Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Братство выпускников Львовского высшего военно-политического училища  (Прочитано 28902 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Это третий курс. Самый канун нового 1986 года. Мы только что вернулись из караула, который находился в пригородном ко Львову селе Солонка, и тут приказ от комбата-3 в адрес нашей учебной группы: срочно облачиться в парадную форму! И нас строем ротный-10 повёл в ресторан, который находился где-то напротив городской бани. Оказывается, курсантов как «мальчиков по вызову» на свой корпоратив вытребовал женский коллектив телевизионного завода. Почему назначили вдруг нас – после суточного несения службы усталых и потому с помятыми лицами – помню уже смутно. Вроде бы комбат в тот самый момент был чем-то одномоментно зол на «свежие» роты кульпросветработников, поэтому-де и ткнул пальцем на нашу понуро плетущуюся после выгрузки из грузовика учебную группу курсантов-журналистов… Идти не хотелось – настолько были измотаны, – но потом, попав за праздничные столы, не пожалели, однако!..
С нами наверняка были ребята и из соседних групп нашей славной 10-й курсантской роты. Иначе бы, полагаю, ротный лично не повёл бы, а назначил кого-нибудь из взводных...
Видимо, съёмка велась с моего фотоаппарата, но после дефектной проявки фотоплёнки уцелели только эти два кадра, да и те оказались практически не пригодными для печати. Хорошо, что не выбросил: через годы отыскал в своих закромах и «пропустил» через сканер, а только что – и через Нейросеть…
На первом снимке: «афганец» младший сержант Виталий Царенков (ныне – ветеран системы МВД, проживает в Оренбурге), а по левую руку от него я. На втором: командир моего отделения сержант Тарас Рудык (сейчас вроде бы в Новосибирске проживает) и мой закадычный друг Вася Юрчук (ныне – полковник запаса, телеоператор Ближне-Восточного бюро ВГТРК)…


 
« Последнее редактирование: 15 Апреля 2021, 22:23:28 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Апрель 1985 года, полевой учебный центр ЛВВПУ «Старичи», ударники учёбы 12-й группы журналистов 10-й курсантской роты 3-го батальона (слева направо): младший сержант Николай Долид, сержант Николай Недогибченко, курсант Игорь Мельничук, сержант Тарас Рудык.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Хотя я и не из рядов кофеманов, тем не менее, до сих пор по жизни для полноты счастья мне не хватает неповторимого аромата львовского кофе! А к нему, этому едва ли не лучшему, если не в мире, то во всяком случае в Восточной Европе, львовскому кофе, пристрастился на втором курсе. Причиной же к тому послужили обстоятельства, которые скрыты в сюжете вот этой фотографии, датированной зимой 1984/1985 гг. Ну чего такого необычного, спросите, происходит на снимке? Группа курсантов-второкурсников на уборке прилегающей к училищу территории. Вот! И это – главное! Поясню: коль есть территория, которую требуется регулярно (а чем чаще – тем лучше!) подметать, а в зимнюю пору ещё очищать от снега и гололёда, и эта территория вдобавок да вдруг расположена за запретным периметром, за которым в свою очередь столь вожделенная свобода, то, значит, есть и легальный и при этом донельзя упрощённый способ беспрепятственного выхода в город! В роли же волшебно-сказочного заклинания «Сезам, откройся!» перед дежурным по училищу и своими же строгими командирами-наставниками – организованное движение через КПП в составе отделения или учебной группы, но непременно с… мётлами или скребками наперевес.
В хорошую погоду, понятное дело, до закреплённого под уборку участка – от парадных ворот, что на Гвардейской, и до троллейбусной остановки, которая в изголовье Стрыйской, – доходили нечасто. Обычно – от КПП и прямиком на… противоположную сторону Гвардейской, где сразу за угловым входом в городской парк утопала в кустах сирени кофейня-«стекляшка». Применительно к представленному фото то заветное место, о котором с острой ностальгией в голосе сейчас и повествую, оно за левым погоном стоящего крайним справа сержанта Тараса Рудыка.
Манящий запах потрясающего по вкусу львовского кофе начинал одурманивать уже на пешеходном переходе. Бежать было бы не к лицу курсантам-журналистам, но и не поспешать было невозможно – ноги сами ускоряли шаг! В паре метров от дверей кофейни мётлы – под сирень, а сами – гурьбой к барной стойке, за которой бармен сноровисто колдовал над кофеваркой на песке. И особенно великолепно у него получился кофе по-турецки!
Если это были часы самоподготовки, сидели, смакуя, до истечения времени последней, а в выходные дни – до общего построения роты на обед или ужин.
Миниатюрная чашечка кофе стоила где-то копеек от шестидесяти и выше – как в хорошем ресторане! Но нам ли, регулярно получающим гонорары из редакций (за одиночную хроникальную заметку в окружной газете, если меня не подводит память, – 90 копеек, за полноценную «информашку» – два восемьдесят, за корреспонденцию – 15 «рэ», а за очерк – двадцать, а то и все двадцать пять!) было скупердяйничать!? В общем, случалось, что и по «трёшки» каждый на себя тратил… И здесь же у тех, у кого были девушки из числа львовянок (во Львове – все девушки словно с подиума!), происходили и так сказать «вне плановые» романтические рандеву…
Ну, а в заключение перечислю, кто же оказался запечатлённым тогда на фото из родной для меня 12-й учебной группы журналистов 10-й курсантской роты 3-го батальона Львовского ВВПУ (слева направо): младший сержант Виталий Царенков, старший сержант Василий Киселёв, сержант Николай Недогибченко, курсант Сергей Зятьев и уже озвученный мною выше сержант Тарас Рудык. И, наконец, единственной, кто с лопатой в руках, – курсант Игорь Мельничук…
А само фото, к слову сказать, сделано в момент имитации уборки закреплённой территории. Вышли сугубо подышать воздухом зазаборной свободы. Именно поэтому, как в поговорке, «один с сошкой, семеро с ложкой», что переводится как «на семерых (включая автора снимка) только одна лопата», да и ту в дело пустили лишь только потому, что из-за поворота на Стрыйскую вдруг нежданно-негаданно вынырнул наш легендарный комбат – подполковник Маликов…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 05 Апреля 2021, 12:45:09 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Весна 1987 года, город Львов, четверокурсник из 12-й группы журналистов 10-й курсантской роты 3-го батальона Львовского ВВПУ сержант Тарас Рудык с суженной, которую годами двумя раньше нашёл себе в… цветочной оранжереи. И до сих пор они вместе по жизни – рука об руку!
Сегодня Тарас Михайлович – проживающий в Новосибирске подполковник запаса, известный в России публицист и писатель, а ещё – страстный, каким был и в годы учёбы в ЛВВПУ, поклонник здорового образа жизни, порукой чему вот это современное фото, датированное 5 апреля 2021 года:

« Последнее редактирование: 06 Апреля 2021, 10:13:48 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Сентябрь или, возможно, самое начало октября 1983 года. Первое увольнение для нас, первокурсников, в город. Коренные львовяне, разумеется, сразу поспешили по домам – к мамам и папам. Ну, а мы, «пришлые», – гурьбой в исторический центр Львова. Благо что пешком от училищного КПП до туда минут пятнадцать-двадцать. Ну, а там уже разбрелись по кинотеатрам, знаменитым львовским пирожковым и не менее изысканным кафеюшкам. Но мы трое, Витя Пятков из Каунаса, Виталик Царенков из Актюбинска и я, с юга Смоленщины, отделились от общей компании ещё на полпути, поскольку заприметили фотоателье, куда дружно и ускорили шаг, чтобы сделать заказ на цветной коллективный снимок, но в трёх экземплярах – каждому по одному для отправки на родину. Мастер не обманул – постарался, подарив восторг и нам, и нашим родным! Это только с высоты сегодняшнего дня досадно лицезреть не достаточно высокое качество оттиска: а оно такое, что даже посредством Фотошопа не получается добиться на скане правильного цветоделения (но зато, правда, удалось убрать розоватую пелену, столь свойственную цветным фотоотпечаткам того периода времени, отчего ткань военной формы приобрела-таки свойственный ей оттенок хаки!). Однако по тем временам, повторюсь, – просто супер-пупер!
Смотрю на этот незамысловатый снимок и не без чувства доброй иронии улыбаюсь: насколько же у каждого из нас показушно серьёзное выражение лица. Ощущаем себя, если ещё и не в полной мере мужчинами, но и не юнцами – это точно! Так, у Виталика Царенкова за плечами несколько курсов обучения в пединституте, суровые полгода мотострелковой «учебки», где был произведён в младшие сержанты, и несколько месяцев службы в прифронтовых окрестностях Кабула, у меня – два года срочной в железнодорожных войсках (то есть там, куда вообще не приведи Господь попадать в солдаты!), а Витя Пятков, хотя и вчерашний школьник, но при всём этом именно со школьной поры – страстный спортсмен-парашютист и при этом, самое главное, не в аэроклубе ведь обучался науке десантироваться с больших и малых высот, а в боевых подразделениях голубых беретов! Скажу больше: он был у нас в учебной группе единственным (а, может быть, и во всей нашей 10-й роте!), кто с момента зачисления в курсанты твёрдо и наперёд знал, где ему предстоит служить, – конечно же и непременно, в небесной пехоте: воздушно-десантных войсках! Сын кадрового офицера-десантника, он, без всяких сомнений, и родился в голубой десантной тельняшке! Мы же с Виталием пока лишь просто мечтали стать военными журналистами и род оружия для себя ещё даже не загадывали. Это уже потом – весной 1987-го, за четыре месяца до выпуска, – стали лихорадочно перебирать, куда бы податься, чтобы не прогадать, – на флот, в пехоту, в ВВС, в ПВО, в пограничники?.. Взвешивали все плюсы и минусы. В итоге я после некоторых сомнений «проголосовал» в душе за внутренние войска, а Виталий – за железнодорожные. А как у Вити сложилось, спросите? А что у кого-то есть сомнения насей счёт?! Десантура – она никогда и ни при каких обстоятельствах не отступает от заданной цели! Вот и Витя в ВДВ с первого же дня лейтенантской службы и до погон полковника! Ни разу не соблазнился ни потенциальным переводом в редакции окружных газет, ни даже перспективой пополнить собой творческий коллектив главного издания оборонного ведомства – газеты «Красная звезда». Разумеется, как десантник прошёл горячие точки, где среди прочего был отмечен и орденом Мужества… Ну это всё было потом, а пока мы трое, молодые и красивые, пристально смотрим в объектив установленной на высокой треноге деревянной ящикоподобной камеры, пытаясь изо всех заглянуть за горизонт своей только что по-настоящему начинающейся военной карьеры…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

« Последнее редактирование: 06 Апреля 2021, 22:30:09 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вопрос в мой адрес: «Стесняюсь спросить, а членские взносы с гонораров платили?».

Мой ответ:
- А як же!? Уплата членских взносов для нас, военных журналистов, являлась предметом особой гордости и особенно уже в период офицерства, поскольку это наглядно, а, значит, предельно убедительно демонстрировало силу интеллекта над армейским маразмом, апологетами которого всегда и неизменно были высокопоставленные завсегдатаи штабных кабинетов: с гонорарами получалось, что даже зелёный лейтенант получал вровень с полковниками. Как же это бесило наших начальничков, поскольку они, конечно же, считали себя умнее нас: они как-никак – военачальники, а мы, в их глазах, всего лишь какие-то недоделанные военные, то бишь, прости Господи, журналисты…
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Будучи действующим офицеров, никогда не командовал даже взводом, да и в шкуре строевого политработника тоже, признаться, никогда не бывал. Однако забавно сегодня вспомнить, что госэказмены по тактике все мы, четверокурсники Львовского ВВПУ, сдавали «за» уровень… «командир полка-командир дивизии»! Понятное дело, что это было сделано отнюдь не по нашей прихоти – так распорядился ГлавПУР, поскольку культпросветработники сразу получили назначения в номенклатуру партполитаппарата полкового звена, а мы, журналисты, – в политотдельские структуры от отдельной бригады и выше. Сам я лично всегда относился к данному обстоятельству с игривой иронией: взводом – не умею, но во главе дивизии – запросто, на «госах» ведь пятёркой» одарён!
Казалось бы, приятная мелочь и не более того. Но не тут-то было! По крайней мере, в моей жизни. Так, дважды и вплотную столкнулся с агрессией выпускников ряда прочих военных вузов. А та агрессия в свою очередь была вызвана вспышкой, по сути, беспричинной, но при всём этом донельзя чёрной зависти. И в первой раз – в январе 1987 года, от сверстников с четвёртого курса Ташкентского ВВОКУ. Это были дни двухмесячной стажировки в главной газете ТуркВО «Фрунзевец». Я был закреплён за Отделом комсомольской жизни. Для очередной молодёжной полосы срочно потребовалась корреспонденция о том, какую же классическую литературу предпочитают курсанты в минуты культурного досуга. Вот меня и послали к братьям-краснопогонникам: дескать, тебе, курсанту, легко будет разговорить, таких же, как ты сам...
Из КПП училища меня отвели в казарму четвёртого курса. Мне бы не ходить туда, а напроситься бы лучше к «первогодкам»! Но кто ведь знал?! Почему, спросите? Поясню: мы ведь, «львовяне», с первого курса приучены к гусарскому шику при ношении формы, а передо мной завтрашние лейтенанты предстали как новобранцы из КМБ: «п/ш» не подогнаны по фигуре, погоны мятые-премятые, никакой бравости, зимние шапки офицерского образца не просто заношены, а замызганы до грязного блеска...
Не меньшей шок вызвали и откровения, что кроме уставов здесь ничего иного читать не принято. У нас полевые сумки регулярно рвались от непосильных попыток втиснуть в них сразу несколько (не в руках же нести!) толстеющих томов с произведениями классиков отечественной или зарубежной литературы, а у них – только тетрадки в сумках… Впрочем, не это главное. Как «чужой» я сразу оказался в эпицентре всеобщего интереса. Разумеется, посыпались вопросы, а как у вас в училище ситуация в отношении того-то и того-то. Я уже освоился, чувствовал себя в своей тарелке: общался доброжелательно, культурно и откровенно. И всё было хорошо, но ровно до того момента, когда меня спросили в отношении учебных предметов, которые нам в ЛВВПУ предстоит сдавать в ходе столь уже скорых госэкзаменов. Услышав, что в том списке есть и тактика, с удовольствием позубоскалили на поводу того, что журналисты, получается, тоже как бы военные. «Ну, наверное, как и мы, в объёме Устава «взвод-рота», – съехидничал вдруг кто-то. «Если бы, – с наивным простодушием ответил я. – Тот устав мы «отучили» ещё на первом курсе. Почти все билеты – «за» дивизию и совсем немножко – «за» мотострелковый полк». В течение нескольких секунд – мёртвая тишина, а потом всё громче и громче негодующее роптания: мы-де ежемесячно по две недели – в полях с ночёвками в палатках и это – и в жару, и в стужу, весь полигон на брюхе не раз проутюжили за четыре года, а какие-то не совсем военные из числа политработников, которые нам, командирам, неровня, по выпуску готовятся соединениями командовать! Ну и так далее и в том же духе. Слава Богу, подоспели ротные офицеры и окриками, подаваемыми хорошо поставленными голосами оперных теноров, решительно пресекли начинающейся «мятеж».
Потом эти самые офицеры, цокая от недоумения языками, в какой-то малоприглядной подсобке в течение получаса допытывались у меня не вру ли я в отношении «госов» «за» дивизию. У них это тоже в голове ну никак не укладывалось!..
А вот второй случай имел место быть восемь лет назад. На меня нежданно-негаданно разобиделся бывший высокопоставленный муниципальный чиновник (и он же в прошлом – выпускник Алма-Атинского погранвуза, но при этом из ПВ умудрился сбежать «через» ВВК ещё будучи всего лишь «зелёным» старлеем). Счёл видите ли за личное оскорбление моё нежелание как руководителя творческого коллектива пригласить его в число соавторов цикла будущих книг с военно-историческими очерками. Мы с ним до этого всего лишь приятельствовали, по причине чего я за его подписью в разное время создал несколько газетно-журнальных публикаций по тематике истории спецслужб, поскольку сам он пером не владел (причём не владел от слова «напрочь»!), плюс налицо было абсолютное отсутствие способностей к аналитике, а ведь требовалось произвести глубокий анализ уникальных архивных документов. Движимый своей слепой обидой, он принялся шельмовать меня в Соцсетях. И один из его главных (на правах эдакой дубинки неандертальца!) аргументов: что-де может смыслить в военном деле «ментовской» журналист?! Я парировал: да, форма на мне – сотрудника органов внутренних дел, но при всём этом «поплавок» на ней – военного вуза! Мне сразу в лоб «ответка»: но ведь училище-де твоё «недоделанное» – какая-то там «политуха», а потому в какое сравнение оно, мол, может идти с Алма-Атинским пограничным?! Мне бы мудро промолчать, ан нет, взял да влепил в запале виртуальную пощёчину: но зато госэкзамены мы сдавали «за» уровень «командир полка-командир дивизии»! Что ж тут началось! Как из рога изобилия, на мою голову посыпались выдаваемые вдобавок «на-гора» в форме ненормативной лексики обвинения в наглой лжи и откровенном вранье: у товарища в голове категорически не срасталось что какие-то там, в его глазах «щирого» командира-пограничника, ущербные «политбойцы» получили по факту военное образование, условно равное курсу «за» академию, и при этом их (то есть нас!) по выпуску даже взводом командовать никто не принудил!?
Обиженный даже «поднял» все свои самые высокие связи, чтобы доказать свою «правоту». В итоге, конечно, обжёгся, но не смирился, и в очередном порыве бешенной злобы накатал на меня донос аж на имя… Президента: аргументации – никакой, а сразу... черновик приговора: «обвиняемый» подлежит немедленному расстрелу на месте как проходимец, подлец и негодяй! Однако это, как говорится, уже совсем другая история. Поясню лишь, что на моей офицерской карьере та грязная по содержанию подмётная грамота в конечном итоге не сказалась никак, хотя, чего скрывать, и несколько омрачила мне тогда будни. Так, я после того прослужил благополучно ещё три года и более того – был даже повышен в должности…
На представленных фото: начиная со второго курса, в ходе полевых выходов мы «в полях» уже преимущественно имели дело с командирскими картами, отрабатывая тем самым навыки командования в бою виртуальными батальоном, полком и дивизией…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

 
« Последнее редактирование: 07 Апреля 2021, 20:07:05 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
В августе прошлого года Алексей Борисович Степанов, проживающий ныне в Брюсселе выпускник иняза Военного Краснознамённого института, полковник запаса, как заместитель главного редактора российского военно-исторического журнала «Старый Цейхгауз» обратился ко мне по старой дружбе помочь с фотографиями курсантов, обучавшихся в период существования Советского Союза на десантных факультетах Новосибирского ВВПУ и Коломенского ВКАУ: пишу-де статью о курсантах-десантниках, но не из числа «рязанцев». «А почему в твоём списке нет курсантов родного для меня Львовского ВВПУ?» – телеграфировал я ему в ответ с нескрываемыми нотками возмещения в голосе, чем, насколько понимаю, вызвал у него приступ искреннего недоумения – о десантниках-«львовянах» он до этого момента просто-напросто и слыхом не слыхивал. Слово – не воробей: пришлось искать фотосвидетельства своим же словам! Спасибо выручил Витя Пятков, мой дорогой однокашник и золотой ещё по учёбе в 12-й учебной группе журналистов 10-й курсантской роты 3-го батальона ЛВВПУ сотоварищ, ветеран ВДВ, полковник запаса: тут же сбросил на «мыло» два скана со своего курсантского фотоальбома, а потом ещё помог разжиться для А.Б. Степанова и снимками курсантов-«новосибирцев». Витя, ещё раз сердечно благодарствую в твой адрес! Кстати, как-нибудь при случае поинтересуюсь у многоуважаемого коллеги в лице Алексея Борисовича Степанова, где и как он использовал те ставшие для него уникальными фотки…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

 

Ответ из Брюсселя от А.Б. Степанова: «Юрий, некоторые фотографии вошли в книгу, которая сейчас находится в процессе вёрстки. Спасибо и за те фото, и за ценные советы!».
« Последнее редактирование: 14 Апреля 2021, 12:00:23 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Слово «гонорар» сегодня уже в большей степени из разряда списанного в утиль антиквариата, поскольку публицистам и литераторам за созданные ими произведения мало уже какие издания платят денежку. А было время, когда деятельное творческое сотрудничество с печатными СМИ, а также предоставление авторских текстов радиоредакциям приносило нам, журналистам, пусть не такой уж и большой, как всегда мечталось, но всё-таки очень даже реальный доход, который в свою очередь лучше всего прочего стимулировал жажду творить.
Главной «денежно-печатной машинкой» курсантов журфака Львовского ВВПУ всегда была газета Прикарпатского военного округа «Слава Родины»: за хроникальную заметку – около рубля, за расширенную «информашку» – неполная «трёшка», за очерк – «четвертной»… А над текстами своих посланий в эту редакцию мы особенно активно корпели в караулах: когда ты в дежурной смене, спать нельзя, а себя надо чем-то занять, чтобы не умереть от скуки…
Однако, когда со всех четверых курсов ЛВВПУ нарастал вал, по сути, однообразных по содержанию заметок, корреспонденций и отчётов, тамошние офицеры-журналисты нежданно-негаданно наносили нам, своим преданным военкорам, одномоментный и очень болючий удар ниже пояса – выпускали обзоры… входящей почты. Образец представляю. И получалось, что ты как автор не просто сработал вхолостую, но и безвинно лишился столь вожделенного трудового заработка…
И всё-таки на всякий яд есть своё противоядие. Для меня, например, таким стало сотрудничество с областными комсомольскими, а также и районными газетами. Сначала писал на темы Великой Отечественной войны. Почему, спросите, именно про фронтовиков? Ну, во-первых, у меня всегда был под рукой уникальный фактаж, поскольку ещё со школьной поры состоял в переписке со многими из ветеранов, ну а, во-вторых, не требовалось наносить визиты военному цензору, чтобы тот поставил на твой авторский текст оттиск своей разрешительной печати.
А где-то на курсе втором мы с Виталиком Царенковым стали-таки завсегдатаями у училищного цензора. А сподвигло к тому появление на территории нашего училища стройбатовцев. Это были преимущественно узбеки численностью где-то в полроты под командованием пожилого коренастого прапорщика. Они, по-моему, возводили тогда вторую «высотку» под общежитие спецфакультета. Как-то с Виталием мы отловили этого прапорщика, когда он проходил мимо входа в здание журфака. Сначала он не мог взять в толк, чего мы хотим от него. А когда смекнул, даже заулыбался от удовольствия: «Вам нужны передовики, чтобы написать о них в газеты? Да запросто – хоть взвод предоставлю!». «Вот только много не надо, пока хватит по одному на каждого из нас», – обеспокоенно затараторили мы в ответ. И через день-два мы заполучили для часовой беседы по герою своих будущих зарисовок. «Мой» оказался родом из глубинки Хорезмской области, потомственным хлопководом. Кстати, тамошняя «районка», как потом выяснилось, когда мне оттуда по почте прислали авторские экземпляры, носило имя «Пахтакор», что переводится как хлопкороб…
Эти же самые свои зарисовки о стройбатовцах отправили и в редакцию газеты «Слава Родины» и там их не просто напечатали, а напечатали влёт (чуть ли не на следующий день!), что в свою очередь подсказало нам ещё одно неожиданное противоядие от напасти «угодить» в обзор почты: очерковые материалы по-настоящему востребованы и особенно, если они не о курсантах, а о срочниках из линейных частей войск округа. Но как, однако, попасть в такие в/ч: с улицы ведь не постучишься в двери «чужих «КПП»? Опечаленные, при случае поплакались в жилетку подполковнику Григорию Кривошея, начальнику кафедры журналистики. Последний, как никто другой умел ценить вызываемую жаждой творчества инициативу своих питомцев. Помочь взялся решительно. Пусть и не сразу, но сумел-таки сломить упорное нежелание высокопоставленных «штабных» выпускать нас за запретный периметр училищного забора. И после этого эпизодически по очереди офицеры с кафедры журналистики по выходным дням стали выводить небольшие группы курсантов-журналистов нашей 10-й роты в расположенный по близости 7-й полк Самаро-Ульяновской Железной дивизии…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Оба этих снимка по качеству фотопечати ужасные и не поддаются полноценной реставрации даже в исконном чёрно-белом варианте. Однако мне они дороги как память о самых первых днях учёбы во Львовском ВВПУ...
В сентябре 1983 года наша 10-я курсантская рота 3-го батальона впервые участвовала в 30-километровом пешем переходе: через тыловые ворота училища, по улице Стрыйской и Стрыйскому шоссе и до сильно всхолмлённого лесного массива, где на случай войны заранее были подготовлены площадки под полевой лагерь. На языке штабистов это именуется запасным районном.
Лично я переход выдержал молодцевато: особо не утомился и самое главное – ног не натёр. А вот многие из вчерашних школьников долго потом ещё ковыляли на занятия в казарменных тапочках и с перебинтованными ступнями: во-первых, были ещё непривычными к такой «изысканной» обувки, как тяжёлые яловые сапоги, а, во-вторых, в силу неопытности опрометчиво пренебрегали требованиями командиров на всяком очередном привале непременно перематывать портянки и при этом по наличию такой возможности просушивать их на «широко растянутых» руках…
На финише нас ждала полевая кухня. Вот там-то кто-то из наших (и это наверняка был Витя Воронюк!) и пустил в ход фотокамеру, чтобы сделать снимки для стенгазеты.
На первом фото прямо в объектив страдальчески смотрит Витя Пятков. Он тогда, помнится, сильно натёр ноги, но весь маршрут до самого конца, как и подобает питомцам ВДВ, шёл мужественно, что называется сквозь боль.
За его левым плечом различимы лица Альбия Шудря (безмерно талантливый человек, причём как на ниве публицистики, так и эстрадного вокала!) и Олега Постникова (ныне он – полковник, служит на редакторских должностях в главных печатных изданиях Пограничной службы ФСБ России)…
В центре композиции второго снимка также Витя Пятков, но и я, однако, попал в кадр. Точнее – моё левое плечо и затылок.
Само это фото для меня ценно ещё и тем, что на нём двое сотоварищей, которые сошли с дистанции курсантской жизни в конце первого курса и поэтому впоследствии общаться с ними (а ребята они были замечательные!) уже не пришлось, увы… Так, на заднем плане, сразу за Витей Пятковым, стоит сержант Герман Каримов, а крайним справа сидит курсант Володя Корпашко. Оба они армейцы и также оба они, если мне не изменяет память, киевляне. Учёба им давалась легко, службой не тяготилась, но ближе к весне 1984-го вдруг затосковали по «гражданке». И, словно сговорившись, одновременно подали рапорта об отчислении. Володя Корпашенко потом уже, 4 июля 1987 года, присутствовал на нашем выпуске, чтобы воочию порадоваться за нас, своих некогда боевых побратимов…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

« Последнее редактирование: 10 Апреля 2021, 22:01:18 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
Понимаю, что столь радикальным признанием навлекаю на себя всемирный гнев футбольных фанатов, однако я и вправду ненавижу смотреть футбол. Раньше был просто равнодушен к этой игре, а вот, начиная с октября 1984 года, когда, собственно, и было сделано представляемое фото, – нетерпим, хотя вины в том самого футбола, разумеется, нет никакой, а сугубо только наших прямых начальников из штаба училища. Впрочем, обо всём по порядку: в тот злополучный день нашу 10-ю курсантскую роту 3-го батальона Львовского ВВПУ строем погнали на стадион СКА. Такое уже бывало не раз: на стадионе нас, курсантов, сажали на самый нижний ряд скамеек, чтобы мы тем самым выполняли роль правоохранительной «прокладки» в ходе клубных игр СКА «Карпаты» с кем-то из его очередных соперников. Мало того, что от просмотра матчей СКА «Карпаты» удовольствия, по сути, никакого (клуб играл так себе – не выразительно, блёкло), но в тот день было чувствительно холодно, а мы – в парадной форме по летнему варианту. Середина осеннего сезона – веское основание для ношения шинели при фуражке. Но здравый смысл вкупе с отеческой заботой о курсантах всегда ведь был категорически чужд солдафонам-горлопанам из отдела службы войск штаба ЛВВПУ! Наши ротные офицеры – в демисезонных плащ-пальто, но и они, наши отцы-командиры, заметно поёживались от пробирающего до костей сырого осеннего холода. А тут ещё, когда стартовал второй тайм, из серых низких облаков вообще хлынул смешанный со снегом дождь. Промокли мы, сидящие неподвижно, тогда насквозь, а от холода зуб на зуб не попадал. А ещё на беду, помнится, на полках буфета стадиона – хоть шаром покати, в наличном ассортименте отсутствовал даже горячий чай. Вот почему в перерыве между таймами, изловчившись, чтобы не угодить в поле зрения командиров, мы с москвичом Андреем Ивановым, следом за более шустрыми товарищами вынырнули на прилегающую улицу в надежде найти там какой-нибудь ларёк, торгующий пирожками. Увы – только киоск «Союзпечати». Андрей хотя бы сигарету курнул, чтобы согреться… В этот момент кто-то из однокашников нас и «щёлкнул» на фотокамеру…
Кстати, на заднем плане – горожане и они уже – по-зимнему варианту: в тёплых куртках и ушанках…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

« Последнее редактирование: 15 Апреля 2021, 22:25:05 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Это сентябрь 1983 года. Почему-то в тот период внутренний наряд по роте нёс службу, будучи облачённым в парадную форму. Вот почему младший сержант Валера Черноус в мундире, но при штык-ноже и нарукавной повязке дежурного по роте. И поэтому ему единственному из нас, кому не пришлось экстренно переодеваться из повседневной хэбэшки в «парадку». Это, помнится, была суббота, по причине чего в казарме царил хаос, именуемый глобальной приборкой по плану парко-хозяйственного дня. Вдруг команда кого-то из наших офицеров: «Сержанту Томковичу, младшему сержанту Черноусу, курсантам Ахметову и Ржевцеву – на выход для фотографирования». Хоть убей, уже не помню, кому и для чего потребовались вдруг наши парадные портреты в полуанфас размером 9х12? Фотографировал же кто-то из наших ребят-журналистов. Возможно, Валера Смоляков. В казарме подходящего фона не отыскалось, поэтому вышли в итоге на улицу и фото были сделаны на фоне внешней, имевшей цементную отделку боковой стены казарменного здания 3-го батальона. Ну, а последний кадр, как водится, – он забавы (а правильней, наверное, будет сказать – дурачества) ради, поэтому все мы и пребываем в показушно-потешном настроении.
Недавно только узнал, что Булата Ахметова уже нет с нами: оказывается, не выдержало сердце, надорванное жизненными неурядицами периода лихих 1990-х. Мировой был парень, причём вдобавок с великими задатками военного публициста, которые ему из-за развала Советского Союза, насколько понимаю, жизнь так и не дала в полной мере реализовать. Похоронен в родном для себя казахстанском Экибастузе. Остальные же, слава Богу, здравствуют. Так, белорус Саша Томкович – в Минске, писательствует и на этой ниве он – заметная жемчужина на национальном литературном небосклоне. Жаль, что, заслуженно угодив в ожерелье местных великих, демонстративно в Соцсетях для общения использует только белорусский язык, а русского словно и не знает. В любом случае не осуждаю, а только по-дружески сетую.
Валера Черноус – в Великом Новгороде. По выпуску, помнится, напросился в пограничники и в данном качестве служил в Прибалтике и на Дальнем Востоке. Последнее воинское звание – капитан. В 1994-м хлопнул дверью, досрочно уволившись. Однако считанные месяцы спустя вновь надел форму, но только на сей раз милицейскую: трудился по своей журналистской специальности в пресс-службе УВД Новгородской области. С 2002 года – майор милиции в отставке, ведомственный пенсионер органов внутренних дел, после чего долгие годы, вплоть до лета 2015 года стоял у руля самой массовой газеты Великого Новгорода – муниципального еженедельника «Новгород». Это информацию я почерпнул с новгородским сайтов: Валера в этом городе (знай наших!) фигура заметная и уважаемая! Чем занят сейчас – не ведаю, ибо в Рунете об этом ни строчки. Но хочется верить, что продолжает творить и замечательно – если вдруг пишет книги. И я был бы счастлив знать, что не ошибаюсь в последнем, поскольку Валера слыл талантищем уже с периода нашей с ним совместной учёбы в ЛВВПУ!..

Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Зима 1983/1984 года, военный городок Львовского ВВПУ, мы – первокурсники: крайний справа – Юра Коростий, а посередине – Виталий Царенков. Слева виден вход в училищный спортзал, а справа – задний фасад основного учебного корпуса – помпезного, а посему напоминающего дворец здания, построенного Австро-Венгерской империей ещё в XIX веке в былом Лемберге под размещение здесь кадетского корпуса. У нас за спиной, на горке – штаб училища. Подъём, который начинался напротив порога спортзала, вроде бы небольшой, но в гололёд сравнительно труднопреодолимый. Почему об этом вспомнил? Да есть к тому основание! Три года спустя с того момента, когда был сделан представленный снимок, на этом же самом месте приключился небезопасный для меня по потенциальным последствиям конфликт с начальником отдела службы войск штаба училища. Трунов что ли его фамилия? Впрочем, боюсь ошибиться за давностью лет. Такой невзрачный, пузатенький подполковник с нутром подпольного садиста, поскольку ему доставлял истинное удовольствие уже сам процесс морального издевательства над любым из курсантов из числа якобы пренебрегающих Уставом. Да и младшими офицерами он не брезговал «полакомиться» при всяком удобном случае. Главное – докопаться, как до того, извечно пребывающего в статусе притчи во языцех «провинившегося» столба. Есть такая порода патологических пакостников, – мне ли вам, друзья, о том рассказывать?!
Так вот, февраль 1987 года, мы только что вернулись с двухмесячной войсковой стажировки, которую проходили в окружных газетах. Впереди – зимний двухнедельный отпуск. Разъезжаемся, если не завтра, то послезавтра. А сегодня – кровь из носа, но необходимо подписать «бегунок», то есть бумажку об отсутствии задолженности перед библиотекой и методическими кабинетами кафедр. По этой причине на всех парах держу курс в библиотеку. А погода на улице мерзкая – в лицо ветер со снегом, а под ногами припорашиваемый снегом гололёд – идти не просто тяжело от каши под ногами, но и скользко вдобавок. Да и реально холодно от небольшого мороза, но смешанного с сыростью: согласно установленного порядку, на мне никакой шинели, только форменное «пэша» да шапка-ушанка. Вдруг со стороны входа в спортзал в спину не просто грозный, а в буквальном смысле слова свирепый окрик: «Товарищ курсант, почему не приветствуете старшего по званию? Ко мне!». Поворачиваюсь, но из-за заляпанных мокрым снегом линз очков в состоянии только различить фигуру в офицерской шинели. Подхожу, представляюсь. И теперь вблизи уже чётко вижу хищный оскал-ухмылку того самого морального урода, о котором уже поведал вам выше. Понимаю, что для него это шанс расправиться со мной наверняка. Он уже года два как точил на меня зуб, но всякий очередной раз оказывался со взысканием за самоуправство, поскольку я тут же через редакцию окружной газеты «Слава Родины» обращался за защитой в Военную прокуратуру. (За что, добавлю, в глазах нашего первого по счёту ротного в лице капитана Василия Новикова даже прослыл неизлечимым жалобщиком. На самом деле стяжательство – не моя черта характера. Просто, когда ты в разных весовых категориях с обидчиком, который могущественнее тебя, зло по-другому не покарать, а махнуть рукой на издевательства негодяя ущемлённое достоинство не позволяет.)
- Вернитесь и пройдите, как положено по Уставу!
Плюнуть бы на самолюбие да продемонстрировать чеканный шаг. Но кровь вскипела – ой, как не хотелось своим унижением доставить удовольствие, граничащее с усладой, этому ублюдку!
Вернулся. Прошагал с отданием чести, но не задирая ног, то есть не печатая шаг.
- Назад! Повторить!
Да ради Бога, «дорогой», но только уже шагаю с издевательской ухмылкой. Вижу мой заклятый друг-подполковник на отборное органическое удобрение исходит. Да так обильно, что от возмущения даже вопить не может, а только беспомощно заглатывает ртом воздух вместе с обильно ссыпающемся с неба снегом. Когда немного пришёл в себя, только и выдавил: «Ко мне! Военный билет сюда! Гарантирую – в отпуск не поедешь! Теперь точно сгною – не выкрутишься!».
Уже по возвращению из библиотеки – к первому встречному из наших взводных. Был у нас в роте низенький такой старлей, прибывший в ПрикВО по замене из ГДР. Человек хороший, но и, как большинство из выпускников-однокашников по Московского ВВОКУ, в совершенстве владеющий только отборным матерным. Узнав в чём суть проблемы, испуганно разразился длиннющей нецензурной тирадой, смысл которой сводился к тому, что он-де не самоубийца идти на растерзание к тому подполковнику-кровопийце, да и вообще сам он – не мой взводный, а поэтому ищи-ка своего взводного – лейтенанта Лунькова. Не сразу, но отыскал Лунькова. Тот в ответ меня отчитал, но не злобно, поскольку жил с нами, своими подчинёнными, душа в душу, хотя умел и быть строгим, после чего сквозь сгущающиеся вечерние сумерки обречённо побрёл в штаб.
Вернулся минут через десять-пятнадцать: «Влип ты Ржевцев – пока тебя не уничтожит, не успокоится. Уже рапорт строчит «наверх». От тебя требует объяснительную. Иди пиши и неси тому гаду – мне мало удовольствия с ним общаться: сам набедокурил, сам теперь и выпутывайся. Я же чем-либо помочь тебе, поверь, уже не в силах».
Вместо страха меня вдруг обуял задор. В результате вместо объяснительной на одном дыхании каллиграфическим почерком накатал «встречный» рапорт, адресованный начальнику училища. Суть моих аргументов сводился к тому, что тот подполковник, поступая как истинный зверюга и тем самым явно что жаждая моей погибели во имя слепой мести, несколько раз да вдобавок в грубой форме, чему, к слову сказать, есть немало свидетелей, принуждал меня маршировать строевым шагом по накатанному гололёду в гору. И всё это подкрепил соответствующими цитатами из Устава внутренней службы, в которых содержался категорический запрет на подобного рода издевательства над подчинёнными. А Устав я знал назубок ещё с солдатских дней и это, добавлю, бессчётное количество раз выручало меня в словесных стычках с различными «представителями власти», на которых нет-нет да нарывался, в том числе даже с нашим беспощадным на раздачу взысканий ротным старшиной по фамилии Лагузов.
Принёс. Протянул. Видели бы вы как в мгновение ока скисла рожа у этого урода! В бешенной ярости сначала в мелкие клочки порвал свой рапорт, потом мой, после чего в меня камнем полетел мой же Военный билет: «Иди вон отсюда, гадёныш, пока не придушил!».
Когда я сияющий вернулся в нашу курсантскую «общагу», Луньков даже на несколько секунд впал в ступор: «Шо, опять: ты вправду его «сделал»?!».
- Так точно, товарищ лейтенант, не смейте сомневаться! К убытию в отпуск готов – «бегунок» подписан всеми инстанциями, а Военный билет опять при мне, а тот самый не в меру «обидчивый» подполковник никаких претензий ко мне больше не имеет!..
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 14 Апреля 2021, 11:51:34 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович
С ленты Фейсбука отклик на мой пост-воспоминание о курсантской юности: «Сколько ни читаю «курсачей» ЛВВПУ (с удовольствием), ни разу не услышал о комсомольской и партийной организациях. Более чем странно!».

Мой ответ:
- Безусловно, партийно-политическая работа в училище велась. И, например, начиная с осени второго курса, нас, курсантов, массово начали принимать в ряды кандидатов в члены КПСС…
Яркое впечатление как от докладчиков на комсомольских и партийных собраниях преподавателей с кафедр общественных дисциплин и особенно – от преподавателей философии. Все как один умницы! А вот штатные политотдельцы – это было нечто невзрачное и неспособное к заинтересованному диалогу с курсантской массой: обычные никчёмные «армейцы», которым посчастливилось не просто под излёт карьеры выбраться из таёжных (или около того) гарнизонов, но и вдобавок попасть служить в один из самых элитных в советских Вооружённых Силах ввузов. А фамилия начальника политотдела – Шулдан – вообще стала для нас мерой измерения чужой тупости: «Один шулдан, три шульдана» и так до бесконечности…
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Осень 1983 года, Юра Коростий как первокурсник журфака Львовского ВВПУ. Царствие ему Небесное, поскольку его уже давно нет с нами. Золотой был парень! На любую агрессию в свой адрес неизменно отвечал не грубостью, а добрым, но едким юмором. Субординацию при общении со старшими соблюдал строго, но те должностные лица, которых в глубине души в данную конкретную минуту посылал далеко и безвозвратно (и сами знаете, куда посылал!), буквально из воздуха, почти явственно чувствовали истинное отношение к себе со стороны Юры, но что-либо предъявить «обидчику», чтобы расквитаться, оказывались бессильными – внешне не за что было! Таким вот дар обладал: не кривляется, не перечет, ни гримасничает, но в ответ орущему на него начальничку что-то сродни хлёсткой пощёчине!
Внук генерала-фронтовика, сын полковника-штабиста, он внутри армейского коллектива чувствовал себя как рыба в воде. Однако упорно насаждаемый в казарме командирский маразм достаточно быстро источил в нём терпимость к подобного рода закамуфлированному под уставные требования произволу. В какой-то момент беззлобная покорность (при образной фиге в кармане!) как мера защиты от деформации своего собственного «я» переросла в показушное фиглярство, а затем и в пофигизм, причём сразу в злобный – в форме многочасовых самоволок, прогулов занятий, наплевательского отношения к учёбе. И последнее произошло, как мне кажется, сразу после того, как наш первый по счёту ротный в неправедное наказание приказом-окриком принудил Юру собственноручно изрубить топором хромовые офицерские сапоги, в которых «виновный», несмотря на самые строгие запреты, продолжал, тем не менее, щеголять.
Наш комбат-3 подполковник Маликов был однополчанином папы Юры Коростия по Афгану. И он, как мог, боролся, чтобы наставить Коростия-младшего на путь истинный. Однако в этом ему не сумел помочь даже экстренный визит из Одессы во Львов Коростия-старшего.
То ли в апреле, то ли в мае 1985-го Юра добился-таки отчисления. Где-то около недели он «зависал» в нашем училищном батальоне обеспечения учебного процесса. Это подразделение располагалось на последнем этаже казарменного здания нашего 3-го батальона. Так что с Юрой накоротке виделись по несколько раз на дню. Солдатские погоны в отличие от курсантских ему совсем не шли, но зато сам он светился от счастья. Потом исчез – отправили дослуживать до грядущей осени в войска…
Ближе к нашему выпуску от него, помнится, эпизодически приходили из Одессы краткие весточки: учусь-де в университете и радуюсь штатской жизни, в том числе вовсю «отрываюсь» с девочками. Знали, что не врёт, и потому искренне радовались за Юрку, хотя и не завидовали шибко…
Сам я лишь недавно узнал, что Юра в лихие 1990-е был убит в Ташкенте, став вроде бы жертвой бандитского нападения. Подробности, увы, мне неведомы. От этого скорбного известия испытал в душе горе – словно родного человека навсегда потерял. Обязательно зайду в храм, чтобы поставить за упокой души Юры Коростия поминальную свечу...
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 15 Апреля 2021, 22:35:38 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 310
  • Ржевцев Юрий Петрович

Вот ещё одна безвозвратная потеря в рядах выпускников журфака Львовского ВВПУ 1987 года – Ахметов Булат Кайллурович. О драматических перипетиях его судьбы, в чате питомцев нашего 3-го батальона не так давно подробно поведал наш общий однокашник Игорь Елков: в связи с развалом СССР вынуждено уволился из армии, осенью 1993-го при обороне Белого дома командовал взводом таких же как сам добровольцев, выступивших на стороне Руцкого, и тогда же, сумев избежать ареста, укрылся в родном для себя Экибастузе, где затем в течение ряда лет руководил типографией. Полиграфический бизнес принёс материальное благополучие в дом, но вместе с тем, увы, и… зависть местных правоохранителей, жадных до чужого добра. «Отстёгивать» последним категорически отказался и за это по сфабрикованному делу – по этапу. Выдюжал, не сломался, не изменил себе, но, увы, не так давно не выдержало надорванное жизненными невзгодами сердце...
От себя скажу кратко: в творческом отношении – талантище! Если бы не развал СССР, который тогда поставил жирный крест на карьере многих из советских офицеров, то Булат наверняка со временем возглавлял бы список золотых перьев или «Красной звезды», или же журнала «Советский воин»… Скорблю по другу…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 15 Апреля 2021, 22:34:19 от Sobkor »
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »