Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Центральный военно-морской музей  (Прочитано 371 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 576
  • Ржевцев Юрий Петрович

От столичного писателя и журналиста полковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, МУЗЕЙ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА
Как-то во время нашей очередной встречи в Санкт-Петербурге Борис Подопригора (см.: http://starodymov.ru/?p=29646) спросил:
- А ты бывал в Музее ВМФ?
- Не дошёл пока…
- Это ты зря!.. Петербург – морская столица России. Ты непременно должен побывать в музее!..
И вот мы отправились на Крюков канал.
В Военно-морском музее нас встретили заместитель начальника Александр Чернавский и экскурсовод Михаил. И началось ознакомление с экспозицией. В котором на разных этапах принимали участие руководитель изо-фонда Ольга Цехановская и руководитель корабельного фонда Евгений Мульгин. Спасибо им всем преогромное. О том, насколько большое значение имеет уровень профессионализма для человека, который знакомит гостя с экспонатами, я уже писал: http://starodymov.ru/?p=29696
История отечественного военно-морского флота не так проста, как может показаться на первый взгляд человеку несведущему. Равно, как, впрочем, и история самого нашего Отечества. Если учесть, что Россия есть законное дитя Киевской Руси (см.: http://starodymov.ru/?p=26332), то вполне уместно вспомнить знаменитый поход на Царьград князя Олега, во время которого через Чёрное море (см.: http://starodymov.ru/?p=7686) отправился целый флот – хотя, считаю нужным оговориться, думаю, его численность хронистами преувеличена. Однако ж, сколько бы судов ни участвовало в походе реально, это был флот – полноценный и вполне дееспособный. О казацких «чайках»: http://starodymov.ru/?p=741
И можно вспомнить флот Ивана Грозного (см.: http://starodymov.ru/?p=3720) – пусть реально каперский, однако ж вполне дееспособный и участвовавший в борьбе за Балтику на равных, скажем, с Швецией или с той же Ганзой: http://starodymov.ru/?p=3764 И попытку начать строительство флота, предпринятую Алексеем Михайловичем: http://starodymov.ru/?p=24928 И поморских корабелов, воспетых Юрием Германом в экранизированном впоследствии романе «Россия молодая»: http://starodymov.ru/?p=304 И первые суда, строившиеся на Лодейном Поле: http://starodymov.ru/?p=10639 Однако, сколько б ни вспомнилось подобных примеров, а только факт остаётся фактом: истинно настоящий отечественный флот начался именно в Петербурге (см.: http://starodymov.ru/?p=307), с знаменитого Указа Петра Великого, со строительства Адмиралтейства. А музей начался с т.н. Модель-камеры, первое упоминание о которой относится к 1709 году.
…Мы, люди технократического века, к достижениям цивилизации относимся как к чему-то само собой разумеющемуся. Поднимаясь на борт современного судна, мы знаем, что его характеристики опираются на многовековой опыт корабельного строительства, что его параметры рассчитаны на современных компьютерах, что при этом использованы самые современные материалы, которые протестированы, опять же, современными средствами диагностики. И когда судно отчаливает от стенки, оно не затеряется, как встарь, в неведомом (см.: http://starodymov.ru/?p=255 ) – его движение отслеживают умные приборы, его метка станет перемещаться на экранах диспетчерских служб, а в распоряжении капитана и вахты имеются всевозможные эхолоты и средства навигации. Для нас такое положение дел кажется естественным и нормальным. Однако как попытаешься себе представить то же строительство корабля три столетия назад!
Конечно, корабелы строили по устоявшейся традиции – как их учили отцы или опытные мастера. Однако цивилизация – такая штука: она не может стоять на месте, она объективно развивается. И кораблестроителю, вносившему какое-то изменение в привычный алгоритм работы, приходилось рисковать. Каким глазомером, какой природной сметкой, каким врождённым чутьем, каким математическим складом ума приходилось обладать мастеру, чтобы взять на себя смелость отойти от освящённого опытом канона!..
Вот этот эволюционный (а порой и революционный) путь развития кораблестроения нашёл отражение в музее ВМФ.
Ещё Пётр I повелел каждому мастеру, который начинал строительство нового боевого судна, предварительно изготовить его модель в разрезе, и представить на хранение в Модель-камеру. И такая традиция закрепилась надолго.
Их сегодня много – моделей кораблей, что цельных, что выполненных в разрезе, и отдельных их частей представлены для ознакомления публике; а в хранилище теснится ещё больше. Разумеется, чтобы оценить истинную ценность экспонатов, нужно быть специалистом. Ну а мне, дилетанту, можно лишь восхищаться гением человека, который на протяжении веков совершенствовал корабли, усложнял их, доводя до совершенства – пусть совершенство это и относительное, пусть и на время.

Рождение флота
…Впрочем, похоже, я скакнул немного вперёд, забежав, как говорится, не то поперед батьки, не то впереди паровоза… А потому – немного ретируюсь…
Как ни суди, а Россия в исторической ретроспективе – держава изначально всё же сухопутная. Даже выход ещё в Средневековье новгородцев к Студёному океану (см.: http://starodymov.ru/?p=25141), даже выход Ивана Грозного к Каспийскому морю (см.: http://starodymov.ru/?p=22706), даже построенный при Алексее Михайловиче «Орёл» (см.: http://starodymov.ru/?p=26933) не сделали её державой морской.
И вот право: диву даёшься, откуда ж у юного Петра вдруг прорезалась такая тяга к морю, к заморским странам?.. Даже его потешное войско ещё как-то объяснимо: дети во все времена любили играть в солдатики, а тут – возможность играть в солдатики всамделишные: http://starodymov.ru/?p=11366 Но вот ведь прорезалась любовь к морю, родилось откуда-то стремление к неведомому. Быть может, ловкий честолюбец Франц Лефорт (см.: http://starodymov.ru/?p=29097) и ветреная Анна Монс (см.: http://starodymov.ru/?p=16135) поспособствовали этому?..
Как бы то ни было, а только с молодости Пётр заболел морем. И водные прогулки его – что на подмосковных озёрах, что в Переяславле-Залесском… Где только Петровские ботики ни плавали-ходили под парусами!.. И вот макет такого стоит и в Военно-морском музее Санкт-Петербурга. И вообще в Музее личности Петра уделено немало внимания. Да и вполне закономерно, в общем-то!
…Говоря об исторических личностях, мы, как правило, оцениваем их статично, как нечто однозначно сформировавшееся, без динамики развития, рассматриваем их деятельность как последовательное движение к конкретной цели, при котором каждое последующее действие является продолжением предыдущего. Соответственно, и отдельные шаги подгоняем под конечный результат. Но вот если попытаться оценить самого себя: а таким ли я, пишущий эти строки, был десять лет назад?.. И жизнь вокруг изменилась, и я сам на многие вещи стал смотреть по-другому. А ты, мой друг?.. Совершишь ли ты сегодня то действие, которое совершил вчера (или десять лет назад)?.. Меняется жизнь, меняется человек… В одну реку дважды не войти: http://starodymov.ru/?p=557 Чем известные исторические персонажи отличаются от нас?.. Да, жизнь протекала не столь динамично, однако ж и она менялась, и политика, и международная обстановка… Обязанность государя – на эти вызовы реагировать, и свою деятельность в соответствии с ними корректировать.
Сейчас речь идёт о Петре и его времени. И о деятельности Петра в том конкретном мире – в динамике изменчивости мира, и в динамике развития самой личности русского государя. Карл Шведский (см.: http://starodymov.ru/?p=25801), Август Саксонский (см.: http://starodymov.ru/?p=25770), Мазепа Запорожский (см.: http://starodymov.ru/?p=28098), многочисленные Гереи Крымские, Мустафа II и Ахмед III Османские, Солтан Хусейн Персидский – и далее по абрису страны… Да плюс властолюбивая сестричка Софья ( см.: http://starodymov.ru/?p=14516), боярская оппозиция, стрелецкие бунты (см.: http://starodymov.ru/?p=252), Кондратий Булавин (см.: http://starodymov.ru/?p=27340)…
Что ж удивительного, что в разные отрезки царствования Пётр Алексеевич и действовал по-разному. Что сегодня ему виделось единственно-правильным, завтра нередко оказывалось лишённым смысла. И наоборот, понятно. Взять, например, флот, построенный в Воронеже и на других верфях Дона: http://starodymov.ru/?p=23486 Известно, что он сгинул, по сути, бесполезно. Достаточно сказать, что из тысячи построенных здесь судов различных классов вышли в Азовское море и смогли принять участие в боевых действиях только 9 – и это не опечатка: именно девять из тысячи! Сколько леса извели, сколько денег потратили, сколько сил людских… Да и жизней – чего уж тут душой кривить!..
Следствием совершённой ошибки стало то, что Пётр понял: следует переориентироваться с южного направления на Балтику.
И вот уже рубятся просеки, чтобы волоком перетащить боевые суда из Белого моря в Онежское озеро, чтобы они могли принять участие в борьбе за Неву: http://starodymov.ru/?p=25287
Нева – река парадоксальная. Длина её – всего ничего, ста километров нет. А только известна на весь свет – именно благодаря гению Петра и несказанной красе рождённого им города. И сколько кровушки в её воды пролилось в многочисленных войнах и отдельных стычках по её берегам!..
Когда говорят о том, что это вот, земли, исторически принадлежавшие такому-то княжеству, я усмехаюсь или досадую – в зависимости от ситуации. На протяжении веков у каждого клочка земной территории поменялось столько хозяев (насколько, понятно, вообще у земли может быть хозяин)!..
Так и Нева – в разное время проживали вдоль неё разные народы. И всегда за неё шла жестокая борьба: http://starodymov.ru/?p=237 Причина проста: Нева – единственная водная артерия, которая связывает целый огромный регион (от Ильмень-озера до Онежско-Ладожского приозерья) с морем, а посредством его и со всем миром. Кто Неву контролирует, тот и пенки снимает с торговых караванов, идущих по ней; да и геополитику в регионе выстраивает он же (о том же: http://starodymov.ru/?p=25201 ). Понятно, что нынче технократическое развитие цивилизации описанную ситуацию в значительной степени подкоррективало, но до недавнего времени она оставалась именно таковой.
Вот и решил Пётр отбить Неву у шведов, прорубить – уж более наглядного образа всё равно не придумаешь – окно в Европу. Сколько-то судов переволокли из Белого моря, сколько-то затем построили в Лодейном Поле… Отбили старинную русскую крепость Орешек, переименовав заморским словом в Шлиссельбург (посчастливилось мне побывать в этой крепости, да вот не собрался рассказать об этом: http://starodymov.ru/?p=10431 Потом и Ниеншанц отбили: http://starodymov.ru/?p=1929 Заложили на Заячьем острове крепость… И первую морскую победу над теми же шведами одержали: http://starodymov.ru/?p=14757
Обо всём этом подробно рассказывает Музей и его сотрудники.
…Что три столетия назад представляла собой территория, на которой сегодня раскинулся красавец Петербург?.. Болото! Однако именно владение болотистыми берегами низовьев Невы обеспечивало Российскому царству выход к Балтике. И началось строительство…
Только собственно строительство города – не тема данных записок; оставим их на потом.
Заложили Петропавловскую крепость – о ней ещё как-то пойдёт речь. А параллельно начали строить корабли – первые боевые суда уже истинно регулярного военно-морского флота. Уже с учётом ошибок, допущенных в Воронеже… Для этого возвели адмиралтейские верфи.
Первые суда строили так. Я не зал об этом, об этом рассказали наши провожатые по Музею – Александр Николаевич и Михаил.
На берегу Невы стоял ангар. В нём прямо на дощатом полу расчерчивали разметку. И по этой разметке начинали выстраивать шпангоуты, и обшивать их тёсом… Того ангара, понятно, не сохранилось, но на макете его показывают…
Впрочем, это уж точно нужно увидеть, об этом не расскажешь.
Подводя итог данному разделу записок, приведу цифирь. На момент ухода из жизни Петра Балтийский флот насчитывал полсотни боевых кораблей, семьдесят галер и до трёх сотен различных судов других классов. То есть Музею есть что рассказать и что показать о том периоде!

Понемногу обо всём
Вообще-то пересказывать историю отечественного Военно-морского флота – с моей стороны оказалось бы слишком самонадеянно. Есть для этого и более знающие люди. Однако ж как рассказывать о Музее, не сваливаясь постоянно в описание тех или иных событий, некогда случившихся, и нашедших отражение в экспозиции?.. Особенно если тебе самому они, эти события, интересны… Наверное, многим знакомо это чувство: когда в музее видишь какие-то экспонаты, вызывающие в тебе какие-то воспоминания о прочитанном…
Экскурсовод Михаил рассказал, например, об истории освоения Арктики, об изучении Северного Ледовитого океана (см.: http://starodymov.ru/?p=24951), о поисках Северо-Восточного прохода, нынче известного, как Северный морской путь (см.: http://starodymov.ru/?p=24412 ). Тема сама по себе очень интересная, богатая событиями, и до обидного слабо освещаемая в нашей историографии. Конечно, мы все слыхали о Виллеме Баренце (см.: http://starodymov.ru/?p=255), Витусе Беринге (см.: http://starodymov.ru/?p=22895), Владимире Русанове (см.: http://starodymov.ru/?p=20010), Якове Санникове (см.: http://starodymov.ru/?p=28951), братьях Лаптевых (см.: http://starodymov.ru/?p=27868), кто-то наслышан о Прончищевых (см.: http://starodymov.ru/?p=22961), Алексее Чирикове (см.: http://starodymov.ru/?p=27179) или Дмитрии Овцыне (см.: http://starodymov.ru/?p=28736)… Но только знания наши фрагментарны, мозаичны, обрывочны…
Музей ВМФ даёт более цельное представление об этом великом научном подвиге, совершённом нашими предками.
А вспомним знаменитую, и также не слишком «раскрученную» для обывателя Архипелагскую экспедицию (см.: http://starodymov.ru/?p=14516 ), которую возглавлял генерал-аншеф Алексей Орло: http://starodymov.ru/?p=20203 Понятно, что командующим он считался скорее номинально, однако сейчас речь идёт не о том. И о ней рассказывает Музей.
Большой раздел посвящён жизни и деятельности адмиралов Григория Сенявина, Павла Нахимова (см.: http://starodymov.ru/?p=3849), Фёдора Ушакова (см.: http://starodymov.ru/?p=25770)…
А сколько в Музее выставлено для посетителей, и хранится в запасниках художественных изображений – картин, скульптур, гравюр, эстампов!.. О некоторых из них любезно рассказала Ольга Цехановская. В частности, речь шла о таких художниках, как Фёдор Толстой и Алексей Боголюбов – к искренней своей досаде я вынужден признать, что слишком мало обращался к их творчеству…
И я ещё время от времени буду возвращаться к этой теме.
А флаги!.. Насколько интересен рассказ об этих священных атрибутах каждого корабля!.. Сколько функций они выполняли, какую роль играли в повседневной жизни, мирном путешествии, и уж подавно в боевой обстановке!..
О вооружении рассказывали наши гиды, о том, какие пушки и на каких судах размещались… К слову, на днях исполняется 240 лет со дня рождения Александра Засядко – отца всей российской реактивной артиллерии (см.: http://starodymov.ru/?p=203); так вот, с 1828 года (см.: http://starodymov.ru/?p=26912) на отечественных кораблях, сначала Черноморского флота и Дунайской флотилии, начали устанавливать станки для запуска боевых ракет…
А растры – насколько интересно слушать о них!.. Когда-то они служили тараном для древних судов, потом стали скорее декоративным элементом, но в то же время и своеобразным символом, лицом корабля! Некоторые из них становились подлинными шедеврами изобразительного творчества.
О развитии отечественного флота на всех морях, омывающих нашу Родину также шла речь…
Да что там!.. Интереснейшее это дело – путешествовать по залам Музея Военно-морского флота!.. Да ещё в сопровождении таких замечательных рассказчиков, как Александр Николаевич, Ольга Константиновна, Евгений Юрьевич, Михаил: http://starodymov.ru/?p=29746
Как я уже писал, прообраз Музея начал формироваться ещё при Петре I. На основе созданной им Модель-камеры в 1805 году и создан «Морской музеум»… В 1908 году ему присвоили имя Петра Великого – без сомнения, вполне заслуженно.
…Как-то Володя Шигин, известный наш писатель-маринист (см.: http://starodymov.ru/?p=23366), рассказал мне о таком факте. По его словам, царь Николай Павлович (см.: http://starodymov.ru/?p=29595) очень заботился о Черноморском флоте, лично знал здесь едва не каждого офицера, и они платили ему верностью и любовью… Когда началась Крымская (на Запале её называли Восточной: http://starodymov.ru/?p=29259) война, Николаю I ежедневно приносили списки погибших в Севастополе. И он встречал и встречал фамилии хорошо знакомых ему людей… Ощущая свою ответственность за происходящее, государь тяжело переживал эти потери, и это здорово подкосило его здоровье: http://starodymov.ru/?p=347
Что тут скажешь?.. Мы знаем царя Николая I как сурового, довольно замкнутого и холодного человека. Между тем, трудно сказать, что творилось в его душе на самом деле. Так что я поверил рассказу Владимира.
Однако ж оказывается, что именно Николай Павлович вскоре после своего воцарения закрыл Военно-морской музей вообще! И вновь открылся Музей уже при его сыне, Александре II. Чем объяснить столь явное пренебрежение к поддержанию исторической памяти, даже предположить не возьмусь.
Ну да ладно – открыли ведь потом, восстановили… И с тех пор уже Музей работает без перерывов – разве что идеология его немного корректируется в зависимости от цвета знамён, которые полощутся под невским ветром снаружи.
Погодите, как же «без перерывов»… А Великая Отечественная!.. Блокада – особая страница в истории города, да и вообще страны: http://starodymov.ru/?p=28926
В нынешнее здание музей переехал буквально накануне войны, в феврале 1941 года. До того дня, как вражеское кольцо замкнулось вокруг города, успели вывезти значительную часть экспонатов Военно-морского музея. А после снятия блокады – вернули обратно. И с 1946 года Музей работает уже бесперебойно.

Бриг «Меркурий»: о командире, экипаже, подвиге
Данный раздел моих записок о петербургском Музее Военно-морского флота лишь развивает одну из моих предыдущих публикаций. Однако и обойти молчанием событие, о котором пойдёт речь, представляется несправедливым. Речь пойдёт о подвиге брига «Меркурий», совершённом в мае 1829 года во время Русско-турецкой войны 1828-1829 годов: http://starodymov.ru/?p=29595 Об этом подвиге рассказывали сотрудники Музея: и Александр Николаевич, и Ольга Константиновна, и Евгений Юрьевич, и, конечно же, Михаил: http://starodymov.ru/?p=29746
Бриг «Меркурий» был обыкновенным, ничем особо не примечательным кораблём своего класса. В чём-то он чуть уступал своим собратьям, в чём-то чуть превосходил… Службу нёс исправно – даже довелось ему сопровождать фрегат, на борту которого следовал император Николай I: http://starodymov.ru/?p=22895 Команда брига – 115 человек, из которых пять офицеров и пять выделенных отдельной строкой квартирмейстеров (понятия не имею, отнести их к офицерам или к нижним чинам). Командовал бригом капитан-лейтенант Александр Казарский – тогда ещё рядовой, мало кому известный офицер, получивший боевое крещение при штурме Анапы (см.: http://starodymov.ru/?p=27316) и награждённый золотой шпагой за участие в штурме Варны.
В статье в Википедии о том памятном сражении сказано, что капитан сумел сплотить офицеров и вообще экипаж в единый дружный коллектив. Однако тут видится некоторая неувязка. Дело в том, что Казарский лишь незадолго до памятного сражения принял командование судном – ранее он командовал бомбардирским кораблём. Что же касается «Меркурия», капитаном здесь на протяжении трёх лет служил капитан-лейтенант Семён Стройников. Так что вроде как логично предположить, что основная заслуга в том, что офицеры брига, вышедшие из различных социальных слоёв, а также и остальные моряки, сложились в единый флотский экипаж, принадлежит, скорее, командиру-предшественнику.
Однако… Как-то всё несуразно получается… Стройников, будучи переведён на боевой корабль более высокого ранга, встретив в море турецкий отряд, боя не принял и сдал свой фрегат противнику… Он в качестве пленного находился на одном из османских линкоров, потерпевших поражение от «Меркурия».
Как же много зависит от командира в бою! У отважного Казарского и крохотная команда показала образец отваги; у оробевшего Стройникова капитулировал целый фрегат.
Итак, «Меркурий»… Пятеро офицеров. Удивительно получилось, но все пятеро оказались выходцами из различных слоёв общества. А решение вступить в сражение и драться до конца приняли единодушно. Более того, опять же, единодушно порешили, если возникнет реальная угроза пленения судна, сцепить его с вражеским кораблём и взорвать. Для этого у входа в крюйт-камеру положили заряженный пистолет, из которого в критический момент кому-то из офицеров надлежало выстрелить в бочку с порохом.
А чтобы случайным выстрелом не сорвало кормовой флаг, что могло быть расценено как сигнал о капитуляции, Казарский самолично приколотил его непосредственно к флагштоку.
Бытует легенда, что одного из офицеров на всё время боя отрядили стоять с пистолетом возле той самой бочки. Не знаю, навряд ли, сомнительно как-то. Известно, что в условиях малочисленности команды офицеры «Меркурия» сами вели огонь из пушек – и вряд ли отрядили бы лишнюю пару опытных рук для выполнения задачи, которая ещё неведомо, возникнет ли… Скорее уж приняли решение, как гласит другая версия – роковой выстрел следовало произвести любому офицеру, который сочтёт ситуацию критической.
Доподлинно известно, что первым предложил использовать судно в безвыходной ситуации в качестве брандера младший по чину, но старший по возрасту поручик Иван Прокофьев – выходец из простого народа, между прочим…
Итак, 14 мая 1829 года случилось так, что бриг «Меркурий» был атакован двумя турецкими линейными кораблями. Два десятка пушек против почти двух сотен. Это ж открытое море – здесь нигде не укроешься, здесь крохотное судёнышко всё на виду у двух левиафанов…
Шансов – никаких!.. А бриг принял бой. Капитан ещё и пошутил:
- Турки несут нам Георгия!..
Надо же: как в воду глядел. Сражение длилось несколько часов. На стороне русских моряков накопился богатый опыт в мастерстве вести огонь и маневрировать. К тому же «Меркурий» имел возможность палить обоими бортами – турки пытались зажать бриг своими корпусами, вследствие чего не могли использовать всю свою огневую мощь… И всё же силы, даже с учётом изложенного, оставались слишком неравными.
…Казарский и его команда приняли абсолютно правильное решение на бой – эту правильность доказала практика. Они не старались нанести урон собственно линкорам и уж подавно – их командам. «Меркурий» палил по такелажу!
В эпоху парусного флота корабельная артиллерия широко применяла книппели. Это когда пушка стреляет сразу двумя ядрами, скреплёнными между собой цепью. При умелой стрельбе такой снаряд ломает мачты, рвёт паруса, выводит из строя такелаж… В бою 14 мая книппели применяли обе стороны; только русские канониры оказались более умелыми – именно разрушив всю мачтово-парусную конструкцию, «Меркурий» сумел выбить из боя один за другим оба линкора.
…Весть об этом сражении разнеслась по всей Европе. Многие отказывались верить в такое: бриг одержал победу над двумя линкорами; двадцать пушек одолели почти двести!..
Подвиг – славное дело! Подвиг оценённый – славен вдвойне! Ну а уж если он и воспет!..
Бриг «Меркурий» удостоен высокой чести: ему (второй случай на флоте!) пожаловали Георгиевский флаг. Все офицеры награждены орденами, причём, сам Казарский и Прокофьев – Георгиевскими крестами IV степени; остальные члены команды – знаками отличия военного ордена (наверное, можно сравнить с медалью «За отвагу»). Кроме того, все офицеры произведены в следующий чин; и в их фамильные гербы включено изображение того самого пистолета Тульского оружейного завода, что так и остался лежать неиспользованным на пороге крюйт-камеры. Что касается самого Александра Казарского, теперь уже капитана 2 ранга, его назначили флигель-адъютантом – высокая честь!..
К сказанному осталось добавить вот что. Бриг получил название «Меркурий» в честь катера с тем же именем, который отличился в Русско-шведской войне 1788-1790 годов: http://starodymov.ru/?p=27179 Подвиги, совершённые тем судёнышком на Балтике, также поражают воображение: катер под командованием лейтенанта (впоследствии адмирала) Роберта Кроуна захватил в плен два шведских корабля – 12-пушечный и 44-пушечный.
Впоследствии, вплоть до событий 1917 года, в Черноморском флоте непременно служил боевой корабль «Память Меркурия». В 1918 году над очередным из них поднялся жёлто-голубой флаг, и он получил новое имя – «Гетман Иван Мазепа» (см.: http://starodymov.ru/?p=28098); экипаж отказался служить на осквернённом корабле и сошёл на берег, унося с собой и Георгиевский флаг.
На момент распада Советского Союза имя «Память Меркурия» на том же Чёрном море носило гидрографическое судно. Будучи приватизированным, оно перевозило дешёвые товары из Турции в Севастополь; во время одного из рейсов оно и затонуло – как считается, из-за перегрузки шмотьём… О том тяжком времени: http://starodymov.ru/?p=2095
В настоящее время в России строится корвет, которому уже присвоено имя «Меркурий».
И ещё Википедия сообщает о том, что сейчас снимается художественный фильм о том сражении почти двухсотлетней давности… Режиссёр – Юрий Кара.
…Выше сказано, что высшая оценка подвига – когда его воспевают. О подвиге брига «Меркурия» рассказывает несколько картин, написанных разными художниками. В числе авторов – Иван Айвазовский (см.: http://starodymov.ru/?p=28148). Примечательно, что рама одной из них выполнена из обшивки того самого брига.
Ну и было бы неправильно умолчать о дальнейшей судьбе Александра Казарского. Его кончина оказалась ужасной. Его отравили мышьяком. Причины историки указывают разные. Мой добрый товарищ и компетентный маринист Владимир Шигин (см.: http://starodymov.ru/?p=29727), мнению которого я доверяю, считает, что причиной преступления стал то, что проводивший ревизию Казарский вскрыл факты хищений на флоте…
Впрочем, это уже тема для другой публикации.

Некоторые мысли о гидах
На мой взгляд, просто так ходить без экскурсовода допустимо (именно допустимо – не более того) только в художественных музеях, да и то в исключительных случаях; там ещё можно просто любоваться произведениями искусства и получать исключительно эстетическое удовольствие. Что же касается музеев познавательных, в путешествии по его залам гид просто необходим! Иначе посещение такого музея обращается в пустую трату времени. Опять же в музей нельзя зайти просто так, по пути… То есть, конечно, можно, только в значительной степени зазря это окажется. Поход в музей должен стать событием!..
Помните знаменитое: «Я поведу тебя в музей!», – Сказала мне сестра»?
Предварительный настрой на встречу просто необходим. А ещё лучше, когда имеется ещё какая-никакая предварительная теоретическая подготовка – хотя это и не всегда идёт на пользу. Итак, гид…
Вот лежит под стеклом предмет. Или в витрине помещён другой предмет. Или с потолка свисает… Это ж не просто какая-то штучка – это послание нам из прошлого! Оно ценно не содержанием в нём драгметалла или вкраплениями редких минералов!.. Не в первую очередь этим!.. Само провидение для чего-то сохранило его, пронесло сквозь время, чтобы показать нам!
Его, этот предмет, кто-то изготовил сколько-то веков назад: http://starodymov.ru/?p=741 С применением технологии той поры. Он принадлежал некому представителю той, давно ушедшей эпохи, на него смотрели глаза, видевшие совершенно иной, отличный от нашего окружающий мир, его касались пальцы, привычные к совершенно иным предметам, чем кнопки клавиатуры или пульта телевизора… Если бы он, этот предмет, мог говорить, он бы много что мог бы поведать нам!.. Ещё немного о том же: http://starodymov.ru/?p=25481
В серии романов о приключениях сэра Макса герой умеет разговаривать с предметами, и они рассказывают ему много любопытного. Только то сказка – в жизни такое невозможно. Во всяком случае, при нынешнем уровне развития техники. Потому и необходимы гиды. Люди, которые обратят внимание твоё именно на данный предмет, и расскажут, что это, и зачем, и из какой эпохи, и каковы его особенности среди собратьев…
За свою жизнь, особенно за прошедшее десятилетие, я повидал-послушал много экскурсоводов. И вполне понятно, что зарекомендовали они себя в моих глазах очень по-разному. Я даже классификацию вывел для этой категории работников. Одни отрабатывают зарплату, другие делятся знаниями, третьи обогащают твою душу. Для первых, соответственно, достаточно отбарабанить единожды усвоенный текст, вторые должны обладать достаточно многосторонней эрудицией, ну а третьим… Даже и не знаю, легче ли им, относительно коллег, или труднее… Душевные силы ведь не беспредельны, однако ж именно их запоминают слушатели, именно им хранят благодарность за то, что стали эрудированнее, мудрее, духовнее…
Правда, тут важна и обратная связь. Если посетитель просто бродит за говорящим поводырём, позёвывает, поглядывая на экран гаджета, то и расстанутся они в конце отведённого промежутка времени к обоюдному удовлетворению.
Посетитель, коль он пришёл в музей, просто обязан работать – работать на приём, на восприятие предлагаемой ему информации. Посетитель обязан быть благодарным слушателем: http://starodymov.ru/?p=25118 Это – идеал. Сложится такой тандем – отлично. Не сложится – значит, из жизни просто вычеркнут кусочек времени. У обоих!..

« Последнее редактирование: 27 Мая 2019, 11:26:46 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 576
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Центральный военно-морской музей
« Reply #1 : 27 Мая 2019, 11:24:12 »

От столичного писателя и журналиста полковника в отставке Николая Александровича СТАРОДЫМОВА:
«СУБМАРИНА ИЗ КАЗЕМАТА
В Музее Военно-морского флота, что в Санкт-Петербурге (см.: http://starodymov.ru/?p=29746), стоит подводная лодка конструкции (если не ошибаюсь) Степана Джевецкого (см.: http://starodymov.ru/?p=10001). На неё обратил наше внимание экскурсовод Михаил. С другой стороны, она и сама по себе притягивает взоры, мимо неё невозможно пройти, не задержавшись.
Эта субмарина изготовлена в 1880 году и стала первым в мире серийным подводным судном. Правда, приходится признать, что она несколько опередила своё время: соответственно, и серия получилась маленькая, и технически подлодка оказалась несовершенной, и в боевых действиях участия практически не принимала… Однако она стала первой – вот что главное!
Между тем, на её месте вполне могла бы красоваться какая-то из старших сестричек, которым попросту меньше повезло. Их по тем или иным причинам не воплотили в металл, или же изготовили в единственном экземпляре.

1. Бунтарь-самоучка
Вот пример. Жил в России в первой половине XIX века некто Казимир Черновский. В июне 1829 года он представил записку с проектом подводной лодки. Сам Казимир Гаврилович находился в это время в Петропавловской крепости, куда его за вольнодумство определил самолично шеф жандармов граф Александр Бенкендорф (см.: http://starodymov.ru/?p=22706); так что и подал документ узник тюремному начальству. 19 июня бумаги оказались на столе у императора Николая I (см.: http://starodymov.ru/?p=28736), который прожектом заинтересовался и повелел подвергнуть его компетентной экспертизе. Невесть по какой причине где-то в бюрократической цепи произошло замыкание, и инициативному арестанту вместо режима наибольшего благоприятствования (чтобы он мог работать) режим ужесточили (чтобы он работать не мог)…
Ведь правда же, интригующее начало? А что мы знаем об этом событии? Да ничего! Во всяком случае, большинство из нас.
Оговоримся сразу. В оценке личности Черновского много противоречий. Да и в отношение проекта подводной лодки не всё ясно. И интрига от этого становится ещё интереснее.
Человеку свойственно стремиться к недоступному. В частности, он издревле изобретал возможности, чтобы погрузиться в водный мир. О том в истории мы тьму примеров слышим – предания уводят нас ещё в эпоху Александра Македонского: http://starodymov.ru/?p=24956 В России, насколько известно, первым попытку строительства подводного аппарата одобрил и финансировал Пётр I, этим занимался выдающийся механик-самоучка Ефим Никонов. Однако со смертью царя-реформатора (см.: http://starodymov.ru/?p=16991) работы прекратились – при его преемницах заглохли многие замечательные начинания.
Оживление интереса к подводным лодкам началось на рубеже XVIII–XIX веков. Сохранились упоминания о том, что попытки построить субмарины в нашей стране предприняли житель Кременчуга со звучной фамилией Ромодановский, а также некто Торгованов, некоторые другие граждане империи: http://starodymov.ru/?p=22706

И вот на арене появляется Черновский
Казимир Гаврилович происходил из мелкопоместного дворянства Минской губернии. Там он и проживал в своей деревеньке, там же и женился… Правда, семейная жизнь у него почему-то не сложилась – уж невесть по каким причинам. Как бы то ни было, Черновский, будучи уже отнюдь не молодым человеком, отправился в Петербург, чтобы учиться в медико-хирургической академии. Здесь он сошёлся с вольнодумцами, стал посещать заседания какого-то революционного кружка. Времена стояли суровые – лишь недавно поставлена точка в суде над декабристами… Ещё о том периоде: http://starodymov.ru/?p=22895 Короче говоря, в мае 1829 года 34-летний студент Казимир Черновский оказался в каземате Петропавловской крепости. О его политических воззрениях, о степени революционности сведений не сохранилось, да это и не имеет для данного рассказа принципиального значения. Для нас важнее, что именно из недр этой тюрьмы-цитадели выкарабкался и отправился по инстанциям замечательный документ – проект подводной лодки с пояснительной запиской, исполненной в безукоризненно верноподданническом стиле.
Ведь были ж времена!.. Письмо политического арестанта оказалось на столе самолично императора Николая Павловича. В ряде источников этот монарх изображается дремучим ретроградом, чуравшимся всего нового и прогрессивного. Оговорюсь сразу: такая оценка не соответствует действительности; другое дело, что к новшествам он старался относиться взвешенно: http://starodymov.ru/?p=29595
Так вот, представленным проектом государь заинтересовался. Тем более, что автор особый упор делал на военном аспекте использования субмарины – на ней, по его замыслу, могли установить пушки, она могла подводить мины под днища вражеских кораблей.
И вот 19 июня 1829 года на проекте появляется резолюция. Пунктом первым она предлагала специалистам оценить, содержит ли проект рациональное зерно. Ну а пунктом вторым коменданту Петропавловской крепости предписывалось обеспечить узника Черновского всем необходимым для дальнейшей работы над проектом; однако на него же, коменданта, возлагалась личная ответственность, ежели узник в результате такого послабления что-нибудь совершит.
Черновскому для работы требовались бумага, циркуль, перья и нож, некоторые другие чертёжные принадлежности. И это – «политическому», да под личную ответственность коменданта!.. Чиновник выход из затруднительного положения нашёл вполне в духе времени. Вспомнит император о проекте и его авторе – ещё, как говорится, бабушка надвое сказала… А вот если арестант при помощи ножа и бумаги совершит что-нибудь злонамеренное, отвечать придётся непременно. В результате Казимир Гаврилович не получил ничего из просимого, а затем и вовсе оказался в Шлиссельбурге, где условия содержания оказались еще более суровыми.
Мне на Ореховом острове, на котором высятся суровые стены Шлиссельбурга, побывать довелось. И в особом секторе для особо опасных преступников – тоже: http://starodymov.ru/?p=24779 Мрачное место…
Тут следует оговориться вот о чём. Биографы изобретателя расходятся в том, когда в голове Черновского родилась идея субмарины. По одной версии, он задумал подводную лодку уже давно, ещё в родной деревеньке, и на протяжении многих лет обмозговывал её детали. Признаться, это выглядит как-то сомнительно: с чего бы размышлять о подводной лодке в белорусских болотах?.. Другая версия представляется более любопытной, да и правдоподобной, на мой взгляд. Согласно ей, Казимир Гаврилович оказался человеком не просто очень неглупым, но и достаточно хитроумным. Оказавшись в крепости, он скоро сообразил, что облегчить свою участь может только заинтересовав власти чем-то настолько любопытным, что они решат закрыть глаза на его революционные воззрения. Вот и придумал проект субмарины – который оказался просто его блестящей импровизацией…
Кто знает, какая из версий верна? Думается, по большому счету, и это не принципиально. Главное, что проект появился на свет. И, как оказалось, недурственный проект.

2. Генерал-эксперт
Пока изобретатель мучился неизвестностью в каземате сначала Петропавловской, а затем Шлиссельбургской крепостей, его записка оказалась в руках генерал-инспектора Путей сообщений генерал-майора (впоследствии генерал-лейтенанта) Петра Базена. Ещё одна несправедливо забытая личность в российской истории. Выдающийся математик, механик и инженер, он оставил глубокий след как в теоретических изысканиях, так и в практических делах. Вот лишь краткий перечень некоторых работ Петра Петровича: он построил морской порт в Евпатории, Обводной канал в Петербурге, шлюзы в Шлиссельбурге, первый в России цепной мост в Екатерингофе, занимался углублением русел Невы и каналов… Его перу принадлежат глубоко продуманные и проработанные труды по дифференциальным исчислениям, о теории возведения храмов, о сбережении вод Ладожского озера…
Короче говоря, проект подводной лодки Черновского попал в руки грамотного инженера, к тому же, не чуравшегося новой мысли. Поначалу Петру Петровичу идея понравилась. Однако, поразмыслив над проектом обстоятельнее, он нашел в задумке множество изъянов, о чём и доложил в обстоятельной докладной записке. Некоторая курьезность ситуации состоит в том, что в архивах сохранилось мало материалов, подготовленных самим Черновским, потому о лодке мы можем в значительной степени судить именно по документу Базена.
…В связи с этим вспоминается подобный же пример из истории ссыльных декабристов – об этом рассказывает в романе «Память» Владимир Чивилихин. Один из ссыльных, Павел Дунцов, в течение нескольких лет писал обширный труд, в котором рассматривались вопросы философские, политические, экономические, социальные… По распоряжению начальства рукопись уничтожили… Однако предварительно кратко законспектировали. И именно это изложение, попавшее в архив МВД, дошло до наших дней, позволив оценить, какой подвиг в области науки и культуры совершил этот человек, имя которого, не останься этого свидетельства, кануло бы в Лету: http://starodymov.ru/?p=11073 Но вернёмся к теме данной публикации. Кто-то из историографов сделал из этих метаморфоз воззрений Базена вывод о том, что, мол, проект ему понравился, однако, когда он узнал, что автором является политзаключенный, изменил своё мнение из лизоблюдской осторожности. Думается, такое предположение навряд ли справедливо – ведь речь шла не о социальных вопросах, а о сугубо технических; да и поручение объективно разобраться исходило из монаршего кабинета… Нет, причина видится в другом. Просто первое впечатление далеко не всегда является единственно верным, особенно в технике. В самом деле, идеи, заложенные в проект, оказались вполне новаторскими по тем временам. И только более глубокое изучение деталей проекта позволило Петру Петровичу сделать вывод о его неосуществимости.
В истории как науке понятие «если бы» неприемлемо, хотя бы потому, что проверить допущение невозможно: http://starodymov.ru/?p=29603 Однако в журналистском выступлении можно и помечтать.
В выводах, которые сделал о проекте генерал Базен, ключевыми являются два пункта. Он констатирует, что компетентность автора в инженерных вопросах оставляет желать лучшего. Но при этом его «усердие и практические познания могли бы быть полезными».
Эх, им бы объединиться – абстрактному мышлению Казимира Черновского и практическим навыкам Петра Базена!.. Быть может, и получилась бы лодка?.. Увы, увы, увы!

3. Оставшаяся на бумаге
Так что же она, лодка Черновского, собой представляла? Металлический цилиндрический корпус с заостренным носом и плоской, словно обрубленной кормой. Длина, по замыслу автора, должна была составлять примерно десять метров при диаметре в три. Изнутри лодку предлагалось обтянуть кожей для теплоизоляции. Приводить в движение её предполагалось за счет семи пар вёсел, которые при необходимости легко убирались внутрь или же напротив, выдвигались через кожаные манжеты. Для опоры весел выдвигались также специальные кронштейны. Для маневрирования под водой планировалось использовать четыре весла, выдвигавшиеся из кормы – потому-то ее и пришлось делать плоской. Погружение предполагалось осуществлять за счёт наполнявшихся водой кожаных резервуаров в количестве 28, для всплытия балласт из них планировалось выдавливаться с помощью рычагов.
А вот следующее инженерное решение видится поистине оригинальным! Рубку в лодке планировать сделать убирающейся; при её выдвижении внутренний объем субмарины увеличивался и за счёт этого она бы всплывала. К слову, на рубке предусматривались иллюминаторы.
Продумал Черновский и вооружение своей субмарины. В рубке он планировал расположить пушку (или фальконеты), через рубку же предполагал возможность высадки десанта или диверсантов. Но главная его придумка состояла в мине, которую предполагалось устанавливать из-под воды на днище корпуса корабля противника. Казимир Гаврилович изобрёл и собственный взрыватель к этой мине, причём, принцип его приведения в боевое состояние используется и поныне. Сегодня в морских минах в качестве предохранителя используется кусочек сахара: когда он растворяется в воде, освобождается пружина, переводящая взрывное устройство в боевое положение. А Черновский предложил использовать с той же целью квасцы: размокая, они через определённое время позволяли воде добраться до химического воспламенителя, который срабатывал бы от контакта с водой.
…Как известно, бюрократические шестерёнки проворачиваются туго. Однако в конце концов в 1832 году бумага с суждениями генерала Базена оказалась в руках узника Черновского. (Прошло всего-то три года!). Именно тогда стало известно, что из предписания государя в отношение заключенного исполнена только ужесточающая часть. Впрочем, никаких сведений о том, что с коменданта за чрезмерную строгость спросилось, не имеется. Как гласит нынешняя точная, хотя и крайне неблагозвучная присказка, «лучше перебдить».
Однако Черновскому позволили-таки теперь работать. И он вносит в проект дополнения и изменения на основании замечаний генерала Базена. Так, Казимир Гаврилович признаёт целесообразность замены кормовых весел на рули глубины; более того, за счёт этого можно отказаться от обрубленной кормы и сделать корпус более обтекаемым. На боках корпуса появляются крылья для устойчивости. На субмарине устанавливается (на бумаге, понятно, на проекте) перископ, о существовании которого Черновский, судя по всему, до подсказки Базена попросту не знал, в то время как любознательный Базен с этим изобретением Михаила Ломоносова (см.: http://starodymov.ru/?p=27348) был знаком. Однако Казимир Гаврилович, приняв предложение своего сановного оппонента, пошёл дальше. Он разработал механизм, позволявший по мере надобности выдвигать перископ или убирать внутрь.
Самым слабым пунктом в проекте оказался вопрос обеспечения экипажа воздухом. Приходится констатировать, что на него указывал генерал Базен, и Черновский ничего кардинально улучшить здесь не смог. Запас воздуха он предлагал иметь в кожаных ресиверах, однако при столь многочисленном экипаже, да еще с десантом… Это представляется нереальным. Однако ничего более рационального Казимир Гаврилович придумать так и не смог.

4. Жизнь после лодки
…Насколько реализуемым в то время оказалось бы предложение Черновского, нам уже не узнать. В конце концов, военное ведомство пришло к выводу о том, что проект слишком слабый, чтобы с ним возиться. Материалы по проекту сдали в архив, да и забыли о них.
Любопытно, что именно в том же 1832 году идеей создания подводной лодки загорелся военный инженер генерал-адъютант Карл Шильдер. И теоретическая подготовка у него была куда выше, чем у самоучки Черновского, и практического опыта больше, да и поближе он находился к сильным мира сего… Потому и стал автором первой российской субмарины, которую построили и спустили на (под) воду. Она же стала первой в мире подводной лодкой, на которой имелось ракетное оружие – ракеты генерала Александра Засядко: http://starodymov.ru/?p=29776 И Шильдер первым в мире создал плавучую базу для подводных лодок… Впрочем, это уже совсем другая история. О Карле Шильдере упоминается также в публикации о Николае Артамонове: http://starodymov.ru/?p=357
Ну а что же Черновский? По окончании срока заключения Казимира Гавриловича отправили на поселение в Архангельскую губернию. Там он изобретательством не занимался, а опять ударился в политику. В северных краях ссыльных оказалось много, в том числе и участников Польского восстания (см.: http://starodymov.ru/?p=23486), с которыми наш бунтарь легко нашёл общий язык. Они скоро сколотили организацию, одним из лидеров которой и стал Черновский. Организация насчитывала чуть ли не 800 человек – число безусловно завышенное, только неизвестно кем: то ли жандармами для повышения показателей раскрываемости, то ли историками уж невесть для чего… Цель у заговорщиков декларировалась настолько грандиозная, насколько же и нереальная: захватить несколько кораблей, как военных, так и рыбацких, и отплыть на этой флотилии в неведомые дали – то ли в Испанию, где шла антимонархическая борьба (характер которой кратко, но ёмко описан в романе Виктора Гюго «Отверженные»), то ли в Польшу – поднимать новое восстание. Такие масштабные приготовления не могли остаться незамеченными для имперских правоохранительных органов. И перевели Черновского подальше от моря, в глухой уездный Сарапул.
Там и нашла упокоение душа человека, имя которого при несколько других обстоятельствах могло стоять рядом с именами создателей первых субмарин Дэвида Бюшнелла и Роберта Фултона.
И ещё о подводной лодке – теперь уж современной: http://starodymov.ru/?p=19311».

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 576
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Центральный военно-морской музей
« Reply #2 : 16 Ноября 2019, 15:39:01 »

От пресс-службы «Патриот Экспо»:
- Уникальная отреставрированная модель монитора «Стрелец», первенца российского броненосного флота, вновь заняла почетное место в экспозиции Центрального военно-морского музея спустя почти 80 лет хранения в запасниках. Созданная в 1863-1865 годах в модельной мастерской Санкт-Петербургского порта в масштабе 1:12, она экспонировалась сначала в Кронштадтском отделении Морского музея, а в Санкт-Петербург поступила в 1872 году. В залах ЦВММ она выставлялась вплоть до 11 сентября 1939 года – до переезда музея в здание Биржи.
«Стрелец» – один из кораблей, знаменующих переход Российского флота от эпохи «дерева и парусов» к эпохе «брони и пара». С 1864 по 1865 год в России по программе, разработанной Морским министерством, было построено 11 кораблей подобного типа.











Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 576
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Центральный военно-морской музей
« Reply #3 : 06 Декабря 2019, 18:57:54 »

От пресс-службы «Патриот Экспо»:
- Центральному военно-морскому музею возвращено имя его основателя – императора Петра Великого. В церемонии присвоения ему почетного наименования принял участие заместитель министра обороны РФ-начальник Главного военно-политического управления ВС РФ генерал-полковник Андрей Картаполов. «Это событие трудно переоценить, оно имеет огромное значение для всех нас. Тем самым главный морской музей России приблизился к своим истокам и вновь с гордостью носит имя великого преобразователя России», – сказал он, вручив директору ЦВММ Руслану Нехаю распоряжение Правительства РФ о присвоении музею почетного наименования «имени императора Петра Великого».
По окончании мероприятия гостям показали временную выставку «Небесные покровители Российской армии и флота» модель монитора «Стрелец», недавно возвращенную в музей после реставрации, а также фонды открытого хранения. В начале года ЦВММ отметил свое 310-летие. По этому случаю была создана постоянная экспозиция в главном здании музея и существенно обновлены экспозиции всех шести его филиалов в четырех субъектах Российской Федерации, а на крейсере «Аврора» и «Дороге жизни» проведена широкомасштабная реконструкция, превратившая их в принципиально новые, современные музейные площадки.

 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 576
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Центральный военно-морской музей
« Reply #4 : 01 Августа 2020, 12:18:34 »

От друга нашего уважаемого Форума капитана 2 ранга запаса Анатолия ВАСИЛЬЕВА:
- Посетив в Санкт-Петербурге, где сейчас нахожусь, Центральный военно-морской музей, пришёл в восторг от выставки «Шестой континент». Напомню, что в 2020 году исполнилось 200 лет первой русской антарктической экспедиции 1819-1821 гг. и первой исторической встречи русских моряков и народа Маори в Новой Зеландии. Этим важным событиям посвящена Международная комплексная экспедиция «Мирный Восток-200» на парусном учебном судне «Надежда» (ФГУП «Росморпорт») в 2021 году, в которой я выступаю в качестве начальника штаба экспедиции. На борту «Надежды» предполагаем организовать выставку, посвящённую первой русской антарктической экспедиции, аналогичную выставки, которая сейчас работает в залах ЦВММ!

                                       
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »