Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Библиография  (Прочитано 15212 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #20 : 28 Декабря 2010, 18:42:38 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 13 от 17 февраля 1985 года, страница 4

Дорогами войны
1. СУРОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ
Вспоминаю лето 1941. В зеленом наряде деревья, буйно цвели травы и хлеба. В округе стоял веселый щебет птиц. Чудное было время...
7 июня 1941 года несколько подразделений прибыли на усиление Таурагского пограничного отряда. Застава, где командиром отделения был Семен Королев, оставалась в резерве при штабе отряда. Расположились в помещениях старой крепости.
С границы каждый день поступали тревожные вести, участились вооруженные стычки пограничных нарядов с одиночными диверсантами и группами нарушителей, в наше воздушное пространство вторгались немецкие самолеты, а по вечерам с сопредельной стороны слышался шум моторов.
Застава находилась в постоянной боевой готовности: винтовка, гранаты, патроны, вещевой мешок с «нз» и личными вещами - все при себе. Отдыхали не раздеваясь...
Отделение сержанта Королева за короткое время уже несколько раз действовало по тревоге для перекрытия тыловых направлений и помощи КПП.
...Наступил вечер 21 июня. После боевого расчета бойцы отделения готовились к воскресному выходному дню. Осматривали и приводили в порядок одежду, обувь.
Вскоре дежурный подал команду «отбой».
«Мне, - вспоминает С. Королев, - показалось странным, что многие пограничники лежат с открытыми глазами, о чем-то сосредоточенно думают... Неужели это было каким-то предчувствием страшных событий?»
Громкая команда «в ружье!» подняла всех на ноги. Был третий час ночи... Прибыли командиры, гудели машины, подавались команды, бегали связные. Из штаба поступило распоряжение - приготовиться к выезду на границу. Тихо переговариваются пограничники, проверяют вооружение и снаряжение.
И вдруг послышались громовые раскаты, тяжелые взрывы сотрясли все вокруг. Появились первые убитые и раненые.
«Нашей заставе, - рассказывает Семен Григорьевич, - приказали срочно грузить на автомашины продовольствие, оружие, боеприпасы, средства связи. С ними мы направлялись на запасные позиции».
Город горел, густые облака дыма застилали улицы, низко проносились немецкие самолеты, гудела земля от разрывов бомб, снарядов и мин, слышалась ружейная и пулеметная стрельба. Пограничники и части Красной Армии отражали нападение врага, нанося ему потери в живой силе и технике. Пограничные заставы стояли насмерть, ведя неравный бой, иногда в полном окружении.
Наша застава, уничтожая разведгруппы и мотоциклистов противника, прикрывала отход штаба отряда и подразделений на запасные позиции.
С каждым днем число убитых и тяжело раненных увеличивалось, в отделениях заставы оставалось все меньше пограничников. Начался тяжелый путь отступления по пыльным дорогам Литвы и Эстонии.
В этот сложный период оставшиеся в живых пограничники отряда выполняли ответственные задачи по обеспечению тыла действующих частей Красной Армии, вели борьбу с диверсантами, шпионами, парашютистами и националистическими бандгруппами.
«Особенно запомнились, - говорит С. Королев, - бои с бандитами в районе эстонского города Пайде. Там была сформирована новая застава. Начальником ее стал старший лейтенант Герман, а политруком - младший политрук Стринадкин. Я вновь был назначен командиром отделения. За две недели застава, взаимодействующая с бойцами истребительного батальона, разгромила пять бандгрупп. Пограничники действовали смело и решительно, не имея потерь».
Вот так, с боями, остатки пограничных застав отошли на Ораниенбаумский плацдарм. Его удерживали войска Приморской оперативной группы в течение всего периода обороны Ленинграда.
В сентябре 1941 года там из пяти застав был сформирован 1 батальон пограничного полка. Он выполнял задачи по охране тыла войск Приморской оперативной группы.

2. ВЫПОЛНЯЯ БОЕВОЙ ПРИКАЗ
Я встретился с ефрейтором В. Бандалетом на 3-й заставе в конце 1942 года.
Он был дежурным, и я сразу обратил внимание на его опрятный внешний вид, молодцеватость, четкое выполнение обязанностей.
Начальник заставы лейтенант И. Пеляцкий тут же заметил: «Ефрейтор у нас - опытный воин, служил на границе, участвовал в первых боях».
И действительно, на занятиях по боевой и политической подготовке, на службе он показывал отличные результаты. Имел на своем счету несколько задержаний нарушителей и диверсантов.
Весной 1943 года ефрейтора Бандалета назначили контролером КПП в порт Ораниенбаум (ныне город Ломоносов). В это время в руках гитлеровцев находился г. Петергоф (теперь Петродворец). Оттуда враг беспрестанно вел наблюдение и обстрел ораниенбаумского порта и города.
В порт регулярно прибывали наши транспорты с пополнением, техникой и боеприпасами. С плацдарма они отправлялись в Ленинград, а в тыловые районы страны вывозились тяжелораненые воины.
На личный состав КПП возлагались задачи по поддержанию образцового порядка в порту, контроль за выездом и въездом людей, обеспечение быстрой разгрузки и погрузки плавсредств.
В один из летних дней 1943 года ефрейтор Бандалет выполнял боевую задачу у пирса. Накануне, ранним утром, в порт пришла самоходная баржа с боеприпасами. И теперь шла разгрузка судна. И тут внезапно гитлеровцы начали обстрел порта. Ефрейтор предложил всем военнослужащим, ожидавшим отправки в Ленинград, и в первую очередь раненым, укрыться в бомбоубежище. Сам же побежал к барже, зашел на борт и, увидев, что разгрузка приостановлена, быстро взялся за работу. Оставалось вынести совсем немного ящиков с патронами, когда страшный взрыв потряс воздух. Вражеский снаряд разорвался у самой баржи. Так погиб комсомолец ефрейтор Василий Алексеевич Бандалет. Погиб, как герой, на боевом посту, не допустив смерти раненых бойцов, находившихся до артналета на палубе.
П. ЦЫМБАЛ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #21 : 28 Декабря 2010, 18:43:53 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 53 от 24 июля 1985 года, страница 4

ШЕЛ В ЧЕТВЕРТОЙ ШЕРЕНГЕ
Незабываемые майские дни 1945-го будто ожили на пожелтевшем глянце старых фотографий, которые сержант в отставке Михаил Михайлович Сергеев принес на встречу с молодыми воинами в музей истории Краснознаменного пограничного округа. Но самым памятным для ветерана событием было его участие
- Шел я в четвертой шеренге особого сводного батальона. Мы несли склоненные к брусчатке Красной площади тяжелые полотнища с орлами и свастикой, - говорит Михаил Михайлович. - Гремели барабаны. Поочередно летели к подножию Мавзолея фашистские знамена, первым - личный штандарт Гитлера. С силой бросил и я свою ношу, бросил - и словно камень с души свалился, он давил все долгие 1418 дней войны.
...Пограничником ленинградец Михаил Сергеевич стал еще в 1938 году, когда с молодым пополнением прибыл в 17-й Краснознаменный Тимковичский погранотряд. Тут служил на заставе.
Сорок два задержанных нарушителя границы было на счету сержанта Михаила Сергеева к лету 1941 года. Его ставили в пример как опытного бойца, умеющего в совершенстве владеть штыком и гранатой, стрелять из всех видов стрелкового оружия.
Утром 22 июня сержант Сергеев уже записал на свой боевой счет первых фашистов, убитых в рукопашной схватке. 16-я застава Брестского погранотряда героически сдерживала натиск гитлеровцев.
- По приказу командования наша застава после дневного ожесточенного боя отошла к Любомлю, - продолжает Михаил Михайлович. - Мы здесь окопались. Отбили не одну атаку противника.
Потом были тяжелые дороги отступления. В бою под Чернобылем сержанта ранило. Выйдя из госпиталя, попал в отдельный саперный батальон. Отныне Михаилу надо было учиться ставить мины перед носом гитлеровцев и первым «ходить» по минным полям противника.
Среди боевых наград воина одна из самых дорогих для него - медаль «За оборону Ленинграда». Михаил Михайлович дважды был ранен в боях у стен родного города. Отсюда, с Пулковских высот, в январе сорок четвертого после полного снятия блокады его часть двинулась в наступление.
Перед решающим бое за Псков Сергеева приняли в партию. Собрание проходило в траншее, недалеко от переднего края. А спустя несколько дней довелось коммунисту выполнить почетное и ответственное задание.
Близ Тарту 581-й отдельный саперный батальон, в котором служил ленинградец, был окружен фашистами. Положение сложилось критическое. Командир части вызвал воина:
- Берите двух бойцов, необходимо вынести Знамя батальона, любыми средствами доставить его в штаб дивизии!
Знал командир, что отдал такой приказ испытанному бойцу.
Приказ был выполнен.
Сержанту Сергееву долго еще довелось шагать фронтовыми дорогами, а когда завершились ратные дела, пришла трудовая страда. После войны поступил Михаил Михайлович на один из ленинградских машиностроительных заводов, где освоил специальность пропитчика, стал бригадиром рабочих, а затем долгие годы трудился мастером. Только недавно ушел на заслуженный отдых, отдав производству тридцать пять лет.
Но память вновь и вновь возвращает ветерана в ликующий день, когда он участвовал в Параде Победы. Двести советских воинов бросили тогда к Мавзолею фашистские знамена - символ агрессии и разбоя. «Пусть эхо этих двухсот бросков до сих пор звучит над миром!» - утверждает солдат Великой Отечественной.
Капитан В. МУРИН,
В. ЦИМБАЛОВ.
корр. ТАСС.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #22 : 28 Декабря 2010, 18:54:20 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 53 от 24 июля 1985 года, страница 4

В ЛЕСАХ У ПОСЕЛКА СОПОЦКИН
Однажды воины-пограничники нашли в лесу ржавые патронные гильзы. Значит, предположили они, в этих местах когда-то шли бои. Но кто и когда их вел?
Пограничники провели поиск и выяснили следующее. Накануне войны этот участок входил в состав августовского погранотряда. Его охраняли воины заставы, где начальником был старший лейтенант Ф. Кириченко. Несмотря на молодость, он считался опытным боевым командиром. В июне 1941 года на рубеже заставы участились провокации со стороны гитлеровских дозоров. Кириченко приказал усилить наблюдение. Ночью с 21 на 22 июня возникла перестрелка с разведгруппой противника. По тревоге пограничники заняли окопы. В 3 часа 30 минут они были атакованы ротой гитлеровцев...
Рассказывает житель деревни Доргунь Иосиф Иванович Курановский:
- Вечером двадцать первого июня я был у начальника заставы по делам. Кириченко выглядел взволнованным. Несколько часов назад он выслал наряды на посты, но они словно в воду канули. Выяснилось, что их атаковали фашисты. Кириченко решил связаться с сопоцкин-ской комендатурой, чтобы до_ дожить обстановку. Но связи не было.
Вой начался под утро. Кто-то предложил Кириченко отступить. Он ответил: «Я буду держаться, пока есть патроны».
Ружейно-пулеметным огнем пограничники отбили первую атаку. После артиллерийского обстрела гитлеровцы при поддержке танков полезли вновь. Отличные стрелки пограничников прицельно били по смотровым щелям, метали под гусеницы машин гранаты. Бойцы держались до полудня. Из окопов никто не отступил.
Свидетельствует колхозник Иосиф Мартынович Масейчик:
- После того как гитлеровцы заняли заставу, они согнали жителей деревни, которые не успели убежать в лес. Невысокий офицер, указывая на погибших советских воинов, кричал: «Такая участь ожидает каждого, кто пойдет против нас». В это время к нему подвели окровавленного пограничника. На вопрос: «Коммунист?» тот ответил: «Большевик». Офицер стал хлестать его по лицу, затем вытащил пистолет и разрядил в пограничника всю обойму. Так пал последний защитник заставы.
Недавно воины заставы вместе со своими шефами из колхоза «Прогресс» решили установить бюст героя. Собраны материалы для уголка боевой славы. Поисковая работа продолжается.
В. ХАЧИРАШВИЛИ, корр. ТАСС.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #23 : 28 Декабря 2010, 18:55:39 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 17 от 7 марта 1985 года, страница 4

ЧЕРЕЗ ВСЮ ВОЙНУ
Я хочу рассказать о трудной судьбе одной из женщин границы, жене начальника 12-й пограничной заставы 105-го пограничного отряда Вере Игнатьевне Лесько, на долю которой выпала участие в первых боях Великой Отечественной на земле Советское Литвы. Рассказать, опираясь на документы, которые мне удалось найти в последнее время. С большим волнением перечитываю
строки в ее партизанском удостоверении за номером 679, где указано, что в период Великой Отечественной войны Лесько Вера Игнатьевна участвовала в партизанском движении в Литве, в качестве связной партизанского отряда «Мститель». Этот отряд действовал на территории бывшего Таурагского уезда в Литве.
А вот эти строки я выписал из письменного отзыва вдовы отважного пограничника-политработника 106-го пограничного отряда Алексея Сергеевича Обухова:
«Я, Обухова Вера Алексеевна, 1893 года рождения, проживающая в городе Москве по улице Малая Почтовая, дом № 5/12, квартира 110, знаю Лесько Веру Игнатьевну, вдову начальника 12-й погранзаставы 4-й комендатуры 105-го погранотряда из местечка Жемайчю-Науместис (Литовской ССР) с января 1942 года, когда меня из города Таураге этапом пригнали в Науместинский концлагерь, где с малолетним сыном Сережей находилась и Лесько.
...В начале мая 1941 года полиция и гестапо вновь арестовали Веру Лесько. Ее пытали, били нагайкой, вызвали волосы и полуживую бросили в карьер за связь с десантниками и партизанами.
В сентябре 1943 года ее вместе с другими узницами увозили в Германию. Сыну Сереже шел тогда третий год. Гестаповцы отняли его у матери. А ее, почти обезумевшую от этого горя, втолкнули в вагон. Ночью она спрыгнула с поезда и бежала...».
1937 год был памятным в жизни молодой учительницы Веры Лесько, когда она после окончания учительского техникума приехала в деревню Прудники, что находилась у западной границы в Белорусский ССР. Здесь она делала первые самостоятельные шаги на благородной ниве просвещения. Здесь познакомилась и с молодым лейтенантом-пограничником Владимиром Лесько. В июне 1940 года они сыграли свадьбу осенью того же года выехали к новому месту службы ее мужа - в Литву, в город Кретинга.
О том, что произошло на рассвете 22 июня 1941 года, рассказывает по праву живого свидетеля и участника этих трагических событий первого дня войны сама Вера Игнатьевна Лесько:
 - 12-я застава 105-ю Кретингского пограничного отряда, которой командовал мой муж лейтенант Лесько, располагалась в местечке Жемайчю-Науместис Таурагского уезда Литовской ССР.
В 4 часа 22 июня 1941 года мы проснулись от сильной стрельбы. Прибежал к нам в дом политрук Базуев и сообщил, что немцы перешли границу.
Через границу прорвались немецкие танки и бронемашины. Связь со штабом отряда была прервана. Пограничники во главе с лейтенантом Лесько вступили в неравный бой. Более трех часов они мужественно отбивали атаки врага, но силы были неравные. Жилое помещение и постройка заставы горели. Оставшиеся в живых продолжали неравный бой. А когда пограничники отошли к дому, где мы жили, то фашисты окружили этот дом и подожгли. Лейтенант Лесько был уже весь обгоревший, когда с гранатов в руке выскочил из горящего дома и бросил последнюю гранату в наседавших захватчиков. Тут же он был сражен пулями врага.
После этого боя пришли гестаповцы. Они согнали нас, женщин, за колючую проволоку. Стали подвергать издевательствам, все хорошие вещи у нас отобрали. На работу водили голодными, ободранными, в колодках. А во время отправки в Германию мне удалось убежать из вагона немецкого поезда и позднее выйти на связь с партизанским связным - бывшим машинистом поезда - Семенютой и еще одним железнодорожником. С их помощью я была принята в партизанский отряд «Мститель».
В своем письменном отзыве Федор Иванович Бычков, бывшие командир взвода партизанского отряда «Мститель» пишет:
«Вера Игнатьевна Лесько неоднократно подвергала себя смертельной опасности, снабжая партизан оружием, медикаментами и одеждой. Она причастна к организации крушения важного немецкого эшелона, следовавшего летом 1944 года по маршруту Таураге – Шяуляй».
Теперь Вера Игнатьевна живет в Каунасе, недалеко от тех мест, где в годы войны сражалась она с фашистами, где погибла ее семья: муж и сын. И когда слушаешь ее рассказ о тяжелых испытаниях тех суровых лет, невольно задаешь себе вопрос, откуда брала она силы, как могла после стольких потрясений взять в руки оружие и наравне с мужчинами сражаться за Родину? И хочется низко поклониться Вере Игнатьевне, а вместе с ней - всем женщинам, которые все четыре года войны приближали нашу Победу. Приближали и в тылу, и на передовой!
В. РЕПИН.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #24 : 28 Декабря 2010, 18:56:38 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 71 от 19 сентября 1987 года, страница 4

У ОБЕЛИСКА
Время лечит раны. Но оно не властно стереть в памяти народа тот страшный день - 22 июня 1941 года. Именно память помогает сегодня в поиске и увековечении имен советских солдат, отдавших свои жизни за свободу и независимость нашей Родины на полях Великой Отечественной.
Вот стоите вы передо мной (см. фото) у обелиска, дорогие мои пограничники-фронтовики: Валентин Георгиевич Трофимов, Дмитрий Макарович Холод, Николай Иванович Никитин, Яков Николаевич Бессалов, Григорий Семенович Котляр. А помните тот первый день войны? Вы были в боевой цепи своих линейных застав -1-й, 5-й и 2 «Д» 106-го погранотряда. Это про вас сказал поэт:
Одна в пути
катила нас волна,
Одни и те же
звания венчали.
Мы те,
кого взяла еще война
Перед войной
или в ее начале.
«На этом месте государственной границы СССР в неравном бою с фашистским захватчиками 22. 06. 41 г. героически защищали границу бойцы 1-й линейной заставы 106-го погранотряда» - читаем сегодня на обелиске, воздвигнутом на литовской земле, неподалеку от Таураге, 45 лет спустя - 22 июня 1986 года. Чтобы воздвигнуть этот памятник, потребовались долгие годы поисковой работы. В поиске имен пограничников, погибших в первые дни войны, трудно переоценить помощь, которую оказал мне бывший старшина заставы, а ныне майор в отставке Валентин Георгиевич Трофимов. До встречи с ним и пограничником по фамилии Павленко в 1983, а затем повторно - в 1986 годах ничего не было известно о сформированных перед войной, в апреле 1941-го, дополнительных, с литером «Д» заставах 106-го погранотряда.
Вот воспоминания В.Г. Трофимова о судьбе одной из них, заставы 2 «Д».
«22 июня 1941 года в третьем часу ночи нами был задержан нарушитель границы. Он вел себя вызывающе. В сопровождении пограничника Погорелова - его отправили на заставу. А ровно в 4 часа прогремел первый орудийный залп, который мы по ошибке приняли за взрыв на станции Лауксаргяй. Уже через несколько секунд шквал огня обрушился по всей линии границы; красивое воскресное утро вмиг превратилось в черную ночь. Через полчаса показалась вражеская пехота.
Пограничники дерзкой контратакой, штыками и прикладами отбросили наглых вояк на их исходные позиции. Наша застава понесла большие потери, но продолжала вести неравный бой даже тогда, когда фашисты стали окружать со всех сторон. В живых осталось всего десять пограничников. По приказу старшего лейтенанта П. Коренкина я поджег здание заставы, и мы начали пробиваться из окружения. На следующий день в районе Шауляя наша группа соединилась со штабом 106-го погранотряда».
Рассказ Валентина Георгиевича о заставе 2 «Д» позже подтвердился документами.
Воспоминания пограничников, переписка с ними помогли восстановить факты истории, а также места расположения всех пяти линейных застав. На четырех из них установлены обелиски.
В. РЕПИН.

http://i047.radikal.ru/1012/92/69d26ae4693c.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #25 : 28 Декабря 2010, 19:02:40 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 38 от 28 мая 1985 года, страница 4

Подвиг Анны
- В Литве, в десяти километрах от местечка Швекшно, находилась наша 10-я застава 105-го пограничного отряда, - рассказывает бывший пограничник А. Нугаев. - Перед рассветом 22 июня 1941 года фашисты пошли в наступление. Начальник заставы лейтенант Михаил Томельгас приказал подпустить врага поближе. Попав под перекрестный огонь, фашисты залегли, но офицеры снова подняли их в атаку.
По команде лейтенанта Томельгаса ударил станковый пулемет, находящийся в засаде. Гитлеровцы не выдержали, повернули вспять. Пограничники, ободренные успехом, поднялись в атаку. С криком «ура!» они преследовали неприятеля до моста. Вместе с пограничниками сражалась и жена начальника заставы Анна.
Перегруппировав силы, фашисты с трех сторон пошли в атаку, стремясь взять заставу в «клещи». И эту атаку пограничники отбили.
Но враги все напирали. Связи с комендатурой и другими заставами не было. Посланные для связи пограничники погибли. Наши потери росли с каждым часом. В этот критический момент Аня Томельгас вызвалась пройти в комендатуру. Она оставила своего грудного ребенка под опекой пожилой литовской женщины, работавшей на заставе прачкой, переоделась в крестьянскую одежду и на велосипеде добралась перелесками до Швекшно, где располагалась комендатура.
Вернулась, наконец, Анна и сразу кинулась к ребенку. Вся застава замерла в ожидании ее сообщения. Анна, пытаясь унять волнение, рассказала, что комендатура цела, обороняет Швекшно, связи пока ни с отрядом, ни с округом не имеет. Заставе приказано держаться.
А фашисты предпринимали одну атаку за другой. Застава истекала кровью. И тогда Анна снова решила прорваться к комендатуре, переодевшись на этот раз в другую одежду. Она проезжала мимо немцев, отпускавших по ее поводу плоские шуточки, улюлюкающих и посвистывающих ей вслед. Только жгучая ненависть к врагу, стремление помочь родным пограничникам вели ее к цели. И она выполнила задание. Вернулась и передала приказание: «Прорваться к комендатуре».
Пограничники выполнили приказ.
В. ГОЛАНД, (ТАСС).
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #26 : 28 Декабря 2010, 19:04:10 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 46 от 24 июня 1987 года, страница 4

ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ
Мы идем по городку с председателем его исполкома А. Дамийонайтисом. Я у него в гостях впервые, и меня прежде всего интересует то, что связывает городок с памятью о советских пограничниках. Благо, Кудиркос Науместис такой, что за полчаса его можно пройти из конца в конец.
В городке и сегодня живет Галина Бедина - дочь того самого капитана, что в грозном 1941 году возглавлял здесь погранкомендатуру. Она хорошо помнит 1940 год, приезд семьи в Литву - ей шел тогда шестнадцатый. Отец уже был опытным офицером, и ему предлагали должность в штабе 106-го погранотряда, но он попросился непосредственно на границу.
Тепло встретили тогда советских пограничников жители Кудиркос Науместиса. Семьи офицеров были расселены по лучшим квартирам. А война уже была рядом, и становилось очевидным, что предотвратить ее не удастся.
Первым на рассвете 22 июня 1941 года пал боец, стоявший на посту у моста через Шешупе. Кирпичное здание комендатуры капитан Бедин превратил в маленькую крепость и с горсткой бойцов защищал ее до тех пор, пока взрывы вражеских снарядов не погребли пограничников под его обломками.
В трагическом положении с приходом оккупантов оказались семьи пограничников. До весны 1942 года они находились в городке, но ежедневно должны были отмечаться в полиции. А как жить, чем питаться? И тут на помощь пришли жители городка и окрестных деревень. Они стали приносить пищу, причем ухитрялись делать это тайком, ибо оказание любой помощи русским, тем более семьям командиров, строго воспрещалось.
Потом семьи пограничников гитлеровцы заключили в поместье Путинай, надеясь заморить их голодом. Но и здесь на помощь узникам пришли литовские крестьяне. Осенью 1943 года семьи пограничников были отправлены в Германию.
- Красная Армия освободила нас второго мая сорок пятого года, - рассказывает Галина, - и, мама сказала, что мы вернемся к своим. Этими своими за короткий срок стали для нас прежде всего семьи Кудиркос Науместиса.
Прасковьи Ивановны Бединой сегодня нет в живых. Она похоронена рядом с теми, кто в грозную годину делился с ее семьей куском хлеба. А ведь были у нее и близкие, и родственники в Краснодарском крае, которые не отказали бы ей в тепле. И все же она вернулась с тремя детьми сюда, в Литву.
Сейчас отряды пионерской дружины средней школы имени В. Кудирки носят имена Ивана Бедина и его помощника по политчасти Александра Арцишевского. Пионеры свято хранят память защитников границы, поддерживают связь с их родственниками. Всегда желанные гости школьников вдова лейтенанта Константина Гонцова, инициатор создания в 1940 году пионерской дружины В. Клешнина, муж которой тоже погиб на границе, и, конечно же, Галина Бедина.
В школе создана комната боевой славы. В ней среди (многочисленных экспонатов хранятся личные вещи павших защитников границы - родственники погибших героев-пограничников их подарили школьникам.
На берегу Шешупе, где прогремели первые выстрелы войны, председатель горисполкома показал мне недавно открытый памятный камень павшему на боевом посту часовому-пограничнику. Здесь же. в окрестностях города, головные части Красной Армии, сломав яростное сопротивление противника и перейдя старую государственную границу, первыми вступили в Восточную Пруссию. Увековечено и это событие: на противоположной окраине городка на пьедестале замерла пушка.
Жители городка любят принимать гостей. Особенно они рады встречать тех, кто здесь сражался и родственников павших. Всех приезжающих устраивают у себя на квартирах.
Кудиркос Науместис, как и любой другой населенный пункт, постоянно меняется - растет вширь, хорошеет, благоустраивается и уже мало похож на тот, довоенный поселок у границы. Но в самом его центре есть место, которое неподвластно времени, на нем по решению горожан никогда не будет построено что-либо современное. Это - фундамент здания комендатуры и скромный обелиск, на котором высечены фамилии павших в первый день войны пограничников. Так здесь хранят память.
Минувшим летам, когда со дня вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз исполнилось 45 лет, меня навестил ветеран 105-го погранотряда Николай Николаев, и мы совершили поездку по участку бывшей государственной границы, посетили те места, где воины Швекшненской комендатуры этого отряда своей кровью обагрили родную землю. Мы хотели узнать, что хранит в этих местах народная память о подвиге советских пограничников. Именно о подвиге. Ибо Швекшненская комендатура сдерживала натиск врага без малого сутки, геройски дрались с многократно превосходящими силами врага все четыре ее заставы.
В деревне Яуняй, где располагалась застава лейтенанта Василия Шунина, мы встретились со старожилом Ю. Русвалтасом, который теплым словом отозвался о пограничниках, рассказал, как участвовал в захоронении погибших, а потом, после освобождения, - в перемещении останков на воинское кладбище. С некоторыми старожилами мы побеседовали в деревнях Инкакляй, Гайлайчяй и Айсенай, где до войны располагались заставы лейтенантов Виктора Томельгаса и Федора Кухаренко, младшего лейтенанта Иллариона Алексеева. Примечательно, что люди не только рассказали нам о том, как они общались с пограничниками, как зарождались добрые узы взаимопомощи, но и своими воспоминаниями внесли новые штрихи в общую картину разгоревшихся здесь ожесточенных приграничных боев.
В Швекшне на здании Совета мы увидели мемориальную доску, напоминающую о том, что именно здесь дрались с захватчиками и не отступили советские пограничники. Однако по скромному обелиску, установленному на братской могиле вблизи здания, не смогли определить, кто же конкретно здесь покоится. Думается, что конкретизировать, уточнить надпись было бы несложно.
В тех местах в Яуняе и Инкакляе, где дотла сгорели все постройки застав, сегодня стоят новые усадьбы, и если б не рассказы живых свидетелей, никто бы и не знал, что происходило здесь 22 июня в сорок первом. В Гайлайчяе на месте заставы мы нашли только бурьян и давно заваленный колодец, еле-еле отыскали следы окопов.
Если представляет трудность поставить на местах застав памятные камни, как это сделано на окраине Кретинги или в деревне Трумпининкай Таурагского района, где располагались 4-я и 15-я заставы, то установить, к примеру, пограничный столб с незатейливой табличкой без особого труда могли бы местные жители. Конечно, при содействии руководителей хозяйств и представителей Советской власти. Помочь им в этом благородном деле, думается, не отказалось бы и командование дважды Краснознаменной пограничной части (г. Клайпеда).
Мы побывали также в Аисенай, постояли у деревянного и уже находящегося в аварийном состоянии дома, в котором располагалась 8-я застава. Сохранились чердак и слуховое оконце,, через которое стрелял в фашистов из пулемета начальник заставы И. Алексеев. Кстати, на этом чердаке они погиб. Мы разговаривали с секретарем парторганизации колхоза «Пионерюс» С. Станюлене, а затем и с председателем С. Грейвисом о целесообразности реставрации этого дома и очень рады, что нашли взаимопонимание. Они дали нам слово, что уже в году 70-летия Великого Октября этот дом будет отреставрирован, к нему прикрепят мемориальную доску, а в одной комнате, возможно, будет открыта экспозиция.
Председатель Кудиркос-Науместисского горисполкома А. Дамийонайтис рассказал мне, как жители городка отметили нынче День Победы. Прежде всего, венки и цветы были возложены к памятному камню павшему на посту пограничнику, а потом праздничная колонна, впереди которой шли ветераны Великой Отечественной войны, двинулась по улицам. У обелиска на месте комендатуры почтили память ее защитников и вышли к символу освобождения - пушке. Весь город отдал дань памяти тем, кто встретил здесь врага огнем в сорок первом и кто изгнал его в сорок четвертом.
Мы много говорим и пишем о памяти. Она для нас священна. Однако время берет свое, и все меньше остается самих защитников Родины - участников сурового лихолетья и очевидцев их подвига. Закрепить события все более удаляющихся лет в памяти новых поколений суждено нам, она, эта память, должна быть мощным подспорьем в борьбе за торжество мира и разума.
Р. ГРЕЙЧЮС.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #27 : 28 Декабря 2010, 19:05:44 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 62 от 19 августа 1987 года, страница 4

ПО МЕСТАМ БОЕВ
В музее боевой и трудовой славы Прекульской средней школы Клайпедского района собрано много интересного из истории бывшего 105-го погранотряда. Этому музею уже около 20 лет. У истоков его создания стояли писатель Римантас Грейчюс и офицеры дважды Краснознаменного пограничного отряда (г. Клайпеда). Музей ведет большую поисковую работу, занимается сбором материалов, перепиской с бывшими пограничниками, семьями и родственниками погибших в Великой Отечественной войне, участвует в традиционных встречах ветеранов, организует вахты Памяти, уроки Мужества, ведет переписку с выпускниками школы, проходящими ныне, службу в Вооруженных Силах СССР.
В начале прошлого учебного года на совместном заседании комитетов комсомола школы и ДОСААФ было принято решение провести операцию «Граница», во время каникул пройти по маршруту довоенной границы с целью сбора материала и пополнения фонда музея.
И вот сдан последний экзамен. Учащиеся 9-х классов отправляются в поход по бывшей границе, которую охраняли воины погранотряда.
В Музее боевой славы погранотряда, откуда начался маршрут экспедиции, наши ученики - частые гости. Экскурсию по истории пограничных войск и погранотряда, почетными пограничниками которого были В.И. Ленин и Максим Горький, отлично провел ефрейтор Виктор Шапошников. Особый интерес у ребят вызвала коллекция собранного здесь оружия, а также рассказ Виктора о современной службе пограничников. С волнением рассматривали ученики легендарное Красное Знамя ВЦИК, врученное воинскому коллективу за успешную борьбу с басмачеством. Бережно хранят и умножают боевую славу дважды Краснознаменного пограничного отряда воины 80-х.
И вот мы на старой границе. В парке поселка Швекшна Шилутского района стоит красивое здание. На нем - памятная плита с надписью: «Здесь в 1940-1941 гг. находилась 3-я комендатура 105-погранотряда». Жители Швекшны знают, что 22 июня 1941 года в течение 22 часов защищали городок мужественные воины-чекисты под командованием капитана М. И. Леванова. В смертельной схватке с врагом бились они до последнего дыхания.
На могильных камнях воинского кладбища в Жемайчю-Науместисе, где находилась 4-я комендатура, высечены имена. «Лейтенант В.К. Лесько» - гласит одна из надписей.
Начальнику 12-й заставы, что располагалась на краю города Жемайчю-Науместиса. Лейтенанту Лесько было тогда 23 года. Чуть выше среднего роста, сероглазый весельчак, он хорошо плясал под гармонь. Таким и остался в памяти своих боевых товарищей.
...В предрассветное небо взмыли красные ракеты. Пограничники заняли круговую оборону и вступили в бой. Когда вспыхнуло пламенем деревянное здание заставы, лейтенант, собрав оставшихся в живых бойцов, с ручным пулеметом стал пробиваться к сражавшейся комендатуре. Но в городок уже ворвались гитлеровцы и окружили здание комендатуры. Прорваться к своим стало невозможно.
Лейтенант Лесько занял с бойцами один из домов. Из окон на врага посыпались пули, полетели гранаты. Однако фашисты сумели подобраться, к стенам дома. Облитая бензином деревянная постройка в одно мгновение вспыхнула огромным факелом. Объятый пламенем, в дверном проеме возник лейтенант Лесько. В него не стреляли, смотрели, выжидая, что будет дальше. А он подошел к группе фашистов и подорвал себя и их гранатой.
Его похоронили местные жители здесь же, у небольшого ручейка.
2-я комендатура располагалась напротив нынешнего здания автостанции в Гаргждае. Рядом - райвоенкомат и 1-я средняя школа.
Начальником штаба погранкомендатуры был лейтенант С.Е. Фомин, погибший 22 июня 1941 года в Гаргждае. Вот как описывает писатель и журналист Римаитас Грейчюс, когда-то работавший в нашей школе учителем литературы, со слов жены и дочери С.Е. Фомина его первый и последний бой с фашистами.
«...В тот вечер домой вернулись поздно. Ложиться не спешили, муж был молчалив, чем-то озабочен, Дочка, ей было шесть лет, поставила в воду букет ромашек, села рисовать гусей, потом легла спать. Мы тоже легли, но никак не могли уснуть, Кажется, и не удивились, когда под утро раздался стук в дверь. Степан вскочил и выскользнул в сени. Я, не вытерпев, подбежала к двери, услышала:
-...Прибежали собаки. Начальник заставы отправил поисковые группы. Нашли убитых наших ребят.
Степан вбежал в комнату, стал торопливо одеваться. Ни слова не сказав, ушел.
Он вернулся, когда мгла раннего утра уже смешалась с едким дымом. Ко мне прибежали жена коменданта Радченко с трехлетней дочкой, еще несколько жен пограничников. Степан вошел, прихрамывая. Лицо в копоти, волосы взлохмачены. Сказал коротко:
- Если что, бегите ближе к заставе. Мне нужно в штаб, там документы...
Взрывы раздались совсем рядом. Во дворе застучал пулемет. Мы бросились в кухню, спрыгнули в подвал. Потом услышала голос Степана:
- Дуся, пить...
Я выбралась из подвала, увидела в комнате мужа, он лежал на спине, на груди темнело кровавое пятно.
Схватила я со стены ковш, зачерпнула из ведра воды, но в это время за окном грохнули выстрелы. Посыпались стекла, пуля ударилась в ковш, отскочила от него в большой глиняный кувшин, висевший на стене...
Я бросилась на пол, подползла к мужу. Он пил долго...
В это время отворилась дверь, в комнату ввалился мужчина в серой одежде, с засученными рукавами. Оттолкнул меня так, что я упала, ударилась головой о стенку. Он рылся в карманах мужа, что-то бормотал.
Очнувшись, я вскочила, схватила незнакомца за плечи и закричала:
- Что ты делаешь? Вон отсюда!
Перед глазами сверкнул нож. Меня спасла Валя...
...Валентина продолжала рассказ своей матери:
- Нас так и не обнаружили тогда в подвале. Даже мы, дети, молчали. Потом шум наверху стих. Вскоре почувствовали запах дыма, услышали треск огня над головой. Мама заявила: «Никуда не пойдем, в плен не сдадимся. Умрем здесь».
Подвал наполнялся дымом, труднее становилось дышать. Я прижалась к маме, а она плачет, слезы мне на волосы капают. Я не выдержала, начала ее трясти, кричать: «Мама! Не хочу умирать, не хочу гореть!».
Женщины зашевелились, застонали, выбили стекло маленького оконца, подняли и вытолкнули детей, вылезли сами. Здание уже занялось огнем, во все стороны летели искры. Выбравшись, мама закричала: «Степан!» - и хотела броситься в дом. Женщины схватили ее, повели к колодцу, обрызгали водой.
Я тогда не знала, что в горящем доме остался тяжело раненый отец, но дикий крик мамы, пожар глубоко врезались в память.
Женщины хотели идти на кладбище, но я закричала, так как боялась могил. Побежали в сторону реки Минии, спрятались в яме, где хранили когда-то картофель. Там просидели ночь, а утром нас нашли фашисты. Посадили в машину, повезли. В кузове с нами сидели несколько раненых пограничников. Среди них мама узнала Зайцева. Он был изувечен, руки висели плетьми. Оказалось, Зайцев, узнав, что тяжело ранен начальник штаба, пополз к дому, увидел, как он начал гореть, бросился в огонь и вынес отца еще живым. Но тут подоспели фашисты, выкрутили Зайцеву руки, избили, а отца, раскачав, бросили в огонь…».
Наша экспедиция побывала в местечке Пришманчяй. Здесь размещалась 3-я застава. Ее начальником был лейтенант Григорий Иванович Петрашин. О том, как яростно сопротивлялись пограничники этой заставы натиску врага в первый день войны, написано немало. Вот строки из письма политрука резервной заставы 1-й комендатуры М. Уютова о первых минутах войны:
«В 3 часа 50 минут взошло солнце. Светло. Тихо, слышно пение птиц, а в 3.51 земля и воздух вдруг были потрясены артиллерийским минометным огнем, воем сирен, треском пулеметов, автоматов, скрежетом танков и мотоциклов без глушителей.
Когда я выбежал с заставы, то ничего не увидел; воздух буквально накалился, смешался с землей и металлическим смерчем осколков и стружки от разорвавшихся мин. Стало темно. Нечем дышать.
Подходят раненые и докладывают, что немцы режут проволочные заграждения и в проходы бросаются с мотоциклами, пулеметами и т.д.
На мой запрос дежурный по 105-му погранотряду ответил, что это, видимо, англичане по ошибке бомбят Клайпеду (а это имело место до нападения на нас) и что это провокация немцев на границе. На этом связь прервалась, и мы начали бой.
Оттянув убитого пулеметчика, я и старшина Бурцев легли за пулеметы и стали косить цепи немцев...».
Наш путь лежал в Кретингу, туда, где раньше стоял штаб отряда. Начальником отряда накануне войны был майор П.Н. Бочаров, опытный пограничник, коммунист.
В 1939 году за героизм, проявленный при ликвидации банд басмачей, его наградили орденом Красного Знамени, Кстати, по номеру этого ордена и было определено впоследствии место гибели командира и его боевых товарищей - деревня Щемятайчяй Акмянского района Литовской ССР.
Начальником политотдела был батальонный комиссар И.Е. Лесняков, член ВКП (б) с 1923 года. Он тоже погиб в неравном бою с фашистами у деревни Шемятайчяй. Это было 26 июня 1941 года.
Участники похода осмотрели краеведческий музей, побывали в музее боевой славы кретингского СПТУ-18, где собран огромный материал о защитниках и освободителях Кретинги и района. А затем отправились в Димитравас. В годы войны здесь располагался концлагерь, в котором томились в неволе семьи пограничников, не успевшие эвакуироваться, В основном это были женщины и дети. Перед своим бегством из Димитраваса у подножия горы Алки захватчики уничтожили 510 человек. Часть их была погребена заживо... В димитравасском музее нам рассказали об истории концлагеря, на территории которого еще до войны томились подпольщики и видные политические деятели Литвы. Особенно взволновала всех весть о том, что жена советского офицера Анна Шпаковская родила в лагере сына, выходила и уберегла его от смерти. Помнится, в мае 1975 года в Паланге состоялась традиционная встреча ветеранов советской границы. Рядом с матерью, Анной Шпаковской, был ее сын - офицер Евгений Шпаковский, место рождения которого - димитравасский концлагерь.
Из Димитраваса участники похода возвращались несколько подавленные. На сознание ребят давило услышанное. Увиденное тронуло их за живое. Теперь нам предстоит большая работа. Нужно обобщить собранный материал. Фонд школьного музея пополнится новыми материалами.
В. ГУЛЕВСКИЙ,
военрук Прекульской
средней школы.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #28 : 28 Декабря 2010, 19:07:45 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 18 от 12 марта 1985 года, страница 4

ПЕРВЫЙ БОЙ КОМИССАРА ШАДРИНА
2 августа 1944 года дивизион капитана П. Пелипаса 142-й бригады 33-й армии из района г. Вилкавишкис произвел первый артиллерийский залп по военным объектам в г. Ширвиндте.
Возмездие настигло фашистов и в этом логове, откуда они начинали свой варварский поход на нашу страну в июньское утро 1941-го года. Тогда на этом, участке несли службу по .охране государственной границы воины 12-й заставы 106-го пограничного отряда. Они первыми и приняла на себя удар подлого врага.
О событиях этого первого боя рассказал в своих воспоминаниях его участник Шадрин Павел Иванович. Недавно мне удалось встретиться с сыном П.И. Шадрина - Юрием Павловичем, который и познакомил меня с его записками, рассказал о судьбе своего отца.
П.И. Шадрин начинал свою службу в 30-е годы на границе с Китаем в должности комиссара маневренной группы погранотряда.
В январе 1940 года Павел Иванович Шадрин выехал в Москву - на 8-месячные курсы усовершенствования политического состава при Высшей) пограничной школе. Но учебу на курсах пришлось прервать. Почти в самый канун войны он получил команду выехать в город Гродно, где в то время располагался штаб 106-гo погранотряда. В составе этого отряда он и прибыл в Литву на границу с Восточной Пруссией. Через год после Победы он писал об этих первых днях на новом месте: «В последние месяцы накануне Великой Отечественной войны - в приграничной полосе и прикордоне на территории сопредельного государства чувствовалась большая оживленность. Под видом беженцев, недовольных режимом Гитлера, немецкая разведка засылала в наш тыл хорошо обученных шпионов и диверсантов. Все это заставляло нас быть постоянно начеку, готовыми к любым неожиданностям».
В состав 3-й комендатуры 106-го пограничного отряда, где политрук Шадрин был заместителем командира капитана И. Бедина, входило 6 застав (5 линейных и одна резервная).
Резервная застава располагалась на стыке между 11-й и 12-й заставами.
Штаб комендатуры находился в городе Кудиркос-Науместис.
Через реку Ширвиндт был мост, посередине которого проходила линия государственной границы. Вблизи него располагалась 12-я застава, которой командовал лейтенант Борщ. Кроме пограничников других воинских частей в городе не было. А по ту сторону границы, всего в четырехстах метрах от заставы, начинался немецкий город Ширвиндт, в котором с начала июня 1941 года скопилось много боевой техники и армейских подразделений
В ночь на 22-е июня политрук П. Шадрин был направлен на 12-ю заставу. Начальник заставы обрадовался политруку. Доложил, что немцы ведут себя каким-то странным образом. Буквально напротив заставы расположилась рота автоматчиков. Несколько наблюдателей неотрывно следят за нашей территорией. На всех домах и даже на деревьях аллей с утра 21 июня фашисты развесили флаги со свастикой. Политрук решил немедленно доложить об этом в штаб части. И тут в канцелярию заставы вошел дежурный, доложивший, что линии связи по всем направлениям нарушены. Оставалось рассчитывать только на свои силы. А на заставе было 20 человек личного состава да несколько проводников службы собак, прибывших на усиление. Политрук посмотрел на часы и тихо произнес:
- Уже двадцать минут четвертого.
Начиналось утро 22-го июня 41-го года.
Война накатывалась страшной волной, и многие из пограничников еще не знали, что им суждено будет погибнуть в ее первые минуты.
После первого залпа по городу несколько снарядов попало прямо в здание заставы и другие постройки военного городка.
Вспоминая о первых минутах боя в районе 12-й заставы, политрук Шадрин много лет спустя писал: «Ровно в четыре часа перешла границу колоннами немецкая пехота. Шедшие впереди офицеры громкими пьяными голосами орали что было силы «Хайль Гитлер». Лейтенант Борщ обратился ко мне с вопросом, что предпринять. Я откровенно ответил ему, что и сам не знаю. Но фашисты быстро приближались к заставе, оставляя нам на раздумье все меньше времени. Находившиеся уже в окопах пограничники только и ждали команду на открытие огня. И вот, когда до первых шеренг противника оставалось метров 100, я подал эту команду. Несмотря на плотность нашего огня, отдельным фашистам удалось приблизиться к нашему опорному пункту на дальность броска гранаты. И тогда в дело вступила группа контратаки, которую специально подготовил и возглавил сам начальник заставы. В один из моментов под прикрытием огня станковых пулемётов она так удачно контратаковала фашистов, что те пришли в буквальном смысле слова в изумление от этой нашей дерзости.
В пылу боя на какое-то время я потерял лейтенанта из виду. А когда вновь нашел его, то увидел, что он был весь изранен, но продолжал вести огонь по противнику из пулемёта. Рядом с ним на дне окопа находилось много раненых пограничников.
Вспоминав об указаниях штаба на случай обострения обстановки на границе, я принял решение организовать отход, пока застава не попала в полное окружение. Сформировали группу прорыва, которую возглавил старшина заставы Круглов. Именно благодаря мужеству этих парней нам удалось добраться до плотины. В это время фашисты заметили наш маневр и открыли по дамбе сосредоточенный огонь. Но пути назад у нас не было. Презирая смерть, мы решили броском преодолеть этот страшный участок»,
После выхода из окружения политрук П. Шадрин был направлен в Москву – на формирование стрелковой дивизии. Ставка направила ее под Ленинград. Там политрук Шадрин получил новое назначение. Стал инструктором пропаганды при политотделе стрелковой дивизии, которой командовал полковник Ермаков. С этой дивизией Павел Иванович прошел весь путь до Берлина и закончил войну в звании подполковника.
В. РЕПИН.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #29 : 28 Декабря 2010, 19:14:02 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 45 от 21 июня 1987 года, страница 4

ТОТ ПЕРВЫЙ БОЙ
...В ночь с 21 на 22 июня 1941 года началось движение боевой техники на территории Германии, вблизи государственной границы СССР, Оперативный дежурный по 105-му Таурагскому пограничному отряду младший политрук А. Ионин первым сообщил на заставу обо всем, что происходило на сопредельной стороне. Это был последний телефонный звонок. Вскоре связь прервалась - и с отрядом, и с комендатурой, и с заставами на флангах...
Поднявшись по тревоге, пограничники перенесли из складов в окопы боеприпасы, вышли в опорный пункт и заняли оборону. Чувствовали: в эту ночь готовится вооруженное нападение на Советский Союз. Под утро мы услышали гул вражеских самолетов, взявших курс на восток. И тут же раздались мощные разрывы артиллерийских снарядов, от которых загорелись постройки нашей заставы.
После артподготовки наступило затишье. Было оно недолгим. Потом опять началась перестрелка, и, увидев шагающих по нашей земле фашистов, мы поняли: это - война!
Перерезав проволочные заграждения, захватчики, вооруженные до зубов, ехали на мотоциклах. За ними плотными цепями шла пехота. Гитлеровцы шли уверенно, в полный рост, с засученными по локоть рукавами, в касках и с ранцами за плечами, крепко сжав автоматы. Когда расстояние между фашистами и нашими окопами сократилось до 30-40 метров, мы открыли плотный огонь.
В шеренгах врага началась паника. Они ведь были уверены, что на территории пограничной заставы не осталось ни одного человека. Два пулемета - мой и сержанта П. Миссюры - застрочили по фашистам. Мы старались не давать возможности врагам прорваться к городу.
Атака была отбита. Во время короткой передышки начальник заставы старший лейтенант Д. Холод провел разбор наших боевых действий. Похвалил пограничников за меткие выстрелы. Правда, командовавший левым крылом обороны младший политрук Кваша заметил, что так близко подпускать фашистов опасно, с такого расстояния им ничего не стоит забросать нас гранатами. Замечание политрука учли...
И вновь бой. Минометный обстрел сменился атакой вражеской пехоты. На левом крыле обороны появились танки. Заставу обстреливали и самолеты. Мы стали терять товарищей. Помню, первым погиб Иван Акулов. А к исходу дня осталось всего 6 пограничников. Боеприпасы были почти полностью израсходованы.
...Туманным утром следующего дня начальник заставы повел оставшихся в живых бойцов на поиски своих. Нелегким оказался тот путь через поля и леса, по которым уже продвигались в глубь нашей страны вражеские войска. Мы то ползли, то короткими перебежками пробирались от одного укрытия к другому. Шел только второй день войны, но на нашем пути встречалось множество убитых фашистов, их искореженной техники. Не так-то просто достались врагу первые метры советской земли.
Лучше всех знал местность в районе нашего нахождения пограничник по фамилии Горохов. В плотном тумане он вел нас по направлению к деревне Будвица, что находилась километрах в трех от заставы. Вскоре мы узнали, что деревня занята фашистами: те уже устанавливали там свои порядки. Повсюду расклеили листовки на русском языке, в которых говорилось о грозящей жестокой расправе над теми, кто прячет или помогает красноармейцам.
Тем не менее, мы установили связь с местными жителями, а после этого укрылись в лесу. Когда стемнело, в условленное место из деревни пришел крестьянин. Принес еду, сообщил о том, что вся округа занята гитлеровцами, а город Таураге, где находился штаб отряда, разрушен в первые же часы войны...
 Изможденные, без патронов, несмотря на постоянную опасность, в течение нескольких дней мы не теряли надежды соединиться с советскими войсками. Наконец, наш начальник принял решение: разделиться по двое и дальше продвигаться самостоятельно.
...Кто остался жив из тех шестерых и продолжал бить фашистов, а затем праздновал День Победы, я долгое время не знал. Шли годы, а я все отчетливее видел тот первый бой и понимал: наш путь к победе начинался там, на пограничной заставе. Как-то случайно узнал о том, что в истории боевых действий нашего отряда, особенно в первые дни войны, немало неточностей. Я, живой свидетель тех боев, решил внести поправки. Начал поиск 6 бойцов, с которыми распрощались 26 июня в сорок первом. Посылал запросы в военкоматы, переписывался с родственниками погибших. Наконец, разыскал начальника заставы Д. Холода.
В 1985 году, когда наш народ праздновал 40-ю годовщину Великой Победы, я приехал в Литву, туда, где встретил войну. Посетил и современные заставы, встретился с молодыми пограничниками. Вместе с некоторыми из них 22 июня отправился на места первых боев. Поворот на шоссе Таураге - Клайпеда, тополиная аллея. За ней и стояла наша застава. Проходя по теплой распаханной земле, я вспоминал, как, оборонялись мы в сорок первом. Окопы заросли, теперь они похожи на канавки, что по обочинам дорог. Затягиваются раны на теле земли... Я рассказывал молодым солдатам не только о том, как началась Великая Отечественная война, но и о своей дальнейшей службе, о том, как самоотверженно защищали советские люди каждую пядь своей Родины, как выстояли и победили.
На следующий день в Литву приехал Д. Холод. Он, как и я, провел экскурсию с молодыми воинами. Наши воспоминания дополнил и бывший батрак с хутора Мурделяй. Он видел те бои, помнит, как сражались и погибали пограничники.
О том первом бое я рассказывал тогда и в райкоме партии. А спустя ровно год на месте боев в память о воинах заставы, погибших в неравном сражении с немецко-фашистскими захватчиками 22 июня 1941 года, был воздвигнут памятник. Я приехал на торжественное открытие памятника и на этот раз встретился еще с пятью ветеранами Великой Отечественной войны - пограничниками 105-го отряда, участвовавшими в первых боях, с родственниками бойцов, которые не дожили до Дня Победы.
Теперь к памятнику приходят люди, возлагают цветы. Здесь молодые воины Страны Советов клянутся с честью служить своей Отчизне, не забывать подвигов, совершенных пограничниками в далеком сорок первом.
Н. НИКИТИН.

http://s54.radikal.ru/i146/1012/65/29eb01c34737.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #30 : 28 Декабря 2010, 19:21:49 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 33 от 8 мая 1985 года, страница 3

ФРОНТОВИКИ, НАДЕНЬТЕ ОРДЕНА
В 17-м Брестском пограничном отряде в должности офицера комендатуры встретил войну Давид Михайлович Милославский.
Д.М. Милославский: Начало войны для меня и моих товарищей не было неожиданностью. 20 июня местный житель с сопредельной стороны на участке нашей комендатуры подплыл к середине реки Буг и, увидев наш пограничный наряд, передал ему выкриком, что 22 июня в 4 часа утра начнется война. Данные, которыми мы располагали, не вызывали сомнения в достоверности этих сведений. Известие было срочно отправлено в Москву... Но времени для подготовки к отражению агрессии оставалось очень мало. Тем не менее пограничники нашего Брестского отряда стойко и мужественно встретили врага.
В конце войны я был офицером штаба Украинского пограничного округа во Львове: Мы вышли на восстановленную границу, но бои продолжались. Их пришлось вести против банд буржуазных националистов. Вот и 9 мая одна из таких банд предприняла попытку перейти границу. Завязался жестокий бой, в котором мне довелось участвовать. Банду мы разгромили...
Семнадцать лет было Василию Федоровичу Никитину, когда началась война. Добровольцем он ушел на фронт, воевал во взводе разведки.
В.Ф. Никитин: Перед началом войны я работал на заводе в городе Пензе. О начале войны узнал из сообщения по радио. Патриотизм наших людей был очень высок. Многие уже на другой день направились в военкомат с просьбой отправить их на фронт. К станкам встали женщины и подростки. Нас, молодых, тогда не отпустили. И только в ноябре 1943 года я впервые принял участие в боях за Кхорский перевал на Кавказе. Воевал в частях НКВД, в их составе и вышел на советско-польскую границу. Стране нужны были кадры для охраны границы. Среди отобранных оказался и я. Был направлен в Ленинградское пограничное училище. В училище и встретил День Победы.
Двадцать семь лет служил в пограничных войсках, а последние годы в нашем округе, кавалер трех орденов Славы Владимир Трофимович Колесник, прошедший дорогами войны от Калуги до Праги…
В.Т. Колесник: Когда началась война, я учился в девятом классе. На фронт попал в 1942 году к началу жестоких боев за Воронеж. Только из нашего района ушло на фронт свыше 12 тысяч человек. Более пяти тысяч было награждено орденами и медалями за храбрость и отвагу. Двенадцати было присвоено звание Героя Советского Союза. Четверо стали полными кавалерами ордена Славы. Каждый второй ушедший на фронт не вернулся...
Известие о капитуляции Берлинского гарнизона наш полковой радист поймал, когда мы находились в небольшой австрийской деревеньке. Потом мне еще довелось участвовать в боях за Прагу, но тот день я запомнил особо. Мы как раз освободили из плена большую группу советских граждан, угнанных в рабство: женщины, дети, около 250 человек. Так и стоят они у меня перед глазами...
Воевал в 135-м стрелковом полку 6-й стрелковой дивизии войск НКВД по охране тыла действующей армии, а впоследствии охранял границу Петр Самойлович Чепченко.
П.С. Чепченко: Когда началась война, я служил во внутренних войсках в Ашхабаде. С января 1942 года уже был на Калининском фронта, потом на 2-м и 1-м Белорусском. Не раз доводилось участвовать в ликвидации диверсионных групп и десантов противника в прифронтовой полосе...
9 мая я встретил в Ленинградском пограничном училище. Все курсанты спали. Вдруг дневальный объявляет: «Тревога!... Победа!!!» Все повскакивали, схватились за оружие. Но салютовать не пришлось: боеприпасы были опечатаны.
Принял самое активное участие в боях с остатками фашистских группировок, выходящих из окружения, в борьбе с националистическим бандитизмом на завершающем этапе войны в Советской Прибалтике бывший начальник КПП «Лиепая» и «Вентспилс», ОКПП «Архангельск» Розинкин Михаил Трофимович.
М.Т. Розинкин: Когда началась война я был в школе сержантского состава в Приморье. Оттуда и поехал в Орджоникидзевское пограничное училище на курсы младших лейтенантов. После служил на советско-турецкой границе. В 1944 году был направлен во вновь формируемый пограничный отряд для охраны западной границы.
Победу встретил в местечке Вийверы как раз между Каунасом и Капсукасом. И не было для нас известия радостнее. Но и на третий, и на четвертый, и на пятый день после окончания войны мы теряли пограничников в боях. Еще долго для нас продолжалась война.
В составе 97-го пограничного полка [правильно - отряд] от станции Молодечно Белорусской ССР начал свой боевой путь начальник радиостанции РБМ Александр Степанович Домащенко.
А.С. Домащенко: Начало войны я встретил на пограничной заставе в Закавказье; Как и многие мои товарищи, подал рапорт с просьбой отправить на фронт. Но командование этот вопрос решило только в 1942 году. Участвовал в боях за освобождение городов Вильнюс, Каунас, Шяуляй, Кибартай. Праздник Победы встретил в поселке Козловая Руда [правильно – Казлу-Руда], восторженно встретил, как и все мои товарищи. Но и в этот день наша радость была омрачена. В бою с бандитскими формированиями погибли, помощник начальника политотдела по комсомольской работе Ю. Давидченко [правильно - ВДОВИЧЕНКО Григорий Власович] и офицер штаба П. Машков [В Книге Памяти пограничников не значится]. Нет, совсем не случайно в песне поется, что этот праздник со слезами на глазах...
Адольф Григорьевич Ленский, кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды в годы войны командовал истребительным отрядом, созданным для проведения диверсионной борьбы в тылу противника, участвовал в операциях по уничтожению вражеских гарнизонов в районе оз. Ильмень и Новгорода.
А.Г. Ленский: Войну я встретил в должности начальника КПП «Вентспилс», а вскоре уже был назначен начальником одного из боевых формирований 8-й армии. О том, как воевал, коротко не расскажешь. Трижды наш партизанский полк совершал рейды по тылам врага. Я был тяжело ранен. Около года пролежал в госпитале. Конец войны меня застал в Елгаве. Мы как раз участвовали в ликвидации Курляндской группировки врага. Воодушевлениебыло всеобщее..
В 82-м Рестикентском пограничном отряде, который стойко удерживал порученный под охрану участок государственной границы в течение всей войны, служил Владимир Александрович Чуркин, кавалер шести орденов и многих медалей…
В.А. Чуркин: Война застала меня в пограничном дозоре в Заполярье. Противник с сопредельной стороны обстрелял наш наряд… Когда прибыли на заставу, узнали, что немцы бомбили многие наши города... А вскоре получил первое боевое задание: собрать три ближайшие заставы и вывести в ядро отряда... На второй день я уже участвовал в тяжелом бою за овладение одной из господствующих высот. Немцы подожгли лес, чтобы мы не смогли, пройти. В сплошном огне пришлось пробираться пограничникам. Штыковой атакой победно завершился бой.
В конце войны я уже служил в политотделе округа в Петрозаводске. О подписании акта о капитуляции Германии узнал 8 мая. Позвонили из Мурманска и сообщили, что на американских кораблях, которые стояли на рейде, началась стрельба из орудий, пулеметов... Так я узнал о капитуляции немецкой армии.
Двадцать восемь лет работает в Рижском городском агентстве «Союзпечать» бывший пограничник Иван Егорович Романченко, заслуживший за это время 83 благодарности. В годы войны участвовал в боях за Курск, Киев, Житомир, Пинск, Брест, Варшаву, Лодзь, Познань...
И.Е. Романченко: 22 июня 1941 года наша пограничная комендатура вступила в бой с немецко-фашистскими подразделениями, перешедшими границу в районе Перемышля. С тяжелыми боями мы отходили на восток. Я был командиром отделения ручных пулеметчиков. Стойко держались пограничники, но враг превосходил нас и численностью и оружием. Трудно передать всю горечь наших потерь. Но пришло время, и наша армия неудержимо двинулась на запад. Последний бой, в котором я принял участие, был между Берлином, и Потсдамом. Мы уничтожили вырвавшуюся из Берлина немецкую часть. 5 мая я встретил в Берлине. Помню, ночью поднялась страшная стрельба, но мы уже знали, что война закончилась. На рейхстаге вот не расписался. Там уже стены были так исписаны, что места не осталось. Я видел поверженного врага. Такая участь ждет любого агрессора, который попытается посягнуть на нашу страну. День Победы, сорокалетний ее юбилей – хорошее напоминание всем, кто вынашивает свои бредовые планы о мировом господстве.
Корр.: Спасибо за участие в беседе. С праздником вас, дорогие ветераны.

НА СНИМКЕ слева направо: участники встречи В.Ф. Никитин, П.С. Чепченко, А.С. Домащенко, В.Т. Колесник, В.А. Чуркин, М.Т. Розинкин, Д.М. Милославский, А.Г. Ленский, И.Е. Романченко. Фото А. МУХИНА.

http://i023.radikal.ru/1012/66/82df02c838e5.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #31 : 28 Декабря 2010, 19:22:49 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 8 от 29 января 1987 года, страница 4

КОМЕНДАНТЫ
Они никогда не были знакомы, их пути не пересекались в грозные военные годы. Но близко знать каждого из них посчастливилось мне, и потому считаю своим долгом рассказать о них, солдатах Родины, людях разных и чем-то похожих.
КОМЕНДАНТ УЧАСТКА
Недолго просуществовала в Жемайчю-Науместисе четвертая комендатура 105-го погранотряда. Однако и в короткое время она сумела заставить говорить о себе весь округ. Принявшая под охрану летом 1940 года один из участков прибалтийской границы, комендатура уже весной следующего года была признана образцовой, и сюда часто приезжали офицеры для обмена опытом.
Возглавлял воинский коллектив капитан Василий Матвеев, прошедший к тому времени большую жизненную школу. Требовательность коменданта в сочетании с уважительным отношением к подчиненным - вот что позволило ему в короткий срок сделать охраняемый участок отвечающим всем требованиям того времени.
А над границей уже сгущались зловещие тучи войны.
В ночь на 21 июня на участке четвертой комендатуры был задержан перебежчик. Допросил его сам комендант. Вчерашний рабочий, сегодняшний солдат германской армии сообщил, что гитлеровские войска не сегодня-завтра перейдут границу и начнут войну.
Та памятная ночь выдалась бессонной. Комендант срочно вызвал начальников застав для обсуждения создавшегося положения. Тщательно продумали план совместных действий в случае нападения противника. А до него оставалось всего лишь сутки.
- Задолго до рассвета, - вспоминал впоследствии Матвеев, - винтовочная и пулеметная стрельба, разрывы снарядов и авиабомб слились в оглушительный грохот. Я приказал установить одновременную связь со всеми заставами, чтобы выяснить обстановку. На всю жизнь запомнил короткие рапорты начальников застав, с которыми мне больше не суждено было увидеться.
Участок комендатуры обороняло около пятисот пограничников. А к концу 22 июня в живых осталось всего шестнадцать человек во главе с комендантом! Ни одна из застав не отступила. Погибли и все их начальники: лейтенант В. Лесько в критический момент боя подорвал гранатой себя и группу окруживших его фашистов; младший лейтенант В. Литвинов погиб, обороняя двор заставы; старший лейтенант В. Скивко пропал без вести; лейтенант С. Степанковский убит в перестрелке на участке заставы; младший лейтенант Н. Разин пал смертью храбрых в бою на заставе. Вместе с ним по
гибли жена и двое малолетних детей.
Тяжело было коменданту покидать свой участок границы. Но надо было выполнять приказ - выводить остатки людей. Пограничники уходили в направлении Шяуляя, то и дело вступая в бой с преследовавшими их фашистами.
Наконец Матвеев привел бойцов в расположение 90-й Краснознаменной дивизии. Узнав о прибытии пограничников, комдив полковник Голубев вызвал коменданта к себе.
- Вот что, капитан,-
сказал он голосом неимоверно уставшего человека, - с фашистами деремся третьи сутки, а до сих пор не знаем, какие нас атакуют части. Сможете ли вы со своими пограничниками взять «языка»? Нашим разведчикам это сделать пока не удалось.
Матвеев знал, что его бойцы без пленного не вернутся. Но очень уж было жалко их, только что вышедших из-под ударов превосходящего противника. Отдохнуть бы им. Тем более, что брать «языка» в обстановке, когда наши части отходили, действительно, было нелегко. Комендант раздумывал.
- Что, капитан, пасуете? - с ехидцей спросил полковник. - А я, признаться, надеялся на пограничников.
- Сегодня ночью пленный будет у вас, - чувствуя, как от бессонницы слипаются веки, ответил капитан и поднялся. - Разрешите идти?
У переднего края обороны пограничники встретили пехотинца с наблюдательного поста, который, показывая на кусты вдоль шоссе, сказал:
- Там, в канаве у дороги, полно фрицев.
Расспросив его подробнее, Матвеев узнал, что человек сорок, а то и больше немцев, как-то оказавшихся в тылу наших войск, лежат в канаве по ту сторону шоссе. План созрел мгновенно: надо создать видимость окружения.
От кустов до шоссе было метров шестьдесят. Вместе с осокой они хорошо маскировали пограничников, а кочки создавали надежное укрытие и упоры для стрельбы. Отправив две группы на фланги и выдвинувшись к самой кромке зарослей, капитан увидел по другую сторону дороги лежавших за канавой немецких солдат. Светло-рыжие, толстомордые, они довольно громко разговаривали.
Вдруг откуда-то выскочил их офицер и, что-то крикнув, сбежал в канаву. За ним побежали солдаты. Но в этот момент по фашистам ударили пограничники. Матвеев выстрелил в офицера. Немцы ответили длинными автоматными очередями, застрочил их пулемет. Но стреляли они вслепую, а поэтому косили только кусты.
Несколько вражеских солдат бросились бежать, но их сразу же настигли пули пограничников. Через некоторое время огонь ^фашистов стал слабеть, смолк пулемет. И вот над их позицией появился белый флаг - носовой платок, прикрепленный к стволу автомата.
На шоссе с поднятыми руками вышли десять человек. Пленные оказались группой разведки. Держались они надменно. Рослые, упитанные, с засученными рукавами, фашисты больше походили на палачей, чем на солдат. Таким образом, до наступления темноты, не потеряв ни одного своего товарища, пограничники привели к комдиву вместо одного десять «языков».
Всю эту операцию выполнили девять пограничников, и все они были представлены к правительственным наградам.
Затем фронтовые дороги привели Матвеева к блокадному Ленинграду. До последнего дня обороны города воевал он у родных своих стен, где прошли его детство и юность. Да и не мог он сражаться иначе, ведь в городе на Неве 9 января 1905 года пал на Дворцовой площади его отец - рабочий Устин Матвеев. А на Финляндском вокзале в апреле 1917-го шестнадцатилетний Вася слушал пламенное выступление вождя революции, отсюда после окончания кавалерийских командных курсов в 1919 ушел сражаться с беляками. Там же, в Петрограде, в траурном январе 1924 года вступил в ряды Коммунистической партии. Отдать этот город, колыбель революции, пограничник Матвеев не мог. И бился за него до полной победы.

ВОЕННЫЙ КОМЕНДАНТ
В ясный, непривычно тихий декабрьский день 1944 года старший лейтенант Виктор Максимов ехал в Кретингу. Старая, с потрескавшимися стеклами полуторка подскакивала на многочисленных выбоинах и воронках. Пожилой солдат-водитель на все лады ругал фрицев и войну. Максимову же эта поездка казалась коротким отдыхом после нескончаемых хлопот в Папиле, Векшняе, Мажейкяе, Плунге, перед вступлением в должность военного коменданта - на этот раз в Кретинге.
В памяти всплыл Векшняй.
...Ехал туда на студебекере. Мост через Венту нашел взорванным. Посреди реки 'машина заглохла - ни вперед, ни назад. Мимо проезжали полуторки и подводы. Все спешили, и застывший студебекер никого не интересовал.
Наконец, один водитель притормозил, помог выбраться»
В городке было пустынно. Первый, кого встретил комендант, был аптекарь И. Александравичюс. С ним держал совет, с чего начинать.
Везде трупы: в домах, на улицах, в канавах, на полях. Финал завоевателей. Надо срочно убирать их, а перепуганное население попряталось по хуторам.
Когда, наконец, люди потянулись в свои дома, в них стали взрываться мины. Пришлось вызывать саперов. Работали они долго, очищали дом за домом.
С приходом жителей появились больные. Отправлял их комендант в Папильский военный госпиталь, хотя знал - существовал он не для гражданских лиц. И все же векщняйцев там принимали из уважения к Максимову - бывшему коменданту Папиле.
Памятен случай, когда обратилась к нему женщина за несложной, но срочной хирургической помощью. И вспомнил тогда Максимов свою довоенную профессию, достал скальпель, рискнул.
...Ударили заморозки; позолотили листья кленов, а школа пустует. Разыскал комендант учителя И. Жилявичюса, попросил собрать коллег. Сам назначил старшего пионервожатого. И ожило школьное здание детскими голосами.
Всего тридцать первый год шел тогда старшему лейтенанту. Но за его плечами был уже немалый военный опыт, а на висках прибавилась седина.
Осенью 1936 года молодого зоотехника призвали в погранвойска. Служил на Дальнем Востоке в кавалерийской части, стал старшиной, затем младшим лейтенантом, помощником начальника заставы.
В начале Великой Отечественной Максимов командовал сабельным разведывательным взводом, а затем -эскадроном. Однажды, а было это ранней весной 1942 года, фашисты замкнули вокруг его эскадрона плотное кольцо окружения, предложили сдаться. Сверкнул тогда темными глазами командир, поправил усы и приказал приготовить к бою оружие. Шквалом бури налетели на врага красные кавалеристы - рубили, стреляли, топали. Вырвались. Онемевшей от ударов рукой счищал потом Максимов с одежды и седла поганую вражескую кровь. За этот бой Максимов был удостоен ордена Красной Звезды.
...Гремит полуторка и гремят впереди орудия - бои идут уже за освобождение Клайпеды.

ВТОРОЕ ПРИЗВАНИЕ
И Матвеев, и Максимов демобилизовались сразу же после войны. Матвеев поселился в Риге. Почему там?
- В последних числах июня сорок первого, - рассказывал он мне, - по Риге отходили остатки сто пятого погранотряда, за нами уже шли немцы. На главной улице города, которая теперь носит имя Ленина, с одной из башен по пограничникам открыли огонь из пулемета. С нами была небольшая пушка, и я приказал ударить по этой башне прямой наводкой. Обычный фронтовой эпизод, но после войны меня потянуло приехать и посмотреть на эту башню. Приехал, увидел и ... был потрясен, узнав, что люди назвали ее Матвеевской. Ведь запомнили, кто тогда обезвредил ярого националиста с пулеметом. Вот и остался я жить там, где меня помнили.
Максимов долгие годы жил в Векшняе, а потом перебрался в Мажейкяй. Человек, возвративший к жизни эти города, разделил свою судьбу с ними. Здесь его знает каждый - ведь их военным комендантом был только один человек.
Оставив службу, Матвеев взялся за перо. Он написал десятки очерков и рассказов, многие из них увидели свет в различных сборниках. Писал он и о детях, помогавших взрослым охранять границу. К детям он всегда и испытывал слабость, восхищался их мужеством в годы войны.
Максимов же стал писать стихи. Мне помнится октябрь 1974 года, когда Векшняй отмечал тридцатилетие освобождения. Много тогда побывало в городке гостей. Максимов на той встрече словно вновь вернулся в свою комендантскую должность, но теперь обращался он к людям стихами о пережитом Он очень любит детей Часто встречается с ними в школах, рассказывает о войне. Надо, чтобы они о ней знали, чтобы как он, как Василий Матвеев смогли пpи необходимости встать на защиту Родины. Воспитывать на боевых традициях молодежь - в этом оба фронтовика нашли свое второе призвание»
Р. ГРЕЙЧЮС.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #32 : 28 Декабря 2010, 19:29:14 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 21 от 22 марта 1980 года, страница 4

ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО
С Петром Иосифовичем Шпаковским я познакомился в Ленинграде во время празднования 30-летия Победы. Правда, мы уже несколько лет были знакомы по письмам, и то, что я знал о нем, возбуждало особый интерес. На мой вопрос по телефону о встрече он ответил коротко:
- Подходите к служебному входу библиотеки имени Салтыкова-Щедрина к тринадцати часам. Узнаете меня по польским орденам на груди.
Да, действительно, узнать его было нетрудно. Я сразу же заметил вышедшего из библиотеки крепыша среднего роста, на груди которого среда прочих наград, красовались четыре польских ордена...
...Летом 1940 г. лейтенант Шпаковский прибыл в г. Кретингу, в 105-й пограничный отряд. Приехал с женой Аней и. двухлетним сыном Владимиром. Началась служба на новом участке границы, в возрожденной Советской республике.
Пожалуй, самый яркий эпизод из довоенной жизни в Литве - празднование в Кретинге 23-ей годовщины Великого Октября. Чудесная демонстрация, митинг трудящихся, выступления на нем литовских коммунистов-бывших подпольщиков, политработников пограничного отряда, народное гуляние - все это было незабываемо.
За месяц до начала войны Шпаковский был переведен в г. Таураге в 106-й пограничный отряд. Здесь для него началась война.
- Вспоминать о войне, в которой я участвовал от начала до конца, можно много, - говорит Петр Иосифович. - Всю войну я ничего не знал о судьбе своей семьи, оставшейся в Кретинге. Путь мой схож с дорогами многих наших воинов, хотя и не прост.
2-й стрелковый корпус 8-й армии, Ленинградский и Волховский фронты, 2-й Украинский фронт, Румынская Добровольческая дивизия им. Тудора Владимиреску, 1-й танковый корпус Войска Польского и, наконец, Лодзинский и Краковский военные округа Войска Польского - этапы его пути. 22 июня он лейтенант, 9-го мая - полковник. На крайней колонне рейхстага оставил надпись: «А все-таки дошел». Сегодня - преподаватель университета.
С Анной Яковлевной Шпаковской я встретился в Киеве. Ярким. заревом пылало жаркое украинское лето, бурлил вечно спешащими людьми Крещатак.
Мне понятно желание женщины, знающей, что такое война, первым делом показать мне Бабий Яр. Мы бродили молча, я чувствовал, что она о чем-то сосредоточенно думает. Не те ли страшные, проведенные в оккупированной Литве, годы вспомнились ей?
Начало жизни в Кретинге не предвещало беды. Несмотря на то, что первенец был еще мал, Шпаковская успевала принимать участие в кружках художественной самодеятельности при пограничном отряде. Она танцевала, пела в хоре, играла роли. А что было тогда за плечами молодой женщины?
Она успела закончить 2 класса вечерней школы и школу ФЗО – получила профессию каменщика. Закончила курсы шоферов, водила полуторку, легковую машину, автодрезину на строительстве железной дороги Москва – Донбасс. Закончила курсы планеристов, прыгала с парашютом, стала Ворошиловским стрелком. До войны вступила в партию.
…В то утро, подхватив на руки Володю, беременная Анна подбежала к грузовику, из кузова которого ей протянули руки женщины. Она успела забраться в машину, но уехать было не суждено – полуторку перехватили фашисты.
- Пожалуй, самыми страшными были дни, когда нас, жен политруков с детьми, фашисты поместили в развалины, - вспоминает Анна Яковлевна, - недалеко от грязного озерка и ежедневно выгоняли смотреть кошмарные зрелища. Сюда, к озерку, оккупанты приводали евреев, заставляли их ползти к воде, нырять в вонючую жижу, затем бегать по кругу до изнеможения, В конце концов окровавленных, умирающих людей штабелями складывали в телеги и увозили. На земле темнели пятна крови. Нам твердили: «Завтра будем резать вас».
В концлагере Димитравас у Анны родился сын. Назвала Евгением. Не надеялась, что он выживет.
Рассказывает Нина Шувалова, жена пограничника. Вместе с сыном она тоже оказалась в Димитравасе:
- Сына Анны Женю мне никогда не забыть. Дети в лагере умирали ежедневно а этот, родившийся в неволе и в смрадном каземате на научившейся ходить, жил. Он бродил среди детей, как страшный призрак, дни которого были сочтены. Не голова, а тонкой кожей обтянутый череп, не животик а безобразно вздувшийся пузырь, не ножки, а тонкие и кривые спичечки, не позвоночник, а синяя цепь из костяных звеньев. Он ходил в одной рубашонке...
Не сдавалась и мать, коммунистка Анна Шпаковская. Она постоянно ходила к лагерному начальству, излагала от имени женщин требования, а ее сажали в сырой, заселенный крысами карцер и били.
Работа - самая тяжелая грязная. Специально: они - жены политруков.
В август 1948 г., когда началась массовая отправке узниц в Германию, Анна сбежала из лагеря. Ее с детьми укрыла в Кретинге семья Антанаса и Валентны Вайчкусов.
...С семьей Шпаковских я встретился в мае 1975 г. в Кретинге. Прибыв сюда на встречу ветеранов границы, они первым делам навестили Вайчкусов, с которыми постоянно ведут переписку, А потом состоялась поездка в Димитравас, где сегодня работает музей, рассказывающий о муках узников фашистского концлагеря принудительных работ.
Нашим экскурсоводом была Анна Шпаковская Взволнованная, она бродила среди уцелевших каменных стен казематов, спустилась в погреб, где когда-то был карцер, и все вспоминала.
Смутно помнил те страшные годы Владимир, инженер авиации. И, кончено же, ничего не помнил родившейся здесь Евгений – военный летчик. Впервые побывал в этом месте Шпаковский-старший. Так вот где была его семья в то время, когда каждый день терзал его неизвестностью.
Мы побывали на горе Алка. Шпаковская тогда слышала, что здесь были зверски убиты некоторые женщины. Возможно, и она не избежала бы этой участи, если бы не встретилась с Вайчкусами.
Выдержка из протокола осмотра места происшествия. Действующая армия.15.XII.1944 г. «…Всего найдено трупов на горе Алка 510. Из них: грудных детей 31., подростков 94, женщин 385, закопаны заживо 289».
Мы попрощались с семьей Шпаковских в Паланге. Петр Иосифович спешил принимать экзамены у студентов. Евгений должен был возвращаться в часть. Владимира ждало утверждение его проекта. Последней уезжала Анна Яковлевна. Ветераны 105-го пограничного отряда избрали ее членом своего Совета, поручили работу среди женщин – родственниц погибших. Она уезжала не из Паланги – из Кретинги. На поезд ее провожали Валентина и Антанас Вайчкусы.
Р. ГРЕЙЧУС.

http://s011.radikal.ru/i316/1012/16/4bd218812d88.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #33 : 28 Декабря 2010, 19:35:07 »
Газета Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа КГБ СССР «На советских рубежах»
№ 70 от 18 сентября 1980 года, страница 4

МЫ ЭТОЙ ПАМЯТИ ВЕРНЫ
После публикации очерка Г. Аксельрода «Кто ты, товарищ лейтенант?» в журнале «Смена» (№ 12, 1979 год), прошло 10 месяцев. Основываясь на одной-единственной фотографии, журналист начал поиск, твердо веря в силу народной памяти. Откликнулся бывший комсорг 4-й заставы Н.Г. Росляков, благодаря которому были установлены подробности, беспримерного по мужеству и храбрости боя, который вела 4-я погранзастава 106-го Таурагского отряда. Имена начальника заставы Антона Богуна и замполитрука 1-й комендатуры Павла Ракова стали известны нашим читателям после опубликования материалов «Лейтенанта звали - Антон Богун» («На советских рубежах» № 17, 1980 г.) и «Лейтенант Богун возвращается» («На советских рубежах», № 40, 1980 г.).
Память о ставших им близкими героях-пограничниках, о своих не вернувшихся с войны родных заставила многих читателей взяться за перо. Десятки писем поступают в редакции нашей газеты, журнала «Смена» и газеты «Известия». Письма от людей разных возрастов и разных, судеб, но всех их взволновала и объединила судьба героя-пограничника. Чем дальше удаляются от нас события военных лет, тем дороже каждое новое свидетельство совершенных в войну подвигов. Таким свидетельством стал первый бой 4-й погранзаставы.
Фотографию, которую на дорогах войны нашла бывший военный врач М.П. Ревякина и спустя много лет прислала в журнал «Смена», увидели тысячи людей, и тысячи сердец она заставила сжаться от боли. Стойкость, с которой держались пограничники перед превосходящей силою врага, яростное сопротивление, которое они оказали в самый первый день войны, вызвали у молодых людей особые чувства:
«Прочитав очерк «Кто ты, товарищ лейтенант?» мы в нашей воинской части были потрясены снимком. - Пишет капитан В. Винников (Украинская СССР). - Чувства были ни с чем не сравнимыми. Вероятно, оттого, что войну знали по фильмам и такое документальное свидетельство преданности нашей Родине видели впервые. Не сдаваться врагу, предпочесть смерть плену. Невольно себе задаешь вопрос: а как поступил бы ты? Мой отец прошел фронтовой путь от Сталинграда до Югославии. Я сам закончил авиационное штурманское училище. И если нам доведется воевать, подвиг, да, именно подвиг лейтенанта Богуна будет, как пример, в нашей памяти».
Oн вошел в жизнь многих наших читателей, лейтенант Богун, как человек, которого ничто не могло ни сломить, ни поколебать в своем единственно верном решении -до конца защищать Родину. Теперь, когда стали известны обстоятельства гибели Антона Богуна, все настойчивее желание больше узнать о нем, где жил, чем занимался до службы.
С фотографии, опубликованной в нашей газете 5 марта 1980 года, смотрит на нас молодое лицо с внимательными и спокойными глазами. Может быть, таким запомнили своего учителя истории Антона Антоновича Богуна ученики средней школы № 16 г. Ворошиловграда, где он преподавал. Свой главный урок их учитель дал 22 июня 1941 года в бою, ценой своей жизни...
Он не успел увидеть своего сына школьником, увидеть свою дочь, Зину, родившуюся в декабре 1941 года, уже после его героической смерти. Об этом написала сама жена лейтенанта, Антонина, следы которой долгое время считались потерянными:
«В 1944 году вместе с детьми меня угнали в Германию. Вернулась я на родину, к своим родителям в Ворошиловград осенью 1945 года. Пережито было много, и горького, и страшного, но детей лейтенанта Богуна - Валерия и Зину я сумела сохранить…».
Теперь А. Богун-Левина - пенсионерка, работает в Ворошиловградском драмтеатре. Как о человеке «предельной скромности и честности» написали в газету о ней товарищи по работе. Сын Антона Богуна уже дедушка, а правнук - Антон Антонович Богун - полный тезка погибшего лейтенанта. Ему еще предстоит узнать о своем героическом прадеде.
Память... Она и сегодня возвращает нас к тем далеким дням и заставляет искать в фотографии военных лет черты родных а близких, которых унесла война. У скольких людей публикация об Антоне Богуне. вызвала надежду найти и своих, разыскиваемых не одно десятилетие отцов, мужей, братьев! Они отозвались письмами-исповедями:
«С каким волнением мы всей семьей прочитали несколько раз про лейтенанта Богуна А.А. и его жену. Я плакала, потому что осталась без отца, его убили на фронте в первые дни войны. Нас у матери осталось шестеро, одни другого меньше. Всей семьей просим публиковать новые материалы поиска, и про сына лейтенанта и его жену... Какие они оба красивые, журнал все время перед нами...» - Пишет Д.Я. Пуговкина, из поселка Андреевна, Владимирской области.
«...Еще не все рассказано о людях, принявших удар врага на первой линии нашей обороны. Я говорю об этом с болью в сердце, ибо до сих пор ничего не знаю о судьбе своего родного брата Фомичева Александра Николаевича, служившего до войны в Бресте, в погранвойсках. Но мне как-то стало легче, когда узнала, что неизвестный лейтенант, бившийся с фашистами до последней капли крови, это лейтенант Богун. Словно весточку получила о своем брате, потому что и он был коммунистом, был верным сыном Родины». {Это из письма Т.Н. Логинова, г. Тутаев, Ярославская обл.).
Письма свидетельствуют - судьба Антона Богуна высветила новым светом героизм других участников малых и больших сражений Отечественной войны, о которых рассказали читатели, вызвала прилив благодарности всем, кто помог установить, светлое имя героя. Нельзя без волнения читать письмо Е.А. и В.Ф. Киященко, родителей Антонины Богун:
«Мы оба разменяли уже девятый десяток лет своей жизни. И вот, на ее закате, после всех ужасов и тягот, вызванных войной, испытали величайшее счастье - возвращение доброго имени нашего зятя, нашего дорогого человека - Антона Антоновича Богуна. Возвращение его в строй, а всем нам на радость устранение несправедливого, годами удручавшего обстоятельства, будто бы он «без вести пропавший». Нет, не пропал он! Он должен быть в строю, он должен жить вечно!».
Эта же мысль - в каждом письме, так же как в каждом - убежденность, что имя лейтенанта А. Богуна должно быть увековечено в пограничных войсках. Установлено место гибели героических бойцов 4-й заставы. Директор леспромхоза г. Таураге Литовской ССР, т. Юодялис А.М. написал, что на бывшей территории заставы есть три захоронения:
«Здесь покоятся два командира и около 60 бойцов, практически весь состав погранзаставы, Я как коммунист и ветеран войны считаю своим долгом не только сохранить священные для всех нас могилы, но и силами наших лесников воздвигнуть над ними скромные обелиски».
...А поиск продолжается. Его ведут пионеры и школьники, комсомольцы г. Таураге и района. Много лет ведет поисковую работу преподаватель Таурагского политехникума т. Мизгирене А. Недавно она прислала нам листовку о подвиге пограничников 5 и 15 застав Таурагского пограничного отряда. Оставшиеся в живых защитники 5-й заставы Я. Бесалов, и Г. Котляр помогли воссоздать картину развернувшегося здесь жестокого боя.
Установлены имена многих защитников 5-й заставы. Имя политрука П. Родионова, руководившего боем, павечно присвоено одной из застав Прибалтийского пограничного округа. Таков итог многолетних настойчивых поисков.
В музее политехникума собрано немало фотографий пограничников, отличившихся в тех боях. Среди них есть три неопознанных снимка, найденных местными жителями после войны.
...Всмотритесь внимательно, уважаемые товарищи, живые свидетели тех событий! Память об этих людях, вставших 22 июня на свой первый и последний решительный бой обязывает нас продолжить поиск, который ведут энтузиасты г. Таураге.
Мы не знаем судеб эти людей. Возможно, что поиск приведет нас на 15-ю заставу, в деревню Трумпининкай, в районе которой, предположительно, они были найдены. А возможно и на заставу лейтенанта Богуна. Ведь нам пока известны лишь фамилии двух погибших, кроме Богуна, - Ракова и Клочкова. Да и эти сведения далеко не полные.
Поиск продолжается.
3. ГОЛЬДБЕРГ.

Всмотритесь внимательно в эти фотоснимки, уважаемые товарищи, живые свидетельства памятных событий 1941 года. На них - неизвестные пограничники 106-го Таурагского пограничного отряда. Неизвестны их фамилии, должности, заставы на которых они служили. Фотоснимки эти хранятся в музее Таурагского политехникума.
http://i032.radikal.ru/1012/3a/36052cc915b7.jpg
http://s48.radikal.ru/i121/1012/ed/1b8d23c48d80.jpg

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #34 : 28 Декабря 2010, 19:40:20 »
Газета Пограничной службы ФСБ России по Южному федеральному округу «На рубежах Родины»
№ 35 от 13 октября 200 6 года, страница 6

ОН СЛУЖИЛ ПРИ МАТРОСОВЕ
В сентябре этого года ветеран Великой Отечественной войны Евгений Михайлович Ерошенков отметил 80-летний юбилей. Вот уже в течение трех лет он живет с семьей в городе Ростове-на-Дону. С виду скромный и незаметный человек, такой, как и все люди его возраста. Около 30 лет службы в пограничных войсках, большую часть - в должности начальника пограничной заставы на советско-иранской и советско-турецкой границе. Более десятка задержанных нарушителей государственной границы на участках тех застав, начальником которых он был. 18 государственных и ведомственных наград, в том числе медали «За отличие в охране государственной границы СССР» и «За боевые заслуги».
Евгений Михайлович подчеркивает в беседе, что его семья из кадровых военных: дед военный, отец, Михаил Леонтьевич, - участник Первой мировой и гражданской войн, участник штурма Перекопа. С 1940 года начал службу в пограничных войсках начальником химической службы Белорусского пограничного округа с местом дислокации в г. Белостоке.
Младший брат, Виктор, тоже пограничник. В настоящее время уже на заслуженном отдыхе, уволился из войск в звании капитана с должности начальника пограничной заставы.
В начале войны Евгений с братом Виктором остались вдали от родителей. Они сполна почувствовали немецкие бомбежки, горечь поражений и отступления советских войск. Они вдвоем, примкнув к отступающим советским войскам и беженцам, отходили в глубь страны. Затем беженцы были отделены от войск и отправлены в Саратовскую область. Женя с братом продолжали искать родителей, и в декабре 1941 года им удалось через родственников связаться с ними. В этот период отец получил новое назначение - начальник химической службы пограничных войск Азербайджанского пограничного округа.
Женю не покидала мечта стать военным. После окончания школы поступил в Бакинское военное училище зенитной артиллерии. Служил в Прибалтике на различных должностях младшего командного состава. Неоднократно подавал рапорта о переводе для дальнейшего прохождения службы в пограничные войска, который осуществился в июне 1946 года.
Начались пограничные будни в Закавказском пограничном округе. Был заместителем начальника заставы по боевой подготовке, потом заместителем начальника заставы по политической части, начальником заставы. Как подчеркивает в разговоре Евгений Михайлович, азам пограничной службы учился у солдат и сержантов.
Добрыми словами отзывается о своих наставниках. Среди них его первый начальник заставы старший лейтенант Михаил Пожидаев, комендант Минджеванской пограничной комендатуры майор Морозов, комендант Астаринской пограничной комендатуры Василий Семенов. Кстати, их встреча состоялась в городе Ростове-на-Дону на собрании ветеранов через 50 лет после совместной службы. Незабываемыми остались встречи с Никитой Федоровичем Карацупой.
Как говорит Евгений Михайлович, свое боевое крещение на границе запомнил навсегда. Это личное участие с сержантом Поповым в задержании вооруженного нарушителя государственной границы на участке одной из застав Джебраильского, в последующем - Гадрутского пограничного отряда.
Как оказалось впоследствии, это был диверсант. За умелые действия по задержанию вооруженного нарушителя государственной границы Евгений Михайлович вместе с сержантом Поповым был отмечен благодарностью министра внутренних дел, в чьем ведомстве в то время находились пограничные войска.
- Где бы ни служил, - вспоминает Ерошенков, - всегда удавалось вместе с военнослужащими подразделения создавать сплоченный воинский коллектив и успешно решать поставленные задачи.
Как говорит Евгений Михайлович, мне на хороших подчиненных и командиров везло. Этому подтверждение письма от бывших сослуживцев, которые тоже уже пенсионеры, но продолжают писать своему начальнику заставы, поздравлять с праздниками.
Евгений Михайлович отметил, что не достиг бы тех результатов в службе, если бы не его боевая подруга - жена Людмила Андреевна, с которой они вместе уже 58 лет. Людмила Андреевна похвалилась и даже документами подтвердила свои победы и первые места по отдельным упражнениям боевых стрельб на пограничных заставах. Подразделения границы, которыми командовал Евгений Михайлович, отличались не только высокой боевой выучкой, но и домашним уютом. Людмила Андреевна, имея на руках двух малолетних детей, делала все возможное, чтобы на заставах был домашний уют. Как она отметила, по возрасту в свое время я для солдат была сестрой и матерью.
Евгений Михайлович часто подчеркивает, что ничего такого не сделал героического, служил, как и многие его сверстники. Был влюблен в пограничную службу, и все его достижения - это результат солдатского труда.
Гордится, что был начальником пограничной заставы, на которой как нигде проявлялась жизненная позиция каждого человека, высокая ответственность за порученный участок границы.
- Удалось мне послужить и при генерале Вадиме Александровиче Матросове, - вспоминает Евгений Михайлович. - Его всегда отличала офицерская выправка, принципиальность и добропорядочность, не только забота, но и любовь к людям. По-разному Матросова называли в нашей среде - глыбой пограничных войск, наш Кутузов. Уверен, не найдется ни одного пограничника того времени, когда у руля пограничных войск Советского Союза стоял Вадим Александрович, который бы не без гордости сказал: «Я служил при Матросове».
Евгений Михайлович в числе тех людей, в решение жилищной проблемы которых после их увольнения вмешался лично Матросов.
Немало пришлось пережить трудностей и жизненных испытаний Евгению Михайловичу с супругой после увольнения из войск. Одна из них - потеря одного из сыновей. В связи с семейными обстоятельствами - переезды по Советскому Союзу после увольнения, проживание в бывших советских республиках, возвращение в Россию и принятие российского гражданства.
- Да и Людмила Андреевна, - говорит Евгений Михайлович, -пострадала за то, что я границу Советского Союза охранял. Во многих местах, где служил, не было возможности ей трудоустроиться, в трудовой стаж это время не внесено, отсюда и мизерная пенсия. Подтверждений о трудовой деятельности жены из отдельных республик СНГ уже десять лет ждем. Инстанции, которые должны вникнуть в эту ситуацию, отмахиваются от человека. Но советуют обращаться в суд, потому что на текущее время существует какая-то нестыковка законов.
- Конечно же, сегодня нам и жаловаться грех, пенсию ветеранам добавили, живем в целом неплохо. Но знаете, - продолжил Евгений Михайлович, - бывает так, что при нахождении в транспорте, почтовом отделении, в местах оплаты коммунальных услуг, больницах, в органах социальной защиты, да и вообще в многолюдных местах, в присутствии молодежи, а иногда и людей среднего возраста порой такую рану получаешь, когда окружение дает возможность реализовать свои права как ветерана, но дает понять при этом твою ненужность в этом обществе.
Евгений Михайлович является членом Совета старейшин организации ветеранов-пограничников Ростовской области. Участвует в военно-патриотическом воспитании молодежи, личного состава Пограничного управления по Ростовской области. Людмила Андреевна входит в состав женсовета ветеранской организации. Ни одно мероприятие в организации ветеранов не проходит без участия и помощи этих замечательных людей.
С 80-летием вас, Евгений Михайлович! Здоровья вам, добра, удачи и жизненного оптимизма.
Председатель Совета ветеранов
Погранслужбы
Ростовской области
Александр ПОЛУЯН.

http://s005.radikal.ru/i210/1012/ee/d058c4fdb5d1.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #35 : 28 Декабря 2010, 19:50:16 »
Подборка материалов ТАСС о героях обороны Брестской крепости из числа пограничников…

1984 год
О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ РУИНЫ
Имя еще одного героя «назвали» руины Брестской крепости - заместителя начальника 9-й заставы 17-ro Брестского Краснознаменного погранотряда лейтенанта Николая Николаевича Полякова.
Эта застава, которую возглавлял Герой Советского Союза лейтенант А. Кижеватов, каходилась рядом с крепостью.
На рассвете 22 июня 1941 года ее бойцы приняли первый бой у Тереспольских ворот цитадели. Группу пограничников и пехотинцев 333-го стрелкового полка возглавил лейтенант Н. Поляков. Под его командованием бойцы атаковали фашистов, занявших подвалы клуба. Вспыхнули скоротечные рукопашные схватки. 25 июня на крепость обрушилась артиллерия и авиация фашистов. Бойцы держались. В полдень враг вновь устремился к Тереспольским воротам. Лейтенант Поляков с горсткой оставшихся бойцов вел огонь, а затем бросился вперед, увлекая бойцов в контратаку. И фашисты попятились, но лейтенант при этом был смертельно ранен.
О мужестве офицера Полякова поведали оставшиеся в живых свидетели его подвига, участники обороны цитадели Г.Т. Еремеев Н.М. Морозов и А.И. Моренин. Имя героя заняло достойное место на плитах Брестского мемориала.
В. ЛЕВИН, корр. ТАСС.

1988 год
БАСТИОН НА ГРАНИЦЕ
В Брестскую крепость входишь, как в легенду. Ее последняя строка начертана на стене штыком: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина! 20.VII.41 г.».
Брестская крепость - земля легендарных героев. Каждая пядь ее обагрена кровью наших воинов, вставших на защиту родной страны. Главный вход в мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» выполнен в виде огромной пятиконечной звезды - это символ стойкости, верности воинов присяге, Родине.
Голос Юрия Левитана, усиленный динамиками, переносит нас в то суровое время... «Сегодня, 22 июня 1941 года... без объявления войны войска германской армии напали на нашу страну, атаковали пограничные части на фронте от Белого до Черного морей...»
Первыми приняли на себя удар вражеских войск воины 17-го Брестского Краснознаменного погранотряда.
- На рассвете 22 июня 1941 года страшный взрыв потряс наш двухэтажный кирпичный дом, в котором размещались штаб погранкомендатуры и 9-я застава, начальником которой был лейтенант Кижеватов, - рассказывает участница обороны Брестской крепости врач Наталья Михайловна Контровская. - Не понимая еще, что произошло, бросилась к детской кроватке. В потолке зиял пролом, через который были видны небо и языки пламени. Схватив дочь, бросилась к лестнице. В комнатушку на первом этаже набились женщины с плачущими детьми. Вошел сержант, держа на руках трехлетнего Диму Шульженко, он подобрал его возле убитой матери. Взяла Диму, начала перевязывать. Снаряды и мины рвались все ближе. Вбежал с черными подтеками на лице пограничник: «Лейтенант Кижеватов приказал всем срочно перейти в казарму! За стеной находится склад боеприпасов. Попадет снаряд, все погибнете...».
Но как перейти в помещение заставы? Через двор невозможно - там дождь осколков. Потом догадались, что нашу комнату отделяет от заставы кирпичная стена. Задыхаясь в пыли, долбили ее кто чем мог. Наконец, проход был сделан.
На заставе мы теснились в уцелевшем углу - подальше от пробоин и пролома в потолке, через который видели пикирующие на крепость бомбардировщики. В разбитом снарядами крыле здания, окутанном пороховым дымом и бурой пылью, укрывшись за выступами стен, грудами кирпича, пограничники вели огонь по врагу. Мне дали простыню и показали на раненого пулеметчика. Автоматная очередь прошила ему обе ноги. После перевязки бойца хотели унести в укрытие, но он сказал Кижеватову: «Товарищ лейтенант, руки же у меня целые, прикажите к пулемету». Его положили к «максиму». Вцепившись в рукоятку пулемета, он приник к прицелу.
Не успел рассеяться едкий дым после артобстрела, как в стороне Тереспольских ворот послышался шум. Наблюдатель доложил, что гитлеровцы готовятся к очередной атаке. Кижеватов направил группу бойцов с гранатами вперед, за развалины здания.
Сам лег за станковый пулемет. Когда фашисты приблизились, пограничники встретили их пулеметными очередями, прицельной ружейной стрельбой. Ища укрытия, враги заметались, побежали к грудам развалин, но там их ждали в засаде воины с гранатами. Кижеватов взмахнул над головой пистолетом: «За мной!». Разноголосое «ура» прокатилось над развалинами заставы. Пограничники ударили фашистам во фланг, и те повернули к Тереспольским воротам. Немногим из них удалось тогда уйти от сокрушительного удара.
Встретив упорное сопротивление, гитлеровцы послали :к нам оказавшуюся в их руках 14-летнюю девочку Валю Зенкину. Она передала защитникам крепости ультиматум: прекратить огонь и сдаться в плен. Иначе они обещали сравнять нас с землей. На это пограничники и бойцы 333-го полка ответили шквальным огнем. Рядом с воинами стреляли и подруги - Валя Зенкина и Нюра Кижеватова. С каждым днем фашисты все больше неистовствовали: ведь они уже доложили главному командованию, что Брестская крепость взята. Но она сражалась.
Все тяжелее становилось положение защитников цитадели. Не хватало боеприпасов, не было воды. Хотя река была почти рядом, подступы к ней фашисты перекрывали пулеметным огнем, а ночью освещали прожекторами и ракетами. Больше страдали женщины, дети и раненые.
...Третьи сутки в крепости бушевал огненный смерч. Кижеватов посмотрел на женщин и опустил глаза: «Вам с детьми надо выйти и сдаться в плен», - последовал приказ и его слова жестким комом застревали в горле. Он попрощался со своей матерью, женой, и тремя детьми.
С тяжелым сердцем уходили мы, забрав с собой тяжелораненых. На Западном острове за Бугом фашисты загнали нас с детьми за колючую проволоку, установили со всех сторон пулеметы, всю ночь продержав нас под открытым небом. Потом гитлеровцы допытывались, какие воинские части находились в крепости, есть ли среди женщин коммунистки, жены комиссаров и пограничников. Но мы держались стойко, на все вопросы отвечали: «Не знаем, нам неизвестно». После допросов нас с детьми отправили в села на оккупированной территории под надзор полиции.
...А крепость продолжала сражаться. 29 июня оставшихся в живых пограничников Кижеватов направил на прорыв, а сам лег за пулемет, чтобы прикрыть атаку товарищей. Он сражался до последнего патрона и погиб геройски. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.
Ныне каждый шаг по территории мемориального комплекса - это прикосновение к подвигу, который навсегда останется в памяти народной. Восстановлены казематы, законсервированы исторические руины. В центре скульптурной композиции - фигура мужественного советского бойца, готовящегося к последнему решительному бою. У подножия монумента горит вечный огонь. Тысячи людей застывают здесь в минуту скорби и вечной благодарности павшим, чтобы почтить их память. Вместе с цветами - низкий поклон героям. Оплавлялся кирпич от жара фашистских огнеметов, но воля к борьбе у защитников крепости не была сломлена.
Здесь, в бастионе на граиице, закладывались основы нашей Победы в Великой Отечественной войне, здесь занималась ее заря!
Ю. СТЕПАНОВ, корр. ТАСС.
http://s004.radikal.ru/i208/1012/26/146e29349204.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #36 : 28 Декабря 2010, 19:56:31 »
Детство в смертоносной неволе: воспоминания малолетних узников фашизма / Н. Авраменко, Н. Дейнеко, В. Цупикова [и др.]; сост. Э. Трущенков; послесл. О. Панасенко; лит. обраб. О. Глушкин. - Калининград: «Кладезь», 2006. — 128 с: ил. - (Посвящается 60-летию образования Калинингр. обл.) -
[Б.Ц.]. - 500 экз.- ISBN 5-901597-14-1
Составитель Э.В.Трущенков
Главный редактор В.П.Лебедев-Шапранов
Литературный редактор О.Б.Глушкин
Фото авторов воспоминаний
На обложке картина В.И.Резчикова «Это не должно повториться»
Калининградский региональный Союз бывших малолетних узников фашизма благодарит за помощь в издании этой книги администрацию Калининградской области, издательство «Кладезь», региональный Союз журналистов, региональное отделение партии «Единая Россия», писателя О. Глушкина.
В книге собраны воспоминания тех, чье детство опалила война, тех, кто уцелел в кругах фашистского ада. Сегодня авторы этих воспоминаний живут рядом с нами в Калининградском крае, их свидетельства - страстное напоминание всем нам о той трагедии, которую несет миру нацизм. В концлагерях, гетто, других местах принудительного содержания погибло более 13 миллионов советских людей, из них 1 миллион 200 тысяч детей. Всего же жертвами фашистской неволи стали более 5 миллионов детей.
Память о них не подлежит забвению.


Сс. 36-37
Галина Васильевна Грабец
РОЖДЕННАЯ В ФАШИСТКОЙ НЕВОЛЕ
Я родилась 12 января 1942 года в Литве, в фашистском концлагере. До 22 июня 1941 года мои родители проживали на погранзаставе. Папа служил политруком 4-ой заставы 106-го Таурагского отряда. В ночь на 22 июня он дежурил на заставе и солдат поднял по тревоге. Он одним из первых погиб, бросившись под танк с гранатами. Все пограничники пали смертью храбрых в том страшном бою. Моя мама была беременна мной. Ее и жену начальника заставы забрали в плен. Мама была в лагере, за колючей проволокой, в городе Таураге. Затем всех перевезли на запад, в город Науместис около Клайпеды. Жили в бараках. Зимой заготавливали дрова, а летом работали на полях. В сентябре 1943 года всех женщин с детьми посадили в телячьи вагоны и вывезли в Германию. Привезли в город Кюстрин, что не так далеко от Берлина. Там женщины работали на картонной фабрике с утра до ночи. Их гоняли за несколько километров пешком в деревянных гольдшуях. Мама в кровь стирала ноги и босиком шла по снегу. Мы, дети, оставались одни в бараках, ползали по земляному полу, часто болели, но лечение не было никакого. Я начала ходить только после войны. Такая была слабенькая, что не было сил ходить. А, что наши мамы ели, я не знаю. Все голодали и мерзли. И меня мама еще кормила грудью. Я часто болела. Все тело было покрыто фурункулами и карбункулами. Есть шрамы на теле. А на щеке был такой огромный карбункул, что мне резали щеку и тоже шрам есть. Когда наша армия подходила к Берлину, женщин с детьми погнали на запад. Все было разрушено, и их загоняли в подвалы разрушенных домов. Многие погибли. Под Катбусом нас, наконец, освободили советские солдаты. Здесь же была фильтрация. После войны мы возвратились на Родину. Мама сильно болела, болели ноги, затем была ампутация ноги, вскоре мама умерла. Все это было следствием страшного плена, в котором она пробыла почти четыре года.
Записан

Set

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 45
  • Ефименко Андрей Викторович
Re: Библиография
« Reply #37 : 02 Февраля 2011, 01:31:44 »
Горячевский «Медицинская служба пограничных войск НКВД СССР в Великой Отечественной войне»: http://militera.lib.ru/h/goryachevsky_ap01/index.html

   
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2019, 13:33:13 от Sobkor »
Записан
Ефименко Андрей Викторович

ВОЕНСПЕЦ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 954
Re: Библиография
« Reply #38 : 26 Июня 2018, 18:38:43 »





Мои самые горячие поздравления уважаемому брестскому коллеге в лице Александра Суворова как Его Величеству Автору и Исследователю! «Нас не догонят!».

Это хорошая новость! Уже поделился ей с нашими из КЖИ «Граница». Помимо самого автора, знакомы фамилии еще двух консультантов...
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2019, 13:32:22 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 233
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Библиография
« Reply #39 : 17 Декабря 2019, 12:00:14 »

С полотна 1969 года «Пограничник» художника Ю.В. Горбунова. На самом деле перед нами мутной воды фальсификат, а не картина, ибо у погранцов тогда на галифе кант был малиновый – по пехоте! Художник к тому же и с юмором, однако: по знакам различия изображённый является... интендантом 3 ранга. И что, спрашивается, он, хозяйственник, делает на заставе и к тому же на правах старшего оперативного начальника?!
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2019, 14:01:15 от Sobkor »
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »