Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: В боях за Советскую власть  (Прочитано 23722 раз)

Винокуров Ардалион

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2
В боях за Советскую власть
« : 09 Марта 2009, 21:44:40 »
В 1919-1922 гг. в Красной Армии было сформировано более 250 различных полевых почтовых учреждений (контор и станций), приданных штабам дивизиий, армиий и фронтов. Большинство их имели порядковые номера, а с февраля 1920 г. часть из них (полевые почтовые станции при штабах армий и фронтов) получили обозначения буквами (литеры от А до Щ). К настоящему времени, благодаря материалам РГВА, о многих из них удалось собрать довольно полную информацию, включая используемые ими для маркирования почтовой корреспонденции календарные штемпеля. Пока не обнаружены календарные штемпеля примерно 40 полевых почтовых контор. Желательно в книге по этой теме привести все используемые в тот период календарные штемпеля. Возможно, кто-нибудь сможет помочь в этом. 
Записан

Платунов Евгений

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4 160
  • Платунов Евгений Владимирович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #1 : 22 Ноября 2009, 14:47:58 »
Военный архив Финляндии об убитых в 1914-1922 гг. уроженцах России:
Уроженец Архангельска Бакш(ч)еев Сергей Сергеевич застрелен в Выборге 29.04.1918: http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=40815

Антонов Иван Филиппович (уроженец Петрограда, 32 года) застрелен в Тампере 19.04.1918: http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=41087

Уроженец Вологды Михаил Мамонтов застрелен в Выборге 6.05.1918 - http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=36995

Уроженец Вологды Аксанов Федор Федорович (род. 18.11.1896) умер в плену/Kuollut vankeudessa в Выборге 21.09.1918 - http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=36616
Основная масса тех, кто в Финляндии "умер в плену"/Kuollut vankeudessa в те годы - 1176 человек - это финны (красногвардейцы).

«Офицер»/Upseeri Иван Попов (уроженец Нижнего Новгорода) застрелен в Выборге в мае 1918 года: http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=37068

Из 133-х застреленных в Финляндии в 1917-1918 гг. уроженцев России 79 были убиты 14 апреля 1918 года в Joensuu.
Среди застреленных одна женщина - 20-летняя Осипова Евгения Николаевна, убитая в Хельсинки 17.03.1917: http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=35403
В тот же день и там же был убит офицер Ефимов Александр Павлович (28.9.1891): http://vesta.narc.fi/cgi-bin/db2www/sotasurmahaku/input?hakuid=35382
Материал с подробностями о тех же события: http://petrredsea.livejournal.com/2398.html

Пока не проверял по другим сибирским регионам, но по своему Алтаю нашел в ОБД данные о захоронениях 1918-1919 гг. 
Оформлены списки и описания памятников по той же форме, что и многочисленные совместно подписанные документы (со стороны РВК и местных администраций), касающиеся захоронения павших воинов Великой Отечественной войны - в европейской части страны.
Например, захоронение погибших партизан в с. Усть-Уба Алтайского района Алтайского края:
Номер записи    269005538
Фамилия   Волосников
Имя   Кондрат
Отчество   Прокопьевич
Дата смерти   __.__.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Алтайский р-н, Айский с/с, быв. д. Усть-Уба
Могила   кладбище
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Захоронения2/Передача_001/0004/21 Алтай/00000019.JPG&id=269005537&id=269005537&id1=1dd705d21e471063fa35135d8c2b188d
или
http://www.obd-memorial.ru/Image2/imagelink?path=847fba3e-0818-40fa-9ac2-e2bd432cd81e
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005537

Кондрат Прокопьевич Волосников - командир 9-го полка Горно-партизанской дивизии Ивана Яковлевича Третьяка. Погиб в бою у Айской переправы.
Номер записи    269005939
Фамилия   Долгушин
Имя   Евмен
Отчество   Владимирович
Дата рождения/Возраст   __.__.1894
Воинское звание   партизан
Дата смерти   Между __.09.1919 и __.11.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Каменский р-н, с. Гонохово, сельское кладбище
Могила   сельское кладбище, южная окраина
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Захоронения2/Передача_001/0004/21 Алтай/00000189.JPG&id=269005938&id=269005938&id1=b2f8b368e3d70c76fe2369b50bb93338
или
http://www.obd-memorial.ru/Image2/imagelink?path=0d6193a8-a39b-4220-b88d-77f2d8530d9a
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005938

Номер записи    269005713
Фамилия   Еремина
Имя   Домна
Отчество   Ивановна
Воинское звание   партизанка
Дата смерти   __.__.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Быстроистокский р-н, с. Быстрый Исток
Могила   братская могила
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Захоронения2/Передача_001/0004/21 Алтай/00000112.JPG&id=269005708&id=269005708&id1=956da64ee9b2a37d6e5ab986c7110861
или
http://www.obd-memorial.ru/Image2/imagelink?path=97296fdd-280a-4567-965f-9d3c7f3c0e3b
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005708

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Захоронения2/Передача_001/0004/21 Алтай/00000113.JPG&id=269005715&id=269005715&id1=d2d7565d54e097b5b2313359af2154af
или
http://www.obd-memorial.ru/Image2/imagelink?path=95efdc89-d8a2-4cd5-81b4-79a1fa2c0129

Номер записи    269005738
Фамилия   Киц
Имя   Иван
Отчество   Артемьевич
Дата рождения/Возраст   __.__.1893
Воинское звание   ком. полка
Дата смерти   __.__.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Волчихинский р-н, с. Ново-Кормиха
Могила   центральная могила
или
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Захоронения2/Передача_001/0004/21 Алтай/00000119.JPG&id=269005736&id=269005736&id1=f7d34d89a4c54c06e14bcb3af2922ae6
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005736

Номер записи    269006097
Фамилия   Пентяжкин
Имя   С.
Отчество   Г.
Дата рождения/Возраст   __.__.1886
Воинское звание   партизан
Дата смерти   __.__.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Павловский р-н, п.г.т. Павловск, центр поселка
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269006096

Номер записи    269006302
Фамилия   Азбеков
Имя   Илья
Дата смерти   03.09.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Тюменцевский р-н, с. Тюменцево, центр села
Могила   центр села
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269006301

Номер записи    269005795
Фамилия   Козлов
Имя   З.
Отчество   М.
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Крутихинский р-н, с. Волчно-Бурла, окраина села
ранее -
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005793

А это данные об одиночном захоронении партизанского разведчика Кири Баева:
Номер записи    269005963
Фамилия   Баев
Имя   Кирилл
Отчество   Осипович
Дата рождения/Возраст   __.__.1903
Воинское звание   партизан
Дата смерти   __.08.1919
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Каменский р-н, с. Поперечное, центр села
Могила   центр села
Откуда перезахоронен   с. Поперечное
ранее
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=269005962

В далеком 1975 г. о Кирилле Баеве был снят художественный фильм "Крестьянский сын" (режиссер - Ирина Тарковская, сценарий написан другом и единомышленницей В. Шукшина Ренитой Григорьевой) - http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/3283/annot/
А сейчас "в моде" (именно так, только без кавычек, мне недавно было заявлено - http://www.bankfax.ru/page.php?pg=64433) противники этих простых алтайских мужиков, не брезговавшие выпороть "за большевизм" 78-летнюю старуху (с. Черга, капитан Келлер) или убить мать с ребенком (с. Тогул -  Наумова Д. с ребенком и еще около 500 человек, из которых известны имена только 23-х):


(Номер захоронения в ВМЦ 04-146, место захоронения - "Тогульский р-н, с. Тогул, северо-восточная окраина").
Нет давно должного присмотра за этими могилами - свидетельствами кровопролитной борьбы. Но остались 438 имен, если не на "пирамидках" сельских кладбищ, то в ЦАМО...

Официально учтенные в Военно-мемориальном центре МО РФ партизанские захоронения на территории Каменского района:
Каменский р-н, с. Аллак, школьный двор
Рег. номер ВМЦ 04-79
Дата создания - 1919

Каменский р-н, с. Гонохово, сельское кладбище
Рег. номер ВМЦ 04-81
Дата создания - 1919


Каменский р-н, г. Камень-на-Оби, ул. Партизанская, у Клуба медработников
Рег. номер ВМЦ 04-82.
Дата создания - 28.11.1919



Каменский р-н, с. Новоярки
Рег. номер ВМЦ 04-84
Дата создания - 08.1919





Каменский р-н, с. Поперечное, центр села
Рег. номер ВМЦ 04-85
Дата создания - 1956
("Баев Кирилл Осипович, род. 1903. Останки перезахоронены с окраины с. Поперечное в 1956 г.")



Каменский р-н, с. Плотниково, северная окраина
Рег. номер ВМЦ 04-87
Дата создания - 18.11.1919


Итого: 53 человека - известных поименно захороненных (чьи имена отражены в этих паспортах захоронений ВМЦ).
Обратил внимание, что заголовок основного сборника не совсем соответствует содержанию: например, на стр. 11 есть "Милиц.". Также в списке есть и военнопленные (с пометкой "Вплен."), и перебежчики/"Переб." (оба на стр. 19). Исходя из заголовка они бы вроде должны быть красноармейцами, но вот по времени гибели (30.10.1919) этот мой земляк точно не красноармеец: "Вплен/Антонов Ананий Алекс./УРОЖЕНЕЦ Алтайской губернии/Бийского уезда/Паутовской волости, д. Сикино/30 окт. 19 г."
Кстати, некоторые персоналии - это бывшие враги красноармейцев, например:
1) Русская Армия (Омск) — 1919. — 9 мая. — № 95. Официальный отдел. От Справочного отделения Главного Штаба по сбору сведений о потерях в действующих армиях
...Ранены:...
прапорщик Базилюк Аркадий Семенович...
2) на стр. 31 в сборнике - "Ксост./Базилюк Аркадий Сем./УРОЖЕНЕЦ Алтайской губернии/Бийского уезда/посел. Мочище/уб. бандит./12 мая 21 г."
Мочище ныне в черте г. Бийска.

1920 год: "22 января. В Барнауле состоялись похороны жертв колчаковщины у братской могилы на Московском проспекте (ныне проспект В. И. Ленина)" - на стр. 461 в изд. "Борьба за власть советов на Алтае" (исторический очерк), Алтайское книжное изд., 1957. Автор - Т.А. Кулаков.
Но венок в Барнауле к братской могиле погибших возлагали первый раз  в другом месте -на Соборной площади, а не на Московском проспекте: Ленин принимает партизана из Сибири Гуляева и дает распоряжение передать от его имени венок на могилу жертв революции в Барнауле (венок был возложен 7 ноября 1920 г. на Соборной площади). - В ногу с Ильичом. Сб. док. и материалов. Барнаул, 1969, с. 70-71. http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=3922:noyabr-1920-pervaya-dekada&catid=109:tom-ix-iyun-1920-yanvar-1921&Itemid=61 "Впереди идущих с красным знаменем и пением революционных песен колонн шел 60-летний партизан Гуляев-Сусанин, привезший из Москвы венок от т. Ленина. При возложении венка на памятник с горячими речами ораторов слились рыдания оставшихся вдов и сирот погибших товарищей. После митинга была вынесена резолюция с выражением благодарности т. Ленину за его подарок и с клятвой твердо и непоколебимо стоять на страже и защите свободы и Советской власти подобно павшим товарищам. - стр. 73 в изд. "В ногу с Ильичом".
Вид памятника и братской могилы на проспекте Ленина в Барнауле в 1950-х годах:
"В январе 1922 года Анатолий возвращался с IX Всероссийского съезда Советов. В это время в Алтайской губернии свирепствовала эпидемия тифа. Тифом заболел и Анатолий. В 10 часов утра 14 февраля 1922 года он умер. Газета "Красный Алтай" сообщала, что наша коммунистическая семья лишилась одного из лучших своих товарищей...
В этот же день 14 февраля 1922 года срочно собралось заседание президиума губисполкома. Исполкомовцы вставанием почтили память своего товарища. Потом приняли постановление:
"1. Ассигновать из сумм губисполкома на организацию похорон и помощь семье, находившейся на иждивении товарища Анатолия, 20 миллионов рублей.
2. Семью Анатолия, как особо заслуженного борца революции, представить к пожизненной пенсии по высшей рабочей ставке.
3. Переименовать Павловскую улицу, где жил покойный, в "улицу Анатолия".
15 февраля в 2 часа дня на улице Томской у дома, где находилось тело Анатолия, собрались тысячи барнаульцев: солдаты и командиры Красной Армии, бывшие подпольщики, красноармейцы и партизаны, партийные и советские работники, рабочие и крестьяне, - чтобы проводить в последний путь Анатолия.
Нам дорого имя этого закаленного воина революции. Светлый образ Матвея Ивановича Ворожцова навсегда сохранится в нашей памяти". (Смирнов Д. Я. М. И. Ворожцов (Анатолий).- Барнаул, 1958.-С. 68)

В декабре 1991 года, когда оформлялся паспорт захоронения для Военно-мемориального центра МО РФ, фамилию записали как "Воронцов": http://obd-memorial.ru/Image2/imagelink?path=b6bf1a9a-90c5-4b19-850d-a7c5278b6a0f http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=269005554&page=2
С такой же непонятной небрежностью Эмилия Алексеева там записана как "Алексеев Э.А.". Эта небрежность со "сменой пола" могла бы "посоревноваться" лишь с "жандармерией" (в БАРНАУЛЕ АВГУСТА 1919 ГОДА!), изобретенной на сайте администрации Алтайского края: ttp://www.altairegion22.ru/authorities/historians/alekseeva/ 
В издание "Культурное наследство Сибири", 1994 (под редакцией в том числе и ректора АГУ Ю.Ф. Кирюшина) фамилии и периоды захоронения очень своеобразно внесены, причем сделано это без комментариев и уточнений:
"В 1919-1920 гг. большевики-подпольщики: Алексеева Э. А., Бабушкин, Березин, Белов, Веховской, Горлов В. В., Игуменов, Конев, Кудрявцев, Лукьяненко, Прашютины (отец и сын), Телепов, а также повстанцы окрестных сел и железнодорожного батальона, партизаны из армии Е. М. Мамонтова и группа продработников." - стр. 84 ук. изд.
Веховской (Веховский, Вяховский) и Белов погибли раньше, чем в "1919-19200 гг." - еще в 1918 году: "В ночь с 18 на 19 ноября 1918 года (первый день прихода к власти А.В. Колчака) из барнаульской тюрьмы на ст. Алтайскую были вывезены пятеро заключенных. Неподалеку от станции, в запорошенной снегом роще, прозвучали винтовочные выстрелы...
На следующий день местные жители, слышавшие стрельбу, отправились в рощу под предлогом заготовки дров. Там они обнаружили убитых, прикрыли их ветками и снегом, а позднее, когда белые ушли из Чесноковки, похоронили в одной общей могиле. В 1920 году на этом месте был установлен деревянный памятник со звездой...
Имена расстрелянных на ст. Алтайской известны. Это секретарь барнаульского совдепа С.П. Карев (был захвачен в плен вместе с М.К. Цаплиным, И.В. Присягиным и М.К. Казаковым), большевик из г. Кемь А.А. Белов, комиссар Алтайской железной дороги Т.А. Тяптин и пожилой машинист водокачки ст. Алтайская Н.А. Лукьяненко. Последний был брошен в тюрьму "за саботаж" - не дал воду для белогвардейского паровоза; есть также данные, что у него находилась конспиративная квартира подпольного партийного комитета.
Пятым был некто Веховский (Вяховский), о котором в советское время невозможно было ничего узнать - несмотря на то, что именем этого человека названа одна из улиц Барнаула. Сейчас кое-какие архивные материалы позволяют заключить, что речь идет о подпоручике Веховском, члене партии левых эсеров из Семипалатинска (или, возможно, Новониколаевска). Более того, есть серьезные основания полагать, что именно подпоручик Веховский был назначен барнаульским военно-революционным комитетом на роль командующего Черепановским фронтом под именем пресловутого "штабс-капитана Иванова", на которого позднее и была взвалена вина за все мыслимые и немыслимые неудачи на фронте. Поэтому в советское время, естественно, никто из имевших доступ к партийным архивам не считал целесообразным оглашать, что вместе с четырьмя истинными "борцами за власть Советов" на ст. Алтайской похоронен "предатель и изменник" Иванов-Веховский. Иначе возник бы резонный вопрос: если он предатель, зачем белым властям нужно было его расстреливать?.."
- http://samlib.ru/w/wdowin_a_n/oteh.shtml
Примечание:
Вдовин Андрей Николаевич 2013/07/30 07:33
Не так давно выяснилось, что Веховский и Иванов - все-таки разные люди. Бронислав Веховский (Веховской) - начальник семипалатинской Красной гвардии, поляк по происхождению, прибывший в Барнаул вместе с отрядом М.Т. Трусова за пару дней до сдачи города.
Насчет Иванова история до сих пор туманная. Есть данные, что в отряде П.Ф. Сухова, отступившем из Барнаула, одним из командиров был некий Иванов. Однако И.К. Ненашев в своих воспоминаниях никак не отождествляет этого Иванова с бывшим командующим Черепановским фронтом - напротив, говорит о них как о разных людях. Так что вопрос пока остается открытым...


"При мобилизации крестьян на кубы (лесозаготовки) Иван Лосев нанес смертельную рану ножом в шею секретарю волпарткома Покровской волости Алтухову Василию Федоровичу, которого похоронили на площади в с. Карагуж" - С. Богомяков "История села Усть-Иша и сел Уст-Ишинского сельского Совета".
Номер записи    269005866
Фамилия   Алтухов
Имя   Николай
Отчество   Васильевич
Дата смерти   __.__.1922
Страна захоронения   Россия
Регион захоронения   Алтайский край
Место захоронения   Красногорский р-н, с. Карагуж

Без комментариев - творчество участников Школьного конкурса «Человек в истории. Россия - XX век» / 2000 / 2001 Человек в истории:
Мифотворчество
 Но партизанам нечем
 Контрнаступленье начать…
 Пики одни да берданки,
 А у врагов кругом
 Расставлены пушки да танки…
 Мартыненко В. «Киря Баев»
 
Революциям свойственно создавать героев.
Наиболее яркими персонажами живописной истории борьбы за советскую власть в Камне-на-Оби и Каменском уезде являются такие люди, как Игнатий Громов, Федор Колядо, Киря Баев.
Наиболее знаменитым героем у нас является Киря Баев, и историю именно его подвига мы рассмотрим как пример создания мифов о Гражданской войне в Каменском уезде.
Баеву посвящена большая экспозиция в местном краеведческом музее, о его подвиге написаны повесть и самая настоящая поэма. Все, кто описывал события того периода, считают своим долгом рассказать о его подвиге. Попытаемся сравнить источники.
Для начала – общее описание его жизни. Кирилл Баев – подросток, родом из села Поперечное, сын крестьянина-середняка. Зимой 1918 года он стал личным адъютантом Громова. В июне этого же года он, возвращаясь с задания, был замечен отрядом белых. Скрываясь от них, он спрятался в землянку и, не желая сдаваться в плен, вероятно, застрелился.
Этот факт приводится всеми авторами, но при ближайшем рассмотрении сразу видны расхождения. Во-первых, Баев погибает в возрасте то ли четырнадцати, то ли шестнадцати лет. Во-вторых, наблюдаются расхождения в описании последних часов его жизни. Одни источники утверждают, что он возвращался из разведки, другие, более поздние, – с грабежа склада боеприпасов. Скрываясь от белогвардейцев, которых было не то шесть, не то девятнадцать, не то сорок, он спрятался в землянке. Из землянки Киря отстреливался, по разным источникам, от четырех до шести часов. Он так отстреливался, что смог убить до семи человек (число тоже варьируется), и белые были вынуждены послать за подмогой. Одни авторы утверждают, что его хотели взять живым и поэтому он так долго продержался, а другие – что его сразу же хотели убить, но не смогли. В конце концов, белым это надоело, и они пошли на подлость (а не на военную хитрость, как такие поступки назывались у красных), они обложили землянку соломой и подожгли ее. Тут Киря решился выйти. В повести говорится так: «Полуденное солнце слепило глаза» (Голенкова А., Иохимович Д. Подвиг Кири Баева. Документальная повесть. Барнаул: Алтайское кн. изд-во, 1977. С.180.), или, как сказано в поэме, «Погожее утро встречает Сибирь» (Мартыненко В. Киря Баев. Поэма. Барнаул: Алтайское кн. изд-во, 1966. С.59.). Дальше в повести описывается следующая сцена: «Прямо перед ним, невдалеке, стояли колчаковцы. «Дайте сказать! – крикнул Киря. – Сейчас вы меня возьмете… Только слово скажу… Не вам… Родной земле! Не выдам ее! А что знал, то и при мне осталось… Живым не сдамся!» Он быстро поднес наган к виску. Раздался сухой выстрел. Когда офицер подбежал к избушке, сердце Кири уже не билось. Рядом на траве лежал белый лоскут, на котором кровью было написано: “Живым гадам не сдамся”» (Голенкова А., Иохимович Д. Указ. соч. С.180.). Поэма немного по-другому описывает ту же сцену:
Оторвал партизан
 От рубахи лоскут
 И кровью горячей
 Успел написать:
 «Гады,
 Живым
 Партизана
 Не взять!»
 
Вскинул наган,
 Взвел курок,
 Переступил,
 Не колеблясь,
 Порог.
 
Наган у виска.
 Курок взведен.
 Бледен,
 Темные пятна у глаз…
 Мертвым его
 Партизаны нашли
 (Мартыненко В. Указ. соч. С.58–60.)
 
В поэме также появляется целый отряд красных, спешащий на выручку. В другой книге Киря вышел из избушки с песней «Вы жертвою пали…», в музее на стенде экспозиции написано, что Киря выскочил с криком: «Живым гадам не сдамся!» Маздрин пишет, что он без всяких криков застрелился в землянке. Единственное, что сходится у всех авторов, так это фраза «Живым гадам не сдамся».
Ни одного полностью совпадающего описания этого события мы не нашли. Причина этого очевидна: свидетелей этого не было, кроме белых, которые не распространялись об этом из-за незначительности инцидента (самоубийство одного подростка во время Гражданской войны), а после войны если кто-то из свидетелей и остался в живых, то молчал по понятным причинам.
Единственное, о чем можно говорить с уверенностью, – это то, что Киря Баев существовал на самом деле и что погиб он в июне 1918 года. Но, самое главное, миф был создан, лозунг придуман, герой обессмерчен. Был готов пример для потомков. Вот выписка из книги посетителей места, где похоронен Киря Баев: «От Перевалова Н.П. В 1929 году раскулачивал богатеев. Тоже был под обстрелом, но неудачно – со стороны кулаков. Склоняюсь перед тобой, Киря!»; и еще одна: «Клянемся жить, как Киря Баев! 4 и 3 кл. Первомайской школы Панкрушихинского района. 22.9.1966 г.».
И сейчас Киря не забыт: в Алтайском крае ежегодно проводятся спортивные турниры на «Приз Кири Баева».


Памятник началу массовых политических репрессий на Алтае - в июне 1918 года (когда белые расстреливали красных). Находится на месте расстрелов - на территории бывшего Нагорного кладбища в Барнауле:








« Последнее редактирование: 27 Января 2020, 11:31:55 от Sobkor »
Записан

Нина Владимировна

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1
  • Романова Нина Владимировна
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #2 : 10 Февраля 2010, 22:13:22 »
На представленном фото – мой дедушка после освобождения в 1921 году из польского плена, куда попал из рядов РККА в ходе первой по счёту советско-польской войны.
« Последнее редактирование: 22 Ноября 2018, 13:30:08 от Sobkor »
Записан

lw71

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 1
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #3 : 01 Апреля 2011, 21:43:18 »
Может кому-то поможет этот материал. Сформирована согласно приказу Высшего Военного Совета № 37 от 3 мая 1918 года из отрядов, охранявших демаркационную линию в районе города Пскова была сформирована Лужская пехотная дивизия. 31 мая 1918 года она переименовывается в 4-ю Петроградскую пехотную дивизию, 21 января 1919 года — становится Сводной стрелковой дивизией, в состав которой вошли части расформированной 11-й Нижегородской стрелковой дивизии, 1 марта 1919 — 11-я стрелковая дивизия, 21 апреля 1919 — 11-я Петроградская стрелковая дивизия.
   С апреля 1919 участвовала в боях против белоэстонских войск и банд Булак-Балаховича, затем против войск Юденича в районах городов Пскова, Луги, Гдова и Ямбурга. В январе — феврале 1920 участвовала в Двинско-Режицкой операции, затем в боях против белополяков в районах озёр Сшо, Камень, Ушач, в майском и июльском наступлениях Западного фронта, в Варшавской операции и последующем отходе в Белоруссию. В 1928 за боевые заслуги в Гражданской войне награждена Почётным революционным Красным Знаменем.
   В 1932-33 гг. на базе 11-й стрелковой Ленинградской (Петроградской) Краснознамённой дивизии был сформирован 11-й механизированный корпус РККА, однако стрелковое соединение с таким номером в войсках округа было сохранено. В 1936-37 гг. 11-я стрелковая дивизия, являвшаяся территориальным формированием ЛВО, была переведена на кадровый принцип комплектования. В период советско-финляндской войны 1939-40 гг. части 11-й стрелковой дивизии (постоянно дислоцировавшейся в районе города Кингисеппа) принимали участие в боевых действиях на Карельском перешейке, а в 1940 году дивизия была включена в состав 65-го особого стрелкового корпуса, дислоцированного в Эстонии. Части дивизии дислоцировались в городах Нарва, Раквере, Йыхви и Ивангород. 14.06.1941 началась передислокация дивизии в Литву, куда в состав 8-й армии должно было прибыть (вместе с 11 стрелковой дивизией) и управление 65-го стрелкового корпуса.
   С утра 21.06.1941 части 11-й стрелковой дивизии, перевозимые по железной дороге, начали сосредотачиваться в Литве в районе города Шедувы. До прибытия управления 65-го стрелкового корпуса соединение поступило в подчинение управления 11-го стрелкового корпуса 8-й армии Прибалтийского Особого Военного Округа.

В действующей армии
22.06.1941 - 09.05.1945

Состав
     163-й стрелковый полк
     219-й стрелковый полк
     320-й стрелковый полк
     72-й лёгкий артиллерийский полк
     539-й гаубичный артиллерийский полк (до 05.10.1941)
     11-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион (до 15.09.1941 и с 23.12.1942)
     325-й отдельный зенитный артиллерийски дивизион (с 27.12.1941 335-я отдельная зенитная батарея)
     33-я разведрота
     26-й отдельный сапёрный батальон
     87-й отдельный батальон связи
     94-й медико-санитарный батальон
     9-я отдельная рота химический защиты
     60-я ремонтно-восстановительная рота
     23-й автотранспортный батальон
     123-я автотранспортная рота
     39-я (13-я) полевая хлебопекарня
     87-й дивизионный ветеринарный лазарет
     111-я полевая почтовая станция
     186-я полевая касса Госбанка

Командиры дивизии
     Егоров П.Г, комбриг (06.1936 — 04.1937)
     Попов М. Т., комбриг (04.1937 — 09.1937)
     Бакунин Ф. А. комбриг (09.1937 — 07.1938)
     Борисов П. П. (до 5.02.1940), комбриг, погиб 05.02.1940 в Питкяранта
     Соколов, Николай Александрович (07.07.1940 (?) — 24.09.1941), генерал-майор
     Щербаков, Владимир Иванович (26.09.1941 — 04.03.1942), генерал-майор
     Грибов, Иван Владимирович (05.03.1942 — 12.11.1942), полковник
     Марченко, Евстафий Иванович (12.11.1942 — 17.01.1943), полковник
     Вержбицкий, Виктор Антонович (18.01.1943 — 13.03.1943), полковник
     Барабошкин, Алексей Павлович (14.03.1943 — 10.07.1943), полковник
     Шкель, Владимир Иванович (11.07.1943 — 09.05.1945), полковник

Начальник политотдела:
батальонный комиссар П. И. Фокин (1940)
старший батальонный комиссар, с 30.11.1942 г. подполковник Ш. 3. Векслярский (весь период)

   На 22.06.1941 полностью не прибыла, продолжала разгрузку в районе Радвилишкис, Шедува. На 24.06.1941 дивизия (без одного стрелкового полка) с 1-м артиллерийским полком получила задачу прочно обеспечить левый фланг армии, выдвинувшись в район Цитовяны, обеспечивая от проникновения противника направления на Радвилишкис и Шяуляй. Организовала оборону рубежа Сидеряй, Шиауленай, Гринкишки. К 26.06.1941 в результате авиаудара полностью бы разбит 539-й гаубичный артиллерийский полк.
   На 04.07.1941 года, после боёв насчитывала в своём составе около 4000 человек, отступала в северном направлении.

Из письма рядового С. И. Шилова к И. В. Сталину, направленное начальнику политуправления Северного фронта 13.08.1941 г.:
   Плохо на передовой снабжают боеприпасами. 7 августа вели бой с противником в течение 3 часов. Во взводе кончились боеприпасы. Я пошёл на командный пункт роты, который был за 600 метров, и спросил командира роты, где наш командир взвода Патрушов. Он мне матом ответил: «Вы его помощник, что меня спрашиваете». Я повторил: «У нас нет патронов». Он ответил: «Патроны в обозе, а обоз отсюда в двух километрах. Беги быстрее». Вот результаты боевых действий 11-й дивизии 220-го полка. В 1-й роте осталось 47 человек всего. Дивизия потерпела поражение ввиду того, что очень плохо работала связь с соседями и не могли своевременно маневрировать на другие позиции. Есть большая неурядица между командным составом, убийства между собой при спорах и ряд есть случаев, когда расстреливают бойцов, которые в панике отступают, видя, что их командиры убегают. Много и ещё творится безобразий, о которых все не напишешь, а вся вина валится на бойцов, то есть как в пословице говорится — стрелочник виноват.

   К 06.07.1941 сосредоточилась в районе Ракке, Йыгева, составляя резерв армии (исключая один полк, занимавший оборону вместе с частями 10-го стрелкового корпуса на участке от Пярну до озера Выртсъярв). Введена 08.07.1941 в бой в связи с прорывом противника, выдвинулась на автомашинах в Сууре-Яани (17 км севернее Вильянди). К тому времени дивизия была пополнена Вильяндиским истребительным батальоном. К концу июля 1941 года дивизия была разобщена, так 219-й стрелковый полк находился в резерве армии, 163-й стрелковый полк был включён в группу для контрудара в районе Тюри. Остатки дивизии отходили через Нарву по берегу Финского залива, в состав дивизии вошёл Нарвский рабочий полк, затем ведёт бои под Кингисеппом, наступая на него с запада, 20.08.1941 года смогла даже отбить город у врага, но через день вновь его оставила. На конец августа-начало сентября 1941 года занимала оборону на рубеже Порожки-Гостилицы, затем по реке Воронке, прикрывая подступы к Петергофу с запада и юго-запада. К тому времени в дивизии было не более 1500 человек.
   05.09.1941 в районе Кернова была сменена частями 5-й бригады морской пехоты
11.09.1941 заняла оборону на южных подступах к Ленинграду, развернулась на рубеже Кемпелево — Копорская в районе Разбегай. 17.09.1941 дивизия, после двухчасового боя, начала отход к Старому Петергофу, держит оборону у Старого Петергофа, ведёт безуспешные бои с целью соединения с основными силами Ленинградского фронта в ходе Стрельнинско-Петергофской операции.
   В ноябре 1941 снята с плацдарма, переправлена в Ленинград, пополнена, а затем в начале января 1942 года по Ладожскому озеру совершила марш в Войбокало.
   07.01.1942 года прибыла на Волховский фронт, в район станции Погостье и с 13.01.1942 , сменив части 3-й гвардейской стрелковой дивизии наступает на станцию Погостье, ведёт ожесточённые бои за станцию. Дивизия вынесла на себе основную тяжесть боёв начала 1942 года за Погостье, достаточно глубоко вклинившись в оборону противника. Ведёт непрекращающиеся бои у станции, частично попадает в окружение. На 15.02.1942 года в дивизии насчитывалось всего 107(!) активных штыков, на 11.03.1942 312 активных штыков. К 29.03.1942 части дивизии освобождают Кондуи. Только в мае 1942 года дивизия, неоднократно пополнявшаяся, перешла к обороне.
   В декабре 1942 года дислоцировалась в районе Гонтовой Липки. В ходе прорыва блокады Ленинграда 12.01.1943 начала наступление вторым эшелоном, но уже 13.01.1943 была введена в бой в районе известной рощи «Круглая» одним полком, а на следующий день и двумя оставшимися полками. С января 1943 года по конец октября 1943 года дивизия вела непрекращающиеся бои под Синявино. Так, с 28.09.1943 по 05.10.1943 года атаковала вместе со 160-й и 267-й штрафными ротами дорогу на Синявино. В ночь на 30.10.1943 дивизия сдала обороняемый участок другим частям и покинула траншеи на Синявинских высотах, совершила марш через Шлиссельбург на правый берег Невы. 12.11.1943 была погружена в эшелон и вечером того же дня прибыла в Ленинград, погружена на баржи и переправлена на Ораниенбаумский плацдарм, заняла оборону на участке в районе Порожки — Петровское.
   В ходе Красносельско-Ропшинской операции января 1944 года принимала участие в освобождении Ропши и Волосова. С 23.01.1944 совершает марш по направлению Молосковицы — Ивановское — Веймарн — Сланцы — река Нарва. В первой половине дня 03.02.1944 подошла к реке, в ночь на 04.02.1944 с ходу форсировала её в районе села Скарьятина Гора, захватив плацдарм.
   Ведёт бои под Нарвой до июля 1944 года, после чего принимает участие в Нарвской наступательной операции, затем передана в состав 1-й ударной армии.
  В ходе Рижской наступательной операции наступает на Валга, отличилась при взятии города, также освобождала город Тырва, вышла к Риге с северо-запада.
   После Рижской операции до конца войны ведёт бои с курляндской группировкой противника. На 30.04.1945 находилась на рубеже Менгравиль, Яцы, сменена частями 85-й стрелковой дивизии.

Награды и почетные наименования
Почётное Революционное Красное Знамя    29.02.1928   
«Ленинградская»                                    11.06.1944   
«Валгинская»                                            19.09.1944
http://ru.wikipedia.org/wiki/11-%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%8F
http://www.pavlovsk-spb.ru/polkovodczy/411-rukovodyashhij-sostav-divizij-volxovskogo-fronta.html
« Последнее редактирование: 02 Апреля 2011, 06:00:43 от Абрамов А.И. »
Записан
людмила

ВИ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #4 : 16 Апреля 2011, 20:46:19 »
Бабиков Константин Петрович, 1884 г.р., уроженец д. Бабиково Вятской губернии, в Гражданскую служил кавалеристом под командованием Блюхера, последние сведения: был снят с поезда в Барабинске, вместе с другими заболевшими тифом... Хотелось бы знать существует ли Барабинское захоронение красноармейцев времен гражданской войны, в том числе умерших во время эпидемии тифа, если оно существует, то есть ли сведения о захороненных. Возможно ли найти сейчас какие-нибудь сведения о судьбе Константина Петровича. Заранее спасибо за любую информацию.

Добрый день!
Если я правильно понял, речь идёт о событиях Гражданской войны в Сибири 1918-1920 г.г. В конце октября 1919 года Красная Армия прорвала фронт белых по реке Ишим и быстро приближалась к Омску. Началась эвакуация беженцев и армии из Омска. 14 ноября 1919 года последние белые в/ч покинули Омск, а красные вошли в него. Отступление и, соответственно, преследование шло от Омска к Новониколаевску (сейчас Новосибирск). К этому времени сыпной тиф свирепствовал по обе стороны фронта и среди белых, и среди красных. Кстати, тиф в Сибирь пришёл вместе с красными войсками и болезнь косила всех подряд, независимо от классовой принадлежности. К тому же стояли 30-ти градусные морозы. Вся железная дорога была забита эшелонами с умершими и замёрзшими людьми. Трупов было - десятки тысяч. Поэтому в Омске (тогдашний центр власти в Сибири) красными была создана Чрезвычайная комиссия по борьбе с тифом. В Омске всю зиму 1919-1920 года трупы умерших от тифа попросту сжигали на льду Иртыша. То же самое происходило вдоль всей железнодорожной линии от Омска до Новониколаевска (а станция Барабинск находится примерно по середине между ними). Будущему советскому писателю Всеволоду ИВАНОВУ пришлось этим заниматься как раз в районе Барабинска и Татарской. Весной 1920 года с наступлением тепла там вскрывали массовые зимние захоронения и трупы сжигали. Есть опубликованные воспоминания его об этом. Поэтому на сегодня практически не существует захоронений указанного периода, за исключением отдельных, так называемых мемориальных, когда перезахоранивались так называемые жертвы белого террора. Но на всякий случай Вы можете сделать запрос в администрацию города Барабинска и администрацию и архивы Новосибирской области (Барабинск входит в состав этой области).
С уважением, Александр БЕЛЯЕВ (город Омск).
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2018, 22:27:47 от Sobkor »
Записан

Платунов Евгений

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4 160
  • Платунов Евгений Владимирович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #5 : 20 Ноября 2011, 22:44:00 »

Эти материалы собирал постепенно для так и не вышедшей книги трагически погибший пять лет назад историк гражданской войны из Иркутска Игорь Подшивалов. Из-за сложившйся политической "конъюнктуры" сайт памяти Игоря с его неопубликованным наследием сейчас недоступен. Поэтому дублирую сюда информацию о человеке, который жил одно время на Алтае, в Бийске...
История революции и гражданской войны в России богата героями, преступниками, авантюристами и мучениками. Порой один и тот же человек совмещал в себе все эти ипостаси. Один из таких персонажей великой драмы – Аркадий Антонович Краковецкий – дворянин, революционер, борец против большевиков и колчаковцев и, наконец, чекист. В свои пятьдесят четыре года он успел сыграть все эти роли. Об этой исторической фигуре, сыгравшей заметную роль в сибирских и российских событиях восьмидесятилетней давности, известно немного, но то, что сохранили для нас архивы, представляет несомненный интерес не только для профессиональных историков.

РЕВОЛЮЦИОНЕР
Аркадий Краковецкий родился 15 августа 1884 года в Харькове, в дворянской офицерской семье. Его отец был участником русско-турецкой войны и после ранения вышел в отставку в чине капитана. После военной службы Антон Краковецкий стал коллежским советником, смотрителем зданий Харьковского технологического института и почётным гражданином Харькова. Наследовав военные традиции, его сын Аркадий в возрасте одиннадцати лет поступил в Орловский кадетский корпус, который окончил в 1902 году. «С шестого класса я начал интересоваться общественными и политическими вопросами, – писал Краковецкий в 1933 году в своей автобиографии. – Толчком в этом направлении послужили либеральные взгляды семьи, чтение Добролюбова, Писарева, Чернышевского и т.д. В последнем классе корпуса я организовал выпуск нелегального рукописного журнала, вокруг которого группировались революционно настроенные ученики. Приезжая на каникулы в Харьков, я вращался в студенческих кругах, где встречался с передовыми рабочими. В тот же период я впервые познакомился с нелегальной литературой и начал сочувствовать партии эс-эр». После окончания кадетского корпуса Краковецкий хотел поступить в технологический институт, но болезнь отца и необеспеченность семьи привели его к решению пойти в артиллерийское училище, чтобы побыстрее стать самостоятельным и помочь двум младшим сестрам и брату.
В 1902 году Краковецкий поступил в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, которое окончил в 1905-м. В годы учебы часто посещал студенческие кружки, стал пламенным приверженцем народнической идеологии партии эсеров, хотя формально с ней связан не был. В училище организовал революционный кружок, который объединился вокруг «самиздатовского» журнала «Михайловец». Краковецкий был одним из его редакторов. Девятого января 1905 года члены кружка вели агитацию среди солдат воинских частей, вызванных для расстрела рабочей демонстрации и расквартированных в эти дни в стенах училища. Некоторые члены этого кружка приняли в скором времени участие в революции Девятьсот пятого года. Михайловец Мгебров участвовал в вооружённом восстании на Кавказе в Батуме, Емельянов и Кохановский стали руководителями восстания моряков в крепости Свеаборг и были расстреляны в 1906 году.
В апреле 1905 года юнкер Краковецкий окончил училище и в звании подпоручика был направлен для прохождения службы в Варшавскую крепостную артиллерию, был назначен младшим офицером роты, и ему было поручено составить историю артиллерии Варшавской цитадели. Чуть не в первые дни по прибытии в крепость он приступил к революционной работе. При его участии была создана Военно-революционная организация Варшавского округа, работавшая в контакте с партиями социалистов-революционеров и польских социалистов. Организация объединяла многих офицеров и солдат и вела работу во всех гарнизонах округа и даже за его пределами. Её ячейки действовали в Варшаве, Новогеоргиевске, Ивангороде, Осовце, Замброве, Радоме, Лодзи, Седлеце, Брест-Литовске, Кельцах, Зегрже, Люблине и Ковно. Краковецкий состоял в Центральном бюро организации, ему приходилось много ездить по округу, образовывать новые ячейки, инструктировать их и выступать на солдатских собраниях.
Краковецкий, естественно, не мог остаться в стороне от боевых дел и принимал участие в подготовке террористических актов. Вместе с польским социалистом Феликсом Коном он организовал побег из тюрьмы Павнак десяти революционеров, приговоренных к смертной казни. Этот эпизод был описан Коном в брошюре «Увоз десяти смертников» – «Воспоминания старого большевика», выпущенной в 1931 году.
В декабре 1906 года Краковецкий принимал участие во Всероссийском съезде революционных офицерских организаций в Москве, как представитель Варшавского военного округа. А через год, в декабре 1907 года, он был арестован вместе с пятью офицерами и многими солдатами – членами революционных кружков различных гарнизонов. Краковецкому припомнили все его дела, в том числе организацию побега десяти смертников, где Краковецкий сыграл роль жандармского офицера и взял на себя всю ответственность за проведение этой лихой операции. Он был осуждён на восемь лет каторги, которую отбывал в Ломже (Польша), Тобольске и в Александровском централе под Иркутском. В Александровске Краковецкий и не думал вставать на путь исправления. Он организовал для политкаторжан курсы изучения военного дела, создал библиотеку, пропагандировал эсеровские теории, часами с увлечением говорил о творчестве революционных демократов. Бывший поручик Краковецкий считал, что революцию могут совершить только военные, поэтому каждый революционер обязан иметь не только политическую, но и военную подготовку.
15 февраля 1916 года срок его каторги окончился, и Краковецкий подлежал высылке в Балаганский уезд Иркутской губернии. В донесении начальника Иркутского жандармского управления Департаменту полиции от 5 ноября 1916 года сообщалось, что «бывший поручик артиллерии Аркадий Антонович Краковецкий – убеждённый социалист-революционер, один из самых опасных людей в губернии». В донесении того же начальника ГЖУ от 10 декабря 1916 года говорится, что «личность Аркадия Краковецкого обследована достаточно. Террористических наклонностей у него нет. Опасен он как очень умный человек и выдающийся организатор: в случае революции может очень быстро сформировать большие силы». В этом же донесении сообщалось, что Краковецкий имел личное свидание с Иркутским генерал-губернатором, у которого просил разрешения на жительство в Иркутске. При этом он обещал не заниматься политической деятельностью, и разрешение было получено. В течение последнего предреволюционного года Краковецкий работал в Иркутском комитете Союза городов, а затем был секретарем Областного комитета Союза городов.
В дни Февральской революции Краковецкий с головой окунулся в революционное море. Он стал одним из руководителей выступления войск Иркутского гарнизона. Вместе с вышедшими из централа лидерами партии эсеров Гоцем, Тимофеевым, ссыльными меньшевиками Даном и Церетели он возглавил Иркутский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и стал руководителем Военного комитета Совета. Он осуществлял аресты представителей царской администрации, вместе с А.Р.Гоцем заключил в тюрьму губернатора Пильца, того самого, которому обещал не заниматься революционной деятельностью, переловил всю местную жандармерию и тюремное начальство. В качестве делегата от Иркутского гарнизона Краковецкий выезжал в Петроград для участия во Всероссийском съезде Советов и в совещании военных депутатов России, где выступал с речами. По возвращении в Иркутск много выступал на солдатских митингах и офицерских собраниях. Однажды после пламенной речи восторженная толпа на руках вынесла его из здания драматического театра. В апреле 1917 года Краковецкий избирается членом президиума Окружного комитета Советов Восточной Сибири – высшего органа власти в регионе, а вскоре становится командующим войсками Иркутского военного округа, возглавляет его штаб и создает при нём контрразведывательную службу, начальником которой назначает своего товарища по каторге Николая Калашникова. Контрразведка выявляет в гарнизоне людей, настроенных против Временного правительства, в том числе большевиков, и под разными предлогами изымает у них оружие. Несмотря на это, когда Керенский назначил в Иркутский округ нового командующего, все Советы округа, в том числе и Красноярский Совет, руководимый большевиком Шумяцким, требовали оставления эсера Краковецкого в должности и выносили соответствующие резолюции. Но после корниловского мятежа Временному правительству потребовались надёжные кадры, и по рекомендации Гоца и других эсеров Краковецкий срочно выезжает в Питер, где получает внеочередное звание подполковника и назначается заместителем командующего Петроградским военным округом.
Оказавшись в центре политических событий, Краковецкий быстро сориентировался и стал играть заметную роль в военной жизни столицы, получив в свое подчинение воинские подразделения, выполнявшие функции вооружённой охраны правительства. Для ведения боевых действий он делал ставку на юнкеров. Иркутский Совет избрал его делегатом на Второй съезд Советов, и, когда большевики поставили вопрос о передаче власти Советам, Краковецкий в составе эсеровской фракции покинул съезд. Уже 25 октября, когда красногвардейцы, руководимые большевистским ВРК, начинают захватывать правительственные учреждения, отряд юнкеров под командой Краковецкого ограничивает их действия и готовится арестовать членов ВРК и Петросовета, заседавших в Смольном. Поистине, в тот момент в руках Краковецкого находилась судьба России, и не только её, на все ближайшее столетие…
Эсеры Н.Д.Авксентьев – председатель Демократического Совета Республики, и его заместитель А.Р.Гоц создали Всероссийский комитет спасения Родины и революции. Военными руководителями этой организации становятся командующий Петроградским военным округом Г.П.Полковников и А.А.Краковецкий. Последний возглавил подготовку вооружённого восстания юнкеров, и 29 октября по поручению ЦК ПСР поднял мятеж в Питере, руководя боевыми действиями. После подавления юнкерского восстания он с группой эсеровских лидеров выехал в Могилев, в ставку Северного фронта. Там он участвовал в совещании с участием военных дипломатов стран Антанты и российского командования. На этом совещании впервые прозвучала мысль, что Сибирь должна стать форпостом в борьбе с большевиками. Из Могилёва Краковецкий направляется в Киев, где по списку партии эсеров избирается членом Всероссийского Учредительного собрания от Румынского фронта. Здесь же он организует работу Сибирского военного комиссариата по переброске сибирских частей с фронта на родину. Как раз в это время в Томске проходил съезд эсеровской Сибирской областной Думы, который выдвинул лозунг создания демократической власти в Сибири и борьбы с Советами. На этом съезде присутствовал глава антантовской военной миссии генерал Табуи вместе с французским резидентом Ж.Пишоном и английским разведчиком В.Фитцем.
Деятельность Краковецкого на Украине была прервана взятием Киева большевиками, и он выехал в Москву и Петроград, где встречался с находившимися в подполье эсерами. В феврале 1918 года, находясь в Питере, он принял участие в работе Союза сибирских областников, который поддерживал связь с Сибирским правительством в Томске. Во главе Временного правительства автономной Сибири стоял эсер П.Я.Дербер, и Краковецкий был избран военным министром ВПАС. Ему было поручено создать в Сибири вооружённое подполье для свержения большевиков.

ПОДПОЛЬЩИК
Получив телеграмму из Томска, Краковецкий нелегально прибыл в Сибирь. Сначала он посетил Томск, где встречался с бывшим политкаторжанином Смарен-Завинским, который еще в декабре 1017 года приступил к созданию эсеровской военной организации. Они обсудили возможность объединения эсеров с другой подпольной организацией, состоящей из кадровых офицеров-фронтовиков под руководством подполковника Анатолия Пепеляева, сочувствовавшего эсерам. После Томска Краковецкий посетил Омск, Новониколаевск, Красноярск, Иркутск и Читу. Всюду он налаживал работу подпольных эсеровских военных организаций. В Новониколаевске он образовал Западно-Сибирский эмиссариат для координации работы подполья, во главе его поставил своего товарища по каторге М.Я.Линдберга и председателя Сибирского комитета ПСР П.Я.Михайлова. В Иркутске руководителем Восточно-Сибирского эмиссариата Краковецкий назначил вождя декабрьского восстания юнкеров Иркутского военного училища П.Д.Яковлева, а начальником эсеро-офицерской организации своего друга Н.С.Калашникова. Восточно-Сибирский эмиссариат объединил подпольщиков от Красноярска до Верхнеудинска. Во главе красноярского подполья стояли бывший губернский комиссар В.М.Крутовский и генерал Б.П.Гулидов. Активную роль играл А.К.Зиневич. Чуть позднее была создана крупная организация в Нижнеудинске, которую возглавил член Учредительного собрания Надеждин и писатель Кравков. Краковецкий организовал финансовое обеспечение всех подпольных организаций, привлекая для этого сибирских кооператоров. Во главе большинства пушно-меховых, маслодельных и иных контор и факторий стояли эсеры.
Особое внимание он уделял Иркутской подпольной организации, насчитывавшей до тысячи человек, расквартированной в пригородной части Иркутска – в поселке Пивовариха. Здесь были сосредоточены офицерские кадры, бежавшие из города после декабрьских боев и окопавшиеся, как в цитадели. Руководил офицерами Николай Калашников. Угроза их нападения постоянно нависала над Центросибирью. Уже 23 февраля 1918 года, в день перезахоронения жертв декабря, калашниковцы намеревались напасть на участников Второго Съезда Советов Сибири, прибывших на похороны, и обезглавить сибирских большевиков. При выступлении заговорщики хотели использовать ситуацию, связанную с выездом из города основных красногвардейских частей на Забайкальский фронт, против казаков есаула Семёнова. Большевиков спас случай, до сих пор невыясненный. Похоже, что в отдел по борьбе с контрреволюцией Центросибири поступила информация о готовящемся нападении подпольщиков, и его сотрудникам удалось предотвратить его. Но нападения калашниковцев продолжались. 14 июня подпольщики с боем захватили почти весь город, но на помощь большевикам неожиданно пришли забайкальские казаки, чей эшелон временно сделал остановку в Иркутске. О них ничего не знал даже начальник иркутской милиции В.А.Щипачев, который вместе с милиционерами-подпольщиками ударил в тыл центросибирцам и нанес им большой урон. Казаки быстро выгрузились, и на конях влетели в город, порубив значительную часть офицеров. Остальные повстанцы скрылись в Пивоварихе. При этом они успели освободить из тюрьмы заключённых, в том числе арестованного накануне главу Восточно-Сибирского эмиссариата и бывшего губернского комиссара Яковлева.
В Иркутской подпольной организации существовала своя контрразведка. Принимали в подпольщики не всякого, хотя Иркутск, как и все города Сибири, был наводнен бежавшим из центра офицерством. Особенно большой поток беженцев в золотых погонах был после заключения Брестского мира – оскорбленное патриотическое чувство толкало их на борьбу с большевиками. Впоследствии все они влились в Сибирскую армию. Все участники подполья были разбиты на десятки, знали только своего непосредственного командира, связь осуществляли при помощи часто меняющихся паролей. У эсеров была богатая подпольная практика.
Эту систему создал Краковецкий. Прибыв в Харбин, где размещалось Временное правительство автономной Сибири, он организовал при ней секретный отдел связи. Отсюда с хозяйственными документами кооперативных союзов нелегально выезжали в Сибирь курьеры, имея при себе закодированные документы – указания, директивы, рекомендации. В Иркутск такого рода вояжи совершали иркутянка П.А.Сержпинская, артист драмтеатра М.А.Смоленский и другие. Попутно они выполняли разведывательные задания. Краковецкий также руководил подпольем при помощи кодов, передаваемых по телеграфу. Так, их Новониколаевска эмиссариат передавал в Харбин: «Закупсбыт. Щёнцу. Выкупай рыбу. Спешите, едет много спекулянтов, рассчитываться будут наличными». В расшифрованном виде телеграмма выглядела так: «Спешите с подготовкой организации к выступлению, так как прибывают красные части».
Когда возникла необходимость, Краковецкий сам выезжал в нелегальные поездки по Сибири, особенно в период начавшихся трений между эсеровскими и «беспартийными» офицерскими организациями, которые всё больше претендовали на военное руководство подпольем, требовали устранения эсеровских эмиссариатов. Краковецкий во имя единства шел на вынужденные уступки «беспартийным» и вместо эмиссариатов создавал региональные штабы с преобладанием в них «беспартийных». Были скандалы и на финансовой почве – он также приводил их в норму. Были нарушения конспирации. Здесь он принимал жёсткие меры по её усилению. Один из участников подполья позже писал: «Еще до сих пор сибирскому обществу неизвестно, какую значительную роль в организации военных сил Сибири сыграл военный министр сибирского правительства А.А.Краковецкий, руководивший деятельностью военных организаций всей Сибири… Благодаря своим дипломатическим и организаторским талантам, он смог добиться устранения многих трений и слить военно-боевые организации в единую вооружённую силу».
Так продолжалось до середины апреля 1918 года, пока представители Антанты, наблюдавшие через своих военно-дипломатических и консульских разведчиков за деятельностью сибирского вооружённого подполья, не пришли к выводу, что в своих интервенционистских планах им надо делать ставку не на сибирских эсеров, а на находившихся в подполье кадровых офицеров-фронтовиков, более приспособленных не к «болтовне», а к «решительным боевым действиям». Антантовская разведка знала о распрях в эсеро-офицерской среде, о росте военно-политического влияния фронтовых офицеров. На совещании 14 апреля 1918 года, проведённом специальным представителем Верховного военного совета Антанты генералом Корбейлем с нелегально прибывшими в Москву представителями сибирского и поволжского вооружённого подполья и чехословацкого командования, было заявлено, что отныне антантовское командование непосредственно берет в свои руки руководство подготовкой антибольшевистского восстания, субсидирует и направляет его. На совещании, проходившем в здании французского посольства, присутствовали руководитель специальной британской миссии в Москве Локкарт и начальник французской военной миссии генерал Лавернь, которые заслушивали отчитывавшихся перед ними участников заговора, уточняли детали и давали указания по ускорению процесса подготовки свержения Советов. Заместитель Локкарта разведчик У.Хикс совершил перед этим с группой антантовских разведспециалистов ознакомление с положением дел в сибирских подпольных организациях. В Иркутске они провели совещание с консулами и их сотрудниками, аккредитованными в городах Сибири и Дальнего Востока. На совещании присутствовал прибывший из Пекина американский военный атташе Дрисдейл. Генконсулом США в Иркутске стал Э.Гаррис, одновременно ставший руководителем дипломатического корпуса Сибири, сменив французского консула А.Буржуа, не в меру скомпрометировавшего себя открытыми связями с подпольщиками. С этого времени правительство США стало проявлять больше интереса к подпольным делам сибирского офицерства.
После совещания, на которое Краковецкий не был даже приглашен, произошли новые назначения. Начальником центрального штаба всего сибирского подполья был назначен без согласования с Краковецким подполковник А.Н.Гришин-Алмазов – руководитель Новониколаевской организации, во главе Иркутской организации поставлен сменивший эсера Н.С.Калашникова А.В.Эллерц-Усов, который назначил Калашникова своим заместителем по политической работе. То же произошло в Омске, где к власти пришел казачий полковник П.П.Иванов-Ринов. Все приказы исходили от Гришина-Алмазова. На всесибирском совещании подпольного командования он отдает директивные указания, которые 3 мая рассылаются на места: «Все местные организации, как только получат приказ о выступлении, немедленно должны будут: 1) арестовать видных руководителей-большевиков; 2) сохранить ценности госбанка… 5) захватить необходимые средства передвижения (паровозы, туннели, мосты)…» Сразу же последовал приказ Эллерц-Усова: «События принимают такой ход, что военным отрядам в Иркутске, Усолье, Черемхово, Нижнеудинске, Балаганске, Канске придется в ближайшем будущем выступить с оружием в руках,… быть готовыми к действию в любую минуту,.. иметь самые точные сведения о силах и планах противника. Доложить шифром».
Уже без Краковецкого полным ходом шли переговоры с руководителем поволжских военных организаций Бруншвитом и с командующим сибирской группировкой чешских войск Гайдой. Гришин-Алмазов постоянно присутствовал на совещаниях, созываемых военным руководством Антанты в Челябинске.
Краковецкому и членам ВПАС остается сидеть в Харбине, наблюдать за событиями через прессу и получать от Гришина-Алмазова грамоты с благодарностями «за ранее проделанную столь нужную работу». Без них происходит переворот – в городах Сибири власть захватывают вышедшие из подполья офицеры, их поддерживают чешские легионеры, старавшиеся не выходить из привокзальных зон. То же происходит в Поволжье, на Урале.
Гришин-Алмазов становится главнокомандующим всеми сибирскими войсками. При нем постоянно находятся военные советники Антанты. Сибирская армия из рот и батальонов подпольщиков в течение короткого времени – с 26 мая по 11 июля – превращается в офицерские полки и дивизии. В июле на Прибайкальском фронте уже действовал Средне-Сибирский корпус Пепеляева, пополненный иркутской дивизией, сформированной из участников подполья и добровольцев.
Но не успокаивается Временное правительство автономной Сибири – оно мечется: как это так, ведь власть в Сибири принадлежит нам, мы её завоевали! В сибирских газетах публикуется обращение ВПАС к гражданам Сибири: «…Вы же наши граждане, ведь свержение произведено вами, но под нашим руководством,… подпольные организации создавали мы с вами…».
Только закончились бои на Прибайкальском фронте, как в Сибирь засобирались все члены непризнанного правительства. Какая-то часть бывших министров просочилась в Омск, но там уже с 23 июня образовалось другое Временное правительство Сибири (ВПС) под председательством Вологодского, и их на порог пускали с большой неохотой. Краковецкий прорвался в Иркутск к губернатору-эсеру Яковлеву, но тот ничем не мог его утешить: «В городе полновластные хозяева – военные, и с нами не считаются». В комендатуре Краковецкому заявили, чтобы он никуда из Иркутска не выезжал. Он заметил за собой слежку. В декабре он обманным путем все-таки выбрался из города и добрался до Екатеринбурга, где находился штаб генералов Гайды и Пепеляева. Возможно, там ему удалось встретиться с ними и с Калашниковым: он знал, что в Сибирской армии зреет недовольство Колчаком. Он выехал в Омск и обратился к Верховному с рапортом, в котором просил Колчака дать ему под командование Воткинскую дивизию. В рапорте от 6 февраля 1919 года он описывал свои заслуги в борьбе с большевизмом и доказывал, что достоин быть на высокой командной должности. «С 11 декабря 1918 года я состою в резерве чинов Средне-Сибирского военного округа. В течение всего времени состояния в резерве я не получил никакого назначения и таковое даже не предвидится в отдаленном будущем. Третий месяц я нахожусь в положении полной бездеятельности, с которым весьма трудно примириться, в особенности в переживаемый период, когда каждый офицер должен принести все свои силы на пользу общегосударственного дела – борьбы с большевистским господством в России. Виду того, что за все время моей службы я не был на фронте, я считаю своим долгом просить о назначении меня в действующую армию».
Генерал Гайда направляет рапорт Колчаку, характеризуя Краковецкого как «человека умеренно социалистического образа мыслей», известного ему лично как организатора подпольных вооружённых сил в Сибири и просит санкции на зачисление подполковника Краковецкого в Воткинскую дивизию.
После этих рапортов Краковецкого тут же арестовывают и под конвоем отправляют в Бийск. Колчак старался избавиться от эсеров и боялся таких людей, как Краковецкий. И не без оснований. Вот как описывает этот эпизод сам Краковецкий: «За этот период деятельность Сибирского правительства и моя в том числе к борьбе с большевиками уже не имела никакого отношения и свелась по преимуществу к борьбе с мобилизовавшейся крайней реакцией в лице генерала Хорвата, претендовавшего на захват власти в Приморье. Фактически власть на Дальнем Востоке перешла в руки интервентов, высадивших во Владивостоке свои войска. Приблизительно через месяц после моего приезда в Иркутск произошёл захват власти Колчаком, и при усилившейся реакции мне становилось опасно оставаться в Иркутске, где начинались самосуды атаманских шаек. В течение нескольких месяцев пребывания в Иркутске я подбирал знакомых эсеров, главным образом военных, для организации выступления против колчаковщины. Некоторым из нас уже стало вполне ясно, что только в силу нашей борьбы против большевизма в Сибири восторжествовала самая чёрная реакция и произошло утверждение военно-буржуазной диктатуры, опирающейся на империалистов. Поэтому я пришел к логическому выводу о необходимости исправить свою ошибку путем подготовки для свержения Колчака.
Ввиду того, что у нас совершенно отсутствовала связь с массами, мы предполагали использовать против Колчака часть его же армии и чехословацкие войска, настроенные против военной диктатуры. Мы рассчитывали, что нам удастся втянуть в этот военный заговор самого Гайду и использовать его силы для свержения Колчака. В отношении Советской России наша группа занимала примирительную позицию и предполагала в случае выступления против Колчака заключить перемирие на фронте.
Техническая сторона организации выступления представлялась нам в следующем виде: по соглашению с Гайдой я должен был получить командование над Ижевской или Воткинской дивизиями, состоявшими из уральских рабочих. В подходящий момент моя дивизия должна была двинуться на Омск и совершить переворот, опираясь на благожелательный нейтралитет со стороны чешских войск. Дальнейшее внутреннее политическое устройство Сибири представлялось нам в виде автономной демократической республики, находящейся в договорных отношениях с Советской Россией.
В связи с этим проектом мы зондировали почву у Гайды и вынесли впечатление, что он сочувственно относится к нашим замыслам. Во всяком случае он согласился провести мое назначение начальником одной из указанных выше дивизий. Гайда послал от себя представление в Омск, а я выехал туда для того, чтобы ускорить мое назначение. Как я узнал впоследствии, предложение Гайды о моем назначении чрезвычайно обеспокоило Колчака и внушило ему сомнение в искренности намерений самого Гайды. Колчак ответил Гайде резкой телеграммой, в которой категорически отклонил предоставление мне каких бы то ни было должностей. В отношении меня, находившегося в то время в Омске, Колчак предпринял предупредительные меры: я был арестован и выслан в Бийск под надзор военного начальства без права выезда из города.
В половине февраля 1919 года я приехал с семьей в Бийск. За мной была установлена непрерывная слежка. Отношение местного колчаковского офицерства было, конечно, самое враждебное, и я жил с семьей под угрозой столь обычных в Сибири эксцессов со стороны черносотенной военщины. Положение мое усугубилось еще тем, что с наступлением весны в окрестностях Бийска началось партизанское движение крестьян, которое причиняло большое беспокойство местному гарнизону. В связи с этим слежка за мной еще более усилилась. Летом я пробовал уехать из Бийска, чтобы скрываться по деревням, но полицейский надзор там оказался настолько силен, что мне пришлось через два дня вернуться в Бийск, скрыв мою временную отлучку из города.
За этот период, наблюдая рост массового движения в деревне, развивавшегося под лозунгом советской власти, и полную неспособность демократии выступить на борьбу против военно-буржуазной диктатуры, я приступил к пересмотру моей прошлой политической деятельности и начал отходить фактически от партии эсеров. Именно летом этого года у меня возникла мысль пробраться через фронт в Советскую Россию для совместной работы с большевиками, но усиленный надзор колчаковской полиции и технические сложности этого предприятия помешали мне выполнить эти намерения. К концу июля – приблизительно в первых числах августа я получил сведения от своих товарищей, что Гайда рассорился с Колчаком и выезжает во Владивосток. Настроение Гайды было весьма подходящим для его использования против колчаковского правительства. Мои товарищи считали момент удобным для начала активных действий и вызвали меня на Дальний Восток.
При получении этих сведений я бежал вместе с семьей из Бийска и в сентябре приехал во Владивосток, где уже находился Гайда. В его поезде проживала наша группа офицеров-эсеров и небольшая войсковая часть, являвшаяся личным конвоем Гайды, на использование которой во время выступления мы рассчитывали. Поезд Гайды, пользовавшийся во Владивостоке правом экстерриториальности, послужил для нашей военной группы базой для организации сил, предназначавшихся для выступления против колчаковской власти на Дальнем Востоке. Из поезда мы завязали связи с различными войсковыми частями, расположенными не только во Владивостоке, но и в других городах Приморской области. Как солдаты, так и офицеры, не желавшие служить в колчаковских войсках, переходили в наш поезд и пополняли собой основной кадр повстанческого отряда».
Сейчас трудно определить, был ли Краковецкий искренен или кривил душой, когда в октябре 1933 года писал в своей автобиографии о том, что еще летом 1918 года «под влиянием политической обстановки на Дальнем Востоке (атамановщина и интервенты) у меня начало складываться убеждение в неправильности политической линии ПСР и её преступности для дела революции». Но в то, что за время бийской ссылки, продолжавшейся с февраля по август 1919 года, политические взгляды Краковецкого претерпели серьёзные изменения, поверить можно. С момента своего побега из Бийска Краковецкий все свои силы отдал борьбе с Колчаком, и с этого времени началось его стремительное сближение с большевиками.
Среди других офицеров Сибирской армии Анатолия Пепеляева в поезде Гайды находился и старый друг Краковецкого по Александровскому централу Николай Калашников. Вместе они разработали план превращения зоны от Иркутска до Владивостока в антиколчаковский форпост. Калашников с группой офицеров-эсеров выходит в Иркутске и приступает к созданию будущего эсеровского Политцентра. Краковецкий, находясь во Владивостоке, ведет работу по созданию Центрального бюро военно-социалистических организаций, собирает единомышленников. Заместителями у него были эсеры Молотковский и Б.Солодовников. Они разработали план свержения во Владивостоке колчаковского наместника генерала Розанова. Тогда в городе находилось очень много эсеров. Находясь под наблюдением колчаковской контрразведки, эсеры установили связи с недовольными режимом элементами, и прежде всего с руководителями партизанского движения в Приморье, в том числе с большевиками. «При организации вооружённого восстания, – вспоминал Краковецкий, – мы связались с Далькомпартом. Лично я систематически виделся с товарищами Власовой, Владимирским и Кушнаревым и заключил с ними соглашение от имени военной группы. Представители Далькомпарта входили в состав штаба нашей организации. В момент нашего выступления по директиве Далькомпарта к нам присоединились грузчики Владивостокского порта, которые были вооружены в нашем поезде».
11 сентября 1919 года в агентурной сводке Владивостокского охранного отделения констатировалось: «Организация очень многочисленная, чехи и американцы на их стороне». Замысел Краковецкого не удался. 19 ноября вооружённое восстание, вошедшее в историю как «гайдовский путч», хотя сам Гайда не играл в нем решающей роли, было подавлено генералом Розановым при поддержке японских войск. После подавления Краковецкий скрывался в чешских казармах и на частной квартире в городе. В казармах нашли убежище и многие уцелевшие повстанцы-эсеры. Человек с душой заговорщика, Краковецкий продолжает искать возможности для нанесения удара по распадающейся колчаковщине. Колчак к тому времени уже оставил Омск. Краковецкий установил контакты с Сергеем Лазо – бывшим левым эсером, и другими руководителями Приморского обкома РКП(б). При подготовке второго восстания был создан объединенный коалиционный оперативный штаб военно-революционных организаций под руководством Лазо, и Далькомпарт привлёк к работе этого штаба Краковецкого. Бывший эмиссар Краковецкого – эсер М.Я.Линдберг стал командующим военно-революционной армией, а сам Краковецкий – главой Военного совета, то есть фактическим руководителем всех вооружённых сил антиколчаковской коалиции. «Учитывая вмешательство японцев, имевшее место во время первого восстания, мы вступили на этот раз в переговоры с американским штабом и получили от него согласие выставить по городу в день восстания американские патрули с тем. Чтобы предотвратить нарушение японцами нейтралитета. Эти переговоры были проведены мной», – писал Краковецкий.
31 января 1920 года партизанские отряды вступают в город и устанавливают власть Приморской областной земельной управы во главе с эсером Медведевым. Колчаковский режим в Приморье пал. Краковецкий назначается председателем Военного совета и главнокомандующим военно-революционных войск, формирует все военные и политические органы управления Приморья, создает Совет управляющих ведомствами и назначает его председателем большевика П.М.Никифорова, организует внешнюю разведку для наблюдения за действиями японского оккупационного командования и привлекает к этой работе вышедшего из тюрьмы А.Н.Луцкого. Луцкий быстро достигает высоких результатов в разведывательной работе и с усилением большевистского влияния переходит в подчинение Лазо. В марте 1920 года Лазо заменяет Краковецкого на посту председателя Военного совета, эсеров начинают вытеснять с руководящих постов. Сам Краковецкий утверждал, что «за время моей работы в должности комвойсками я выполнял директивы Далькомпарта, так как к этому времени я уже совершенно разошелся с партией эсеров».
За Краковецким сохранились посты члена Военного совета и главкома вооружённых сил Приморья. После выступления японцев 4 апреля 1920 года и убийства большевистских руководителей Краковецкий вместе с Гайдой, его легионерами и большей частью эсеров бежит из Владивостока в Америку на американском корабле. В момент ареста Лазо и Луцкого Краковецкий находился рядом с ними, но вовремя ускользнул в эшелон к Гайде и при содействии американского консула Колдуэлла быстро погрузился на морское судно. Сам он впоследствии писал, что отправился на запад через Америку с разрешения представителя РСФСР на Дальнем Востоке тов. Виленского и Далькомпарта потому что проезд в Советскую Россию был закрыт семёновскими бандами, находившимися в Забайкалье.

ЧЕКИСТ
Через пять месяцев, 13 августа 1920 года, Краковецкий с эсерами и Гайда с легионерами появились в Праге. Во время путешествия он вёл коммунистическую пропаганду среди чешских солдат, содействовал организации комячейки и созданию коммунистической газеты «Вольность» на чешском языке. В Америке, где он пробыл около двух месяцев, Краковецкий выступал в американской прессе и русских газетах за признание Советской России правительством США. В Праге он был арестован чешскими властями за коммунистическую пропаганду и освобожден из тюрьмы по требованию представителя РСФСР в Праге Гиллерсона. Резолюция комячейки Двадцатого транспорта, выработанная Краковецким, легла в основу широкого движения в Чехословакии за признание РСФСР. Начавшиеся после приезда легионеров митинги принимали резолюцию Двадцатого транспорта, который прибыл на родину с красными знамёнами, украшенными надписями «Да здравствует Третий Интернационал!», «Да здравствует Советская власть!» и так далее. Краковецкий установил связь с Кружком Русских Рабочих в Праге и вступил в подпольную ячейку ВКП(б), принимал участие в издании комячейкой рабочих-военнопленных в лагере Иозефова газеты «Правда».
К моменту прибытия в Прагу Двадцатого транспорта эсеры-эмигранты Бруншвит, Минор, Лимушкин и Керенский организовали издание большой ежедневной газеты «Воля России», распространявшейся ими по тем же лагерям, куда доходила «Правда». Эти лагеря военнопленных и интернированных красноармейцев находились в Германии, Чехословакии, Франции и на Балканах. Как писал в 1928 году в рекомендации Краковецкому бывший председатель Кружка Русских Рабочих в Праге и редактор «Правды» С.В.Штанько, «сотрудничество т.Краковецкого как человека, хорошо знакомого с деятельностью эсеров, как нельзя кстати помогло нам выявить перед военнопленными и интернированными контрреволюционную физиономию эсеров. Эсерам не удалось остановить поток военнопленных в СССР, а их газета после ряда разоблачительных статей в «Правде» стала большинством лагерей возвращаться обратно в нераспечатанном виде. За время нахождения т.Краковецкого в СССР я постоянно поддерживал с ним связь, благодаря чему и на основе его прежней работы в Праге я убедился, что т.Краковецкий искренне, честно и по убеждению вступил на путь борьбы рабочего класса, начертанный ВКП(б)».
Представитель РСФСР в Чехословакии Гиллерсон решил использовать Краковецкого на своей дипломатической работе. Кроме того, бывший эсер и главком Приморья поместил в советской газете «Новый мир», издававшейся в Берлине, 33 статьи с разоблачением антисоветской деятельности эсеров, а в «Правде» – 49 статей на ту же тему. Под руководством пражской резидентуры ВЧК он вел и разведывательную работу в эсеровской среде, в чешских военных и правящих кругах. Он окончательно встал на путь предательства партии эсеров, которой верно служил с 1905 по 1920 год, в деятельность которой вложил так много жизненных сил крупного военно-политического организатора и руководителя.
В январе 1921 года по заданию ВЧК Краковецкий отправился в Париж на эсеровский съезд членов Учредительного собрания и был арестован французской полицией. В полицейском деле сказано, что «бывший подполковник армии Керенского Краковецкий был женат, имел ребенка шести лет. Жена Краковецкого находилась в Праге. Приметы Краковецкого Аркадия Антоновича: рост 1,82 м, темный шатен, лоб средней величины, подбородок круглый, лицо белое вытянутое, рот большой, нос прямой, глаза «кошачьи». По сведениям французской полиции за январь 1921 года Краковецкий, бывший подполковник, депутат русского Учредительного собрания 1917 года, член партии эсеров, прибыл в Париж из Праги. Французская полиция предполагала, что Краковецкий прибыл в Париж для того, чтобы участвовать в собраниях, организуемых бывшими членами Учредительного собрания и, возможно, намеревался внести в них «беспорядок и смуту». Присутствие Краковецкого в Париже являлось нежелательным для умеренных эсеров. Далее в документе сообщается, что «Краковецкий перешёл в лагерь большевиков и, возможно, сотрудничает с большевиком Гиллерсоном, находившимся в Праге».
Сам Краковецкий подтверждает, что ездил в Париж для осведомительной работы, а также для использования трибуны эсеровского съезда в целях разоблачения контрреволюционной сущности партии эсеров. Постановлением министра внутренних дел Краковецкий был выслан из Франции 24 января 1921 года как «нежелательный иностранец».
На съезде членов Учредительного Собрания Краковецкий, которого французская полиция называет полковником, выступал от имени большевиков и заявил, что советский режим является единственным, способным существовать в России. По сведениям французской контрразведки за январь 1928 года чехословацкая пресса сообщила, что Дисциплинарный Совет национальной обороны предъявил обвинение бывшему генералу Рудольфу Гайде в том, «что он находился в компрометирующих отношениях с Краковецким и его адъютантом Михаилом Молотковским;
1) Генерал Гайда через посредство полковника Краковецкого намеревался служить в Советской Армии в 1920-21 годах в период напряженных политических отношений Чехословакии с Советским Союзом.
2) Гайда обещал полковнику Краковецкому сообщать военные сведения из Военной школы в Париже и направить ему две брошюры на французском языке из этой школы для снятия копии».
Далее в этом документе говорится, что Краковецкий передал генералу Гайде денежную сумму. Контрразведывательной службой французской полиции были заведены карточки на Аркадия Краковецкого, русского, полковника, польского агента, в марте 1922 года находившегося в Берлине, на Аркадия Краковецкого, сотрудника фирмы «Боус» в Берлине. Кроме того, в деле французской полиции имелись сведения о Краковецком, комиссаре Наркоминдела, который был связан с эмигранткой Екатериной Фёдоровной Козловской, проживавшей в Берлине и подозревавшейся в принадлежности к советской разведке. Далее, в том же деле фигурировал Краковецкий, бывший представитель Советов в Албании. За всеми этими лицами стоял один и тот же человек.
В январе 1922 года Краковецкий прибыл в Москву. Там шла подготовка к проведению судебного процесса над партией эсеров. Краковецкому предстояло стать одним из главных свидетелей обвинения. На скамье подсудимых – его старые соратники по каторге, антибольшевистской борьбе в России и Сибири А.Р.Гоц, Е.М.Тимофеев и другие, всего – двадцать два обвиняемых. Краковецкий публикует в прессе свое отречение от партии социалистов-революционеров, клеймит себя за допущенные грехи перед советской властью и взваливает всю вину на свою бывшую партию, которая толкнула его на преступный путь и теперь должна понести ответственность за свои деяния. В «Правде» и «Известиях» он публикует 17 статей, разоблачающих ПСР, и даже издает в Госиздате брошюру «Работа эсеров за границей», а в «Красной нови» – брошюру «Страничка из истории эсеровской контрреволюции». Сразу после приезда в Москву его зачислили в Наркомат иностранных дел в отдел печати и информации. Постановлением Оргбюро ЦК ВКП(б) от 3 февраля 1922 года Краковецкого принимают кандидатом в члены ВКП(б), а 4 февраля в №27 газеты «Правда» публикуется его позорное отречение от ПСР. Большинство подсудимых эсеров были приговорены к смертной казни, которую под давлением европейских социалистов заменили ссылкой. Все они позже погибли в лагерях. Краковецкий же 19 ноября 1924 года стал членом ВКП(б) и вскоре был назначен полпредом в Албанию. Пребывание его в албанской столице Тиране было коротким, так как правительство Фаннолли, признавшее СССР, было свергнуто в результате наступления на Тирану сербских войск с участием врангелевцев, и Краковецкий бежал в Москву.
В январе 1925 года его назначают генеральным консулом Народного комиссариата иностранных дел в Мукдене, где он проработал полтора года, по совместительству исполняя обязанности резидента ОГПУ. Он бывает в Харбине, встречается с русскими эмигрантами и с теми из них, кого знал по документам А.Н.Луцкого как его негласных сотрудников. Он пользуется полным доверием НКВД-ОГПУ. Сохранилась рекомендация, данная Краковецкому М.А.Трилиссером в январе 1927 года: «Подтверждаю Дальневосточный период работы тов. Краковецкого с Далькомпартом с 1919 года и политическую работу тов. Краковецкого за рубежом (легальную и нелегальную) в Праге. При проведении указанной работы тов. Краковецкий проявил большую добросовестность и преданность делу».
Может быть, Трилиссер высоко ценил Краковецкого как разведчика? Но из архивных данных особых заслуг Краковецкого на разведывательном поприще не обнаружено. Что он делал два года в Мукдене – неизвестно. Может быть совпадением, что именно в 1925 году советское правительство шло на сближение с Чан Кайши, и этому очень мешал харизматический китайский вождь Сунь Ятсен. Именно в 1925 году, когда Краковецкий прибыл в Мукден, Сунь Ятсен и умер при загадочных обстоятельствах. Были предположения, что смерть его наступила от отравления. Был ли причастен к этому Краковецкий, готовый идти на любое преступление по приказу новых хозяев, неизвестно. Это тайна за семью печатями. Как консул и резидент он, конечно, общался с Сунь Ятсеном и его окружением, и в его возможностях и способностях сомневаться не приходится. Совместно с Чан Кайши он был способен сотворить что угодно. Остается фактом и то, что после Мукдена доверие ОГПУ к Краковецкому возросло, и его взяли на руководящую работу в это достославное учреждение. Одно время он даже руководил специальным бюро по изготовлению фальшивых документов. Из опубликованных сейчас мемуаров известно, что в ОГПУ было спецбюро по изготовлению отравляющих веществ. Но все это – только версии.
Такие подозрения не лишены оснований, потому что все «разведывательные заслуги» Краковецкого имели грязный оттенок. Это прежде всего кража парижского архива партии социалистов-революционеров и его роль в суде над лидерами ПСР. До сих пор вызывает сомнения его поведение 5 апреля 1920 года, когда японцы во Владивостоке захватили А.Н.Луцкого и С.Г.Лазо, а Краковецкого, бывшего в тот момент с ними, выпустили и дали ему возможность бежать к Гайде, а потом дали возможность при помощи американского консула сесть на пароход и уплыть за океан.
Что повлияло на М.А.Трилиссера, давшего рекомендацию человеку, сыгравшему главную роль в свержении власти большевиков в Сибири в 1918 году? В то время считалось, что переворот в Сибири совершила Антанта силами чехословацкого корпуса, а Временное правительство автономной Сибири и его военный министр Краковецкий не играли в этом особой роли. Такое мнение существовало долгое время, хотя давно доказано, что главной ударной силой антибольшевистского переворота были не белочехи, не уходившие далеко от вокзалов и защищавшие только свои эшелоны, а эсеро-офицерское подполье. Конечно, роль Антанты была велика, её представители уже в апреле 1918 года взяли в свои руки руководство восстанием, но без эсеров-подпольщиков не пала бы в Сибири Советская власть. Профессор Н.С.Ларьков доказывал этот факт в своей докторской диссертации в 1996 году. Геннадий Белоусов сделал те же выводы в своей публикации еще в 1974 году.
Вернувшись из Мукдена, Краковецкий до середины 1928 года работал в газете «Гудок», вёл политическую и культурно-просветительскую работу в коммуне «Герольд». И вдруг – очередная метаморфоза. На улицах Москвы Краковецкого видят уже не в форме дипломата, а с двумя ромбами в форме ОГПУ. Он стал начальником отдела по борьбе с вредительством, принимал участие в проведении ряда дел по вредительству в золото-платиновой, военной, химической и других отраслях промышленности. Знакомые при встрече с ним шарахались и прятали глаза. Ещё не высохли чернила в недавно опубликованных трудах исследователей сибирского эсеровского подполья, в котором Краковецкому отводилась руководящая роль, а сам герой уже красуется в чекистских знаках, равных комдиву-комкору. В 1933 году он поднялся еще выше и стал обеспечивать безопасность Совета Труда и Обороны (СТО), где были сосредоточены главные секреты страны. Это было доверено человеку, который несколько лет имел тесные связи с разведками Антанты! Для того времени это было нормальным явлением. Большевики охотно использовали конспиративный и террористический опыт эсеров и анархистов. Видные посты в ОГПУ-НКВД занимали убийца Мирбаха левый эсер Яков Блюмкин и начальник махновской контрразведки Лев Задов.
В 1938 году Краковецкий пошел на сталинскую плаху вместе со старыми дзержинцами, которые в 1918-м ловили его по всей России.
А.А. Краковецкий реабилитирован в 1957 году, но ни в одном из двух снятых позже художественных фильмов о Сергее Лазо он не упомянут...
Источник: hrono.ru

Простите, Евгений, здесь я с Вами не соглашусь.
Суть в следующем.
На момент начала ежовщины в аппарате следственных органов НКВД на две трети служили бывшие эсеры, меньшевики, анархисты. См.: Олег Капчинский. Сотрудники Центрального аппарата ВЧК-ОГПУ - члены ОПК // Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. М., 2004.
Именно они и осуществляли ежовщину. С конца 1938 г. их убрали. В т. ч. и данного персонажа.
В данном случае Вы не соглашаетесь не со мной, а с покойным И.Ю. Подшиваловым (г. Иркутск). На ЧК/ГПУ/ОГПУ/НКВД кто только не работал в разные годы, в том числе и корлчаковцы, подробнее см. здесь: http://siberia.forum24.ru/?1-9-0-00000049-000-0-0-1322206962
« Последнее редактирование: 08 Июня 2015, 08:27:44 от Sobkor »
Записан

Александр Север

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 17
    • WWW
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #6 : 02 Мая 2012, 23:31:18 »
Фото награждения командующим всеми войсками Тамбовского района М. Н. Тухачевским военных летчиков Рабоче-Крестьянского Красного Воздушного Флота. С сайта аукционного дома «Империал» от 28.04.2012 года (Аукцион № 20): http://narod.ru/disk/47972331001.c215a1ac5906fdddcb032ba3befc0a2a/1.jpg.html
Неизвестная мастерская, РСФСР, 1920-е гг. Размер 167х120 мм. Состояние ХF-. Командующий изображен в буденовке, кожаной куртке и с почетным революционным оружием, врученным ему 17 декабря 1919 года. Военлеты изображены в смеси из различных видов обмундирования, с элементами дореволюционного летного. Редкий и интересный фотодокумент. За отличие в подавлении Тамбовского восстания Орденов Красного Знамени были удостоены летчики В. Денисов, А. Муратов, В.Ф. Савин и многие другие. Летчику-наблюдателю Ф. Арманду был вручен почетный революционный подарок – именные серебряные часы.
« Последнее редактирование: 29 Марта 2019, 15:16:36 от Sobkor »
Записан
С уважением, Александр Севенко

Буду благодарен за любые сведения о Николае Севенко - пилоте Русского авиакорпуса в Великобритании

pilot777

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 269
  • Торопов Александр Васильевич
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #7 : 26 Июля 2012, 19:28:36 »
06.10.2011 в электронном фонде РНБ размещены (см. здесь):

Здравствуйте  Уважаемая Дарья!!!

Подскажите пожалуйста.  Существуют ли списки интернированных
Германией советских бойцов и командиров в ходе Советско-польской войны в августе 1920г.? 
 Формирования принимавшие участие в Варшавском сражении:
Части 4-й Армии:
    12-я стрелковая дивизия (июнь — авг. 1920) — интернирована (комдив Рева)
    18-я стрелковая дивизия (июль — авг. 1920) — интернирована (комдив Буренин)
    48-я стрелковая дивизия (июль — авг. 1920) — интернирована (комдив Баранович)
    53-я стрелковая дивизия (июнь — авг. 1920) — интернирована (комдив Тарасов-Родионов, затем Щербаков)
    54-я стрелковая дивизия (август, 1920) — интернирована (комдив Цветаев)
    3-й Конный корпус (июнь — август, 1920) — интернирован (ком.кор. Гай)
   
И части 15 Армии:  4-я и 33-я стр. дивизии - интернированы. 
Всего кол-во интернированных составило 45-50 тыс. чел.

Интернирование (лат. internus — водворять на жительство) — принудительное задержание, переселение или иное ограничение свободы передвижения, устанавливаемое одной воюющей стороной для находящихся на её территории граждан другой воюющей стороны или для граждан другой воюющей стороны, находящихся на оккупированной первой воюющей стороной территории, или нейтральным государством для военнослужащих воюющих сторон.

Задержание военнослужащих воюющего государства-противника во время боевых действий интернированием не является — это уже  пленение.

С Уважением pilot777 Александр.
 
« Последнее редактирование: 26 Июля 2012, 20:38:07 от pilot777 »
Записан

Doroninpoisk

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 90
  • Сергей Карельский
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #8 : 08 Июля 2013, 09:54:59 »
Здравствуйте!
Недавно нашел интересный документ. Биографию деда. В ней указана его жизнь до и сразу после революции. В 1913 году был призван в царскую армию. И служил в ней до революции. К сожалению найти мне место службы деда не удалось. Поэтому интересует следующая запись в биографии деда. После революции служил в конной милиции г. Луга до 1918 года. И даже указан командир конной милиции по фамилии Цветков.
Далее с 1918-1922 воевал в Сибири против Колчака. Тоже информации ни какой найти не удалось. Хотя и есть названия частей. 1-й партизанский отряд до 1919 г. С 1919 1-й армейский конно-подвижной транспорт. И 1920 до 1922 в Иркутске служил в рабоче-трудовом батальоне. После войны в 1922 вернулся в Ленинград.
Так вот из всего этого пытался найти царскую армию и гражданскую войну. Везде не удачно.
Теперь решил попробовать найти конную милиции г. Луга, командиром был Цветков.
Так же хочется узнать такой момент. В биографии указано что два раза был в плену у Колчака в 1919 и в 1920 годах. Интересно узнать со стороны Колчака можно найти документы какие-нибудь о находившихся в плену у Колчака? Причем в 1920 году попал в плен со всем транспортным обозом. Где то ведь могли указать такой момент?
В отношении службы в конной милиции надо, прежде всего, "копать" в архиве ГУ МВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а в отношении боях против Колчака – в РГВА.
Документы Белой армии – они также в РГВА!..
« Последнее редактирование: 08 Июня 2015, 08:20:15 от Sobkor »
Записан
Доронин Иван Александрович 1909 г. - судьба установлена. ищу место службы на фронтах ВОВ.

Москвин Александр Вячеславович

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 019
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #9 : 31 Мая 2014, 23:28:23 »
Представленные ниже материалы – со страниц одной из книг, посвящённых Гражданской войны. В своё время скопировал из неё данное приложение:

Дивизии:
- 1-я Московская (она же Западная) пехотная дивизия (впосл. 52-я стрелковая дивизия) сформирована в августе 1918 года, на фронт убыла в ноябре 1918 года;
- 1-я Московская рабочая стрелковая дивизия. В дивизию вошли: 31, 33, 35, 37 и 43-й Московские рабочие полки и другие части сформирована в октябрь 1918 года, на фронт убыла в декабре 1918 года;
- 2-я Московская рабочая дивизия (впосл. Особая интернациональная дивизия, 2-я стрелковая дивизия армии Советской Латвии). В дивизию вошли: 39, 41, 45, 47 и 60-й рабочие полки и другие части сформирована в ноябре 1918 года, на фронт убыла в декабре 1918 года;
- Латышская стрелковая дивизия сформирована в июне 1918 года, на фронт убыла в декабре 1918 года;
- 5-я Московская пехотная дивизия впосл. 8-я стрелковая дивизия) сформирована в августе 1918 года, на фронт убыла в феврале 1919 года;
- 5-я Московская рабочая дивизия впосл. 3-я интернациональная дивизия) сформирована в сентябре 1918 года, на фронт убыла в феврале 1919 года.

Бригады:
- Московская особая сводная советская бригада (впосл. 2-я Московская стрелковая бригада 14-й стрелковой дивизии). В бригаду вошли: 4-й и 6-й Моск. советские пехотные полки и позднее. 21-й Московский сводный полк, сформирована в августе 1918 года, на фронт убыла в августе 1918 года;
- Отдельная сводная бригада курсантов, сформирована в сентябре 1920 года, на фронт убыла в сентябре 1920 года;
- 2-я Московская стрелковая бригада курсантов, сформирована в августе 1920 года, на фронт убыла в октябре 1920 года;
- 2-я стрелковая бригада 55-й (она же 54-я) стрелковой дивизии, сформирована в сентябре 1919 года, на фронт убыла в ноябре 1919 года;
- 1-я стрелковая бригада Московской стрелковой дивизии (маршевые роты)сформирована в октябре 1919 года, на фронт убыла в январе 1920 года;
- 2-я стрелковая бригада Московской стрелковой дивизии (впосл. Отдельная Московская бригада войск ВOXP);
- 3-я стрелковая бригада Московской стрелковой дивизии (впосл. Отдельная бригада московских курсантов 7-й армии), сформирована в октябре 1919 года, на фронт убыла в октябре 1919 года.

Полки:
1-й Московский пехотный полк 1-й (она же 5-я) Московской пехотной дивизии (впосл. 105-й Московский стрелковый полк 12-й стрелковой дивизии)
1-Й Московский пехотный полк (впосл. 155-й (157-й) стрелковый полк 18-й стрелковой дивизии)
1-й Московский губернский революционный пехотный полк 16-й стрелковой дивизии
1-й Московский стрелковый полк курсантов Отдельной Московской сводной бригады курсантов
2-й Звенигородский советский революционный пехотный полк
Отряд 2-го Московского революционного пехотного полка (впосл. слит с 1-м батальоном 1-го Московского пехотного полка в один 1-й (242-й) Волжский стрелковый полк 27-й стрелковой дивизии)
21-й Московский сводный пехотный полк (впосл. 123-й стрелковый полк 14-й стрелковой дивизии)
34-й рабоче-резервный полк 5-й Московской рабоче-резервной дивизии(впосл. 6-й стрелковый полк 3-й интернациональной дивизии и 37-й Украинский стрелковый полк 4-й Украинской стрелковой дивизии)
38-й Рогожско-Симоновский советский пехотный полк 1-й коммунистической пехотной дивизии(впосл. 331-й стрелковый полк 37-й стрелковой дивизии)
43-й добровольческий советский полк (впосл. 102-й стрелковый полк 12-й стрелковой дивизии)
45-й рабоче-резервный полк 7-й рабоче-резервной дивизии (впосл. 35-й стрелковый полк 4-й стрелковой дивизии)
118-й рабоче-резервный полк Бутырского райвоенкомата (впосл. 1-й Московский рабочий полк Всевобуча и 316-й стрелковый полк 36-й стрелковой дивизии)
Московский советский образцовый полк (отряд) особого назначения (впосл. 110-й стрелковый полк 13-й стрелковой дивизии)
379-й стрелковый полк 42-й стрелковой дивизии (впосл. 606-й стрелковый полк Крепостной бригады Курского укрепрайона)
Московский особый железнодорожный боевой полк (впосл. 12-й стрелковый полк 2-й стрелковой дивизии).

Отдельные батальоны:
- два батальона 1-го Московского запасного продовольственного полка (впосл. 1-й Павлоградскнй революционный коммунистический полк);
- 1-й батальон 1-го Московского пехотного полка 5-й армии (впосл. слит с отрядом 2-го Московского революционно¬го пехотного полка в 1-й (242-й) Волжский стрелковый полк 27-й стрелковой дивизии);
- 1-й Московский особый советский маневренный батальон бывших унтер-офицеров (впосл. 141-й стрелковый полк 16-й стрелковой дивизии);
- 2-й Московский особый маневренный батальон бывших унтер-офицеров;
- 3-й Сокольнический пехотный батальон РККА (впосл. 2-й батальон Московско-Саратовского пехотного полка Уральской пехотной дивизии);
- 43-й отдельный стрелковый батальон войск ВОХР;
- 120-й отдельный стрелковый батальон войск ВОХР (впосл. 276-й стрелковый полк войск ВНУС);
- Московский губернский революционный батальон;
- Неотдельный батальон запасных войск московского гарнизона
- Серпуховской караульный батальон...

Отдельные отряды:
1-й Московский революционный отряд Красной гвардии
2-й Московский революционный отряд Красной гвардии
3-й Московский революционный отряд Красной гвардии
5-й Московский революционный отряд Красной гвардии
1-й Московский добровольческий революционный отряд по борьбе с контрреволюцией Лефортовский революционный отряд Красной гвардии (впосл. Козловский отряд Красной Армии)
Замоскворецкий отряд Красной гвардии
Московский сводный революционный отряд солдат 55-го и 56-го запасных пехотных полков МВО
1-й Московский интернациональный коммунистический отряд
2-й Московский интернациональный коммунистический отряд (бытии. Интернациональная группа 6-го Московского пехотного полка)
3-й Московский интернациональный коммунистический отряд
2-й Московский партизанский отряд 5-й армии
Московский морской отряд (он же Морской отряд охраны НКМД)
Особый партизанский отряд ВЦИК
Отряд московских коммунистов(300 чел.)
Отряд московских курсантов Отдельной сводной бригады курсантов Петроградского военного округа и 7-й армии.

Кавалерийские (конные) части:
1-я Московская кавалерийская дивизия
1-й Московский революционный кавалерийский полк
1-й Латышский кавалерийский полк
21-й конный полк Московской стрелковой дивизии
Московский коммунистический кавалерийский полк (впосл. 6-й Московский коммунистический кавалерийский полк Донской стрелковой дивизии)
Московский маршевый эскадрон
Отдельный эскадрон 1-го Замоскворецкого кавалерийского полка
1-й особый эскадрон 1-го Московского красномилиционного полна
2-й эскадрон 1-го Московского красномилиционного полка
3-й эскадрон 1-го Московского красномилиционного полка.

Артиллерия:
1-й легкий артиллерийский дивизион 2-й Московской пехотной дивизии (впосл. 2-й легкий артиллерийский дивизион 48-й стрелковой дивизии)
1-й дивизион советской артиллерии особого назначения
1-Й Московский легкий артиллерийский дивизион в память Октябрьской революции
1-й Московский гаубичный артиллерийский дивизион (впосл. 14-й гаубичный артиллерийский дивизион 14-й стрелковой дивизии)
2-й легкий дивизион Советской артиллерии особого назначения
2-й отдельный полевой тяжелый артиллерийский дивизион батарей литер «С» ТАОН
2-й тяжелый артиллерийский дивизион 2-й стрелковой дивизии
3-й отдельный полевой тяжелый артиллерийский дивизион батарей литер «С» ТАОН
3-й отдельный половой тяжелый артиллерийский дивизиор батарей литер «К» ТАОН
11-й конно-артиллийрийский дивизион 11-й кавалерийской дивизии 1-й Конной Армии
11-й полевой тяжелый артиллерийский дивизион 2-й стрелковой дивизии
1-я Московская отдельная легкая артиллерийская батарея 27-й стрелковой дивизии
1-я Московская революционная батарея отряда Сиверса (впосл. 1-я революционная батарея Отдельной бригады Сиверса)
1-я отдельная тяжелая артиллерийская батарея 1-го дивизиона советской артиллерии
1-я Серпуховская легкая артиллерийская батарея (впосл. 1-я Московская губернская революционная полевая артиллерийская батарея)
1-я 42-миллиметровая тяжелая артиллерийская батарея 50-го тяжелого артиллерийского дивизиона (впосл. Московская отдельная батарея 6-й стрелковой дивизии,
1-я революционная батарея Московского гарнизона
1-я Московская отдельная артиллерийская батарея 1-й Московской запасной артиллерийской бригады (впосл. Отдельная Московская батарея 19-й стрелковой дивизии)
1-я и 2-я батареи 1-й Московской запасной артиллерийской бригады (впосл. Особый Донецкий артиллерийский дивизион Донецкой стрелковой дивизии)
1-я легкая батарея 22-го легкого артиллерийского дивизиона
1-я противосамолетная батарея (впосл. противосамолетный дивизион Западного фронта
6-й легкий артиллерийский дивизион 4-й стрелковой дивизии
2-я сводная батарея легкой артиллерии
6-я отдельная Московская легкая артиллерийская батареи 1-й Московской запасной артиллерийской бригады (впосл. 6-я Московская отдельная легкая батарея Балтийской стрелковой дивизии)
7-я легкая батарея 1-й Московской запасной артиллерийской бригады (впосл. 7 я Украинская легкая артиллерийская батарея 2-й стрелковой дивизии Советской Латвии)
22-я гаубичная артиллерийская батарея
21-я тяжелая батарея Особой интернациональной дивизии(впосл. тяжелая батарея 35-й стрелковой дивизии)
Полевая гаубичная батарея Отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона Московской стрелковой дивизии
Московский тяжелый артиллерийский отряд Сокольнического района.

Автоброневые части:
1-й Латышский броневой отряд (впосл. 55-й автоброневой отряд)
16-й автоброневой отряд имени Володарского
43-й автоброневой отряд
Бронепоезд № 2
Бронепоезд № 4
Бронепоезд № 17
Автомоторота 15-й Инзенской стрелковой дивизии.

Инженерные части:
Инженерный батальон 2-й стрелковой дивизии МВО
2-я саперная рота инженерного батальона 12-й стрелковой дивизии
2-я отдельная военно-маскировочная рота
4-я отдельная военно-маскировочная рота
5-я отдельная военно-маскировочная рота.

Отдельные части связи:
Рота связи 1-го запасного телеграфно-телефонного батальона г. Москвы
Телеграфно-телефонный дивизион 1-го запасного телеграфно-толефонного батальона
Две роты связи 1-го запасного телеграфно-телефонного батальона г.
Москвы (впосл. батальон связи 56-й стрелковой дивизии)
Две роты связи Основного инженерного советского полка (впосл. роты
связи 1-й и 3-й стрелковых бригад 2-й стрелковой дивизии)
18-я эксплуатационная рота связи
19-я эксплуатационная рога связи
48-я телеграфно-строительная рота.

Авиационные и воздухоплавательные части:
1-я Московская советская авиагруппа (впосл. 1-й авиаотряд истребителей)
1-й Московский авиаотряд коммунистов (впосл. 31-й разведывательный авиаотряд)
3-й авиаотряд истребителей
10-й авиаотряд истребителей
10-й корпусной авиаотряд (впосл. 29-й авиаотряд)
Авиазвено особого назначения( впосл. авиаотряд особого назначения и 11-й разведывательный авиаотряд)
48-й авиаотряд особого назначения
1-й Московский социалистический воздухоплавательный отряд (впосл. 16-й воздухоплавательный отряд)
2-й (впосл. 25-й) воздухоплавательный отряд
3-й Московский социалистический воздухоплавательный отряд (впосл. 17-й воздухоплавательный отряд)
1-й гидроотряд
1-я Московская воздушная эскадрилья Революционного летательного отряда (впосл. 1-й Южный авиаотряд и 15-й разведывательный авиаотряд).
« Последнее редактирование: 29 Октября 2017, 14:09:39 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #10 : 13 Сентября 2017, 05:31:48 »
От известного российского писателя Валерия Ивановича ПРИВАЛИХИНА:
«КОМИССАР ОХРАНЫ ЦАРЯ В ТОБОЛЬСКЕ
О пребывании и расстреле царской семьи в Екатеринбурге написано очень и очень много, а вот сведения о пребывании Николая II и членов царской фамилии в Тобольске сведения до сих пор скупы, мало сведений о тех, кто охранял царскую семью в Тобольске, пока не установлено точно, кем же был начальник екатеринбургского отряда В. Яковлев, во главе отряда в 150 человек перевезший Николая II из Тобольска в Екатеринбург. Ни один русский и зарубежный историк не дал пока о В. Яковлеве точных сведений. Мог бы рассказать о таинственном В. Яковлеве Павел Хохряков, но он погиб в августе 1918 года близ Екатеринбурга.
Скудны сведения и о большевистском комиссаре в Тобольске В.А. Дуцмане.
В Тобольск из Риги девятнадцатилетний служащий Русско-Балтийского вагонного завода Владимир (Вольдемар) Алексеевич Дуцман попал в начале сентября 1914-го, через месяц после начала Первой мировой войны. Попал не по своей воле. Пребывание его в Лифляндской губернии было признано «вредным для государственного порядка и общественного спокойствия», и местный губернатор постановил выслать молодого революционера вместе с группой других социал-демократов в Сибирь на время военного положения под гласный надзор полиции.
Тобольский губернатор приказал определить политссыльных на поселение в Тарский уезд. Распоряжение было выполнено. Однако, как скоро выяснилось, совершена ошибка: революционеры, возмутители спокойствия, подобные Дуцману, подлежат, согласно правилам, водворению в Томскую губернию. Промашку быстро исправили. Из Тобольска ссыльных повезли в более восточную губернию. Не мог, конечно, предполагать Вольдемар Дуцман, покидая Тобольск, что благодаря ошибке властей, посетил город, в который ему придется вернуться через три с половиной года. Вернуться и быть в Тобольске уже не политссыльным, а чрезвычайным комиссаром по охране бывшего последнего российского самодержца Николая II и членов царской фамилии. Однако по порядку. Три с лишним года – срок немалый и наполненный событиями.
В Нарымском крае Дуцман оказался в середине декабря 1914 года, и первые месяцы были самыми нелёгкими. Приобская деревня Чигара Парабельской волости, где он получил разрешение поселиться, – небольшая, глухая. Самые скудные вести о том, что творится в России, доходили в Чигару редко и с большим запозданием. Но в Чигаре Дуцман был не единственным из большевиков-прибалтийцев. Рядом жили рижский рабочий Карл Ансон с женой, редактор латышской «Новой Петербургской газеты» Оскар Равинь. Объединенными усилиями наладили связь с политссыльными Нарыма, Колпашева, Тогура, и сведения о ходе военных действий на фронтах, о развитии революционного движения в промышленных районах России стали поступать более или менее регулярно.
Куда легче стала жизнь в ссылке, когда Дуцмана, когда многих латышей политссыльных, перевели в августе 1915 года в Южный Нарым, в с. Молчаново. Здесь и близком с. Майково в заточении оказалось 150 членов социал-демократической рабочей партии, около ста из которых – латыши, многие хорошо знакомые по революционной работе в Латвии. Здесь оказался его личный друг Роберт Баузе, с которым не виделись больше года, здесь же был Карл Данишевский, признанный лидер латышских революционеров, поддерживающий регулярную связь с ЦК латышской социал-демократии. Данишевский оперативно (насколько это возможно в условиях ссылки) получал нелегальную партийную литературу, знакомил с текущими событиями политической и общественной жизни страны колонию политссыльных. Вместе с другими наиболее подготовленными революционерами организовал регулярную политучебу, заботился о том, чтобы каждый ссыльный жил интенсивной интеллектуальной жизнью, получал добротное общее и партийное образование.
«Без борьбы нет победы!», – был девиз центрального печатного органа латышских большевиков газеты «Циня». Политучеба, повышение общего образование рассматривались в ссылке как борьба, как долг каждого. Равно как и агитработа среди местного населения, дискуссии с меньшевиками по проблемам войны и мира. Во всем этом участвовал и Владимир Дуцман.
Сравнительно спокойная, размеренная жизнь в ссылке длилась 8 месяцев. За участие в противоправительственной демонстрации и митинге при похоронах умершего в ссылке революционера Ивана Валикова большая группа ссыльных, и среди них В. Дуцман, была отправлена в Томскую губернскую тюрьму. А после нескольких месяцев отсидки в тюрьме Дуцман был по возрасту мобилизован в царскую армию, зачислен в 32-й полк в одну из маршевых рот.
Недавние нарымские политссыльные Иван Смирнов, Владимир Косарев, Александр Шотман, также призванные в армию, организовали «Военно-социалистический союз», активно повели большевистскую пропаганду среди солдат в 70-тысячном Томском гарнизоне. Владимир Дуцман числился в этом союзе. Его, как и других неблагонадежных, скоро отправили бы на фронт, приказ об этом был готов. Но тут грянула Февральская революция – и всё переменилось.
Уже 3-5 марта 1917 года были смещены с постов офицеры царской армии, избран совет солдатских депутатов с большевистским президиумом исполкома во главе.
Дел хватало всем. Дуцман, избранный в Совет, распространял агитационную литературу среди солдат, выступал на митингах, вел беседы в казармах в Томске и в уездных городах губернии. Но, пожалуй, самое важное в его деятельности в этот период – он возглавлял комиссию по проверке отсрочек военнообязанным. Умелая работа в этой комиссии помогала выявлять, кто есть кто: сторонник, стоящий вне политики или же скрытый враг большевиков. Соответственно и распорядиться: продлить отсрочку, призвать на службу, немедля.
Весь бурный 1917 год В. Дуцман провел в Томске, был участником установления советской власти. А в начале 1918-го выехал в Омск распоряжение военно-окружного комитета.
Перемещение вызвано было необходимостью. В Томске после победы Февральской и Октябрьской революций. было немалое число большевиков, а вот в других городах Сибири в убежденных и деятельных, вдобавок знакомых с военным делом, ощущалась нехватка. Нужно было поделиться кадрами. Владимир Дуцман имел пять лет партийного стажа, несколько месяцев проходил военную подготовку.
В Омске его направили в мобилизационное управление. Шел февраль 1918 года, началось формирование регулярных частей Красной Армии. Дуцман стоял у истоков ее создания. Долго, однако, в Омске работать не пришлось. Его вызвали в Западно-Сибирский комитет Советов. Владимир Косарев, тоже бывший нарымский политссыльный, старый знакомый, предложил Владимиру Дуцману срочно выехать в Тобольск. После Октябрьского переворота Совнарком на своих заседаниях поднимал вопрос о том, как быть с Николаем II. В частности, 29 января 1918 года говорилось о необходимости перевода в Петроград Николая Романова для предания суду. Еще раньше, 17 ноября 1917-го, такой же вопрос ставился в связи с резолюцией съезда моряков-подводников Кронштадта. Масса неотложных дел, накатившихся после революции, мешала осуществить решение. Но о том, что в Тобольске царь, не забывали ни на минуту ни СНК, ни ВЦИК. До царя ли, когда можно власть и не удержать. Но нужно было, чтобы царь в Тобольске был хотя бы под надежной охраной исключительно большевиков.
Поручение ответственное: предстояло быть чрезвычайным комиссаром охраны царя Николая II и его семьи. Царь хоть и отрекся от престола, и вроде не опасен в глухом, удаленном от железных дорог на 260 км, далеком от центров всякой борьбы Тобольске, но тем не менее уже одно имя раскоронованного монарха быстро может быть использовано как знамя, собрать огромные силы для борьбы с победившей революцией. Выбор кандидатуры Дуцмана на роль чрезвычайного комиссара охраны в Тобольск был не случаен. Проверен в делах, грамотный, у себя на родине окончил Роненбургское (Раунское) училище, владеет немецким языком.
Положение в Тобольске ранней весной 1918-го было сложным. Новой власти там фактически еще не было. Был Совет, но большевики решающей роли в нем не играли, заседали в Совете представители партий всех мастей. С тех пор как по распоряжению Временного правительства лишившаяся власти царская семья во главе с Николаем II Романовым была отправлена 15 июня 1917 г. из Царского Села, в Тобольск прибыла 6 августа 1917 г. на пароходе «Русь» из Тюмени по Тоболу. Вместе с Николаем II и его семьей были 45 членов свиты. Был и отряд охраны числом в 337 солдат и офицеров во главе с полковником Кобылинским. Царя и семью поместили под стражей в бывшем губернаторском доме, свитские разместились в близлежащих домах местных купцов и чиновников Тобольск в августе-октябре 1917 жил патриархальной жизнью. «Нам здесь хорошо – очень тихо», – писал Николай II в своем дневнике. Действительно, жили размеренной жизнью, – играли, читали, гуляли во дворе, в гостиной вечерами вели разговоры. Одно, что было запрещено, – выходить за пределы губернаторского дома, за исключением посещения Благовещенской церкви.
Тишина, однако, была затишьем перед бурей. 25 октября/7 ноября 1917 года в Петрограде произошел большевистский переворот. До Тобольска весть о победе большевиков через две недели. Николай II в своем дневнике записал: «17 ноября. Такая же неприятная погода с пронизывающим ветром. Тошно читать описания в газетах того, что произошло две недели тому назад в Петрограде и в Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени».
С приходом известия о смене власти в столице отношение к царю и семье, к свите резко изменилось к худшему. Солдатский комитет постановил запретить свергнутому монарху носить погоны. Униженный, уязвленный этим Николай II заявил, что не снимет погоны. И не снял. Записал в дневнике, что такого свинства он не простит солдатскому комитету. Но что он мог сделать, кроме как кипеть и негодовать и поверять свои клокочущие чувства дневнику! Далее царской семье ограничили посещение церкви, бывать там впредь лишь по большим религиозным праздникам. Солдатский комитет взялся и за рацион питания царя: слишком лакомые куски на царском столе. Прозвучало, и было реализовано требование перевести царскую семью на солдатский паёк. Постановили ограничить трату на питание из личных денег шестьюстами рублями в месяц. Были и еще поступки, в которых сквозило желание унизить, отравить жизнь недавних венценосцев-пленников, их детей: проверка всей переписки, разрушение во дворе горок для катания.
И это еще Тобольск не был большевистским.
Местное духовенство во главе с епископом Гермогеном вольно и невольно подогревались страсти. После того как Романовых перевели на солдатский паек, за обеспечение Романовых продуктами взялся Иоанно-Введенский женский монастырь, что, конечно, не могло не взбесить Солдатский комитет. В церквах, монастырях города и в ближних и дальних селах священнослужители произносили «многая лета» Романовым. Но больше всего возмутил отряд охраны случай с титулованием представителей царской семьи «величествами» и «высочествами» на ектению (молитвенное прошение при богослужении) в Рождество. Бойцы отряда охраны царя присутствовали на богослужении, увидели в этом призыв бороться с существовавшим с Октября 1917 года новым строем. Прокурор возбудил дело против служителей культа. Епископ Гермоген оправдывался за священников, говорил, что ни по каким нормам низложенных царственных особ никогда не лишали титулов. Титулы не присваемы, они – от рождения. Духовенство это и брало за ориентир. Гермоген просил членов совдепа, членов созданной по делу о титуловании следственной комиссии четких указаний как в дальнейшем именовать царскую семью.
Но это все было до прибытия из Омска в Тобольск 11/24 марта1918 года большевика-комиссара В.А. Дуцмана. Власть большевиков в Тобольске фактически была установлена лишь с прибытием с небольшой группой большевиков-партийцев чрезвычайного комиссара Владимира Дуцмана. Ни с кем из находившихся в Тобольске охранников царя В. А. Дуцман не был знаком, поэтому благоразумно решил особо не вмешиваться в действия охраны. Много позже в автобиографии, касаясь тобольского периода, В.А. Дуцман писал: «Когда я приехал в Тобольск, ситуация там была очень сложной. Вместе с товарищами Коганицким, Заславским и П. Хохряковым переизбрали городской Совет. Председателем его стал Хохряков, а меня выбрали секретарем. Комиссар по охране царя Панкратов уже исчез, правого эсера Фольковского мы выгнали. Прежде всего я выяснил, какие связи у царя с Гермогеном. Во время обыска, которым я руководил у Гермогена, нашли очень важный материал, в котором в том числе письма императрицы Марии Федоровны (мать Николая II – В.П.), в которых она приглашала монархистов любой ценой вырвать правителя из рук большевиков». Иногда Дуцман вступал в разговор с Николай II. Спрашивал, например, почему царь отдал приказ стрелять по демонстрации 9 января 1905 года, и царь отвечал ему, что не отдавал такого приказа, для него самого это загадка. Вертелся на языке вопрос, не жалеет ли царь о своем добровольном отречении. Но такой вопрос задать не посмел. Из редких коротких разговоров было ясно: царь был уверен, что как только улягутся события в столицах, его повезут в Москву или Петроград, и будет суд над ним. До поры уверен в этом был и комиссар Дуцман…
23-х летний большевистский комиссар охраны столкнулся с огромными сложностями, окунувшись в атмосферу Тобольска весны 1918-го.
Но нужно было выполнять задание своей партии. Заменив охрану, усилив ее, ограничили круг людей, имевших доступ к царю, к людям из свиты. Часть прислуги сократили. В какой-то мере это помогло. Однако, от этого не убавилось охотников проникнуть в дом, где находились Романовы. И подозрительных людей в городе не стало меньше, может, даже наоборот. Изучить, взять на заметку всех подозрительных, находящихся в городе, не было возможности. Сил хватало лишь на охрану. Нельзя было совершенно исключить, что и в новой охране не попытаются нащупать слабое звено, подкупить отдельных людей. Также нельзя было сказать с уверенностью, что монархисты не попытаются собрать силы и приступом освободить царя. Одно было ясно: не успокоятся.
Спохватились и в Центре. Выслали в Тобольск сразу два отряда – из Омска под началом Демьянова и Дегтярёва и из Екатеринбурга. Целью Екатеринбургского отряда во главе с В.Яковлевым было доставить царскую семью в Екатеринбург. Сразу три большевистских отряда встретились в Тобольске. Прибыл и отряд из Тюмени, который был изгнан. Между находившимися в Тобольске красными отрядами возникли разногласия.
«Утром слышали со двора, как уезжали из Тобольска тюменские разбойники-большевики на 15 тройках, с бубенцами, со свистом и с гиканьем. Их отсюда выгнал омский отряд!», – писал в дневнике 22 марта 1918 года Николай II. Член ВЦИК В. Яковлев, с отрядом в 150 человек прибыл из Екатеринбурга 9/22 апреля с целью транспортировать царскую семью в Екатеринбург. Яковлев был неизвестен омичам. Ему не хотели доверять под опёку царскую семью. Помогло вмешательство Павла Хохрякова, уроженца вятской деревни Хохряковской, бывшего кочегара линкора «Император Александр II», а после Февраля 1917-го члена судового комитета, агитатора среди моряков Кронштадта, ставленника председателя ВЦИК Я.М. Свердлова. По заданию Свердлова Павел Хохряков в августе 1917-го Хохряков с группой моряков направлен будущим председателем ВЦИК на Урал; член исполкома Екатеринбургского Совета. С октября 1917-го – начальник штаба Красной Гвардии Екатеринбурга. Павел Хохряков сказал, что знает Яковлева, ручается за него. Это и сыграло роль. 13/26 апреля царская семья под охраной екатеринбуржцев отбыла из Тобольска. Дуцман также сопровождал царскую семью в Екатеринбург. На прощание В. Дуцман и П. Хохряков произвели обыск у епископа Гермогена. Уже после отъезда В.Дуцмана из Тобольска взяли в заложники группу тобольчан – жандармских офицеров, священнослужителей, нескольких белых офицеров. 11 человек. Все заложники, кроме Гермогена, были расстреляны. С Гермогеном расправились отдельно, с особой жестокостью 15 июня 1918 года. Сбросили его, привязав к груди камень с парохода «Ока» в Тобол.
Но это совсем другая история. 2 мая в советских газетах появилось сообщение о том, что бывший царь находится в Екатеринбурге. Что касается Дуцмана, он сопровождал бывшего монарха до Екатеринбурга. Николай II был передан отряду уральских стражников...
На этом миссия комиссара по охране царя Николая II для В. Дуцмана была окончена.
В середине мая В. Дуцман прибыл в Омск, где открывалась партийная конференция, и он был делегатом от тобольской парторганизации. Как раз в майские дни вспыхнул белочешский мятеж, работу конференции пришлось свернуть, взяться за оружие. Фронтовые дороги еще раз забросили Дуцмана ненадолго в Тобольск. Потом были Тюмень, Ирбитский завод…
Это было только началом боевой походной жизни Владимира Дуцмана. В декабре 1918 года красные латышские стрелки вступили на территорию Латвии. Было сформировано первое советское правительство республики. Началась борьба за большевизацию Прибалтики и Владимир Дуцман находился в числе сражавшихся. Он возвратился после четырех лет разлуки в Ригу, встретился с товарищами по подпольной дореволюционной работе, по Нарымской ссылке – А. Дижбитом, Р. Баузе, К.Данишевским, К. Озолинем…
Советскую власть в Латвии удержать не удалось, пришлось проститься с родиной. Снова были бои. Начав Гражданскую войну рядовым бойцом – закончил её Владимир Дуцман редактором газеты 15-й армии «Красная звезда».
Надев солдатскую шинель в Томске в 1916-м, снял ее 7 лет спустя. Поселился с женой Анной Страут, тоже большевичкой с дореволюционным стажем, в Москве. Некоторое время был на дипломатической работе в Ревеле (Таллинн), работал в ЦК ВКП(б), потом многие годы заведовал фондами в центральном музее В.И. Ленина. Точнее, создавал музей. Много встречался, консультировался с Н.К. Крупской, с близким окружением В.И. Ленина.
1930-е годы были очень тяжелыми. Оставшиеся на территории советской России латышские большевики сильно пострадали от репрессий, были объявлены врагами народа, расстреляны многие из тех, с кем Владимир Дуцман работал, дружил: Роберт Баузе… Карл Данишевский… Рудольф Дрейман…
Сам В. А. Дуцман в 1938 году был отстранен от работы, исключен из партии. Его не арестовали. Повлияло заступничество Н.К. Крупской, наступивший спад репрессий. «Отец очень неохотно, скупо говорил годах культа, – рассказывала мне жившая в одном из арбатских переулков, дочь Дуцмана Рената Владимировна, – не хотел, доставляло сильные переживания. Но знаю с его слов: ему в частности вменялось в вину, что он был царским охранником. Так написал кто-то в доносе. Отца реабилитировали, восстановили в партии в 1940-м, а до реабилитации он работал в артели по выделке цветов из кожи…
В последующие годы В.А. Дуцман занимался журналистикой, издательским делом, работал в ОГИЗе. В начале Великой Отечественной пытался вступить в народное ополчение, но по состоянию здоровья зачислен не был. В.А. Дуцман прожил долгую жизнь. Выйдя на пенсию, много писал статей для газет и журналов, по поручению института истории партии при ЦК КП Латвии собирал материалы о революционном движении. Похоронен В.А. Дуцман на Новодевичьем кладбище».


Апрель 1919 года, сотрудники редакции газеты 15-й армии «Красная звезда», сидит справа в первом ряду В.А. Дуцман.
« Последнее редактирование: 22 Ноября 2018, 15:29:09 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 748
  • Роман Никитин
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #11 : 10 Ноября 2017, 17:27:34 »

1920 год, краском Антон Близнюк после своего тринадцатого по счёту ранения.

Легендарная личность, периодически обсуждаемая в Сети. Есть смысл обратиться к другому его фото, где видны нашивки за ранения. Как я понял, самые страшные из них нанесены белыми и являются, скорее, результатами пыток: https://voencomuezd.livejournal.com/24559.html

А ещё у Близнюка, якобы, был мотоцикл, на котором он совершал некоторые свои подвиги. Название имел: «Смерть гидре»: http://www.zr.ru/archive/zr/1959/02/shiniel-soldatskaia
« Последнее редактирование: 10 Ноября 2017, 17:37:11 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #12 : 05 Февраля 2018, 20:53:41 »

Хранящейся в экспозиции Центрального музея МВД Республики Беларусь письмо коммуниста, уходящего на фронты Гражданской войны.

Отец А.П. Зорина, Пётр Прокофьевич Зорин, по состоянию на начало 1920-х годов тоже был воином 14 кд 1-й Конной армии. Он умер от ран 12 апреля 1922 года.Отсюда:[/b] http://voenspez.ru/index.php?topic=76120.0.[/color]

Сканировано мною с архивного подлинника: справка, выданная в 1920 году штабом 2-й стрелковой бригады 51-й стрелковой дивизии супруге красноармейца Бубнова – Углевой Екатерине Ивановне:

Скан с первой страницы рукописной автобиографии красного партизана периода Гражданской войны Заботина Ивана Никифоровича 1888 года рождения, уроженца города Луганска. Документ датирован второй половиной 1930-х гг. С 5 марта 1915 года и по 20 декабря 1917 года И.Н. Заботин проходил солдатскую службу в городе Александровске (ныне – Запорожье) в должности слесаря главной сборочной мастерской 3-й тыловой автомастерской Одесского военного округа Русской армии. После чего – боях за Советскую власть против гайдамаков и белых. Подлинник документа сканирован мною непосредственно со страниц архивного дела:

Датированное 1921 годом командировочное удостоверение сотрудника военной разведки 11-й армии (III ф) РККА Степана Тертерьяна о поездке в только что отбитый у турок грузинский Батум (ныне – Батуми). Оригинал документа хранится в частной коллекции:
   

Идею этой темы подсказала коллекция документов, имеющаяся в распоряжении Светланы Михайловны Алейниковой (г. Минск, Республика Беларусь):
1) 1920 год. Худ. Драздович; и 2) 1920 год. Худ. Гутковский.
 
« Последнее редактирование: 27 Января 2020, 12:05:57 от Sobkor »
Записан

картограф

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 696
  • Иван Юрьевич
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #13 : 21 Февраля 2018, 09:47:34 »
В январе 1918 года был образован Военный отдел при Центральном комиссариате по делам мусульман Наркомата по делам национальностей. Уже 28 апреля 1918 года этот отдел был преобразован в Военную коллегию, а 31 мая 1918 года – в Центральную мусульманскую военную коллегию, подчинённую напрямую Совнаркому. На нее возлагалось всемерное содействие Наркомвоену в создании армии на территории Советской республики с преобладающим мусульманским населением.
2 августа 1918 года Коллегия переехала из Москвы в Казань. Однако в связи с захватом Казани белочехами ее деятельность прекратилась.
Приказом РВСР за № 276 от 20 ноября 1918 года при Наркомвоене была учреждена Центральная мусульманская военная коллегия в новом составе:


23 августа 1925 года, Вахитов Набиулла Гареевич.
ВАХИТОВ Набиулла Гареевич (1886-1940), политический и военный деятель. В начале 1900 года участвовал в работе театра и кружка «Шимба».
В 1917 году – командир 12-й мусульманской роты 95-го запасного пехотного полка. И в данном качестве – активный участник Октябрьского вооружённого восстания в Казани.
В 1918-1920 гг. – последовательно член и заместитель председателя Центральной мусульманской военной коллегии, в 1921-1922 гг. – помощник комиссара Организационного управления Штаба РККА. Затем на хозяйственной работе в Казани, Москве.


В конце декабря 1918 года Центральная мусульманская военная коллегия постановила и разослала сношение за № 573: «С разрешения главного управления военных учебных заведений, открыть 4-х месячные пехотные командные курсы для подготовки лиц командного состава из мусульман. Курсы будут открыты в недалеком будущем.
Они делятся на военные (специальные) и общеобразовательные. На военные будут приниматься лица окончившие 4-х классное городское училище или мектебруджие, с непременным условием умения бегло читать и грамотно писать по-русски.
...Все справки можно получать в Центральной мусульманской военной коллегии: Москва Б. Полянка, 23».

Для создания и набора администрации была создана Организационная комиссия по созданию Мусульманских пехотных командных курсов при Казанском губернском военном комиссариате в составе председателя Хмылёва и двух членов комиссии – Шильдера и Крымова.
2 и 3 января 1919 года состоялось заседание Организационной Комиссии по созданию Мусульманских пехотных командных курсов. Обсуждался вопрос об откомандировании офицеров и военных чиновников-мусульман из красноармейских частей в распоряжение Комиссии для назначения их на командные, административные и преподавательские должности, а также об откомандировании красноармейцев мусульман.
Комиссия предложила «командиру 2-го дивизиона 5-й артиллерийской бригады тов. Мамлееву временно занять должность заведующего курсами впредь до назначения на означенное место соответствующего лица из Центра».
Кроме этого рассмотрены вопросы:
- о вызове из Москвы прибывшего из плена мусульманского оркестра для командных курсов;
- о назначении тов. Алибекова на должность командира 2-й роты с предоставлением ему права командовать баталИоном, а тов. Бакеева – полуротного командира, с правом временно командовать 2-й ротой.
В этот же день Казанский губернский военный комиссар издал приказ за № 5, параграф «5» которого гласил: «Объявляя о сем вменяется в обязанность всех командиров пехотных частей и начальников команд широкооповестить о сем т.т. красноармейцев-мусульман лиц, желающих и соответствующих вышеуказанным условиям зачислить кандидатами на курсы…».
В соответствии с приказом Всероссийского главного штаба за № 3 от 4 января 1919 года и распоряжением Военно-Учебного управления для подготовки командного состава РККА для мусульманских формирований РККА в городе Казани были открыты 2-е Советские мусульманские пехотные курсы. Курсы было приказано сформировать по штату литер «А», утверждённому Военно-законодательным советом от 6 декабря 1918 года с условием: на первоначальное оборудование курсов «ассигновать 50.000 рублей…».
Согласно штату (Лит. «А»), утверждённому Военно-Законодательным советом 6 декабря 1918 года, Советские пехотные курсы по подготовке командного состава РККА насчитывали 300 человек курсантов и 208 человек представителей постоянного состава, но без учёта преподавателей, количество которых в данное штатное расписание заложено не было.
Во главе курсов были поставлены заведующий курсами и комиссар со своим заместителем.
Штатные подразделения курсов:
- учебная часть – 6 человек, но без учёта количества преподавателей;
- строевая часть во главе с заведующим строевым обучением, которому подчинялись три роты курсантов, инструктор верховой езды, оружейные мастера, горнисты и барабанщики. При этом в каждой роте – две полуроты по два взвода. Всего – 16 взводов по 18-19 человек;
- хозяйственная часть, на которую возлагалось выполнение задач тыловое обеспечение;
- канцелярия;
- хор музыки во главе с капельмейстером, в подчинении которого находилось 20 музыкантов, штаб-горнист, штаб-барабанщик и 20 учеников;
- лазарет под руководством старшего врача. В штате лазарета –ветеринарный фельдшер.
Для обучения курсантов и хозяйственных нужд в штате предусматривалось 36 строевых лошадей и 8 рабочих, а для транспортирования обоза – 30 обозных лошадей.
9 января 1919 года состоялось очередное заседание Организационной Комиссии. Обсуждался вопрос об отводе помещений школы прапорщиков (Крепость – ныне Казанский кремль) под организующиеся курсы. Помещения школы находились в запущенном состоянии и требовался капитальный ремонт.
Ныне на этом месте расположена Мечеть Кул-Шариф.

Приказом Всероссийского Главного штаба за № 15 от 13 января 1919 года были откомандированы в распоряжение Всеобуча командир 1-й бригады 1-й стрелковой дивизии Искандер Османович Тальковский и помощник командира 2-го стрелкового полка 1-й стрелковой дивизии Искандер Искандерович Тальковский. Формулировка: «Для назначения на должности на 2-х Советских мусульманских пехотных курсах».
20 января 1919 года на очередном заседании Организационной комиссии обсуждалось предложение Губернского комиссара Аврова о выделении помещений Окружного женского Епархиального училища, но при условии, что эти помещения могут быть предоставлены лишь после выпуска 1-го курса курсантов-инструкторов Всеобуча и окончанию сформирования дивизии.
Кроме того, были рассмотрены вопросы о назначениях: тов. Желенина – на должность заведующего учебной частью, тов. Букова (Буколова) – на должность заведующего строевым обучением и тов. Айнулят-Маминовой – на должность старшего врача курсов.
Спустя несколько дней на протокол заседания Организационной комиссии от 20 января 1919 года Губернский комиссар Авров наложил следующую резолюцию:


Здание Петровского училища (XIV городское начальное (Петровское) женское училище) по улице 2-я Гора. Ныне это лицей № 5 года Казани, расположенный по улице Волкова, 3.

Здание было освобождено от постоя в/ч только 19 февраля. А позднее были выделены часть здания Осокинских казарм и конюшни.

Ныне осталось только отреставрированное здание. Оно находится в Казани по улице Петербургской, 55.

На очередном заседании комиссии 6 февраля 1919 года были утверждены в должностях:
- учителей: русского языка – Айтбакин, татарского языка – Хаджа Бадигов; истории – Таки Бадигов; тактики- Сохновский и Фирсов; топографии – Дрейзин; артиллерии – Бережной; природоведения- Гариф Богданов;
- библиотекаря – Хабибула Валлиуллин;
- полуротного командира – Алышев;
- взводных командиров – Гришаев, Мустаев, Щёлкин и Юнусов;
- старшего каптенармуса- Сулейман Измайлов;
- помощника каптенармуса – Багришин;
- переписчика – Александр Мускарёв;
- лекарского помощника – Ягудин;
- капельмейстера – Милевский.
На должность заведующего Курсами Губернский военный комиссариат рекомендовал И.О. Тальковского. После упорных настояний М.X. Султан-Галиева Губернский комитет РКП(б) на должность комиссара Курсов выдвинул члена Центрмусвоенколлегии И.К. Фирдевса. И 7 февраля 1919 года эти рекомендации были утверждены Главным комиссаром военно-учебных заведений.
18 февраля 1919 года было принято решение о проведении испытаний для командного состава курсов. 22 февраля 1919 года по результатам испытаний было принято решение допустить:
- к командованию ротами – Алибекова и И.И. Тальковского;
- к командованию полуротой – Юнусова;
- к командованию взводами – Алышева, Осипова, Спасского и Черноярова.
Были назначены:
- заведующим строевым обучением (он же – командир батальона) – Г.Л. Окнинский;
- командирами рот — А.В. Алимбеков, И.И. Тальковский и Юнусов;
- полуротным командиром 1-й роты – Алышев;
- полуротным командиром 2-й роты – Бакеев;
- командирами взводов— Гришаев, Мустаев, Осипов, Спасский, Чернояров и Щелкин.
Преподавательский же состав с трудом был укомплектован военспецами.
В здании Петровского училища по заключению комиссии необходимо было произвести ремонт на сумму в 65000 рублей и сроком в три месяца.
Кроме этого, налицо присутствовал острый дефицит постельного белья, а также кухонного и спального инвентаря. Кроме того, не было учебников, за которыми специально посылали в Москву и Петроград.
По нарядам Главного штаба РККА ожидалось прибытие 300 курсантов.
На 17 марта 1919 года от командования различных частей, а также от отдельных красноармейцев поступило до двухсот заявлений.
Прибывших первых 24 человек кандидатов в курсанты разместил на сборном пункте и привлекли к несению караульной службы.
На период с 19 марта и по 15 апреля 1919 года были назначены приёмные испытания для желающих поступить на курсы. Для поступления кандидатам необходимо было представить рекомендацию органа РКП(б) или советского учреждения, разрешение командира части, после чего выдержать проверку на грамотность в объеме начальных училищ по русскому или татарскому языкам.
На основании приказа Казанского губвоенкома за № 23а от 18 апреля 1919 года хор музыки курсов был передан в 1-й Татарский полк.
В связи с тяжёлым положением на Восточном фронте 90 % личного состава Курсов было откомандировано в 1-й Татарский полк 1-й отдельной Приволжской татарской бригады, при этом начальником штаба бригады был назначен И.И. Тальковский.
6 мая 1919 года Комиссией по ликвидации 2-х Казанских мусульманских пехотных курсов в архив Казанского губвоенкома были сданы документы этих самых курсов. Источник – НАРТ: ф. Р.592, д. 25, л. 9.
« Последнее редактирование: 25 Января 2020, 16:45:28 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #14 : 06 Августа 2018, 11:47:15 »

1939 год, Александр Александрович Малясов как капитан запаса при ордене Красного Знамени РСФСР за № 20241 и нагрудном знаке Осоавиахима СССР «Активист Осоавиахима». Однако на гимнастёрке почему-то петлицы начсостава (то есть без золотистого канта, при красной выпушке), а не комсостава артиллерии.

МАЛЯСОВ Александр Александрович, активный участник Гражданской войны в рядах Красной Гвардии и Красной Армии.
Родился в 1895 году в городе Юрюзань Катав-Ивановского района Челябинской области. Русский. Член ВКП(б) с 1928 года: партбилет образца 1936 года за № 1248603. Из рабочих.
Образование – начальное: в 1910 году закончил пять классов земской школы.
В 1910-1915 гг. – «пошёл работать».
С 1915 года и по ноябрь 1917 года – на службе в артиллерийских частях Русской (до марта 1917 года – с приставкой «императорская») армии. И в данном качестве – непосредственный участник 1-й Мировой войны, за что, по личному утверждению, был удостоен двух Георгиевских крестов и Георгиевской медали 4-й степени. Последний воинский чин – старший фейерверкер.
С декабря 1917 года – в боях и сражениях Гражданской войны, в том числе с мая 1918 года – в должности артиллерийского краскома и, в том числе по состоянию на лето 1920 года – командир батареи Отдельного конно-артиллерийского дивизиона 10-й кавалерийской дивизии 3-го кавалерийского корпуса 4-й армии Западного фронта.
В августе 1920 года в составе 3-го кавкорпуса был интернирован немецкими войсками и направлен в лагерь, находившейся в восточнопрусском городе Арис (ныне – польский Ожиш), откуда в свою очередь 7 сентября 1920 года совершил побег и сумел пробраться в Советскую Россию.
По состоянию на осень 1920 года – командир батареи 14-й кавалерийской Майкопской дивизии 1-й Конной армии. И в данном качестве – в боевых операциях по разгрому Врангеля и банд Махно.
Приказом РВСР за № 136 за 1922 год за боевые подвиги, совершённые ещё на Западном фронте в качестве командира батареи Отдельного конно-артиллерийского дивизиона 10-й кавалерийской дивизии, награждён орденом Красного Знамени РСФСР за № 20241. При этом в текст приказа внесён без инициалов имени и отчества.
С 1924 года – в запасе: «Демобилизован в 1924 – по сердцу: ранение в грудь».
В 1924-1930 гг. – в столице Адыгеи городе Майкопе, где трудился на комбинате «Лесомебель».
С 1930 года – в Москве, где: в 1930-1935 гг. – на руководящих постах в аппарате наркомата лесной промышленности; в 1935-1936 гг. – в должности инспектора в структурах военизированной охраны Московско-Белорусско-Балтийской железной дороги; с 1936 года (и, в том иле, по конец 1939 года) – заведующий производством октябрьского таро-ремонтного завода треста «Мостара».
Являлся активистом оборонного общества ещё с периода создания в 1924 году Доброхима и, в частности, с 1935 года и по сентябрь 1938-й – командир 9-й роты (она же – рота Октябрьского района) полка бывших дружинников, красногвардейцев и красных партизан Корпуса вооружённых трудящихся г. Москвы. И в последнем качестве – «участник всех парадов Осоавиахима», проводившихся на Красной площади. А с сентября 1938 года – помощник командира по боевой подготовке того же полка.
Являлся кавалером двух высших наград Осоавиахима:
- нагрудного знака «За активную оборонную работу»: удостоен на основании постановления президиума Центрального совета Осоавиахима СССР и РСФСР за № 46 от 3 декабря 1939 года;
- нагрудного знака «Активист Осоавиахима»: удостоен в 1935 году (но в официальной Алфавитной картотеке кавалеров данной награды по какой-то причине не значится).
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Из материалов Центрального архива ДОСААФ России: пакет документов как на кандидата в кавалеры высшей награды Осоавиахима – нагрудного знака «За активную оборонную работу»:
 

     

   


ФИО Александра Александровича Малясова в официальной Алфавитной картотеке кавалеров нагрудного знака «За активную оборонную работу».
« Последнее редактирование: 25 Января 2020, 16:47:30 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #15 : 08 Апреля 2019, 17:34:24 »

АБРАМОВ Василий Фёдорович, ветеран Гражданской войны, по состоянию на 1941 год – представитель кадрового состава пехоты Красной Армии, старший лейтенант по воинскому званию.
Родился в 1893 году. Русский. Из крестьян. Беспартийный.
Образование – начальное: закончил три класса общеобразовательной школы.
В Красной Армии дважды. И в первый раз – в 1918-1923 гг. и в данном качестве – в боях и сражениях Гражданской войны, за что в 1922 году приказом РВСР РСФР за № 184 был удостоен ордена Красного Знамени. На момент награждения – командир взвода 1-го стрелкового Туркестанского полка.
Во второй раз – как призванный из запаса в кадровый состав пехоты РККА с одновременным производством в старшие лейтенанты. А произошло это на основании приказа НКО СССР за № 03741 от 31 августа 1939 года. И тем же приказом «в счёт 1000» передан в оборонное общество, где занял пост начальника Отдела военного обучения Кзыл-Ординской области Казахской ССР.
Приказом председателя Центрального совета Осоавиахима СССР и РСФСР за № 823 от 30 сентября 1941 года откомандирован в распоряжение Отдела кадров штаба Среднеазиатского военного округа.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #16 : 21 Сентября 2019, 19:11:16 »
Отдельно отметим, что именно в структурах местного военного управления свою ратную службу в РККА начинали многие будущие советские военные и государственные деятели. Так, Михаил Васильевич Фрунзе (1885-1925) в 1918 году – сначала первый по счёту Иваново-Вознесенский губернский военный комиссар, а затем – военный комиссар Ярославского военного округа (и на этом посту по 21 января 1919 года). Уездные военкоматы в различных губерниях возглавляли легендарный Василий Иванович Чапаев (1887-1919), будущий Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев (1897-1973) и ставший впоследствии одним из крупнейших в банковском секторе СССР учёным-экономистом Михаил Иванович Иванов (1894-1968). А ещё один будущий Маршал Советского Союза в лице Кирилла Афанасьевича Мерецкова (1897-1968) на правах председателя Военного отдела Судогодского уездного Совета рабочих крестьянских и солдатских депутатов руководил на подведомственной ему территории Владимирской губернии процессом создания местных органов военного управления советского образца, в том числе и строительством здесь системы всеобщего военного обучения трудящихся. Молодой же краском Даниил Иванович Алексеев, ставший впоследствии полковником интендантской службы и преподавателем Военной академии тыла и снабжения Красной Армии имени В.М. Молотова, в годы Гражданской командовал в смоленском уездном городе Рославле 1-м ротным участком Всевобуча.
В свою очередь в рядах кадрового состава войск ЧОН ответственные посты занимали юный комполка периода Гражданской войны Аркадий Петрович Голиков (1904-1941), ставший вскоре всемирно известным детским писателем Аркадием Гайдаром, Михаил Владимирович Марголин (1906-1975) – до сих пор никем непревзойдённый у себя на Родине конструктор спортивных пистолетов, и Николай Алексеевич Островский (1904-1936) – классик советской литературы, создавший в бессмертном произведении «Как закалялась сталь» яркий образ несгибаемого Павки Корчагина. И совсем коротко о командире-чоновце Григории Григорьевиче Назаркине, личное дело которого хранится в фондах Центрального архива ДОСААФ России. Родился в 1888 году в селе Пустотино, что в современном Кораблинском районе Рязанской области. В 1919-1920 гг. – на командных должностях в рядах красный партизан Алтая, а в 1921-1923 гг. по партийной мобилизации – командир 2-й роты Алтайского стрелкового коммунистического полка войск ЧОН и в данном качестве в 1922 году – командир истребительного отряда «по ликвидации банды Сальникова в горах Алтая», за что постфактум, уже в 1928 году, был удостоен Грамоты РВС СССР. С 1928 года как краском запаса и активный участник Гражданской войны находился на руководящей работе в западно-сибирских подразделениях оборонного общества, в том числе с 1937 года он – первый по счёту председатель Алтайского краевого совета Осоавиахима. Дальнейшая его судьба пока, увы, по открытым источникам не прослеживается…
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Первый по счёту военный руководитель 1-го ротного участка Рославльского уезда Смоленской губернии Даниил Иванович Алексеев 1895 г.р., уроженец латвийского города Даугавпилс, по состоянию на лето 1945 года уже являлся представителем командно-преподавательского состава Военной академии тыла и снабжения Красной Армии имени В.М. Молотова по занимаемой должности и полковником интендантской службы по воинскому званию.


1936 год, Михаил Иванович Иванов (1894-1968) – бывший Старооскольский уездный военный комиссар, а на момент создания данного фото высокопоставленный работник Комитета заготовок СНК СССР.


Будущий Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев (1897-1973) как политработник из частей действующей против войск Колчака регулярной Красной Армии. На фронта Гражданской ушёл с выборной должности Никольского уездного военного комиссара Вологодской губернии.


1940 год, знаменитый советский конструктор-оружейник Владимир Марголин (1906-1975) с сыном. На правах кадрового командира системы Осоавиахима он в форме военного образца. А непосредственно военную службу он проходил в 1921-1924 гг. в кадровом составе частей войск ЧОН города Сочи, откуда, увы, выбыл по причине полученного в бою с бандитами ранения в голову, сделавшего его инвалидом по зрению.


Будущий Маршал Советского Союза Кирилл Афанасьевич Мерецков (1897-1968) как краском-фронтовик периода Гражданской войны. Осенью 1917 года он на правах председателя возглавил Военный отдел Судогодского уездного Совета рабочих крестьянских и солдатских депутатов и в данном качестве с середины мая и по август 1918 года, пока в составе отряда владимирских рабочих не ушёл на фронт, вплотную занимался на подведомственной ему территории Владимирской губернии вопросами создания местных органов военного управления советского образца и, в том числе, системы всеобщего военного обучения трудящихся.


Бывший командир 2-й роты Алтайского стрелкового коммунистического полка войск ЧОН Григорий Григорьевич Назаркин 1888 г.р. уже как высокопоставленный руководитель западно-сибирских подразделений оборонного общества. На представленном фото Григорий Григорьевич со знаками различия старшего командно-строевого состава Осоавиахима СССР образца 1932 года.


1919 год, Михаил Васильевич Фрунзе (1885-1925) как советский военачальник.


Легендарный Василий Иванович Чапаев (1887-1919) в январе-июне 1918 года являлся Николаевским уездным комиссаром по военным делам Самарской губернии и в данном качестве во главе отрядов Красной Гвардии участвовал в боях против белоказаков и бандформирований эссеровского толка.

       
« Последнее редактирование: 27 Января 2020, 11:56:36 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #17 : 29 Сентября 2019, 13:02:20 »

Осень 1919 года, город Петроград, Александр Кузьмич Егоров как начальник Морского особого отдела при Реввоенсовете Балтийского флота.

ЕГОРОВ Александр Кузьмич, советский военный деятель и высокопоставленный чекист периода Гражданской войны.
Родился в 1888 году. Металлист по основной гражданской специальности. Член РСДРП-РСДРП(б)-РКП(б) с 1906 года: в партию был принят «Кронштадтской организацией».
Образование: закончил Кронштадтскую портовую школу.
Детство и юность провёл в Кронштадте.
Трудовая деятельность до весны 1917 года: «В Кронштадте и других городах – на заводах», а также в качестве представителя плавсостава на судах Добровольного флота Российской империи.
С марта по октябрь 1917 года – член Кронштадтского комитета РСДРП(б), а в октябре-ноябре 1917 года – председатель Старорусского комитета РСДРП(б) Новгородской губернии и одновременно – командир местного отряда Красной Гварди и член Революционного комитета г. Старая Русса.
С 1918 года и по осень 1919 года – сначала в Кронштадте, где последовательно занимал посты председателя Кронштадтской Чрезвычайной Комиссии и заместителя председателя Революционного военного трибунала Кронштадтской крепости, а затем – в боях и сражениях против войск Колчака как помощник начальника Особого отдела Восточного фронта.
С 15 октября 1919 года и по март 1920 года – в Петрограде как самый первый по счёту начальник Морского особого отдела при Революционном Военном Совете Балтийского флота. И в данном качестве – один из руководителей операции по выявлению и разгрому в Петрограде и его окрестностях английской шпионской сети, которой генералом Н.Н. Юденичем в ходе осуществляемой им при поддержке Англии и стран Балтии операции «Белый Меч» (наступление белогвардейской Северо-Западной армии осенью 1919 года с территории Эстонии на Петроград) отводилась, по сути, роль «пятой колонны». В озвученный выше период проживал по адресу: город Петроград (ныне – Санкт-Петербург), Английская набережная, 60 (это особняк, именуемый «Домом почтового ведомства»). В качестве справки: современным правопреемником Морского особого отдела при РВС Балтфлота является УФСБ России по Балтийскому флоту и войскам в Калининградской области.
В марте-июле 1920 года – комиссар (и он же – начальник политотдела) Казанского района водного транспорта.
С июля 1920 года и по январь 1921 года – комиссар (и он же – начальник политотдела) водного транспорта Днепровской области.
В январе-мае 1921 года – помощник чрезвычайного уполномоченного на Черноморском флоте и одновременно – помощник уполномоченного Военного совета Украины и Крыма по морской части.
С мая 1921 года – комиссар Одесской морской базы.
В 1922–1923 гг. – начальник охраны судов в Кронштадтском порту.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сканировано с архивных подлинников:




Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #18 : 11 Октября 2019, 17:33:13 »
ПАВЛОВ Дмитрий Никитич (1879-1933), ветеран органов Военной прокуратуры и оборонного общества.
Родился в 1878 году. Другие соцданные неизвестны.
В период с 25 апреля и по 30 апреля 1923 года – Врио Военного прокурора Туркестанского фронта, а с 6 июля 1923 года и по 1925 год – официально утверждённый в данной должности Военный прокурор того же фронта.
К 1933 году – в Москве как начальник Информационного отдела Центрального совета Осоавиахима СССР и РСФСР.
Скончался 12 января 1933 года в стенах 1-го госпиталя Московского военного гарнизона «от тяжёлой, продолжительной болезни».
Кремирован вечером (но не ранее 18.00) 14 января 1933 года.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Из материалов Центрального архива ДОСААФ России:


Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 224
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: В боях за Советскую власть
« Reply #19 : 09 Января 2020, 18:55:11 »
От известного российского журналиста Николая ДОЛГАЧЁВА (и, кстати, калининградца!):
- Вот такие танки в Луганске стоят. Это британские «Марк V» с удивительной историей. Кстати, во всей Великобритании ни одного такого не сохранилось, а в Луганской Народной Республике целых два! На просторах бывшего СССР – 5 штук.
Их поставили в Гражданскую войну в армию Деникина, потом из Новороссийска отправили в Севастополь к Врангелю. Именными были – «Дерзкий» и «Атаман Ермак». В боях за крымский Перекоп у белых их отбили и как трофеи обратили на вооружение Красной Армии.
Уже в 1930-х поставили их на постамент в мемориальном комплексе «Борцам Революции». Потом в 1950-х отправляли на переплавку, но рабочие тепловозостроительного завода решили их спасти и закопали целиком в землю. Спустя годы их выкопали. Потом переносили с постамента на постамент, позже реставрировали. Сейчас стоят, украшают город. Удивительный, редкий трофей!
 

Два трофейных английских танка (но без вооружения) к лету 1941 году на правах памятников героизма Красной Армии в период Гражданской войны были установлены и в центре Смоленска и оба во второй половине июля всё того же 1941 года стали трофеями вермахта. Гитлеровцы их впоследствии вывезли в Германию…
 
« Последнее редактирование: 25 Января 2020, 11:53:41 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1] 2   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »