Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: С «лейкой» и блокнотом «по… Европам»!  (Прочитано 597 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: С «лейкой» и блокнотом «по… Европам»!
« Reply #20 : 24 Апреля 2020, 11:30:00 »

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«ВЕК СПАРЖИ НЕ ВИДАТЬ
Немцы любят спаржу. Выбирая между зеленой и белой, предпочитают белую, считая ее более нежной на вкус. Когда начинается сезон сбора (а он как раз сейчас идет), во всех кафе и ресторанах появляется специальное спаржевое меню, но многие предпочитают готовить сами – благо, рецепты передаются из поколения в поколение. Но в этом году спаржевый сезон не будет похож на все предыдущие: эпидемия, карантин. Спарже, конечно, карантин не указ, и она рвется на стол. Да вот собирать некому. Как некому собирать созревающие в Испании и других южных странах фрукты, и некому заниматься посадками (в самом лучшем – продовольственном – смысле).
В прошлом году на полях Германии трудились 300 тысяч сезонных рабочих из Восточной Европы – в основном, из Болгарии, Румынии, Украины и Венгрии. Примерно столько же работали в Испании – из Болгарии, Румынии и Марокко. Сейчас они дома. Боясь, что немцы останутся без любимой спаржи и других овощей, Германия решила завозить сезонных рабочих самолетами, невзирая на карантин. В апреле привезут 40 тысяч, в мае еще 40 тысяч: урожаю – быть! Министр продовольствия и сельского хозяйства Юлия Клёкнер называет это «прагматичным решением»: «Это важные и хорошие новости для наших фермеров. Потому что урожай не ждет, вы не можете отложить сев». Еще 20 тысяч дополнительных работников надеются найти среди своих – безработных, студентов и просителей убежища. До начала карантина в Германию успели въехать 20 тысяч сезонных рабочих, им разрешение на пребывание продлили с обычных 70 до 115 дней. Первые группы сезонных рабочих уже прилетели из Румынии в Берлин и Дюссельдорф. Карантин для них заменят на усиленный контроль – измерение температуры утром и вечером – и усиленные меры безопасности: работа на дистанции друг от друга, средства индивидуальной защиты. Министр Клёкнер предупредила граждан: в связи с тем, что расходы на сезонных рабочих возрастают (ведь до сих пор правительство не фрахтовало самолеты для их доставки и не обеспечивало средствами защиты), цены на фрукты и овощи тоже вырастут, будьте готовы. А президент Румынии тем временем призвал своих граждан не возвращаться домой в отпуск, чтобы не привезти вирус.
Власти Франции и Испании обращаются к своим гражданам: полям, садам и виноградникам нужны рабочие руки, приходите! Оставшиеся в карантине без работы граждане охотно откликаются. Одной только Испании нужно 75 тысяч дополнительных рабочих рук.
Польские врачи, работающие в приграничных районах Германии, оказались перед дилеммой: остаться на работе или вернуться к семьям. По информации агентства AFP, в системе здравоохранения Германии работают около 300 тысяч поляков – врачи, медсестры и сиделки. Некоторые пограничные регионы, чтобы стимулировать польских врачей остаться, предлагают им дополнительно 40-65 евро в день на аренду жилья и питание.
В самом конце марта два самолета доставили в Вену 231 сиделку из Болгарии и Румынии, которые после 14-дневного карантина приступили к исполнению своих обязанностей: без них Австрия не справляется».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: С «лейкой» и блокнотом «по… Европам»!
« Reply #21 : 27 Апреля 2020, 18:19:01 »

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- Сегодня исполняется год лучшему приключению в моей жизни. Раньше я думала, что это Камчатка, но она оказалась лишь подготовкой к Монблану. Год назад мы с командой белорусских альпинистов, многие из которых годятся мне в сыновья, вышли в первый разведывательный поход в горы – готовились к подъему на вершину факела с огнем «Пламя мира» Вторых Европейских игр.
Вокруг было много снега, а у ребят было много сомнений во мне. Оно и понятно: тетка какая-то, в матери половине из нас годится, в горы никогда не ходила (сертификат о восхождении на вулкан Авачинский я не предъявляла, да и не отнеслись бы к нему всерьез Снежные барсы и покорители Эвереста) – ну куда она прется? А нам за нее отвечай. Но, в конце концов, мы сдружились, и отвечать им за меня – к счастью для нас всех – не пришлось. Они даже сказали, что я молодец, и это была исключительно ценная для меня похвала.
«Почему вы пошли из Италии, а не из Франции?», – спросили нас в Ассоциации гидов Курмайора. Наш ответ поверг гидов в шок: «А так сложнее». Это ж когда белорусы искали легких путей в жизни или в горах? Никогда. (Просто курмайорские гиды до прошлого года были не в курсе).
Было прекрасно, и я хочу сегодня поблагодарить всех, кто позволил мне слегка прикоснуться к этой своей альпинистской жизни: Артема Барбулата Artsiom Barbulat, Максима Винчевского Максим Винчевский, Александра и Михаила Войтюков (Viktoria Sych, Виктория, передайте ему, пожалуйста), Дениса Жидкова, Владислава Кагана Владислав Каган, Виктора Лутова Victor Lutov, Михаила Макеенко и Вадима Фролова Vadim Frolov. И особая благодарность – председателю Белорусской федерации альпинизма Александру Годлевскому (Светлана Годлевская, Света, передай ему, пожалуйста), который эту идею – поднять огонь – смог воплотить в реальность. И, конечно, моего мужа Михаила Пеньевского, который когда-то ходил в серьезные горы, который и познакомил меня с Годлевским.
А я сейчас готовлю материал, в котором расскажу, как ребята провели этот год – куда еще поднялись (у некоторых достижения – выдающиеся), а кому коронавирус закрыл Эверест. И еще расскажу вам о мечте. Сегодня она у меня одна – вернуться в те места, где мы ходили год назад, и совершить треккинг вокруг Монблана. Я просто болею этим, просто болею. И теперь знаю ответ на вопрос, которым изводила ребят в прошлом году: так зачем люди ходят в горы?

                 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: С «лейкой» и блокнотом «по… Европам»!
« Reply #22 : 28 Апреля 2020, 11:55:53 »

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«ВОЗВРАЩЕНИЕ В СЕМЬЮ
Люди в Европе перестали покупать цветы, а россияне предпочитают водку шампанскому. В Чехии фиксируют рост продаж хомячков, а в Швейцарии опасаются дефицита муки. Чудны дела твои, коронавирус.
Моя подруга и коллега Оля, переживающая эпидемию в Берлине, пишет, что в перерывах между онлайн трансляциями брифингов Института Роберта Коха, пресс-конференций офиса канцлера Германии и заседаний Бундестага ходит гулять с мужем в парк Тиргартен и в продуктовые магазины (туда они ходят с мужем по очереди, чтобы не создавать массовое скопление людей там, где скапливаться им не положено). И вот что ее волнует: неожиданно она обнаружила, что самый дефицитный товар… Нет, с туалетной бумагой в немецких магазинах все хорошо, гречку в Берлине никогда особо не уважали, а вот дрожжей нет. Оля готовилась в Пасхе, она всегда печет много куличей, иногда мне достается парочка (я куличи не пеку, и, если хотите, можете забросать меня за это камнями), но, увы, не в этом году: я в Минске, она в Берлине, какие уж тут совместные куличи. Ирина в Карловых Варах жалуется на то же самое: дрожжей нет. Я говорю им, что нехватка дрожжей символизирует возвращение в семью. Оля сегодня прислала фотографию из своего холодильника: там с десяток аккуратно сложенных упаковок дрожжей. Повезло: купила. Про запас, конечно – куда ж мы без запасов? «Полагаешь, что карантин продлится до следующей Пасхи?», – спрашиваю я. «Объедаемся», – кратко, емко, убедительно отвечает она. Оля не одинока ни в своей квартире, ни в своем «Объедаемся»: если судить по тому, как фото плюшек, булочек, драников с мясом и без и прочей еды заполонили пространство социальных сетей, карантин и самоизоляцию многие восприняли как повод наесться (вернее, объестся) и попробовать что-то новенькое.
Спрос на муку многократно увеличился в Швейцарии, пишет информационная платформа Swissinfo. Пока мукомольные заводы не перестроились с упаковок по 25 кг, которые они продавали в пекарни и булочные, и спрос на которые по понятным причинам заметно упал, на упаковки по 0,5-1 кг, ощущался даже кратковременный дефицит. Теперь с мукой все в порядке: швейцарцы сами пекут хлеб, пиццы и булочки. И пирожные. Магазины сигнализируют: у них заканчиваются масло и яйца – ингредиенты для пирожных. Швейцария не входит в таможенное пространство ЕС, и для импорта многих продуктов здесь существуют квоты. Например, квота на импорт сливочного масла – 100 тонн в год. Правительство следит за ситуацией и, в случае необходимости, готово оперативно увеличить квоту, как уже сделало этой с квотой для яиц: в этом году в страну можно ввезти 17288 тонн яиц. Должны продержаться. Ну, и карантин, возможно, скоро снимут – фитнес центры и талии смогут восстановиться.
Женя, мой бывший коллега по Пекину, сейчас в Сингапуре возглавляет корпункт ТАСС. У них проект #готовимстасс про местные рецепты: корреспонденты в разных регионах мира готовят на своей кухне (карантин и самоизоляция, понятно) блюда этих самых регионов. И вот Женя, ранее не замеченный в любви к готовке, на камеру очень ловко управляется с блюдом Сянгу нян тофу (Ароматные грибы с тофу). «Возвращение в семью?», – спрашиваю я его. «Что ты имеешь в виду?», – удивляется. А то и имею: что многие люди вдруг – неожиданно, в мгновение ока! – изменили свой привычный образ жизни. Не добровольно.
Раньше ведь как было? Утром позавтракали муж-жена-дети вместе и разбежались по своим делам. Вечером встретились – поужинали, телевизор посмотрели, уроки у детей проверили – и спать. Назавтра все сначала. Выходные, когда семья проводит значительно больше времени друг с другом, для кого-то были долгожданным временем, но для кого-то сущим мучением. У меня есть друзья, у которых каждые выходные в доме – дым коромыслом: топят баню и приглашают много гостей. Им бы друг на друга посмотреть, по руке погладить, в глаза заглянуть, накрывшись пледом, полежать тихо – голова к голове. Но нет: гости, баня, веселье. «Совсем не можете наедине?», – спросила я как-то подругу. Она удивилась сначала, а потом вздохнула: «Не можем».
«Дом – ад», – сказал философ и бывший мэр Венеции Массимо Каччари, когда его спросили, как у него дела на карантине. Раньше Жан-Поль Сартр говорил, что «ад – это другие», и мы были уверены, что люди, с которыми мы живем – не другие, они – свои. На карантине и в самоизоляции мы много чего нового узнаем о себе и близких. Как по мне, так лучше сетовать на нехватку дрожжей, чем на свой неожиданный ад. Но в жизни оно по-разному бывает.
Будьте здоровы! И хорошего аппетита, конечно!».

Фото – от информационного агентства «Рейтер»:

Наталья Водянова с детьми на карантине тоже много готовят.


Мила Йовович и на карантине не забывает о талии.


Большие кастрюли Натали Портман.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«МЕЧТЫ ЕС ПИТАЮТ
Пока граждане объединяются, демонстрируя друг другу и своим правительствам солидарность и силу гражданского общества, правительства жалуются друг на друга и нехватку этой самой солидарности, демонстрируя, как во время кризиса рассыпаются лозунги, идеи и мечты. Папа Римский Франциск во время пасхальной службы в практически пустом соборе Св.Петра (в этом году на службе присутствовали только служители церкви, а в прошлом было 70 тысяч прихожан со всего мира) назвал пандемию коронавируса «эпохальным вызовом». В этом вызове столкнулись глобализм – отстаивание своих интересов сильными государствами – и мультилатерализм, подразумевающий взаимные договоренности между странами для их общего блага.
Италия чувствует себя обманутой: став первой жертвой коронавируса в Европе, эпицентром эпидемии, она попросила соседей о помощи, а соседи закрыли границы, сказали, что проводят  инвентаризацию имеющихся у них в наличии средств индивидуальной защиты, а когда провели, ввели запрет на их экспорт. На помощь Италии пришли Куба, Китай и Россия – и это пощечина всему Европейскому союзу, в котором глобализм и интересы отдельных государств победили мультилатерализм и принцип солидарности.
Теперь председатель Еврокомиссии Урсула фон Дер Ляйен просит прощения: «Мы должны осознать, что в начале кризиса, столкнувшись с необходимостью общего европейского ответа, слишком многие думали только о проблемах х собственных стран. Они не осознавали, что мы можем победить эту пандемию только сообща, как союз». И добавляет, что извинения имеют значение только когда «поведение меняется». Сегодня Германия, например, лечит итальянцев в своих больницах.
Правда, в отношении помощи (вернее, ее отсутствия) Италии и не проявленной солидарности есть один нюанс. Статья 168 договора о ЕС говорит, что роль ЕС в вопросах здоровья – «поощрять сотрудничество», и что любая всеобщая акция – лишь дополнение к национальной политике. До сих пор было достаточно окрика из Брюсселя, чтобы государства начинали выполнять предписания и сотрудничать, но не в этот раз. Объяснение простое: все, что касается политики в области здравоохранения, государства, объединившись в Евросоюз, оставили за собой: чиновники в Брюсселе никогда не диктовали национальным правительствам, как управлять госпиталями или как и какие закупать лекарства.
Когда Урсула фон Дер Ляйен просит у Италии прощения, она делает не только хороший и правильный жест (итальянцы заметили), но и спасает свою комиссию, которую при рождении назвала «глобальной»: уже сейчас понятно, что глобальным игроком ей на самом деле не стать (в самом оптимистичном варианте- пока не стать). Более того, чаще звучит вопрос о жизнеспособности самого ЕС.
В той же Италии отправленный в отставку Маттео Сальвини воспрял духом и увидел в эпидемии шанс вернуться во власть: «Европа мертва, скончалась между Берлином и Брюсселем». Недавно проведенный опрос общественного мнения показал: 59% итальянцев заявили, что ЕС в своем нынешнем виде не имеет смысла. В другом опросе большинство итальянцев назвали другом своей страны Китай, а почти половина сочли Германию врагом. Немцы тем временем продолжают лечить итальянцев в своих клиниках. «Это не союз, – кипятится Сальвини, – это гнездо змей и шакалов. Сначала мы победим вирус, а потом подумаем о Европе».
После победы над вирусом (многие верят, что она уже не за горами) самому ЕС нужно будет подумать о Венгрии, премьер-министра которой Виктора Орбана уже окрестили «Виктатором» после того, как ему удалось провести через парламент закон, наделяющий его чрезвычайными – многие в Брюсселе говорят, диктаторскими – полномочиями.
Эпидемия коронавируса оказалась испытанием для всех. Как из нее выйдет ЕС – в целости, с теми же законами и мантрами про солидарность и «больше Европы», или же изменится, приняв новые принципы – интересный вопрос и широкое поле для предсказаний от политики. Ясно, что жизнь уже не будет прежней, но какими будут новые принципы существования, пока не ясно».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- С детства остались только самые яркие воспоминания. И самые счастливые, конечно — когда еще все были. Начало мая. Мы все – мама, папа и я – едем к бабушке Лизе (папиной маме), которая живет в своем доме в Новобелице (это район Гомеля, не все знают) на краю леса. И мы все вместе идём туда гулять. Нам хорошо, тепло и привольно. Мы возвращаемся из леса с охапками белых цветов, которые называем подснежниками. В вазах эти цветы не стоят, но мы этого не знаем – несём домой дыхание весны. Повеяло – и вот его нет. Но то чувство – счастья, того, что всё впереди, и что это «все» точно будет прекрасно – осталось навсегда. А белые цветы я из леса не приношу – пусть живут там, где им место. Но всякий раз, оказываясь в лесу в начале мая среди полян из белых цветов, переношусь туда – в тот лес с мамой, папой и бабушкой. И все живы, и вся жизнь впереди... Лес – моё место силы…

 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- Сегодня два праздника, которые я по праву могу назвать своими – День печати (в оригинале День советской печати, в этот день вышел первый номер газеты «Правда») и день рождения Карла Маркса, который мы с однокурсниками по отделению философии долгие годы считали своим профессиональным праздником, пока в 2002 году ЮНЕСКО не установил, что Всемирный день философии празднуется в третий четверг ноября (в этом году – 19.11.).
С детства я мечтала быть писателем, но после призывов мамы быть скромнее, вслух говорила, что мечтаю быть журналистом. И хоть соответствующее образование не получила (моя дорогая подруга, коллега и во многом моя крестная мать в журналистике Наталья Плыткевич убедила меня, что это даже к лучшему), журналистом все-таки стала. Поэтому сегодня – мой праздник, который я встречаю и праздную, как и положено человеку, пришедшему в профессию по призванию: на рабочем месте. Заканчиваю материал о команде белорусских альпинистов, которые в прошлом году именно в эти дни подняли на Монблан факел с огнем Вторых Европейских игр. Расскажу вам, что произошло в жизни наших героев за этот год – родились дети, покорились новые горы, на одного «Снежного барса» в команде стало больше.
В День печати хочу поздравить всех коллег с праздником и поблагодарить тех, благодаря кому я в профессии. Алина Клыга, много лет проработавшая в «Гомельской правде», опубликовала самую первую мою заметку в этой газете, а потом дала рекомендацию коллеге в «Вечернем Минске», и когда я была студенткой, публиковала там много статей о белорусском балете (думаю, мне их лучше не перечитывать). Алина Федоровна, спасибо! Lyudmila Kuslivaya Людмила Кусливая, работавшая в СБ, подарила мне веру в себя тогда, когда я сильно в этом сомневалась (я жила в Китае, писала в СБ, но меня почти не публиковали, тогда-то я и написала свою первую книгу «Поднебесная страна»). Спасибо, Людмила Константиновна! Если бы не Сергей Гордиенко, зам. главного редактора СБ, где бы я сейчас была? Это он стал меня печатать, это он в 2005 году придумал мою колонку «Письма из Пекина», которая после отъезда из Китая превратилась в «Письма Инессы Плескачевской». Спасибо, Сергей! Опубликовано уже 730 колонок, «До тысячи дотянешь?», – спрашивает он меня. Я настроена дотянуть, но это будет возможно только с вашей помощью, друзья, только с обратной связью от читателей. С праздником, коллеги! А всем остальным – спасибо, что читаете.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«ВОЙНЫ ПАМЯТИ
Это выглядит то ли как фарс, то ли как трагикомедия, причем плохо сыгранные. А как сыграешь лучше? Сценарий пишется на ходу, игра – сплошная импровизация, и каждая мизансцена ухудшает ситуацию.
В Праге снесли памятник маршалу Коневу, я уже писала. Это стало лишь началом истории, которой не видно конца, и не совсем понятно, как из нее выходить, причем обеим сторонам – и Чехии, и России. Следственный комитет Росси возбудил уголовное дело в связи со сносом памятника. Когда об этом стало известно, старост районов Прага 6 Онджея Коларжа и Ржепорые Павла Новотного (он инициировал установление памятной таблички в честь освобождения Праги власовцами) и мэра Праги Зденека Гржиба взяли под полицейскую охрану. Но это лишь начало занимательного детектива. Через пару дней журнал Respekt, ссылаясь на источники в компетентных органах, написал, что в Чехию въехал человек с российским дипломатическим паспортом и ядом рицин – тем самым, которым в 1978 году в Лондоне укололи зонтиком болгарского диссидента Георгия Маркова. С того времени методы спецслужб существенно изменились, но Respekt настаивает на рицине. А поскольку журнал – единственный источник данной информации, все ссылаются на него и ищут того, кто этот самый рицин в Чехию ввез. В наше время тайным остается только то, что спецслужбы действительно хотят таковым оставить. Но, очевидно, это не тот случай. Так что имя человека с диппаспортом известно: Андрей Кончаков, руководитель Российского центра науки и культуры в Праге. Утверждают, что он въехал в Прагу с рицином («Это какая-то ошибка. В чемодане я вез антисептик и конфеты»), 14 марта. Памятник Коневу снесли 3 апреля. Заранее готовились? Доказательств у чехов нет, в России эту историю называют уткой.
Министр иностранных дел Чехии Томаш Петршичек в интервью газете Hospodarske noviny пытается снизить накал страстей: «С точки зрения МИД важно, чтобы мы соблюдали обязательства, которые вытекают из договора между Чешской Республикой и Российской Федерацией. Там не говорится, где памятник должен быть размещен, но из договора следует, что мы должны обеспечить ему достойные условия и предотвратить повреждение. Если одним из способов выполнить данные обязательства будут переговоры с Российской Федерацией о переносе памятника на ее территорию, мы открыты для этого». По-видимому, староста Коларж, снося памятник, с МИДом не консультировался. «Чехия – страна, которая выполняет договоры», – настаивает министр Петршичек: репутация – важная вещь. Наверное, именно поэтому так оскорбились районные власти, когда накануне 9 мая на пустующем после демонтажа постаменте некие люди установили двухметровый унитаз из пенопласта. «Если кому-то нужно выразить себя таким образом в дни празднования окончания Второй мировой войны, это говорит о том, что у него в голове фекалии», – сказал староста Коларж. С моей точки зрения, он приложил немало усилий к тому, чтобы этот эпизод стал возможен. Полиция возбудила уголовное дело по факту вандализма. «Идёт борьба двух точек зрения на события Второй мировой войны», – в интервью газете «Московский комсомолец» прокомментировала ситуацию дочь маршала Наталья Конева.
Эта борьба началась не сегодня, и не завтра закончится. Мы говорили об этом в феврале на Мюнхенской конференции по безопасности с известным российским политологом Федором Лукьяновым. И вот что он сказал: «То, что сейчас самое больное обсуждается, по поводу Второй мировой войны, кто виноват и тому подобное – это в чистом виде привнесено благодаря расширению ЕС. Пришли страны, которые претендуют на статус жертв: мы тоже жертвы, причем и тех, и других. Концепция двойного тоталитаризма. У этих стран, у многих из них, сложные исторические реминисценции относительно Холокоста. Кто-то страдал, а кто-то в нем участвовал. И вот тут началась релятивация того, что раньше считалось неоспоримым: каким бы ни был Советский Союз, другая сторона была ужасней, и все. А здесь уравнивание исходит из того, что – вы посмотрите на нас, мы жертвы и того, и другого, вы не можете этого игнорировать. Когда им говорят, что нет, ну вы тоже пособники… Что значит «пособники»? Почему сотрудничали с Гитлером? Потому что были против (большевиков). Вот это размывание морально-политического фундамента, я думаю, боком выйдет и Западной Европе. Можно спросить: а что, собственно, в масштабе всего Евросоюза Восточная Европа – какая-то незначительная доля экономики? Но тут меркантилистский подход не работает, в экономике – может быть, а в политике – нет. Учитывая нарастающие проблемы интеграции, сложности с нахождением единого подхода к все большему количеству вопросов, там, где этот единый подход можно легко создать – именно в отношении России, ее прошлого – это становится инструментально полезным».
Эта война закончится еще не скоро».

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«БЕРЛИН. СЛЕДЫ ПАМЯТИ
Леонид Пеньевской (это он запечатлён на двух фото фронтовой поры) точно помнит, когда повзрослел: в июне 1941-го. Еще не рассеялся дым от машин, увозивших из деревни Бережная Устьянского района Архангельской области призванного на войну отца Ивана Васильевича и односельчан, как 15-летний Лёня важно задымил самокруткой. Заплакала мама: «Что, сынок, взрослым стал?». Следующие два года обивал пороги военкомата: «Заберите на войну!», но только в октябре 1943-го, когда ему было семнадцать с половиной, его услышали. Шестимесячные курсы молодого бойца и через две недели после 18-летия – в бой. Шел май 1944-го, он потом рассказывал про свой первый трофейный автомат – как добывал, как любовно чистил, а наутро не нашел: увели. Пошел добывать новый. Но вообще о войне рассказывал мало и неохотно. Чего больше всего хотелось? «Выспаться». Страшно? «Нет, страх в первые же дни ушел, не думали – выживем или нет, просто шли в бой».
С зимы 1945-го Леонид Пеньевской – командир минометного расчета. К концу апреля у молодого бойца – увечье позвоночника и контузия (они будут напоминать о себе всю жизнь), потом – медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Берлинская операция началась в день его 19-летия – 16 апреля 1945.
«21 апреля 1945 года наша часть с боями вступила в Берлин и захватила первые жилые кварталы. Развернув огневые позиции, вела минометный обстрел жилых кварталов, которые удерживали немецкие войска. И откуда ни возьмись немецкие снайперы, расположившиеся на верхних этажах и чердаках многоэтажных домов, начали обстрел из винтовок и фауст-патронов. Командование поставило задачу уничтожить их любым способом. Мгновенно была создана группа вооруженных разведчиков из семи человек, в которую был включен и я. Немецкие снайперы в количестве семи человек были быстро обнаружены и с боем обезоружены. В плен взяты пять солдат и два офицера, которые пытались переодеться в гражданскую одежду».
…Семьдесят лет спустя мы ходим по Берлину с сыном Леонида Пеньевского Михаилом, всматриваемся в дома и улицы: может быть, это было здесь? Или вот здесь? Берлин – город со множеством шрамов. И даже на самый неискушенный взгляд не кажется хорошо сохранившим свою историю. Отдельные места – да, конечно, хорошая реконструкция – молодцы, но многое, доставшееся в наследство холодной войне от горячей, по-прежнему легко распознать. По новизне и размаху. Как Потсдамер-платц, например, которая до войны была одной из самых оживленных площадей в Европе: электрички, метро, кабаре, рестораны… Практически полностью разрушенная в 1945-м, она снова возродилась лишь в 1990-х: по ней проходила разделяющая город на западный и восточный Берлинская стена, и до ее падения восстанавливать разрушенное, казалось, не было смысла.
Теперь эта площадь снова символ. Сегодня в ее центре – часть фото экспозиции, повествующей о Берлине в 1945-м.
Рассказывают об оккупации, разрушениях, Красной Армии и Сталине, о том, как разбирали руины и восстанавливали мирную жизнь. Ни слова о том, почему Красная Армия оказалась в Берлине или о том, кто начал Вторую мировую войну. Зато есть информация о том, что во всем Берлине после войны осталось всего 18 автобусов (интересно, сколько в Минске?), а на Потсдамер-платц в первые послевоенные годы был активный «черный рынок», на котором солдаты Союзных войск менялись трофеями. Но почему Союзные войска здесь оказались? Ни слова.
Недалеко от Потсдамер-платц находится то, что ассоциируется у нас с окончанием войны: Рейхстаг и правительственный квартал. Сохранилось немногое, с наименьшими потерями войну пережило здание рейхсминистерства авиации. В первые послевоенные годы здесь располагалась советская военная администрация, потом парламент и совет министров ГДР (от тех времен на фасаде осталась внушительная мозаика из мейсенского фарфора – образ светлого социалистического будущего). Сейчас комплекс занимает министерство финансов ФРГ.
От бункера фюрера не осталось ничего: его залили бетоном в 1970-е. Чтобы не стал местом поклонения: здесь покончил с собой, женой и собаками Гитлер, здесь его и сожгли. Каждый день на теперешнюю парковку приводят экскурсии: все равно ведь история – протяни руку и дотронешься.
Дотронешься до мемориала жертвам Холокоста: огромное поле усеяно серыми плитами. Лес из 2700 одуряюще серых блоков.
Если они вам напомнили гробы, а сам мемориал – кладбище, вы будете правы. Вы будете правы, если они вам покажутся обезлюдевшей улицей. На самом деле любые ассоциации – даже самые пугающие – уместны. Немцам, по словам известного историка Петера Яна, с которым мы встречались накануне Дня Победы, понадобилось несколько десятилетий, чтобы принять тот факт, что они совершили геноцид – истребляли людей по национальному признаку. С тех пор Холокост для них – центральное событие Второй мировой, а в информационном зале под мемориалом – имена всех известных жертв. Школьников постоянно водят на экскурсии.
Говорят, что антивандальное покрытие для плит мемориала поставляла компания, сотрудничавшая в свое время с нацистским режимом. Нужно смотреть правде в глаза: в Германии практически любая крупная компания в свое время сотрудничала с Гитлером: Allianz, ThyssenKrupp и множество других, а знаменитый Фердинанд Порше занимался разработкой танков, чего ему до сих пор не могут простить, например, в Чехии (он родился на ее территории). История, однако.
За Бранденбургскими воротами, в парке Тиргартен есть мемориал другим жертвам геноцида – цыганам. Петер Ян ратует за то, чтобы здесь появился еще один – погибшим гражданам СССР и Польши. Лучше всего – напротив мемориала павшим советским солдатам.
Здесь много ровесников Леонида Пеньевского – парней 1926 года рождения. Ничего не успевших узнать: ни поцелуя, ни любви. Их единственный след на земле – этот, имя на обелиске. За две апрельские недели в битве за Берлин погибло более 20 тысяч солдат Красной Армии, здесь похоронены две тысячи. 19-летнему Леониду повезло: он остался жив, у него родилось двое сыновей, с одним из них мы и стоим сейчас в Тиргартене. Отсюда до Рейхстага – несколько шагов, виден его теперь прозрачный купол. А тогда…
«Штурм Рейхстага был назначен в ночь на 1 мая. Всем командирам минометных полков пятой минометной бригады был передан приказ командира бригады полковника Брюханова о выделении по два кочующих миномета на штурм Рейхстага. Во втором дивизионе 109 Минометного полка выбор пришелся на минометный расчет, которым командовал я. В срочном порядке миномет и ящики с минами погрузили в конную повозку и полным составом минометного расчета вместе с командиром взвода лейтенантом Чернекиным прибыли в распоряжение командира шестой батареи старшего лейтенанта Ф.Г. Прошкина, который находился на командном пункте командира 756 стрелкового полка полковника Ф.М. Зинченко.
Полковник Зинченко отдал приказ, и мы с бойцами стали кочевать к Рейхстагу, ведя стрельбу из миномета. Когда пехотинцы 756 стрелкового полка ворвались в Рейхстаг, нам поступила команда прекратить стрельбу. Я спросил по телефону старшего лейтенанта Ф.Г. Прошкина, что делать дальше. Он ответил: «На штурм Рейхстага!». С автоматом ППШ и двумя гранатами РГД вслед за пехотинцами через центральный вход проник внутрь Рейхстага и вел автоматную стрельбу по фрицам, действуя по команде капитана Кондрашова, командира роты разведки 756 стрелкового полка. Вернулся в свою часть утром 1 мая 1945 года, когда был закончен штурм, оставив свою роспись на стене Рейхстага с восточной стороны».

В Рейхстаге (теперь Бундестаге) мы тоже были. Гид объяснила, что «Рейхстаг» название имперское, современной Германии не подобающее, и только русские (т.е. жители бывшего СССР) с редким упорством продолжают его так называть. Надписи, сделанные на стенах тогда еще Рейхстага, сохранились.
С ними интересная история. После войны было не совсем понятно, что с этим зданием,  сильно пострадавшим во время штурма в 1945-м и стоявшим ровно на границе между западным и восточным Берлином, делать. Когда в 1960-1970-х делали ремонт, стены покрыли белыми панелями. Они закрыли следы боев и надписи, сделанные советскими солдатами. Но поступив так, архитекторы вольно (или, вполне вероятно, невольно) все надписи сохранили. Германия почувствовала себя объединенной именно здесь: 3 октября 1990 года на флагштоке Рейхстага взвился флаг ФРГ (по принятому в 1971 году соглашению союзников Западный Берлин формально частью ФРГ не являлся), а тысячи немцев, стоя на его ступеньках, пели гимн своей практически новой страны. Настало время глобальной реконструкции.
Одним из условий архитектурного конкурса было сохранение следов истории. Британец Норман Фостер конкурс выиграл и исторический фасад сохранил. Но внутри ничего от истории не осталось. Заново создан и знаменитый купол, который теперь совсем прозрачный и пройтись по которому изнутри и посмотреть на Берлин с высоты, с которой его видели наши отцы и деды, сегодня может каждый.
Бундестаг – самое посещаемое в мире здание действующего парламента. Каждый день проводятся сотни экскурсий на десятке языков мира (включая, конечно, русский). Их проводят даже во время заседаний парламента – вот такая демократия по-немецки, которую символизирует стеклянный купол бывшего Рейхстага.
А что с историческими надписями? Есть! После того как те самые белые панели сняли, все надписи сфотографировали и перевели на немецкий язык. Часть оставили, их можно увидеть (мы старательно искали автограф Леонида Пеньевского, но, к сожалению, не нашли), часть убрали под штукатурку, но не стерли – законсервировали.
С надписями работали кропотливо, даже приглашали сотрудников посольства России, чтобы прояснить кое-что, в частности (только не смейтесь!), нецензурную лексику. Российские дипломаты «дали добро» на удаление таких надписей. Правда, как, смеясь, рассказывал историк Петер Ян, удалили не все, некоторые потом все же попали в фотоальбом и поставили в тупик переводчиков.
…Берлин сдался 2 мая. Минометная бригада, в которой воевал Леонид Пеньевской, была срочно отправлена в Прагу, где 5 мая разгорелось Пражское восстание: сдался ведь Берлин, но не нацистская Германия. Потом было два Акта о капитуляции: один подписан 7 мая во французском Реймсе, другой – 8 мая в берлинском Карлсхорсте (на втором подписании настоял лично Сталин, желавший, чтобы война закончилась в столице, ее породившей), в бывшем здании казино военно-инженерного училища вермахта.
Сегодня Карлсхорст – тихий и уютный район Берлина, в апреле аккуратные частные дома утопают в цвету деревьев. От одноименной станции к бывшему «Музею безоговорочной капитуляции» (теперь Германо-Российский музей Берлин-Карлсхорст) по указателям доходим за 15 минут. Музей бесплатный, но посетителей немного: здесь не окажешься случайно, сюда приходят целенаправленно. Чтобы увидеть исторический зал (документальный фильм о подписании демонстрируется в режиме нон-стоп, в витринах – тексты Акта о капитуляции на русском, английском и немецком), побывать в кабинете Г.К. Жукова (в апреле 1945 здесь располагался штаб Пятой Ударной армии Первого Белорусского фронта, а потом резиденция советской военной администрации) и увидеть экспозицию, посвященную Великой Отечественной войне (именно Великой Отечественной, а не всей Второй мировой). Вместе с нами на метро приехала группа немецких восьмиклассников с двумя учительницами – немецкой и русской. Живущая 23 года в Германии Алиса, с которой мы разговорились, сетовала на то, что на уроках истории в школе мало говорят о войне, о советских жертвах, больше делая акцент на то, что «Сталин был тоже плох». Но многие учителя упорно приводят своих учеников в музей в Карлсхорсте – здесь самая полная экспозиция. «Они должны знать, что натворили, и уважать нас за то, что мы вытерпели», – говорит Алиса. Вокруг тихо, красиво и малолюдно, поливающий магнолию пожилой немец смотрит на нас с удивлением.
Почти с таким же удивлением смотрят рабочие, приводящие в порядок знаменитый мемориал в Трептов-парке (несколько остановок на метро от Карлсхорста).
Для нас образ солдата-освободителя – символ нашей Победы (символично и то, что для создания мемориала использовались гранитные плиты гитлеровской рейхсканцелярии), а для немцев… А что он для немцев? Результаты социологических опросов говорят, что почти 70 % немцев хотели бы перевернуть эту страницу истории как давно пройденную, 89 % считают 8 мая днем освобождения своей страны от нацизма, 9 % называют поражением. И эта цифра вселяет оптимизм: десять лет назад таких людей было 35 %.
В Трептов-парке, как всегда, многолюдно – это один из старейших (создан в 1876-1888 гг.) парков Берлина. Но у нашего мемориала – тишина и безлюдность, тех, кто пришел поклониться советским солдатам – четверо: мы с Михаилом Пеньевским, да еще одна пара, тоже говорящая по-русски. Молодые немцы загорают, расположивших под траурно склоненными знаменами с красной звездой, вышедшая на пробежку немка бегает вверх-вниз по ступеням, ведущим к основанию памятника: для нее это отличный тренажер.
Конечно, 8 и 9 мая все будет по-другому: много людей, сирень, имена погибших и «Никогда не забудем». Памятники нашим погибшим (кроме Тиргартена и Трептова, в Берлине есть еще Панков, там почти 13 тысяч человек) никогда не были, да и не могли стать частью немецкой души, хотя и являются неотъемлемой частью пейзажа Германии.
Статус всех советских военных кладбищ закреплен в договоре, который в свое время подписали ФРГ, ГДР и державы-победительницы. Мемориалу в Трептов-парке (как и всем остальным) гарантирован вечный статус, а немецкие власти обязаны финансировать его содержание и обеспечивать сохранность. Они говорят, что это дорого, но свои обязанности выполняют. Когда после объединения Германии некоторые немецкие политики потребовали убрать с саркофагов цитаты Сталина, их идея не нашла поддержки, и Трептов-парк остается сегодня одним из немногих мест в мире, где слова генералиссимуса вылиты золотом.
Кому-то не нравится и то, что надписи победителей можно видеть в интерьерах Бундестага. Но они там останутся. 
…«Воевал, как все, не щадя своей жизни. В трудных боях не трусил и не прятался от смерти, честно и добросовестно выполнял любые военные задания командиров, героического подвига не совершил, к сожалению. Воевал не ради наград, а ради чести и независимости своей любимой Родины, разгрома фашизма, достижения полной победы над врагом, ради жизни, свободы, счастья и мира всех народов», – написал когда-то своим детям Леонид Пеньевской. Он умер в 2001-м, через 60 лет после того, как так трагически повзрослел. «Он наш герой», – заверил его сына Михаила немецкий историк Петер Ян.
Таких героев у Беларуси – миллионы. Каждый, кто ушел на войну. Каждый, кто не вернулся. Каждый, кто пришел домой. Каждый, кто выжил в оккупации, концлагере, плену и тылу. Наша жизнь – лучший им памятник. Спасибо, что мы есть».

 

                         
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- Женщина, стоящая раком, – картина, которая нравится всем. У нас никогда не было дачи и никогда я к ней не стремилась. Короткого опыта по пропалыванию помидоров и клубники у первой свекрови мне вполне хватило, чтобы понять: не мое. И вот года три назад муж внезапно вспомнил, что у него с незапамятных времен есть участок с фундаментом под Минском. Он всегда мечтал о собственной бане. Нет, я не буду задаваться вопросом о мужской логике: зачем, живя в Карловых Варах, строить баню под Минском? Моя женская логика этого все равно не поймет. В общем, три года спустя у нас есть домик с баней, в который мы сейчас ездим по выходным. Пока есть только баня и кухня, спим на полу в спальниках – ну, типа, мы в походе. Ага, романтика. И вот я, которая даже на картошку на первом курсе не ездила, и ни одного цветочка в жизни не посадила за неимением желания их сажать, уже привезла от соседей две тачки цветов, разбила две клумбы, поливаю и смотрю с подозрением: а вдруг выживут? Лучше всего, кстати, пошли в рост не соседские цветы, а кусты, которыми поделился Сергей Плыткевич («У Плыткевича легкая рука», – сразу сказала мама). И вот стою я, значит, раком, гребу, копаю, собираю камни. Идут одни соседи: «О как у вас красиво!». (Никакой красоты на самом деле еще нет и не сильно предвидится). Другие соседи: «А вы все работаете! Бог в помощь!». Когда я сижу своим железным задом за компом, этого никто не видит, красотой букв не восхищается, Бога в помощь не посылает. Так что по-настоящему работающая женщина – та, что стоит раком и гребет. И это нравится всем.

   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- Так бывает в жизни: ты чего-то не планируешь, но идешь к этому. То есть оглядываешься назад и понимаешь: ты к этому подбираешься уже давно. Кажется, я никогда не мечтала ходить в горы. Но как поднялась в 2018-м на Авачинский вулкан на Камчатке, задалась вопросом: почему? Почему я никогда не мечтала ходить в горы? Ответ прост: вообще-то я боюсь высоты. Я даже не могу мыть окна на шестом этаже, потому что у меня от страха дрожат колени. Но в прошлом году приключился Монблан, и я никому не сказала, что боюсь высоты и у меня дрожат коленки. И я познакомилась с самыми настоящими альпинистами – они замечательные и вдохновляющие! В общем, я поняла: надо готовиться. Горы ждут!
На последней фотографии я с Victor Lutov Виктором Лутовым – человеком, поднявшимся на Эверест. В Беларуси таких людей шесть. Всего шесть!

   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«А ЧТО С ШЕНГЕНОМ?
Когда я ездила по странам бывшего социалистического лагеря, работая над проектом «Без железного занавеса», то всех своих собеседников спрашивала о главном достижении за последние 30 лет. И все в один голос отвечали: свобода передвижения. Свободы и изобильные супермаркеты – потом, но движение без границ – главное, то, «за что мы боролись». И вдруг его не стало: страны Шенгена закрылись друг от друга. Это стало ударом не только для граждан, у которых начались почти фантомные боли и вернулся страх «а вдруг больше не откроют?», не только для молодежи, которая времен без свободы передвижения не знает, но даже для Европейской комиссии. Ситуация, конечно, стрессовая, но плоха та организация, которая проваливает стресс-тест. А ЕС тест, несомненно, провалил. У этой проблемы есть и другая, на мой взгляд, даже более печальная, сторона: нынешняя ситуация показала, что все, оказывается, обратимо: интеграционные процессы, важнейшие решения и договоры. Нет ничего, что дается на века, даже когда правительства пытаются убедить себя и граждан в обратном.
Правила шенгенской зоны разрешают восстанавливать проверки на границах в условиях «серьезной угрозы общественной политике или внутренней безопасности». Но ни в каких правилах не записано, как ее вернуть к жизни. И тут Еврокомиссия издает свод правил по восстановлению Шенгена.
На первом этапе страны с примерно одинаковой эпидемиологической ситуацией (их будет определять Европейский центр профилактики и контроля заболеваний) должны снять ограничения на передвижение между собой. И только на втором этапе будет восстановлено передвижение в рамках шенгенской зоны и за ее пределами в прежнем, докоронавирусном, объеме. Но когда начнется этот этап, пока неизвестно. Председатель комитета по внутреннему рынку Европарламента Петра де Суттер предупреждает: «Мы реально на грани напряженности между компетенцией ЕС и стран-членов».
Некоторые страны стали создавать свои кластеры. Например, Латвия, Литва и Эстония заявили о восстановлении свободного движения внутри трех стран без необходимости проходить двухнедельный карантин. Франция и Великобритания согласились на безкарантинное передвижение для граждан своих стран. Парламент стран Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) работает над открытием границ между тремя странами. Министр туризма Хорватии Гари Капелли заявил, что его страна работает с Чехией над созданием воздушного коридора, который позволит чехам отдохнуть у моря. Премьер-министр Португалии Антонио Коста обещает, что его страна возобновит международный туризм с июля. Германия с 15 июня открывает границы с Австрией, Францией и Швейцарией. В середине мая открыли границу между Германией и Люксембургом, ведутся переговоры об открытии границы с Данией. Чехи стали проводить «Соседские субботы» на пограничных переходах с Австрией и Германией, границы между Чехией, Австрией и Словакией планируют открыть 8 июня.
Министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер говорит: «Ясная цель – мы хотим снова свободно путешествовать в Европе с середины июня». Его оптимизм не разделяет еврокомиссар по внутренним делам Ильва Йоханссон: «Это очень трудная задача. Государства нескоординировано ввели различные меры. Снятие этих национальных ограничений займет некоторое время».
Италия – многострадальная Италия – планирует открыть свои границы для граждан ЕС 3 июня и называет это «рассчитанным риском». Премьер-министр Джузеппе Конте говорит, что если страна будет ждать изобретения вакцины, «мы кончим сильно поврежденной экономикой и социальной структурой». Он говорит, что вторая волна заражений возможна, но «мы должны это принять, иначе мы никогда не сможем снова начать». Бог в помощь.
Вы заметили то общее, что есть у всех этих новостей? Страны снова принимают решения самостоятельно, иногда на двусторонней, иногда на многосторонней основе, но в любом случае не слишком обращают внимание на Европейскую комиссию. Это всего лишь Европейский союз, а не Соединенные Штаты Европы».

«СУММА ДВУХ ДЕМОКРАТИЙ
«Демократия убита в Венгрии, – заявила член Европарламента от Нидерландов Софи Вельд, – Она мертва». В самом Европарламенте с демократией, надо полагать, все в порядке, ну а то, что на заседании не разрешили выступить министру юстиции Венгрии Юдит Варге с разъяснением венгерской позиции – это, конечно, не в счет.
Справедливости ради: позиция у Венгрии с точки зрения европейской демократии действительно шаткая. В конце марта венгерский парламент наделил премьер-министра Виктора Орбана правом управлять страной в нынешних чрезвычайных обстоятельствах с помощью декретов, не тратя время на принятие законов и парламентские дискуссии. Дискуссии отнимают время, а время сейчас – не просто деньги, но жизни и здоровье. Срок, на который Орбану даются «диктаторские» полномочия, не ограничен. Одновременно были ужесточены наказания за нарушение условий карантина и распространение недостоверной информации в СМИ.
В соседней Польше, неформальный лидер которой Ярослав Качиньский с Орбаном политически очень близок и лично вроде как дружен, всерьез готовились к президентским выборам 10 мая. И сам Качиньский, и действующий президент Анджей Дуда, идущий на второй срок, знали: при проведении выборов в мае шансы победить весьма высоки. Пока в стране действовало правило «больше двух не собираться», Дуда продолжал ездить с предвыборной агитацией и выступать по телевизору. В условиях карантина выборы было решено провести по почте. По опросам IBRIS, лишь четверть поляков поддерживала эту идею. Но отменили их все же не из-за отсутствия поддержки населения, а потому, что об этом договорились два Ярослава – Качиньский и Говин, лидер входящей в правящую коалицию партии «Согласие», подавший в начале апреля в отставку с должности вице-премьера и министра науки и высшего образования. А в отставку он ушел именно из-за несогласия с проведением президентских выборов в мае.
Буквально накануне отмененных выборов Польша стала второй страной-членом ЕС, потерявшей статус «консолидированной демократии». Первой, как вы, наверное, догадались, была Венгрия. В случае Польши главной причиной потери статуса назвали утрату независимости судебными органами. Будут ли приняты к нарушителям демократии какие-либо меры? Скорее, нет, чем да.
Партии «Фидес» в Венгрии и «Право и справедливость» в Польше не оправдываются (какой смысл?), а просят обратить внимание на успехи: эпидемию коронавируса удалось быстро замедлить, потому что быстро закрыли границы и приняли другие меры. Но сейчас эти страны ждут непростые времена, и демократия, как и ее отсутствие, не имеет к этому отношения. Экономики Венгрии и Польши в последние годы активно развивались, демонстрируя неплохой рост, но эпидемия его подорвала. Эксперты предрекают Восточной и Центральной Европе самый тяжелый после падения железного занавеса экономический кризис. И тут диктаторскими полномочиями не обойдешься – нужны будут совсем иные стратегии.
Польша перенесла президентские выборы на июль, а Венгрия заявляет, что правление Орбана по декретам будет прекращено, скорее всего, 26 мая». Фото – от агентства «Рейтер».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«ОТЛОЖЕННАЯ ЖИЗНЬ
Мы живем так, как будто бессмертны, оставляем многое – иногда самое важное – на потом. Мы знаем закоулки Парижа лучше, чем переулки Минска или Гомеля: мы же здесь живем, всегда успеем познакомиться поближе. Когда вы были последний раз в Национальном художественном музее? А Национальном историческом? А, все Лувр да Ватикан? Понимаю. Эти же свои, всегда успеем. Вся жизнь впереди (а если уже не вся, то лучшее-то точно впереди).
Мы все чаще общаемся с друзьями через соцсети, забывая, как звучит их голос и как чувствуются их прикосновения: мы же здесь, рядом, всегда успеем. Потом. Мы все время откладываем жизнь, думая, что у нас в запасе неограниченное количество времени, сил и друзей, которым нужны наши прикосновения и голоса. Глупые, наивные, самонадеянные. Мы не бессмертны, мы слабы и никак не можем научиться жить здесь и сейчас. А потом вдруг – коронавирус, эпидемия, закрытые границы, открытые кафе и страх напомнят о том, что бессмертны только боги, а мы – слабы, смешны и не вечны.
Страхов в нынешней ситуации может быть множество. Кто-то боится заразиться и свел к минимуму выходы из дома и общение. Кто-то боится заразить других (мы же теперь все эпидемиологи с вирусологами и много знаем про бессимптомных носителей, которые сами не болеют, но несут угрозу), а потому свел к минимуму выходы из дома и общение. Говорят, есть люди, в жизни которых ничего не изменилось, но я с такими лично не знакома. До какого-то времени думала, что я и есть такой человек, но сейчас поняла: нет, и в мою жизнь коронавирус внес изменения, хотя я уже 20 лет работаю из дома, и в этом смысле изменений нет – рабочий график соблюдается, рабочие нормы выполняются, но ощущения все равно другие. Может быть, потому, что я неожиданно задержалась в Минске. Но, скорее всего, потому, что, задержавшись в Минске, практически не встречаюсь с друзьями. Мы не сидим в кафе, не ходим друг к другу в гости, не смеемся сообща. Общий смех – то, что помогает нам чувствовать себя живыми. А сейчас его нет, все больше озабоченности на лице и в голосе. Нет, мы не бессмертны. И ничего – вы слышите, ничего! – нельзя откладывать на потом. Нет, не потому, что завтра может и не быть (это звучит так безнадежно, что я даже не хочу произносить это вслух), а потому, что жить надо, не откладывая. Здесь и сейчас.
Несколько дней назад, гуляя в лесу, мы догуляли до дачи наших друзей. Они как раз оказались там, а не виделись мы несколько месяцев, все по телефону да в соцсетях… Как мы кинулись друг друга обнимать! «Вы что, нельзя же!», – кричал их зять. А мы от радости этой – встречи не виртуальной, а реальной, чтобы глаза в глаза, рука к руке, улыбка к счастью – забыли обо всех ограничениях. Сидели на террасе, пили чай с блинчиками и медом, и говорили, говорили… И смеялись, и ни слова о коронавирусе.
И вот тогда, в этом почти птичьем гомоне – шуме, от которого мы уже пару месяцев как отвыкли – мы и поняли, что жизнь наша за вот эти самые месяцы как будто остановилась. Мы ходим на работу, осторожно общаемся с коллегами, выполняем обязательства и тоскуем… Тоскуем по общению с дорогими людьми. Мы заменяем его мечтами. Вот, думаем мы, как только вся эта лихорадка с пандемией закончится (но никто не может сказать точно, когда это произойдет), у нас снова начнется жизнь. Нет, не так – у нас снова начнется Жизнь, с большой буквы. Мы заполним летние террасы кафе (тех, которые выживут в кризис), будем звонить по телефону только для того, чтобы назначить встречу на какой-нибудь такой террасе, будем собираться шумными компаниями и галдеть от души. Чтобы проверить и поверить, что помним голоса, не утратили чувствительность к прикосновениям и не разучились мечтать вслух. Мы не будем пропускать ни одной выставки в родном городе, потому что художникам нужны наше внимание и поддержка, а не потому, что галерея Уффици нас не ждет. Мы обойдем все национальные и городские музеи, купим билеты в театры на три месяца вперед, и будем ждать каждый спектакль, как премьеру. Не только потому, что – свое, а еще и потому, что очень хорошее, заставляющее задуматься, даже если нам кажется, что мы просто смеемся.
У нас прекрасные планы, мы на низком старте – мы ждем. И, конечно, откладываем жизнь на очередное потом. По-прежнему верим, что бессмертны, забывая, что не боги».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович

От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
«МАФИЯ БЕССМЕРТНА
За публицистическую книгу «Гоморра» итальянская мафия (в частности, каморра, там их несколько разновидностей) приговорила журналиста и писателя Роберто Савьяно к смерти. Он живет под охраной полиции, и это, как оказалось, тяжелый опыт. В одной только Италии раскуплено 1.8 млн. экземпляров «Гоморры» - бешеный успех, которому может позавидовать любой писатель, не только публицист. Книга переведена на 42 языка, по ней снят одноименный фильм, номинированный на «Оскар», и сериал.
Книгу я прочитала на одном дыхании – и потому, что люблю публицистику, и потому, что люблю Италию, и потому, что в Сицилии, сидя в кафе на городской площади, наблюдала разные сценки, которые позволяли разгуляться моему воображению на тему «жива ли мафия в Италии?». После книги Роберто Савьяно понятно: мафия и сегодня живее всех живых. Две неточности нашла в книге: первая – это где он упоминает Минск как печальный город с кислым запахом угля в воздухе (очевидно, что он здесь не был), а вторая, где он говорит про «гражданство Шотландии». Шотландия, как известно, не отдельное государство. Один эпизод впечатлил меня особенно. Это когда он рассказывает про знакомого мафиози (Савьяно из Неаполя, у него много друзей из каморры, и они не знали, что станут героями книги), который был так впечатлен автоматом Калашникова, что у него появилась мечта – познакомиться с его создателем. И что вы думаете? Итальянская мафия в содружестве со своими российскими коллегами это организовала! Юный мафиози из Неаполя поехал в Ижевск и провел почти целый день с Михаилом Калашниковым – разговаривал, пил водку и обедал. Мафия таки бессмертна. И вездесуща.
Боль – то чувство, которое помогало Роберто Савьяно писать. Видно, что у него за Неаполь и Италию болит. А у меня под конец возникло чувство безысходности. А еще я поняла, что мои путешествия в Италию никогда уже не будут прежними. Но это очень хорошая книга».
 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 225
  • Ржевцев Юрий Петрович
От друга нашего уважаемого Форума известного белорусского публициста и писателя Инессы ПЛЕСКАЧЕВСКОЙ (г. Минск):
- Хроники незадачливого дачника. С чего начинаются цветочки? С правильной одежды. Пошла в магазин известной белорусской марки за шортами. Чтобы без пафоса (не хочется оскорблять позой какие-то Gucci, которых у меня, правда, никогда и не было) и поддержать, опять же, отечественного производителя. Для примерки выбрала красные и цвета, можно сказать, хаки, но я предпочитаю назвать его лесным: положишь на травку — сольется. Все, кто меня давно знает, знает и то, что красный — мой любимый цвет. Но для дачи в итоге я выбрала — сюрприз! — лесной. Примеряя, становилась в прославленную позу дачника и пыталась рассмотреть — не вываливаются оттуда отдельные предметы сервиза (анекдот про чашечки и сервиз помните?). Забор-то у нас просто сетка, соседи ходят, поэтому я должна заботиться об их душевном здоровье. Вы же понимаете: женщина, стоящая раком — хоть и картина, которая нравится всем, но если при этом женщина в шортах, не всякое сердце это зрелище вынесет. Одно тянет другое: чтобы не довести соседей до инфаркта, увеличиваю интенсивность тренировок (тренер говорит, что попа уже поднялась до нужного уровня), сажусь на диету и борюсь с целлюлитом курсом жесткого (очень жесткого) массажа. Все для позы!
Черт, муж напомнил, что еще нужно садовый инвентарь купить. Одних шорт, говорит, мало. Ну инвентарь так инвентарь. Такой пойдет?

Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »