Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Узники шталага-2Б/Stalag II B в Hammerstein/Хаммерштайн  (Прочитано 18337 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 859
  • Ржевцев Юрий Петрович
Воины 21 гкд:
МАЛАХОВ Даниил Кириллович (1914-не ранее осени 1941), военнослужащий 112-го горнокавалерийского полка 21-й горнокавалерийской дивизии Оперативной группы войск 28-й армии (I ф) Западного фронта, красноармеец.
Родился 4 декабря 1914 года в городе Оренбурге. Русский. Бухгалтер по гражданской специальности. Был женат: супруга Крымова Раиса Иосифовна проживала: по состоянию на лето 1941 года – в доме № 34 по улице улица 25-го Октября узбекского областного города Намангана, а по состоянию на весну 1946 года – в квартире № 6 дома № 39 по улице Советской города Чкалова (ныне – Оренбург).
С 25 октября 1934 года постоянно жил и трудился в узбекском областном городе Намангане.
В армию мобилизован 12 июля 1941 года Наманганским ГВК Наманганской области Узбекской ССР (ныне – Республика Узбекистан) с направлением в ряды личного состава 112-го горнокавалерийского полка (Наманганский военный гарнизон) 21-й горнокавалерийской дивизии 4-го кавалерийского корпуса Среднеазиатского военного округа.
Последнее письмо в адрес супруги отправил в июле 1941 года из железнодорожного эшелона по пути на фронт. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 1914, л. 43.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 22 июля 1941 года.
Боевое крещение принял 2 августа 1941 года в рядах однополчан в бою, разгоревшемся в треугольнике деревень Гневково – Пустосёл – Криволес Шумячского района Смоленской области.
Согласно персональной лагерной карте (ЦАМО: ф. 58, оп. 977521, д. 1788, л. 59), 3 августа 1941 года попал в плен у районного города Рославля Смоленской области. В плену учтён нацистами как Данил, а не Даниил по имени.
Первоначально содержался в лагере шталаг-2Ф (Stalag II F; он же – 315), находившемся в восточнопомеранском городе Хаммерштайн (ныне – польский Чарне). Присвоенный здесь лагерный номер –«23921».
С 28 октября 1941 года – узник другого дислоцировавшегося в Хаммерштайне (ныне – польский Чарне) нацистского лагеря – шталага-2Б, где и умер от истощения и болезней 15 ноября 1941 года.
14 июня 1946 года на основании запроса супруги официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в июле 1941 года. Источник - ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 1914, л. 43.
Увековечен в Книге Памяти Оренбургской области – т. 1, стр. 243, но почему-то без указания соцданных и с одним искажением – как Данил, а не Даниил по имени.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 02 Июня 2020, 15:52:40 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 859
  • Ржевцев Юрий Петрович
Калинин Николай Емельянович 1915 г.р., уроженец Усманского района Липецкой области, – погибший в нацистском шталаге-2Б воин 624 сп 137 сд. По одним данным – красноармеец, а по другим – младший лейтенант.
Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 2278, л. 68 и 68об.

https://obd-memorial.ru/html/images3?id=300302625&id1=2043c2f369aad2c10eeb811ced320137&path=SVS/002/058-0977520-2278/00000115.jpg
https://obd-memorial.ru/html/images3?id=300302627&id1=9309d3de001a7a16dc70f3ded9d70cfd&path=SVS/002/058-0977520-2278/00000116.jpg



Скан с 319-й страницы 1-го тома Книги Памяти Ивановской области:
« Последнее редактирование: 20 Декабря 2019, 14:51:48 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 859
  • Ржевцев Юрий Петрович
Возвращение судьбы
ВОРОНОВ ИЗ СТАРНИКОВО. ПОГИБ В ХАММЕРШТАЙНЕ
Никаких сведений в книгах памяти о Воронове из Старниково нет. Но в архиве есть документы погибших в плену, и среди них персональная карта пленного лагеря военнопленных Stalag II B Hammerstein, персональный номер 17211.
Из карты: Воронов Михаил Васильевич, родился 25.10.1921 г. в д. Старниково. Фамилия матери Китова. Солдат «Awto bat 8641». Пленен под Столбцами 5 июля 1941. Рост 174 см, светловолосый, особых примет нет. Отец, Василий Воронов, жил в д. Старниково, Ульянинское п/о Бронницкого р-на Московской обл.
Умер в ревире (лазарете) 24.11.1941, похоронен на новом русском кладбище в Хаммерштайне, могила 138. Ревиры отличались от обычных лагерных лазаретов тем, что это была обособленная огороженная территория практически без какого-либо лечения.
На обратной стороне карты есть отметка о его поступлении в Stalag IIB Hammerstein (сейчас это польский город Чарне) 16 октября 1941 и направлении в рабочую команду за пределы лагеря 18 октября 41-го. 1 октября переведен в другую рабочую команду. Через 24 дня умер в лагерном лазарете.
Но, устанавливая судьбу солдата, начнем с боев, в которых он участвовал до пленения.
«Awto bat 8641» – это автотранспортный батальон, а цифры могут быть как номером войсковой части, так и полевой почтовой станции этого батальона. Вот только не было автобата с такими номерами ни в/части, ни почты. Но ранее я уже рассказывал о судьбе умерших в плену раменцах, у которых местом службы был указан такой номер.
Смирнов Николай Петрович, 21.12.21г.р. из Татаринцево. В карте пленного местом службы записан «86/41 Tank Regt» – танковый полк. В плен попал под Слонимом 3.07.41.
Заскулин Петр Иванович, 12.06.1921 г.р., адрес: ст. Быково, ф-ка Октябрьской Революции, д. Красное Знамя. Его место службы – в/ч 8641, а это 33-й мотострелковый полк 33-й танковой дивизии. В плен попал под Барановичами, дата не указана.
В документах пленных встречаются записи 8641 автобат, автополк и подобные, но, скорее всего, при заполнении карты «мото» немцы воспринимали как «авто», так и писали. А на самом деле это был мотострелковый полк.
33-я танковая дивизия (командир – полковник Панов) была сформирована в марте 1941 в составе 11-го механизированного корпуса. Заскулин был призван в апреле 1941-го. Наверное, в дивизию Воронов, Заскулин и Смирнов прибыли в одной команде призывников. Сколько их было, таких же 19-летних парней, не имеющих опыта службы и встретивших войну слабообученными и слабовооруженными! Мне приходилось участвовать в формировании дивизии, и я знаю, что это период, когда части пополняются личным составом, обустраиваются, заполняют склады имуществом, строят парки и военные городки. Идет прием техники и вооружения, т.е. солдаты в основном заняты на погрузочно-разгрузочных работах, и ни о какой боевой учебе практически нет и речи. Думаю, так же все было и весной 41-го. Дивизия успела получить 30-40 танков Т-26 учебно-боевого парка, а также 12 Т-34. Противотанковой артиллерии не было.
11-й механизированный корпус был в числе первых, принявших удар немцев 22 июня 41-го. Он насчитывал: 3 КВ, 24 Т-34, 242 Т-26, 18 огнеметных, 44 БТ-2/5. По количеству техники это уровень не корпуса и даже не дивизии, а танковой бригады. Причем танки Т-26 и БТ были получены из других частей с большим износом ходовой части, особенно БТ, около 15 % из них были неисправны. Укомплектованность полностью подготовленными экипажами составляла 13-17 %, видно много было в дивизии новобранцев.
И все-таки в первом бою приняли участие около 250 танков и 60 бронемашин. Вот только вся эта техника должна была своевременно заправляться и ремонтироваться, но мастерских и автоцистерн катастрофически не хватало, как и тракторов для эвакуации подбитых танков. За горючим как на «охоту» посылали машины на нефтебазы и аэродромы, но их выслеживали и поджигали вражеские самолеты. Проблемы с горючим начались с первых же дней. Наших самолетов в небе практически не было, т.к. 11-я смешанная авиационная дивизия, развернутая в районе Гродно-Лида, в основном потеряла их от бомбежек еще на аэродромах в первый день войны.
С начала бомбардировки немецкой авиацией городов Волковыск, Гродно и Соколка, где дислоцировалась 33-я дивизия, она была поднята по тревоге и, согласно плана прикрытия, ее полки через 4 часа заняли свои районы южнее Гродно. Корпусу была поставлена задача вести подвижную оборону и наступать с целью уничтожения противника. При этом 50% его личного состава не были вооружены и оставались в основных местах дислокации. Но корпус на рубеже Гродно – Соколка держал немцев до 26 июня, т.е. даже тогда, когда на других участках они продвинулись уже до Минска.
Не выдержавшие напора врага наши части и пограничники откатывались от границы, и всю тяжесть боев приняли на себя дивизии 11-го мехкорпуса. 33-я вела бои в районе Новы-Двор, Сидра.
К исходу 23 июня был получен приказ разгромить немцев в районе Гродно. И это при том, что в 11-м мехкорпусе оставалось всего 50 боеспособных танков, но его дивизии делали все, чтобы приказ выполнить и даже пытались наступать. Но что они могли?! Мотострелковые полки не имели техники и отставали от танков, а без поддержки пехоты немцы расстреливали их, как в тире. 25 июня немцы бомбили особенно ожесточенно. Уцелевшие до этого тылы были уничтожены, ни одна машина не могла показаться на открытом месте, чтобы не быть обстрелянной.
26 июня был получен приказ на отход. В некоторых дивизиях отход превратился в бегство, но в 11-м мехкорпусе сохранялся относительный порядок. Да только можно ли теперь говорить о мехкорпусе? Например, в 33-й танковой дивизии оставалось всего 153 человека и ни одного танка. Скорее всего, Михаил Воронов был в их числе. Это не значит, что остальные погибли. Многие отставали от своих частей и подразделений, примыкали к другим отходящим. Поэтому путь солдата не всегда связан с путем отхода их частей. Далее остатки дивизии отходили на реку Россь, форсировали множество речушек и болот, отбивались от наседавших немцев, пока к исходу дня 30 июня не вышли в лес южнее Вензовец, это в 35 км севернее Слонима.
Командир корпуса решил для дальнейшего отхода разделиться. 29-я дивизия уходила на Столбцы, 33-я на Барановичи, Тимковичи. «Состояние бойцов и командиров после непрерывных боев и переходов в течение 9 суток, без регулярного питания, частью невооруженных или без боеприпасов, было тяжелое. При остановках на марше все падали и немедленно засыпали. Питание доставали путем реквизиции, главным образом мясо, молока, хлеба не было. Варил каждый себе пищу в котелке или шлеме» – так впоследствии описывал эти дни в своем рапорте командир корпуса генерал Мостовенко.
Не зная обстановки, 1 и 2 июня остатки частей пытались пробиться к Слуцкому укрепрайону, как они полагали, занимаемому нашими войсками, но неудачно. Окончательное решение – выходить группами по 5-6 человек. Это означало – кому как повезет. Я служил в тех местах. Это в основном леса. Без карты ориентироваться на незнакомой местности очень сложно. Патронов или мало, или вообще нет. Продуктов тоже. Вот так и блуждали они по тем лесам окруженцы. Чтобы раздобыть что-то из еды, нужно заходить в деревни, не зная, есть там немцы или нет. Наткнувшись на немцев или принимать бой, или убегать, если удастся, конечно. Такие группы объединялись, распадались. Хорошо, если группу возглавлял толковый сержант или офицер, который мог целенаправленно вести свою группу, бойцы таких держались. Но большинство или погибли, или попали в плен. 5 июля попал в плен и Михаил Воронов.
Места пленения Смирнова (Слоним), Заскулина (Барановичи) и Воронова (Столбцы) расположены на шоссе между Брестом и Минском.
До октября 41-го Воронов был где-то в лагерях на оккупированной территории. Там учет пленных практически не велся, поэтому заведенная на него карта пленного в Stalag IIB Hammerstein была первичной. Подтверждает это и бланк карты, на котором номер лагеря был напечатан в типографии, а не заполнен от руки.
Лагерь Хаммерштейн был организован в сентябре 1939г. на месте полигона. Сначала в него поступали поляки, потом, по мере продвижения немцев по Европе, французы, бельгийцы, голландцы и англичане. С лета 41-го в лагерь хлынули эшелоны советских военнопленных. Для их размещения был создан еще один лагерь, т.е Stalag 315(IIB) имел две недалеко расположенные отдельные территории с названиями «Север» (Nord) для европейцев, и «Восток» (Ost) для русских. Северный лагерь был под защитой Красного Креста и имел несоизмеримо лучшие условия, чем восточный, где до поздней осени военнопленные жили в норах.
Лагеря размещались на площади около 10 га и были огорожены двумя линиями колючей проволоки. Десять тысяч советских военнопленных содержались в лагере Восток, а в Северном лагере были размещены 16000 французов, 1600 сербов, 900 бельгийцев и американцы, которые содержались обособленно. В американской зоне было игровое поле, мастерские и диспансер и душевые. Жили в казармах 14 м в ширину и 55 м в длину, где в каждой могло разместиться до 600 человек. Условия же восточного лагеря резко отличались в худшую сторону. После строительства бараков без окон и пола в ноябре-декабре 41-го, в каждом размещали до 1000 советских пленных. Бараки были разделены на две части туалетом, в котором было двадцать кранов с пригодной для питья водой. Спали пленные на трехъярусных нарах с наполненными опилками матрасами. В передней и задней части каждой казармы были писсуары, которыми можно было пользоваться только в ночное время. Отапливались бараки тремя печами, на которые всегда не хватало топлива.
Многие советские пленные умирали от голода, холода, антисанитарии и отсутствия медицинской помощи. В ноябре 1941 года в лагере разразилась эпидемия брюшного тифа, продолжавшаяся до марта 1942 года. В лагерной больнице (ревире) умирали до 200 человек в сутки.
Скорее всего, от тифа 24 ноября 41-го умер и Михаил Воронов, всего на месяц пережив свое 20-летие. На следующий день, 25 ноября, в лагере умер еще один раменец, Лебедев Николай Павлович, 10.05.1891 г.рождения из с.Велино, а Никитин Михаил Федорович 1921г.р. из д.Тимонино умер раньше, 31 октября 41-го, я уже рассказывал о их судьбе.
Хоронили русских на расположенном недалеко от лагеря «Восток» кладбище, которое называли новым русским. К концу войны там было захоронено около 65000 наших солдат. Они оставались солдатами, потому что предпочли мученическую смерть в плену измене Отечеству. В настоящее время на месте захоронения мемориал, именных могил нет, не обозначены и братские. Он ухожен, могилы павших не заброшены.
Сейчас доступа на русское кладбище нет, поскольку там располагается военный полигон.
В 1968 году в результате исследований захоронения заключенных были обнаружены 24 массовых захоронений. В них находились личные вещи советских военнопленных. По предварительным данным, поскольку не все могилы были открыты, в Чарне погибло от 40 до 70 тысяч граждан СССР.

Ищите своих близких!
Горбачев Александр Васильевич. Сайт «Без вести павшие» http://gorbachovav.my1.ru/
Использованы материалы:
http://www.obd-memorial.ru/html/index.html
http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navHome
https://pamyat-naroda.ru/heroes/
https://arsenal-info.ru/b/book/3485638671/14
http://www.soldat.ru/doc/dis/zap/t10b.html
http://rkkawwii.ru/division/33tdf1
http://www.solonin.org/doc_doklad-komandira-11-go
http://www.soldat.ru/v_ch.html
http://www.sgvavia.ru/forum/111-501-1#104215
http://war15.ru/pages/history/captives/stalag2b/
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 20 859
  • Ржевцев Юрий Петрович
Правоохранители:
АНДРЕЕВ Иван Егорович (1920-1941), предположительно, военнослужащий 60-го стрелкового полка войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений (I ф) 9-й стрелковой дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 11 сентября 1920 года в деревне Раменье сельского поселения «Дубишенская волость» Дедовичского района Псковской области. Русский. Колхозник из крестьян. Беспартийный. Родители: Андреевы Егор (отчество в документе не указано) и Федосья Николаевна (в девичестве – Николаева); по состоянию на лето 1941 года-весну 1947 года проживали по месту рождения сына.
В армию призван в 1940 году Дедовичским РВК на тот момент времени Ленинградской, а ныне современной Псковской области.
Последнее письмо родителям отправил накануне Великой Отечественной войны. Оно адресатами было получено 13 июля 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 166, л. 75.
Согласно лагерной персональной кате советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 2470, л. 21), 22 июня 1941 года пленён противником в Бресте. В плену учтён нацистами как боец мифического для данного театра военных действий 60-го стрелкового полка Красной Армии.
С 23 октября 1941 года узник лагеря шталаг-2Б, находившегося в восточнопомеранском городе Хаммерштайн (ныне – польский Чарне). Присвоенный здесь лагерный номер – «24382».
С 25 октября по 12 ноября 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды «Bahu Kunsow».
Умер 30 ноября 1941 года от истощения и болезней и был похоронен на лагерном кладбище, именовавшемся Русским: «Могила № 146».
10 марта 1947 года на основании материалов подворового опроса, представленных Псковским ОВК за Исходящим № 0527 от 1 марта 1947 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в октябре 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 166, л. 75.
Увековечен в Книге Памяти Псковской области – т. 13, стр. 53.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

ВАСИЛЬЕВ Константин Фёдорович (1913-1941), начальник 2-й пограничной заставы 1-й пограничной комендатуры 86-го Августовского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления по охране войскового тыла Западного фронта, узник нацистских лагерей, младший лейтенант.
Родился 27 сентября 1913 года в деревне Малое Учно Старорусского района Новгородской области. Русский. Химик по гражданской специальности. Родственники по состоянию на лето 1941 года: отец – Фёдор Васильев (отчество в документе не указано): Ленинградская область, Старорусский район (ныне в составе современной Новгородской области), Пениковский сельский Совет, деревня Вересково.
Согласно лагерным персональным картам советского военнопленного, 18 июля 1941 года пленён противником у посёлка Ивенец Воложинского района Минской области Белорусской ССР (ныне – Республика Беларусь). В плену сумел скрыть своё офицерское звание, назвавшись рядовым бойцом. Источники – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1365, лл. 71 и 73.
Первоначально содержался в лагере шталаг-2Ф (Stalag II F; он же – 315), находившемся в восточнопомеранском городе Хаммерштайн (ныне – польский Чарне). Присвоенный здесь лагерный номер –«17187».
Впоследствии – узник другого дислоцировавшегося в Хаммерштайне (ныне – польский Чарне) нацистского лагеря – шталага-2Б.
Умер 23 (по другим данным – 25) ноября 1941 года от истощения и болезней в шталаге-2Б.
Похоронен был на лагерном кладбище, именовавшегося Русским: по одним данным – «Могила № 135», а по другим – «Могила № 182».
Увековечен в Книге Памяти пограничников – т. 1, стр. 215, но почему-то без указания соцданных и с одним искажением – как якобы пропавший без вести 23 июня 1941 года, а не погибший в немецко-фашистском плену в ноябре 1941 года.
В Книге Памяти Новгородской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

КУЗАХМЕТОВ Кашаф Шакирович (1920-не ранее 30 мая 1944), военный контрразведчик из состава войск 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф), узник нацистских лагерей, лейтенант.
Родился 15 февраля 1920 года в селе Татарская Пакаевка Синеньского сельского поселения Петровского района Саратовской области. Татарин. Мусульманин. Служащий: учитель по гражданской специальности. Кандидат в члены ВКП(б) с 1941 года.
Родители: Кузахметова Шакир Абдулович и Алима (отчество неизвестно); по состоянию на осень 1946 года проживали на станции Гумрак Городищенского района Сталинградской области (ныне это микрорайон «Гумрак» города Волгограда). Рост имел в 169 см, а волосы – русые.
На военную службу поступил добровольно 1 октября 1940 года, став тогда курсантом военного училища, из которого в свою очередь был выпущен досрочно летом 1941 года в связи с начавшейся Великой Отечественной войной. По выпуску был назначен помощником оперативного уполномоченного по некоему 45-му стрелковому полку 3-го отделения (с 17 июля 1941 года – Особый отдел НКВД СССР) N-го соединения. И в данном случае два варианта: 1) речь о дислоцировавшемся в Туркмении 45-м горнострелковом полке 83-й горнострелковой Туркестанской дивизии 58-го стрелкового корпуса Среднеазиатского военного округа; и 2) о дислоцировавшемся в городе Орёл 45-м запасном стрелковом полке 44-й запасной стрелковой бригады Орловского военного округа.
Факт службы лейтенанта К.Ш. Кузахметова в экстерриториальных структурах 3-го управления (военная контрразведка) НКО СССР задокументирован в его хранящейся ныне в ЦАМО персональной Учётно-послужной карточке.
Последнее письмо родителями от сына было получено 21 августа 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 701, л. 155.
Согласно персональным лагерным документам советского военнопленного К.Ш. Кузахметова, 9 августа 1941 года пленён противником у смоленского райцентра Шумячи. При пленении назвался военнослужащим не озвученного по номеру артиллерийского полка. Последнее обстоятельство косвенно указывает на тот факт, что военную службу к началу августа 1941 года проходил в Особом отделе НКВД СССР одной из дивизий угодившего в Климовичский «котёл» 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф). И это, вероятней всего, или «гомельского» состава 121-я стрелковая (впоследствии – Рыльско-Киевская Краснознамённая орденом Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизия или также «гомельского» состава 132-я стрелковая (впоследствии – Бахмачско-Варшавская дважды Краснознамённая ордена Суворова) дивизия, поскольку оба эти соединения в конце июля 1941 года, то есть в период доукомплектования в Гомеле, получали маршевые пополнения из Орловского военного округа.
Служба же лейтенанта К.Ш. Кузахметова в рядах сотрудников Особого отдела НКВД СССР 21-й горнокавалерийской дивизии – соединения, прибывшего в состав действующей армии из САВО, маловероятна, поскольку данная дивизия не имела в своём боевом составе артиллерийских полков, а только артдивизион в лице 22-й горно-конного артиллерийского дивизиона. Да и к тому же в послевоенных воспоминаниях ветеранов штадива-21, включая бывшего начальника Особого отдела НКВД СССР данной дивизии подполковника в отставке А.С. Кибальникова, имя лейтенанта К.Ш. Кузахметова на ряду с именами других военных контрразведчиков вообще не упоминается.
После этапирования из прифронтовой зоны в центральную Германию содержался нацистами в лагере шталаг-2Б, который дислоцировался в восточнопомеранском городе Хаммерштайн (ныне – польский Чарне). Присвоенный здесь ему лагерный номер – «121807».
С 28 сентября 1943 года и по 15 мая 1944 года – на рабских работах в имение «Нойвальм» района «Нойштеттин» (в качестве справки: ныне восточнопомеранский город Нойштеттин является польским городом Щецинек). Отсюда 15 августа 1944 года совершил побег, однако через три дня, 18 мая, был настигнут и схвачен карателями. И в наказание за совершённый побег был передан в застенки СД, где, вероятней всего и, погиб. Источники – ЦАМО: Картотека пленённых советских офицеров, ящик № 21, лл. 1452-1453об.
Отцом был внесён в материалы подворового опроса, представленные Городищенским РВК на тот момент Сталинградской, а ныне современной Волгоградской области за Исходящим № 0214 от 19 сентября 1946 года, но с тремя искажениями: 1) как якобы 1922-го, а не 1920 года рождения; 2) и 3) как якобы призванный в 1941 году, а не позднее 1940 года, и именно как якобы призванный мифическим Чкаловским РВК Куйбышевской области. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 701, л. 155.
На основании выше озвученного подворового опроса приказом ГУК Вооружённых Сил СССР за № 0471 от 30 августа 1949 года был исключён из списков советских Вооружённых Сил как условно пропавший без вести в сентябре 1941 года, но с двумя искажением – как якобы «командир стрелкового взвода» мифического 45-го стрелкового полка, а не сотрудник органов военной контрразведки. Источник – ЦАМО: ф. 33. оп. 563786, д. 4, л. 310об.
Увековечен в Книге Памяти Волгоградской области – т. 2, кн. 7, стр. 135, но почему-то без указания, что является уроженцем Саратовской области и при этом с тремя искажениями: 1) как якобы Шокирович, а не Шакирович по отчеству; 2) как якобы военнослужащий мифического «45 сп»; и 3) как якобы «пропал без вести 09.1941», а не как погибший в нацистском плену не ранее 30 мая 1944 года.
В Книге Памяти Саратовской области и Книге Памяти сотрудников органов контрразведки не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Источники – ЦАМО: Картотека пленённых советских офицеров, ящик № 21, лл. 1452-1453об.
https://obd-memorial.ru/html/images3?id=272060936&id1=64b631eb0456da6c3c10a3f99a891876&path=Z/013/21/211452.jpg
https://obd-memorial.ru/html/images3?id=272060938&id1=9799afb4463f7e5e01d0725af5b7a491&path=Z/013/21/211452_1.jpg



https://obd-memorial.ru/html/images3?id=272060939&id1=de56cb304cdd40841c361c7e5bd83cf0&path=Z/013/21/211453.jpg
https://obd-memorial.ru/html/images3?id=272060940&id1=b8003d77d5a5f9e3f5d1c9ef44dd0385&path=Z/013/21/211453_1.jpg



Скан с текста приказа ГУК Вооружённых Сил СССР за № 0471 от 30 августа 1949 года:


Скан с 135-й страницы 7-й книги 2-го тома Книги Памяти Волгоградской области:

СКОРОДУМОВ Алексей Васильевич (1921-не ранее начала декабря 1942), фельдшер 12-го Либавского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления по охране войскового тыла Северо-Западного фронта, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 23 марта 1921 года в деревне Деревяга Мезженского сельского поселения Устюженского района Вологодской области. Русский. Православный. Родственники по состоянию на лето 1941-осень 1947 гг.: мать – Скородумова (в девичестве – Кудряшова) Наталья Яковлевна; проживала по месту рождения сына.
Образование – среднее медицинское: фельдшер по гражданкой специальности.
В армию призван 10 октября 1940 года Устюженским РВК Вологодской области с направлением в пограничные войска НКВД СССР.
К лету 1941 года – военный медик из числа военнослужащих срочной службы 12-го Либавского пограничного отряда войск НКВД СССР Управления пограничных войск Прибалтийского округа.
Последнее письмо от сына матерью было получено 28 июня 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 885, л. 45.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного, 7 июля 1941 года пленён противником у латвийского города-порта Либава (ныне – Лиепая). Источник – ЦАМО: Картотека пленённых советских офицеров, ящ. № 216, л. 1861.
Первоначально содержался в лагере шталаг-331, находившемся в восточнопрусском городе Хайдекруг (ныне – литовский Шилуте). Присвоенный здесь лагерный номер – «3022».
Впоследствии и вплоть до начала декабря 1942 года – узник другого нацистского лагеря в Хайдекруге – шталага-1Ц (он же – 331Ц; Stalag I C/331 C).
6 октября 1942 года совершил побег из-под стражи, однако 9 октября 1942 года был пойман и возвращён в лагерь.
С 5 декабря 1942 года – узник лагеря шталаг-2Б, находившегося в восточнопомеранском городе Хаммерштайн (ныне – польский Чарне), где профессиональный медик находился «в распоряжении лагерного врача».
Умер как узник шталага-2Б от туберкулёза лёгких, но при этом точная дата гибели в немецко-фашистском плену неизвестна.
17 ноября 1947 года на основании материалов подворового опроса, представленных Устюженским райвоенкомом Вологодской области за Исходящим № 1/0620 от 30 октября 1947 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в октябре 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 885, л. 45.
Увековечен в Книге Памяти Вологодской области – том «Устюженский район», запись № 3162(бв), но почему-то без указания воинского звания и ведомственной принадлежности бойца к войскам правопорядка и безопасности и с одним искажением – как якобы пропавший без вести (но при этом почему-то без указания даты безвозвратного выбытия), а не погибший в немецко-фашистском плену не ранее декабря 1942 года.
В Книге Памяти пограничников не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »