Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Сводный отряд ОМСБОН  (Прочитано 5875 раз)

Александр Слободянюк

  • Гость
Сводный отряд ОМСБОН
« : 08 Сентябрь 2011, 19:31:53 »
70-й годовщине Битвы за Москву, посвящается!

              Сводный отряд ОМСБОН НКВД

   Одной из наиболее ярких страниц в боевой истории Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД явилось участие в сражениях за Москву в октябре-декабре 1941 года. Решением И.В.Сталина части специального назначения НКВД были переданы в оперативное подчинение Генерального Штаба РККА для выполнения заданий специального и особого назначения. Об одной, до селя закрытых «за семью печатями» страницах из боевой биографии легендарного соединения под названием ОМСБОН НКВД ниже и пойдет речь.
   17 ноября 1941 года издан    ПРИКАЗ №116 2-му мотострелковому полку ОМСБОН НКВД СССР -
   Перед ОМСБОН войск НКВД Союза ССР Правительством поставлены боевые задачи по организации специальных инженерно-подрывных работ на фронте борьбы с германскими оккупантами в районе гор. Калинина.
   Для осуществления ответственного задания из состава полка выделяется 1 стрелковый батальон.
1.Командиру 1 мсб (без пулеметной роты) с саперным взводом, отделением связи при полном вооружении и боеприпасами 17.11.41 г. в 6.30 быть готовыми к выступлению.
2.Автомашины и шанцевый инструмент будет подан в 6.30 ул.Бронная 15 б.
3.Начальнику связи полка старшему лейтенанту т.Коваленко обеспечить радио и подвижными средствами связи роты батальона и штаба полка.
4.Общее руководство по выполнении задачи возлагается на начальника инженерной службы Бригады майора тов. ШПЕРОВА. Старший колонным капитан  тов. ПРУДНИКОВ.
5.Время выступления колонны в 7.00 17.11.41 г. Порядок движения, меры боевого обеспечения производятся по указанию начальника инженерной службы Бригады майора тов. ШПЕРОВА. Контрольный пункт – мост у завода им. Войкова, хвосту колонным пройти в 8.00 17.11.41 г. Всему составу колонны прибыть станцию Завидово в 15.00 17.11.41 г. в распоряжение начальника инженеров 30-й армии.
6.Список на убывающих представить в штаб 2-го мсп к 5.00 17.11.41 г. О времени убытия колонны доложить по телефону. Получение приказа подтвердить немедленно.
7.Донесения присылать ежедневно, за день к 21.00 и за ночь к 10.00 кодограммой по РСБ в штаб полка.
Командир полка                                                                     Военный комиссар
майор          Иванов                                                                л-нт г/б Стехов
                                              Начальник штаб полка
                                             майор                   Забродин
отп.3 экз.(1 экз. 1 мсп, 2 ОСБОН, 3 – в дело) – РГВА ф.38725 оп.1 д.1 л.2, подлинник)

   27 ноября 1941 года из личного состава частей и подразделений бригады был сформирован Сводный отряд НКВД.
   «                           Приказ по ОМСБОН НКВД
27 ноября 1941 года                            №032                                                          г.Москва
   В целях оперативного руководства боевой деятельностью Сводного отряда МСБОН НКВД на фронте борьбы с германскими захватчиками, создать штаб в количестве 11 единиц за счет общей численности полков бригады, в следующем составе:
   1.Командир Сводного отряда начальник инженерной службы ОМСБОН НКВД майор Шперов.
   2.Военный комиссар Сводного отряда политический работник ОМСБОН лейтенант госбезопасности Перельман.
   3.Начальник штаба Сводного отряда помощник начальника оперативного отделения штаба бригады капитан Николаев.
   4.1-й помощник начальника штаба Сводного отряда – 2-й помощник начальника штаб 1-го мотострелкового полка капитан Михайловский.
   5.2-й помощник начальника штаба Сводного отряда – помощник начальника штаба 2-го мотострелкового полка капитан Опальников.
   6.3-й помощник начальника штаба Сводного отряда шифровальщик 1-го мотострелкового полка сержант госбезопасности Портянко.
   7.Начальник службы тыла Сводного отряда – заведующий складом 1-го мотострелкового полка Михайлов.
   8.Помощник начальника службы тыла Сводного отряда – старшина 10 роты 1-го мотострелкового полка Завгородний.
   9.Делопроизводитель и два писаря – из состава Сводного отряда, по назначению командира отряда.
   Штабу приступить к работе немедленно с получением сего приказа. Сформирование штаба донести.
   Командирам частей перечисленных лиц откомандировать с автотранспортом, отходящим в 10.00 27.11.41 г. от 1 МСП.
Командир ОМСБОН НКВД                                            Военный комиссар ОМСБОН НКВД
полковник                  Орлов                                             капитан г/б                         Максимов
            За Начальника штаба ОМСБОН
                                                капитан                   Старосветов
(РГВА ф.38821 оп.1 д.2 л.33, подлинник).
   Вот как описывал эти события легенда советской разведки генерал-лейтенант П.Судоплатов: П.А.Судоплатов: «Именно в эти дни отряды ОМСБОН по приказу Ставки Верховного Главнокомандования ставили минно-взрывные заграждения на северных подступах к Москве, на рубежах, где оборонялись 1-я, 16-я и 30-я армии. Ноябре-декабре 1941 года сводный отряд ОМСБОН численностью 230 человек в боевых условиях проводил минно-подрывные работы от Солнечногорска до Химок».
   В критический момент в битве за Москву я оценил правильность принятого руководством НКВД решения воздержаться в сентябре 1941 года от массовой засылки разведывательно-диверсионных групп нашего спецназа в тыл противника на западном направлении» (Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. стр.17).
    Таким образом, через десять дней после начала боевой деятельности Сводного отряда ОМСБОН НКВД в полосе Западного фронта во исполнение приказа НКВД СССР командир бригады полковник Орлов завершил формирование воинской части получившей название: «Сводный (Особый) отряд ОМСБОН НКВД», который именовался в боевых приказах Инженерной Группы Оперативных заграждений Западного фронта под командованием заместителя начальника Главного военно-инженерного Управления РККА генерал-майора Галицкого – Отряд инженерных войск НКВД.
   « Штаб ОМСБОН НКВД, г.Москва, ул.Дзержинского, д.2 17 ноября 1941 года 4.15                           
                                             Приказание №29
                     Командирам 1 и 2 МСП
                     Командиру саперной роты
   В дополнение к приказу ОМСБОН №23 от 16.11.1941 г. командир бригады полковник Орлов приказал:
   1.Порядок движения колонн построить по прилагаемой к сему схеме.
   2.Командиру эшелона 2 МСП выделить в головное охранение колонны одну машину с бойцами, которой  проследовать контрольный пункт у завода им.Войкова в 7.30, где получить у начальника у начальника колонны задачу о порядке дальнейшего движения.
   3.Командиру эшелона 1 МСП выделить одну машину с бойцами в тыловое охранение, которая должна следовать за саперной ротой и хозяйственным транспортом на
Удаление до 200 метров.
   4.Эшелону 2 МСП, этот же контрольный пункт (завод им.Войкова) проследовать в 7.40, эшелону 1 МСП в 7.50 и эшелону саперной роты и хозяйственного транспорта в 8.00.
   5.Эшелону 2 МСП пункт назначения Ново-Кабаново (500 м южнее Завидово), 1 МСП – Концово (1500 м юго-восточнее Завидово) и саперной роте и хозяйственному транспорту – Головково.
   Командиру эшелона по прибытии в эти пункты явиться со связными на КП в Завидово за получением дальнейших указаний.
   6.Командиру эшелона выделить по одной дежурной группе для борьбы со снижающимися самолетами противника на период марша и привалов.
               *в районе Окружной железной дороги.
п/п Начальник штаба бригады майор                                                              Злобин
отп. 5 экз.
1 экз. т.Николаеву
Отослан в 5.00 мотоциклистом
   Верно: делопроизводитель Оперативного отделения техник-интендант 2 ранга Щербаков.
   Маршрут движения Сводного отряда ОМСБОН НКВД
Москва – Солнечногорск – Клин – с.Ямуга – ст.Завидово – ю.в. Завидово. (л.д.2)
   Схема построения автоколонны мотострелковой бригады:
Машины людские 1.5 тн – 45                                                                 Пр.№23 от 16.11.41
Установки ПВО -  3.
   1-й эшелон колонна глубиной 420 м – начальник эшелона, рация, машина с ЗУ, связь от штаба бригады;
   2-й эшелон 2 МСП под командованием командира батальона капитана Прудникова М. 20 машин колонна глубиной 300 м .
   3-й эшелон 1 МСП под командованием командира батальона капитана Коровина 20 машин глубиной 300 м.
   4-й эшелон саперная рота и хозяйственный транспорт под командованием командира саперной роты бригады старшего лейтенанта  Манусова 5 машин с людским составом и 9 машин транспорта с хозяйственным имуществом.
   Колонне проследовать в 8.00 мост у завода им. Войкова вблизи Окружной железной дороги (7.40, 7.50, 8.00). (РГВА ф.38821 оп. 1 д.2 л.1-3)
   Уже 19 ноября 41 г. Сводный отряд под командованием майора Шперова получил боевую задачу от начальника штаба Инженерной группы Оперативных заграждений Западного фронта полковника Леушеня: «Майору Шперову – 19.11. с 16.00 приступить к установке противотанковых мин на поле на восточной окраине лесов, что западнее Решетниково. Выдать 5000 противотанковых мин. (л.д.5).
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 11 Сентябрь 2011, 20:42:49 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #1 : 11 Сентябрь 2011, 20:45:27 »
Следующий документ хранящийся в архивном деле свидетельствует об остроте обстановки в которой пришлось действовать отряду майора Шперова:
   «                                                                                   Начальнику отряда инженерных
                                                                                              войск НКВД
                        майору т.Шперову
   18.11. 18.00 устно №1811 Ямуга
      19.30 письменно
   В связи с изменившейся обстановкой установку минного поля западнее Решетникова – аннулируется.
   Начальник инженеров 30-й Армии приказал устроить минное поле по обоим сторонам шоссе севернее Головково 14 км влево по шоссе и 1 км вправо по шоссе. Рубеж минного поля – по южному берегу реки Черновна – мост шоссейный севернее Головково – шоссе 14 клм юго-восточнее Концово.
   Минное поле в 4 ряда.
   Резерв – 1000 противотанковых мин.
   Срок выполнения задания 7.00 19.11.
   Полковник                                                    Леушеня
Поручено – Прудникову в ___ (л.д.6).
   В этом же день 19.11 в 14.00 в отряд поступает еще одно задание:
   «19.11. 14.00                          №1911                                          Ямуга
                                                                               Майору Шперову
   С 15.00 19.11 приступить к минированию подготовленных шурфов для фугасов на участке южная окраина Спас-Заулок – северная окраина  Маланино.
   С 16.00 19.11 приступить к установке минных полей и/заграждений установку согласовать с КСД-101 по западной окраине Решетниково и северо-западная и северная окраина Нельмогово. Исполнение к 7.00 20.11.
   Полковник Леушеня
Получено в 14.00
19.11.41 Шперов (л.д. 7)
 «…Батальон продолжал марш и к трем часам дня вошел в Ямугу. …. Фашистских летчиков больше всего привлекал деревянный мост на шоссе, который защищал взвод лейтенанта Слауцкого. Командир роты Алексей Мальцев решил перебросить туда взвод Бреусова и сам отправился к мосту. Но вблизи взорвалась бомба. Старшего лейтенанта накрыла густая пыль...
Возле неглубокой могилы выстроилось каре. Тело старшего лейтенанта Мальцева лежало на расстеленной плащ-палатке. На белом, бескровном лице особенно траурно выделялись густые усы. ..» (из книги бывшего врача 1 батальона подполковника медицинской службы Давыдова Ильи Юльичева «Юность уходит в бой» М.:Воениздат, 1973.)
   Из Поименного списка потерь личного состава 1-го батальона 2-го мсп ОМСБОН НКВД СССР форма 1б, подписанного 29 ноября 1941 года командиром батальона капитаном Прудниковым М.С.
1.Старший лейтенант Мальцев Алексей Петрович командир 1-й роты убит 18.11.41 г. при воздушной бомбардировке на южной окраине села Спас-Заулок. (прим. авт. – село Спас-Заулок в Клинском районе Московской области. Расположено на автодороге Москва-Ленинград в 104 км от Москвы.)
2.Боец Игошин Петр Павлович снайпер убит 20.11.41 г. при охранении минированных полей в районе Вильново, оставлен на поле боя.
3.Лейтенант Золин Сергей Сергеевич командир 2-й роты убит 23.11.41 г. северная окраина деревни Давыдовка (Ленинградское шоссе правая сторона от Москвы), оставлен на поле боя. (РГВА ф.38725 оп.1 д.1 л.66, подлинник)
Из Акта от 29.11.41 г. время 17.30, Мы ниже подписавшиеся старший адъютант штаба 1 батальона старший лейтенант Шестаков, старший писарь младший лейтенант г/б Ложанов и делопроизводитель политчасти полка т.Лавров составили настоящий акт о том, что первые двое сдали и последний принял личные документы и вещи командира 1 роты первого батальона 2 мсп убитого 18.11.41 г. старшего лейтенанта Мальцева А.П. убитого при воздушном бомбардировке на южной окраине села Спас-Заулок: партийный билет №3788453, орденская книжка №064606, Орден Красной Звезды №15193, Удостоверение личности №498, пропуск №11283, часы карманные «ЗИМ» №82066, деньги 21 руб. и облигации займа 210 руб. 4 года выпуска. Квитанция на сданный чемодан в Высшей Пограничной Школе НКВД СССР. (РГВА ф.38725 оп 1. д. л.65, подлинник)   А это еще боевой документ: « Заместитель начальника Инженерного Управления РККА 20.11.41
         Начальнику Особого отряда НКВД майору Шперову
   Взрыв фугасов по шоссе на участке Спас-Заулок после отхода 58-й танковой дивизии по приказанию командира танковой дивизии генерал-майора Котляра.
   Генерал-майор                                          Галицкий» (л.д.8)
   22 ноября 1941 года представитель штаба  ОМСБН НКВД подполковник Рохлин по приказанию командира бригады полковника Орлова выехал в Москву. Об этом свидетельствует написанная им собственноручно записка:
« т.Шперову
   Передайте Рохлину чтобы средствами выехал в Москву. От Вас требую своевременного представлять сводку и донесения штаб бригады.
   13.45   22.11.41                                                               Орлов « (л.д.14)
   Из Боевого Приказа Инженерной группы оперативных заграждений Западного фронта: «                                                                                        Секретно экз.№4
            Боевой Приказ №1
   Штаб Инженерной группы Покров (6 км юго-восточнее г.Клин) 22.11.41   карта
карта 100000
   1.Противник в составе танковых и моторизованных соединений на фронте 16 и 30 армий наступает в восточном направлении.
   Передний край обороны 16 и 30 армий Конаково, Березино, Ямуга, р.Ямуга, Першутино, Введенское, Ситниково.
   2. Инженерная группа (отряд подполковника Мельникова, отряд инженерных войск НКВД майора Шперова, отряд военинженера т.Рабиновича, 214, 244 и 127 саперных батальонов) заграждают дороги в полосе 16-й армии и на стыке с 30-й армией по плану фронта.
…..
   5.Отряду инженерных войск НКВД майора Шперова (1 и 2 батальон без отдельной саперной роты) – заградить дороги в полосе справа: Березино, Золино, Вертинское, северо-западнее оз. Себеж, Дубинино, Версково, Шигадово(на обрезе карты) с фронта – р.Ямуга.
….Начальник Инженерной группы 16 и 30 армий генерал-майор                 Галицкий
     Начальник штаба полковник                                                                          Леушеня. (л.д.15)
   23 ноября 1941 года с началом контрнаступления фашистских войск под массированным огне пропали без вести бойцы Сводного отряда Козлов и Лепешинский, выставленные для охраны минных заграждений.
   Боец 1 стрелкового батальона 2 МСП Козлов Сергей Иванович 1922 годв рождении, уроженец г. Москвы, пропал без вести 23.11.41 г. около г.Клина, находился под обстрелом противника. Проживал: Москва ул.Рабочая д.9 кв.7.  (РГВА ф.38724 оп. 1 д.17 л.70).
   Боец Лепешинский Пантелеймон Петрович 1916 года рождения, уроженец Москвы, пропал без вести 23.11.41 г., находился под обстрелом противника. (РГВА ф.38724 оп.1 д.17 л.79). 
      «                                        Боевой приказ №2
   Штаб Инженерной группы оперативных заграждений Поповское (2 км южнее Рогачево) 24.11.41 г. 1200 карта 100000
   1.Противник силой до 1 танковой и 1 мотодивизий вышел на Ленинградское шоссе в районе Солнечногорска и, прикрываясь в южном направлении, наступает главными силами на восток.
   2.Инжененрная группа(отряд инженерных войск НКВД майора Шперова, 244 ОСБ, 127 ОСБ, 122 ЛИБ, 214 ОСБ) строит заграждения в полосе с прежними разграждениями.
   3.Приказываю:
   а) Отряду подполковника Мельникова в прежнем составе выполнять поставленную ранее задачу.
   б) Отряду майора Шперова (отряд инженерных войск НКВД, 127, 244 ОСБ) выполнить задачу заграждения путей и местности с разграничениями: справа Опритово, Попелково, (иск)Новоселки, (иск.) Дмитров; слева: граница группы с фронта – линия 3 км западнее р.Лутомля, с тыла – канал Волга-Москва.
   4.Очередность работ по приказу №1.
   5.КП Поповское, запасные: а) Дмитров (пристань), б) Костино.
   Начальник Инженерной группы оперативных заграждений генерал-майор Галицкий.(л.д.42).
   И снова, батальоны капитанов Прудникова и Коровина, не смыкая глаз и с неимоверным напряжением сил, обеспечивали выполнение боевых заданий командования фронта. Бойцы и командиры понимали всю важность проводимых ими работ для защиты Москвы. Обстановка изменялась каждый час и не давала в времени для отдыха и сна. Под Солнечногорском при оборудовании заграждений с использованием фугасов личный состав не отдыхал больше двух сток и прямо валился с ног. Об этом будет еще написано в докладах командиров батальонов из состава Сводного отряда ОМСБОН НКВД.
   «                                            Боевой приказ №3
   Штаб Инженерной группы оперативных заграждений г.Дмитров-пристань, 27.11.41 г. 20.00, карта 100000
   1.Противник на фронте 16 и 30 армий силами до 2 танковых, 1  моторизованной и 2 пехотных дивизий наступает в восточном направлении, имея очевидной задачей разорвать фронт 16 и 30 армий, отрезать их сообщение от переправ через канал Волга-Москва или на их плечах выйти на фронт 1-й армии (восточный берег канала Волга-Москва).
   2.Инженерная группа (отряд инженерных войск НКВД майора Шперова, 122 ЛИБ, 127, 214, 226, 244, 381 ОСБ, спецвзвод лейтенанта  Батурина) продолжает устраивать инженерные заграждения в направлении главных усилий противника на правом фланге фронта…..
   Приказываю:
….   в) Отряду майора Шперова (отряд инженерных войск НКВД, 127, 244 ОСБ) заграждать в полосе: слева – Канал (иск. Рождествено), дачик НКПС на северной железной дороге. Усилить противотанковые и противопехотные минные заграждения переднего края предмостовой позиции Яхромского моста и промежутками между обоими предмостовыми позициями по указанию начальника боевого участка.
   г) Отряду майора Долгова (10 рота саперного отряда майора Шперова, отдельной  саперной роты ОСБОН и 226 ОСБ) заградить Ленингрдаское, Рогачевское и Дмитровское шоссе до предполосы обороны войск г.Москвы.
   д) Привести в боевую готовность для взрыва (1 положение) майору т.Корнееву – Рогачевский и Яхромский мосты и начальнику подрывной команды железнодорожных войск НКВД капитана Шевченко железнодорожный мост (56 км) к 24.00 27.11.41 г.
   е) Командиру саперного взвода лейтенанта Батурина выполнить к исходу 28.11.41 г. поставленные мною особые задачи.
   ж) Полковнику Савелову – подготовить к 24.00 27.11.41 действия всех гидротехнических заграждений проводимых по плану Инженерного Управления Западного фронта и доложить о ходе гидротехнических заграждений приведенных в действие ранее.
   з) Мой резерв – 122 ЛИБ.
   4.Немедленно заграждению подлежат все пути и зоны заграждений, кроме оставленных для маневра, подвоза и эвакуации (см. схему). Продолжить широкое  применение фугасов – «сюрпризов» и МЗД.
   5.КП – Дмитров (пристань), в последующем Костино, Озерецкое, Хотьково.
Начальник Инженерной группы оперативных заграждений генерал-майор и.в. Галицкий
   Серия «Г»
            БОЕВОЙ ПРИКАЗ №1
   Штаб Сводного отряда ОСБОН НКВД 6.00 28.11.41 г. Кузяево (3410) Карта 100000-34 г. Лист О-37-136
1.Противник вышел к берегу канала Москва-Волга, Починки, Яхрома и направляет удар на Ярославское шоссе.
2.Нашему Отряду вместе с 127, 381, 226 и 244 саперными батальонами загородить противотанковыми и противопехотными минами полосу:
Граница справа: южный берег Яхромского водохранилища и на восток по р.Яхрома, Сергейково (иск.), Высоково (сик.) м Митино (вкл.).
Граница слева: Грачево, Раково, Дача НКПС.
Кроме этого, создать предполье перед каналом (справа - налево) Муханки, Ртищево, Гефаново, Горки, Марфино, Дисаково.
3. Саперному взводу 1 мсп вместе с взводом саперной роты ОМСБОН и группой роты Потапова под общим командой капитана Коровина произвести заграждения предполья начиная с правого фланга.
4.Командиру 127-го саперного батальона создать противотанковые и противопехотные препятствия на участке (см. карту).
5.2 батальону 2 мсп совместно с саперным взводом полка подготовить полосу ( см. карту).
6.Командиру 1 батальона 1 мсп подготовить полосу (см. карту).
7.Командирам 381-го, 226-го и 244-го саперных батальонов по прибытию и установлению связи получат задачу дополнительно.
8. К работе приступить  с 9.00 28.11.41 г. имея на участке работ боевое охранение.
9.Донесения и схемы выполнения работ представлять ежедневно к 7.00 и 19.00, о ЧП немедленно.
10. КП и место дислокации подразделений отряда до 10.00 Кузяево, с 10.00 Сбоево. Склад там же. КП приданных подразделений будет указано дополнительно.
11. Работы в первой полосе закончить 28.11.41 г.
12.Зоны работ и зоны маневра даются по карте.
Командир Сводного Отряда                         Военком Сводного Отряда
майор                  Шперов                               лейтенант г/б Перельман
            Начальник штаба капитан Николаев (РГВА ф.38725 оп.1 д. л.)
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 13 Сентябрь 2011, 08:37:51 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #2 : 11 Сентябрь 2011, 20:49:57 »
Продолжение.
Сводный отряд ОМСБОН, кроме всего прочего, принимал непосредственной участие в установке мин замедленного действия, «сюрпризов» и выполнения различных специальных мероприятий, включая сбор разведывательных данных, о чем будет написано более подробно ниже.
   «Майору Шперову
   Немедленно вышлите команду для минирования агропункта в Обольяново (прим. авт -Никольское-Обольяново — усадьба конца XVIII-начала XIX веков, расположенная в селе Подъячево Дмитровского района Московской области.Село располагается вблизи Рогачёвского шоссе. Через село проходит автодорога, соединяющая Рогачёвское шоссе с Яхромой. Удаление от Москвы 42 км.) с расчетом окончания работ к рассвету.
   Замедление дать на 10 суток (часовым замыкателем) с расчетом взрыва ночью.
      Генерал-майор                                       Галицкий
26.11.41 г. №09 г.Дмитров
Получено 5.00 27.11.41 Шперов (л.д.28).
   Для выполнения этих задач в распоряжение инженерных войск было необходимое количество специальных мин МЗД-35, а также особые взрыватели. Согласно сведениям из отчета Сводного отряда ОМСБОН было получено ВВ - 6400 кг тола и 13545 кг аммонита. Мин различных: МУВ – 13545, ПТ ЯМ-5 – 6139, шт., ПОМЗ-750 шт., ПМД-7 – 2000 шт., ПМД-6 – 2720 шт. НМ – 200 шт., ДМ – 15 шт. «ЭХВ» - 200 шт. (л.д.60).
16 сентября 1941 года начальником Главного военно-инженерного Управления КА генерал-майором Котляр и военным комиссаром этого Управления полковым комиссаром Спассковым было утверждены «Краткое описание и инструкция боевого применения электрохимических взрывателей «ЭХВ». Приведу некоторые выдержки из этого документа:
   «…1.Электрохимические взрыватели «ЭХВ» предназначены для устройства минных заграждений замедленного действия, со сроком замедления от 12 часов до 200 суток, устанавливаемых только по непосредственному распоряжению командира дивизии и выше.
   2.Мины, установленные на подрыв объектов (мостов, дорог, сооружений, зданий и т.д.), через установленный срок, независимо от воздействия противника, состоящие только из заряда ВВ и вставленного в него взрывателя «ЭХВ»; мины, установленные на срок и, кроме того, на сработку, только при непосредственном воздействии противника (прохождение, проезде поездов, машин и т.д.), кроме взрывателя «ЭХВ» должны иметь автоматический замыкатель (ИЗЕР 2 ПП, неизвлекаемые мины НМ и ДМ) с источником тока….»  (.л.д.95-98)
   «                                                            Подполковнику т.Мельникову
                                                                           Майору т.Шперову
   Вы назначаетесь ответственными за своевременность взрыва:
   а) подполковник Мельников – Рогачевского моста через канал Волга-Москва;
   б) майор Шперов – Яхромского моста через канал Волга –Москва.
   Минирование мостов в настоящее находится:
   а) Рогачевский мост – майор Корнеев находится г.Дмитров Комсомольская ул. д.2 кв.9, в ночь на 27.11. представить в дом ближе к мосту добавочный телефон к караулу у моста №114;
   б) Яхромский мост – полковник Савелов (прим. авт. – начальник инженерных войск 16-й Армии) и постоянный заместитель его майор Минделев, находятся в Яхроме в помещении энерго-диспетчерской. Звонить по телефону город Яхрома – Канал Волга-Москва добавочный №61.
   Вам надлежит связаться с командирами оперативных групп,  подполковнику Мельникову – с оперативной группой Рогачевского направления, майору Шперову – с командиром оперативной группы Яхромской группы. От них надлежит получить для производства взрыва письменный приказ.
   2.Для взрыва при отходе войск - за собой паромных переправ через канал Волга-Москва выделить команды с НУ и принадлежности подполковнику Мельникову – паромы у Орево и Татищево; майору Шперову – паромы у Диденево и Подосинки.
   3.Создать при оперативных группах войск в месте нахождения штаба групп подвижные отряды сапер с противотанковыми минами (1 взвод с 2-3 автомашинами мин), которые получат задачу от начальника инженеров Армий на направлениях прорыва танков подвижными методами минирования.
   Генерал-майор инженерных войск                                              Галицкий
г.Дмитров 26.11.41 г. (л.д.29-30).
   Справка: В статье Д. М. Афанасьева и Б. В. Баданина «О некоторых вопросах инженерного обеспечения битвы под Москвой летом и осенью 1941 г.» в качестве примера эффективности водных заграждений приводится такой факт:
«В дни, когда гитлеровцы рвались к каналу Москва — Волга, начальник инженерных войск 16-й армии полковник  Ф. М. Савелов был направлен в Яхрому с задачей в случае угрозы их прорыва к каналу, открыть шлюзы Яхромского и Икшинского водохранилищ. Когда мотодивизия противника, действовавшая на этом участке, оказалась в непосредственной близости к каналу, шлюзы были открыты, и вода из обоих водохранилищ затопила пойму реки Сестра и все дороги, выходящие к Яхроме. Яхромского моста через канал сумел достигнуть лишь передовой отряд дивизии. Основные же силы ее оказались отрезанными от канала водой, хлынувшей из водохранилища. Наши войска уничтожили танки врага; мост в Яхроме взорвали подошедшие минеры из оперативно-инженерной группы заграждений генерала И. П. Галицкого»( «Военно-исторический журнал», 1966, № 12, стр. 18.).
   Несколько слов о событиях вокруг Яхромского моста, за взрыв которого ответственность командованием Западного фронта, была возложена на майора Шперова. Накануне взрыва, группе немцев переодетых в красноармейскую форму и владевших русским языком (из состава военной разведки абвера) удалось захватить стратегически важный для наступающих германских войск мост через Яхрому и уничтожить группу подрывников в количестве 12 чел. подрывной команды железнодорожных войск НКВД  и выйти к Дмитрову. Сложилась критическая ситуация, которую спас бронепоезд 73-го полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений под командованием капитана Малышева. Огнем его артиллерии было остановлено продвижение двадцати наступающих танков противника, а подоспевшие к этому времени советские части в результате успешной контратаки отбросили врага за канал Волга-Москва. Назначенные майором Шперовым две подрывные группы из состава Сводного отряда ОМСБОН взорвали мост. Мост через канал в районе Яхромы в 4.00.30.11.41. нашими частями взорван. Угроза миновала, и выполнение приказа фронта было обеспечено. Случись это иначе, думаю, что мы и не узнали бы никогда о существовании Сводного отряда ОМСБОН.
   1.12.41 г. согласно сообщения подписанного заместителем начальника штаба –начальником оперативного отделения штаба ОМСБОН НКВД капитана Старосветова, полученного майором Шперовым стало известно, что саперная рота бригады под командованием старшего лейтенанта Манусова находится в распоряжение командира 133 СД фронта в дер.Храброво – Федоровка. (л.д.45).
   В последних числах ноября первого годы войны штаб Сводного отряда ОМСБОН передислоцируется в  населенных Ельдигино, который находится на Пушкинском направлении вблизи Ярославского шоссе и получает новую задачу по устройству инженерных сооружений на случай прорыва вражеских войск в этом направлении вдоль Ярославского шоссе. «Генерал-майору Галицкому – 3.12.41 в 15.00 из Штаба МПВО Ростокинского района г.Москвы в Пушкинский район прибывает около 3000 чел. для работ по сооружению укреплений, в частности лесных завалов. Часть этих людей будет работать в полосе ответственности, отведенной нашему отряду.
   Прошу для лычных указаний и увязки работы в Ельдигино. Командование прибывающей группы прибудет в Ельдигино. Жду указаний этим же нарочным. Майор Шперов» Из резолюции на тексте донесения командира Сводного отряда НКВД генерал-майор и.в. Галицкий написал: «Майору Шперову! Этих людей использовать для отрыва фронтальных завалов заграждений, а также и по заграждению дорог согласно нашей схеме, но вдоль по оборонительному рубежу. Нашу схему выделенной полосы местности от канала и второй оборонительной полосы, которые строят прибывшие рабочие, считать как первую и одну зону. Сегодня знакомился с заграждениями на участке подполковника Мельникова и лично убедился что:
   а) Завалов мало и они очень слабы;
   б) Плотность заграждений мала.
   Поэтому считаю, что вряд ли у Вас обстоит дело лучше.
   Предлагаю в течении 2-х дней усилить заграждения первой зоны – завалы делать мощными хотя бы и деревья были по обоим сторонам дороги толстыми. Лично на Вас возлагаю проконтролировать это. Через два дня (5-6.12) проверю заграждения лично.
3.12.41 Генерал-майор                      Галицкий  (лд.48)
   Из Боевого приказа №6 Инженерной группы оперативных заграждений Костино 10.12.41 г. 17.00 карта 10000
   1.Противник, будучи задержанным на инженерных и гидротехнических заграждениях по обе стороны канала Волга-Москва и в результате, последовавших мощных ударов 30-й, 1-й Ударной и 20-й армий, отходит в западном направлении….
   Приказываю:
   2.Отряд инженерных войск НКВД разграждает, установленные им минные поля в полосе наступающих Армий…..Генерал-майор        Галицкий (л.д.76).
   Эта работа оказалась очень трудной и не менее опасной, требовала от личного состава отряда хорошей подготовки и сил. Не обошлось при этом без чрезвычайных происшествий и боевых потерь.
   Наступил на мину красноармеец Рогов Виктор Григорьевич. Из боевого донесения от 13.12.41 г. – 13.12.41 г. в 7.00 скончался санитарном батальоне №222 боец Рогов, который 12.12.41 в 12.30 подорвался на мине у дер. Доменино. Похоронен в дер.Алешино Пушкинского района Московской области. Подписали: командир 2 батальона капитан Лучанский, военный комиссар старший политрук Петренко. Рогов Виктор Григорьевич боец 4 роты 2 батальона 1 МСП ОМСБОН НКВД родился 16 сентября 1923 года в деревне Шубино Угличского района Ярославской области. Мобилизован 8.9.41 Ярославским ГК ВЛКСМ. По другим данным похоронен в Крематории г. Москвы. Отец Рогов Григорий Андреевич г.Иванов Лесная 2/3.(РГВА ф.28724 оп.1 д.17 л.23).
   12.12.41 г. при разминировании в результате взрыва мины погиб стрелок 4 роты красноармеец Романов Петр Акимович 1915 года рождения, уроженец Смоленской области Мосальский район, село Глаголынь, переданный из органов НКВД г.Москвы (Бутырская тюрьма). Похоронен у отдельной березы юго-западнее деревни Канаиха Дмитровского района Московской области. Жена Кирюшина Наталья Ивановна г.Серноводск Куйбышевской области, санаторий Серные воды кор. 6.
   21.12.41 г. был убит взрывом мины боец саперного взвода Меркулов Владимир Филиппович 1919 года рождения, уроженец г.Ленинграда, мобилизован в РККА Ленинградским горкомом ВЛКСМ. Похоронен в 1.5 км восточнее деревни Селиш Ново-Завидовского района Московской области. Отец Меркулов Филипп г.Ленинград ул.Кропоткина, д.15, кВ.57. (РГВА ф.38724 оп.1 д.17 л.76).
   В результате несчастного случая убит боец минометной роты Пушко Михаил Евдокимович 1913 года рождения, прибывший из Управления НКПС г.Минск. Похоронен: г.Москва, Крематорий. Семья эвакуировалась из Москвы, место нахождения не установлено (РГВА ф.38724 оп.1 д.17 л.46).
   «  майору Шперову №33
   Немедленно откомандируйте Москву командира саперного взвода 2 полка Марченко.
3.35 13.12.41      Максимов ( л.д.98, прим. авт. – военный комиссар ОМСБОН НКВД)
   «                                                                Командиру Особого Отряда ОМСБОН НКВД
                     майору Шперову
                     Хлопенево (2822) к.100000-37
   Напоминаю о высылке материалов по расследованию случая ранения мальчика в с.Долгониха, помещенного в Вашем боевом донесение №37.
   Начальник штаба бригады майор                                           Злобин
15.12.41 г. №1-155 (л.д.105).
   « т.Шперову – Сашина выехала 13.00 . Прудников выедет в 5.00 19.12. Немедленно сообщите пункт куда направлять.
   18.12.41 21.30                                                                           Третьяков (л.д.108).
   Согласно приказа ОМСБОН НКВД №641 от 17.12.41 г. - Командира 1 стрелкового батальона во главе капитана Прудникова М.С. с саперным взводом в количестве 221 чел. полагать в командировке во выполнению специального оперативного задания в расположение фронта.
1 батальон 2 мсп под командованием капитана Прудникова 19.12.41 г. 17.00 в составе 1-2 рот в 16.30 прибыл и расквартировался в с.Семеновское (двигаются в район г.Рогачева д.Трубочево для выполнения оперативного задания.) 19.12.41 г. 06.00 приступил к разминированию ранее выставленных минных полей до 800 штук мин.
При разминировании мины ЯМ-5 21.12.41 г. в 14.30 погиб красноармеец Меркулов Владимир Филиппович, похоронен в с.Семеновское. С 22.12.41 г. в Вельмогово.
   Согласно приказа 2 МСП № 170 от 28.12.41 г. параграф 4 - Полагать возвратившимся 1 стрелковый батальон во главе капитана Прудникова М.С., военного интенданта 1 ранга Жарова с личным составом в количестве 134 чел. и 28 чел. саперного взвода. (Ф.38725 оп.1 д. л.298)
Результаты разминирования:                          новых №1                      №2                        Всего
Мин ЯМ-5                                                            1120                             586                         1706
ТМ-35                                                                     264                                                               264
Противопехотных                                                 200                              32 ящика               3000
МУВ                                                                                                                                          2300
Детонаторов                                                         150                                                                150
МУВ комплект                                                     360  в запечатанных ящиках                      360
Тол                                                                      20 кг                               1 ящик                  20 кг.
Аммонит                                                           40 кг.                               2 ящика                40 кг.
       Всего батальоном было заложено 5004 мины, в том числе  ЯМ-5 – 1664, ТМ-35 -940, ППМ – 2400, из них разминировано 1406 шт. ЯМ – 1055 и ТМ-35 – 951 .
Комбат -1 капитан Прудников                                           Военком старший политрук Шаров                                       
Начальник инженерной службы 2-го мсп старший лейтенант Марченко (прим. авт. -  начальник инженерной службы полка старшего лейтенанта Марченко Д.Д. назначен командиром саперной роты бригады с 19.10.41 г.)
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 13 Сентябрь 2011, 08:33:51 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #3 : 11 Сентябрь 2011, 20:51:18 »
Продолжение.
Далее приводятся в оригинале доклады командиров подразделений непосредственно руководивших боевыми действиями в составе Сводного отряда ОМСБОН НКВД:
   Из Доклада капитана Прудникова М.С. командира 1-го мотострелкового батальона на имя командира 2-го мсп ОМСБОН НКВД СССР майора Иванова С.В. о деятельности батальона в распоряжение 30-й армии с 17 ноября 1941 года.
   17 ноября 1941 года в 16.00 батальон в полной боевой готовности в составе 274 чел. прибыл в Завидово Калининской области и поступил в распоряжение штаба 30-й армии. Получил задачу на минирование южного берега Московского моря.
   Я с командным составом батальона выехал на рекогносцировку и прибыл в место предстоящей работ. Обстановка была такова, что часть территории была уже занята противником. Несмотря на это задача командирам рот была поставлена – минировать участки не занятые еще противником.
   Работа не была выполнена только потому, что не было транспорта и мин.
   К 20.00 штаб армии, находясь в непосредственной близости от противника из с.Завидово снялся. Связь со штабом была потеряна, о чем я не был поставлен в известность, мин и транспорта не было.
   Батальон отдыхал, в месте расквартирования выставлено охранение и организована разведка, добиваясь установления связи со штабом. К утру 18.11.41 г. связь со штабом была восстановлена, батальон получил задачу расквартироваться в с.Ямугово и произвести закладку фугасов по Ленинградскому шоссе. Для закладки фугасов южнее Завидово была оставлена 1 рота.
   18.11.41 г. в 13.00 во время выполнения задачи на 1 роту был произведен налет 3 немецких самолетов. В результате налета командир 1 роты старший лейтенант Мальцев А.П. был убит, ранены: помощник командира роты старший лейтенант Михайлов А.Т. и боец Осипов О.К. Раненным санинструктором 1 роты тов. Петрушиной на месте была оказана помощь и таковые были направлены в Москву в госпиталь.
   Расквартированный в с.Ямугово батальон в ночь на 19.11.41 г. производил минирование поля в районе Головково, в непосредственной близости от противника. В ночь на 20.11.41 г. батальон минировал железную дорогу и поля в районе Вильмоново, также в непосредственной близости о противника. Работа была закончена в 7.00 21.11.41 г. Для охраны минных полей было оставлено 2 отделения в количестве 14 чел., под командованием помощника командира взвода Свиридова.
    Через 20-30 минут, после выезда батальона с места работ, в район расквартирования, с.Вильяминово было занято противником, 14 чел., оставшихся для охраны минных полей были отрезаны и оказались в окружении. Машина отправленная в 8.00 21.11.41 г. с завтраком для 14 чел. в селе Спас-Заулок была обстреляна и вернулась назад. 14 чел. остались в окружении и через двое суток возвратились двумя группами в батальон – первая на второй день, а вторая в с.Покров. Не вернулся боец Игошин, который по докладу Свиридова убит.
   21.11.41 г. в с.Покров поставлена задача установить фугасы по Ленинградскому шоссе от южной окраины г.Клина до Солнечногорска, на протяжении 22 км. Батальон сразу же приступил к выполнению данного задания, выбросил для этой цели 2 роту, которая работала 18 часов и была смененная 3 ротой. Выполнив задание на данном участке батальон 22.11.41 г. по приказанию сменил место расквартирования и передвинулся в с.Осипово, оставлена 3 рота для продолжения работы. В 23.00 22.11.41 г. я, взяв с собой начальника штаба старшего лейтенант Шестакова и начальника инженерной службы полка старшего лейтенанта Марченко выехал для проверки работы 3 роты. Следуя к месту работ, впереди на шоссе было замечено большое зарево. Подъехав ближе, встретили несколько человек военнослужащих, которые сказали, что ехали на 3-тонной машине с грузом, машина наскочила на мину и из лесу была обстреляна. Машина загорелась, а они разбежались.
   Мною была организована разведка в составе 10 чел. из саперного взвода со старшим лейтенантом Шестаковым, которая установила, что на дороге, где горит машина, были установлены в 4 ряда неизвестные мины. Мины устанавливались на лыжах, следы на опушке леса. Движение всего транспорта по шоссе было приостановлено. Мною были приняты меры по разминированию дороги. Мины оказались немецкого образца, не зная обращения с ними, первые мины стаскивались с дороги, длинной веревкой, связанной имеющихся обрывков, остальные сняты с дороги бойцами саперного взвода. Один экземпляр мины и перекладина соединяющая пару мин была доставлена в штаб группы майору ШПЕРОВУ.
   Проверив работу 3 роты я в 6.00 23.11.41 г. возвратился на место. Через час, в 7.00 23.11.41 г. для сены 3 роты мною на машинах со старшим лейтенантом Шестаковым (прим. авт. – Шестаков Анатолий Петрович начальник штаба батальона ВВ НКВД Западно-Сибирского округа был назначен на должность командира 1-го Отряда Специального Назначения 1-й Бригады Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза СССР, при переформировании был назначен начальником штаба 1-го батальона 2 –го мсп ОМСБОН) была направлена 2 рота. Последний со второй ротой подъезжал к дер. Давыдково, заметил движение машин частей и отдельных групп машин в сторону Москвы по шоссе, а районе г.Клина и д.Давыдково усилилась артиллерийская и пулеметная стрельба. Встречавшиеся сообщили, на Клин и Давыдково наступает противник. Машины были оставлены, для того, чтобы двигаться вперед пешком без машин. Только люди сошли с машин, как из леса был открыт огонь из автоматов, рота с дороги развернулась – два взвода с командиром 2 роты лейтенантом тов. Золиным вправо, и один взвод со старшим лейтенантом Шестаковым влево, развертывание происходило под огнем противника. Через несколько минут в районе Клина – Давыдково послышались взрывы фугасов, рота под огнем противника начала отход производя взрывы фугасов. Особенно надо отметить младшего командира 2 роты Яковлева, который под сильным огнем, ползком подбирался к фугасам, производил взрыв. Шофера санитарной машины бойца Морозова, который в 100 м от противника развернул машину под огнем и следовал перекатами по 300-400 м, не покидал роту. На всем протяжении по санитарной машин противник вел огонь, в результате чего машина получила до 8 пробоин в разные места. Военного врача 3 ранга тов.Давыдова (прим. авт. – врач поликлиники №47 НКВД СССР г.Москва военврач 3 ранга Давыдов Илья Юльевич был назначен на должность врача 1 батальона 2-го мсп ОМСБОН), заметившего на дороге на танк и возле него лежавшего человека, ползком пробрался под огнем к танку, где оказалось, что убит командир танка лейтенант, вышедший из танка устранить неисправность машины. Лейтенант был положен в танк обратно Давыдковым, а затем вышел под прикрытием огня танка. Мотоциклист Соломон, оказавшись в 80-100 м от опушки леса, застряв в снегу, попал под неприятельский огонь, не бросил машины, быстро развернул её и увел под огнем противника.
   Отходили организованно, производя взрывы фугасов. При этом командир 2 роты лейтенант Золин (прим. авт. – старший инспектор ОСБП городского отдела НКВД лейтенант Заолин Сергей Сергеевич был назначен на должность командира 1 боевой группы 8-го Отряда Специального Назначения 3-го батальона 2-й Бригады Особой группы при наркоме внутренних дел Союза ССР, а при переформировании на значен на должность помощника командира 1- й роты 1-го баатльона 2-го мсп ОМСБОН НКВД), шедший с 2-мя взводами справа, пересекая поляну в лесу был убит. Командир взвода Лавров успел взять у него только пистолет, на попытки вынести командира роты, противником открывался сосредоточенный огонь, поэтому был оставлен на месте.
   Рота дойдя до высоты 213.3, где кончились фугасы заняла оборону. Вторично послав мотоциклиста с докладом в таб. Все фугасы от южной окраины Клина, на протяжении 14 км в сторону Москвы, были взорваны, за исключением 304 на самой окраине г.Клина.
   По прибытию меня с командного пункта, когда все фугасы были взорваны, я приказал роте отходить  район сосредоточения село Осипово. По прибытию была проверка личного состава и вооружения, оказалось, что 34 чел. были отрезаны, начиная от южной окраины Клина до Давыдково. По 2 роте 2 чел., по 3 роте 14 чел., по саперному взводу 18 чел. В последствие все отрезанные прибыли, за исключением 2 чел., о которых нет сведений и сейчас. Бойцы 3 роты Лепешинский, 2 роты Козлов.
   23.11.41 г. в 18.00 батальон по приказу Штаба Группы покинул село Осипово, совершил 23 км марш в ночное время, расквартировался в дер.Мостки. После отдыха перешел в село Клусово, где получил задачу: в полосе глубиной 25 км, ширину 8-10 км в сторону Дмитровского шоссе произвести разрушение мостов дорог, завалы, минирование и устройство других препятствий. Каждой роте была поставлена задача и в 7.00 25.11.41 г. роты приступили к работе. К 23.30 25.11.41 г. сосредоточились в новом месте расквартирования с.Мотовилово, производя работы в данной полосе на протяжении 10 км.  .
   Боец саперного взвода Майдан И.В. стал раряжать упрощенный взрыватель, во время разрядки выпала чека, произошел взрыв капсюля, в результате был ранен боец Майдан в кисть левой руки, а рядом стоящий боец саперного взвода Палеха И.А. в левый глаз. Последние двое 26.11.41 г. были отправлены в Москву.
   26.11.41 г. роты работы в районе с.Мотовилово закончила и к 14.00 сосредоточилась для обеда.
25.11.41 г. в 21.30 для охраны минных полей юго-западнее с.Новселки, командиром 1 роты были оставлены два бойца Дешин И.Е., Цесляк Е.К. (прим. авт. – были оставлены с задачей кроме охраны минного поля еще и для минирования оставленного прохода на минном поле для в случае отхода 31-й танковой дивизии) в 6 км от места расквартирования батальона. 26.11.41 г. в 19.30 в штаб батальона прибыл боец Дешин, который сообщил, что около 10 час он с Цесляком находился на окраине с.Новоселки, Цесляк разделся и вышел без оружия оправиться, через несколько минут после ухода, противник внезапно открыл огонь по селу, Дешин выскочил на улицу и стал искать Цесляка, но его нигде не обнаружил и т.к. была сильная стрельба, он ушел один. Винтовка Цесляка осталась в доме. Последний был взят в контрольном пункте и доставлен в полк.
В 14.45 26.11.41 г. батальон выступил из дер.Мотовилово в пункт расквартирования с.Астрецово имея задачей в пути произвести работу по заграждению и минированию. При выходе из д.Мотовилово, через 15-20 мин. в деревню вошло 10 немецких танков, древнюю зажги и обстреляли взвод 2 роты минировавший  участок. Батальон был втянут в опушку леса по дороге, где сразу стал возводить завалы и минировать. В 22.10 прибыл в дер.Астрецово, где в 5.00 27.11.41 г. его сменил 2 батальон и прибыл в Москву 27.11.41 г. в 10.00.
Наряду с положительными сторонами имели место отрицательные явления:
1. При обстреле пикирующими бомбардировщиками 1 роты младший политрук Слауцкий и помощник командира взвода Жогов проявили растерянность.
   2.Помощник командира взвода Свиридов не сумел проявить достаточно командирской воли, повести за собой всю группу, находившуюся по охране минного поля (14 чел.) ушли с ним 3 бойца.
   3.Боец 1 роты Левитанский самовольно ушел с поста при охране дома, где отдыхали бойцы.
   4.Снайпер Фрлов 2 роты проявил трусость в походном охранении ночью идя в дозоре, все время держался отделения боясь отходить в сторону. Во время обстрела сеял панику, заявляя, что нас окружают.
   5.Бойцов Зверев не проявил должной инициативы, не сумел занять удобную позицию с которой бы мог прикрыть взвод пулеметным огнем.
   6.Большое количество разбитых бутылок с горючей смесью и жидкостью при марше с пересеченной местностью в ночное время, при условии, где дороги были скользкими и бойцы часто падали. Особенно много было случаев разбития бутылок и самовоспламенения при посадке на марше и на машинах. Основной причиной разбития бутылок считаю: неприспособленность сумок, которые не имеют внутри стенки из деревянных планок.
            Выводы предложения:
   1.Несмотря на непосредственную угрозу со стороны противника, все работы производились доброкачественно и раньше срока.
   2.Опыт показал, что при хорошей организации работ можно производить минирование любыми минами в ночное время.
   3.По оценке командования, в частности, полковника т.Леошеня, и генерал-майора т.Галицкого, который мне в присутствии подполковника т.Гриднева сказал, что: «Все работы производят хороший эффект и самое хорошее это своевременный взрыв фугасов.». Было много случаев когда танки противника следуя за батальоном наскакивали на минное поле и слышалось много взрывов мин.
   4.Несмотря на большие переходы боевая готовность батальона постоянно поддерживалась.
…….
Командир 1 стрелкового батальона                              Военный комиссар 1 сб
Капитан                         Прудников                              старший политрук Шаров
1.12.41 г.(РГВА ф.38719 оп.1 д.4. лл.94-97)
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #4 : 11 Сентябрь 2011, 20:53:40 »
Продолжение.
                 ОПИСАНИЕ
        выполнения специальных заданий на фронте борьбы с не-
               мецкими захватчиками личным составом 3-го батальона
     1-й Отдельной бригады НКВД за время с 17.11 по 2.12.41 г.
            карта 1:100000 изг.1941 г.

Грозные и суровые дни переживала столица нашей страны – Москва в ноябре 1941 года. Враг рвался к сердцу нашей Родины со всех сторон. Необходимо было любой ценой приостановить продвижение техники и живой силы противника.
17 ноября 1941 года утром 3 батальон в составе 8, 9 и 10 рот, взводом сапер и отделением связи на автомашинах выехал в распоряжение начальника инженеров 30-й армии для выполнения специальных заданий. В 17.30 17.12.1941 года батальон прибыл на место своей дислокации в дер. Концово (6648).
Немедленно по прибытии батальон получил следующую задачу:
1.Подрыв льда на Московском море общей протяженность в 1400 п/м.
2. У образовавшихся промоин, устройство минных полей общим количеством 2000 противотанковых и  противопехотных мин, разбросав последние в основном около Ленинградского шоссе и железнодорожного моста Москва-Калинин.
3.Подготовка к взрыву участка Ленинградского шоссе в районе Ново-Кабаново – Головково, протяженность около 2 км, для чего требовалось вырыть 18 колодцев и зарядить их.
В связи с тем, что противник своими танковыми частями обошел Московское море с запада и выдвинулся на Козлово (6830) и Ворошиловский (6834) имея целью перерезать железнодорожную линию и Ленинградское шоссе в районе Ново-Завидово и Завидово, в связи с отходом наших частей и отсутствием ВВ и мин, поставленная задача выполнена полностью не была и в туже ночь батальон, совместно со штабом сводной группы ОМСБОН, был переведен в д. Ямуга (5456).    
   Утром 18.11.1941 года батальон получил задачу – подготовить к взрыву участок северной окраины лесного массива (60-50), что южнее Спас-Заулок – северная окраина Малинино (5056) протяженностью в 14 км, где по простым расчетам необходимо было вырыть 90 пар колодцев для закладки фугасов и зарядки их.
   Несмотря на очень твердый и замерший грунт, отсутствие у личного состава опыта в такого рода работе, данная задача была полностью решена. 20.11.1941 г. на каждой паре фугасов было выставлено по одному часовому, которые был проинструктирован производить взрыв по приказу или в зависимости от подхода немцев и непосредственной угрозе захвата шоссе ими.
   20.11.1941 г. командир батальона получил дополнительную задачу – произвести минирование проселочных дорог пересекающих железнодорожную линию, подготовить к взрыву моста на железной дороге, что южнее ст.Решетниково. Для работы на этом участке была выделена группа в 32 чел. 8 роты под командованием капитана Куриленко. В этот же день выделенная группа с работой справилась, при чем на дорогах были разбросаны мины, взрываемые на расстояние от электрического пульта.
   Для охраны минного поля и заминированного железнодорожного моста была оставлена группа в составе: командира группы старшего сержанта Рамзайцева, заместителя политрука Ладенкова, бойцов Торопова и Калинина, которым было приказано произвести взрыв только с подходом немцев или по приказу.
   К полудню 20.11.1941 года противник занял с.Завидово. 21.11.1041 г. части РККА, занимающие оборону данного района стали отходить из с.Ямуга. Для прикрытия, на опушке леса, что южнее с.Спас-Заулок была оставлена одна 58-я танковая дивизия.
   Личный состав нес охрану фугасов на огромном расстоянии, бойцы иногда простаивали бессменно по 19-20 час., часто не имея пищи, кроме того подчас в одиночку, при неясности обстановки, т.е. тогда когда каждый боец обязан был решать задачу на взрыв самостоятельно, не дожидаясь приказа свыше, но несмотря ни как какие трудности, жалоб, уходов с поста, нареканий со стороны личного состава, за исключением одиночного факта трусости бойца 8 роты Королева, не было.
   В связи с тем, что 58-я танковая дивизия начала отход, в ночь на 22.11.1941 года 10 рота начала взрыв Ленинградского шоссе и к 4.00 22.11.1941 года работы приостановили на северной окраине с.Ямуга. Взрывом данного участка лично руководил военный комиссар батальона младший лейтенант госбезопасности Шаламов и командир 10 роты капитан Лекомцев.
   В 4.30 22.11.1941 года штаб батальона получил личное приказание от помощника начальника Главного военно-инженерного управления РККА генерал-майора Галицкого немедленно взорвать весь участок Ленинградского шоссе до северной окраины Малинино, т.е. до подступов к городу Клину.
   На месте выяснилось, что данное приказание выполнить полностью бело нельзя, ввиду наличия наших танков на северной окраине с. Ямуга и подтягивания частей РККА.
В результате создавшееся обстановки получалось, что штаб батальона и 9 рота , несшая охрану фугасов на участке от с. Ямуга до Малинино по существу оказалась впереди переднего края обороны на 1.5-2 км. В связи с этим весь состав 9 роты, оставшийся личный состав 8 и 10 рот были приведены в боевую готовность и наряду с охраной фугасов было выставлено боевое охранение.
22.11.1941 года в связи с тем, что противник начал артиллерийский и минометный обстрел северной окраины с.Ямуга и группа Рамзайцева, оставленная у ст.Решетникова по существу была уже окружена, командиром батальона было принято решение выслать в район Решетникова связных для снятия группы Рамзайцева, произвести взрыв и попутно разведать силы противника на данном участке. С этой целью была выслана группа бойцов в количестве 5 чел. под командой младшего лейтенанта Бородина.
Примерно в 10-11.00 22.11.1941 года противник усилил артогонь по с.Ямуга, танки противника стали подходить к Ямуга с флангов, батальон станковых пулеметов (неизвестной части РККА)  и отдельные танки 58-й танковой дивизии начали отход вдоль шоссе по направлению к г.Клину.
Бойцы и командиры 10 роты, находясь между огнем противника и частей РККА планомерно начали взрывать Ленинградское шоссе. Несмотря на очень сильный огонь и значительные потери в среде бойцов РККА, 9 рота в полном свеем составе, без потерь накопилась в с.Малинино выполнив свою задачу полностью.   
   В этом деле особо отличились командир 9 роты капитан Мирковский, который бесстрашно руководил взрывами и отходил самым последним лично проверив результаты взрыва каждого фугаса его бойцами.
   Как положительную сторону в этой операции следует отметить. Несмотря на огромную физическую усталость, бойцы в основном отдыхали с утра 21 ноября с.г., отсутствие пищи – люди получили 21.11. несколько сухарей и по одной вобле, ни один человек не отошел от своего поста и методично спокойно производили взрывы своих участков, помогали отходить частям РККА, отводить различную матчасть (машины, тягачи, орудия и т.д.) в безопасное место, в последнем следует отметить группу бойцов 10 роты во главе  с б.помощником т.Сухаревым и 9 роту во главе с капитаном Мирковским.
   Боец 9 роты 1 взвода Смирнов Н.И. находясь у своего фугаса заметил подходившую к этому месту немецкую танкетку, он выждав её подхода ближе, спокойно поджег шнур и только тогда отполз в безопасное место, расчет его был настолько точен, что взрыв произошел тогда когда танкетка выскочила на заминированный участок шоссе, в результате чего танкетка взлетела на воздух.
   В этой операции особо отличились бойцы и командиры 9 роты Костин, Крохин, Демьянов, Строкачов, Нечаев, Апрелехов.
   Так, боец Апрелехов, Рохлин и Пашиков взорвав свои фугасы поползли в сторону противника выяснить взорвали ли бетонный мост в с.Ямуга, охраняемый подразделением сапер одной из частей РККА. На месте они выяснили, что мост не взорван и охрана бежала. Бойцы под ураганным огнем пытались произвести взрыв моста, чего им не удалось лишь только потому, что шнуры были перебиты взрывами мин.    
   Следует отметить, что ни один фугас после поджога не отказал, заслуга в этом безусловно принадлежит саперному взводу во главе с лейтенантом Бодровым и начальником инженерной службы полка страшим лейтенантом Загородневым, личный состав которого являясь инструкторами в тоже время лично проверяли и подготавливали каждый заряд, каждую запальную трубку.
   Моральный дух бойцов очень высокий, что свидетельствует хотя бы такой факт, сейчас же после операции в Ямуге 9 рота и часть бойцов других рот совершили ночной марш через г.Клин д.Осиповичи, что севернее г.Солнечногорска. Марш был очень трудным, бойцы были физически и морально уставшими, без продуктов, с громоздким снаряжением, но жалоб на трудности абсолютно не было.
   Группа бойцов 8 роты во главе с младшим лейтенантом Бородиным, высланная 22.11.1941 года к группе тов. Рамзайцева, находившегося с 20.11.41 г. у минных полей в районе станции Решетникова, благополучно просочилась через линию фронта в тыл врага разыскала группу Рамзайцева, которая кстати находилась в тяжелом положении без сна и пищи, совместно произвели подрыв именных полей и железнодорожного полотна , чем также заставила немецкие танки искать обходы по болотистой местности и благополучно прибыла в д.Осиповичи.
   Вечером 22.11.41 г. батальон получил задачу подготовить к взрыву участок Ленинградского шоссе от северной окраины Солнечногорска в строну Клина, при этом было приказано 30 фугасов заложить в готовые колодцы и 50 подготовить. На эту работу вышли: 10 рота в количестве 60 чел. (участок в сторону Клина), 8 рота в количестве 30 чел. (окраине Солнечногорска) и саперный взвод в количестве 23 чел. Остальной состав батальона во главе с комбатом совершал марш от г.Клина.
   В 6.00 23.11.41 г. 30 фугасов были готовы, а остальная работа должна быть готова днем 23.11.41 г.
   В 10.00 на отрывку шурфов было выслано дополнительно еще группа в 20 чел. из 9 роты во главе с помковзвода Каминским.
   Примерно в 12.00 23.11.41 г. на западной окраине г.Солнечногорска началась перестрелка, гарнизон Солнечногорска принял оборону. Распоряжением командира 8 роты из её состава на оборону (на окраину Солнечногорска) была выделена группа бойцов в составе старшего лейтенанта Пугина, Ладенкова, Левитина, Землякова, Горячева и Веденский.
   Распоряжением командира 10 роты из состава его рыты была выслана разведка в сторону д.Мошнецы и Головково, которая донесла, что Головково занята немцами, что они движуться вдоль железной дороги к Солнечногорску и что наших частей впереди нет. 
   Примерно в 16.00 23.11.41 г. противник своими мелкими группами с автоматчиками и минометами стал просачиваться к Солнечногорску и к шоссе, что севернее города (участок 8 роты).
   Вслед за этими автоматчиками появились танки, огнем которых был подавлен огонь нашей обороны, находящейся на северной окраине Солнечногорска (станково-пулеметное подразделение), немцы ворвались в город. При обороне Солнечногорска был убит красноармеец 8 роты Левитин и захвачены в плен старший лейтенант Пугин, Земляков, Ладенков, Горячев и Введенский. Двое из них – Веденский и Земляков в последствие из плена бежали.
   Штаб Сводной группы спешно переехал в д.Мостки, дав распоряжение собрать личный состав и двигаться туда же.
   В связи с тем, что предварительно личный состав, работающий на на шоссе не знал места сбора (об этом мы узнали только перед отъездом штаба группы в Мостки, т.е уже тогда когда начался бой), то пришлось выезжать на место и предупредить людей, что и было сделано военным комиссаром батальона т.Шаламовым. Последний успел предупредить только 8 роту, саперный взвод и часть 9 роты. 10 рота осталась не предупрежденной и с этого момента потеряла связь с батальоном и действовала самостоятельно на другом направлении.
    Личным распоряжением командиров на местах, подготовленные к взрыву участки шоссе были взорваны без приказа свыше и вечером 23.11.41 г. батальон без 10 роты стал совершать марш на восток, в д.Мостки, куда прибыли в основном в 3.00 23.11.41 г.
   Командир  10 роты услышав, что в Солнечногорске идет бой, что шоссе на участке 8 роты взорвано и люди отошли, решил работы прекратить. К вечеру им рота была стянута в кулак и стала, с мерами охранения отходить к Солнечногорску.
   Ночью, при входе в Солнечногорск, разведка наткнулась на оставленный пулеметный батальон, прикрепил к себе. Посланная разведка в Осипово, донесла, что батальона в деревне нет, тогда командир роты решил обойти Солнечногорск, так как в городе уже были немцы, которые сконцентрировались возле вокзала. По пути испортив замки у станковых пулеметов и орудий, брошенных нашими частями, сожгли один тягач и взорвав снаряды, рота благополучно обошла город вдоль озера Сенежское и прибыл в д.Кресты на Ленинградском шоссе. Где ни немцев ни наших частей не встретив тронулась в д.Пешки, где и заночевала. В д.Пешки связались со штабом армии и  под его непосредственным руководством производили минирование Ленинградского шоссе.  После чего, самостоятельно вернулись в Москву.
   За время, когда 10 рота была в отрыве от батальона, она понесла следующие потери в личном составе: убиты при исполнении служебных обязанностей командир 2 взвода лейтенант Осокин и командир отделения Воробьев и ранен помощник командира взвода Мягкий, боец Рафалович. В работе по минированию шоссе в районе Пешки - Чашниково особо отличились как бесстрашные бойцы 10 роты: Иванов Е., Минин Е., Коротков А. и помощник командира взвода Сухарев.
   Наряду с выполнением непосредственно своего задания по взрыву шоссе в районе Солнечногорска бойцам 8 роты пришлось вести непосредственно бой с немецкими автоматчиками. Так, снайперы Калинин и Мазаков охраняли район работ лично уничтожили до 13 чел. фашистов.
   В полдень 24.11.41 г. батальон получил задание продвигаться в д.Клусово (Рогачевское шоссе), куда и прибыл вечером этого же дня.
   В 6.00 25.11.41 г. батальон получил приказ устроить полосу инженерных препятствий  в д.Успенье (4084), Заовражье (4083), Мостки (3884), Матвейково (3886), Фофаново (3686), Костино (3486), что западнее Рогачевского шоссе на участке Клуосово – Храброво. Батальон в составе 8, 9 рот, взвода сапер и приданной роты 244-го строительного батальона (без оружия) приступил к работе.
   К концу дня 25.11.41 г. батальон получив ротные и взводные участки закончил работу, проделав следующее? Заминировал ряд участков в общей сложности 800 ПТМ, устроил 14 завалов в лесу и разрушил 3 моста. Все работы проходили впереди переднего края наших войск.
   Во время получения задачи по устройству различного рода сооружений на данном участке было указано, после производства работ людям стягиваться в Клусово, что и было сделано, в результате же неувязки штаб группы с воинскими частями, в районе Успенье и Заовражье стали отмечаться случаи подрывов автомашин и личного состава частей РККА на наших минах, кроме того в район Федорово - Фофаново стали прибывать части ПТО 1-го корпуса, где им было приказано занять оборону, в следствие этого в 17.00 25.11.41 батальон получил приказ произвести разминирование поставленных минных полей, что было сделано 8 и 9 ротами в очень сложных условиях ночи. Часть минных полей была передана частям РККА, занимавшим оборону.
   В ночь на 26.11.41 г. в батальон прибыла из Москвы спецрота т.Потапова.
   Утром 26.11.41 батальон получил приказ совершить марш в д.Астрецово (4202), по пути расставить людей по шоссе Федорово – Астрецово для отрыва шурфов и к вечеру 26.11.41 г. в основном заминировали этот участок шоссе протяженностью 14 км. Кроме того, на лесных дорогах в районе Ново-Карцево (4296), Ольгово (3896) сделать ряд завалов. Для выполнения этой работы был придан 244-й стройбат.
   Командир батальона решил произвести работы следующим образом: 244-й стройбат и спецрота Потапова немедленно была рассредоточена на участке Федорово- Ольгово и приступила к отрывке шурфов. 9 рота имевшая задачу  охранять фугасы, еще раньше, т.е 25.11.41 г. выступила в Астрецово по маршруту Клусово-Сафоново-Ново-Крацево-Астрецово, куда и прибыла в 16.00 25.11.41 г.
   8 рота закончила к утру 26.11.41 г. разминирование своего участка, также выступила в Астрецово через Федорово-Ольгово, взвод связи под личным руководством начальника инженерной службы полка старшего лейтенанта Загородникова был выброшен на автомашинах в Астрецова для подготовки ВВ. К исходу дня 26.11.41 г. робота на участке Федорово-Ольгово была полностью закончена. Всего было заложено 72 фугаса, охрану фугасов несла 9 рота.
   Спецрота Потапова была дислоцирована в центре производимых работ, т.е в с.Ольгово.
   Утром 27.11.41 г. работы по минированию шоссе от Ольгово до Астрецово продолжались в основном силами 244-го стройбата. В это же время из Ольгово с целью устройства завалов в районе Ново-Карцево данная группа была встречена немецкими танками и группой автоматчиков, которые стремились захватить Ольгово. Группа наших бойцов была огнем рассеяна по лесу и самостоятельно прибыла в Москву.
   Причем в это же время группа бойцов сапвзвода под командой лейтенанта Бодрова производила спецработу по минированию здачний в д.Обольяново и Ольгово.
   В 15.00 27.11.41 г. группа немецких танков и автоматчиков, ворвались в д.Ольгово, таким образом перерезав шоссе Федорово-Астрецово. Спецрота Потапова и 244-го стройбата, дислоцированные в Ольгово мелкими группами стали отходить на юг и в последствие прибыли в Москву самотстоятельно.
   8 рота оказалась отрезанной от батальона и с этого момента действовала самостоятельно.
   Минут за 20 до захвата немцами Ольгово, через это село проехали наши автомашины в Астрецово с личным составом 9 роты, по дороге автомашины подверглись налету немецких самолетов, которые сбросили 4 авиабомбы и произвели обстрел их из пулеметов. Потерь среди личного состава не было.
   Примерно в 16.00 27.11.41 г. в штабе группы стало известно о том, что немцы захватили Ольгово. Штаб свою работу свернул и выехал в Кузяево (3410), туда же был переброшен весь автотранспорт. Остаткам батальона было приказано в пешем строю двигаться в Кузяево и постараться наладить связь с 8 ротой.
   Полосе эвакуации всего автотранспорта и грузов, батальон в составе 9 роты, взвода сапер, отделения связи и 17 чел., оставшихся от 10 роты пешим порядком стал совершать марш в Кузяево чрез Яхрома-Ильинское-Минаево.
    В ночь на 28.11.41 г. от дер.Леденево на мотоцикле водителя Гросс Хосе комбатом был выслан помкомвзвода 9 роты Кудрявцев с целью: обходными путями, прорваться в Федоровку и связаться с 8 ротой. Посыльной выехал по маршруту: Леденево-Сухарево-Горки-Белый Раст-Никольское- Успенье-Храброво, где был остановлен и дальше на Федоровку не допущен. Посыльной, возвратился не выполнив, по вышеуказанным причинам, задачу.
   8 рота находилась своим яром в д.Обольяново стала действовать самостоятельно. 27.11.41 г. ей стало известно о том, что она от батальона отрезана, т.е немцы захватили Ольгово. Командир роты капитан Куриленко немедленно связался с начальником штаба 16-й армии генерал-майора Власова и командиром 132-й дивизии от которых и получил дальнейшие указания.
   28.11.41 г. рота получила указание от командира 132-й дивизии о взрыве шоссе Федоровка-Ольгово, что ротой и было проделано, несмотря на огонь немецких автоматчиков и самолетов, непрерывно державших под обстрелом этот участок шоссе. По оценке командования 132-й дивизии работу по взрывам 8 рота произвела хорошо и в срок.
   28.11.41 г. противник перешел Рогачевское шоссе, занял д.Каменка (2894). Тем самым создал сложную обстановку для отхода частей 132-й дивизии, поэтому было принято решение – частям дивизии просачиваться мелкими подразделениями по лесному массиву между д.Свистуны (3094) и Хорошиловым (2802).
   8 рота в ночь на 30.11.41 г.самостоятельно, по бездорожью, в лесу прошла 19 км м прибыла в полном составе без потерь в д.Хорошилово, по пути подобрав 7 чел. раненных бойцов, которым была немедленно оказана медпомощь фельдшером роты Тарасовым. Достигнув Дмитровского шоссе рота прибыла 2.12.41 г. в Москву. 
   Следует отметить, что 8 ротой проделан весь этот путь без планового довольствия, питались картофелем, сухарями, но несмотря на тяжелые условия работы, ропота со стороны бойцов не было.
   28.11.41 г. в д.Кузяево по существу остался штаб батальона, взвод сапер и отделение связи, кроме того батальону был придан отбившийся взвод из роты Манусова. (прим. авт. – ст.л-нт Манусов командир саперной роты 2-го мсп ОМСБОН, до назначения на эту должность, заместитель командира саперной роты 1-й Бригады Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР).
   Данное группе, возглавляемой командиром 3 батальона Коровиным была поставлена задача произвести заминирование участка в районе д.Лиденево. Задача по заминированию участка была выполнена, несмотря ни на налеты вражеской авиации, на огонь артиллерийские обстрелы. Мины приходилось переносить на противоположный берег канала Волга – Москва по льду на себе.
   В этот же день штаб сводной группы переходит в д.Сбоево 93214). Группа после выполнения задания в Леденево, пришлось в пешем порядке двигаться также в Сбоево.
   Вечером 28.11.41 г. группа в составе саперного взвода под командованием лейтенант Бодрова получила приказ выехать на автомашинах к д.Ильнское (3812), где произвести подготовку к взрыву моста чеоез реку Яхрома. По прибытию на место было установлено, что мост уже минирован и охраняется саперным батальоном.
      Этот случай еще раз показывает, что штаб сводной группы связи с частями РККА не имел.
   В ночь на 29.11.41 г. в Сбоево стала слышна перестрелка, в связи с этим батальон получил приказ погрузиться на автомашины и переехать в д.Ельдигино (2227). Это вместо организации разведки.
   За ночь остатки батальона прибыли в д.Елидигино, откуда мелкими группами были переброшены в Москву на отдых.
   Общие выводы:
1.Высокие моральные качества наших бойцов и командиров, их беззаветная преданность Родине, Партии и Правительству, все это обеспечило выполнение поставленной задачи перед батальоном несмотря на целый ряд трудностей и отдельных недочетов в руководстве.
2.Личный состав проделал большую работу, основная задача по созданию всевозможных препятствий для продвижения немцев, была выполнена, но батальон мог бы еще больше сделать если бы были достаточно обеспечены средствами переброски личного состава с одного участка на другой, что было необходимо в связи с быстрыми изменениями обстановки и рядом других причин. Передвижение же пешим порядком отрывало, очень много драгоценного времени.
3.Приданные средства связи (1 РБ, 4 РБС и 2 мотоцикла «ММЗ»_, за исключением мотоциклов, были лишь излишним бременем. Матчасть работала только первые дни, а после отказала. Необходимо было бы  иметь не одну РБ, а минимум 3, и ни 2 мотоцикла как это было, а минимум 4, что безусловно обеспечивало бы надежную и своевременную связь штаб батальона с ротами и штабом группы и не было бы таких случаев как под Солнечногорском, когда было нужно действительно срочно сообщить ротам место сбора, но этого сразу сделать было нельзя, так как отказал мотоцикл, а второго не было.
4.Потреи личного состава под Солнечногорском, после выезда в Кузяево, Сбоево в связи с этим нервозность, говорят о том, что делу разведки и мерам охраны внимание комсостав уделял очень и очень мало. Необходимо особо тщательно поставить разведку района работ. В связи с тем, что командиры всех рангов приходится подчас решать задачи самостоятельно, необходимо, чтобы у каждого командира, до командира отделения включительно, имелся компас и карта, тогда как в данной операции не всегда была даже у командиров роты.
5.Помня, что подразделения, выделенные для выполнения специальных задач по устройству инженерных сооружений, минных полей, различных взрывов должны быть особо гибкими и подвижными, необходимо особо продумывать вопросы снаряжения их, так как лишний груз в снаряжении бойца связывает его, не дает возможности взять с собой необходимые для той или иной работы инструменты и ВВ и подчас приводит к таким фактам, когда бойцы так или иначе оставляют или уничтожают лишнее снаряжение, как это было с зажигательными бутылками, которые кстати замерзнув были не пригодны, а ампулметы, которые являлись лишним грузом на автомобилях. 
Командир 3 батальона капитан                                         Коровин (ф.38719 оп.1 д.12 лл.192-199)
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #5 : 11 Сентябрь 2011, 20:55:55 »
Продолжение.
Из Доклада о боевой деятельности командира 7 роты 3-го батальона 1-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД старшего лейтенанта Скоробогатько от 5.3.42 г. по выполнению боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками за время с 2811.41 по 2.12.41 г.
Рота в составе 77 бойцов и командиров, выполняла следующие задачи:     
1)28.11.41 рота получила задачу выехать в район ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ – ЛОЖКИ по Ленинградскому шоссе, принять под охрану 24 фугаса, два моста и  два заминированных участка. Охрану выполнять до особого распоряжения, в случае отхода 159-го стрелкового полка 7-й гвардейской дивизии на последующий участок, произвести взрыв фугасов, разрушить мосты, после чего передислоцироваться в деревню ЕЛИНО и дополнительно заложить 18 фугасов на участке ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ – д. ЕЛИНО – М.РЖАВКА.
    2)Обстановка и условия в которых в выполняли задачи: противник до батальона с артиллерией и танками вел наступление по Ленинградскому шоссе и овладел д.ЕСИПОВО 10.28.41 г. К 28.11.41 г. он вынужден был перейти к обороне. Отдельные части наступающих фашистских войск вели наступление на флангах действующей 7-й гвардейской дивизии и к 28.11.41 г. отдельные части фашистских войск  овладели на правом фланге населенными пунктами ОЗЕРСКОЕ, ПОЯРКОВО, ЛЯЛОВО, на левом фланге: д.ПОВОРОВО, АЛАБУШЕВО, КРЮКОВО. Мелкие группы автоматчиков проникли к д.МАТУШКИНО и взяли под обстрел район ЧАШНИКОВО-М.РЖАВКА.
   29.11.41 в 15.00 группа легких танков врага прорвалась на дорогу КРЮКОВО-ЛЯЛОВО и вышла на Ленинградское шоссе в районе М.РЖЕВКА-ЧАШНИКОВО, где частично была ликвидирована нашими танковыми подразделениями, отходящими на оборонительный рубеж М.РЖАВКА-САВЕЛКИ.
   Ежедневно фашистская разведывательная и бомбардировочная авиация ожесточенно обстреливали и бомбардировали дорогу и населенные пункты (см. схему). 29.11.41 в 11.00 в результате  бомбардировки вражеской авиацией был убит осколком авиабомбы боец 1-го взвода Михайлов, выполнявший работу по отрывке шурфа в районе д.ЕЛИНО. В это же день осколками вражеской мины был ранен красноармеец 3 взвода Мельников И.Ф., охранявший фугасы и заминированный участок в районе д.ЧАШНИКОВА.
   3)Организация и действия личного состава по выполнению задачи: участок, протяженностью до 20 км, на котором находились заграждения разделены между взводами и командирам взводов поставлены задачи.
   Для охраны фугасов и минных участков выставлено охрана. Сторожевые посты во главе с командиров отделений или лучшими бойцами. Сторожевым поставлена задача по охране заграждений и дан инструктаж, как действовать на случай подрыва фугасов, указаны взводные и ротный пункты сбора после выполнения задачи.
   Со штабом 7-й гвардейской дивизии установлена связь и получены сведения об общей обстановке в районе выполнения задачи. Командный пункт роты находился в здании школы д.Радомля. Связь с командирами взводов и сторожевыми постами осуществлялась связными и личным выходом командира и политрука на участок действия роты.  В резерве командира роты и для охраны КП был выделено одно отделение бойцов. Со стороны среднего начсостава было организовано непрерывное руководство и проверка службы сторожевыми постами на всем участке. При проверке несения службы личному составу объяснялась конкретная обстановка на его участке и исправлялись ошибки, допущенные бойцами при несении службы.
   29.11.41 г. в 18.00 оперативный дежурный по штабу 7-й гвардейской дивизии сообщил, что оборонявшие части 7-й гв. дивизии отходят на последующий оборонительный рубеж д.ДУРЫКИНО и что для обеспечения планового отхода наших частей необходимо подготовить взрывы фугасов на участке ЛОМЖА-ДУРЫКИНО.
   В 20.00 29.11.41 г. я и зам. командира батальона Васин отправились в штаб 159-го стрелкового полка и от командира 159-го стрелкового полка получили указание о подрыве фугасов после отхода арьергардного батальона.
   29.11.41 г. в 22.00 по условному сигналу были начаты работы по взрыву фугасов и кончены к 23.00. 17 фугасов и мост были взорваны, в результате чего были созданы препятствия для наступающего противника и обеспечен плановый отход 159-го стрелкового полка на последующий оборонительный рубеж.
   Задача была выполнена личным составом 1 и  2 взводов, действовавшими хорошо. Кроме возложенной задачи на роту по созданию заграждений, личный состав принимал участие в уничтожении склада овощей, чтобы они не были использованы наступающим врагом. После выполнения задачи1 и 2 взводы перешли в район д.Лукено-Черная Грязь и приступили к подготовке фугасов на участке М.РЖАВКА-ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ.
Группа бойцов 14 чел. под командой помощника командира роты старшего лейтенанта Балашова Н.А. продолжала выполнять задачу по охране фугасов и заминированных участков в районе д.Чашниково – М.Ржавка и 30.11.41 г. получив приказ от командира 159-го гвардейского полка о взрыве фугасов, выполнила его и не несмотря на то, что путь отхода на сборный пункт был отрезан врагом, группа вышла из окружения без потерь и присоединилась к роте. 1 и 2 взвода закончили отрывку шурфов для фугасов и приостановили работы за отсутствием ВВ. 30.11.41 г. на участок, где производились работы прибыла саперная рота 64-го мсб, которая имела предписание подготовить фугасы и заминировать участок М.Ржваки-д.Блино. По разрешению заместителя командира батальона капитана Васина я передал командиру саперной роты два фугаса и 12 шнуров по акту, после чего с ротой направился в д.Черкизово, откуда 1.12.41 г. в 16.00 по приказанию помощника начальника инженерной службы капитана Гомберга направился в расположение штаба полка.
   Положительные факты: Бойцы и командиры проявили находчивость, выдержку и умение действовать при выполнении боевого задания. 29.11.41 боец 1 взвода Мельников Ф.И. при охране фугасов и минированного участка на северо-западной окраине Чашниково подвергся обстрелу вражеских минометчиков и был ранен осколком вражеской мины. Несмотря на полученное ранение, боец Мельников продолжал выполнение боевой задачи дл смены и после оказания ему медпомощи остался в составе подразделения до окончания выполнения боевой задачи. Бойцы Семаков, Башкатов, Понятов и другие, находясь на охране фугасов по 14 часов без пищи и без теплой обуви, но посты не оставили и службу несли бдительно. 29.11.41 г., в то время, когда должен был быть подорван фугас из-за опушки леса вышла пулеметная рота 159-го гвардейского полка и направилась к месту фугаса. Командир отдеелния т.Десятников В.И. побежал на встречу подразделению и не считаясь с опасностью для жизни своевременно отвел подразделение в лес предотвратив неизбежные жертвы от взрыва фугаса. Младший лейтенант Боек получил задачу взорвать фугас, не смотря на усиленный обстрел противника, установил связь со сторожевыми постами и под обстрелом автоматчиков, произвел взрыв фугасов. Старший лейтенант Блашов выполняя боевое задание в районе д.Лешниково с группой бойцов оказался отрезанным от своих частей, но задачу свою выполнил и вывел всех бойцов с вооружением и без потерь…..
   Кроме ттго, с 7.12.41 г. по 12.12.41 г. перед ротой поставлена вторая заадча: выехать на Дмитровское шоссе в район боевых действий 16-й армии заминировать и произвести завалы на участке: Сухарево – Льсково –Марфино - Федоскино - Черное-Хлябово. При выполнении этой задачи были произведены подготовительные работы по минированию участка и заминированы подступы протяженностью 1 клм в районе д.Черное-Хлябово.
К 10.12.41 г. в связи с переходом в наступление 16-й армии наших войск, поступило распоряжение от майора Шперова приостановить работы на указанном участке и ждать особого распоряжения. 11.12.41 г. помощник начальника инженерной службы бригады лично передал приказ о разминировании участков в районе Черная-Хлябово и роту направить в расположение штаба полка.  12.12.41 г. рота производила разминирование указанных участков и к 18.00 прибыла в расположение штаба полка.
29.12.41 г. во время взрывов воинских эшелонов с боеприпасами на станции Лосиноостровская, перед ротой была поставлена задач: выйти к месту происшествия, обеспечить охрану места происшествия и оказывать помощь раненным бойцам.
При прибытии на место взрыва рота организовала охрану вагонов с государственным имуществом и приняты меры к ликвидации пожара отдельных вагонов с имуществом и снаряжением. Бойцами роты были потушены три горящих вагона с имуществом и вынесено 32 трупа. Оказание медицинской помощи раненным было организовано работниками санчасти ОМСБОН. Рота работала в составе 52 чел. с 8.00 до 17.00 29.12.41 г.
5.3.42 г. Командир 7 роты 2-го мсп ОМБОН НКВД старший лейтенант Скоробогатько. (подпись, подлинник). Ф.38719 оп.1 д.12 лл.199-205)
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #6 : 11 Сентябрь 2011, 20:58:07 »
Продолжение.
О результатах разведки Сводный отряд ОМСБОН направил 11 сводок, привожу их текст полностью:
         Разведывательная сводка №1
   Штаб Сводного отряда ОМСБОН с.Ельдигино на 13.00 29.11.41 г. карта 100000
   1.Части Красной Армии 71, 29 и 50 стрелковые бригады ведут бои с противником на рубеже: Ярово, Борисово, Шепелево, Перемилово и Красный поселок, 47 бригада соприкосновения с противником не имела.
   2.Противник около 2 батальонов (точно численность не установлена) в районе Яхрома переправился через канал Волга-Москва и наял дер.Перемилово в 8.00 и Красный Поселок. Около батальона мотоциклистов-автоматчиков с 5 танками продвинулись дер.Курово (3840). Со стороны дер. Степаново (3804) артогонь противника по расположению 50 бригады м дер.Курово.
   В 14.00 28.11.41 г. от дер.Рождествено (3290) было замечена мотто-колонна противника силой около одной дивизии, двигающейся в направлении дер.Никошек.
   Авиация особой активности с обеих сторон не проявляла.
   С нашей стороны в направлении Яхромы подводятся танковые части.
   Есть предположение, что мотодивизия противника намерена вести наступление с юго-востока на Костно (4290) с целью окружения наших частей в районе Шепелево.
   Наш отряд производит работу в районе 71 бригады в восточном направлении. КП сЕльдигово (2220).
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                          Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                           Опальников
(РГВА 38724 оп. 1. д.8 л.19).
      Разведывательная сводка №2
   Штаб Сводного отряда ОМСБОН с.Ельдигино на 10.00 30.11.41. карта 100000
   1.На Яхромском направлении части Красной Армии ведут перегруппировку сил 7 бригады, в 5.00 30.11.41 снялись с района дер. Ярово и двигаются в направлении Подосинки для переправы на Западный берег канала Москва –Волга. С восточного направления в районе дер. Кузяево в 14.30 30.11.41 прибыла 44 бригада, задача неизвестна.
   50 бригада ы 5.00 30.11. выбила противника с Пермилово, Красный Поселок и Яхромсский мост и заняла эти пункты. Мост через канал в районе Яхромы в 4.00.30.11.41. нашими частями взорван.
   2.В 8.30 30.11.41 наземной разведкой 47 бриагды замечено движение танковой дивизии противника по дороге от Ольгово в дер. Степаново.
   3.В районе Яхрома идет бой с наземными войсками противника. С 10.00 до 14.30 30.11.41 активно действовала наша авиация, в 12.30 30.11. над Яхромой был Большой воздушный бой. Сбито два самолета противника, наши потери 1 самолет. Экипаж погиб. Данные получены из штабов действующих частей на Яхромском направлении и личным наблюдением.
   Начальник штаба сводного отряда ОМСБОН капитан                     Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                     Опальников (л.д.7)
            Разведывательная сводка №3
   Штаб Сводного отярда ОМСБОН сЕльдигино на 15.00 2.12.41 карта 100000
   1.На Яхромском направлении особо ожесточенные бои происходят на  участке 44 и 71 отдельных стрелковых бригад. Части 44 осбр к 13.00 достигли окраины дер.Степаново. В 14.30 было установлено, что противник мелкими группами стал отходить из дер. Степаново. В северном направлении, одновременно основными силами стал выходить во фланг 44 осбр в направлении д.Стреково. В 13.00 наши части перегруппировались и направили удар в левый фланг с целью окружения противника.
С утра 2.12.41 части 71 бригады сосредоточившись в д.Дьяково, повели наступление в двух направлениях на д.Языково и Сокольниково с задачей выйти в район д.Ольгово с юга и юго-запада  и дать возможность соединится с 133 СД со своими частями.
В 15.00 2.12. части 71 осбр достигли д.Гончарово и находятся в 1 км от Ольгово.
Части 133 СД с наступление 71 осбр стали выходить из окружения и к 15.00 голова колонны достигла д.Мал.Марфино.
На остальных участках без перемен.
   Данные штаба 1 армии.
Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                            Николаев
ПНШ-2 капитан                                                                                                           Оплаьников
(л.д.15).
         Разведывательная сводка №4
   Штаба Сводного отряда ОМСБОН с.Ельдигино на 15.30.4.12.41 карта 1000000
   3.12.41 части 50 осбр перешли через канал Москва-Волга и заняли населенный пункт Яхрома и продолжили теснить противника в западном направлении, имея задачей главными силами выйти на шоссе Астрицово-Ольгово. Части 44 осбр в 15.30 4.12.41 вели уличные бои в дер.Степанов, где закрепилось до 2 батальонов автоматчиков противника.
   3.12.41 в район действий прибыла 51 осбр и с ходу вступила в бой, продвигаясь двумя группами в северо-западном направлении имея задачей овладение населенным пунктом Волгуша и дальнейшей южной окраиной дер.Ольгово.
   71 осбр ведет бой за овладение дер.Языково и Сокольниково.
   На других участках без перемен. Идет артиллерийская перестрелка.
   31.12.41 противнику удалось потеснить наши части в южном и юго-восточном направлениях от населенного пункта Ольгово. 4.12. с рассветом части повели наступление и имеют успех, отбросив противника в северо-восточном направлении. Наступление продолжается.
   Данные разведки штаба 1 армии.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.13)
            Разведывательная сводка №5
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Ельдигово на 16.00 6.12 карта 100000
   Противник перешел с рассветом 6.12. контрнаступление на г.ЯЧхрома и вклинился с западной и юго-западной окраины силою до 2 рот при поддержке минометного и артиллерийского огня. Бой идет в населенном пункте.
   Части 44 осбр ведет бой на окраине дер.Степаново. Части 56 осбр удалось достичь с.Муланки и западнее, противник отходит к с.Волгушкино. На участке 71 осбр идут ожесточенные бои. Село Языково за 5 и 6.12. переходило 4 раза из рук в руки, идут уличные бои.
   В направлении дер.Сокольниково идут бои на окраине деревни, противник  удерживает населенный пункт.
   На участке 133 СД противник от населенного пункта Горки и Старо перешел в наступление с рассветом 6.12., контрударом частями 133 СД противник отброшен на исходный рубеж. Уничтожен один полк противника.
   На других участках без перемен.
   В районе Белый раст противник сосредотачивает танковые части. От с.Озерецкое по тракту Красный Поселок в 9.00 6.12 замечено движение автоколонны пехоты силою до полка.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.11).
         Разведывательная сводка №6
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Ельдигово на 12.30 7.12 карта 100000
      Частями 50 осбр контрударом противник отбит с ела Подолино, севренее Яхромы.
   На участке 44 и 56 осбр без перемен.
   Контрнаступление частями 71 осбр противника из населенного пункта Языково –Сокольники отброшены на запад.
   На левом фланге 133 СД противник из дер. Трутково сбит и отошел на запад.
   В дер.Зарамушки и Белый раст установлено прибытие 33 пп. Всего на этом участке сосредоточено до одной сотни танков.
   Западнее д.Песново в 2-х км в лесу расположено танковое подразделение противника, имеется 56 средних и легких танков. По данным местных жителей танки стоят из-за отсутствия бензина.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.9).
         Разведывательная сводка №7
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Хлопонево на 16.30 8.12 карта 100000
   Части 29, 50, 56, 71 осбр и 133, 126 СД и 64 осбр в 15.00 7.12.41 перешли в контрнаступление.
   В 16.30 8.12.41 29 осбр потесня противника в западном направлении, вышли на рубеж Звеково-Дятлино. Наступление продолжается.
   Частями 50 осбр в 22 7.12 занят населенный пункт Астрецово. К 16.30 8.12 достигли населенного пункта Ново-Карцево. Противник оказывает упорное сопротивление.
   56 осбр в 21.00 7.12 занят населенный пункт Ольгово, продолжает развивать наступление в западном направлении, в 15.00 8.12. заняли дер.Подячево и вышли на восточную окраину дер.Федоровка. Бой продолжается за населенный пункт Федоровка.
   133 СД к 16.30 8.12. вышла на руюеж населенного пункта Старо.
   126 СД заняла населенный пункт Никольское -Белый раст, продолжила теснить противника в западном напарвлении.
   47 осбр в 17.00 8.12. получила приказ вести наступление в направлениие Левково. При наступлении на этом участке фронта захвачены большие трофеи вооружении.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.7).
         Разведывательная сводка №8
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Хлопенево на 13.30 9.12 карта 100000
   Противник от населенного пункта Яхрома отходит в западном направлении.
   Части 29,, 50, 56 и 71 осбр к 13.30 9.12 продолжая песледовать отходящие части противника, вышли на Рогачевское шоссе.
   По данным оперативного отдела 1 Армии части 30 Армии действующие в направлении Рогачева вышли на западную окраину и заняли населенный пункт Александрово, Миханево, Нечаева. Группировка противника в Рогачево находится окружении.
   На других участках фронта данных не имеется.
   По личному наблюдению, по пути отступления противника на дорогах оставлены десятки танков, разбитых и и справных и сотни автомашин с военными грузами, много мотоциклов.    
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.5).
         Разведывательная сводка №9
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Хлопенево на 9.00 11.12 карта 100000
   Противник на участке 1 Армии отходит в западном направлении от Яхромы. Части 1 Армии вышли на Рогачевское шоссе.
   На правом фланге 1 Армии действует 29 осбр, к утру 11.12.41 достигла рубежа населенного пункта Анадьево (4880), бои продолжаются на западной окраине.
   Части 50 осбр вышли на рубеж Тыльцево – Захарьино (4280). 44 осбр в 11.30 11.12.41 заняли населенный пункт Носово (4078). 71 осбр вышла к населенному пункту Тимоново (3478) и заняли его в 12.11.12.
   Действующая севернее Дмитрова 55 осбр вышла на левый фланг 1 Армии и действует в направлении оз Сенежское (3276) к 9.00 11.12.41 достигла населенного пункта Ярцево – Раково (3292 и 3090).
   133 СД достигла населенного пункта Кочергино (2686) ведет бой с противником, который оказывает упорное сопротивление. Противник на этом участке отходит по дорогам идущим на Чигирево (2880) и Хметьево (2680).
   Действующая  левее 126 СД и 64 осбр, данных нет.
   Город Рогачев 10.11.41 частями 30 Армии взят, захвачены большие трофеи. Передовые части делавшие обход с севера г.Рогачев вели бои с противником на подступах г.Клин. Данных за 11.12.41 о действиях 30 Армии не имеем.
   На всем участке фронта 1 Армии с утра 11.12.41 развернулись особо ожесточенные бои.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.4).
         Разведывательная сводка №10
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Хлопенево на 8.00 14.12 карта 100000
   На участке 30 и 1 Армий противник с упорным сопротивлением продолжали отходить в западном направлении.
   Части 30 Армии действующие главным образом окружением отдельных группировок противника и полностью уничтожая их.
   30 Армия к утру 14.12. вышла на рубеж: Воронино (5468) Клинково (4868), одной стрелковой дивизией и кавалерийским полком 12.12.41 полностью окружила г.Клин (5058). Задачей 30 Армии является ликвидация Клинской группировки противника, где находится 30 танковая дивизия и 14 пехотная дивизия и выйти в тыл большой группировки сил противника в районе Давидково (4064).
   Части 1 Армии вышли на рубеж: Пустые Меленки (4470), Муравьево (3870), Вертинское (3474) и г.Солнечногорск взят.
   Противник, преследуемый 30 Армий районе Воронино отходит в южном направлении на соединение с главной группировкой к Давидково.
   При отходе противника оказывает упорное сопротивление, на пути отхода оставляет большие трофеи в транспорте главным образом и танки-бронемашины.
   Схема обстановки прилагается.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.2).
         Разведывательная сводка №11
   Штаба сводного отряда ОМСБОН НКВД с.Хлопенево на 18.00 16.12 карта 100000
   Противник под давлением часте1 1 Армии отходит в Западном направлении. При отходе оказывает упорное сопротивление, стараясь задержаться главным образом в населенных пунктах. За последние дни группами в 100 и более чел. при поддержке минометов противника делает контратаки.
   Части 1 Армии достигли к исходу дня 16 декабря 1941 года следующего рубежа: Гончаково (4250), Кузнецово (3450).
   По пути отхода отходящий противник оставляет много трофеев, точного учета захваченных трофеев армией генерал-лейтенанта Кузнецова пока нет.
Наши части, продолжая продвижение на запад, действуют главным образом окружением отступающих группировок противника и уничтожением их.
Сведений о действиях 30 Армии западнее г.Клин не имеем.
   Начальник штаба Сводного отряда ОМСБОН капитан                                 Николаев
   ПНШ-2 капитан                                                                                               Опальников
(л.д.1).
Инженерная группа оперативных заграждений Западного фронта под командованием генерал-майора инженерных войск И. П. Галицкого имела в своем составе шесть инженерных и саперных батальонов, две саперные роты, одна из которых и два мотострелковых батальона из состава 1-го и 2-го полков Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД.  Перед ними была поставлена боевая задача - прикрывать заграждениями пути продвижения немецко-фашистских захватчиков на важнейших Клинском, Рогачесвом и Дмитровском направлениях, умело маневрировать средствами заграждения и производить разрушения в случае вынужденного отхода в полосе действий войск правого крыла Западного фронта. Группа действовала тремя отрядами по два батальона в каждом.
   Только в октябре-ноябре 1941 года из состава частей ОМСБОН в Сводный отряд было направлено около 290 бойцов и командиров под командованием майора Шперова и командиров батальонов капитанов М.Прудникова и А.Коровина. До 22 ноября 1941 года практически руководил представитель штаба ОМСБОН НКВД подполковник т.Рохлин. Кроме выше указанных направленный группы отряда минировали пути продвижения врага под Можайском, Волоколамском и Каширой, в районе города Химки, Переделкино, западнее Чартановао, на Киевском и Пятницком шоссе, на мостах и переправах,  а также вдоль канала Москва-Волга, по рекам Сетунь и другим. С 23 октября по 2 ноября 1941 года бойцы бригады установили свыше 11 тысяч противотанковых и 7 тысяч противопехотных мин, более 160 фугасов, подготовили к взрывам 19 мостов и 2 трубопровода.  К сожалении нет данных об установленных минах замедленного действия и минах «сюрпризах», общее количество которых предположительно составило свыше 300.
   На болях сражений за Москву пал смертью Героя командир 1 роты 2 МСП старший лейтенант Мальцев Александр Петрович., прошедший за время службы в бригаде должности командира отряда специального назначения и командира батальона. Командование бригады разыскало семью офицера, что было непросто сделать в военное время. Мальцева Надежда Климовна нашлась у сестры в Воронежской области в селе Воронцово Воронцовского района на ул.Почтовой д.39 у своей сестры Веры Климовны. У офицера остались две дочери Людмила 6 лет и Светлана 3 лет. Извещение о смерти и документы для оформления пенсии были вручены супруге старшего лейтенанта Мальцева. В деле имеется почтовая квитанция №18. (РГВА ф.38724 оп.1 д.17 л.66). Пал на поле боя и командир 2 роты лейтенант Золин Сергей .Сергеевич. Жена офицера пропала без вести при эвакуации из Вильно на территории Литвы. Документы о смерти и для назначения пенсионных выплат были вручены командованием бригады его сестре Андреевой Анне Сергеевне, проживавшей в г.Москве на пл.Ногина проезд Серова д.25 кв.48 и теще Киселевой Александре Викторовне по адресу: г.Москва, Арбат Сивцев Вражик пер., д.8.(РГВА ф.38724 опю1 д.17 л.52).
(продолжение следует) 11.09.2011 г. Александр Слободянюк

« Последнее редактирование: 13 Сентябрь 2011, 08:14:51 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #7 : 12 Сентябрь 2011, 18:15:44 »
Искандер КУЗЕЕВ
ПОТОП МОСКОВСКИЙ

 
РИА «НОВОСТИ»
 К концу ноября 1941 года немцы практически окружили Москву. На западе были взяты Можайск, Нарофоминск, Малоярославец. С юга наступала 2-я танковая армия Гудериана. 53-й армейский корпус двигался к Серпухову, окружая с севера Тулу, на подступах к которой стояла дивизия Штеммермана. 17-я бронетанковая дивизия 24-го корпуса выдвигалась к Кашире, а войска 47-го корпуса вели бои на подступах к Рязани.
Уже под парами стоял литерный состав, готовый отвезти Сталина на безопасное расстояние от фронта в Куйбышев. Гудериан получает приказ двигаться в направлении Горького, замыкая кольцо окружения вокруг Москвы с юга в районе Петушков. Однако когда он подошел к Коломне, наступление захлебнулось.
И что странно: еще не подошли к Москве сибирские дивизии, а Сталин уже перебрасывает войска с севера Подмосковья на юг. Хотя только что командующий Западным фронтом Георгий Жуков просил Верховного о подкреплениях на севере, на линии Крюково-Рогачево.
При этом на севере Подмосковья, несмотря на оголенный фронт, никакого движения не происходит. Группой армий «Центр» под командованием фельдмаршала фон Бока давно взят Калинин, стоит сорокаградусный мороз, свободен ледяной покров Московского моря (Иваньковское водохранилище), никаких войск на противоположной стороне Волги у Калининского фронта практически нет.
Войска фон Бока стоят на линии Клин-Рогачево-Дмитров и дальше не двигаются. Стоят как заколдованные, несмотря на то, что боестолкновения происходят только в двух точках: у деревни Крюково (Зеленоград) и около Яхромы, где танковым армиям противостоит лишь отдельный бронепоезд №73 войск НКВД и бойцы 20-й армии генерала Власова.
На Волоколамском направлении немцами преодолен рубеж Дубосеково, но танковые дивизии 46-го корпуса тоже не идут к Москве по Волоколамскому шоссе! Тяжелая артиллерия 2-й бронетанковой дивизии 4-й армии вермахта стоит в Красной Горке (22 км от Кремля). Артиллеристы рассматривают в бинокль центр столицы, но дальше тоже не двигаются, хотя никакого фронта уже нет. Местные жители спокойно идут в сторону Москвы, садятся в автобус у лианозовских бараков Кропивницкого (станцию метро «Алтуфьево» еще не построили) и едут в центр – сообщать о тяжелых орудиях противника, направленных на Кремль.
Сталин, кстати, к концу ноября уже не думает о переезде в Куйбышев, за Волгу.

Стена
Есть во всей этой ситуации что-то мистическое. Словно Сталин выстроил какую-то непроходимую стену на северо-западе Подмосковья. Но «стена» эта была настолько секретной, что до сих пор в официальной советской историографии о ней нет ни слова. Возникла она чуть ли не мгновенно. Потому что случайные появления солдат противника на территории Москвы все же происходили.
– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга» (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы») Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская» и «Сходненская». – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.
Другое появление немцев в Москве – 30 мотоциклистов в километре от станции метро «Сокол». Мотоциклисты ехали по Ленинградскому шоссе. Два пулеметчика на мосту, названном позже мостом Победы, приняли неравный бой и остановили нападавших.
– Ехали мотоциклисты со стороны Химок, – вспоминает тот эпизод Валентин Барковский. – Предыдущий мост (через канал) они миновали благополучно (погода была нелетная, и замерзшие солдаты гоняли мяч на берегу канала).
Но как тот единственный взвод попал туда, если фронт держался у деревни Крюково? Случайно прорвались сквозь какую-то «стену», возникшую на пути 5-го бронетанкового корпуса СС, подходившего к Москве по Волоколамскому шоссе после боев у разъезда Дубосеково?
Стена действительно возникла моментально. То была стена из… воды. Потоки воды из Истринского водохранилища, смывшие не только наступавшие танки и пехоту 52-й армии, но и многочисленные  деревни вдоль реки Истры, густонаселенные кварталы на окраине города Истра, в поселке Павловская Слобода. На бревнышки разлетались хрупкие крестьянские избушки, унося с потоком стариков, женщин и младенцев. Разлетались в щепки рабочие бараки в Павловской слободе. Чудом уцелевшие домики оказались затопленными водой с густой ледяной крошкой и осколками больших льдин.
Ужасная картина не вошла в опубликованные мемуары советских военачальников. Подробности остались лишь в единственном секретном издании «Разгром немецких войск под Москвой» под общей редакцией маршала Шапошникова, подготовленного Генштабом Красной армии и выпущенный Воениздатом НКО СССР в 1943 году. В послевоенные годы гриф «секретно» был снят и заменен на другой – «для служебного пользования». Секретное издание пролежало в спецхране до 2006 года.
Вот скупые описания возведения «стены». Пишет маршал Шапошников: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».
Вероятно, танки на Сходненской и взвод на Ленинградке – как раз те, кто успел проскочить до взрыва плотины.
Маршал Шапошников поскромничал насчет высоты водного потока. Уровень Истринского водохранилища – 168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе – 134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки (уровень которой при впадении Истры, чуть выше Рублевской плотины, составляет 124 метра). Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не менее 25 метров (заряд был заложен в основание водоспусков, затронув и так называемый мертвый объем, который остается в водохранилище при плановых весенних сбросах паводковых вод). Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигает сорока метров.
Но взрыв плотины имени Куйбышева (так называется плотина Истринского гидроузла) все же не объясняет стояние немцев к северу от Москвы, когда все резервы Ставки были брошены на юг, против армии Гудериана. Скудные сведения о событиях, последовавших за взрывом 24 ноября на Истре, упоминавшиеся в той же книге под редакцией маршала Шапошникова, исследования немногочисленных энтузиастов (Валентин Барковский, Михаил Архипов), свидетельства оставшихся в живых очевидцев позволяют составить из мозаичных осколков более или менее стройную картину происходившего.
Выглядит она примерно так.

Затопить вмест с населением
– Товарищ Сталин, фон Бок наступает по всему фронту. Взят Калинин, Клин. Танки – в Рогачеве, мы оставили Яхрому! – докладывает Верховному командующий Западным фронтом Георгий Жуков. – Сибирские дивизии подойдут к Загорску (Сергиев Посад. – И.К.) только через неделю. Еще столько же времени уйдет на их развертывание по фронту. На Западном фронте срочно нужны пополнения.
– Успокойся, товарищ Жуков! – ласково говорит Верховный главнокомандующий. – Вот тебе в подкрепление два бойца! Знакомьтесь: товарищ Федоров, товарищ Фрадкин. Ладно, вот тебе, товарищ Жуков, еще один боец – товарищ Жданов. Почти что наш ленинградский полководец. Только на этот раз Владимир Сергеевич.
Жуков стоял, ничего не понимая и не зная, как реагировать на шутку Верховного. Но Сталин не шутил. Он вызвал к себе начальника Иваньковской ГЭС Георгия Федорова, главного энергетика канала «Москва-Волга» Бориса Фрадкина и главного инженера Владимира Жданова.
– Если быстро сбросить воду Иваньковского водохранилища, лед будет проламываться и ледяная поверхность будет непроходимой не только для танков, но и для пехоты противника! – начал докладывать Федоров. – Вода уйдет быстро. Напор – 12 метров. У Калинина – 124 метра, ниже плотины – 112.
– Сбрасывая воду с подмосковных водохранилищ – Икшинского, Пестовского, Пяловского, Пироговского, Клязьминьского, Химкинского, мы таким же образом взломаем ледяной покров по всему зеркалу воды и обеспечим непроходимую для противника полосу от Дмитрова до северной границы Москвы, – поддержал коллегу Жданов.
– Куда будете сбрасывать воду? В Москву? – со зловещим прищуром оборвал его Верховный.
– У нас есть Яхромский водосброс. На реке Волгуше, это приток Яхромы, – подходя к карте, объясняет Жданов. – Если открыть тут заслонки, вода пойдет в пойму Яхромы. Напор еще больше, чем на Волге. Уровень водохранилищ – 162 метра, а в долине Яхромы – 117. Но здесь, правда, стоят еще две плотины: Яхромского гидроузла, Икшинского...
– Плотины работают на подъем волжской воды. К сожалению, связь с нижним бьефом – только через насосы водоподъема, – вступает в разговор Борис Фрадкин. – Но если мы откроем заслонки, насосы будут работать в генераторном режиме, пропуская воду в обратном направлении. Вода пойдет вниз из водохранилища, возвращая в энергосистему электроэнергию, затраченную на их подъем. Если открыть сразу обе створки четырех шлюзов, поток усилится.
– Так вода уйдет в Яхрому? Значит, река разольется и будет берьером для танков фон Бока? – улыбаясь в усы, Сталин подходит к карте. – А вот у Иваньковской плотины канал пересекает еще одна река – Сестра, так? Можем мы воду из Иваньковского водохранилища направить туда? Чтобы немцы не прошли дальше Рогачева?
– Река Сестра проходит в трубе под каналом и впадает в Волгу ниже Иваньковской плотины, – вновь вступают в разговор Фрадкин и Жданов. – В канале есть донные отверстия, предусмотренные для осушения канала между заградворотами, в ремонтных целях. Если запереть трубу и открыть донные отверстия, вода поднимется, дойдет до Рогачева и затопит все пространство от Иваньковского водохранилища до Яхромы. Но затворы есть только в западной части трубы.
– Сколько времени потребуется, чтобы поставить новые затворы? – спрашивает Сталин.
– Если напрячь все имеющиеся силы и нам будет оказана помощь со стороны инженерного управления фронта, за неделю, думаю, управимся, – предполагает Жданов.
– Через два дня все должно быть готово! – говорит Сталин. – Предупреждаю: вся операция должна проводиться в обстановке строгой секретности. О ней должны знать только те, кого она касается напрямую. Непосредственные исполнители не должны быть информированы о целях операции.
– Но, товарищ Сталин, – перебивает Верховного командующий Западным фронтом. – Мы же должны эвакуировать население из зоны затопления!
– Чтобы информация просочилась к немцам? И чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков! Мы сражаемся за победу любой ценой! Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатове не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть.



Спасенные и спаситель
Операция действительно проходила в обстановке строгой секретности. Вот что рассказывает потомственный житель поселка Фабрики 1-го Мая под Дмитровым Алексей Корнилов.
– Наш поселок построен для работников местного торфопредприятия. Хилые щитовые дома, жители которых в момент наступления немцев спрятались в единственном кирпичном сооружении – в подвалах картофелехранилища.
Алексей Корнилов ведет рассказ, который в детстве ему передала бабушка Пелагея Ивановна.
Приоткрыв дверь картофелехранилища, щуплый голубоглазый мальчишка в немецкой форме и с фонариком в руке с удивлением оглядел женщин с детьми, спрятавшихся в подвале чудом уцелевшей «высотки», по которой до этого нещадно била немецкая артиллерия.
– Хохе! Хохе! Фойер! – размахивая руками в сторону высокой трубы картофелехранилища и нещадно жестикулируя, объяснял мальчишка перепуганным бабам их опасное положение. Мол, высокое сооружение, опасно, по нему стреляют. И продолжал: – Ватер! Ватер! Капут!
Выглянувшие из картофелехранилища женщины не поверили своим глазам. В разгар сорокаградусной зимы на протоках торфоразработок в пойме Яхромы разыгралось половодье. Бурные потоки с разломанными льдинами затопляли все вокруг.
– По всем протокам вода поднималась все выше, – вспоминала бабушка Алексея Корнилова. – Еще мгновение, ледяная вода пошла бы в подвал картофелехранилища.
Женщины с нехитрой поклажей, с детьми на руках выбирались из подвалов картофелехранилища, поднимаясь на насыпь дороги, что вела в сторону Дмитрова. О том, чтобы вернуться в свои дома, которые постепенно скрывались под водой, не могло быть и речи. В это время начался обстрел со стороны канала. Кто-то из женщин соорудил белый флаг из куска простыни (чтобы свои не подстрелили). Немцы торопились уйти на линию своих укреплений на противоположном берегу разливающейся Яхромы.
– Идти было тяжело. Бабушка шла с двумя детьми, третий – еще ребенок (моя мама) – на руках, – продолжает свой рассказ Алексей Корнилов. – Бабушка остановилась и решила разгрузить свою поклажу. Вспомнила летние башмачки у того мальчишки, который спас им жизнь, подбежала и отдала ему пару валенок.
– Данке, муттер! – прокричал уходящий из-под обстрела молодой белобрысый солдат.
Жители многих сел и поселков в долине Яхромы и Сестры вспоминать подобные истории уже не могут. Потому что вспоминать некому. Многие деревни были затоплены полностью. Особенно те, которые расположены в пойме Яхромы – между многочисленными протоками мелких каналов местных торфопредприятий. Некоторым, правда, повезло. Жителей Лугового поселка спасли стены и башни старинного Николо-Пешношского монастыря (там сейчас размещается психоневрологический интернат №3 г. Москвы).
Название села Усть-Пристань, стоящего на самом берегу «стрелки», в месте впадения Яхромы в Сестру, говорит о судоходном прошлом этих рек. Об этом вспоминает Галина Сиднева.
– Раньше жители и нашего села, и многих окрестных лесных сел занимались судоходным промыслом, – начинает, не спеша, Галина Михайловна. – Работали на мельницах, на старых деревянных шлюзах, доходивших до Сенежского озера, до Екатерининского канала, соединявшего Волгу с бассейном Москвы-реки. Когда река оказалась запертой трубой под новым каналом, по трубе даже на лодках стало трудно проезжать. Так что к войне у многих и лодок не было.
Сама Галина Михайловна уцелела после той сталинской операции, так как оказалась в другой деревне, которая не вошла в зону затопления.
Ее двоюродный брат Василий Сиднев тоже пережил войну. Служил в отряде зенитчиков в Лианозове.
– О страшном затоплении мне многие рассказывали, – вспоминает Василий Иванович. – Но приговаривали, что это – военная тайна.
– А чем вы занимались в Лианозове? – спрашиваю я.
– Ловили парашютистов. Очень много было диверсантов, которые пробирались пешком.
– Как пешком? Через линию фронта?
– Да не было здесь никакой линии фронта. Немец с крупнокалиберной артиллерией на Красной Горке стоит, а мы на другом берегу – с одним пулеметным расчетом.
Как бы то ни было, ценою многочисленных жертв среди мирного населения в десятках поселков и деревень Сталину удалось многое. Ему удалось, не обладая никакими резервами, сократить зону боестолкновений на Западном фронте практически до двух небольших точек – у деревни Крюково и на Перемиловских высотах, где немцев, пытавшихся прорваться через канал, сдерживал случайно оказавшийся там отдельный бронепоезд №73 войск НКВД. Бронепоезд шел из Загорска к Красной Горке (где уже выставлялась дальнобойная артиллерия, направленная на Москву), но застрял у станции Яхрома после взрыва моста через канал. Пока не была сформирована 1-я ударная армия Кузнецова, немцев на Перемиловских высотах (между Яхромой и Дмитровым) сдерживали бойцы 20-й армии под командованием генерала Андрея Власова. А монумент на Перемиловских высотах – единственный в России, где выбито имя этого генерала, который после окружения 2-й ударной армии Волховского фронта повернул оружие против Сталина.
По данным исследователя Михаила Архипова, в результате сброса вод Иваньковского водохранилища подъем уровня Яхромы составил четыре метра, а уровень Сестры поднялся на целых шесть метров. В таком случае в зоне затопления оказывалось более тридцати деревень и множество мелких населенных пунктов торфопредприятий, дома которых стояли непосредственно на урезе вод. Если вспомнить, что высота крестьянской избы с крышей не превышает четырех метров, а все вокруг было покрыто ледяной водой с осколками мелкого льда, то легко представить себе количество жертв. Не меньше (если не больше) их было и после взрыва плотины имени Куйбышева на Истринском водохранилище. Впрочем, другой исследователь, Вален­тин Бар­ковский, считает, что зона затопления реки Сестры могла быть гораздо меньшей. Слишком мало было времени, чтобы сварить заслонки на Восточном портале трубы под каналом. Возможно, наспех сваренные щиты не выдержали напора волжской воды, и потоки, сбрасываемые из канала через заслонки, сразу уходили в Волгу. Поэтому и многие деревенские дома на берегу уцелели.

Об исполнении доложено
К сожалению, технические архивы канала не сохранились. Были уничтожены в эвакуации, в Ульяновске, при загадочных обстоятельствах. Известно лишь, что руководители Большеволжского участка канала Василий Некрасов и Яхромского Дмитрий Агафонов отчитались по инстанции о выполнении задания. Если что-то и не получилось, могли об этом умалчивать (результат невыполнения указаний Верховного предсказуем). Одно можно сказать точно: водосброс через Яхрому позволил понизить уровень и взломать лед на всех шести подмосковных водохранилищах (так же, как и на Иваньковском).
Независимо от точки подъема на трубе под каналом, последствия затопления были чудовищными. Как во время памятного весеннего паводка на Лене (когда был затоплен город Ленск), с той лишь разницей, что все происходило в сорокаградусный мороз.
– Люди могли гибнуть, даже если дом чуть подтоплен, – говорит профессор-реаниматолог Фарит Галеев. – Стоит человеку в сорокаградусный мороз полчаса простоять по колено в воде, он уже труп.
Когда я беседую на эту тему с профессиональными военными, мне часто говорят, что педалировать тему гибели гражданского населения не имеет смысла. Мол, гибель мирного населения неизбежна. Из 27 миллионов жертв войны почти две трети находятся за пределами штатной численности РККА. Штурм любого села – это артобстрел, в котором гибнут прежде всего жители этого села.

Смерть без шлюзов
Когда я пытался выяснить зону затопления (и ориентировочное количество жертв) у старых жителей села Карманова, расположенного на реке Сестре, они обратили мое внимание на совершенно другие жертвы.
– Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку! – мне показывают на небольшой холмик на берегу Сестры. – Там лежат каналармейцы.
– Красноармейцы?
– Нет, каналармейцы!
Жертв строительства этого канала, построенного незадолго до Великой Отечественной, вполне можно причислить к жертвам обороны Москвы. Тем более, что число погибших здесь на порядок превышает количество жертв сталинских затоплений осени 1941 года. Историки оценивают количество погибших каналармейцев как минимум в 700 тысяч человек (многие придерживаются оценок в полтора миллиона).
Жизнь заключенного «на общих работах» редко продолжалась более шести месяцев. Каждый лагерь, каждая «подкомандировка» (как в том же Карманове на берегу Сестры) окружена огромными рвами с могилами погибших зэков. Выжить могли только «козлы» (сотрудничавшие с администрацией и пролезшие на административные должности), стукачи и «придурки». Так называли тех, кто устроился на хлеборезку, кухню, на должность киномеханика. Или музыкантом в оркестр. В новом документальном фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды» (режиссер – Антон Васильев) есть потрясающий кадр: умирающие зэки бегут с тачками, а на парапете строящегося шлюза играет духовой оркестр – чтобы веселее было умирать. И названия сохранившихся поселков соответствовали темпам гибели от изнурительного труда: Темпы, Соревнование, Каналстрой, Трудовая-Северная…
В Москве массовые захоронения находятся там, где больше всего погибало зэков: вокруг шлюзов канала «Москва-Волга». Мало кому известные захоронения расположены в Нижних Мневниках, у 9-го шлюза (за нынешним рестораном «Ермак»), в парке «Покровское-Глебово», между 7-м и 8-м шлюзами, на берегу речки Химки.
На строительстве 10-го шлюза, в Перерве, было два отдельных лагеря: один – для священников, другой – для «шпионов», в основном сотрудников Коминтерна. Лагерь для «шпионов» располагался на нынешней улице Гурьянова (неподалеку от дома, взорванного осенью в 1999-го). Второй – для священников – ниже по течению, на другом берегу Москвы-реки, у восточного входа в парк «Коломенское». Хоронили зэков на нынешней Коломенской набережной, у верхних ворот 10-го шлюза. Впрочем, погибающих было так много, что все окрестные рвы в Коломенском были заняты трупами. Речники рассказывают, что после каждого весеннего водосброса скелеты зэков можно увидеть на обнажающихся склонах парка «Коломенское».
Жители подмосковного поселка Летчик-Испытатель (около 6-го шлюза) рассказывают, как прошлым летом «новые русские», завладев бывшим колхозным полем с могильным курганом, по ночам тайно хоронили трупы, обнаруженные при строительстве фундаментов под коттеджи.
Через два года после начала строительства канала был издан приказ №359 от 03.07.1934 по Дмитлагу (так назывались подразделение ГУЛАГа, в ведении которого находился «Волгострой», позднее переименованный в «Каналстрой»). Вот что там написано по этому поводу: «Вопросу отвода участков под захоронения со стороны начальников строительных районов и участков не уделяется должного внимания, участки под кладбища занимаются произвольно, без учета охранной зоны канала и расположения водоисточников, кладбища не окопаны, не обнесены изгородью, захоронения трупов производятся небрежно, особенно в зимнее время».
В приказе говорилось, в частности, о захоронениях в Южном строительном районе на Никольском и Щукинском участках. Речь идет о шлюзах №7 и №8. Никольский участок – это район нынешнего Никольского тупика (дамба через речку Химку у 7-го шлюза), а Щукинский – участок у 8-го шлюза (бывшая деревня Щукино, располагавшаяся на месте нынешнего жилищного комплекса «Алые паруса»).
Приказом №359 было предписано «в месячный срок оформить захоронения, выполняя их, по возможности, на гражданских кладбищах, а самостоятельные кладбища открывать только в крайних случаях, согласовывая их с начальниками санитарных отделений лагерей и гражданскими органами санитарного надзора». Однако умирающих зэков было так много, что ни о каких «гражданских кладбищах» не могло быть и речи. Тогда возникла и другая практика (позднее воспроизведенная при строительстве таджиками модных элитных новостроек – о чем говорилось в том же фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды»): погибающих и умиравших зэков замуровывали в бетонные основания шлюзов. Естественно, и случайно упавших со строительных лесов никто не поднимал. Медленно погибали, затягиваемые жидким бетоном (в литературе описан подобный случай на строительстве шлюза №3 в Яхроме).
О том, что это отнюдь не досужие байки, говорят свидетельства строителей, недавно прокладывавших две новые нитки тоннелей Волоколамского шоссе под каналом между 7-м и 8-м шлюзами и строивших транспортную развязку на пересечении улицы Свободы и Волоколамского шоссе. Они сталкивались и с огромными рвами, внавалку заполненными скелетами (при строительстве опор эстакады), и с замурованными в основание канала трупами (при строительстве новых тоннелей под каналом).
Когда, зная обо всем этом, едешь по тоннелю, углубляющемуся с каждым зигзагом, кажется, что тоннель спускается в ад.

Потоп, которого не было
Справедливости ради надо сказать, что затопление населенных пунктов в Подмосковье было не единственным в истории Второй мировой. Другой случай представлен в киноэпопее «Осво­бождение» Юрия Озерова. Как бы ни относиться к этому пропагандистскому творению, одна из финальных сцен этого фильма просто потрясает. Та сцена, в которой по указанию агонизирующего фюрера были открыты заслонки шлюзов на Шпрее, чтобы русские разведроты не добрались до подвалов рейхсканцелярии.
Вода сквозь открытые заслонки устремилась по тоннелям метро и городских электричек, затопляя на своем пути все станции, которые использовались жителями Берлина в качестве бомбоубежищ. В фильме мы видим подземную станцию городской электрички (S-бана) «Унтер-ден-Линден» в непосредственной близости от Рейхстага. Вода, хлынувшая по тоннелям, стремительно прибывает, а недавние враги – советские и немецкие солдаты – вместе спасают раненых и, выстраивая оцепление, выводят из затопленной станции женщин и детей (именно в этом эпизоде гибнет под водой один из главных героев фильма в исполнении Николая Олялина).
Еще худшая участь ждала Москву. Если бы с запасных путей станции Москва-Рязанская-товарная ушел спецпоезд в Куйбышев (Самару) с единственным пассажиром и его челядью, в Москве с приходом противника взорвали бы Химкинскую плотину, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово» речки Химки. Уровень водохранилища – 162 метра, уровень Москвы-реки в центре Москвы – 120 метров. Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожая все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров.
– Мы с вами сидим на третьем этаже в здании на самой высокой точке холма, – рассказывает бывший начальник управления Канала им. Москвы Иван Родионов. – Расчеты показывают, что поток воды дошел бы здесь до уровня третьего этажа, а верхние этажи многих высотных зданий в центре Москвы стоят на гораздо низшей отметке.
– А Кремль?
Родионов только разводит руками.
После войны идею затопления столицы России стали приписывать Гитлеру. У московского драматурга и режиссера Андрея Вишневского появилась даже пьеса «Moskauersee» о жизни в послевоенной Москве (на озере, образовавшемся после победы Гитлера). Однако затопление столицы силами войск НКВД было неизбежным именно после отъезда Сталина. К таким процедурам готовились очень тщательно.
– Когда в восьмидесятые годы разбирали старый мост на Дмитровском шоссе, в его основании нашли десятки тонн взрывчатки, пролежавшей в насыпи еще с войны, – говорит Валентин Барковский.
Сколько тонн взрывчатки лежит в насыпи Химкинской плотины, неизвестно. Плотина в парке «Покровское-Глебово» до сих пор опутана ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками.


--------------------------------------------------------------------------------


Редакция благодарит за помощь в подготовке материала ФГУП «Канал им. Москвы»
sovsekretno.ru/magazines/article/19...
От себя хочу добавить, что в одном из донесений капитана Прудникова М.В. я встретил упоминание о факте встречи с командующим 20-й армией Западного фронта генералом А.Власовым, который лично поставил боевую задачу его подраздению по устройству заграждений в полосе фронта армии. Обратил внимание потому что не раз читал, что Власов в это время болел (воспаление среднего уха) и не мог управлять войсками армии.
Никаким образом не хочу обелять предателя, он понес заслуженное наказание, однако это не дает оснований искажать действительное положение и участие конкретно командира в выполнение своих обязанностей на фронте борьбы с германскими захватчиками.

 Весной 1997 года при строительстве нового моста через канал Москва-Волга на участке Дмитровского шоссе экскаватор производил земляные работы на старом Дмитровском шоссейном мосту и при очередном движении ковша зацепил и поднял боевой заряд из шести толовых банок весом по 16 кг каждая. На место я, в то время вице глава г.Долгопрудный Московской области выехал с военным комиссаром ГВК г.Долгопрудный и Лобни Александром Николаевичем Бочаровым. Вызванные на место саперы установили, что заряд полностью готов к действию, нужна только взрывная машинка….Через столько лет заряд оказался исправным и славу богу, что не был прикрыт неизвлекаемой миной НМ, которые часто применялись в годы войны. На схемах минирования Московского военного округа сведений о нем не было, специалисты указали на возможное участие в этом минировании специальной подрывной роты ОМСБОН НКВД!

Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 12 Сентябрь 2011, 20:03:21 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #8 : 21 Сентябрь 2011, 13:07:03 »
Продолжение:
   Хроника боевых действий с участием подразделений Сводного отряда ОМСБОН.

   3 батальон 1 МСП ОМСБОН
   Батальон в составе 8, 9 рот и саперного взвода вышел на работы в районе Лисицыно – Обумково- Мостки – Титова. Приданная саперная рота 244-го отдельного саперного батальона вышла на роботу в район с места расквартирования. 8 рота работала дер. Матвейково. Наших людей в батальоне: а) 8 рота – 63 чел.; б) 9 рота – 75 чел.; в) 10 рота – 12 чел.; г) саперный взвод – 36 чел.; отделение связи – 12 чел. Всего 202 чел. Отсутствуют: 8 рота – 17 чел.; 9 рота – 3 чел.; 10 рота – 61 чел. Итого – 81 чел. Саперный взвод и отделение связи потерь не имело.
   8 и 9 роты 3 батальон 1-го МСП под командованием капитана Коровина батальона с приданным саперным взводом и роты 244 отдельного саперного батальона производили работы на участке Первой очереди согласно приказания №18 до Рогачевского шоссе. Работу начали в 8.00 25.11.41 и окончили в 16.00 25.11.41 г. Проделано следующие: а) восточнее ½ км от с.Б. Титова (3684) на дороге устроены 3 завала; б) взорван мост восточнее д.Фофаново (3688); в) взорван мост на южной окраине д.Фофаново (3688); г) Разрушен проезд через ручей севернее взорванного моста, что на окраине д.Фофаново. Брод сделан непроходимым для средних танков и автотранспорта. Д) устроено 5 завалов на дороге Костино –Дубинино (3486); е) Первый из завалов, что ½ км  южнее Костино минирован (24 мины); ж) на южной окраине Костино сделан завал взрывом фугаса воронка 15м  и глубиной 2.5  м. Обходы воронки радиусе 15 м в обе стороны заминированы 915 мин). На дороге Храбров - Стогорово (3490) устроено 2 завала. Минированы окружности сел Успенье, Заовражье и дорога Матвейково–шоссе (с завалами). Происшествия: 1) На противотанковой мине на Матвейково-шоссе подорвались две машины, ранено 2 чел. из частей РККА; 2) В 7.00 25.11.41 г. на северной окраине Заовражье подорвалась автомашина с кухней, ранены 3 чел. из 31 отдельного танкового батальона, танки и транспорт прошли; 3) Примерно в 11.00 25.11.41 г. на восточной окраине подорвалась на противотанковой мине одна автомашина нашего отряда, ехавшая в противотанковыми минами. Потерь нет. Машина вышла из строя. На участке работ оставлены в качестве маяков 12 чел. из 8 роты. (Из Боевого донесения №9 от 28.11.41 г. 24.00 РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.57).
   Сегодня в ночь с 26 на 27.11.41 г. на посту у фугасов бойцы 8 роты 5 чел. обморозили ноги. Обморожение 1 степени, дана первая помощь. 9 и 8 роты несут службу по окарауливанию фугасов в районе д.Федоровна – Ольгово. Получено приказание приступить к отрывке шурфов от Ольгово до Астрецово. (Из боевого донесения №10 от 27.11.41 г. 9.20 с.Астрецово РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.65).
   Батальон производил работы до конца дня 26.11.41 г. по отрывке шурфов в количестве 72 шт., из них в 70 залажены ВВ. Шурфы заложены от дер.Федоровна до дер.Ольгово. Шурф от шурфа на расстоянии 200 м., всего протяженностью 7 км. На каждый шурф выставлен пост от 8 роты в ночь на окарауливование выехала 9 рота в количестве 32 чел.  Сегодня возвратились из района боевых действий в Солнечногорске отделенный командир Гусьов и красноармеец  Чурсин. Одна приданная особая группа вследствии близости производства работ расквартировалась в Ольгово. Остальной состав в Астрецово. (Из Боевого донесения №10 от 26.11.41 г. 21.00 РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.60)
   Сводный отряд из состава: взвод старшего лейтенанта Манусова, саперный взвод младшего лейтенанта Бодрова 16 чел., особая группа Потапова, производили работы по минированию дер.Деденево. Взвод Мансурова минировал район железнодорожного моста южнее дер. Деденево, поставил 60 противотанковых мин ПТ-35. Саперный взвод младшего лейтенанта Бодрова минировал две просеки как указано на Схеме. С района работ д.Ольгово сего дня явились 3 чел. группы Потапова в составе следующих товарищей: Сорокин, Демьяненко и Красильников. Состав батальона: 8 рота в полном составе не вернулась с места работы дер. Обольяново; 9 рота выехала в г.Москву; 10 рота 4 бойца остались в хозяйственном отделе. Группа Потапова работала в дер. Ольгово, вернулись 23 чел., 51 чел. неизвестно где. Саперный взвод вышел с места работы в количестве 35 чел., не вернулся боец Тарануха. Отделение штаба батальона в полном составе 12 чел. Батальон передислоцируется в Ельдигиново. (Из боевого донесения №12 от 28.11.41 г. 19.00. дер. Сбоево РГВА ф.38843 оп. 1 д.9 л.67).
   Из боевого донесения от 29.11.41 г. начальнику Сводного отряда ОМСБОН НКВД СССР майору т.Шперову группа под командованием младшего лейтенанта Бодрова получила задание взрыва моста через Яхрому между поселками Гусятино - Ильинское. Задание не выполнила вследствие прохождения фронта на данном рубеже. Младший лейтенант Бодров с группой  15 чел. не был пропущен и возвратился обратно. Происшествий в сводной группе отряда нет. Изменений в личном составе по донесению от 28.11.41 г. 19.00 нет. Подписал начальник штаба капитан Николаев. (Боевое донесение №12 от 29.11.41 г. 9.00)
   2 батальон 2 МСП ОМСБОН
   По данным смененного нами 1 батальона капитана Прудникова противник занимает Нестерово (4894) – Шотовилов (4688). 2 батальон дислоцируется в дер.Астрецово (без 4 роты, которая находится в Москве) внутренняя и внешняя службы организованы согласно УВС -37. Батальон получил боевую задачу минировать дороги в районе Астрецово-Высоково-Ольгово-Мальгино. Распорядок дня на 27.11.41 г. – организованно с 08.00 до 19 час. работа на местности. Завтрак организован в 7.00. ( Из Боевого донесения №1 27.11.41 г. 7.00 РГВА ф.38843 оп. 1. д.9 л.63).
   Противник в 12.30 27.11.41 г. 4 танками с группой автоматчиков, минометов занял дер. Доронино (4294), в 13.10 4 танками, группой автоматчиков, минометов и при поддержке авиации занял дер. Ново-Карцево (4296). В 16.35 группой танков, автоматчиков противник занял дер. Астрецово (4202). В 16.00 при налете авиации и огня артиллерии зажгли дер. Елизаветено (4404) – Подонино (4204). В 17.40 сильная бомбардировка села Яхрома (4009). Батальон полученную задачу по минированию дороги не закончил, т.к. в 16.30 данный район был занят противником. Успели заминировать и устроить завалы на дороге Астрецово – Ново-Карцево согласно схемы. В 16.30 по распоряжению штаба группы батальон эвакуирован из дер.Астрецово и в 20.00 прибыл в дер. Минеево (3610), при эвакуации на поле был нами подобран одни станковый пулемет «Максим» и около 5000 боевых патронов. Высланной разведкой по выяснению полей минирования для минирования в составе старшего лейтенанта Новожилова, лейтенанта Акарина с 9 бойцами в районе дер. Ново-Карцево был встречен противник в составе 4 танков, группы автоматчиков (до взвода) и группа минометов. Разведка отойдя от дер. Ново-Карцево установила сильный обстрел по дер.Палиха (4698) и с 15.10 авиация противника совершила полеты над районом работ батальона. При эвакуации из дер. Астрецово последние две автомашины обстреляны противником из автоматов. По району западного берега канала Москва-Волга ведется артиллерийский огонь противником. Ужи организован для личного состава батальона в дер. Линьково (обеда не было). Задачи на производство работ батальон будет получать в 24.00. (Из Боевого донесения №2 от 27.11.41 г. 20.40. Минеево РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.64)
   Противник развивает продвижение из района Яхромы в направлении на Ильинское (3812). В период с 18.40-19.20 в районе Колония сброшено шесть авиабомб. Батальон с 12.00-13.30 28.11.41 имел место дислокации в дер. Сбоево (3214). С 13.00-20.00 дислоцировался в Колония. В 20.00 получил приказание выступить по маршруту Колония –Алешино - Ельдигино (2622). Первая очередь по минированию закончена (район Сбоево – Голиково – Юрьево – Игнатово согласно схеме). Ужин организован в 19.30-20.00 Бензином располагаем только до Ельдигиново. (Из Боевого донесения №4 от 28.11.41 г. 21.00 РГВА ф.38843 оп1. д.9 л.70).
   Из Боевого донесения командира 2 батальона 2-го МСП капитана Молчановского А.А. от 29.11.41 г. 10.00 Ельдигиново (2226), в ночь на 29.11.41 г. противник вел сильный артиллерийский огонь по району Горки (3212) – Морозцево (3008). По приказанию штаба бригады батальон в 20.00 28.11.41 г. батальон выступил из Колония в 01.40 прибыл в Ельдигиново, где расквартировался и ждал дальнейших приказаний. Минные поля в районе Юрьево охраняются нарядом. В дер. Горки (3212) расквартирован штаб гвардейской дивизии, который работу по минированию не принял и указал на несогласование нашей работы с гвардейской армией и предупредил наших командиров подразделений за последствия. 4 рота в 09.30 пришла в дер.Ельдигиново в составе 75 чел. Бензин получили. Завтрак организован в 08.30. Продуктов осталось только на обед. Не папирос и махорки для бойцов. 1-й батальон сейчас выбыл в Москву. (Из боевого донесения №5 от 29.11.41 г. РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.73).
   К вечеру 29.11.41 г. 2 батальон после марша расквартировался в Хлопенево (2822). По прибытию организовал разведку. В других деревнях сводных мест нет. Работы во 2 Зоне не производились. Получили задачу выехать в 07.00 30.11.41 г. в район Исаков, Филимоново и Благодать. В связи с заболеванием отправлены в санчасть в Москву бойцы: Усков И.С., Мотищин М.М., Гуляев, Голубев Б.Б., Калмыков И.Ф., Рябов. Батальону требуется автотранспорт один 1.5 тн. ГАЗ-АА на смену отправленному во 2 МСП 27.11.41 г. во время переправы через канал Москва-Волга и заменить неисправный легковой автомобиль М-1, находящийся у командира батальона. Необходимо выслать для связи один исправный мотоцикл. (Из Боевого донесения №6 29.11.41 г.20.40. РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.74).
30 ноября 1941 года противник группами автоматчиков с минометами и легкими танками перешел канал Москва-Волга в районе Яхромы и продвигался на Озерецкое. Эти данные были получены командиром 2 батальона 2-го МСП ОМСБОН капитаном Молчановским А.А. от командира разведывательной группы 87-го полка старшего лейтенанта Денисова в 02.00. Батальон в 9.00 вышел из дер.Хлопенево и продвигался на Озерецкое. Для минирования участка во 2 Зоне согласно полученной схемы. В 22.50 батальон прибыл в дер. Мартьяново (2924), где расположился на ночлег. В это день 6 рота в составе 74 чел. по приказанию №31 штаба бригады выбыла в распоряжение начальника службы 1-й ударной Армии полковника Козина в дер.Горки. 3 взвод 3 роты в составе 22 чел. выбыл в распоряжение штаба бригады в дер.Ельдигиново. На участке работ 5 роты в районе дер. Кенимово (3220) 500 м южнее в 14.00 30.11.41 г. при движении подводы из дер.Благодать одна из парных подвод попала на противотанковую мину ЯМ-5, в результате чего была разбита подвода, ранены два красноармейца Н-й части, расквартированной в дер. Кенимово, лошади остались невредимыми. (из Боевого донесения №7 от 30.11.41 23.40 Мартьяново РГВА ф.38843 оп. д.9 л.77).
Отдельная саперная рота ОМСБОН НКВД
Командир роты старший лейтенант Минусов и политрук роты младший лейтенант госбезопасности Кожаев в совеем донесение №1 от 22.11.41 года докладывали на имя начальника инженерной службы бригады майору т.Шперову, что личный состав производил работу согласно полученных указаний совместно с ротой 2 МСП Условия работы были весьма неблагоприятными, т.к. самолеты противника все время обстреливали из пулеметов и сбрасывали бомбы с бреющего полета. Сброшено четыре бомбы фугасного действия. Убит командир роты 2-го МСП и ранен помощник командира рот этого же полка. На месте нашей работы ранены два кавалериста. Прошу подбросить ВВ и путем разрыхления можно будет быстрее и успешно выполнить работу . Без ВВ работы выполнять ручным способом очень трудно и навряд ли до вечера мы отроем 8 шурфов. Точно такое же положение на участке работы роты 2-го МСП. Мост через железную дорогу, который расположен, правее шоссе взорван подрывниками армии.  (Донесение №1 РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.49)
25.11.41 г. командир Отдельной саперной роты старший лейтенант Минусов доложил майору Шперову, что мост у дер. Клусово минирован и готов к взрыву. Способ взрыва огневой, ВВ 99.2 кг. За ночь шурфовано шоссе 12 фугасов и заложено ВВ, а также готова к взрыву по направлению к дер. Колино и в обратном направлении дороги на Москву. (Донесение №5 от 25.11.41 г. 10.00 Клусово РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.45).

Примечания:
город Солнечногороск (с 1938 года)  – административный центр оноименного района Московской области. Расположен в 65 км северо-западнее от Москвы у станции Подсолнечная Октябрьской железной дороги на берегу Сенежского озера.
Я́хрома — город (с 1940 года) в Дмитровском районе Московской области, расположена в 55 км к северу от Москвы.
Деревня Федоровка расположена на перекрестке Рогачевского шоссе в районе дер. Федоровка и дороги ведущей на Яхрому.
Деревня Клусово расположена в 6 км севернее дер. Федоровка по Рогачевскому шоссе.
Деревня Филимоново расположена в 3км северо-восточнее дер. Федоровка.
Деревня Фофаново расположена в 5 км западнее дер. Федоровка.
Деревня Титово расположена в 2 км западнее дер. Фофаново.
Деревня Храброво 5 км южнее от дер.Федоровка по Рогачевскому шоссе.
Деревня Мостки расположена в 8 км северо-западнее дер.Федоровка.
Деревня Заовражье расположена в 4 км северо-западнее дер. Мостки.
Деревня Матвейково расположена в 5 км северо-западнее дер. Федоровка.
Деревня Подъячево расположено на дороге между Рогачевском шоссе и Яхромой    в 2.5 км от дер. Федоровка.
Деревня Костино расположена в 2 км на запад от трассы Рогачевского шоссе в районе населенного пункта Кульпино, расположенного в 6 км севернее дер.Клусово по Рогачевскому шоссе.
Деревня Семеновское расположена в8 км севернее Кульпино в 3 км на север по Рогачевскому шоссе.
Деревня Ольгово расположена на дороге Федоровка-Яхрома, в 30 км восточнее от дер. Федоровка и в 32 км от Астрецово.
Деревня Астрецово расположена в 10 км северо-западнее от Яхромы.
Деревня Жуково расположена в 2 км восточнее дер. Ольгово на дороге Федоровка-Яхрома.
Деревня Деденево расположена в 10 км южнее Яхромы по Дмитровскому шоссе.
Деревня Подосинки расположена в 3 км северо-восточнее пос. Икша вблизи Дмитровского шоссе на восточном берегу канала Москва-Волга в Дмитровском районе.
Деревня Левково рассоложена в 3 км на восток от Рогачевского шоссе на пути к деревне Горки.
Деревня Ивановское расположена в 10 км восточнее от Яхромы в Дмитровском районе.
Деревня Свистуниха расположена в 5 км северо-восточнее пос. Деденево.
Деревня Сбоево расположена в 10 км восточнее пос. Подосинки.
Деревня Алешино расположена в 20 км юго-восточнее дер. Подосинки.
Деревня Ельдигино расположена в 25 км северо-западнее г.Пушкино.
Деревня Семеновское рассоложена в 5 км юго-восточнее дер. Ельдигино.
21.09.2011 г. Александр Слободянюк      


Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #9 : 21 Сентябрь 2011, 21:19:23 »
Окончание:
   Из Доклада «О выполнении заданий по устройству инженерных заграждений на фронтах 30-й, 16-й и 1-й армий Западного фронта» командира Сводного (Особого) отряда ОМСБОН НКВД СССР майора т. Шперова командиру бригады полковнику Орлову от 29 декабря 1941 года,
   В состав отряда входили: 3 батальон 1-го МСП, 1 батальон 2-го МСП, 1 рота 1-го МСП, саперный взвод 1-го МСП и саперный взвод 2-го МСП, Отдельная саперная рота ОМСБОН, а также приданные 127-й и 244-й отдельные саперные батальоны РККА.
   Сводный отряд находился в подчинении начальника Инженерной оперативной группы инженерных заграждений Западного фронта генерал-майора инженерных войск  Галицкого.
 До 27.11.41 г. отряд был без штаба.
   Сводный отряд к боевым действиям приступил 17.11.41 г. и был расформирован 27.12.41 г.
   
На фронте 30 армии (с 17.11. по 24.11.41 г.)
   Разрушено Ленинградское шоссе южнее Спас-Заулок (0250) до Маланино (4856), протяженностью 16.5 км и на участке Клин- Солнечногорск 20 км. (прим. авт. – «Отряд заграждения № 2 (командир майор М. Н. Шперов), действуя в составе отряда особого назначения войск НКВД, готовит к разрушению Ленинградское шоссе на участке Ямуга, Клин, Солнечногорск, Черная Грязь и дорогу Каменка — Икша.» Галицкий И.П. «Дорогу открывали саперы»)
   Всего на участках дорог было отрыто шурфов для закладки дорожных фугасов – 380.  В каждый фугас закладывалось ВВ по 40 кг.
   Устроено 5 минных полей с общим количеством противопехотных мин – 8564 шт. и противотанковых мин – 2400 шт. и устроено мин осколочно-заградительного действия– 30.
   22.11.41 г. в 4.00 в 5 км южнее Клина на Ленинградском шоссе было разминирован участок противотанкового минного поля в количестве 12 шт., выставленный разведывательной группой противника.
   В ночь с 23 на 24 ноября 1941 года участок работы по приказу оперативного командования был перенесен на фронт 16-й армии.
   
На фронте 16-й армии (с 24 по 27.11.41 г.)
   24.11.41 г. устроены заграждения в районе Москва-Рогочевского шоссе и участка шоссе от дер.Федоровка (3690) – Астрецово (4207). Общая протяженность участка по фронту 16 км и в глубину 30 км. Отрыто шурфов для установки дорожных фугасов 92, в каждый из которых было заложено по 40 кг. ВВ.
   На участке фронта армии было устроено 24 минных поля общим количеством 1883 противотанковых мин.
   Разрушено 3 дорожных моста.
   Устроено 18 лесных завалов на прилегающих дорогах.
   Установлено мин замедленного действия (МЗД) с задержкой на 10 суток с зарядами ВВ 125 км в 2-х зданиях Дома отдыха в Ольгово (3896) и в 3-х зданиях в Обольяново. Работы по минированию зданий проводились саперным взводом 1-го МСП под командованием младшего лейтенанта Бодрова, в то время когда противник обстреливал означенные выше поселки.
   Работы на данном направлении были прекращены 27.11.41 г. т отряд перешел на фронт 1-й Ударной армии.
   
На фронте 1-й Ударной Армии (с 28.11.по 17.12.41 г.)
   28.11.41 г.. отряд получил задачу организовать полосу заграждений в восточной части канала Москва-Волга, ограниченных с фронта каналом, с севера Шустино (3812), Васильково (3828), Митино (3836), с юга Драчево (2012), Раков (2022), Баян (2034), с тыла Ярославским шоссе.
   На данном участке:
1)выставлено 26 минных полей с общим количеством противотанковых мин ЯМ-5 -4989 шт, ТМ-35 -45, ППМ – 143.
   2) взорвано 4 мостов на дорогах.
   3) подготовлено к взрыву 10 мостов.
   4) подготовлено 84 шурфа для закладки дорожных фугасов, из них 4 были заряжены.
   5) устроено лесных завалов 120.
   6) сооружена переправа через канал Москва-Волга.
   
Работы по разминированию
С 17.12. по 27.12.41 г. были Сводным отрядом были разминированы на всех участках - 31 минное поле, изъято мин ЯМ-5 – 1757 шт. и ТМ-35 – 941 шт.
Огорожено с частичным разминированием 21 минное поле, которые согласно приказания Оперативной группы сданы под охрану местным властям.
Работы по разминированию закончены  успешно.
Сводный отряд 27.12.41 г. расформирован. Командный состав и подразделения откомандированы в свои части.

По предварительным подсчетам противник понес на устроенных инженерных заграждениях устроенных Сводным отрядом ОМСБОН НКВД СССР следующие потери: танков – 30; бронемашин -20; грузовиков – 60; легковых машин – 19; мотоциклов – 53 ….(прим. –  данные приведены без учета эвакуированной противником с места подрыва боевой техники и живой силы).
Наши потери: убито начсостава – 4 чел., младшего начсостава – 2 чел., бойцов – 2 чел. 
Пропали без вести в районе Солнечногорска под обстрелом противника 2 бойца.
Получили ранения: начсостав -1 чел., младший начсостав – 1 чел., бойцов – 6 чел.
Потери личного состава от несчастных случаев составили: убито 4 чел и ранено 10 чел. Общее количество безвозвратных потерь – 14 чел.
Подписали: Командир Сводного отряда майор                       Шперов
             Начальник штаба капитан                                     Николаев
(РГВА ф.38843 оп.1 д.3 лл.1-6).   За мужество и героизм на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками 75 бойцов и командиров Сводного отряда ОСМБОН были награждены орденами и медалями Советского Союза. Начальник инженерной службы бригады майор М.Н. Шперов был награжден орденом Красной Звезды. Получили награды также А.Авдеев, В.Токарев, Э.Соломон, А.Саховалера, М.Бресов, Д.Гудков, П.Дмитриев, М.Еорцев, А.Шестаков, М.Петрушина и многие другие «за образцовое выполнение заданий командования и нанесение тяжелого урона противнику. К сожалению мы и сегодня не знаем был ли награждены посмертно командиры рот 2-го МСП старший лейтенант А.П.Мальцев лейтенант Золин С.С., боец Игошин П.П. и другие войны бригады. Будем верить, что Родина не забыла подвигов своих сыновей павших в бою при защите Москвы.
Их обязательно должны вспомнить в день 70-й годовщины сражений за Москву, когда именно осенью 1941 года создавалась ОМСБОН НКВД и её полки, вскоре вставшие на пути фашистских захватчиков.
   

Примечания:

1)Для сравнения приведу результаты действий ОИГ-2 Западного фронта под командованием генерал-майора инженерных войск И.П.Галицкого. Разрушено 183 км шоссе и дорог, взорвано и сожжено 310 мостов, протяженностью 4800 м, взорвано 640 фугасов, установлено 52 600 противотанковых мин, израсходовано 102 т взрывчатых веществ, на заграждениях уничтожено 43 вражеских танка, 408 автомобилей и бронетранспортеров. Беспримерный подвиг: Материалы научной конференции, посвященной 25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, с. 175.)
 Таким образом, воинами-чекистами Сводного отряда ОМСБОН НКВД было установлено 380 дорожных фугасов из 640 и каждая пятая из 52 600 противотанковых мин. Бойцами спецназа НКВД уничтожено 30 из 43 танков; 92 автомобиля и бронетранспортера из 408 и др. Впечатляющие результаты.
2) Яхромский мост был взорван по приказу Сталина 29 июня 1941 года подрывной командой  инженерных войск 1-й Ударной армии Западного фронта (начальник инженеров  полковник М.М.Позин) в составе 15 чел. под командой старшины П.Мосина  (ЦАМО, ф. 236, оп. 2698, д. 653, л. 19). Это утверждает генерал Галицкий И.П. в своей книге «Дорогу открывали саперы». (М.: Воениздат, 1983 militera.lib.ru/memo/russian/galitsky_ip/index.html)
   Однако в материалах РГВА хранится другой документ – Боевое донесение №12 подписанное капитаном Николаевым от 29.11.41 г. на 19.00 на имя  начальника Сводного отряда ОМСБОН НКВД СССР майору т. Шперову в котором сообщается, что  группа под командованием младшего лейтенанта Бодрова получила задание взрыва моста через Яхрому между поселками Гусятино - Ильинское. Задание не выполнила вследствие прохождения фронта на данном рубеже. Младший лейтенант Бодров с группой  15 чел. не был пропущен и возвратился обратно. (РГВА ф.38843 оп.1 д.9 л.69, подлинник). Возможно, что ко времени прибытия группы мл.л-нта Бодрова фронтовые подрывные команды уже минировали мост или уже он был ими взорван. Поэтому участие его не потребовалось.

3) Командный состав:
Генерал-майор Галицкий Иван Павлович родился 9.2.1897 г. в деревне Зимницы Куйбышевского района Калужской области, советский военачальник, Герой Советского Союза, кандидат военных наук, доцент. С первых дней Великой Отечественной войны заместитель начальника Главного военно-инженерного управления (до ноября 1941 года) и начальник штаба инженерных войск Красной Армии (с ноября 1941 года по апрель 1942 года) – начальник оперативной инженерной группы Западного фронта (ноябрь-декабрь 1941 года). В  годы Великой Отечественной войны занимал важные командные должности в войсках различных фронтов. После войны на командных должностях и на научно-педагогической работе в учебных заведениях МО СССР. Награжден многочисленными боевыми наградами СССР и иностранных государств. С 1957 года генерал-лейтенант инженерных войск Галицкий находился в запасе. Жил в Москве. Умер 2.3.1987 г. Похоронен на Кунцевском кладбище.
Подполковник Рохлин Николай Евгеньевич 1904 года рождения, уроженец Днепропетровской области, украинец, член ВКП(б) с 1930 года, образование высшее, окончил Высшую пограничную школу НКВД и Военную академию им. М.В.Фрунзе, преподаватель Высшей Школы НКВД в г.Москве, с июля 1941 года командир 2-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, затем с октября 1941 года командир 1-го МСП ОМСБОН НКВД СССР. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Участник битвы за Москву.
Майор Шперов Михаил Никифорович (1908- ). Уроженец Ивановской области. С апреля 1936 г. – слушатель Военно-инженерной академии РККА им. Куйбышева, по образованию инженер-строитель. С мая 1941 г. – старший помощник начальника отдела ГУ МПВО НКВД, с июля 1941 года начальник инженерной службы 1-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 г. – начальник инженерной службы ОМСБОН НКВД, с марта 1943 г. – заместитель командира ОМСБОН НКВД, в октябре 1943 г – начальник отдела боевой подготовки ГУ МПВО НКВД, с августа 1956 г. – начальник штаба МПВО г.Москвы. генерал-майор (1958).
Капитан Прудников Михаил Сидорович  родился в 1913 году, в 1940-41 годах — курсант Высшей пограничной школы Народного Комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР в Москве. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года — командир боевой группы 9-го Отряда Специального Назначения 3-го батальона 1-й Бригады Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, на основании приказа №С/7 от 1.8.41 г. командира 1-й бригада за подписью полковника Орлова был назначен на должность командира пулеметной роты. 26 августа 1941 года на основании приказания 1-й Бригаде за №С-93 старший лейтенант Прудников со всем личным составом и материальной частью выбыл в распоряжение командира 2-й бригады войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР. Последовательно занимал должности начальника разведывательного отделения бригады, адъютанта батальона. Затем командир батальона 2-го МСП Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН). Участник битвы за Москву. С февраля 1942 года по май 1943 года М.С. Прудников являлся командиром оперативной группы, а затем партизанской бригады «Неуловимые» на территории Витебской и Барановичской областей Белорусской ССР. В сентябре 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Прудникову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1749). После войны продолжал службу органах НКВД-МВД-МГБ, в ГУПВ КГБ при СМ СССР в должности начальника отдела-заместителя начальника Разведывательного Управления. Генерал-майор.
Капитан Молчановский Арсений Александрович 1908 года рождения, уроженец Вологодской области Верховье Торногского района д.Полкинска, окончил 3 пограничную школу НКВД, прибыл из ВШВ НКВД (на учебу прибыл с должности командира батальона), последовательно занимал должности командира боевой группы, Отряда специального назначения Бригады Специального Назначения войск Особой Группы при наркоме внутренних дел Союза ССР. Командир 2 батальона 2-го МСП ОМСБОН НКВД СССР. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года,  участник битвы за Москву.   
Капитан Коровин Петр Алексеевич 1908 года рождения, уроженец Сталинградской обл., с.Лепсинск, образование низшее, окончил 1-ю пограничную школу, слушатель ВШ НКГБ с июля 1941 года старший адъютант батальона Бригады Специального Назначения войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 года командир батальона 1-го МСП ОМСБОН НКВД. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года, участник битвы за Москву
Капитан Мирковский Евгений Иванович  1904 года рождения, уроженец Минска. Белорус. Образование среднее, сдал экстерном в 1940 году, опыт оперативной работы, слушатель ВШ НКГБ. Член ВКП(б) с 1927 по 1941 год. Трудовую деятельность начал слесарем бондарной мастерской в г.Дмитриев-Льговский курской губ, бетонщиком на строительстве в г.Минске. С 1927 г. в органах ОГПУ. С 1929 г. — сотрудник полномочного представительства ОГПУ по БССР. С 1927 по 1941 г. служил в погранвойсках на западной границе. В 1932 г. окончил Минское военное пехотное училище, в 1939 г. участник освободительного похода в Западную Украину и Западную Белоруссию. Заместитель начальника 2 пограничного отряда ПВ НКВД Молдавской ССР по разведке (г.Калараш Бессарабия). С июля 1941 года командир 9-го Отряда 1-й Бригады Специального Назначения войск Особой Группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 года командир 9 роты 1-го МСП ОМСБОН НКВД. С марта 1942 года по сентябрь 1944 года командир специального разведывательно-диверсионного отряда «Ходоки», развернутого в специальный партизанский отряд имени Дзержинского, действовавший на территории Орловской, Житомирской, Черниговской, Гомельской и Брестской обл., а также в Польше. Удостоен высокого звания Героя Советского Союза. С 1944 по 1956 годы на руководящей оперативной работе в органах НКВД-НКГБ-КГБ. Участник битвы за Москву. Уволен в запас из органов государственной безопасности по состоянию здоровья.
Старший лейтенант Мальцев Алексей Петрович 1908 года рождения, уроженец Ивановской области, Верниковский район д.Поздняково, окончил 3 пограничную школу НКВД, слушатель ВШ НКВД. С начала Великой Отечественной войны назначен командиром отряда, затем командир батальона  Бригады Специального Назначения войск Особой Группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 года командир 1 роты 2-го МСП ОМСБОН НКВД. Погиб 18.11.1941 год при выполнения задания на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками.
 Лейтенант Золин Сергей Сергеевич старший инспектор ОСБП городского отдела НКВД г.Вильно в августе 1942 года был назначен командиром 1 боевой группы 8 Отряда 3 батальона 2-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, затем был назначен помощником командира Отряда, с октября 1941 года помощник командира роты и командир роты командир 2-й роты 1 батальона 2-го МСП ОМСБОН. Убит в бою с немецко-фашистскими захватчиками 23.11.41 г. на северной окраине дер. Давыдовка (Ленинградское шоссе правая сторона от Москвы), оставлен на поле боя. Командир взвода Лавров успел взять у него только пистолет, на попытки вынести командира роты, противником открывался сосредоточенный огонь.
Старший лейтенант Шестаков Анатолий Петрович начальник штаба батальона ВВ НКВД Западно-Сибирского округа, с июля командир 1-го Отряда Особого Назначения 1-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 года начальник штаба (старший адъютант) 1 батальона 2-го МСП ОМСБОН НКВД. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года. В 1942 году командир отряда специального назначения «Славный» действующего в тылу фашистских войск, громил его важнейшие железнодорожные коммуникации. Участник битвы за Москву.
           Старший лейтенант Манусов Наум Иосифович, уроженец г.Черкассы, окончил АКТУС, помощник командира саперной роты 3-го полка ОМСБОН НКВД в июле 1941 года назначен на должность помощника командира саперной роты 1-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при наркоме внутренних дел Союза ССР, с октября 1941 года командир Отдельной саперной роты ОМСБОН НКВД СССР. Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Участник битвы за Москву.
          Старший лейтенант Скоробогатько Семен Евдокимович 1907 года рождения, украинец, из крестьян, образование среднее, окончил 2-ю Объединенную пограничную школу НКВД СССР, слушатель Высшей пограничной школы НКВД СССР. С началом Великой Отечественной войны в июле 1941 года назначен командиром 3 боевой группы 7 Отряда 1-й Бригады Специального Назначения войск Особой группы при Наркоме внутренних дел Союза ССР, затем командир Отряда, а с октября 1941 года командир роты 1-го МСП ОМСБОН НКВД. Летом 1942 года командир Оперативного отряда Орджоникидзевской дивизии НКВД создавал минные поля и инженерные заграждения в районах Краснодара, Майкопа, Грозного, Махачкалы и др. Участник битвы за Москву.
21.09.2011 г. Александр Слободянюк   
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #10 : 29 Сентябрь 2011, 20:10:34 »
157-й промполк охранял этот объект до последних мгновений до взрыва.

Диверсия с именем Cталина
Взрыв Днепрогэса «сдал» в плен две армии и смыл несколько сел вместе с жителями.
22 июня страна отмечает очередную печальную дату своей истории  начало Великой Отечественной войны. Казалось бы, столько лет прошло, а война все еще хранит и хранит свои тайны. Одну их них удалось раскрыть репортеру «МК». То, что произошло 18 августа 1941 года на Юго-Западном фронте, до сих пор было известно лишь очень узкому кругу лиц.
Тогда, при отступлении наших войск, было принято решение взорвать Днепрогэс. О секретной шифровке знали единицы. Но операция прошла не так, как планировали. Заряд не рассчитали, в результате в теле плотины образовалась брешь в 5 раз больше расчетной. Мощный поток воды хлынул в нижнее течение Днепра. Гигантской волной были смыты все прибрежные села с местными жителями, разрушены понтонные переправы наших войск. В результате наводнения бойцы двух общевойсковых армий и кавалерийского корпуса в большей своей части попали в окружение и плен.
Вину за случившееся возложили непосредственно на исполнителей взрыва  подполковников Бориса Эпова и Алексея Петровского. Их объявили диверсантами и едва не расстреляли перед строем солдат. Только спустя годы один из чудом выживших подрывников  Борис Александрович Эпов  рассказал коллегам о том, что на самом деле произошло 18 августа на Днепрогэсе.
20 тонн тола
Борис Эпов, ученик генерала Карбышева, разработчик новейших образцов мин и минных заграждений, участник разрушения храма Христа Спасителя, был опытным подрывником, выполнявшим специальные секретные задания на разных фронтах Великой Отечественной. Летом 41-го судьба забросила его на Юго-Западный фронт именно тогда, когда там сложилась угрожающая обстановка: к Днепру продвигались 14-й механизированный корпус немцев и танковая армия Клейста. Фашисты торопились захватить Днепрогэс и использовать плотину для переправы.
Объект, имевший стратегическое значение, охранял 157-й полк НКВД. Когда немцы переправились на остров Хортица в трех километрах от станции, стало ясно, что Днепрогэс надо готовить к взрыву.
Нам чудом удалось найти письменные воспоминания начальника инженерного управления Южного фронта полковника Шифрина. «Командование фронта исключало саму возможность разрушения флагмана советской гидроэнергетики, на строительство которого были затрачены огромные усилия всей страны»,  делился пережитым полковник.
Видя, что никто из командования фронта не хочет брать на себя ответственность за столь серьезное мероприятие, Шифрин связался по спецсвязи с начальником Главного военно-инженерного управления Котляром.
На следующий день в инженерное управление Южного фронта пришла шифровка за подписями Сталина и Шапошникова. В постановлении было сказано: «В случае крайней необходимости разрешается произвести разрушение Днепрогэса». При этом подробно указывалось, что нужно взорвать: мост, тело плотины в двух местах, шлюз и мост через шлюз.
Шифрин попросил Котляра доставить на фронт качественную взрывчатку  тол. (Взрывчатые вещества в начале войны инженерные войска централизованно не получали. Подрывные работы приходилось производить с помощью бракованных авиабомб и снарядов.  Авт.)
Через два дня из Москвы на фронтовой аэродром прибыли два самолета «ТБ-3» с 20 тоннами тола. Сопровождал груз опытный подрывник подполковник Борис Эпов.
Для связи с инженерным управлением фронта ему в пару дали специалиста технического отдела подполковника Петровского.
«Вся работа по подготовке взрыва производилась в тайне от командования фронта, так как санкцию на это Военный Совет фронта не дал»,  воспоминал Шифрин.
«Не взрывать!» — прозвучало одновременно с поджогом бикфордова шнура
Помимо письменных описаний событий того времени репортеру «МК» удалось разыскать Тимофея Саламахина, служившего во время войны командиром взвода, позже  помощником начальника штаба 516-го отдельного инженерно-саперного батальона. Не раз за время своей службы Тимофей Михайлович слышал от командира дивизии: «С отходом последней нашей группы взорвите мост. Оставите на том берегу хоть одну нашу телегу  расстреляю, оставите мост немцам невзорванным  расстреляю». С Эповым Саламахин встретился уже после войны, на кафедре взрывного дела и минно-взрывных заграждений Военно-инженерной академии имени Куйбышева. Тогда-то легендарный взрыватель Днепрогэса и поведал другу подробности событий тех дней.
 Обстановка на фронте ухудшалась с каждым часом. Грузовики со взрывчаткой сходу загнали в верхнюю потерну  тоннель в теле плотины, соединяющий правый и левый берега,  рассказывает Тимофей Саламахин.  Бориса Александровича удивило, насколько качественно была построена электростанция: через стыки ежесекундно просачивалось не больше стакана воды. Ветераны Днепростроя поведали, что строили ГЭС настолько на совесть, что даже бетон строители месили ногами. Тем обиднее было взрывать легендарную ГЭС, но приказ есть приказ.
Все понимали, что надо устроить такой взрыв, чтобы он помешал немецким войскам использовать плотину для переброски сил и техники, а с другой стороны  оставить возможность после окончания войны быстро восстановить гидростанцию.
Практики подобных взрывов у специалистов не было, как и времени на основательные расчеты, тем более на какие-либо пробные или лабораторные исследования. Прикинули, что 20 тонн тола должно хватить для небольшого разрушения плотины. Чтобы взрывная волна пошла в нужном направлении, место закладки взрывчатки решено было забить мешками с песком с двух сторон: с западной и восточной. Но немцы открыли ураганный обстрел электростанции из минометов, и с восточной стороны мешки с песком установить саперы не успели  заряд остался открытым.
 Фашисты рвались к плотине. Когда личный состав первого батальона бутылками с зажигательной смесью поджег четыре танка врага на подступах к станции, охранный полк НКВД через инспекторские галереи вынужден был перейти на левый берег Днепра,  продолжает рассказывать Тимофей Саламахин.
И тут наступил «момент истины». Когда Борис Эпов поджег зажигательную трубку, он увидел бегущего к нему посыльного от члена Военного Совета Южного фронта армейского комиссара Запорожца. В руках у гонца был приказ: ГЭС не взрывать, так как планируется провести контратаку, переправив через плотину 10 танков, подхода которых командование ждет с минуты на минуту. Но у Эпова был приказ от своего начальства. К тому же обрезать горящий бикфордов шнур было небезопасно. Все бросились прочь из тоннеля. В 18.00 прогремел оглушительный взрыв.
 Глыбы расколотого ударной волной бетона напором воды были сброшены в нижнюю часть плотины, в результате вместо расчетных 35 метров образовалась брешь длиной 165 метров, то есть в 5 раз больше расчетной,  рассказывает Тимофей Саламахин. Такого разрушительного эффекта не ожидал никто.
За исполнение приказа  расстрел
Прорывная волна высотой около 25 метров хлынула вниз по руслу реки. Гигантский поток снес на своем пути все прибрежные села, похоронив под собой несколько тысяч мирных жителей. Войска фронта отходили с боями за Днепр, от Никополя до Херсона, по переправам, наведенным фронтовыми понтонными батальонами и дорожными войсками фронта.
Никто из комендантских служб не был предупрежден о взрыве Днепрогэса. В образовавшемся водопадном сливе оказались отходящие за реку бойцы, ополченцы, техника, пытающиеся эвакуироваться местные жители, колхозный скот…
«Взрыв плотины резко поднял уровень воды в нижнем течении Днепра, где в это время началась переправа двух наших армий и кавалерийского корпуса»,  описывал события тех дней командовавший Южным фронтом генерал армии Тюленев.
В результате активного сброса воды возникла обширная зона затопления. Две общевойсковые армии и кавалерийский корпус были отрезаны при переправе. Часть бойцов в тяжелейших условиях сумела переправиться через Днепр, большая же часть военнослужащих попала в окружение и плен.
Весь состав Военного Совета фронта находился в войсках. Оставшийся «на хозяйстве» в штабе начальник политотдела фронта генерал Запорожец был в панике. «Узнав о взрыве Эповым и Петровским Днепрогэса, он разразился грубой бранью: «Это диверсия! Где они?! Я лично их расстреляю завтра перед строем солдат!»  вспоминает Шифрин.
Подрывника Эпова и специалиста технического отдела Петровского за «преждевременный» взрыв арестовали. Начальник Особого отдела фронта лично забрал у подполковников оружие и приказал отправить их в подследственную тюрьму.
 Месяц, проведенный под арестом, был для Бориса Александровича как страшный сон, — рассказывает его друг Тимофей Саламахин.  Их с Петровским с ходу не пустили в расход только потому, что поступило срочное распоряжение о передислокации штаба вглубь обороны.
Началось дознание, угрозы, окрики: «На оправку! Руки назад!». Вызывали на ковер контрразведчики и начальника инженерного управления Южного фронта Шифрина. Как только ему в очередной раз задали вопрос: «Кто дал вам задание на диверсию  взорвать Днепрогэс?»  Шифрин, достав полученную шифровку, выпалил: «Сталин дал задание на эту «диверсию». Больше его в Особый отдел не вызывали.
А Эпову и Петровскому вручили обвинительное заключение. Подполковников объявили агентами иностранной разведки и должны были расстрелять. Но через несколько часов их доставили во фронтовую контрразведку, отобрали обвинительное заключение, дали бумагу и сказали: «Пишите, что вы к нам никаких претензий не имеете и что мы с вами хорошо обращались. Все, и можете идти. Вы свободны».
 А дело было в том, что начальник Главного военно-инженерного управления Леонтий Котляр попал на прием к Сталину,  рассказывает Тимофей Саламахин.  Главнокомандующий попросил Котляра подобрать двух опытных подрывников для выведения из строя Волховской ГЭС. Котляр со свойственной ему иронией и говорит: «Еще двух подрывников на смерть обречь». Сталин с недоумением спрашивает: «Как это  на смерть обречь?» Тут выяснилось, что за взрыв Днепрогэса два подполковника ожидают расстрела. «Как?  удивился Сталин.  Вот перестраховщики!»  и дал команду немедленно Эпова с Петровским освободить.
Перед отлетом в Москву Борис Александрович, вооружившись биноклем, попросил разрешения у Шифрина съездить посмотреть на результаты взрыва плотины. На следующий день, 20 сентября, Эпов убыл в Москву. Потом он постоянно выезжал на фронт для организации минных заграждений, участвовал в разминировании освобожденных от противника Смоленска и Сталинграда. За разработку новых конструкций противотанковых мин Борис Эпов стал лауреатом Сталинской премии. Но всю жизнь помнил о фронтовой контрразведке, сорванных с озлоблением в августе 41-го погонах.
Из сообщения Совинформбюро: «В результате взрыва Днепрогэса войска фронта задержались на этом рубеже более месяца. За это время было демонтировано и эвакуировано в глубокий тыл оборудование всех промышленных предприятий Запорожья».
Во всех официальных документах до сих пор значится: при взрыве и затоплении территории погибли исключительно гитлеровцы.

Светлана Самоделова, «Московский комсомолец»

http://www.city-n.ru/view/96527.html
« Последнее редактирование: 29 Сентябрь 2011, 20:56:22 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #11 : 30 Сентябрь 2011, 14:03:59 »
29.11.1941 г. Разрушение яхромского моста

28.11.1941 г. немецким войскам удалось захватить мост через канал "Москва - Волга" в районе Яхромы. Неподалеку был шоссейный мост, который советским саперам удалось взорвать, а железнодорожный мост был захвачен нетронутым. На восточном берегу канала окопались пехотинцы, которые не могли противостоять отряду противника, поддержанному танками. Разрушить мост было поручено силами авиации.
Выполняя приказ Ставки, летчики разрушили мост. Но вот кто был истинным автором этого подвига?
Ниже привоятся два абсолютно разных описания этих событий. Общим является только упоминание об абсолютно нелетной погоде.

1. По данным Д.Хазанова /1/ мост разрушили летчики 150-го бап (46-я ад, раг И.Ф.Петрова). Они смогли поразить бомбой основание моста. Наземные войска подтвердили, что мост вышел из строя и переброска неприятельских частей на восточный берег прекратилась.
По представлению Г.К.Жукова, ведущий шестерки СБ, которая сумела при неблагоприятной погоде добиться точного бомбометания, младший лейтенант Ф.Т.Демченков был удостоен звания Героя Советского Союза.

2. По данным Г.Удинцева /2/ мост был разрушен экипажем ДБ-3 бап Бицкого: командир экипажа П.П.Глазков, штурман С.П.Чугуев.
29.11.41 г. полку была поставлена боевая задача: "Уничтожить ж/д мост через канал Москва-Волга у населенного пункта Яхрома". Причем, выполнить задачу следовало любой ценой. Командир полка Б.В.Бицкий вызвал добровольцев. Откликнулись все. Тогда он был вынужден назвать фамилии командиров экипажей. Было выделено 6 экипажей наиболее опытных, летающих в любых метеоусловиях. В числе шести экипажей был назван и экипаж Глазкова.
Полк базировался на полевом аэродроме Огарево Почково (25 км севернее Сасово). Время вылета: 17.30-18.00. Погода в районе аэродрома: облачность 10 баллов, высота нижней кромки облаков 100-150 м, поземка, высота верхней кромки облаков 300 м.
Все шесть экипажей шли к цели над облаками и не смогли пробиться к цели сквозь сплошную облачность. Все отбомбились по запасной цели - артиллерийским позициям противника западнее Москвы.
После подготовки самолетов те же шесть экипажей пошли на повторный вылет. Пять из них снова шли над облаками и во второй раз к цели не пробились.
Экипаж Глазкова решил идти под облаками. Вспоминает штурман С.П.Чугуев: Погода не улучшается. По-прежнему идет крупными хлопьями снег. Старт дан. Взлет нормальный. Ложимся на курс. Идем под облаками. Быстро мелькают темные и серые пятна. Под нами лес. Прошу экипаж информировать меня о пролете рек, дорог, населенных пунктов. Предупреждаю о подходе к первому контрольному ориентиру - река Ока. Вот вижу характерный изгиб реки, и весь экипаж в это время дружно кричит: "Смотри, река!" Благодарю их. Немного уклонились влево.
Исправляю курс следования, уточняю ветер по результатам пролета контрольного этапа, рассчитываю время прибытия на следующий контрольный ориентир - город Шатура. Погода стала резко ухудшаться. Пошел сильный снег, облачность понижается. Идем со снижением, облака прижимают нас к верхушкам деревьев лесного массива. Предупреждаю экипаж об истечении расчетного времени выхода на КО Шатура, и в это время справа по борту, метрах в 50, видим фабричную трубу, вершина которой выше нас. Под нами город Шатура. Погода не улучшается. Впереди Орехово-Зуево. Если так дальше следовать, то можем врезаться в искусственные сооружения. Предлагаю командиру набрать высоту с расчетом, чтобы видеть хотя бы только фон леса. Предложение принято. Набираем высоту. Высота 200 м. Слабо вижу фон леса. Набор высоты прекращаем. Проходим Орехово-Зуево точно по времени и месту. Здесь облачность выше. Хорошо виден город. Продолжаем полет по курсу.
Снег прекратился, видимость улучшается. Вот впереди показалось багрово-красное зарево. По расчетам, это город Дмитров. Подходим ближе. Да, это Дмитров. Обходим город. Беру курс вдоль канала и железной дороги на Яхрому. Высота 100 м. Мелькают верхушки деревьев. В глазах рябит. От напряжения идут слезы. Несколько минут полета этим курсом. Ура!!! Мы все видим мост. Мост слева. Замечаю, что с востока к нему идет белая полоска - это ложе реки, впадающей в канал. Решаем заход на мост производить вдоль этой реки, так как в условиях плохой видимости она облегчает нам выход на цель.
Одно дело решить, другое - сделать. Производим левый разворот с малым креном (блинчиком), во время разворота потеряли реку. Идем несколько минут курсом 90°. Пройдя километров 10-12, производим разворот на 180° для выхода на цель вдоль реки (расчетный курс на цель 280°). После разворота увидел реку. Доворачиваю самолет для выхода на реку, после чего ложимся на параллельный курс, удерживая реку слева по борту. Река слегка извивается, и мы не успеваем доворотами самолета удержать ее слева по борту. Впереди вижу высокую насыпь, моста нет. Во время пролета железной дороги видим мост слева метров в 100-150. Заход неудачный.
Повторяем все сначала. Результат тот же, только цель оказалась справа.
В конце концов после нескольких заходов выход на цель "пристреляли", но я не успеваю прицелиться по дальности. Очень поздно вижу мост, поэтому опаздываю с прицеливанием. Так повторяются десять холостых заходов.
Между заходами стараемся себя подбодрить. После десятого командир предупреждает меня о том, что горючего остается мало. Я ему говорю, что если на одиннадцатом заходе промажем, то давай таранить мост кораблем. Командир говорит: "Да, мост оставлять целым нельзя!" Все согласны. На одиннадцатом заходе с помощью экипажа я все же увидел мост раньше. Быстро приближается цель. В глазах рябит от мелькающих темных пятен, которые отчетливо видны на снежном покрове. Прицеливание по боковой наводке и дальности закончено. Нажатие боевой кнопки. "Бомбы пошли!" - кричу командиру. Командир дает полный газ и идет резко с набором высоты. Надо скорее уйти вверх, чтобы не подорваться на собственных бомбах. Мы в облаках. Взрыв бомб. Облака становятся красными. Самолет сильно бросило вверх. Докладываю командиру, что необходимо заход повторить для сброса оставшихся бомб (на земле было решено бомбометание производить серийно-залповое с двух заходов). Снижаемся, выходим под облака.
Снова повторяем маневр захода на цель. Теперь нам легче. Мы изучили все кустики. Легли на курс вдоль реки. Вдруг впереди по курсу вижу зеленые огни. Откуда? Что за огни? Подходим ближе - оказывается, под мостом горит электропроводка. Это облегчает мне прицеливание. Прицеливание закончено, нажимаю на боевую кнопку. Докладываю: "Бомбы пошли!" Командир снова резко идет с набором высоты. Яркая вспышка. Краснеют облака, резкий звук взрыва, самолет сильно бросает вверх. Делаем контрольный заход для просмотра результатов бомбометания. "Ура! Ура! Моста нет!" - кричим все. Берем курс домой, на свой аэродром. Командир говорит: "Ура-то ура, а горючки-то мало, так что веди точнее по маршруту!" По пути нет запасных аэродромов. Надо надеяться только на себя. Прошу командира набрать высоту, чтобы создать благоприятные условия для радиопеленгации. Радист запрашивает радиопеленг, а я произвожу прокладку пути, после чего настраиваюсь на свою приводную радиостанцию. Приводную слышу хорошо, индикатор показывает, что идем точно. Говорю командиру: "Веди по индикатору, это наша приводная!" Все мы рады, поем песни.
По расчету, до аэродрома осталось лететь 30 минут. Прошу командира начать снижение. Выходим на аэродром в облаках. Отметив проход приводной радиостанции, производим маневр для снижения и захода на посадку. Посадка выполнена отлично. Заруливаем на стоянку и выключаем моторы. Теперь можно вздохнуть свободно. Задание товарища Сталина выполнено."
Командир полка за успешное выполнение задания представил летчика и штурмана к званию Героев Советского Союза (Чугуев это звание так и не получил).
В апреле 1942 г., после отступления немцев под Москвой, саперы, восстанавливавшие мост, сообщили о характере повреждений моста: "Одиннадцать метров насыпи вместе с быком были вырваны взрывом бомб. Ферма моста обрушилась".


Источники информации:
1. Хазанов Д.Б. Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1942 гг. Оборонительный период. — М.: Издательский Дом "Техника-молодежи", 1999.
2. Г.Б.Удинцев. Вылет на яхромский мост. Правда об одном эпизоде битвы за Москву. — Московский журнал No. 12, декабрь 2003.
Работая с документами оперативного характерах, относямщимся к выполнению боевой задачи по подрыву моста в районе Яхромы я не нашел прямого указания на тех кто разрушил это мост. В Оперативной сводке указано - разрушен нашими войсками. Таки м образом вполне возможно, что это задачу выполнила советская тяжелая бомбардировочная дальняя авиация Резерва Ставки ВГК.
30.09.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #12 : 30 Сентябрь 2011, 15:03:32 »
   К 70 летию Битвы за Москву!
Бронепоезд № 73 НКВД СССР в боях за Дмитров.

 Бутовецкий Д.А. Баллада о бронепоезде.
//На огненных рубежах. М., 1986.
С.119 - 124

Бесшумно, не зажигая огней. Сквозь плотный мрак движется бронепоезд. Темным призраком скользит по рельсам его громада. С обеих сторон пути вплотную подступал лес. Тяжелые мохнатые лапы елей отливают серебром. Мрачные великаны напоминают часовых в длинных до пят тулупах. Стучат на стыках колеса, как будто кто – то выбивает морзянку: « Се–го–дня – бой …».

Тревожно на сердце у бойцов, никто не спит. Получен приказ: «Готовность к бою номер один».

23 ноября Малышеву было приказано убыть на станцию Дмитров, что в 70 километрах к северу от Москвы по Савеловской железной дороге. Дмитров – старинный русский город, ровесник Москвы. В центре города сохранился кремль, окруженный высоким валом. Город – крепость не раз защищал Москву, вставая на пути врагов. Не раз его сжигали, но он возрождался из пепла.

Теперь по этим местам катился грозный вал войны. Фашистские бронированные полчища старались замкнуть кольцо вокруг Москвы с севера. В последних числах ноября пали Солнечногорск, Клин, Рогачево. Гитлеровским стратегам казалось, что они близки к цели. Последним препятствием на их пути стали берега канала.

7 –я танковая дивизия фашистского рейха, первой вошедшая в Париж, везла в своем обозе наглаженные мундиры для парада на Красной площади, мешки с медалями «За взятие Москвы».

С ожесточенными боями отступали части 30 –й и 16 –й армий. У Дмитрова на пути врага со дня на день должны были развернуться соединения резервной 1 –й ударной армии. Но многие из них были еще в пути. Штаб армии, возглавляемой генерал – лейтенантом Василием Ивановичем Кузнецовым, уже приступил к работе. Командарм разместился в помещении средней школы № 1. В его распоряжении были пока лишь прибывшие батальоны 50- й и 29 –й стрелковых бригад. Реальной огневой силой стал бронепоезд № 73 войск НКВД, приданной 29 –й бригаде.

Все эти дни бронепоезд курсировал вдоль канала, охраняя мосты и переправы. Как вспоминал генерал – лейтенант инженерных войск И.П. Галицкий, 23 ноября командующий западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков дал указание усилить прикрытие советских войск инженерными заграждениями в направлениях Клин – Дмитров и Солнечногорск – Яхрома.

С падением Рогачева и Федоровки создалась непосредственная угроза каналу  Москва – Волга. Мосты через канал в Дмитрове и Яхроме были подготовлены к взрыву. Однако в ночь на 28 ноября фашисты неожиданно захватили мост через канал, разминировали его и переправились на восточный берег. Создалась серьезная угроза Москве.

На пути вражеской армады встал бронепоезд № 73 войск НКВД. Очевидец этого боя генерал армии Д.Д. Лелюшенко  ( тогда командарм 30 –й армии) так рассказывает об этом в своей книге «Москва – Сталинград – Берлин – Прага».

«Рассвет застал нас в Дмитрове. В городе было пустынно. Наших войск нет, только трехорудийная зенитная батарея стоит на площади возле церкви… Выскочили на машине на окраину и видим, как вдоль шоссе ползет более двух десятков вражеских танков. Перед ними отходит наша мотоциклетная рота, накануне посланная в разведку.

Критическое положение! Противник вот – вот ворвется в Дмитров, а здесь штаб армии, войск нет.

И тут, на наше счастье, на линии железной дороги Яхрома – Дмитров появился бронепоезд. Он с ходу вел огонь…»

Как же разворачивались события этого памятного для многих боя?

Ночь на 28 ноября уже шла к концу, когда Малышева на станции Вербилки вызвали к селектору. По тому, как он подтянулся, как свел к переносью густые черные брови, чувствовалось: поставлена важная задача.

- Звонил командарм 1 –й ударной, - сообщил Малышев комиссару Крискевичу. – Осложнилось положение у Дмитрова. Захвачена Яхрома, враг овладел мостом через канал. Надо его задержать во что бы то ни стало. Выезжаем немедленно.

И вот бронепоезд в пути. Он составлен так: впереди контрольная площадка, за ней броневагон, возглавляемый лейтенантом Сколышевым. В центре – обшитый бронированными листами паровоз. Там же командирская рубка. Вторая бронеплощадка, в отличие от первой, является самоходной, в бою она может действовать самостоятельно. Замыкает состав еще одна платформа. На ней плотно сидят десантники, приданные бронепоезду.

Лейтенант Жуков, командир второй бронеплощадки, откинул люк, жадно втянул знобкий, пьянящий запахами леса воздух, огляделся. Блеклый ореол вокруг луны, яркая россыпь звезд предвещали ясный морозный день.

Невольно с сочувствием подумал о десантниках: нелегко им на ветру. Сидя на запасных рельсах, сложенных штабелями, они жмутся друг к другу, пытаясь согреться. Курить строжайше запрещено, приняты все мерны маскировки. Появление бронепоезда должно быть неожиданным для противника.

Приближался Дмитров. Бронепоезд шел самым тихим ходом. Открыв дверку, стоя на подножке, Малышев напряженно всматривался в серый сумрак.

В группе стоящих у станции людей он узнал командующего.

Спрыгнув с подножки, взметнул руку к виску:

-     Товарищ генерал…

-     Время дорого, выполняйте приказ, - прозвучал голос командира

Кузнецова. – Передайте экипажу: Родина на вас надеется. Надо остановить врага, задержать его хотя бы на несколько часов.

Приказав комиссару перейти в броневагон Жукова, Малышев забрался в будку к машинистам. Оглянувшись, заметил стоявший в углу на столике патефон.

-      С песней и умирать не страшно, - широко улыбнулся старший машинист Шимачек.

Но вот лица посерьезнели. Для кого – то из них этот бой, возможно станет последним.

Остался за спиной выходной семафор станции. Посветлело. Невысокая поросль не мешала обзору. Впереди – за каналом – показались строения Яхромы, длинные фабричные корпуса, избы раскинувшейся на горе деревни Подолино.

Еще за переездом, у пакгаузов, где железнодорожная ветка разделилась надвое, по приказу Малышева ушел вперед по правому пути мотоброневагон Жукова. Следом – уступом – двинулся и паровоз со второй площадкой.

А впереди, у Яхромы, уже метались зарницы орудийных выстрелов, захлебывались в скороговорке пулеметные очереди. Это отходил с боями стрелковый батальон 29 –й бригады. С Перемиловской высоты его поддерживала огнем артиллерийская батарея.

Но силы были явно неравны. Гитлеровские танки вырвались на Дмитровское шоссе. А с крутой горы – заметные издали – направлялись к мосту новые и новые меченные крестами бронированные машины.

С донесением о ходе боя прибыл к Малышеву связной из взвода разведки. Высланные вперед на бронедрезине разведчики во главе со старшим сержантом Борисом Зулаевым были внезапно обстреляны из засады. Погиб комсорг бронепоезда Иван Григоренко, жизнерадостный комсомольский вожак с Винничины.

-      По немецко – фашистским захватчикам – прицельный огонь! – раздался зычный голос Малышева.

Сотрясая небо и землю, дружно ахнули пушки. Заговорили бортовые «максимы», башенные пулеметы ДТ. С платформ быстро соскочили десантники, рассредоточились, заняли оборону.

Вот загорелся один, другой танк. Уже четыре костра пылают там, на шоссе. Огневой вал перенесен за канал. Туда, к Яхромскому мосту, устремляется темный поток вражеской пехоты, бронетранспортеры, мотоколяски с автоматчиками.

И вновь слышен громкий голос командира:

-     Прицел 20, беглый шквальный огонь!

Командир орудия Сергеев – весь внимание. Вот на горе у опушки леса – яркая вспышка. Это неприятельская батарея. Она берет бронепоезд в вилку. Меткий выстрел – и батарея смолкает.

-     Молодец! – слышит Сергеев спокойный голос лейтенанта Сколышева. Тот и в бою сдержан, корректен.

-     Вы что, заснули? Прямо – танки! – врывается в башню чей – то резкий голос. Это кричит командир бронепоезда Малышев.

Быстро стреляет Сапронов. Танк закружился на месте. Еще снаряд – застыл как вкопанный.

-     Еще один! – совсем близко раздается тот же властный голос.

Но вот враг оправился от первого потрясения. Снаряды рвутся прямо у колес бронепоезда. Машинист Михаил Степанович Погорельский то стремительно уводит поезд вперед, то бросает назад. Танки врага и бронепоезд бьют друг в друга прямой наводкой.

Новый вал вражеской пехоты на автомашинах движется со стороны Яхромы. Петр Мурдид, пулеметчик из расчета Николая Фомичева, вовремя заметил опасность. Припав к пулемету, открыл огонь по передней машине, тут же перенес его в хвост колонны. Движение застопорилось.

-    Крепко накрошили фрицев! – с одобрением сказал пулеметчику его командир.

-    За чим прийшли, тэ й найшлы, - в минуту волнения Петр Мурдид переходил на свой родной украинский язык. И снова «максим» заговорил в его руках.

Малышев руководил боем, стоя на площадке. Внезапно шальная (а может, снайперская) пуля угодила в звездочку на шапке и ушла рикошетом. Родная звездочка, как талисман, спасла жизнь командиру.

-     Врешь, не убьешь! – запальчиво крикнул Малышев. Но уже через мгновенье послышался сильный взрыв. Воздушной волной его сбросило на землю.

Раздался чей – то крик:

-     Командира убили!

Тотчас из бронепоезда выскочил старший сержант Николай Фомичев.

-     Вы живы, товарищ командир?

-     Жив, - послышался голос Малышева. Он был контужен, повредил руку, но уже начал приходить в себя. – Что там у вас?

-     Все пулеметы перегрелись, - ответил Фомичев.

Морщась от боли, Малышев указал на зенитные установки, стоявшие на открытых железнодорожных платформах.

-     Понял, товарищ командир.

Не раздумывая, Фомичев вскочил на платформу и открыл огонь по врагу. И вновь заметались фигуры в шинелях мышиного цвета. Встав во весь рост, коммунист Николай Фомичев расстреливал одну ленту за другой. Счетверенные пулеметы были заряжены вперемешку трассирующими, зажигательными, бронебойными патронами.

Задыхаясь, Николай соскочил с платформы. Несмотря на мороз, темный струйки пота стекали из – под шлема. Малышев поблагодарил его за отвагу.

-     Пока живы, Москву не сдадим, - ответил Фомичев.

Это были его последние слова. Осколок снаряда сразил героя, и он рухнул на землю.

Между тем, тяжело складывался бой у Жукова. Отсекая танки и пехоту врага от моста, его артиллеристы подбили несколько танков. Загорелась и кувыркнулась под откос танкетка. Но и ответный огонь усилился. Снаряд угодил прямо в командирскую рубку. Словно ножом, срезало петли, и массивная бронированная дверь завалилась внутрь площадки, ударила комиссара Крискевича, отбросила его к стене. Оглушило водителя Бардакова, он потерял сознание.

Второй снаряд разорвался в башне первого орудия. Обливаясь кровью, упал командир орудия сержант Лякин, ранены наводчик Петров, заряжающий Бульбин. Каким – то чудом остался невредим замковый Григорий Захожий.

Осколок снаряда попал в штурвал второго орудия и заклинил его. Командир орудия Николай Иванов и наводчик Василий Кулешов молча переглянулись: пушка вышла из строя, положение осложнилось. Но оглушенные взрывами, окровавленные, они будут стоять до конца, решив умереть, но не сдаваться.

Та – та – та … - Это пулеметные расчеты сержантов Григория Павловского и Леонида Калашникова ведут меткий огонь, прижимая пехоту противника к земле. Но долго ли устоишь без орудий? И как быть с ранеными: они истекают кровью. Вот, шатаясь, поднялся комиссар.

-     Нужно вывести площадку из боя, - сказал он Жукову. – Что с Бардаковым? Жив ли?

Лейтенант склонился над водителем. С облегчением услышал его шепот:

-     Поведу…сам…

Бронеплощадка благополучно подошла к пакгаузам станции Дмитров. Раненых спешно вынесли. Прибыл военфельдшер Иван Никифорович Куц. Он, как всегда, хладнокровен, спорыми, уверенными движениями обрабатывал, перевязывал раны.

Не терял времени и Антон Иванович Жуков. Из вторых номеров пулеметчиков составил орудийный расчет. Наводчиком к первому орудию назначил Василия Кулешова, замковым Захожего, заряжающим Радченко. Два бойца подавали снаряды.

Положение первой бронеплощадки к тому времени стало критическим. Снаряд угодил в сухопарник паровоза. Взмыло кверху белое облако пара, скрыв его, как дымовой завесой. Если огонь проникнет в нефтяной бак, тогда – конец. Без паровоза бронеплощадка беспомощна.

-     Петр Данилович, постарайся пригнать другой паровоз, - приказывает Малышев своему помощнику капитану Сувилову. Тот бросился по рельсам в сторону станции, не обращая внимания на рвущиеся снаряды и мины. Только бы на станции был паровоз.  В этом спасение его боевых друзей. Лейтенант Сколышев докладывает командиру, что на исходе снаряды. И в это время со стороны Дмитрова показался броневагон Жукова. Он вел огонь изо всех орудий.

И усталые, израненные, окровавленные люди почувствовали новый прилив сил.  Они, коммунисты и комсомольцы, не пощадят своей жизни, чтобы не допустить врага к Москве.

Вскоре паровозная бригада в составе машиниста А. Доронина, его помощника И. Лаврова и кочегара И. Мирошниченко по распоряжению начальника станции П.Н. Авдолетова пригнала к бронепоезду резервный локомотив СУ – 200 –87. Путь ему под сильным артиллерийским обстрелом открыла стрелочница Маша Литневская.

До самой ночи не затихали раскаты сражения.  В этот день враг не прошел (с.119 – 124).
info.idmitrov.ru/dmvov.html
30.09.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #13 : 11 Октябрь 2011, 08:41:03 »
Москва в тротиловом эквиваленте

 
Владимир ВОРОНОВ
Специально для «Совершенно секретно» 


 
ИТАР-ТАСС
 

Десятого июля 2005 года строители, зачищавшие фундамент снесенной гостиницы «Москва», наткнулись на клад, содержимое которого ошарашило даже видавших виды саперов: десятки ящиков тротила. Всего было найдено свыше тонны взрывчатки, 1160 кг! Взорваться эта бомба замедленного действия могла от чего угодно: от случайного пожара, салюта, сотрясений поездов метро, от грохота строительных работ на Манежной площади или при разборке самой гостиницы. От здания Госдумы и Исторического музея остались бы руины, торговый центр под Манежной площадью был бы погребен, в момент был бы уничтожен узел метро, где сходятся три ветки. И взрывы домов в Москве 9 и 13 сентября 1999-го показались бы детской шалостью.

Кто, когда и зачем заложил взрывчатку в самом центре столицы? И главное, почему ее вынули только сейчас?

Самое пикантное, что на эти вопросы власти конкретного ответа не дали. Единственную внятную версию (что все это осталось со времен минирования Москвы осенью 1941-го) – высказали лица неофициальные. Выходит, заминированную столицу так и не разминировали полностью? Но почему?

Воспоминания террориста № 1

Давно не секрет, что в октябре 1941 года вопрос о сдаче города считался почти решенным. Первые немецкие мотоциклетные разъезды уже маячили в районе Речного вокзала, а резервов, чтобы закрыть брешь, практически не было. Те же, что имелись, должны были вступить в бой в самый последний момент и в самом центре: возле Красной площади. Посему Сталин, готовясь к своей эвакуации из Москвы, прикрывшись соответствующим постановлением ГКО (№ 740 сс от 8 октября 1941 года), отдал приказ о «проведении специальных мероприятий»: минировании не только дальних подступов к Москве и стратегических объектов, но и всех трасс, по которым немцы могли пройти к Кремлю. В первую очередь речь шла о Ленинградском шоссе, Ленинградском проспекте, улице Горького (Тверская) и других «танкоопасных» улицах – нынешние Большая Дмитровка, Большая Никитская, Воздвиженка и, возможно, Знаменка.

Вся эта огромная территория вошла в зону ответственности ОМСБОН – отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД: она ее минировала, она же должна была ее оборонять, она же – взорвать. Эта бригада находилась в подчинении старшего майора госбезопасности (соответствует общевойсковому званию генерал-майор) Павла Судоплатова, возглавившего 3 октября 1941-го 2-й отдел НКВД (террор и диверсии в тылу противника). Нацеливали бойцов ОМСБОН почти исключительно на диверсии и террор: пробраться к объекту, заминировать, взорвать.

Доступных документов на предмет того, как и чем занимались бойцы бригады в осенние дни 1941-го, практически нет: даже те документы, что до поры числились в архиве в открытом доступе, в 1980-е вновь были засекречены. Как, например, написанная от руки в 1944-м сводная таблица – подготовительный материал к отчету о деятельности бригады за годы войны. Как раз там и есть интересующая нас графа: «Деятельность бригады в период обороны Москвы». Пункт номер один – «Обеспечение революционного порядка на улицах Москвы»: весь центр Москвы был отдан под контроль ОМСБОН. Но более интересный для нас пункт значится вторым: «Подготовка спецмероприятий по личному устному указанию Наркома Внутренних Дел».

Каких именно? Про это ни слова, хотя догадаться легко: под это мероприятие уже выделена группа комсостава ОМСБОН под командованием майора Шперова – начальника инженерной службы бригады. Он возглавил группу примерно из двух десятков командиров (заметим, рядовых бойцов ОМСБОН к этому секретному делу пока не подпускают). Им выделяют километры шнура, бикфордова и детонирующего, огромное количество взрывателей и тонны взрывчатки.

Известны, правда, и другие документы. Их два. Боевой приказ № 1 от 15 октября 1941 года по ОМСБОН: «...Противнику удалось занять города Можайск и Малоярославец... ОМСБОН, составляя резерв 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД, к 7.00 16.10.1941-го занять районы: Площадь Свердлова [Театральная], Красная площадь, площадь Маяковского в готовности действовать в направлениях: Ржевский вокзал [Рижский], Ленинградское шоссе, Волоколамское шоссе...»

В другом документе речь о том, что первый приказ на минирование диверсанты НКВД получают 7 октября 1941-го. А две группы командиров направлены «для выполнения специального задания командования на территории г. Москвы»: «...7 октября 1941 года бригаде было приказано организовать отряд подрывников для минирования важных объектов и сооружений государственного и оборонного значения в Москве... С 8 октября по 20 ноября 1941 г. были проведены большие военно-инженерные... работы... в Москве и Подмосковье. Важные стратегические объекты столицы были заминированы». Это практически все, что можно проследить по документам открытого доступа.

Однако даже по этим скупым строкам нетрудно уяснить: минирование столицы – факт. А вот где, что и как минировалось, увы, не обозначено. Павел Судоплатов пишет: «Когда в октябре 1941 года меня вызвали в кабинет Берии, где находился Маленков, и приказали заминировать наиболее важные сооружения в Москве и на подступах к ней, такие как главные железнодорожные вокзалы, объекты оборонной промышленности, некоторые жилые здания, некоторые станции метрополитена и стадион «Динамо», взрывчатка должна была быть готова уже через двадцать четыре часа. Мы заминировали несколько правительственных дач под Москвой (среди них, правда, не было дачи Сталина)... Мы трудились круглые сутки, чтобы выполнить приказ».

 
Лаврентий Берия, по-видимому, знал о заминированных объектах все
ИТАР-ТАСС
 
Итак, есть устный (т. е. незадокументированный) секретный приказ Лаврентия Берии, отданный Судоплатову. И сам Судоплатов отдает своим подчиненным приказы устно и без свидетелей. Командиры групп тоже обходились без лишних формальностей, блюдя только нормы конспирации: никаких карточек минирования, никаких схем, все в голове.

Суд над Судоплатовым

Казалось бы, отогнали немцев, затем и вовсе войне конец – наверняка все разминировали. При настороженном отношении товарища Сталина ко всему, что было связано с террором, мог ли он забыть, как в 1941-м приказывал Берии заминировать половину Москвы?

Судоплатов не смог обойти этот вопрос в мемуарах. Вспомнив, что именно ему «было поручено руководить минированием дорог и объектов в Москве и Подмосковье, чтобы блокировать немецкое наступление в октябре 1941 года под Москвой», он обмолвится: «Но после того как немцев отбили, мины были сняты, причем делалось все это под строгим контролем по детально разработанному плану».

Однако когда Судоплатова арестовали в 1953-м, его обвинили в том, что он планировал использовать мины, установленные на правительственных дачах, для уничтожения советских руководителей. «Следователи заявляли, – пишет Судоплатов, – что мины могут быть приведены в действие дистанционным управлением по приказу Берии для уничтожения преемников Сталина. Все это было грубым вымыслом». Раз Судоплатову инкриминировали этот эпизод, значит, что-то на тех дачах нашли – иначе с чего бы суета?

Сам Судоплатов утверждает, что в 1953-м специалисты обследовали правительственные резиденции в районе Минского шоссе и ничего не нашли. «В прокуратуру был вызван мой заместитель полковник Орлов... он являлся начальником штаба войск Особой группы при НКВД и командовал бригадой особого назначения. Ему приказали обследовать совместно с группой сотрудников правительственные резиденции в районе Минского шоссе в поисках заложенных по моему приказу мин. Поиски продолжались полтора месяца, никаких мин не обнаружено». Значит, поиски вел заместитель Судоплатова. Как же он мог что-то найти, если, найдись что, его бы и взяли по той же расстрельной статье о терроре.

Кстати, именно от обвинения в преднамеренном минировании объектов яростно открещивались и Судоплатов, и Берия. Последний сознался во всем, в чем ему велели сознаться, но эту тайну так и унес в могилу.

Бомба к съезду

Рассказывает историк-архивист Александр Крушельницкий:

– В 1981 году я работал в одном из важных государственных архивов. Мне тогда пришлось много заниматься историей спецвойск, в том числе тех, что участвовали в обороне Москвы. Поэтому я не очень удивился, когда меня вызвал начальник и поставил задачу обеспечить срочную подготовку материалов, связанных с обороной Москвы. Вхожу в кабинет, там сидит полковник в форме инженерных войск. Меня представляют ему, а потом следует команда: «Поступаешь в распоряжение товарища полковника, он тебе поставит задачу, ты у нас человек знающий, болтать не должен».

Задачу мне тот полковник ставит в предельно общих чертах:

– По указанию директивных органов (то есть ЦК КПСС) нам с вами, вдвоем, без привлечения кого-либо, надо максимум за три дня найти ту информацию, которая мне нужна. Мне нужны документы дивизии имени Дзержинского, связанные с обороной Москвы в 1941 году, с сентября до ноября 1941-го.

Пришлось товарища полковника разочаровать, сказав ему, что дивизия им. Дзержинского, по данным, подтвержденным документально, с сентября по ноябрь 1941-го удирала по Волоколамскому шоссе за пределы Москвы, так что в обороне города не участвовала. В ответ полковник рявкнул: «Отставить! Выполнять, что сказано!»

 
Павел Судоплатов – почти все. Кто знает теперь и что именно?
ИТАР-ТАСС
 
На следующее утро, когда я пришел на службу, полковник уже стоял в вестибюле и нервно топал каблучком. Из чего я сделал вывод: «директивные органы» действительно не дремлют и с полковника результат требуют. Когда мы вновь начали работу, он мне говорит: «Ну ладно, ваши соображения».

Мои соображения заключались в том, что задача установления инженерных заграждений на подступах к Москве по Волоколамскому направлению, по направлению на Московское море и по Ленинградскому шоссе была поставлена лишь одной воинской части – Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения войск НКВД, которая тогда действовала в личном подчинении наркома внутренних дел Берии.

Тут полковник сразу заинтересовался: «А что же, – говорит, – вы раньше молчали?» На что я ответил, что товарищ полковник не хотел слышать ни о чем, кроме дивизии им. Дзержинского. И тогда мы обратились к этой бригаде...

Я еще не знал, что ищу. Видимо, товарища полковника эти «директивные органы» так настропалили по части секретности, что он боялся что-либо вообще сказать. В конце концов полковник отчаялся и понял: ему не выполнить задания, пока реальный исполнитель не будет знать свою задачу. Когда из трех дней, отведенных на поиски, в запасе у него остался один, он раскололся. Услышанное шокировало.

Как это обычно водилось, перед готовящимся XXVI съездом КПСС проводилась очередная зачистка Москвы. И соответствующие службы проверяли весь центр города на предмет взрывных устройств. Пришли в здание тогдашнего Госплана, там, где ныне Государственная дума. И совершенно случайно при проверке электропроводки в подвале обнаружились проводки, ни в какой из схем не обозначенные. Все было просто: кто-то из проверяющих слишком сильно хлопнул крышкой электрощита. Отвалился кусок штукатурки, а за ним открылся пучок проводов, уходящий в никуда. Буквально тут же выяснили: эти провода никак не подходят к задействованной в здании проводке. Более того, кто-то из бывалых людей тут же понял, что дело нечисто: шнур вообще оказался не электрическим, а... детонирующим, да еще и трофейным – немецким, образца 1930-1940-х годов!

Всю проводку простучали и нашли «клад»: в опорных местах подвала здания (который, между прочим, соседствует с сооружениями метрополитена) обнаружились огромные запасы взрывчатого вещества. Мне полковник сказал про несколько сотен килограммов. Одновременный подрыв всего заряда расколол бы здание Госплана на две части: одна половина завалила бы весь нынешний Охотный ряд до гостиницы «Москва», вторая – улицу Горького до гостиницы «Националь».

Сотрудники КГБ вызвали отчего-то специалистов из Главного военно-инженерного управления Министерства обороны, в том числе моего полковника. То, что установили взрывчатку в годы Великой Отечественной войны, догадались сразу: и упаковка была с соответствующей маркировкой, и шнур. Сразу подумали, что это был период минирования Москвы – слухи же ходили, что ее минировали. И тогда была поставлена задача: найти схемы минирования. Чтобы искать закладки не вслепую. Но главная печаль заключалась в том, что без малого за 40 лет, как сказал полковник, произошли необратимые изменения в структуре вещества: взрывчатка вела себя непредсказуемо. Можно было коснуться ее и взлететь на воздух, а детонация привела бы к тому, что сработало бы и все остальное. В том числе и то, что не нашли.

Так началось очередное секретное мероприятие: теперь разминирование. Почему этим занялись военные, а не то ведомство, которое, по логике, отвечало за закладку? По одной из версий, армейцев подключили потому, что именно там были лучшие саперы, а в КГБ тогда разминированием не занимались. Более вероятно, что тогдашний председатель КГБ СССР Юрий Андропов умышленно спихнул дело военным: случись что и громыхни – вся ответственность на армии, а чекисты в стороне – мы, мол, нашли и предупредили... К тому же возникало слишком много неудобных вопросов. А Андропову, перед которым как раз замаячила перспектива восхождения к верховной власти, шум вокруг вверенного ему ведомства был явно ни к чему...

Так или иначе, в столице впору было вводить ЧП. Но все несколько тысяч сотрудников Госплана продолжали оставаться на рабочих местах, ни о чем не догадываясь. Разумеется, не были оповещены и те сотни гостей столицы, что проживали в гостиницах «Москва» и «Националь» с примкнувшим к нему «Интуристом». А еще были тысячи курсировавших мимо машин и десятки, если не сотни тысяч пассажиров метро, которых от смертельных фугасов отделяло 20 сантиметров воздуха и 40 – бетона. И полковник, доверившийся архивисту Крушельницкому, пошел на служебное преступление, потому как иного выхода у него уже не оставалось: задание исходило с самого верха, его надо было выполнять срочно...

Александр Крушельницкий:

– Разъяснив мне ситуацию, полковник доверительно сказал: «Ну что, сделаем?» «Сделаем!» – бодро ответствовал я. Хотя это было чрезвычайно сложно: документы ОМСБОН я знал весьма подробно, но многие вещи там даже не упоминаются, в лучшем случае лишь подразумеваются. На протяжении оставшихся полутора рабочих дней мы честно перерыли с полковником все, что можно и чего нельзя. И лишь в самый последний момент, когда полковник, пригорюнившись, собирался уходить, вяло пробормотав, что отрицательный результат – тоже результат, попалась мне в руки бумажка: осенью 1941-го выделены бригаде для реализации «спецмероприятий по личному устному указанию Наркома Внутренних Дел» те самые километры бикфордова и детонирующего шнуров и тонны взрывчатки... На прощание полковник скажет: «Не буду напоминать тебе, что на эту тему распространяться не стоит. На всякий случай посоветуй своим (кому «своим», не уточнял), да и сам учти: в ближайшие 10-12 дней в этом районе ни ездить в метро или в машинах, ни ходить пешком не надо. Понял?!» «Понял, товарищ полковник!» И не ходил... Разумеется, в советской печати не появилось ни строки о героическом разминировании.

 
Большой театр – один из объектов, под который предположительно была заложена взрывчатка осенью 1941 года
 
А еще через пару лет в тот же архив явился руководитель съемочной группы документального фильма «Не отдали Москвы». Направление к нам у них было от самого Управления КГБ по Москве и Московской области. В заявке было сказано примерно следующее: согласно заказу КГБ СССР, готовится съемка фильма о героических защитниках Москвы. Идею же кино сформулировали по-идиотски: «Так же как солдат бережет последнюю гранату, чтобы взорвать врага вместе с собой, так и Москва, готовясь к почти неизбежному вторжению германца, подложила под себя несколько десятков тонн взрывчатки, желая поднять на воздух колонны врага». Солдат – он солдат, а вот взрывать-то город собирались вместе с мирными жителями! Ведь их ни в 1941-м, ни в 1981-м никто не предупреждал, что под них заложены тонны взрывчатки! Идея была изначально гнилая, но раз дана команда... Нашел я документы, те самые. И предложил вниманию съемочной группы. Но прошло несколько дней, и выясняется: руководство КГБ, узнав, что они нашли какие-то материалы на эту тему, рекомендовало им забыть, что они что-либо видели, и в архиве сказать, что ничего не видели. Что и сделано...

Взрывоопасная тайна

Обо всем этом архивист Крушельницкий поведал мне еще летом 1998-го, тогда же автор этих строк подготовил первый материал о том, как судоплатовские диверсанты Москву заминировали, а разминировать «забыли». Формальности ради решив проверить фактуру, обратился в три конторы: службу безопасности тогдашней Госдумы, пресс-службу столичной мэрии и ЦОС ФСБ.

Представители думской службы безопасности оказались изумлены: «Нет, мы понятия не имеем, что в нашем здании в 1981-м нашли взрывчатку, нам никто об этом не сообщал. А обязаны были? Конечно! Какая бы эта история ни была старая, мы должны были о ней знать. Как мы можем обеспечивать безопасность, не зная, что тут было?» В ЦОС ФСБ проблема никого не заинтересовала: ничего не знаем, ничего нет и быть не может, все, что было, – прошло...

И вот на дворе 2005-й – и очередная находка. Но неужели в 1981-м, когда нашли заряд в Госплане, не простучали все вокруг? Или не искали вовсе – ведь искомое находилось буквально в метрах от первой находки.

Значит, правы были следователи, вытрясавшие душу из Судоплатова: есть заряды, которые и в самом деле не стали вынимать. И правы были те, кто присудил террористу № 1 15 лет: гражданин Судоплатов заслужил эти годы хотя бы за то, что его молчание могло в любой момент обернуться гибелью тысяч ни в чем не повинных граждан.

Но Судоплатов все же исполнитель. О мотивации же Лаврентия Павловича можно только догадываться. Хотя, думаю, особой загадки и тут нет: ведь Берия, как известно, боролся не только за доверие Сталина, но и за власть. А в этом многотрудном деле могла сгодиться любая тайна, особенно такая взрывоопасная.

Но потом, в 1981-м? Невозможно поверить, что после находки в Госплане (о которой по стечению обстоятельств узнали слишком многие) чекисты не простучали все вокруг, не опросили живых еще ветеранов ОМСБОН, не прочесали архивы. Обязаны были это сделать.

Значит, сделали и нашли? Одно из косвенных свидетельств: именно в 1981-м вновь были засекречены ранее открытые архивные материалы, хоть как-то связанные с этой темой. Отсюда вывод: люди Андропова не просто нашли закладку товарища Берии, но оставили ее лежать там же. Юрий Владимирович ведь тоже вел свою игру в борьбе за власть.

Какие еще тротиловые приветы от Берии и Судоплатова могут ждать нас в коллекторах Ленинградского проспекта и Тверской, под старым зданием Университета на Моховой, под Центральным телеграфом и стадионом «Динамо», под Белорусским или Рижским вокзалами или под какой-нибудь узловой станцией метро, остается только догадываться.
11.10.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Москвин Александр Вячеславович

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 152
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #14 : 11 Октябрь 2011, 13:52:15 »
В статье если отбросить всю эту дерьмократическую шелуху типа этого "Пришлось товарища полковника разочаровать, сказав ему, что дивизия им. Дзержинского, по данным, подтвержденным документально, с сентября по ноябрь 1941-го удирала по Волоколамскому шоссе за пределы Москвы, так что в обороне города не участвовала"  да и другую шелуху в принципе правильно описано.
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Сводный отряд ОМСБОН
« Reply #15 : 20 Октябрь 2011, 23:45:34 »
В августе 1941 года был утвержден совершенно секретный план специального минирования особоважных объектов в Ленинграде "Д". Общее количество объектов - 381, в том числе 2 судна. На объектах созданы законспирированные группы для проведения минирования и привдения зарядов в действие. Количество взрывчатых веществ для данного вида специального минирования - 21000 кг (думаю что тн?). Для предотвращения несанкционированного приведения в действие зарядов применено трекратное дублирование, прохождения команды на подрыв. Все лица, назначенные для этого губоко прикрыты методами НКВД, который получает подтверждение из Москвы по секретным каналам связи.
За годы блокады в г.Ленинграде не был проведен противником подрыв объектов оборонной промышленности и жизнеобеспечения. В июне 1942 года, промышленность города вышла на довоенный уровень производства!
За время блокады органами НКВД вскрыто 1979 случаев людоедства, среди совершивших их было только 4 человека с высшим образованием...
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »