Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Фронтовые письма  (Прочитано 14165 раз)

sclon

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 13
Re: Фронтовые письма
« Reply #100 : 29 Декабря 2018, 21:25:22 »
Из датированного 1942 годом письма от однополчанина моего дела в адрес моей бабушки: «Здравствуйте Нина! Сегодня 24.6.42 г. я получил от тебя письмо, которому очень рад. Да я и до настоящего времени нахожусь на фронте в той же части, с которой и выехал. Здоров, работаю в артиллерийском полку. С семьёй письменно связан, как и раньше. Правда одно время я не имел возможности получать, да и отвечать им. Сейчас пишет, что работает в Омске, в госпитале. Сын здоров. Стал большой, ходит (неразборчиво) говорит, но, правда, это или нет – не знаю. Адрес Нины таков: г. Омск-Ленинск... По этому адресу проживают её родители. И она сама. Теперь о главном для тебя.
До сентября месяца 1941 года мы были в одной дивизии. Ты об этом знаешь.
С сентября 41 г. он был переведён в другую часть. И с тех пор я о нём ничего не знаю. Здесь все работники ОО другие. За исключением Кононенко. Приходи к Нине – поговорите.
Пока до свидания. Пиши письма. С ком. приветом, Николай Гурецкий. 25.6.42 г.».

Гурецкий так и остался в 194, есть сведения о полученной им в конце войны награде…
« Последнее редактирование: 29 Декабря 2018, 22:24:12 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #101 : 27 Января 2019, 14:02:18 »
От Ирины Александровны Черновой из башкирского города Октябрьский. Её повествование – о своём дяде-фронтовике:
ЧЕРНОВ Анатолий Николаевич (1919-1941), не вернувшейся с полей битвы с фашизмом советский воин.
Родился в 1919 году в Башкортостане – в деревне Утарово сельского поселения «Михайловский сельсовет» Бакилинского района. Татарин. Беспартийный. Родственники по состоянию на осень 1946-лето 1947 гг.: отец – Чернов Николай Леонтьевич; проживал по месту рождения сына.
Выпускник 1938 года работавших в башкирском городе Бирске областных курсов бухгалтеров Союза потребительских обществ.
В армию призван 10 сентября (но правильно, очевидно, – октября) 1939 года Бакалинским РВК Башкирской АССР.
Последнее письмо родным отправил 22 июня 1941 года из Витебска в момент следования в составе воинского эшелона к западной границе.
Дважды был представлен руководством Бакалинского РВК Башкирской АССР в материалах подворового опроса:
- в донесении за Исходящим № 0260 от 13 сентября 1946 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 491, л. 120;
- в донесении за Исходящим № 0260 от 2 июля 1947 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 712, л. 244.
В обоих случаях официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в сентябре 1941 года.
Увековечен в Книге Памяти Республики Башкортостан – кн. 5, стр. 285, но с одним искажением – как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию.



Послденее письмо Анатолия Николаевича Чернова состоит из двух листков. Первый – с датой «14 июня 1941 года», а второй – «22 июня 1941 года»:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #102 : 10 Февраля 2019, 14:21:26 »
От Брама ШУМАНОВА (г. Москва): «Фото и армейские письма моего дяди – Пайны Арсеновича Бар-Слива (1920-1941). Это всё из материалов нашего семейного архива».

Пайны Арсенович Бар-Слива как первокурсник Кировабадского политехнического института Азербайджанской ССР:


1940 год, представитель политсостава 132-й стрелковой дивизии замполитрука Пайны Арсенович Бар-Слива с навестившим его по месту службы отцом:


Судя по всему, это обложка от удостоверения замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы как военкора дивизионной газеты:


Конверт письма замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы в адрес отца в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). На конверте штемпели: отправки – за 25 марта 1940 года, а доставки в пункт назначения – за 30 марта 1940 года. Обратный адрес: Украинская ССР, город Днепропетровск, Почтовое отделение № 6, Почтовый ящик № 53. Как надо полагать, это почтовый адрес 425 лап 132 сд до передислокации всего соединения в Полтавскую область Украины:


Письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы от 11 октября 1940 года в адрес брата в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). Обратный адрес: Украинская ССР, город Полтава, Почтовый ящик № 25, артиллерийский дивизион, 76-мм батарея. Как надо полагать, это почтовый адрес одного из дивизионов 425 лап 132 сд после передислокации озвученного выше полка из Днепропетровска в Полтаву:
 

Письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы от 21 апреля 1941 года домой в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). Обратный адрес: Украинская ССР, город Полтава, Почтовый ящик № 25, подразделение № 31:
 

Письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы от 14 мая 1941 года домой в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). Обратный адрес: Украинская ССР, Полтавская область, Миргородский район, станция Ереськи, военный лагерь, дивизионный хлебозавод:
 

Письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы от 30 мая 1941 года домой в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). Обратный адрес: Украинская ССР, Полтавская область, Миргородский район, станция Ереськи, военный лагерь, дивизионный хлебозавод:


Письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы за первую половину июля 1941 года домой в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль). Обратный адрес: Действующая армия, Полевая почтовая станция № 866, Почтовый ящик № 1. В качестве справки ППС-866 принадлежала 132 сд.


Самое последнее письмо замполитрука Пайны Арсеновича Бар-Сливы. Оно датировано 21 июля 1941 года. Судя по дате, это письмо было написано и отправлено сразу после выхода 132 сд из Чаусского «котла»:
« Последнее редактирование: 06 Марта 2020, 20:37:18 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #103 : 10 Февраля 2019, 15:40:03 »
От Брама ШУМАНОВА (г. Москва):
- Письмо домой в азербайджанский город Ханлар (ныне – Гёйгёль) находившегося на излечении в 59-м отдельном медико-санитарном батальоне рядового бойца 89-й стрелковой (впоследствии – Таманская Краснознамённая орденов Кутузова и Красной Звезды) дивизии (II ф) Исака Арсеновича Бар-Слива. На конверте – штемпель принадлежавшей озвученному выше соединению Полевой почтовой станции № 1662 с датой отправки «24.6.42».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #104 : 20 Февраля 2019, 00:05:12 »
Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 533, лл. 329 и 329об.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #105 : 20 Мая 2019, 19:37:19 »
Автор – Эдуард СОЛОРЕВ,
активист нашего уважаемого Форума, боец Богучарского районного поискового отряда «Память», краевед

«ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЁТ: ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧЕРЕЗ ГОДЫ

1942 год, военный авиатор сержант Михаил Андрияновия Шахунов. Фото из личного архива жителя села Радченское Н.В. Плохих.

Пиши на мой адрес: «Полевая почта…»
Шла жестокая кровопролитная война, гибли молодые совсем ребята, которым хотелось любить и быть любимыми. Война – войной, а молодость брала своё. Неженатые старались найти себе девушек для переписки, просили сослуживцев поделиться адресами сестёр, одноклассниц, просто знакомых до войны девушек. На адреса воинских частей также приходили от девушек подарки, чаще всего – вышитые кисеты и связанные заботливыми девичьими руками теплые носки и рукавицы «для самых лучших солдат», с просьбой дать адресок для переписки.
Вместе с Михаилом в 325-ом авиаполку служил воздушный стрелок сержант Василий Хрипунов – его земляк из Воронежской области. Родился Василий в селе Пчельники Березовского (сейчас – Рамонского) района. Василий и Михаил вместе летали в экипаже Ганюшкина.
В марте 1943 года Василий получил серьёзное ранение при посадке повреждённого самолета. Медицинская комиссия признала Хрипунова негодным к летной работе. Но Василий остался в своей части на должности начальника почтового отдела. Видимо, просматривая входящую корреспонденцию однополчан, он и узнал почтовый адрес Ксении Шахуновой. Между молодыми людьми завязалась обычная для того времени переписка: «Здравствуйте, Ксения! Извините, что нарушаю покой Вашего сердца, но я всё же должен написать. Спешу вам сообщить, что скромный подарок, который вы послали в часть 1-го Мая, был передан мне командованием авиаэскадрильи. За что разреши-е вас поблагодарить за ваше уважение к Сталинским соколам. Я этот скромный подарок принял с полной уверенностью и заверил командование, что я оправдаю это в действительности.
У меня еще больше разгорается ненависть к проклятому врагу. Не жалея жизни, сил и не считаясь с любыми трудностями, будем продолжать громить врага с воздуха, разрушая его коммуникации, ж.д. узлы, живую силу, технику и аэродромы противника. Тем самым обеспечим нашим доблестным наземным войскам продвижение вперед.
Возложенную на наш полк командованием авиации дальнего действия задачу выполняем отлично. И не далёк тот час, когда враг полностью будет уничтожен на нашей родной земле, и за все злодеяния, которые совершили фашистские мерзавцы, они будут расплачиваться своей собственной кровью...
До свидания, Ксения! Ваш земляк Василий Леонтьевич Хрипунов».
Несколько писем, пришедших по адресу с. Радченское (Лозивка) Ксении Шахуновой от летчика Василия Хрипунова: «25.9.43 г. …Ксенечка, кратко о себе. В данный момент здоровье хорошее, настроение тоже неплохое. Продолжаем громить врага, тем самым обеспечиваем продвижение наших наземных войск. Ксенечка, вы интересуетесь моей биографией – уроженец я Воронежской области Берёзовского района. Недалеко от вас, почти земляки. Возраст – 24 года, холост... Если есть какие у вас сомнения относительно меня, то можете написать Мише Шахунову. Он всё напишет относительно меня, он хорошо знает, что я из себя представляю. Мы с ним долго вместе были, вместе летали и т.д. …. Пишите на мой адрес: «Полевая почта 15424-Б».
«19.12.43 г... Спешу сообщить, что в настоящее время нахожусь на северо-западном фронте, жизнь проходит нормально, по-фронтовому, настроение отличное. Но только одно плохо, что в данный момент выбыл из авиации по состоянию здоровья, и нахожусь в пехотном подразделении...».
«09.2.44 г... Ксенечка, ты в своём письме пишешь, что послала мне фото. Верю, но я до сего времени не получил все письма, которые ты писала по адресу «Полевая почта 15424-Б». Они находятся у Шахунова Михаила... Но с ним связь до настоящего времени не установлена. Какая причина – не известно. От всех товарищей по полку получаю, а от него нет. Вероятно, болеет. Но я всё же установлю, и все ваши письма должны поступить по адресату...».
Фронтовые письма из личного архива незадолго до своей смерти Ксения Семёновна передала в музей поискового отряда «Память» в поселке Дубрава Богучарского района.
Среди пожелтевших от времени «треугольников» удалось найти только одно письмо от Михаила: «Здравствуй, Ксеня! Прими мой горячий привет и тысячи наилучших пожеланий в твоей жизни!
Ксеня, твоё письмо я получил, за которое очень благодарен. Стало ясно из твоего письма, что девушки не так весело проводят время, в частности, и ты. Да, это точно, и я охотно верю. Но что касается на счёт переписки, ну, что же, я не против…
О себе – я живу хорошо, здоровье пока замечательное. Мои дела, специальность, по-моему, тебе известны. Если что неясно, то пиши. Опиши все подробно, пропиши все новости, передавай привет всем девушкам, подругам. Пока! С приветом, твой (подпись), целую крепко, крепко жму руки. 19.5.43 г.».
Удивительную историю об одном из писем Михаила Шахунова рассказала жительница села Радченское Прасковья Михайловна Фабрицкая: «Помню, мы с друзьями, такими же детишками 10-12 лет, как и я, в какой-то из летних дней купались на речке возле радченской мельницы. Там вода всегда была тёплая, и мы всё время «пропадали» на речке. А бабушка Настя Шахунова работала рядом на переправе. Вдруг видим – летит низко-низко самолёт. Он сделал несколько кругов над домом, где жили Шахуновы. Мы все - и детишки, и взрослые – стали смотреть на этот самолет: что он дальше будет делать? Из самолёта вдруг что-то выпало и быстро полетело к земле. Как потом мы узнали, таким способом лётчик, сын Анастасии Шахуновой, передал письмо своим родным. Мы все кинулись искать письмо, а нашла его внучка Анастасии Петровны. К письму Михаил привязал тяжёлую гайку, чтобы его не унесло ветром.
Потом старшие рассказывали нам, что было написано в письме: «Дорогая мама, я жив и здоров. Сесть не могу, потому что гружённый бомбами, нашу часть переводят на другой фронт». Всё наше село в тот день радовалось за семью Шахуновых».


Ксения Семёновна Шахунова в молодости. Фото из личного архива жителя города Богучар Аллы Жуковской.


Одно из писем Василия Хрипунова в адрес Ксении Шахуновой. Из коллекции краеведческого музея Дубравинской основной общеобразовательной школы Богучарского района Воронежской области.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #106 : 16 Июня 2019, 18:43:20 »
Автор – Эдуард СОЛОРЕВ,
активист нашего уважаемого Форума, боец Богучарского районного поискового отряда «Память», краевед

«ПИСЬМО ИЗ СОРОК ПЕРВОГО
Весна 2014 года. С болью в сердце россияне следили за событиями в сопредельной Украине. Ещё не началась война на Донбассе. Да и не верилось в саму возможность осуществления такого сценария.
По поисковым делам мне тогда нужно было срочно связаться с Киевским Национальным музеем истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов – тогда он ещё так назывался.
Дело в том, что в феврале 2010 года в этот музей «в рамках реституционных процессов» были переданы 1208 писем, вывезенных в 1942 году гитлеровцами из города Каменец-Подольский (Украина). Эта корреспонденция, датированная в основном июнем-июлем 1941 года, и не доставленная до адресатов, хранилась до 2009 года в фондах музеев города Вены – столице Республики Австрия.
На Интернет-сайте музея появилась просьба научного коллектива «откликнуться адресатов, адресантов, родных, близких, знакомых, всех, кто может пролить свет на их судьбы».
Сотрудники музея объяснили цель своей благородной миссии: «Почему даже личная переписка наших соотечественников стала объектом грабежа нацистских оккупантов. Что же ценного увидел враг в этих письмах? Ответ дал доктор Ольшлегер, который занимался отправкой корреспонденции в 1942 году в Австрию: «Эта коллекция дает картину настроения советского народа в начале войны». Цинично, поскольку это «настроение» 70 лет пролежало в чужих фондах. А для нас – это бесценный клад. Боль обжигает сердце – сколько в этих неотправленных посланиях искалеченных судеб, сколько трагедий и слёз.
Наш моральный долг перед памятью авторов, большинство которых погибли в 1941 году – донести до потомков слова отчаянья, печали, любви, прощанья, надежды. Голоса из прошлого должны быть услышанными сегодня.
Пусть хоть и через 70 лет, но эти письма должны найти своих адресатов… Это наш священный долг».
Конечно же, сами письма не были размещены в свободном доступе на интернет-сайте Национального музея – только конверты с фамилиями и адресами отправителей и получателей. И это, наверное, было правильным шагом: письма – это, всё-таки, слишком личное.
Несколько писем 1941 года из Каменец-Подольского так и не были доставлены к адресатам и в нашу Воронежскую область: в Богучарский, Хохольский, Бутурлиновский, тогдашние Хреновский и Дрязгинский районы. А в областном центре – городе Воронеже адресатам на улицах Красноармейской, Челюскинцев и улице 10-го января.
Получатель «богучарского» письма проживал в 1941 году в селе Песковатка Залиманского сельского совета. На фотокопии конверта удалось разобрать, что письмо направлялось Ивану Михайловичу Кравцову. Отправил же его из Действующей армии Кравцов П.И., адрес отправителя: Полевая почтовая станция № 356, Почтовый ящик № 18, подразделение № 4.
Это сейчас Песковатка – правобережная часть города Богучара. А в 1940-е годы прошлого века село входило в состав Залиманского сельского совета. Вот и вся исходная информация, которой я обладал, когда решил разыскать родственников Ивана Михайловича Кравцова – получателя письма.
Работники администрации Залиманского сельского поселения «подняли» похозяйственную книгу по селу Песковатка. Книга эта являлась основным документом первичного учета сельского населения: в том числе наличия у него земли, скота, жилых построек и другого имущества.
Из неё удалось узнать, что в селе Песковатка в 1940-х годах проживала многодетная семья Кравцовых: глава семьи, Иван Михайлович, 1885 года рождения, и его жена, Марфа Фёдоровна, 1887 года рождения. Оба – украинцы. Их сыновья – Иван, Пётр и Егор, дочери – Галина и Елена. Так вот, один из их сыновей – Пётр Иванович Кравцов, родившийся в 1919 году, вполне мог быть отправителем письма, хранящегося в фондах киевского музея. К сожалению, ответа на вопрос, на какой улице и в каком доме проживала семья Кравцовых, похозяйственная книга не дала. Но начало поиска было положено.
Дальше пошла работа с электронными базами данных Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.
Фамилия Кравцов очень распространенная в Богучарском районе. В районной Книге Памяти увековечены два пропавших без вести Кравцова Петра Ивановича – но не подходил год рождения: 1901 и 1908 годы. Я тогда предположил, что Пётр Иванович мог быть призван в ряды Красной Армии не по месту своего рождения, а потому не вернувшийся с фронта воин мог выпасть из поля зрения составителей Книги Памяти.
Так и оказалось: в «недрах» интернет-сайта ОБД «Мемориал» удалось найти информацию о том, что в 1953 году Иван Михайлович Кравцов из села Песковатка разыскивал через Богучарский райвоенкомат своего сына Петра Ивановича, 1919 года рождения. Заполнявшему бланк анкеты работнику военкомата Иван Михайлович рассказал все, что было ему известно о судьбе сына.
Место его рождения – село Терешково Богучарского района, до призыва в январе 1940 года в ряды Красной Армии Пётр Кравцов работал в шахте № 10 Краснолучского района Ворошиловградской области Украины. Оттуда и призвался в армию. Служить попал в дислоцировавшийся в областном центре Украины городе Николаеве 255-й гаубичный артиллерийский полк 116-й стрелковой дивизии (I ф). Здесь же вырос из красноармейцев в сержанты. В последнем полученном родителями письме сын указал, что его часть перебрасывают в Подмосковье. Само письмо, как сообщал в анкете Иван Михайлович, не сохранилось.
Проводился ли действительно поиск в первые послевоенные годы, когда миллионы советских людей разыскивали своих не вернувшихся с войны родных и близких, неизвестно. На бланке анкеты сделана сухая резолюция: «Учесть без вести пропавшим в марте 1943 г.».
После того как стало известно место службы Петра Кравцова, моя уверенность возросла: он наверняка и есть отправитель послания.
Дело в том, что в Киевском национальном музее среди многих полученных из Вены писем хранятся и те, которые отправляли воины, тоже служившие в 255 гап. Судьба полка оказалась трагической – он погиб осенью сорок первого в Киевский «котле». Петру Кравцову посчастливилось выйти из окружения, и родители в декабре 1941 года получили от него весточку.
Сомнений у меня практически не осталось, когда удалось найти информацию о втором письме Петра Кравцова, которое он отправлял в город Красный Луч (шахта № 10). Именно там он работал до призыва. Вероятно, письмо Пётр направлял Евгении Денисовне Чередниченко – любимой женщине.
Теперь оставалось самое сложное – найти родственников и вручить им послание из 1941-го года.
Пришлось обращаться в официальные инстанции (в Богучарский отдел ЗАГС, в Управление Пенсионного фонда) – помочь пытались, но без успеха. Спасибо простым людям – жителям города Богучара и села Залиман. Только благодаря им и удалось найти родственников Петра Кравцова.
Спасибо жительнице села Залиман Любови Тихоновне Звозниковой, которая и направила мои поиски по нужному руслу. Очень благодарен и Татьяне Пантелеевне Крайнюченко – именно она сообщила информацию о живущих в Богучарском районе родственниках семьи Кравцовых – в сёлах Купянка, Залиман и в городе Богучаре.
Идти к родственникам с пустыми руками не хотелось. Нужна была копия письма. Когда я позвонил в Национальный музей в Киев и сказал, что я из России, повисла неловкая пауза. Но вскоре наш разговор продолжился. Сотрудник Национального музея Ярослава Леонидовна Пасичко внимательно выслушала мой сбивчивый рассказ, сердечно поблагодарив за информацию, и пообещала отправить почтой родственникам Кравцова П.И. точную копию письма. По её словам, им вышлют муляж письма, изготовленный с использованием похожей бумаги, такого же цвета чернил. Для обеспечения полной идентичности даже специальным образом «состарят» бумагу.
Вскоре по электронной почте пришла из музея фотокопия письма Петра Кравцова.
…И вот направляюсь на песковатскую улицу Заречную: там живет Любовь Андреевна Цурикова – родная племянница Петра Кравцова. Она немного взволнована. Я тоже волнуюсь. Пытаемся вместе прочитать письмо: «Пущено письмо 28/VII/41. Письмо от вашего сына и брата К.П.И. Во-первых, дорогие папаша и мамаша, братья и сестры, я вам сообщаю, что в данный момент я жив и здоров, чего и вам желаю, и передаю свой письменный привет всем – братьям и сестрам, папаше и мамаше. Ещё раз всем низкий поклон, а также передавайте братьям А.И. и И.И. и их женам Фросе и Клаве, Любе и Толе…».
У Любови Андреевны повлажнели глаза, она отложила письмо в сторону:
- Дядя Петя передает привет моим родителям и … мне! Брат А.И. – этой мой отец Андрей Иванович, его жена Фрося – моя мама, а Люба – это я! Своего дядю Петра я помню хорошо. Вот, как сейчас помню, захожу я в первую комнату, это было в Терешково, чуть прошла, а он стоит перед зеркалом.
Увидел меня: «А, это ты, Любаша!» – «Дядь Петь, а вы куда собираетесь?» Он и отвечает: «Да гулять пойду, я же молодой!».
- Мой отец и дядя Петя были очень похожие: оба невысокие, стройные и темноволосые. Жаль, что не сохранились фотографии дяди Пети. Он очень любил детей, спрашивал у меня, кем я хочу быть, когда вырасту?
Я ему и отвечаю: «Продавцом – конфетами буду торговать!» Ну, что еще хотелось тогда ребенку?
Чуть помолчав, продолжает:
- У моей мамы был старший брат Алексей, он жил в Луганской области. Дядя Петя перед войной сказал: «Я, наверное, до Алексея поеду подработать!» Семья у нас была работящая, никто работы не боялся. А был ли женат дядя Пётр, я, к сожалению, сказать не могу. Но, говорили, что девчата на него заглядывались.
Любови Андреевне было 10 лет, когда началась война. Отец писал им с фронта письма: «Знаю, что он погиб в конце 1941-го под Москвой, – говорит она. – В самом начале нашего наступления».
А её дедушка и бабушка жили в конце Песковатки, в районе современного хлебозавода. При немцах у них, у единственных, в селе сохранилась корова. Немцы знали это, и приходили за «млеком».
- Мою маму и многих других жителей фашисты гоняли на работу, они строили дорогу по селу Залиман к линии фронта, – продолжает Любовь Андреевна Цурикова. – И я часто оставалась дома одна, а жили мы с мамой на улице Кирова в Богучаре. А когда пришли наши солдаты – это было такое счастье!
Я оставил Любовь Андреевну наедине с письмом и с нахлынувшими на неё воспоминаниями.
Неизвестной осталась судьба солдата Великой Отечественной Петра Кравцова, одного из многих миллионов советских людей, которые летом 1941-го верили в Победу. «Скоро выйдут концы у нашего противника! И будем строить цветущую, молодую жизнь!» – это последние строки из его письма.
Письма из сорок первого».


То самое письмо, кторое нашло адресата через 73 года после того, как было отправлено с фронта.


Конверт письма, адресованного Кравцову Ивану Михайловичу в воронежское село Песковатка.


Родители Петра Кравцова – Иван Михайлович и Марфа Фёдоровна. Фото из личного архива Л.И. Евкиной (с. Купянка).
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #107 : 06 Февраля 2020, 15:39:21 »
От Игоря Владимировича МЕЛИКОВА (г. Москва), члена-корреспондента Академии наук авиации и воздухоплавания, кандидата технических наук, автора книги-реквиема о московских ополченцах:
- Уважаемый Юрий Петрович, высылаю фотографию двух ополченцев, получивших военную форму в лагере в Сходне 19 июля 1941 года. Справа – Владимир Александрович Меликов, отделённый командир из взвода вещевого довольствия 2-го стрелкового батальона 2-го запасного стрелкового полка 2-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения (она же – Дивизия народного ополчения Сталинского района Москвы):

От отца было несколько писем, отправленных им из рядов московских ополченцев. Вот одно из них, скан с которого также прилагаю. Оно на розовой бумаге и написано карандашом. Краткая выдержка из текста:
«20-е июля 1941 г., 9 ч.30 м. утра
...Дело в том, что вчера 19/VII нас всех одели в красноармейское обмундирование, которое, кстати, как говорят товарищи, мне очень идёт.
Свои вещи, как-то: пальто, пиджак, брюки, ботинки спецовка новые, полуботинки, тапочки и кепку я отослал, как и все из нашего 2-го батальона 2-го стрелкового полка 2-й Сталинской дивизии, – в Москву на имя Шуры. Очевидно ей пришлют повестку, и она тогда получит.
Сегодня с этого места уходим. Как говорят, ближе к Клину. Что дальше будет, пока неизвестно...».

Письмо поступило без конверта. Гадаю почему: у отца по роду его службы, пока он находился в Сходненском лагере, была возможности приезжать в Москву. Может, тогда и сам завёз, а то могли из конверта выкинуть почтовики. Даже, скорее, так оно и было.
Целиком это письмо отца опубликовал В.И. Каримов во втором томе. Не предвзятые читатели с интересом узнают из текста про будничную жизнь ополченцев в предбоевой период 2 МСДНО:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #108 : 28 Февраля 2020, 16:33:16 »
От друга нашего уважаемого Форума заслуженного работника культуры Республики Татарстан, члена Союза журналистов России Энвера СОФИНОВА из подмосковного Наро-Фоминска:
- Вот такие два письма с фронта от моего деда Ахметши Сафина хранятся у меня дома. Интересно, что половина письма написана по-татарски арабским шрифтом и половина по-русски. Детей он называет на русский манер, как было принято в Наро-Фоминской фабричной казарме.

     
Записан

gdr1945

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4
Re: Фронтовые письма
« Reply #109 : 06 Марта 2020, 18:19:39 »
Здравствуйте уважаемые форумовчане! Тоже не много хотелось бы дополнить тему. Нашел не много фронтовых писем, может кому пригодятся: https://obd-memoriala.ru/category/frontovye-pisma/
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 21 720
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Фронтовые письма
« Reply #110 : 21 Марта 2020, 20:54:53 »
Последнее письмо с фронта военнослужащего 223 сп (в/ч «Полевая почта № 41141») 53 сд Николая Трофимовича Чевтаева (1909-1943), уроженца села Мордовская Муромка сельского поселения «Широкоисский сельсовет» Мокшанского района Пензенской области на родину в адрес отца. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 328, лл. 83 и 83об.
https://cdn.obd-memorial.ru/html/images3?id=63699302&id1=c29585ed0bfa7ee4598dbeaed03bef7a&path=Z/006/058-0977520-0328/00000109.jpg
https://cdn.obd-memorial.ru/html/images3?id=63699303&id1=f1fb25ea4688437172e0e32c26b54d70&path=Z/006/058-0977520-0328/00000110.jpg

Записан
Страниц: 1 2 3 4 5 [6]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »