Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Калининградцы-фронтовики  (Прочитано 23215 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 632
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Калининградцы-фронтовики
« Reply #60 : 11 Марта 2020, 12:40:18 »

ВАСИЛЬЕВ Михаил Васильевич (07.11.1916-24.03.1989), майор милиции в отставке.
Васильева Галина Петровна (г. Калининград), сноха ветерана: «Родился 7 ноября 1916 года в селе Молебка Пермского края.
29 сентября 1937 года уральский парень Васильев Михаил Васильевич был призван Чермозский РВК в Красную Армию, вскоре после чего его зачислили в один из кавалерийских полком и именно отсюда родилась любовь к лошадям, которую он пронёс через всю свою жизнь.
В 1939 году начинается Финская кампания и Михаил Васильевич становится её участником, в конце войны получает пулевое ранение. Вернувшись домой, в 1941 году поступил на службу в милицию Вскоре начинается новая война – Великая Отечественная Война. Так как Пермь находится в глубоком тылу, в город было эвакуировано 280 промышленных и военных предприятий, хлынул поток беженцев и эвакуированных. При численности города в 300 с небольшим тысяч человек, прибыло ещё почти столько же – около 300 тысяч. Вместе с потоком беженцев в город двинулись дезертиры, бежавшие из лагерей уголовники, уклонисты от призыва в армию, а также вражеские агенты, которые должны были разлагать народ изнутри. Кроме того, была проведена жесткая мобилизация трудового населения: люди были закреплены за предприятиями, многие не выдерживали тяжелых условий и бежали. В городе не хватало жилья, работы, продовольствия, дров, царила карточная система. На фоне этого – рост криминогенной обстановки: уголовники сбиваются бандитские шайки. В связи с этим милиция на казарменном положении – в глубоком тылу свой фронт! Так прошла война Михаила Васильевича, но для него она не закончилась в 1945-м. Уже после Победы его послали добивать в лесах Прибалтики фашиствующие банды местных националистов.
Являлся кавалером орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
Скончался 24 марта 1989 года в Калининграде».
Источник: https://www.moypolk.ru/kaliningrad/soldiers/vasilev-mihail-vasilevich-9
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 632
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Калининградцы-фронтовики
« Reply #61 : 11 Марта 2020, 14:54:04 »
Клушенцев Анатолий Васильевич – ветеран пограничных войск:


Павленко Алексей Васильевич (1927-2005) – ветеран ВВ и ПВ (вырезка со страниц 23-го номера от 1 июня 2005 года калининградского еженедельника «Страна-Калининград»):

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 632
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Калининградцы-фронтовики
« Reply #62 : 01 Апреля 2020, 21:50:46 »
ТЕРЕЩЕНКО Игнат Васильевич (1914-1991), ветеран системы отечественного МВД, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, воспитанник калининградской милиции, полковник милиции в отставке.
Родился в 1914 году в Белоруссии – в деревне Большие Копти Лиозненского района Витебской области. Белорус. Член ВКП(б)-КПСС с 1939 года.
Образование: Витебский эксплуатационный техникум НКПС, Высшая школа НКПС, Калининградский государственный пединститут (заочно).
В 1936-1946 гг. – на военной службе в Красной Армии и на неё был призван с родины.
На фронтах Великой Отечественной с 26 июня 1941 года и по 9 мая 1945 года и, в частности, руководил группой самолётов, обслуживавших партизанские формирования подчинённые Белорусскому штабу партизанского движения. И в частности, по состоянию на декабрь 1943 года – помощник начальника парашютно-десантной службы 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта, капитан по воинскому званию. И в данном качестве начальником сбора парашютистов 1-го Прибалтийского фронта капитаном П. Лытаевым представлен к награждению орденом Отечественной войны 2-й степени: «Как помощник начальника парашютно-десантной службы 3-й воздушной армии был привлечён в качестве инструктора для подготовки минёров-парашютистов фронта по специальному заданию командующего фронтом. За короткий период им лично подготовлено 120 минёров-парашютистов, которые совершили по одному ознакомительному и по одному военно-прикладному прыжку с самолёта У-2.
Благодаря правильному обучению вверенного ему личного состава, хорошему знанию своего дела, умелому руководству и организаторским способностям, прыжки в трудных условиях осенне-зимнего времени без наличия специального обмундирования с одним парашютом проведены безо всяких катастроф и травматических повреждений.
Личный состав прыжки совершал смело и грамотно: отлично подготовлен для выполнения задания посредством выброски с самолёта в тыл противника.
Всего под руководством тов. Терещенко совершено 304 прыжка с самолёта У-2.
Вывод: за образцовое выполнение специального задания командующего фронтом по подготовке минёров-парашютистов достоин правительственной [правильно – государственной] награды – ордена «Отечественная война» [правильно – ордена Отечественной войны] 2 степени». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 211, л. 163.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командарма-3 за № 019 от 23 января 1944 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 211, лл. 92 и 93.
С июля 1944 года и, как минимум, по лету 1945 года – начальник парашютно-десантной службы 11-го истребительного авиационного корпуса 3-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта, уже майор по воинскому званию. И в данном качестве 21 мая 1945 года комкором-11 полковником М.И. Дрёминым представлен к награждению орденом Отечественной войны 2-й степени: «Тов. ТЕРЕЩЕНКО работает в должности нач. ПДС 11 иак с июля 1944 г. До прибытия т. Терещенко в корпусе и дивизиях специалистов по парашютной службе не было, поэтому парашютное хозяйство находилось в крайне запущенном состоянии: парашюты не перекладывались регулярно, а некоторые из них имели перерывы в переукладке от 2-х до 5 месяцев; ранцы, подвесные системы и частично купола были грязными; формулярное хозяйство – в плохом состоянии, а на часть парашютов формуляры вовсе отсутствовали; около 60 % парашютов требовали войскового ремонта и замены деталей; учёт и отчётность находились в неудовлетворительном состоянии; лётный состав частей корпуса к совершению вынужденных прыжков с самолёта «Аэрокобра» был подготовлен слабо.
В виду отсутствия в дивизиях начальников ПДС т. Терещенко первые месяцы своей работы проводил в дивизиях, непосредственно руководя привидением парашютного хозяйства частей в порядок.
За короткий срок (в течение июля-августа месяцев) все парашюты частей корпуса под руководством т. Терещенко были приведены в порядок и отремонтированы. Для ремонта парашютов лично доставал запасные части из ФАС № 30 (ст. Западная Двина).
Благодаря хорошей организации ремонта, за период этот отремонтировано и заменено деталей на 496 парашютах, чем сэкономлены государству десятки тысяч рублей.
По прибытии сразу же провёл сборы с укладчиками парашютов по повышению их квалификации и организовал с ними регулярные занятия.
Лично им были разработаны специальные формы отчёта и отчётности по парашютам и вынужденным прыжкам в масштабе корпуса и заведён отчёт, согласно этим формам в частях корпуса. Приведены в порядок имеющиеся формуляры и заведены дубликаты формуляров на парашюты, не имевшие их.
Учёт и отчётность ведутся хорошо. Парашюты переукладываются регулярно, всего переложено 4167 парашютов и очищено куполов, подвесных систем и ранцев от грязевых и масленых пятен на 1387 парашютах.
Провёл 206 часов занятий с руководящим и лётным составом частей корпуса по материальной части парашютов и вынужденным прыжкам.
К моменту прибытия нач. ПДС дивизий (в августе 1944 г. – в 190 иад и в феврале 1945 г. – в 5 гв. иад) парашютное хозяйство частей корпуса т. Терещенко было приведено в образцовое состояние.
Разработал специальную программу по парашютной подготовке лётного, технического и офицерского состава частей корпуса, согласно которой проведены занятия со всем лётным составом частей корпуса.
Принятые от 224 чел. лётного состава зачёты показали хорошую подготовку с общей оценкой 4,4 балла.
За период с июня м-ца 1944 г. 85 лётчиков воспользовались парашютом. Парашюты во всех случаях совершении прыжков из любых положений самолёта работали безотказно.
Благодаря образцовой организации работы службы и хорошей подготовке лётного состава к совершению вынужденных прыжков, возвращено в строй 66 лётчиков, которые вели дальнейшую боевую работу по разгрому немецко-фашистских захватчиков.
Доставил их Москвы и обеспечил весь личный состав частей корпуса спасательными средствами при прыжках на воду.
Много работает над повышением своих знаний и [знаний] подчинённого ему состава, проводя с ним совещания и сборы.
Своё дело знает хорошо и любит его. Все задания выполняет аккуратно и добросовестно, проявляя активно организаторские способности.
За проведённую лично огромную работу по приведению парашютного хозяйства частей и дивизий в порядок и образцовую постановку работы службы достоин награждения правительственной [правильно – государственной] наградой – орденом «Отечественная война» [правильно – орденом Отечественной войны] 2 ст.». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 4503, лл. 274 и 274об.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командарма-3 за № 0409 от 30 июня 1945 года: от имени Родины удостоился своей второй по счёту государственной награды – ордена Отечественной войны 2-й степени. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 4503, л. 273.
Последняя должность перед демобилизацией весной 1946 года – начальник парашютно-десантной службы дислоцировавшейся под Кёнигсбергом (ныне – российский Калининград) 335-й штурмовой авиационной Витебской ордена Ленина Краснознамённой ордена Суворова дивизии.
В 1946-1958 гг. – в Калининградской области: последовательно – начальник промышленного отдела Управления по гражданским делам Полесского района, заместитель председателя и председатель того же райисполкома, инструктор административного отдела обкома ВКП(б).
С конца декабря 1953 года и по 1972 года – на службе в органах внутренних дел: 29 декабря 1953 бюро Калининградского обкома КПСС утвердило И.В. Терещенко в должности заместителя по политической части начальника Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР.
В 1958 году получил назначение на должность начальника Кишинёвской школы милиции, которую возглавлял вплоть до выхода в отставку по выслуге лет.
С 1972 года – пенсионер органов внутренних дел. Жил и трудился в столице Молдавии городе Кишинёве.
Кавалер многочисленных государственных и ведомственных наград, в том числе:
- ордена Отечественной войны 1-й степени: удостоился весной 1985 года как здравствующий ветеран-фронтовик;
- ордена Отечественной войны 2-й степени: награждён приказом по войскам 3-й воздушной армии за № 0409 от 30 июня 1945 года;
- ордена Красной Звезды: награждён за № 019 от 23 января 1944 года;
- ордена «Знак Почёта»: награждён в 1971 году;
- медали «За боевые заслуги»: предположительно, награждён в 1946 году за выслугу в 10 лет;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественно войне 1941-1945 гг.»;
- медали «За взятие Кёнигсберга».
Скончался 28 сентября 1991 года от обширного инфаркта. Похоронен в Кишинёве.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 632
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Калининградцы-фронтовики
« Reply #63 : 17 Апреля 2020, 22:43:47 »
Текст моей публикации 2008 года (напечатано было в еженедельнике МВД России«Щит и меч»):

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
ПРИКАЗ: КАК В РАЗВЕДКЕ, ПЛЕННЫХ НЕ БРАТЬ…
Телесериал режиссера Сергея Урсуляка «Ликвидация» с Владимиром Машковым в роли лучшего сыщика одесской милиции Давида Марковича Гоцмана вызвал не только бурю зрительских оваций, но и не меньший поток протеста со стороны историков спецслужб. С точки зрения последних, все, что показано в фильме, – не больше, чем красивая легенда, призванная еще сильней героизировать и без того монументальный образ Георгия Константиновича Жукова как Маршала Победы.
Но так все-таки была или нет в 1946 году зачистка военным командованием от преступного элемента Одессы и, возможно, ряда других крупных черноморских портов?
В условиях отсутствия на руках у спорящих сторон убедительных документов в пользу каждой из существующих на сегодняшний день версий поиск истины приходится вести только путем обращения за помощью к ветеранам из числа реальных участников тех далеких событий. Один из таких – бывший фронтовой спецназовец Разведотдела штаба Черноморского флота, кавалер многочисленных боевых наград, включая два ордена Отечественной войны и один Красной Звезды, Георгий Михайлович Данилюк.
Ему восемьдесят шесть. Живет в курортном калининградском поселке Отрадное. Вся его послевоенная судьба была связана с рыболовецким флотом, где, двигаясь по карьерной лестнице, достиг достаточно высоких постов, о чем, в частности свидетельствует, полученное им еще в пятидесятых в качестве офицера запаса действующего резерва ВМФ воинское звание капитана 1 ранга. Но сейчас, разумеется, давно уже как пенсии. Однако без дела не сидит: энергии у ветерана хоть отбавляй – еще та морская закалка! Так, под писательским псевдонимом «Георгий Преображенский» много печатается в жанре фронтовой прозы, одновременно, состоя в чине казачьего полковника, является старейшиной казачьего круга Балтийского отдельного казачьего округа.
Перечисление регалий Георгия Михайловича с нашей стороны, понятно, было не случайным: это все аргументы в пользу того, что этому человеку можно и должно безусловно верить.
Вот его рассказ, данный для убедительности в прямой речи.


И «сдался» спецназовец маршалу в «плен»
- Эх, жаль, что режиссер Сергей Урсуляк на момент создания телесериала «Ликвидация» через печать или Интернет не обратился к нам, ветеранам, с предложением помочь фактажом. Я бы, например, обязательно откликнулся: на моей памяти следующее беспрецедентное по сути происшествие. Впрочем, обо всем по порядку.
Сразу после Победы меня, старшину 2 статьи по воинскому званию, в большой группе других представителей плавсостава спецназа глубинной разведки штаба Черноморского флота прикомандировали к отряду тральщиков. Это чтобы, как я понимаю, наряду со спецназовской не ржавела и наша морская выучка.
Летом сорок шестого наши тральщики в ожидании боевого похода в Румынию, куда мы через пока еще не обезвреженные минные поля должны были провести эсминец «Лихой», базировались в Одессе. Причем причал нам отвели поблизости от Потемкинской лестницы.
Вся Одесса в те дни бурлила от избытка чувств: к нам командовать округом едет сам Маршал Жуков! Честь-то какая!
Однако среди местных адмиралов царила нервное напряжение: по слухам, Георгий Константинович якобы сильно недолюбливал флотских, а вкупе с его крутым нравом это не сулило нам, морякам, чего-либо доброго. По этой причине, чтобы визит Маршала не застал никого врасплох, дежурным сигнальщикам было строго-настрого наказано особенно бдительно контролировать направление со стороны Потемкинской лестницы. Маршал, прогуливаясь, наверняка ведь заинтересует, а что же это за военно-морская часть здесь такая, а потому, не ровен час, возьмет и завернет сюда…
И все-таки Георгий Константинович свалился к нам, как снег на голову, и отнюдь не со стороны Потемкинской лестницы, куда без устали и днем, и ночью, не отрывая воспаленных глаз, всматривались сигналисты. Я в тот момент как раз находился на палубе и все видел своими глазами, причем с расстояния в считанные метры. На безлюдный причал (а сигналисты не отреагировали, посчитав, что прибыл кто-то из «своих» адмиралов) въехал лимузин, украшенный красным флажком. Распахнулась задняя дверь и наружу выскочил и тут же вытянулся в струнку «во фрунт» наш моряк-спецназовец, но с соседнего тральщика – детина ростом в два с лишним метра. Вот только фамилию его запамятовал. Но помню, что лихой был парень. В годы Великой Отечественной не раз отличался в ходе разведрейдов по тылам фашистов и особенно, подчеркну, именно как непревзойденный боец-рукопашник.
У нас рты от изумления по открывались: рядовой матрос, у которого карманных денег даже на такси не хватило бы, а тут вдруг, чтобы с шиком прибыть из городского увольнения, умудрился «поймать» шикарный номенклатурный лимузин: «Молодца!».
Однако через секунду мы обалдели еще больше. Можно сказать, впали в шоковое оцепенение. Это когда разглядели, а кто же там сидит в салоне: мама родная, да это же сам «страшный и ужасный» Жуков! В маршальской форме, со звездами Героя на груди, в белой летней фуражке. Точно такой же, как и парадных портретах. А их в те годы по рукам у нас ходило немало.
Он что-то ровным и спокойным голосом пожелал матросу, которого подвёз к трапу его же корабля, после чего приказал захлопнуть дверцу. Не дожидаясь когда подбегут мчащиеся со всех ног сюда адмиралы, лимузин, дав задний ход, покинул причал – только его мы и видели.
Конечно же, виновник происшествия, матрос-спецназовец, тут же был взят в плотную осаду и адмиралами, и нами, моряками-срочниками. И вот что он поведал. Был в увольнении. На Дерибасовской принялся было изучать афиши кинотеатров, выбирая подходящий сеанс. И вдруг из-за спины окрик: «Товарищ матрос, а вы это почему не приветствуете старшего по званию?!». Повернулся – молоденький лейтенант во главе вооруженного пехотного взвода.
Надо пояснить, что в Одессе «сухопутчики», считая здесь себя главными, всячески старались показать нам, морякам, кто же в действительности хозяин в гарнизоне. И особенно усердствовали (но точнее будет сказать «зверствовали») по линии военно-комендантской службы. Это был их своеобразный реванш за Севастополь, где все происходило с точностью наоборот.
В общем, наш матрос-спецназовец, пребывая в благодушном настроении, принялся вежливо извиняться: дескать, виноват, товарищ лейтенант, зазевался и вправду не заметил, спиной ведь стоял. Однако офицер еще только сильней впал в раж: «Арестовать нечестивца от Устава». Тут пару дюжих бойцов нашего матросика и ухватили под руки. Что было дальше – его же словами:
- Но как мне обидно, братцы, стало: за что вяжите, гады! А когда я зол, сами знаете, меня лучше не трогать. Даже фашисты это помнят: как диверсант в рукопашной я их в одиночку ложил десятками! Короче говоря, нырок, подсечка – и эти двое неподвижно на асфальте. А у меня уже в руках винтовка одного из них. Понимаю, что стрелять нельзя – свои же кругом. К тому же народ столпился, улюлюкает: гражданских зацепить пулей можно. Поэтому винтовку – как боевой шест. Лейтенант в ярости ногами топает: «фас», мол, взять его и под арест! Ага, поди-ка возьми. «Вьюном» в их ряды: кого не «достал» – сами благоразумно в россыпную. Остальные, кого «достал», – как куча мала на асфальте. Боковым зрением вижу, что лейтенант, бардово-огненный от негодования, схватился за кобуру. Понимаю: убьет и, в общем-то, имеет теперь на это полное право: с моей стороны, как не крути, вооруженное сопротивление. Я уже с жизнью простился. Но тут окрик: «Прекратить!». Поворачиваюсь на него: на проезжей части Дерибасовской лимузин. Задняя дверца открыта, а в салоне маршал Жуков. Это он скомандовал. И уже спокойным голосом: «Матрос, верни винтовку, она же не твоя, а теперь – ко мне в машину». А что было дальше, и сами знаете: подвез меня Маршал до самого трапа корабля и на прощание пожелал счастливой службы. В общем, вранье это все бессовестное, что он нас, флотских, не любит. В противном случае ведь тут же отдал бы меня под суд!..

Ликвидация по-севастопольски
- За Одессу в отношении операции «Ликвидация» я вам ничего не скажу, поскольку в тот самый период времени там отсутствовал: мы ушли в Румынию, а вернулись ближе к осени уже в Севастополь. А вот в Севастополе в нечто подобном участвовал. Говорю, как духу.
Месяц и число за давностью лет из памяти стерлись, но приблизительно дело было в августе-сентябре. Мы еще носили летнюю форму одежды. Год все тот же – 1946.
От дежурного по нашему отряду тральщиков поступил приказ всем бывшим спецназовцам Разведотдела Черноморского флота получить табельное оружие (у меня – ППШ) и организованно прибыть в здание флотского театра.
Прибыли – в партере яблоку негде упасть. Всего человек около двухсот-трехсот. От офицеров с большими звездами на погонах до рядовых матросов. Все при оружии. И все – наши, флотские. Милиционеров и чекистов я лично здесь не видел. А это говорит в пользу того, что операция, о которой пойдет речь ниже, – детище только военного командования, а не спецслужб правоохранительного блока.
Через некоторое время, когда все собрались в полном составе, на сцену вышел полковник береговой службы Старушкин, военный комендант Севастополя. Для ветеранов ЧФ это человек легендарный своей крутой строгостью на предмет святости военной дисциплины.
Он объявил: в последние месяцы в Севастополе не на шутку распоясался преступный элемент, причем бандюки обнаглели уже до того, что днем и в открытую на улицах совершают вооруженные ограбления офицеров. А поэтому-де нас всех здесь и собрали – для участия в спецоперации по зачистке Севастополя от уголовников и шпаны. Но участвовать будут только добровольцы. Те же, кто не желает, будут вынуждены в целях соблюдения режима секретности предстоящую ночь безвылазно провести в здании театра.
В общем, нас разбили на группы человек по пять и к каждой прикрепили по миловидной девушке, разодетой пижонисто при нарочато броских дорогущих ювелирных украшениях. Кстати, золотые сережки, кольца и цепочки девушки получили под роспись из рук полковника Старушкина на наших глазах, выстроившись в очередь на сцене.
Весь этот маскарад с одной целью – ловля на живца. Правда, приказ гласил, что, как и в разведке, пленных не брать. Таким образом, группа захвата автоматически превращалась в группу ликвидации.
Кто эти девушки и откуда столько набрали таких статных красавиц – честно, не знаю.
Группой захвата, в которую я попал, командовал какой-то незнакомый мне сверхсрочник. Мы укрылись в зарослях декоративного кустарника на Историческом бульваре. Там, где последний проходит по так называемому Шламбову. Это городской массив, издавна облюбованной шпаной, а посему пользовавшейся у местных жителей дурной славой.
«Наша» девушка прогуливалась по округи вблизи наиболее злачных мест. В случае, если «добыча» клюнет на «приманку», она должна была бежать со всех ног в нашу сторону, а, добежав, громко вскрикнуть и тут же упасть – это чтобы не зацепили пули, ибо ее тот вскрик – сигнал для нас ударить из всех наличных стволов на поражение.
С первыми сумерками Севастополь утонул в гуле автоматных очередей и пистолетных выстрелов, которые не прекращались до глубокой ночи, вспыхивая по переменно то здесь, то там. А вот нашей группе, врать не буду, стрелять так и не пришлось – не представился случай: на нашу девушку бандюки почему-то не клюнули. Не берусь судить, хорошо это или плохо, что не стреляли. Просто констатирую факт. Но если бы пришлось стрелять – не медлили бы не секунды и рука бы при этом, уверяю вас, не дрогнула. По крайней мере, у меня. Такая вот получается, как любил говоривать киношный Гоцман, «картина маслом»…

Георгий Михайлович Данилюк в годы Великой Отечественной:


2008 год, Георгий Михайлович Данилюк как ветеран Великой Отечественной войны. Фото капитана 2 ранга Владимира СУЛЬЖЕНКО:
Записан
Страниц: 1 2 3 [4]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »