Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Потери среди сотрудников органов внутренних дел  (Прочитано 35908 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
САНГАЕВ Убуш Дензенович (1914-1942), сотрудник Приволжского паспортного стола Управления милиции НКВД Калмыцкой АССР, лейтенант милиции (условно равно армейскому капитану).
Родился в 1914 году. Калмык.
Погиб 5 августа 1942 года в Калмыкии. Источник: http://www.ormvd.ru/mbook/257/8347/
Место захоронения неизвестно.
В Книге Памяти Республики Калмыкия не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
Здравствуйте!
Из досье еженедельника МВД России «Щит и меч»

И РАСПИСАЛСЯ ГУДЕРИАН В СВОЕМ БЕССИЛИЕ!
...25 ноября 1941 года на территорию Рязанской области впервые проникли моторизованные дозоры из войск Гудериана. Главным образом, это были, группы мотоциклистов и двигались они в сторону Рязани.
Один из таких разведдозоров был остановлен у окрестной к Рязани станции Стенькино: единственные во всей округе служивые люди – немногочисленные милиционеры и «ястребки» – врага встретили залпами в упор. При этом один мотоциклист был ими убит на месте, а еще один, упавший с мотоцикла при неудачной попытке на ходу развернуться, – пленен.
К сожалению, в другом месте – у села Попадьино Захаровского района, боестолкновение вышло не в нашу пользу: двигавшуюся им на встречу ”эмку” начальника Захаровского отделения милиции, гитлеровцы расстреляли из засады. В результате погибли, не успев даже обнажить табельного оружия, трое – сам начальник милиции Андриан Усачев, милиционер-водитель и женщина-врач…
Александр ЕНА.

Усачёв Андриан Фёдорович (1913-26.11.1941) – мой дальний родственник, самый младший брат моего прадеда Ивана, они оба родом из Устьянского района Архангельской области. Вот что упомянул об Андриане в своём труде о роде Усачёвых племянник Андриана – Пётр Александрович Усачёв: «Служил в структурах НКВД СССР. Осенью 1941 года село Захарово Рязанской области оказалось захваченным фашистским десантом. Сотрудники районного НКВД для борьбы с десантом временно ушли в подполье, но подпольщиков выдал немцам один из местных жителей. 26 ноября 1941 года под деревней Добрые Пчёлы в ходе завязавшегося боя с карателями А.Ф. Усачёв был убит. 1 декабря 1941 года с последними воинскими почестями его похоронили в деревне Фёдоровская Захаровского района».

Игорь, спасибо!
А фото офицера-героя в семье сохранилось?
Уважаемый Юрий Петрович, потомки рода Усачёвых разбросаны по всей стране и связь поддерживается лишь с довольно близкими родственниками. Поэтому фото у меня нет. Попробую разыскать у своих родителей. Могу лишь добавить, что сын Андриана проживает в посёлке Дзержинский Люберецкого района Московской области. С уважением, Игорь.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович

ФАРБМАН Макс Соломонович (1898-1941), боец 2-й роты 1-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области, ветеран пограничных войск, представитель старшего комначсостава в отставке.
Родился в 1898 году в областном центре Белоруссии городе Витебске. Еврей. Член РКП(б)-ВКП(б) с 1924 года: партбилет образца 1936 года за № 2736441. Был женат: супруга в годы Великой Отечественный – военный врач, призванная по мобилизации в 1941 году.
По утверждению родственников, к началу 1940-х гг. – офицер-пограничник, проходивший военную службу на Дальнем Востоке.
Сохранился фотопортрет М.С. Фарбмана, на котором он запечатлён с тремя «шпалами» в командирских петлицах: если снимок сделан до 1940 года, – полковник, если в 1940-м, – подполковник.
Был уволен с военной службы по состоянию здоровья – в связи с больными почками.
К лету 1941 года – военный пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве, где состоял на партийном учёте в Коминтерновском райкоме ВКП(б). Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 52.
С началом Великой Отечественной войны – боец-доброволец в рядах Коминтерновского истребительного батальона УНКВД по г. Москве и Московской области, а ко второй половине ноября 1941 года – боец 2-й роты 1-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области.
Приказом по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 33 от 24 ноября 1941 года включён в состав сводного боевого отряда численностью в 495 штыков, которому предстояло убыть на Клинское (оно же в терминологии командования полка – Рогачёвское) направление. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 16, л. 57.
Приказом по той же части за № 14 от 15 января 1942 года объявлен пропавшим без вести «как не вернувшийся из спец. командировки в Рогачёвском направлении от 23.11.41 г.». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 36.
В 1942 году партбилет безвозвратно выбывшего коммуниста М.С. Фарбмана партийным бюро Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области сдан на погашение в установленном для таких случаев порядке. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 11.
В действительности погиб в бою, предположительно, 28 ноября 1941 года и в настоящий момент прах М.С. Фарбмана покоится на воинском мемориале, который расположен на окраине деревни Василево Большерогачёвского сельского поселения Дмитровского района Московской области, однако в официальный скорбный список внесён как якобы красноармеец по воинскому званию, а не боец-ополченец.
Увековечен в:
- Книге Памяти Москвы – т. 13, стр. 217, но с четырьмя искажениями: 1) как якобы призванный Московским ГВК, а не боец-доброволец Истребительных формирований УНКВД по г. Москве и Московской области; 2) как якобы красноармеец, а не боец-диверсант столичного гарнизона внутренних дел; 3) и 4) как якобы пропавший без вести «25.11.1941 у д. Соково (Рогатино) Московской обл.», а не погибший в те же ноябрьские дни 1941 года у деревни Василево Большерогачёвского сельского поселения Дмитровского района Московской области;
- Книге Памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом – т. 4, стр. 109, но с четырьмя искажениями: 1) как якобы призванный Московским ГВК, а не боец-доброволец Истребительных формирований УНКВД по г. Москве и Московской области; 2) как якобы красноармеец, а не боец-диверсант столичного гарнизона внутренних дел; 3) и 4) как якобы пропавший без вести «25.11.1941 у д. Соково (Рогатино) Московской обл.», а не погибший в те же ноябрьские дни 1941 года у деревни Василево Большерогачёвского сельского поселения Дмитровского района Московской области.
В Книге Памяти сотрудников органов контрразведки не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Последнее письмо М.С. Фарбмана на фронт супруге:



Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
Тихвин, Фишова (Николина) гора, могила пожарных
Фото Алексея Седельникова отсюда: http://lenww2.ru/index.php/region01/area16



8136701180 Тихвин. Фишова (Николина) Гора. Мемориал «Могила Пожарных»;
Время захоронения: 1941 год.
Существующий памятник установлен 15 апреля 2002 года. Текст: «Здесь похоронены пожарные, героически погибшие при ликвидации крупного пожара, возникшего при налёте вражеской авиации 14 октября 1941 года на железнодорожной станции города Тихвина:
Бураков А.Ф.
Васильев А.И.
Вознесенский В.Н.
Заглядов П.Я.
Иванов И.А.
Калистратов П.Я.
Копцов П.И.
Моргун А.Г.
Тальбах И.Д.
Фадин Н.П.
Вечная слава героям
».
В могиле захоронены 10 Тихвинских пожарных, погибших 14 октября 1941 года. В этот день Тихвин пережил страшное потрясение: впервые налёт вражеской авиации принёс массовую гибель людей, в том числе и детей. Станцию, где стояли поезда с ранеными красноармейцами и эвакуировавшимися из Ленинграда женщинами и детьми, составы с боеприпасами и цистерны с горючим, бомбили 6 часов. Пожарные пытались укротить пламя, помогали людям вырваться из пекла.
Ухаживают за могилой сотрудники 28-го отряда Федеральной противопожарной службы по Ленинградской области.

Из письма администрации г. Тихвина: «…Ответственность за некоторые памятники приняли на себя: - ГУ «28 отряд федеральной противопожарной службы по Ленинградской области» - мемориальная плита на здании пожарной части - улица Машиностроителей, дом 1».
8136701540 Тихвин, фасад пожарной части; Мемориальная доска «Фамилии бойцов-пожарных»;
Установлена в 1990-е годы. Текст: «Вечная слава пожарным, погибшим в борьбе за независимость нашей Родины:
Бураков А.Ф.
Васильев А.И.
Вознесенский В.Н.
Заглядов П.Я.
Иванов И.А.
Калистратов П.Я.
Копцов П.И.
Моргун А.Г.
Тальбах И.Д.
Фадин Н.П. – героически погибли при ликвидации крупного пожара возникшего при налёте вражеской авиации 14 октября 1941 года на железнодорожной станции Тихвин
».

Тихвин, железнодорожный вокзал, мемориальная доска «Фамилии работников ст. Тихвин»:
«Здесь на станции Тихвин 14 октября 1941 года во время бомбардировки эшелонов с эвакуированными из Ленинграда, спасая женщин, детей и раненых, пали смертью храбрых работники станции Тихвин
Антипин Н.Н.
Болгад И.А.
Васильев Л.И.
Заглядов П.Ф.
Иванов И.А.
Калистратов П.Я.
Талбах И.Д.
Фадич Н.П.»
.



Смею выдать небольшой коммент: В военную (предвоенную и долго послевоенную) пору, ст. Тихвин – крупнейший ж/д. узел северо-запада. По сути, жизнь города кипела вокруг ж/д. узла. А ещё более точно – ст. Тихвин и была городом Тихвин (с подчинением Бабаевскому отделению северной железной дороги, Вологодской области, с границей по ст. Валя).
О чём это? Вероятнее всего, можно поставить знак равенства: «пожарная команда города» = «пожарная команда железной дороги»… (опуская юридические тонкости подчинённости во время пожара).
Тогда, строки с фамилиями на мемориальных досках пожарных и работников железной дороги, так же можно сравнить!?!
Васильев Л.И. (? Васильев А.И.)
Заглядов П.Ф. (? Заглядов П.Я.)
Талбах И.Д. (? Тальбах И.Д.)
Фадич Н.П. (? Фадин Н.П.)
Однако, из администрации Тихвина накопилось столько не отвеченных по существу, заданных им вопросов, что…
А тем временем, «мраморные» ошибки (или безответственное вредительство) продолжают плодится…

«56. Улица Васильева. Васильев Александр Иванович, помощник начальника городской пожарной команды. Героически погиб во время бомбежки железнодорожной станции Тихвин 14 октября 1941 года. Похоронен в Тихвине на старом кладбище в братской могиле пожарных
Утром 14 октября 1941 года на станцию Тихвин, где стояли поезда с ранеными красноармейцами и эвакуировавшимися из Ленинграда женщинами и детьми, а также составы с боеприпасами и цистерны с горючим, налетели вражеские самолеты. Началась сильнейшая бомбежка. Станцию заволокло дымом. И тут произошло самое страшное – взорвалась цистерна с бензином. Казалось, в этом огненном аду полыхало всё, даже воздух. Раненые бойцы в белых окровавленных бинтах, женщины, дети пытались спастись под поездами и гибли там от огня и осколков рвущихся снарядов. Железнодорожники растаскивали составы, отцепляя от них горящие вагоны. Исполняли свой долг и пожарные, пытавшиеся укротить огонь и помочь людям вырваться из горящего пекла. Среди пожарных, выполнявших свой долг и героически погибших в этот день, был и помощник начальника городской пожарной команды А.И. Васильев. В 1968 году накануне 50-летней годовщины создания Советской пожарной охраны руководство Тихвинского отряда профессиональной пожарной охраны обратилось с ходатайством в Тихвинский горком КПСС и исполком Горсовета об увековечении памяти работников Тихвинской пожарной команды, погибших при ликвидации пожара на станции Тихвин 14 октября 1941 года. В память о подвиге погибших в этот день пожарных была изготовлена и установлена на здании пожарной охраны мемориальная доска, а улица Портовая переименована в улицу Васильева».


Не исключено, что пожарный Фадин это увековеченный в Книге Памяти Челябинской области (т. 2, стр. 161) «Фадин Николай Павлович 1918, слесарь пожарной охраны». Источник: запись в ОБД под № 401310791).

«Советской пожарной охране – 50 лет
ПОЖАРНЫЕ ВСЕГДА НА ВАХТЕ В ГОДЫ МИРА И ВОЙНЫ
Пятьдесят лет назад, 17 апреля 1918 года, основатель первого в мире Советского государства Владимир Ильич Ленин подписал Декрет Совета Народных Комиссаров «Об организации государственных мер борьбы с огнем». Отмечая пятидесятилетие Советской пожарной охраны, хочется рассказать о боевом пути Тихвинской профессиональной пожарной части, а также добровольных пожарных дружин города и района.
С развитием нашей промышленности оснащалась новой техникой и пожарная охрана, В 1936 году Тихвинская пожарная команда впервые получила специальные автомобили (автонасосы): «АМО-Ф-15» и «ГАЗ-АА». И хотя ещё была слаба техническая оснащённость, личный состав успешно справлялся с тушением пожаров.
Много сил укреплению команды, повышению её боеспособности отдал Н.Д. Горев, ныне пенсионер. Мы гордимся такими ветеранами, как шоферы И.М. Малышев и А.Н. Бабушкин, работающие свыше тридцати лет. Эти товарищи в совершенстве владеют новейшей техникой.
В годы Великой Отечественной войны личный состав команды проявлял исключительное мужество и отвагу при тушении пожаров, возникавших от бомбежки вражеской авиации. Так, 14 октября 1941 года на железнодорожной станции Тихвин самоотверженно вели борьбу с огнём начальник караула В.Г. Дудкин, бойцы Макаров и Романов, командир отделения Егоров, шофёры Бабушкин и Карзанов. В период тушения этого пожара смертью храбрых погибли помощник начальника команды Васильев, командир отделения Заглядов, бойцы Фадин, Иванов, Калистратов, Тельбах.
С целью увековечения памяти павших на боевом посту исполком горсовета принял решение переименовать в городе Портовую улицу в улицу имени Васильева и установить мемориальную доску на здании пожарной части.
Тихвинская пожарная часть сейчас оснащена новейшей автомототехникой. Благодаря самоотверженной работе личного состава в 1967 году в городе резко снижены пожары и убытки от них. Хорошо несут службу, кроме указанных шофёров-ветеранов, начальник караула А.Т. Коркин, диспетчеры Н.И. Бубнова, В.И. Архипова, Н.П. Пахомова, командиры отделения В.С. Смирнов и К.Т. Коркин, старшие инструкторы Г.Е. Цветков, А.И. Гвоздева и многие другие.
Большую противопожарную работу ведут на промышленных предприятиях специальные комиссии под председательством главных инженеров: на Тихвинском лесодеревообрабатывающем комбинате – В.П. Сбоева, нефтебазе – В.И. Грушева, в леспромхозе – Н.И. Садкова и в лесхимзаводе.
На ряде промышленных предприятий, в совхозах и подсобных хозяйствах имеются боевые способные пожарные подразделения, состоящие как из штатных работников, так и из добровольцев. Команды и дружинники лесхимзавода, станции Тихвин, завода «Центролит», Тихвинского и Капшинского леспромхозов, совхозов «Культура» и «Шугозеро» зорко охраняют народное добро от пожаров.
Необходимо отметить, что отдельные граждане нашего города оказывают действенную помощь пожарным в ликвидации очагов загорания, а порой идут на риск во имя спасения людей, оказавшихся в горящих помещениях. Так, медалью «За отвагу на пожаре» награждены рабочий совхоза «Андреевский» Н.С. Семенов, шофёр Тихвинского узла связи Г.А. Горшков и пенсионер П.Ф. Павлович.
Личный состав Тихвинской профессиональной пожарной части вместе с добровольными дружинами не пожалели сил для того, чтобы ещё выше поднять противопожарную безопасность объектов народного хозяйства в городе и районе.

И. ГРИНЬКО,
начальник Тихвинской
профессиональной пожарной части.
»
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович

1940 год, Мария Константиновна Погорелова как курсант Херсонской инструкторской авиационной школы Осоавиахима СССР.

ВЫШЕ НЕБА ТОЛЬКО ЗВЁЗДЫ!
И на малой родине – в селе Политотдельское Николаевского района Волгоградской области, – и на по месту последнего упокоения – в посёлке Абезь Интинского района Республики Коми – благодарные потомки чтут эту мужественную женщину как отважную боевую и полярную лётчицу. Её имя – Мария Константиновна Погорелова. Регалий, которых была удостоена при жизни, – два ордена (Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени) и две медали – «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За взятие Кёнигсберга». Но сама она, можно не сомневаться, больше всего гордилась статусом члена Осоавиахима, поскольку именно оборонное общество не просто подарило ей путёвку в небо, а породнило с небом. Впрочем, обо всём по порядку.
В семье родителей Мария стала шестым и последним по счёту ребёнком: отец, только что вернувшийся с фронтов Гражданкой отставной красноармеец, вынужденно уехал на сезонные заработки в Астрахань, где скоропостижно скончался. Домочадцы по причине своей почти полной нищеты (хотя крестьяне, но безземельные, весь донельзя скудный доход – он только от непосильного батрачества на кулаков) даже не имели возможности проводить его в последний путь. Кое-как наскребли лишь некоторое количество продуктов для местного батюшки, чтобы справить по почившему в Бозе далеко от дома рабу Божьему Константину Петровичу Погорелову заупокойную.
Детские воспоминания – безрадостные, поскольку вдовья семья перебивалась с хлеба на воду. А вот в 1932 году – вдруг как в сказке: одиннадцатилетняя Маша совершенно неожиданно для себя стала жительницей самого большого и главного города страны – Москвы! Сюда её вместе с матерью забрал старший брат – Иван. Он только что закончил учёбу в Ленинграде и как краском броневых сил с высшим военно-инженерным образование получил назначение в аппарат Управления по механизации и моторизации РККА. Правда, через два года Маше пришлось вернуться в Поволжье, поскольку теперь под свою опеку её уже взяла старшая сестра – Екатерина, колхозный счетовод. Здесь девочка в 1935-м закончила семилетку, но в том же 1935-м вновь к своей огромной радости стала… москвичкой: в златоглавую из родных мест она переехала вместе сестрой Екатериной, которая как высококвалифицированный финансовый работник получила назначение в аппарат Госбанка.
Хлопоты, связанные с переездом и бытоустройством на новом месте жительства, исключили возможность продолжить обучение, а юный возраст ещё не позволял трудоустраиваться, поэтому пришлось пропустить год. Лишь осенью 1936-го Мария стала жить отдельно и самостоятельно: став свежеиспечённой работницей такого элитного, но режимного предприятия, как Московская печатная фабрика Госзнака, получила комнату в коммуналке, которая в свою очередь находилась на Малой Тульской.
Бурная круговерть трудовых будней привели девушку в ряды сначала стахановцев производства, а затем и… авиаторов Осоавиахима: комсомол активно призывал советскую молодёжь овладевать азами военного дела, при этом самые физически крепкие и здоровые приглашались в аэроклубы, чтобы в часы досуга овладевать здесь профессией пилота. Среди тех, кто с радостью откликнулся на этот пламенный призыв, была и семнадцатилетняя Мария Погорелова. Сначала в стенах Дзержинского аэроклуба города Москвы она закончила планерную школы, а через год – в 1938-м – и девятимесячную лётную.
Из датированной 1 сентября 1938 года аттестации учлёта Дзержинского аэроклуба Москвы М.К. Погореловой: «За время учёбы в аэроклубе проявила себя с отличной стороны. Дисциплинирована, политически выдержана и политически грамотна. Хорошая ученица. Инициативная. Немало получила благодарностей за хорошую учёбу. Теоретически грамотная. Владеет хорошими волевыми качествами командира. Смелая находчивая. Отличная техника пилотирования… Может быть хорошим лётчиком-инструктором и преподавателем в авиации Осоавиахима или ГВФ».
Всего же в данный период, согласно документам, хранящимся в Центральном архиве ДОСААФ России, на самолёте У-2 она совершила 157 вылетов с общим числом налёта, превышающем 36 часов. В общем, нет ничего удивительного в том, что эту способную и целеустремлённую девушку по выпуску оставили в том же аэроклубе инструктором-лётчиком. Так сбылась мечта Марии стать не просто профессиональным авиатором, а именно представителем лётно-подъёмного состава!
А ровно через год её ждало очередное нежданное поощрение: Школьный отдел Управления авиации Осоавиахима СССР и РСФСР персонально по развёрстке выделил ей одно место в рядах предстоящего (на январь-май 1940 года) набора курсантов Инструкторского курса Херсонской инструкторской авиационной школы Осоавиахима СССР. И это было на правах подарка, ибо там, в Херсоне, готовили кадровых командиров авиации Осоавиахима!
К слову будет сказать, что на момент убытия на учёбу в Херсон в лётной книжке Марии значилось уже 65 часов налёта!
Из аттестации М.К. Погореловой как выпускницы авиашколы: «…Показала себя хорошей курсанткой. На самолёте У-2 летает на «хорошо», теоретический бал – 4,7. Дисциплинирована. Среди товарищей пользуется авторитетом. Политически грамота, идеологически выдержана.
ВЫВОД: может работать хорошим инструктором-лётчиком-преподавателем…».
А это уже строки из комсомольской характеристики за тот же период, которая также ныне хранится в фондах Центрального архива ДОСААФ России: «…В Херсонской авиашколе показала себя как честный, дисциплинированный комсомолец. Комсомольские поручения выполняла точно и своевременно… Являлась активным участником в общественной жизни. Несла общественную нагрузку группорга лётной группы…».
Кстати, выпускной курс, в рядах которого обучалась пилот запаса М.К, Погорелова, стал предпоследним в осоавиахимовской судьбе Херсонской ИАШ: 29 ноября 1940 года решением Центрального совета оборонного общества эта авиашкола была передана в подчинение ВВС Красной Армии с перепрофилированием на подготовку будущих лётчиков-истребителей…
Однокурсников Марии по предписаниям кадровики раскидали по всем уголкам СССР, при этом мало кто из них попал в родные для себя места: в Осоавиахиме, как и в оборонном ведомстве, жёстко применялся экстерриториальный принцип комплектования. Однако героине нашего повествования в данном случае несказанно повезло – предписание, которое ей вручили в отделе кадров авиашколы, гласило, что ей предстоит вернуться в родной для себя коллектив сотрудников Дзержинского аэроклуба столицы! Как свидетельствуют документы из Центрального архива ДОСААФ СССР, в данном качестве она пребывала и по состоянию на 23 октября 1940 года. И на этом сведения здесь о ней, увы, обрываются…
Чтобы прояснить дальнейшую судьбу отважной лётчицы, автору этих строк пришлось уже ехать в Подольск – в читальный зал Центрального архива Министерства обороны РФ. И вот что удалось таким образом выяснить: с 1943 года – в рядах ВВС Красной Армии в звании младшего лейтенанта, при этом место призыва не указано, а вместо него вписан термин «кадровая», что однозначно указывает на то, что в ряды военных авиаторов была направлена по мобпредписанию из авиации Осоавиахима!
В течение нескольких месяцев переучивалась на пилота бомбардировщика, по причине чего на фронт попала только в апреле 1944 года, но при этом сразу была назначена командиром экипажа пикирующего бомбардировщика Пе-2 из состава 125-го (женского) гвардейского бомбардировочного авиационного (впоследствии – Борисовский орденов Суворова и Кутузова) полка имени Героя Советского Союза Марии Расковой и в данном качестве – в горниле Белорусской, Прибалтийской и Восточно-Прусской стратегических наступательных операций.
17 сентября 1944 года в ходе боевого вылета на бомбардировку моторизованных вражеских колонн, спешивших на усиление обороны латвийского местечка Иецава, зенитным огнём с земли был выведен из строя один из двух моторов пилотируемого гвардии младшим лейтенантом М.К. Погореловой самолёта, однако «т. ПОГОРЕЛОВА сумела довести подбитую машину на свой аэродром на одном моторе и произвести посадку».
15 декабря всё того же 1944 года она со своим экипажем совершила почти невозможное: в условиях, по сути, нелётной погоды (снежный шквал) вывела самолёт точно на цель, расположенную в порту Либавы (ныне – латвийский город-порт Лиепая), и в условиях яростного противодействия бессчётных зенитных средств противника (вокруг самолёта фиксировалось до 80 разрывом зенитных снарядов одновременно!) прицельно поразила её!
Также беспощадно она громила фашистов с воздуха на Земландском полуострове Восточной Пруссии, а после падения Кёнигсберга (ныне – российский Калининград), Фишхаузена (ныне – Приморск Калининградской области РФ) и Пиллау (ныне – Балтийск Калининградской области РФ) – восточнопрусских твердынь, которые перед этим бомбила в составе своего женского полка, уже в мае 1945-го добивала в Латвии упорно отказывавшуюся капитулировать Курляндскую группировку вермахта.
Всего же за период своей фронтовой страды офицер-лётчик М.К. Погорелова совершила сорок успешных боевых вылетов с общим боевым налётом в 40 часов 50 минут.
Там же на фронте, как это и не удивительно, она вышла замуж, но при этом, правда, оставила себе свою девичью фамилию. Её избранник – выпускник 1928 года 2-й (Борисоглебской) военной школы лётчиков имени Осоавиахима Николай Павлович Майков. Этот доблестный боевой офицер был её сослуживцем по 4-й гвардейской бомбардировочной авиационной Борисовской Краснознамённой дивизии. Несмотря на существенную разницу в возрасте (он – 1907 года рождения, а она – 1921-го) они, тем не менее, крепко и по-настоящему полюбили друг друга. И их любовь была настолько сильной, что не допускала разлуки любимых. Именно поэтому уже после войны эта супружеская пара составила… лётный экипаж: Николай Павлович – 1-й пилот, а Мария Константиновна – 2-й пилот военно-транспортного самолёта Ли-2. И было это уже, как несложно догадаться, в Заполярье.
В ряде источников авторы исследований настаивают на версии, что Мария Константиновна Погорелова – первая лётчица в советской полярной авиации! Однако сложно судить, насколько справедливо данное утверждение. Во-первых, на сей счёт отсутствуют официальная статистика, а, во-вторых, местом службы Марии Константиновны как полярной лётчицы был всё-таки не Главсерморпуть (а именно авиагруппировка данного ведомства официально именовалась полярной авиацией СССР!), а… уголовно-исполнительная система в лице Северного управления (штаб-квартира – в посёлке Абезь Коми АССР) Главного управления лагерей железнодорожного строительства МВД СССР.
Напомним, что озвученный выше Севжелдорлаг в 1947-1953 гг. в тяжелейших условиях арктического климата (а это всё в 200 км южнее Полярного круга и одновременно на участке длинной в 1263 км!) осуществлял строительство трансполярной железнодорожной магистрали Салехард – Надым – Игарка.
Там же в Абезе дислоцировалось и подразделение ведомственной авиации. Его лётно-подъёмный состав погон не носил, как, впрочем, и униформы Гражданского воздушного флота, – просто штатские люди, работающие по найму на выгодных для себя условиях. Но при этом полярные авиаторы союзного МВД во всём, по сути, были приравнены к коллегам из Главсерморпути. А основная миссия, которую выполняли в тех северных широтах, – она, как и в военно-транспортной авиации: круглосуточная и круглогодичная роль воздушных извозчиков. Однако спрос, в том числе и в вопросах лётной дисциплины, – как с военных из экипажей кораблей дальней авиации, поскольку груз ответственности, который ложился на их плечи, – посильный только истинным асам, ибо ежеминутно присутствовал фактор запредельной экстремальности: вместо аэродромов, как правило, малоприспособленные для взлётов и посадок площадки в тундре, тайге или на льду замёрзших рек и озёр, а сами полёты – многочасовые, без устойчивой радиосвязи и радионавигации и при этом чаще всего в условиях снежных бурь, нулевой видимости и по-арктически низких температур за бортом.
В общем, выдерживали только сильнейшие из профессионалов, а супруги Николай Павлович Майков и Мария Константиновна Погорелова были именно из числа таких!
Они и погибли вместе: 21 декабря 1948 года их выносливый Ли-2 по заданию командованию вылетел в Салехард. Везли туда нескольких пассажиров и ценный груз. По возвращению членов экипажа ждал долгожданный отпуск.
Над напоминающем подкову массивом Райиз (а именно отсюда начинается южная часть Полярного Урала) самолёт настигла непогода, и в условиях ограниченной видимости лётчики, несмотря на всё своё отточенное годами мастерство, не сумели отвернуть от внезапно выросшей на курсу пологой и сложенной из перидотитов скалы...
Пропавший Ли-2 искали больше недели: с земли – железнодорожники, геологи, строители и местные жители, а с воздуха – друзья-лётчики. И все до последнего надеялись, что сгинувший экипаж всего лишь совершил вынужденную аварийную посадку. Но все эти поиски оказались тщетными: самолёт и находившие на его борту шестеро человек, как в воду канули. На место же авиакатастрофы случайно наткнулся пасший в тех местах свои стада оленевод Викула Хатанзейский. Он-то и принёс скорбную весть…
Траурная церемония прощания с погибшими состоялась 1 января 1949 года в театре посёлка Абезь. У каждого гроба был выставлен почётный караул. А очередь из людей, пришедших оплакать боевых товарищей и сослуживцев, растянулась на километр.
Жертв авиакатастрофы, в том числе и членов экипажа, с отданием всех последних воинских почестей похоронили на поселковом кладбище, которое теперь именуется Старым гражданским, при этом само место захоронения было официально объявлено воинским.
В дни празднования 40-летия Великой Победы муниципальные власти возвели на этом месте воинский мемориал, украшенный в изголовье красной пятиконечной звездой высотой в 1,35 м. Сама звезда – на металлической тумбе. Такие же выкрашенные в серый цвет металлические тумбы, но только меньшего размера заменили собой деревянные, солдатского образца могильные пирамидки. Одновременно по периметру вкопали девятнадцать чугунных столбиков, на которых теперь крепятся корабельные цепи.
Ещё одна реконструкция мемориала имела место 11 октября 1985 года: представители общественности при содействии местных властей установили чуть ниже звезды мемориальную плиту. Её текст гласит: «Членам экипажа самолета Ли-2 и участникам экспедиции – пионерам освоения Крайнего Севера, погибшим 21.12.1948»…
Да, могила легендарной лётчицы далеко и от родного ей Поволжья (по прямой от села Политотдельское – 2577 км), и от не менее родной для неё Москвы (по прямой – 2135 км), но разве существуют расстояния для безмерной благодарности потомков в адрес своих героических предков?! Такое неразрывное духовное родство поколений поэты именуют памяти серебряными нитями. В связи с этим никогда не канун в Лету и героическое деяния Марии Константиновны Погореловой как воспитанницы авиации Осоавиахима, положившей свою жизнь на Алтарь Отечества. Она жила небом и, оставаясь до последнего вздоха бесстрашной, погибла в небе!
Юрий РЖЕВЦЕВ.


1938 год, Мария Константиновна Погорелова как учлёт Дзержинского аэроклуба Московского городского совета Осоавиахима СССР и РСФСР.


1939 год, Мария Константиновна Погорелова как инструктор-лётчик Дзержинского аэроклуба Московского городского совета Осоавиахима СССР и РСФСР.


Из фотоальбома, посвящённого воинам 125-го (женского) гвардейского бомбардировочного авиационного Борисовского орденов Суворова и Кутузова полка имени Героя Советского Союза Марии Расковой.


Первые послевоенные месяцы, супруги-фронтовики Мария Константиновна Погорелова и Николай Павлович Майков.


1948 год, аэродром МВД СССР, который находился у посёлка Абезь Интинского района Коми АССР, Мария Константиновна Погорелова при боевых наградах у «своего» Ли-2.

https://www.obd-memorial.ru/memorial/fullimage?id=89902918&id1=5cb3a438d2714ac0db1971f6f7e981fb&path=Z/017/%D0%9F%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%20%D0%92%D0%9C%D0%A6/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8/00000207.JPG
https://www.obd-memorial.ru/memorial/fullimage?id=89902925&id1=a267dc8e452d59d58b06e3a1cdaf7b49&path=Z/017/%D0%9F%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%20%D0%92%D0%9C%D0%A6/%D0%A0%D0%B5%D1%81%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8/00000208.JPG

« Последнее редактирование: 08 Января 2018, 14:47:13 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
4 декабря 2015 года
Автор – майор милиции Ольга КУЛИКОВА (г. Минск)

«ПРОБЕЛЫ В СУДЬБЕ ПОГИБШИХ ГЕРОЕВ УСТРАНЯЮТ СОТРУДНИКИ БАРАНОВИЧСКОГО ОВДТ
Для начальника Лунинецкого ОВДТ подполковника милиции Олега Кляцко это был обычный рабочий день: находясь в служебном кабинете, он разбирал неотложные дела, которых в тот момент оказалось немало. Вдруг на пороге появилась дама в возрасте:
- Здравствуйте, меня зовут Ирина Владимировна Соколовская. Я внучка вашего бывшего сотрудника Алексея Ильича Волкова, который погиб в ноябре 1944 года при исполнении служебных обязанностей. Узнала, что вы открыли мемориальную доску, посвященную моему дедушке.
Олегу Анатольевичу было от чего отложить в сторону документы.
…Эта история началась около четырех лет назад. В беседе с журналистом «НС» председатель ветеранской организации УВДТ полковник милиции в отставке Николай Верхов посетовал, что никак не может установить обстоятельства гибели старших оперуполномоченных линейного отделения милиции на станции Лунинец Брест-Литовской железной дороги старшего лейтенанта Алексея Ильича Волкова и лейтенанта Василия Андреевича Лычёва. Известно лишь, что трагедия произошла в ноябре 1944 года в деревне Бостынь во время задержания банды. Ведомственное издание подключилось к поискам. С помощью руководителя ветеранской организации Лунинецкого РОВД подполковника милиции в отставке Николая Мигеля стала ясна полная картина.
...Осенью 1944 года на Лунинетчине объявилась банда украинских националистов. 24 ноября они взяли в заложники председателя и секретаря Бостынского сельсовета. О случившемся незамедлительно сообщили в райцентр. На место событий на паровозе с прицепным вагоном выехала специальная группа.
Преступники отстреливались из пулемета. Этот бой стал последним для пятерых бойцов правопорядка – начальника райотдела НКВД капитана Михаила Трошина, районного военкома капитана Ивана Лосева и партизана отряда «За Родину» бригады имени Кирова Пинского партизанского соединения Анатолия Князева, а также Алексея Волкова и Василия Лычёва…
Несколько лет назад подполковник милиции Олег Кляцко, собрав подчиненных, предложил увековечить память павших милиционеров-транспортников. Так возникла идея установить мемориальную доску. Деньги на ее создание добровольно пожертвовали сотрудники и ветераны подразделения. Она появилась на здании Лунинецкого отделения внутренних дел на транспорте 22 ноября 2012 года, или почти через 68 лет после той трагической операции.
…Тогда всё произошедшее казалось чем-то фантастическим. Но нашлись неугомонные головы, посчитавшие установление обстоятельств гибели Алексея Волкова и Василия Лычёва только первым шагом в начале большого пути. Была поставлена еще более амбициозная, в то время казавшаяся многим совсем недостижимой цель – найти могилы героев. Определенные предпосылки для этого имелись – было известно, что офицеров похоронили в Барановичах.
Николай Верхов и «НС» продолжали отслеживать ситуацию. Делом заинтересовался председатель Брестского областного совета БООВ ОВД и ВВ полковник милиции в отставке Георгий Длюбарский. Основная же тяжесть поисков легла на плечи представителей Барановичского ОВДТ, в состав которого входит Лунинецкое отделение. К сожалению, на протяжении нескольких лет все усилия были тщетными.
В это время в далеком Санкт-Петербурге Ирина Владимировна Соколовская, кстати, музейный работник, решила поинтересоваться, знает ли Интернет что-нибудь о ее дедушке. В итоге она отыскала материал «НС» об открытии мемориальной доски на здании Лунинецкого ОВДТ. Когда ехала в гости к живущей в Европе дочери, женщина нашла возможность заглянуть в полесский райцентр – почтила память деда, возложив цветы к его мемориальной доске. По дороге домой она планировала посетить Барановичи, чтобы побывать на могиле Алексея Ильича. Когда-то давно, чтобы поклониться памяти отца, во второй город Брестчины приезжала ее мать. Но, увы, до нынешнего поколения милиционеров сведения о захоронении не дошли.
Кстати, Ирина Владимировна приехала в Беларусь не с пустыми руками. Во-первых, она подарила снимок своего дедушки. В архиве МВД до сих пор хранятся личные дела А. Волкова и В. Лычёва, однако фотография имеется только Василия Андреевича. Во-вторых, Ирина Соколовская передала в Лунинецкое ОВДТ копию похоронки: «Мы вместе с Вами переживаем это большое горе, тяжелой раной легла на наши сердца. Ваш муж отдал Родине и партии Ленина-Сталина все свои силы и способности в борьбе против фашистских выродков погиб честно на своем боевом посту. Светлая память о нем останется надолго в нашей семье работников милиции Брест-Литовской железной дороги.
Похороны Вашего мужа состоялись 27/Х1-44 г. в 3 часа дня на кладбище города Барановичи по всем правилам были отданы воинские почести, весь путь до самой могилы сопровождал оркестр музыки, провожали его товарищи и Орджаникидзевской дороги. Ваша задача тов. Волкова беречь свое здоровье для того, чтобы воспитать Ваших детей такими же преданными, храбрыми нашей Родине, каким был их отец и Ваш муж. Со всеми вопросами в области оказания Вам помощи обращайтесь к Начальнику милиции, последние конечно не откажут. В части денежной помощи Вашим детям будет установлена пенсия, которую будете ежемесячно получать на месте», – пишет заместитель начальника дорожного отдела милиции по политической части Михеев (орфография и стиль автора сохранены. – Авт.).
В тот приезд навестить могилу деда не было ни малейшего шанса. Ирина Владимировна, оставив номера своих сотового и питерского городского телефонов, покинула Беларусь с твердым намерением вернуться, когда станет что-нибудь известно. Она же дала еще одну очень важную ниточку – ее мама рассказывала о братском захоронении на одном из барановичских кладбищ.
Визит Ирины Соколовской придал поискам новый импульс, а полученная от нее информация помогла отыскать место, где нашли последнее пристанище Алексей Волков и Василий Лычёв. Оно стало известно месяц назад при помощи военного комиссара Барановичского объединенного городского военного комиссариата полковника Вадима Королика.
Сейчас одиночные и братские могилы на кладбище по улице Загородная объединены в одну историко-культурную ценность «Воинский участок гражданских захоронений». Здесь покоятся воины и партизаны, погибшие в 1941-1945 годах. Среди них – дважды Герой Советского Союза Михаил Степанищев, Герои Советского Союза Василий Матронин, Иван Лисин, Александр Наконечников, а также генерал-майор Иван Рагуля, подпольщик Николай Дорошевич, другие воины. И, как мы уже знаем, погибшие милиционеры Алексей Волков и Василий Лычёв. Здесь же находится братская могила польских граждан – жертв фашизма.
В начале 1960-х годов на кладбище по улице Загородная перенесены останки погибших, захороненных в различных частях Барановичей. На основе самой большой братской могилы создали мемориальный комплекс. В 1963 году на братской могиле воздвигли обелиск, а на отдельных захоронениях, вошедших в комплекс, установили плиты. В 1985 году памятник заменили на новый.
…Но в этой истории еще рано ставить точку. Во-первых, как рассказал начальник Барановичского ОВДТ подполковник милиции Сергей Фесюн, сейчас согласовывается дата траурного митинга, который пройдет на мемориальном комплексе. На мероприятие обязательно пригласят Ирину Владимировну Соколовскую. Есть надежда, что она поведает белорусским милиционерам неизвестные факты из биографии своего героического деда. Во-вторых, Николай Верхов задался целью при содействии ветеранской организации МВД России отыскать потомков и Василия Лычёва. В личном деле офицера говорится, что у него остались родные в Куйбышевской области (ныне – Самарской). Конечно, за семь десятилетий утекло немало воды. Но ведь семья Алексея Волкова по-прежнему живет в Санкт-Петербурге, как это было при его жизни. И нам вполне может повезти еще раз. Эта история уже неоднократно доказывала, что невозможное возможно. Главное, не сдаваться».



Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отсюда: http://www.polkmoskva.ru/people/959624/


Ковалевич Макар Иванович (1907-12.02.1942), милиционер 18-го отделения милиции города Ленинграда.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
Добрый вечер!
Я веду поиск в отношении брата моего деда – Ильина Михаила Дмитриевича. Только в Книге Памяти сотрудников органов контрразведки мы нашли некоторые сведения о нём: «Ильин Михаил Дмитриевич род. в 1911 г. в Чкаловской обл. Боец истребительного мсп УНКВД Московской обл. Член ВКП(б). Пропал без вести в ноябре 1941 г. на Дороховском направлении Московской обл.».

Ilalex, здравствуйте!
«Дороховское направление» – название «от» посёлка Дорохово Рузского района Московской области. В ночь с 18 на 19 ноября 1941 года туда в тыл противника проникли одиннадцать оперативных групп общей численностью в 168 (по другим данным – 176) человек, сформированные из личного состава 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Боевая задача, которую выполняли, – ведение диверсионно-партизанской войны на участке деревня Строганка – деревня Макеиха (ныне обе – в составе Дороховского сельского поселения Рузского района), в том числе на шоссе Москва – Минск, а также у следующих населённых пунктов современного Дороховского сельского поселения Рузского района Московской области: посёлок Дороховка, село Архангельское, деревни Ботино, Грибцово, Контемирово, Кузянино, Мишинка, Усадково, Хомяки, Шелковка и Ястребово.
Истреблять оккупантов эти группы должны были, в том числе, и путём сожжения «10 населённых пунктов, занятых противником», но при этом название данных селений в документе не перечислены. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 1, л. 2.
Обратно вернулись все группы, но с потерями в лице двух убитых, пятидесяти пяти без вести пропавших и четырёх раненых.


ИЛЬИН Михаил Дмитриевич (1911-1941), младший командир из 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области, или старшина запаса по воинскому званию, или же старшина по специальному званию.
Родился в 1911 году в селе Никольское сельского поселения «Никольский сельсовет» Оренбургского района Оренбургской области. Русский.
Член ВКП(б) с 1941 года: в партию принят Пролетарским райкомом ВКП(б) города Москвы. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 55.
Был женат: имя супруги – Полина.
Судя по сохранившимся фото, по состоянию на вторую половину 1930-х гг. – или старшина сверхсрочной службы (при этом, предположительно, военнослужащий Московского военного гарнизона), или же сотрудник органов правопорядка и безопасности, состоявший в специальном звании «старшина». На тот же период – кавалер двух нагрудных знаков оборонно-спортивных обществ.
Предположительно, с июля 1941 года – боец-доброволец в рядах Истребительных формирований НКВД СССР города Москвы, а с 17 октября 1941 года – в рядах личного состава 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области.
В ночь с 18 на 19 ноября 1941 года в составе одной из одиннадцати оперативных групп общей численностью в 168 (по другим данным – 176) человек, сформированные из личного состава 2-го батальона Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области, проник на территорию противника на Дороховском направлении. Вместе с другими своими однополчанами выполнял тогда боевую задачу по ведению диверсионно-партизанской войны на участке деревня Строганка – деревня Макеиха (ныне обе – в составе Дороховского сельского поселения Рузского района), в том числе на шоссе Москва – Минск, а также у следующих населённых пунктов современного Дороховского сельского поселения Рузского района Московской области: посёлок Дороховка, село Архангельское, деревни Ботино, Грибцово, Контемирово, Кузянино, Мишинка, Усадково, Хомяки, Шелковка и Ястребово.
Приказом по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 12 от 14 января 1941 года объявлен пропавшим без вести в ноябре 1941 года на Дороховском направлении. В том скорбном списке фамилия М.Д. Ильина под номером «31». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 27.
Увековечен в Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 190.
В Книге Памяти Оренбургской области и Книге Памяти города Москвы не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Супруги Михаил и Полина Ильины:


Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 27. Фамилия «ястребка»-диверсанта Михаила Дмитриевича Ильина в этом скорбном списке под номером «31»:


Фамилия Михаила Дмитриевича Ильина в общем списке коммунистов Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 55.
« Последнее редактирование: 27 Января 2019, 19:44:27 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из Сети: «Женщина из Польши ищет любую информацию о своих родителях. На фото Павел и Екатерина Василевские с дочкой Светланой. На фото недостает двухлетней Людмилы. В ночь с 26 на 27 июня 1941-го они остановились на ночлег в m. Sadek, gm. Дубрава Białostocka. Было их четверо. Ночью Екатерину, Павла и их восьмилетнюю дочь Cветлану подняли из постелей, завели в лес и убили. Людмилу удочерили добрые люди. Убитых похоронили на кладбище в г. Jaczno. Людмила вся жизнь пробовала установить откуда пришли, зачем приехали, куда направлялась её семья. Но её поиски ни к чему не привели. Она не знает даже свою дату рождения. Фамилию и имена Павел назвал при заселении на ночлег хозяевам. Больше сведений, к сожалению, никаких нет. У Павла были найдены фотографии, сканы с которых ниже».

Мой комментарий:
- Петлицы старшего милиционера... Наверняка осенью 1939 года или чуть позже был откомандирован по линии НКВД СССР проходить службу в структурах милиции УНКВД по Белостокской области Белорусской СССР.
Участь у большинства советских правоохранителей из западного приграничья печальная: мало кто выжил при гитлеровском вторжении на территорию СССР…
« Последнее редактирование: 31 Января 2019, 15:14:13 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 150
  • Ржевцев Юрий Петрович
С сайта МВД Республики Беларусь: https://www.mvd.gov.by/ru/news/5349
«Прошло 75 лет с той страшной поры, пережитой белорусским народом! Сколько героев, известных и неизвестных, пало, защищая нашу Родину! Сделать хотя бы малую часть в благодарность за нашу жизнь и мирное небо – высокая честь для каждого из нас!
С 15 по 19 апреля вблизи деревни Гаи Могилевского района недалеко от памятника батальону милиции под командованием К.Г. Владимирова проводилась поисковая экспедиция. Раскопки проводили 52-ой отдельный специализированный поисковый батальон Министерства обороны, областной историко-патриотический поисковый клуб «Виккру», сотрудники и курсанты Могилевского института МВД при технической поддержке УВД Могилевского облисполкома.
Последний день поисковой экспедиции запомнился очень важной находкой: среди останков человека были обнаружены предметы одежды и оружие, не характерные для солдат времен ВОВ. Найденные высокие сапоги, наган, перьевая ручка с запасными перьями наталкивали на мысль, что поисковикам удалось найти останки сотрудника милиции тех времен.
Надежду на восстановление личности погибшего давали найденные при нем остатки документов. За дело взялись сотрудники управления криминалистических экспертиз и учетов управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области.
Предметы, предоставленные на исследование, представляли собой плотно спрессованные между собой фрагменты листов бумаги, ткани и полимерного материала, поверхность которых покрыта наслоениями грунта.
Месяц кропотливой работы с остатками клочков бумаги, пролежавшей в земле более 75 лет, дал результат.
Применялся визуальный осмотр и микроскопическое исследование документов. Для улучшения визуального восприятия слабо видимых штрихов осуществлялась обработка изображений в графическом редакторе.
Могилевским экспертам управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Могилевской области, старшим экспертам отдела криминалистических экспертиз Константину Рябыко и Евгению Лазаковичу, удалось восстановить документы: членские билеты «Осоавиахим» (общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) и «Союза воинствующих безбожников СССР». Фамилию, имя и отчество человека, которому принадлежали членские билеты, также удалость идентифицировать. Им оказался Дрищенко Семен Яковлевич, которому членский билет «Осоавиахим» выдали в Климовичах в 1938 году.
В работу по восстановлению личности С.Я. Дрищенко включился исторический клуб Могилевского института МВД. Начальнику отдела организации научной, международной и издательской деятельности института МВД подполковнику милиции Алексею Тютюнкову, долгое время занимающемуся восстановлением имен бойцов батальона милиции К.Г. Владимирова, в прошлом году в архивах удалось найти приказ начальника управления рабоче-крестьянской милиции (далее – РКМ) НКВД БССР капитана государственной безопасности Гордеева от 10 февраля 1940 года № 59 «С объявлением списка переменного состава Минской школы РК милиции». Приказ гласил: «Нижепоименованных работников РК милиции НКВД БССР и командированных партийными и комсомольскими организациями в школу РКМ зачислить курсантами Минской школы РК милиции на 1940/1941 год с 20 января т.г.».
Всего в списке значилась 151 фамилия. Среди новобранцев Минской школы милиции числился и Семен Яковлевич Дрищенко. Согласно приказу, в 1940 году, будучи милиционером Климовичского районного отдела милиции, он зачислен в ряды курсантов школы милиции в Минске на двухгодичный срок обучения. Согласно данным, указанным в найденных и восстановленных членских билетах, Семен Яковлевич родился в 1914 году.
Проведенные исследования и ранее изданные книги, буклеты утверждают, что Минская школа РК милиции с началом Великой Отечественной войны была эвакуирована в Могилев и ее личный состав принимал участие в обороне города с 3 по 26 июля 1941 года.
Воспоминания сотрудников школы и очевидцев указывают на то, что учебное заведение направлено в Могилев в полном составе. Так, в книге Владимира Горбачева, сына Василия Горбачева, который в июне 1941 года занимал должность временно исполняющего обязанности начальника школы милиции, указано, что все учебное заведение ночью 26 июня выехало в Могилев.
Курсант школы Марченко Г.Ф. (указан в приказе под № 40) так вспоминал события в Могилеве: «Всем составом школы вступили в народное ополчение. Вылавливали и уничтожали диверсантов, вражеских лазутчиков. Они укрывались на крышах домов, в подвалах, ярах. В районе Луполово, где был аэродром, уничтожили около 30 немецких парашютистов. Сюда был направлен наш взвод. Командовал им Азаренко. Действовал он сдержанно. Огонь мы открыли только тогда, когда немцы подошли совсем близко к нашей засаде. Азаренко первым выскочил из окопа. Мы направились за ним, уничтожая остатки десантной группы. Позднее рота курсантов и работников школы в составе батальона была направлена в район деревень Старое Пашково и Гаи для прикрытия подступов к железнодорожному узлу».
Работа по восстановлению имен милиционеров, оборонявших Могилев от немецко-фашистских захватчиков в июне 1941 года, будет продолжена. Подтверждение факта нахождения на местах боев курсанта Минской школы милиции С.Я. Дрищенко открывает большие перспективы в исследовательской работе по данной теме.

Могилевский институт МВД ГКСЭ по Могилевской области».


Автор – подполковник милиции Ольга КОЗДЕРКО.
«ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМОЙ
Когда-то в Красавичах, что в Климовичском районе на Могилевщине, была сотня дворов. Ныне большинство домов пустуют. Вместе с некогда многолюдной деревней здесь доживают свой век единицы. В этот затихающий населенный пункт почти в 350 километрах от Минска нас с сотрудниками Могилевского института МВД старшим инспектором по особым поручениям отделения профориентационной работы, информации и общественных связей подполковником милиции Юрием Кулажиным и водителем Дмитрием Балиндой привела поисковая работа, которую уже не один год проводят ведомственные вуз и «НС». Спешим к гранитному монументу, установленному в деревне в память о воинах-односельчанах, героически погибших в годы Великой Отечественной войны. Среди 90 строк, выбитых на камне, находим имена трех братьев Дрищенко – Василия, Григория и Семена

Большая семья
У Прасковьи и Якова было семь детей: четыре сына и три дочери. Жили бедно. Чтобы одеть семью, женщины мяли и пряли лен, а потом шили из самотканого полотна. Стало чуть легче, когда Семен пошел служить в Климовичское районное отделение милиции. Сестра Мария позже рассказывала своим детям, что брат стал привозить домой такой деликатес, как… булочки.
Решение стать правоохранителем созрело у Семена не вдруг. Он хотел в милицию давно и упорно шел к цели, преодолевая трудности. В Красавичах в те годы можно было окончить только четыре класса школы. Чтобы получить необходимое образование, юноша нашел возможность посещать учебное заведение в соседней деревне. Ежедневно то в лаптях, а то в резиновых сапогах только в одну сторону проходил восемь километров! В начале 1940 года Семен уехал в Минск на двухгодичную учебу.
Младший Василий учительствовал в деревне Гусарка – центре сельского совета. Сведений о старшем Григории в семье практически не осталось. Племянник утверждал, что дядя был кавалеристом, однако журналисту «НС» удалось выяснить, что эта информация не соответствует действительности.
Когда фашисты напали на Советский Союз, из братьев Дрищенко не взяли на фронт только Михаила – его оставили дома из-за состояния здоровья. Ни Григорий, ни Семен, ни Василий не написали в Красавичи ни письма. Родителям пришло лишь три официальных сообщения, что их сыновья пропали без вести…
- Когда бабушка получила последнее уведомление, с горя отрезала себе пальцы, – рассказывает Галина Даниловна Лущаева, дочь Марии Яковлевны Дрищенко. – Моя мама и две тети каждый День Победы плакали возле деревенского памятника погибшим, причитая: «Вот остались бы братья живы, женились бы – какая большая родня была бы у нас!».
Михаил до самой смерти в 1995 году разыскивал братьев, рассылая запросы по всевозможным архивам. Однако так ничего и узнал об их судьбе. Не оставались в стороне от поисков и другие члены семьи.
- Все долго надеялись, что дяди живы, – продолжает Галина Даниловна. – Предполагали, что их взяли в плен, вывезли на работу в Германию, откуда трудно подать о себе весточку. Когда все же допускали самое худшее, почему-то были уверены, что они сложили головы где-то в России. Например, под Вязьмой, где полегли много наших солдатиков.
Галина Лущаева смотрела телепередачу «Жди меня», периодически обращалась в военкомат и прочитывала фамилии на всех братских могилах, которые ей только встречались. Надежда, что все не напрасно, укрепилась, когда ей сообщили место захоронение родственника по линии отца. А однажды Галине Даниловне позвонила подруга детства из Красавичей:
- Галя, дядьку твоего Сеньку нашли!

И всё-таки вернулся
Этой весной в окрестностях деревень Гаи и Старое Пашково, там, где держал оборону легендарный батальон милиции под командованием Константина Владимирова, прошли очередные раскопки. Из земли подняли останки 23 погибших. Стараниями старших экспертов отдела криминалистических экспертиз управления ГКСЭ по Могилевской области Константина Рябыко и Евгения Лазаковича был опознан курсант Минской школы милиции имени М. В. Фрунзе Семен Дрищенко. «НС» подробно рассказывала об этом в № 18 от 3 мая и № 20 от 17 мая. Представители Могилевского института МВД – одного из инициаторов не только раскопок, но и всей поисковой работы по милицейскому батальону – задались целью найти родственников Семена.
- Имеющаяся у нас информация указывала, что искать нужно в Климовичском районе, – рассказывает заместитель начальника вуза по ИРиКО полковник милиции Дмитрий Понуждаев. – Год назад руководитель нашего исторического клуба – начальник отдела организации научной, международной и издательской деятельности подполковник милиции Алексей Тютюнков нашел список переменного состава Минской школы РК милиции. В нем зналось, что Семен Дрищенко был милиционером Климовичского районного отделения милиции. В этом городе был выдан и найденный при погибшем членский билет Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству.
На райцентр указывает и документ, хранящийся в базах данных «Мемориал» и «Память народа». Правда, сведения из него едва не запутали исследователей. Из бумаг следовало, что красноармеец С. Дрищенко был призван в действующую армию в июне 1941 года Климовичским РВК. Местный райвоенком майор Николаев в июне 1947 года представил в Москву, в управление по учету погибших и пропавших без вести лиц рядового и сержантского состава, «Именной список безвозвратных потерь личного состава призванных в Советскую армию Климовичским райвоенкоматом Могилевской области за период Отечественной войны и кадровую армию». Среди 77 человек значится и Семен Яковлевич. «Известий о разыскиваемом нет с начала ухода в армию, но, так как территория до 28 сентября 1943 года была оккупирована, считаю разыскиваемого пропавшим без вести в августе 1943 года», – пишет руководитель. Как видите, его предположение оказалось ошибочным.
За помощью в поиске родных опознанного милиционера Дмитрий Понуждаев обратился к ветеранам, имеющим контакты с Климовичским РОВД, и сотрудникам УГиМ УВД Могилевщины. Начали поднимать архивные документы, проводить опросы. Сведения были отрывочными. Выяснялось, что фамилия была изменена на Грищенко, что брат Михаил до самой смерти оставался в Красавичах, а в Костюковичах живет племянник, который предпочел носить более звучную фамилию матери – Пугачев. Но постепенно все стало на свои места.
...Мария Дунченко – одна из немногочисленных жителей Красавичей. В последнее время ее одиночество скрашивает соседский пес. Его прежняя хозяйка перед переездом в город просто выпустила животное на улицу. Собака, прибившись ко двору Марии Ивановны, не отпускает женщину ни на шаг – словно боится, что и она его бросит. Нас в калитку пес не впустил, злобным лаем дав понять: это его с хозяйкой территория.
Сельчанка ежедневно следит за событиями в стране и мире. В какой-то вечер случайно нажала не ту кнопку, а в передаче как раз шла речь о раскопках в районе деревень Гаи и Старое Пашково – говорили, что опознали одного погибшего как Семена Яковлевича Дрищенко и теперь ищут его родственников из Климовичского района.
- У меня даже сомнений не возникло: знаю, о ком идет речь. Хорошо знакома с его семьей, – говорит пенсионерка. – Когда-то мы были соседями. Дом моей крестной Марии Дрищенко стоял неподалеку от нашего. С ее дочерью Галиной мы ровесницы, учились в одном классе и дружим до сих пор. Именно ей и позвонила.

Где искать братьев?
Сложнее с Василием – младшим из трех пропавших братьев. На начало войны парню был только 21 год. Сведения о нем есть в бумагах, подготовленных бывшим климовичским райвоенкомом майором Николаевым. Причем запись расположена прямо перед записью о Степане. «Призван Климовичским РВК Могилевской области в 1940 году. Пропал без вести в августе 1941 года. Нет известий о разыскиваемом с начала войны», – сообщает документ. На основе этой информации можно лишь предполагать, что Василий, как и брат, погиб вскоре после начала войны. И искать его нужно в сравнительной близости от дома.
А вот о Григории архивы сохранили целых два документа. В 1941 году ему исполнилось 32 года. Согласно данным из анкеты, которую можно увидеть на портале «Память народа», он жил достаточно далеко от родных мест – на  руднике Орджоникидзевского района Сталинской (в 1961 году переименована в Донецкую) области. Оттуда его и призвали в начале Великой Отечественной войны в действующую армию. Служил стрелком, был красноармейцем. Писем от него не поступало, воинский адрес остался неизвестен. Месяцем выбытия назван сентябрь 1944 года. Причина – пропал без вести.
Свет на судьбу Григория проливает другой источник – карточка военнослужащего Советской армии, бывшего в немецком плену и умершего там. Правда, речь в ней идет о Григории Яковлевиче Грищенко, который родился в том же 1909 году в той же деревне Красавичи Климовичского района, а мать его так же зовут Прасковьей. Указана и его гражданская профессия – шахтер. Ошибка практически исключена – карточка принадлежала именно старшему брату Дрищенко. Он попал в плен 30 августа 1942 года на Дону.
Свободная энциклопедия «Википедия» со ссылкой на военные издания сообщает, что с выходом 30 августа войск 4-й танковой армии генерал-полковника Германа Гота (48-го танкового корпуса) в район Гавриловки возникла угроза разгрома 62-й армии под руководством гвардии генерал-лейтенанта Антона Лопатина (позже – Герой Советского Союза) и 64-й армии под командованием будущего генерал-полковника и Героя Советского Союза Михаила Шумилова – они оборонялись соответственно на внешнем обводе по реке Дон в районе Калача-на-Дону и юго-западнее Сталинграда. Командующие Юго-Восточным фронтом отвели обе армии на средний оборонительный обвод. Те своевременно вышли из-под удара врага, но организовать оборону на новом рубеже не успели.
Карточка военнослужащего свидетельствует, что Дрищенко-старший попал в шталаг-372. Этот крупный лагерь для военопленных на Псковщине действовал с осени 1941-го по декабрь 1943-го и располагался в бывшем военном городке. Людей размещали в конюшнях с земляными полами. В неотапливаемых помещениях площадью около 1900 м² жили до двух тысяч человек. Нары делали в три яруса! Дневной рацион состоял из 75-100 граммов хлеба и овощной баланды. Силы пленных подтачивал не только голод, но и непосильный труд. Их заставляли разбирать завалы, ремонтировать дороги, строить оборонительные сооружения. Григорий продержался всего полтора месяца. Фашисты отметили, что 30 августа взяли в плен здорового солдата, а 14 октября он умер от недоедания. Благодаря немецкой скрупулезности сохранился даже образ брата: он был невысок (всего 1,63 метра) и белокур. Считается, что всего в лагере погибли более 75 тысяч человек...

Последнее пристанище
Останки бойцов, найденных поисковиками в окрестностях деревень Гаи и Старое Пашково, перезахоронены 21 июня у памятника батальону милиции Константина Владимирова. Все, кроме Семена Дрищенко.
Галина Даниловна хотела отвезти его в Красавичи – на местном кладбище нашли упокоение родители, сестры бойца. Свободное место есть у могилы матери. Но женщина все же решила посоветоваться с живущим в Магадане племянником.
- Даже не думайте! – тот был категоричен. – Деревня отмирает, кто там за ним будет смотреть, кто будет его помнить? Нужно хоронить там, где нашли, или в райцентре.
Климовичский райисполком пошел навстречу родственникам. Захоронение в братской могиле на городском кладбище прошло 22 июня.
- Мы обязательно из земли с того места насыплем холмики на могилах бабушки и дедушки, – говорит Галина Даниловна. – Пусть хоть так, но Семен вернется к родным. Мама до последнего верила, что он найдется. И его снимок отдавала мне со словами: «Береги фото. Сенька объявится». Как в воду глядела.
Во время войны немцы сожгли дом, в котором родились и выросли дети Прасковьи и Якова Дрищенко. Позднее глава семейства построил новый, но не на том же месте, а через улицу. Там с семьей Михаила долгое время и жили старики, только перед самой смертью перебравшись к дочери Марии.
Хата давно пустует. Она немного покосилась и требует ремонта. Внутри практически нет мебели, но стены до сих пор увешаны портретами. Центральное место занимают снимок Якова и Прасковьи. Вот и Михаил с супругой, рядом множество фотографий их восьми детей. Там хранился и портрет Семена – это именно на нем племянник ошибочно признал Григория, определив того из-за формы в кавалеристы.
Один из без вести пропавших братьев вернулся домой с войны через 78 лет. Родные не теряют надежды, что удастся найти и двух других.

«Благодарим за службу!»
Пользуясь случаем, Галина Лущаева попросила на страницах «НС» выразить благодарность всем, кто имел отношение к поиску останков и установлению личности ее дяди. Много теплых слов Галина Даниловна сказала в адрес Дмитрия Понуждаева, Алексея Тютюнкова, руководителя поискового клуба ВИККРУ Николая Борисенко, а также Константина Рябыко и Евгения Лазаковича и тех, кто пожертвовал деньги на покупку немецких аэроснимков 1942 года.
- Низкий поклон всем причастным к розыску дорогого нам человека, – едва сдерживает слезы женщина. – Где мы только его не искали, а оказалось, что он покоился едва ли не у порога родного дома.

Ремарка по поводу
Начальник Климовичского РОВД подполковник милиции Станислав ЧУПРИН:
- То, что на климовичской земле будет захоронен боец батальона милиции под руководством Константана Владимирова, важно и значимо для воспитания молодежи. Особенно сейчас, когда некоторые начинают подменять понятия и переворачивать значение Великой Отечественной войны. Жители района и сотрудники РОВД увидят, что свободу нашей Родины отстояли не какие-то условные красноармейцы, а конкретные люди, среди которых и выходец из нашего отдела. Мы с районным исполнительным комитетом руководили мероприятием по захоронению и установлению надгробного памятника, а в дальнейшем будем ухаживать за могилой.
Отмечу еще одно. Думаю, мы оправдали надежды тех, кто погиб во имя мира в стране. У РОВД достаточно заслуг, которыми можно гордиться. Приз имени Королёва получали четыре раза, причем дважды он вручался нашему уголовному розыску. Мы практически ежегодно становимся лучшими в области. По итогам оперативно-служебной деятельности за 2015 год отмечены призом имени батальона Владимирова – и полгода назад всего чуть-чуть не хватило, чтобы получить эту высокую награду вновь. Теперь, когда знаем, что в рядах бессмертного подразделения сражался и погиб наш милиционер, появился еще больший стимул завоевать кубок. Для нас это многое значит.

Тем временем…
Памятник в деревне Красавичи – святое место не только для семьи Дрищенко. В сентябре прошлого года к нему из самого Красноярского края приезжали жители далекого Дивногорска Василий Копылов с дочерью. Мужчина почти шесть десятков лет разыскивает захоронение не вернувшегося с войны отца Григория Федоровича. Увы, пока все усилия тщетны. Когда он узнал, что на обелиске, установленном на малой родине его родителя, выгравированы имена не только папы, но и деда, собрался в дорогу.
Сотрудники отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома совместно с учащимися Тимоновской средней школы подготовили митинг в память о погибших земляках».
Записан
Страниц: 1 2 3 4 5 [6]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »