сбыться. Через некоторое время после переправы появились первые больные из состава колонны, которые могли двигаться, и сообщили, что колонну расстреляли немецкие танки с появившимися немецкими автоматчиками, засевшими на деревьях вблизи противоположного берега.
В этой обстановке некоторые офицеры самовольно переплывали Оржицу, чтобы не участвовать в обороне, а поставленные на берегу Оржицы пулеметы били по ним. Группа офицеров высокого состава проходила с выкриками: «Кто останется у машин или окопов, будут расстреляны, всем в оборону!» И они действительно расстреливали тех, кто прятался за машинами или в другом месте.
Я собрал свою рембригаду, мы забрали пулеметы (которые снимали с подбитых танков экипажи и передавали мне в машину) и прибыли к пехотинцам и нашим кавалеристам. Начали стрелять из пулеметов, отбили атаку немцев, дело шло уже к ночи. Участки обороны оголились. Затем я вижу, что почти все покинули свои окопы и отошли. Решил отвести своих людей к мастерской. Ее уже разбило артиллерийским снарядом.
На следующий день пулеметные точки, которые стреляли по солдатам и офицерам, переплывающим реку, были сняты. Нам, остатку 18 тп личного состава, который был в Оржице, батальонный комиссар объяснил обстановку: «Мы находимся в кольце, окруженном немецкими войсками (мы – это целые армии), дана команда выходить из окружения самостоятельно. Глубина окружения километров 300-400».
С этого момента начинается выход из окружения, в том числе и моей бригады. Я сказал бригаде, что выходить из окружения будем вместе. Но уже в первые часы немецкие автоматчики обстреляли нас ещё на берегу с деревьев (таких автоматчиков, засевших на деревьях, мы называли «кукушками»). Ко мне подошли начальники особого отделения, заместитель командира полка по технической части Конанков, беременная жена начальника артвооружения полка (врач) и ещё несколько человек – всего 15–20. Каждый из нас выжидал момент, чтобы безопасно переплыть реку.
Я разделся за кустами, связал свое обмундирование: кожаные брюки, кожаную куртку, сапоги, нательное бельё, фуражку, пистолет. Нагишом вошёл в воду (уже темнело) и поплыл, толкая впереди себя завязанный узел. Переплыл на противоположный берег и во весь дух побежал от реки, т.к. автоматчики (немцы) начали стрелять по воде и берегу по плывущим.
Подбежав к кустам, перевёл дух, сел на землю и начал одеваться. Затем взял сапог, надел и вижу, что второго сапога нет, он утонул, когда я переплывал. Решил я обвязать вторую ногу нательным бельем, и тут меня что-то как будто кольнуло, я посмотрел на кусты и вижу, лежит сапог. Подошел, взял, гляжу – кирзовый, на мою ногу. Одел его и старательно начал удаляться от реки. Затем мы несколько человек опять встретились вместе (в том числе и врач).
Воинов, которые переплывали реку, было как муравьев. В общем дальше народ собрался в большую колонну – ни конца ни края и всё движется по оврагу. Не знаю, куда все идут, но шли все в одном направлении, среди них и полковники, и младшие начальники. Но никто не командовал этим потоком.
Среди этого потока был один сержант кавалерист, который вел своего коня за уздечку. Внезапно конь как заржет, взбудоражил всех. На этого сержанта накричали, мол, брось коня, пристрели его, чтобы не накалять обстановку. Но тот сел на коня и отъехал подальше от колонны.
Так мы и шли целую ночь, с одной стороны вода, а с другой суша. С рассветом узнали, что мы двигались вокруг острова, окруженного водой. На острове полно сжатой ржи в снопах, собранной в копны. Нам солдаты рассказали, что в одном месте на выходе из острова находится село Нарышкино, в котором размещается штаб. И ещё что немцы после завтрака выезжают на остров на танках. Наблюдатели залезают на большие копны и вылавливают наших солдат и офицеров, спрятавшихся в копнах. Их берут в плен, а особо сопротивляющихся стреляют или давят танками.
Я собрал своих людей из реммастерской и сказал: «Давайте спрячемся в высоком прошлогоднем подсолнечнике. Хоть он и просматривается, но немцы будут меньше обращать на него внимания». Так и сделали. Выкопали каждый для себя ямку и пролежали этот день. Затем усовершенствовали, нашли другие места. Прожили мы на этом острове неделю или немного больше. Потом узнали, что здесь много кур (птицеферма). На птицеферме был старик, он просил не разорять ничего, иначе немцы его расстреляют.
Каждый из нас взял по жирной курице, и в немецких касках их сварили. С голоду весь жир и мясо съели без соли и хлеба, а назавтра чуть Богу душу не отдали. Резкая боль в животе, понос и т.д.
Через несколько дней ночью солдаты проложили дорогу через воду из стогов ржи и сена, и многие перебрались на другой берег промокшими, т.к. проваливались в дороге. Перейдя на другой берег, обрадовались, что очутились на твёрдой земле: иди куда хочешь. Однако немцы засекли эти костры и утречком всех забрали в плен.
Мы с ребятами не стали переходить на твердый берег. Тем самым, возможно, уберегли себя. Не помню, на какие сутки немцы покинули деревню Нарышкино, и мы свободно пошли по дороге мимо деревни.
Мы были рады простору Русской Земли. Услышав артиллерийскую канонаду, обрадовались, что это наш фронт. А оказалось, что это немцы добивают наших воинов, окруженных в Диканьских лесах. Дальнейший путь был избран другой.
Во время выхода из окружения и возвращения в свою часть почувствовал слабость, учащенный стул, питался чем попало – травами, негорькими листами, рябиной, зернами пшеницы, подсолнуха и т.п. Старались за едой чаще заходить в поселки, где нет немцев. Через 36 дней вышел к деревне Алексеевка на берег реки, наши были на противоположном берегу. Переплыли на бревнах к своим. Командир стрелковой дивизии предложил мне остаться в дивизии командиром автомобильной роты. Я сказал, что я танкист и хотел бы в свою часть, 32 КД. Я спросил: «Возможно, Вы знаете, где она сосредоточилась после выхода из окружения, я слышал, что она знамя вынесла, поэтому ее не расформируют». И он тут же меня обрадовал, сказав, что она пополняется в Подгорном. Отправил меня, пожелав успеха. Я затем нашел свою часть в Подгорном. И этим закончились мои мучения. Но живот болел. Я начал лечиться в части и затем в санаториях».
*Случай, который вспомнили родные из устных рассказов дедушки: Виктор Андреевич зашёл в деревню, чтобы пополнить съестные припасы, и в это же время туда пришли немцы и увидели его. Крестьяне сказали, что он местный, живёт здесь. Немец не поверил и решил устроить проверку – сказал запрячь коня, с этим заданием смог бы справиться только крестьянин. Но так как дедушка вырос в деревне, то без труда справился, и чудом остался жив.
Однажды мы спросили дедушку: «Что самое страшное на войне?» Он ответил: «Остаться одному, т.к. не знаешь где свои, где чужие, куда идти».


Не ранее 1948 года, ветеран 32 кд Романов Виктор Андреевич уже в погонах капитана.


Не ранее второй половины 1945 года, генерал-майор Александр Иванович Бацкалевич.
« Последнее редактирование: 19 Мая 2019, 11:04:28 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »