Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Гибель ПЛ С-2. Советско-финская война 1939 год. К 70-летию начала войны.  (Прочитано 6266 раз)

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
Гибель подлодки С-2 Советско-финская война 1939 год К 70 летию начала войны

Гибель подводной лодки «С-2»

    П.В.Петров

    Российский военно-исторический журнал «НОВЫЙ ЧАСОВОЙ» № 8-9 1999 год.

http://karelkurs.narod.ru/files/podlodka.en.html
http://www.vbrg.ru/articles/istorija_vyborga/sovetsko-finskaja_vojjna_1939_god/gibel_podvodnojj_lodki_s-2/


    Военное фото, времен Великой Отечественной войны. В истории советского кораблестроения есть одна серия подводных лодок с необычайно схожей, трагической судьбой. Речь идет о подлодках IХ-й серии, типа «С» ( «средняя»), — «С-1», «С-2» и «С-3» (1), построенных в 1935-1938 гг. на Балтийском судостроительном заводе имени С. Орджоникидзе в Ленинграде и ставших первыми средними подлодками Советского Военно-Морского Флота отечественной постройки. Лодки этой серии имели очень хорошие по тому времени мореходные и боевые качества и, несомненно, являлись «новым словом“ в отечественном кораблестроении, которое не имело еще достаточного опыта в проектировании и постройке подлодок такого класса.

    Благодаря публикациям последних лет, появилась возможность прояснить судьбу тех или иных кораблей Советского ВМФ, погибших в годы Великой Отечественной войны. В данном случае, из 3-х подлодок IХ-й серии в самом начале войны погибли сразу две: ПЛ «С-1» (награжденная орденом Красного Знамени во время советско-финляндской войны) была взорвана в Лиепае 23 июня 1941 года с целью не допустить ее попадания в руки противника, а последняя лодка серии — «С-3» — погибла ранним утром 24 июня 1941 г. в Рижском заливе, в районе маяка Ужава, в неравном бою с германскими торпедными катерами (2). Но мало кто знает, что третьей подлодке из этой серии — «С-2» — не довелось участвовать в боевых действиях Великой Отечественной войны: она погибла за 1,5 года до вышеописанных событий. А произошло это 3 января 1940 года, в самый разгар советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Об этом — практически неизвестном — эпизоде войны на море и пойдет сейчас речь.

    Гибель подводной лодки «С-2» в проливе Сёдра-Кваркен (Южный Кваркен) 3 января 1940 г. вплоть до недавнего времени оставалась неизученной страницей в истории отечественного флота. В наиболее авторитетных трудах по истории Советского ВМФ, при описании боевой деятельности Краснознаменного Балтийского Флота (КБФ) зимой 1939/40 гг., о потере этой подлодки ничего не говорилось (3). Первое упоминание о лодке «С-2» содержится в монографии В. И. Дмитриева и О. Г. Чемесова, посвященной истории Советского подводного флота. В этой книге делается лишь робкое замечание, что ПЛ «С-2“ «по неизвестным причинам [для кого неизвестным? -П. П.] не вернулась в базу» (4). Более определенные сведения о гибели этой ПЛ появились в недавно вышедшем коллективном труде «Боевая летопись Военно-морского Флота 1917-1941». В нем приводятся краткие сведения о последнем боевом походе «С-2“ и содержится предположение о ее вероятной гибели на минном заграждении при форсировании пролива Сёдра-Кваркен» (5). Точно такой же версии придерживается и В. Ф. Бильдин в своей статье в журнале «Гангут», посвященной подлодкам IХ-й серии (6).

    Необходимо сразу же отметить, что информация о боевых действиях ПЛ «С-2» в ходе «зимней» войны 1939-1940 гг., имеющаяся в Российском государственном архиве Военно-морского Флота (РГА ВМФ), крайне скудна. Объясняется это тем, что лодка успела совершить всего лишь один боевой поход, который был довольно краток по время пребывания ПЛ на позиции и не был отмечен какими-либо происшествиями, а второй поход завершился гибелью подлодки в самом его начале. Главные источники по боевой деятельности лодки — ее вахтенный журнал, журнал боевых действий, навигационный и другие документы, пропали вместе с самой ПЛ. Отчет Командира ПЛ о первом боевом походе, к сожалению, в архиве не хранится. Поэтому в работе над данной статьей автору приходилось пользоваться крайне ограниченным количеством документов и материалов хранящихся в фондах Р-92 (Штаб КБФ, Оперативный отдел) и Р-107 (Подводные силы КБФ).
    Военное фото, времен Великой Отечественной войны.

    К началу советско-финляндской войны подводная лодка «С-2» (7) входила в состав 13-го дивизиона (8 1-й бригады (9) подводных лодок КБФ. К 30 ноября 1939 г., из состава 1-й бригады ПЛ ПЛ полностью подготовленными к выполнению боевых задач оказались лодки 13-го и 21-го дивизионов, а также ПЛ «Л-1» из 12-го дивизиона. Все они были отнесены к подлодкам 1-й линии. Лодки 16-го ДПЛ были только что приняты от промышленности и поэтому к боевым действиям готовы не были (10).

    Подлодка «С-2», которой командовал опытный подводник капитан-лейтенант А. Мороз, боевую подготовку по КПЛ [курсу подводной лодки. — П. П.] проходила нормально. то есть последовательно, имея по отработанным задачам оценки «хорошо“ и «отлично». Весь личный состав лодки, будучи стабильным, всей системой БП [боевой подготовки. — П.П.] был хорошо подготовлен к походам и к выполнению боевых задач. В июне 1939 г. ПЛ «С-2», приказом по КБФ, была переведена в 1-ю линию. В течение летней кампаний 1938 и 1939 гг. ПЛ неоднократно несла дозорную службу на позициях в Финском заливе и в северной части Балтийского моря. Осенью 1939 г., еще до начала боевых действий, «С-2» в составе своего дивизиона была перебазирована для отработки дальнейшего плана БП на порт Таллин (11).

    12 ноября 1939 г. директивой Штаба КБФ № 1оп/б06сс перед 1-й, 2-й и 3-й бригадами подводных лодок КБФ были поставлены боевые задачи. Согласно директиве, от подводников Балтики требовалось: «а) с началом боевых действий уничтожить ББО [броненосцы береговой обороны. -П. П.], не допустив их ухода в Швецию; б) вести разведку за развертыванием и деятельностью шведского флота, не нарушая терводы Швеции; в) прекратить подвоз снабжения через Балтийское море в Финляндию и из портов Швеции в Ботническом заливе» (12). Лодкам следовало находиться на позициях из расчета полной автономности, а смену с позиций осуществлять по приказанию. Неограниченную подводную войну требовалось начинать «только после правительственного объявления о зонах действий наших подлодок и получения особых указаний», а до этого момента разрешалось топить только финские военные и торговые корабли, с соблюдением международных правил (13).

    15 ноября Начальник Штаба флота капитан 1-го ранга Ю. А. Пантелеев вместе с Начальником Оперативного отдела Штаба капитаном 2-го ранга Г. Е. Пилиповским утвердили «Указания Штаба КБФ по развертыванию ПЛ „ и „График развертывания ПЛ „. Согласно первому документу, командирам лодок при развертывании надлежало уделять особое внимание запретным районам для плавания, объявленным Швецией и Финляндией. Развертывание подлодок необходимо было произвести точно, согласно графику, следя за движением соседних по времени лодок (14). При этом подчеркивалось, что „соблюдение графика является основой обеспечения развертывания, однако, слепое его выполнение не должно допустить возможностей встреч в море своих ПЛ „. Всего было намечено 19 позиций для подлодок, из них 5 — в Финском заливе, 7 — в Балтийском море, 4 — в Аландском море и 4 — в Ботническом заливе. Подводной лодке „С-2“ досталась позиция № 16 в Балтийском море — севернее острова Готланд, в р-не Фарэ (15).
    Военное фото, времен Великой Отечественной войны.

    28 ноября 1939 года в 22 часа Командующий КБФ флагман 2-го ранга В.Ф. Трибуц отдал приказание командирам подлодок «С-2», «С-3», «Щ-309» и «Щ-310» развернуться на позициях в Балтийском море и начать разведдействия (16). В 23 ч. 10 мин. командир второй бригады подлодок капитан 1-го ранга Д.М. Косьмин отдал устное приказание командирам 12-го, 13-го, 17-го и 22-го дивизионов ПЛ и шифровкой — Командиру 24-го ДПЛ о приготовлении подлодок к развертыванию. На основании приказания командира 2-й БПЛ (17), Начальником Штаба бригады капитаном 2-го ранга В. Г. Якушкиным было отдано распоряжение командиру 13-го дивизиона подлодок о приготовлении ПЛ „С-2“ к выходу на позицию в 00 ч. 30 мин. и ПЛ „С-3“ к выходу на позицию в 01 ч. 30 мин. Одновременно с этим. было отдано приказание флагманским специалистам о проверке материальной части ПЛ к выходу в море и о переводе Штаба 2-й БПЛ на готовность № 2 (18).

    В 00 ч. 30 мин. 29 ноября Начальник Штаба 2-й БПЛ собрал командиров дивизионов ПЛ и командиров подлодок и ознакомил их с обстановкой на театре, а через 15 ми­нут было проведено совещание работников Политотдела бригады и произведено их распределение по частям. Наконец, в 1 ч. 45 мин. в Штабе бригады была получена разведсводка, по состоянию на 00 ч. 00 мин. 28 ноября 1939 г., о фактическом местопребывании финских кораблей (19).

    В 2 ч. 7 мин. 29 ноября 1939 г. подводная лодка „С-2“ вышла из гавани Таллина для перехода на позицию № 16 с задачей наблюдения за деятельностью Шведского флота действий по призовому праву на коммуникациях противника. Боевой поход „С-2“ оказался, в принципе, малоинтересным: каких-либо соприкосновений с боевыми кораблями противника лодка не имела (20). За время нахождения на позиции № 16, «С-2“, в отличие от других наших ПЛ, практически не обменивалась радиограммами ни со Штабом флота, ни со Штабом 1-й БПЛ. Сама позиция была выбрана весьма неудачно — никакого движения транспортов за это время обнаружено не было. По сути дела, позиция оказалась «пустой“. Здесь надо заметить, что первые же дни боевых действий подлодок КБФ показали, что движение транспортов в Балтийском море свернуто. Транспорта шли. в основном, шхерами под шведским берегом, придерживаясь территориальных вод Швеции. В Аландском море ТР ходили преимущественно в темное время суток, направляясь в близлежащие порты Финляндии. Поэтому пребывание наших ПЛ в Балтийском море стало явно нецелесообразным. 4 декабря 1939 г. Командующий КБФ В. Ф. Трибуц получил шифровку № 4404 из Главного Морского Штаба, где говорилось, что «Народный Комиссар считает возможным сократить число позиций ПЛ в средней части Балтморя за счет снятия с позиций ПЛ „С-2“, „Щ-309“ и „Щ-310“ (21). На следующий день, 5 декабря в 11ч. 15 мин. Начальник Штаба КБФ Ю. А. Пантелеев отправил радиограмму Заместителю Командующего КБФ капитану 1-го ранга В. А. Алафузову, в которой потребовал- снять позиции №№ 16, 17 и 18. Подлодкам „Щ-309“ и „Щ-310“ следовало возвратиться в Таллин, а ПЛ „С-2“ — в Лиепаю, где они должны были находиться в резерве. В 19 ч. 45 мин. Начальник Штаба 2-й БПЛ направил Командиру „С-2“ радиограмму, где сообщил ему о том, что позиция № 16 снимается и приказал возвратиться в Лиепаю (22). В соответствии с приказом, ПЛ «С-2“ ушла с позиции и направилась в свою базу. 6 декабря, в 13 ч. 59 мин. лодка вошла в гавань Лиепаи, проведя, таким образом, 7 суток в боевой походе (из них 1,5 суток ушло на переходы) (23).
    Военное фото, времен Великой Отечественной войны.

    Весь декабрь 1939 г. подлодка «С-2“ провела в Лиепае. Дело в том, что до 24 декабря на ПЛ производился ремонт винта, поврежденного в боевом походе (24). За это время в жизни экипажа лодки произошло важное событие: 17 декабря приказом Наркома ВМФ СССР Н. Г. Кузнецова на ПЛ «С-2“ был назначен новый командир — капитан-лейтенант И. А. Соколов. До своего назначения на «С-2» Соколов около трех лет командовал подлодкой «Щ-304» и около года — ПЛ «С-8» из состава Отряда вновь строящихся и капитально ремонтирующихся кораблей КБФ и считался грамотным и достаточно опытным командиром-подводником (25).

    В то время как «С-2» ремонтировалась. Командование КБФ уже подумывало над тем, какую боевую задачу поставить перед Командиром ПЛ. 17 декабря 1939 г. в 16 ч. 35 мин. Военный Совет КБФ направил Командиру 1-й БПЛ, а также Замкомфлоту радиограмму в которой потребовал «приготовить для обслуживания позиций в Ботническом заливе ПЛ „Щ-309“ с комдивом [Командиром дивизиона. -П.П.], ПЛ „С-2“ с комбригом [Командиром бригады. — П.П.].БПЛ 1» (26). Но подлодке «С-2» на этот раз повезло -вместо нее в Ботнический залив отправилась ПЛ «C-l» капитана-лейтенанта А. В. Трипольского. Окончательное решение об использовании «С-2» на позиции в Ботнике было принято несколько позже и на более высоком уровне.

    Еще 16 декабря Народный Комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов в телеграмме № 4584, посланной Военному Совету КБФ, заметил, что «объявленная блокада побережья Финляндии полностью своей цели не достигает». 26 декабря Нарком ВМФ, вновь возвращаясь к этой теме, оценил действия наших подлодок по блокаде побережья Финляндии как «пассивные» и потребовал «более решительных действий подлодок“, заметив, что без должного риска боевых задач выполнять нельзя». Но одних только призывов было мало, поэтому Кузнецов решил уточнить, что же именно требуется от подводников КБФ. 29 декабря 1939 г. в своей очередной директиве № 4794, адресованной Военному Совету КБФ, Нарком ВМФ приказал: «1. Подлодки, действующие в Ботническом заливе, квадратами не ограничивать, отвести каждой подлодке район…; 2. Действия подлодки „Щ-319“ распространить от границы вод Аландского архипелага до берегов Финляндии… дав возможность „Щ-319“ действовать во внутренних водах Аландского архипелага; 3. Выслать одну подлодку „С“ в Ботнический залив для действий по призовому праву, установив ей разгранлинию с востока — граница объявленной блокадной зоны, с севера — южнее Северного Кваркена и с юга — границей вод Аландского архипелага» (27). По сути дела, с этого момента и начинается отсчет последних часов существования ПЛ «С-2».

    Военный Совет КБФ без изменений передал директиву Наркома ВМФ Замкомфлоту и Командирам 1-й и 2-й бригад подлодок Балтфлота. 30 декабря в 2 ч. 20 мин. Начальник Штаба КБФ приказал Командиру 1-й БПЛ форсировать подготовку лодок типа «С» для отправки на задание. Командир 1-й Бригады подлодок заверил Пантелеева, что делает все возможное для этого (28). Однако в 23 ч. 52 мин. Начштаба флота запросил Замкомфлота Алафузова, когда же ПЛ типа «С» выйдут в Ботнический залив для действий по призовому праву и какие вообще лодки готовятся в Ботнику (29). Вскоре ситуация прояснилась, и 31 декабря в 5 ч. 14 мин. В. А. Алафузов доложил Начальнику Штаба Ю. А. Пантелееву: «…В Ботнику для действий по призовому праву готовится ПЛ «С-2“. Время выхода донесу по готовности…». Командир 1-й БПЛ К. М. Кузнецов, в свою очередь, пообещал Замкомфлоту, что подлодка «С-2» сможет выйти 31 декабря с расчетом на рассвете 1 января 1940 г. форсировать пролив Кваркен. И наконец, в 16 ч. 11 мин. Заместитель Командующего КБФ уже вполне оп0ределенно доложил Начальнику Штаба флота: «ПЛ „С-2“ 1.1.40 г. 18 ч. на позицию № 7, форсирует Кваркен по особому приказанию» (30).
    Военное фото, времен Великой Отечественной войны.

    Перед командиром «С-2» И. А. Соколовым была поставлена следующая задача- прорыв в Ботнический залив и действия на коммуникациях противника. Район крейсерства лодки ограничивался Северным и Южным Кваркеном, вне зоны блокады, не нарушая при этом территориальных вод Швеции. Срок пребывания в крейсерстве определялся до 18 января 1940 года (31). Задача, определенная для ПЛ «С-2“, не являлась такой уж необычной. В декабре 1939 г. четыре наши подлодки из состава 1-й и 2-й БПЛ — «Щ-311», «Щ-317», «Щ-319» и «C-l» (причем, «C-l»-дважды) успешно прорывались в Ботнический залив через пролив Южный Кваркен и также удачно, без каких-либо значительных повреждений, уходили через него обратно. Наибольшую опасность для советских подлодок, форсирующих пролив Южный Кваркен, представляли минные заграждения (32), шведские и финские корабли противолодочной обороны, охранявшие конвои, и подводные скалы. Как правило, лодки проходили Южный Кваркен либо ночью в надводном положении, либо днем в подводном положении.

    Перед выходом в море Командир ПЛ Соколов получил приказание от Командира 1-й БПЛ: пролив Кваркен форсировать только по получении приказания, а на период ожидания использовать позицию № 7. С проходом Кваркена следовало дать по радио условный сигнал «Прошел» (33).

    В конце концов, все приготовления к походу были закончены, и 1 января 1940 г. в 18 часов дня ПЛ «С-2» капитана-лейтенанта И. А. Соколова, при обеспечении Командира 13-го ДПЛ капитана 3-го ранга Г. И. Тутышкина, под проводкой буксира во льду вышла из порта Лиепая для следования на боевую позицию в Ботнический залив. В 23 ч. 30 мин Начальник Штаба КБФ Пантелеев «подбросил» Командиру «С-2» свежую информацию о том, что «из Стокгольма выходят финские транспорта, а также шведский ТР с оружием и топливом». С 1 по 3 января двухсторонняя связь по радио ПЛ «С-2» с плавбазами «Полярная Звезда» и «Смольный» была нормальной. Лодка следовала на позицию № 7 у входа в Южный Кваркен (34).

    В 00 ч. 40 мин. 3 января Командир ПЛ Соколов запросил по радио Командира 1-й БПЛ: «Свободна ли позиция № 7?» Замкомфлот В. А. Алафузов приказал Командиру «С-2» доложить «свое место и действия». В ответ на это требование, в 1 ч. 20 мин. Командир «С 2» доложил Заместителю Командующего КБФ: «Нахожусь в районе маяка Богшер. Иду на позицию № 7» (35). В 1 ч. 25 мин. Алафузов дал приказ Командиру ПЛ: «Форсировать Кваркен». На полученное приказание Соколов в 4 часа 20 минут 3 января дал квитанцию (36). На этом связь с ПЛ «С-2» прекратилась, и ни на какие запросы лодка больше не отвечала.

    4 января Замкомфлота приказал по радио Командиру «С-2» показать свое место и действия, но ответа не последовало. Вечером того же дня Алафузов доложил Военному Совету флота, что донесения о прорыве Кваркена лодкой «С-2» он не имеет (37). 5 января Командование КБФ решило использовать для связи с исчезнувшей ПЛ лодку «С-1», находившуюся примерно в этом же районе. Для этой цели Командир «С-2» был предупрежден по радио о предстоящем сеансе связи. Но из этой затеи ничего не вышло: 6 января Командир «С-1» Трипольский донес Замкомфлоту, что связи с ПЛ «С-2» он не имеет (38). Оперативная сводка № 154 по КБФ на 19.00 6 января четко зафиксировала следующее: «С ПЛ „С-2“ нет связи с 3.01.40…».

    Допуская, что у подлодки «С-2» вышел из строя коротковолновый передатчик, а дальности длинноволнового передатчика не хватает, для ПЛ ежесуточно, ночью с 3 по 29 января 1940 г. включительно, полной мощностью радиостанций Кронштадта и Ленинградской РВ-53, давались запросы — «Покажите место и свои действия», — но ответных радиограмм от «С-2» никто не принимал. За этот период времени отдельные корабли Балтфлота (плавбаза «Смольный» и лидер «Минск») слышали слабую работу радиостанции на варианте волн, отведенных для подлодок 1-й Бригады ПЛ (39). Например, 14 января радист ПБ «Смольный» трижды принял работу, предположительно, ПЛ «С-2», а именно в 10 ч. 09 мин. принял позывные, но текст не принял, так как было плохо слышно в 12 часов связь прервалась, позывные приняты неуверенно — работа рации была слабой. Наконец, в 13 ч. 14 мин. были приняты позывные, подписанные № 1300, и знак конца работы, но сам текст не принят из-за очень плохой слышимости. Больше за это время 1-я Бригада подлодок работу передатчика «С-2» не принимала (40).
    Военное фото, времен Великой Отечественной войны.

    17 января 1940 г. Командир 1-й БПЛ К. М. Кузнецов напомнил Начальнику Штаба KБФ Ю. А. Пантелееву, что автономность ПЛ «С-2» была определена в 18 суток, ввиду размеров района действий, и высказал пожелание возвратить лодку. Поэтому 18 января, в 22 ч. 16 мин, Штаб КБФ отправил на ПЛ радиограмму: «Возвращайтесь в базу Либавы (41)[Лиепаи. -П. П.] Как и в предыдущих случаях, никакого ответа с „С-2“ не последовало.

    21 января лидер „Минск“, вышедший в северную часть Балтийского моря для встречи с ПЛ «С-1», возвращавшейся в базу, и слушавший эфир на варианте волн для лодок 1-й БПЛ, донес в 2 ч. 41 мин.: „ПЛ „С-2“ слышу, связи не имею“. На эту радиограмму Военный Совет флота отдал приказание Командиру лидера „Минск“: „Продолжаете ли слышать „ПЛ „С-2“, по возможности вступите с ней в связь“. Несмотря на ряд принятых мер, связи с лодкой „С-2“ лидеру установить не удалось. В 15 ч. 41 мин. Начштаба КБФ приказал лидеpy „Минск“ с темнотой перейти к маяку Флетиан, не заходя в ледяное поле, для установления связи с „С-2“. Все полученное от ПЛ следовало передать Начальнику Штаба флота. (42).

    22 января в 12 часов Командир Отряда Легких Сил капитан 1-го ранга Б. П. Птохов, находившийся на лидере „Минск“, доложил Военному Совету КБФ: „Полтора суток вызывали „С-2“, в час по 3 раза — связи нет… Прошу сообщить, была ли связь с ПЛ „С-2“ в 4.01…“. Начштаба флота Ю. А. Пантелеев был вынужден сообщить Командиру „ ОЛСа. что связи с ПЛ „С-2“ нет (43). До 8 часов 23 января ЛД „Минск“ выполнял полученное приказание, но связь с пропавшей ПЛ так и не была установлена. В результате, утром 23 января „Минск“ покинул район Южного Кваркена и направился в Лиепаю.

    Практически в это же время, всем подлодкам („С-1“ и „Щ-311“), находившимся в Ботническом заливе, было приказано вызывать ПЛ „С-2“ по радио и вступить с ней в сеть на длинных волнах. Но и в этом случае связи установить не удалось (44).

    В 23 часа 45 минут 23 января Военный Совет КБФ затребовал от Командира 1-й БПЛ списки личного состава с „С-2“, участвовавшего в последнем походе (45). Тем самым в судьбе экипажа ПЛ „С-2“ была поставлена точка. К этому моменту уже полностью вышел срок автономности плавания подлодки, и рассчитывать на чудо не приходилось. Впрочем какая-то надежда все еще оставалась: Командующий флотом распорядился 24 января произвести самолетами поиск «С-2“ в надводном положении в районе Южного Кваркена и далее в Ботнику, вне зоны блокады. Об обнаружении лодки следовало доносить немедленно. По приказу Командующего флотом самолеты из состава 10-й Авиабригады ВВС КБФ, базировавшейся на северном побережье Эстонии, несколько раз просмотрели район, назначенный для крейсерства ПЛ «С-2“ и особенно — Южный Кваркен, но так и не обнаружили подлодку (46).

    Помимо этих мер, Разведывательному Отделу Балтфлота была поставлена задача — выявить все имеющиеся у противника сведения относительно пропажи «С-2», а также проверить их по другим иностранным источникам (47). К сожалению, и этот шаг не привел к какому-либо положительному результату: о ПЛ «С-2» никаких данных не поступило.

    После того, как все возможные меры к розыску исчезнувшей подлодки были предприняты и никаких результатов не дали, Военный Совет КБФ 3 февраля 1940 г. отправил Наркому ВМФ СССР Н. Г. Кузнецову доклад о гибели ПЛ «С-2» и список личного состава на 1 января 1940 г. Изложив вкратце тактико-технические характеристики подлодки и ее предысторию, Командование Балтийского флота затем рассмотрело несколько различных версий гибели ПЛ и пришло к следующим выводам. Основываясь на данных радиообмена Военный Совет, во-первых, предположил, что лодка «С-2», видимо, «застряла еще в „Кваркене или на подходах к нему“ (48). Таким образом, лодке не удалось форсировать пролив, и она погибла в самом начале прорыва — после 4 ч. 20 мин. 3 января 1940 г. Далее, были последовательно проработаны три вероятные причины гибели ПЛ: 1) встреча с финской подлодкой; 2) навигационная авария; 3) подрыв на мине.

    Первую версию ВС флота отверг по той причине, что наши ПЛ форсировали «Южный Кваркен» только днем в подводном положении» [это неверно, так как были случаи прорыва и ночью, в надводном положении. — П. П.] и, таким образом, встреча с финской ПЛ была маловероятной (49). Но при этом Командование флота забыло то обстоятельство, что ПЛ «Щ-324» капитана-лейтенанта А. М, Коняева, оперировавшая в Аландском море, на подходах к Южному Кваркену, дважды (5 и 9 декабря 1939 г.) сталкивалась с финской подлодкой типа «Ветехинен», ходившей в надводном положении (50). Правда, это имело место днем, а «С-2» пропала, как известно, ночью. Но тем не менее, эту версию все же нельзя отвергать полностью. Вторая причина гибели лодки — навигационная авария, по мнению Военного Совета КБФ, также была маловероятной, ибо в этом случае Командир ПЛ успел бы дать о себе аварийный сигнал (51). В принципе, с таким обоснованием можно согласиться, хотя и оно не бесспорно.
    Позиции советских подлодок в проливе Южный Кваркен.

    И, наконец, оставалась последняя версия — подрыв на неприятельской мине. Именно к этой причине катастрофы «С-2» и склонялся Военный Совет Балтфлота. По мнению ВС, лодка «могла оказаться на минном поле в результате неточного исчисления пути, или вследствие неизученных глубинных течений». Следует заметить, что район Южного Кваркена был нами очень плохо изучен: лоции по нему отсутствовали, карты не отвечали требованиям, течения также не изучены. Кроме того, все штатные ограждения были шведами сняты, а маяки — погашены (52). Эта причина выглядит наиболее убедительной из всех вышеприведенных — во всяком случае, ее нельзя каким-либо образом опровергнуть. Наоборот, в ее пользу говорят многие обстоятельства. Например, некоторые моменты боевого похода ПЛ «Щ-319“ капитана-лейтенанта И. С. Агашина, действовавшей на позиции № 12. При форсировании пролива Южный Кваркен, в районе Ш=60° 16“7, Д=19°07»5, в подводном положении, личный состав 1-го, 2-го, 3-го, 4-го и 7-го отсеков лодки по правому борту ясно слышал скольжение минрепов (53). Интересны также выводы, сделанные по результатам боевого похода «Щ-319“ Начальником Штаба КБФ Ю. А. Пантелеевым» «…Имевшиеся карты Кваркена не удовлетворяли безопасного плавания ПЛ в Ботническом заливе и, особенно, узкости пролива Южный Кваркен. Мал масштаб, глубины не соответствовали глубинам на местности и в большинстве случаев на картах были сплошные белые пятна — все это усложняло оценку обстановки и затрудняло командиров ПЛ при выборе правильного решения о курсах…» (54). Итак, достаточно было Командиру «С-2» лишь немного отклониться от курса, проложенного ПЛ «Щ-319» и другими лодками, как ПЛ неминуемо оказалась бы на минном поле противника и в этом случае ее гибель была неизбежной. Вероятно, благодаря каким-то косвенным данным, Командование флота сумело даже «вычислить» предполагаемое место катастрофы «С-2». На «Схеме форсирования пролива Южный Кваркен» оно определено между маяком Меркет и затопленным голландским транспортом (55). Так это было или иначе, теперь сказать трудно.

    Справедливости ради следует заметить, что существует еще и четвертая версия гибели «С-2» — уничтожение ее при встрече с кораблями ПЛО противника. Она фигурирует в докладе Командира 1-й БПЛ К. М. Кузнецова о боевой деятельности подлодок бригады. Похоже, не очень доверяя этой информации, Кузнецов берет ее под сомнение, поэтому выражается весьма осторожно: «Если верить шведской печати, обстоятельства таковы: „неизвестной ПЛ был подожжен шведский ТР, горел целый день, ПЛ была атакована шведскими миноносцами…“ (56). Эта версия, не такая уж и невероятная, больше не встречается ни в каких других отчетах, ни в позднейших исторических исследованиях, а главное, не подтверждается конкретными фактами.

    Таким образом, из всех вышеприведенных причин гибели ПЛ „С-2“ в проливе Сёдра-Кваркен, наиболее вероятной является подрыв на минном заграждении, поставленном шведами. Конечно же, это только предположение, ибо прямых доказательств у нас нет. Тем не менее, отечественные исследователи придерживаются именно этой версии. В такой ситуации, для нас являются особенно важными свидетельства зарубежных источников. Еще в докладе ВС КБФ содержалась мысль о том, что „благодаря наличию большого количества постов наблюдения на Аландских островах, катастрофа с ПЛ „С-2“ может стать известна противнику“ (57). И действительно, потеря нашей ПЛ не осталась незамеченной неприятелем. В ряде зарубежных публикаций подтверждается факт гибели „С-2“ в проливе Южный Кваркен. К примеру, такой авторитетный специалист по истории флота, Юрген Ровер, в своей статье о боевых действиях советских подлодок в годы Второй мировой войны, вполне уверенно пишет, что „при форсировании пролива Кваркен 3.01.40 г. погибла на финском [это спорный момент. — П. 77.] минном заграждении ПЛ „С-2“ (58). Такое единодушие наших и иностранных авторов позволяет с некоторой долей уверенности утверждать, что именно подрыв на минах стал причиной гибели „С-2“.

    Тем не менее в этой истории еще рано ставить точку. Совершенно недостаточное количество источников (Доклад Военного Совета и разрозненные радиограммы „С-2“ в журналах боевых действий Подводных Сил и 1-й Бригады подлодок КБФ) не дает нам повода к столь категоричным выводам. Обстоятельства гибели „С-2“, в принципе, так и остаются для нас загадкой. Прояснить их, наверное, удастся нескоро, а может быть — никогда.

    Гибель подводной лодки „С-2“, несмотря на ее кажущуюся незначительность (по сравнению с потерей 102 подлодок в 1941-1945 гг.), явилась заметной вехой в истории Советского подводного флота. Во-первых, это была первая боевая потеря советских подводников. Во-вторых, „С-2“ оказалась самым крупным по водоизмещению кораблем, потерянным ВМФ СССР в ходе советско-финляндской войны 1939-1940 гг. И наконец, в-третьих, это был, вероятно, первый случай столь массовой гибели личного состава флота время боевых действий — пропал без вести весь экипаж лодки (59). Итак, на долю ПЛ «С-2» выпала печальная участь возглавить длинный список подлодок отечественного флота, погибших в боевых условиях.

    Примечания

    1 Подводные лодки IX-й серии — „С-1“, „С-2“ и „С-3“ (до 20.10.1937 г. — «Н-1“, «Н-2» и «Н-3» ( «немецкая»). Проект ПЛ «С» серии IX был разработан совместно советскими (Специальное конструкторское бюро под руководством С. Г. Туркова) и немецкими (фирма «Дешимаг-Везер») специалистами. Головная лодка — «С-1» была заложена 31.12.1934 г., спущена на воду — 8.8.1935 г., а 11.9.1936 г. вступила в строй. Тактико-технические характеристики серии: водоизмещение — 840/1070 тонн, главные размерения — 77,6х4,2х4,2 м, мощность энергетической установки — 4000/1100 л. с., дальность плавания — 9800/148 миль, скорость — 19,5/9 узлов, вооружение 6 533-мм торпедных аппаратов (4 носовых и 2 кормовых), 1 100-мм и 1 45-мм орудия, экипаж — 60 человек (См.: Бережной С. С. Корабли и суда ВМФ СССР 1928-1945. Справочник. М., 1988. С. 53-54; Морской энциклопедический словарь / Под ред. В. В. Дмитриева. Т. 3. СПб., 1994. С. 81.

    2 Боевая летопись Военно-Морского Флота 1941- 1942. М., 1992. С. 125-126; Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. М., 1993. С. 376-377; Бильдин В. Ф. «Эски» гибнут первыми… // Гангуг. 1992. Вып.3.С.100

    3 Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. Изд. 4-е, испр. и доп./ Под ред. А.В. Басова. М., 1988; Дважды Краснознаменный флот. Изд. 2-е, испр. и доп./ Под общей ред. А.В. Косова. М., 1978; Дмитриев В.И. Атакуют подводники. М., 1973; Морской Атлас: Военно-исторический. Описания к картам. Т. 3. Ч. 2. М., 1966 и др.

    4 Дмитриев В.И., Чемесов О.Г. В глубинах Балтики. М., 1988. С. 34.

    5 Боевая летопись Военно-Морского Флота 1917-1941. М., 1993. С.649.

    6 Бильдин В.Ф. Указ. соч. С. 100.

    7 Подводная лодка «С-2» (Командир — капитан-лейтенант И.А. Мороз) с 17/25 декабря 1939 г. — капитан-лейтенант И.А.Соколов) была заложена 31 декабря 1934 г., спущена на воду 12 декабря 1935 г., вступила в строй — 23 сентября 1936 г. Тактико-технические характеристики ПЛ: водоизмещение — 828/1362 тонн, главные размерения — 77,75х6,4х4,4 м, энергетическая установка — 2 дизеля по 2000 л.с. для надводного хода и 2 электромотора по 550 л.с. для подводного хода, скорость — 20/9 узлов, дальность плавания экономическим ходом — 9560/148 миль, автономность 50 суток, предположительное пребывание под водой- 72 часа,, вооружение — б 533-мм торпедных аппаратов (4 носовых и 2 кормовых) с 12 торпедами, 1 100-мм и 1 45-мм орудия, экипаж [в последнем боевом походе. — П.П.] — 50 человек. — Сост. по: Российский Государственный Архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 583. Л. 1; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 23. Л. 299; Д. 26. Л. 5.

    8 13-й Дивизион ПЛ (Командир — капитан 3-го ранга Г. И. Тутышкин) к 30 ноября 1939 г. состоял из трех подлодок — «С-1» (командир — капитан-лейтенант А. В. Трипольский), «С-2» (командир — капитан-лейтенант И. А. Мороз) и «С-3» (коман­дир — капитан-лейтенант К. И. Малофеев) и базировался в гавани Таллина. — Сост. по: РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 573. Л. 3; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 26. Л. 4-5.

    9 1-я Бригада ПЛ (Командир — капитан 1-го ранга К. М. Кузнецов, Начальник Штаба — капитан 2-го ранга В. Г. Якушкин (с 15 января 1940 г. — капитан 3-го ранга А. К. Аверочкин), военком — полковой комиссар А. П. Байков (с 24 января 1940 г. — полковой комиссар В. В. Смирнов)) к 30 ноября 1939 г. состояла из четырех дивизионов — 12-го, 13-го (см. комм. 8, 16-го и 21-го общей численностью в 12 подлодок. 12-й ДПЛ (Командир — капитан 3-го ранга А. К, Аверочкин) включал в себя три подлодки — «Л-2» (командир — капитан-лейтенант С. С. Могилевский), базирующуюся в Таллине, и «Л-2» и «Л-3», которые находились в Ленинграде на ремонте и не участвовали в боевых действиях. 16-й ДПЛ (Командир — капитан-лейтенант М. Ф. Хомяков) состоял из трех лодок — «С-4» (командир — капитан-лейтенант Д. С. Абросимов), «С-5» (командир — капитан-лейтенант Б. И. Паскин (с 17 декабря 1939 г. — капитан-лейтенант А. А. Бащенко)) и «С-б» (командир — капитан-лейтенант В. Ф. Кульбакин) и базировался в Лиепае (до этого — в Ленинграде). 21 -и ДПЛ (Командир — капитан 3-го ранга А. Е. Орел) имел в своем составе три подлодки — «Щ-309» (командир — капитан-лейтенант С. С. Веселов), «Щ-310» (командир — старший лейтенант И. М. Овечкин (с 17 января 1940 г. — капитан-лейтенант Б. В Иванов)) и «Щ-311» (командир — капитан-лейтенант Ф. Г. Вершинин) и находился в Кронштадте. Бригада также располагала плавбазой «Смольный» (в Ленинграде) и спасательными судном «Коммуна» (в Кронштадте). — Сост. по: РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 573. Л. 2-3,21; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 23. Л. 275-279, 307; Д. 26. Л. 1-8.

    10 РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 573. Л. 4.

    11 Там же. Д. 583. Л. 2.

    12 Там же. Д. 572. Л. 2; Д. 574. Л. 2.

    13 Там же. Д. 572. Л. 2.

    14 Там же. Л.5.

    15 Там же. Л. 5, 8-9; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 70. Л. 1.

    16 Там же. РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 507. Л. 7.; Д. 574.Л. 3.

    17 Подлодки из состава 1-й и 3-й бригад ПЛ ПЛ, базировавшиеся в Таллине, подчинялись в оперативном отношении Командиру 2-й Бригады ПЛ, в целях лучшего управления.

    18 РГА ВМФ. Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 64. Л. 1.

    19 Там же. Л. 2.

    20 Там же. Д. 24. Л.112.

    21 Там же. Ф. Р-1678. Оп. 1. Д. 117. Л. 9.

    22 Там же. Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 574. Л. 20,24; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 66. Л. 5.

    23 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 573. Л. 64; Д. 574. Л. 29.

    24 Там же. Д. 574. Л. 99.

    25 Там же. Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 23. Л. 299, Ф. Р-927. Оп. 2. Д. 583. Л. 2.

    26 Там же. Р-92. Оп. 2. Д. 574. Л. 79.

    27 Там же. Ф. Р-1678. Оп. 1. Д. 117. Л. 28, 43, 54.

    28 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 574. Л. 143-144, 147

    29 Там же. Л. 151.

    30 Там же. Л. 151-152; Д. 510. Л. 182; Д. 574. Л. 152.

    31 Там же. Д. 583. Л. 2.

    32 6 декабря 1939 г. Главный Морской Штаб сообщил, что Финляндия объявила о постановке контактных мин в прибрежных водах Аландского архипелага к западу от меридиана 21°20' и к югу от параллели 60°25'. Также ГМШ сообщил, что Швеция объявила о постановке мин в Южном Кваркене между Ш=60°21', Ш=60°15', Д=18°52' и следующей точкой пересечения прямых — Ш=60°21'. Д=18°89', Одновременно, датская РТС «Ожа» сообщила о постановке шведами мин в р-не Ш=60°21', Д=19°18', Ш=60°15', Д=19°08' (См.: РГА, ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 574. Л. 30).

    33 РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 583. Л. 2.

    34 Там же. Л. 1, 3; Д. 574. Л. 158.

    35 Там же. Д. 574. Л. 163; Д. 583. Л. 3; Ф. P-107. Оп. 2. Д. 68. Л. 30.

    36 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 574. Л. 163; Д. 583. Л.3; Ф. Р-107. Оп.2. Д. 68. Л, 31.

    37 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 574. Л. 165-166.

    38 Там же. Л. 255; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 68. Л. 41.

    39 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 583. Л. 3.

    40 Там же. Д. 574. Л. 210, 214.

    41 Там же. Л.215, 221.

    42 Там же. Л. 190; Д. 583. Л. 3.

    43 Там же. Д. 574. Л.197.

    44 Там же. Д. 583. Л. 4.

    45 Там же. Д. 574. Л.198.

    46 Там же. Л. 198; Д. 583. Л. 4.

    47 Там же. Д. 583. Л. 4.

    48 Там же.

    49 Там же.

    50 Там же. Д.573. Л.17.

    51 Там же. Д. 583. Л. 4.

    52 Там же.

    53 Там же. Д. 573. Л.30.

    54 Там же. Л. 30-31.

    55 Там же. Д. 576. Л. 1; Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 91. Л..1.

    56 Там же. Ф. Р-107. Оп. 2. Д. 24. Л. 113.

    57 Там же. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 583. Л. 5.

    58 Rohwer J. Die sowjetische U-Bootwaffe in der Ostsee 1939-1940 // Wehrwissenschaftlische Rundschau.1956. Heft 10. S. 553.

    59 Экипаж ПЛ «С-2» на момент ее выхода из Лиепаи 3 января 1940 г. насчитывал 50 человек: Командир| 13-го ДПЛ капитан 3-го ранга Г. И. Тутышkин,Флагманский Штурман БПЛ старший лейтенант В. К. Колесников, Командир ПЛ капитан-лейтенант И. А. Соколов, Военком ПЛ старший политрук И. В. Затеев, Помощник Командира ПЛ старший лейтенант Ф. М. Замятин, Командир БЧ-5 военинженер 3-го ранга А. В. Писулин, Командир БЧ-1 лейтенант П. В. Преловский, Командир БЧ-3 лейтенант П. С. Евплашов, Командир группы движения воентехник 1-го ранга Н. П. Голофаст, лекарский помощник ПЛ «Л-1» военфельдшер И. К. Щербаков, старшины П. В. Васильев, Г. С. Голда, В. В. Кистэ, В. Д. Ломакин, И. Л. Федоров, командиры отделений М. Г. Бернадский, А. И. Веселков, М. П. Завьялов, А. П. Крайнов, В. С. Саленко, И. В. Самин, И. И. Тиин, Я. Н. Тимощенко, К. А. Трофимов, краснофлотцы С. Е. Ашурков, Г. Т. Базаров, М. М. Бондаренко, И. Т. Бондарь, В. А. Борисов, Н. Е. Видоренко, П. В. Гарин, А. К. Гридасов, Н. И. Евдокимов, М. Е. Ефимов, А. Г. Жохов, А. М. Зюзько, В. М. Иваненко, Б. И. Иванов, И. Е. Кикулов, Н. Ф. Киркин, А. А. Коченков, В. Ф. Кузьмин, Ф. Г. Машинисток, И. В. Медведев, Г. П. Приставко, Ф. М. Рубанов, М. М. Сазанов, И. Ф, Талахно, В. М. Шумаков, Г. Е. Яцура (См.: РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 583. Приложение. Л. 1-3).

http://img-fotki.yandex.ru/get/3605/soustov.41/0_2a85c_a1167964_XL.jpg
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
10 лет поисков

http://old.trud.ru/view/photo/090609/

http://old.trud.ru/view/photo/090609/2.jpg
http://old.trud.ru/view/photo/090609/3.jpg
http://old.trud.ru/view/photo/090609/4.jpg
http://old.trud.ru/view/photo/090609/5.jpg

В территориальных водах Швеции недалеко от Аландских островов обнаружена советская подлодка С-2, затонувшая 2 января 1940 года в ходе советско-финской войны. Лодка была найдена шведско-финскими дайверами, которые занималась ее поисками с 1999 года.
Точное местонахождение С-2, которая считается воинской морской могилой, остается неизвестным. Дайверы передадут координаты шведским властям, которые примут решение об их обнародовании или сохранении в секрете.
Кадр телеканала "Вести 24"



Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
Поклон погибшим кораблям  Вадим ДАВЫДОВ

» В территориальных водах Швеции обнаружена затонувшая советская подводная лодка «С-2»

В ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ водах Швеции обнаружена советская подводная лодка «С-2», затонувшая 3 января 1940 года во время войны с Финляндией. Находку сделала группа шведских поисковиков, которые с помощью подводной камеры с дистанционным управлением два года назад нашли недалеко от Аландских островов еще одну субмарину – «Щ-305».
«Мы начали поиск «С-2» десять лет назад, и каждое лето безрезультатно исследовали предполагаемый квадрат ее гибели. Надежда практически иссякла, когда вдруг сонар обнаружил подлодку. Носовой отсек был взорван – видимо, она подорвалась на мине. Поэтому идентификация заняла очень длительное время», – рассказал подводник-поисковик Бьорн Русенлеф.


     Гибель субмарины «С-2» в проливе Южный Кваркен была первой боевой потерей подводников, к тому же она оказалась самым крупным по водоизмещению кораблем, погибшим в ходе этой войны. Кроме того, это был первый случай массовой гибели личного состава флота во время боевых действий: пропали без вести все 50 человек экипажа.


     Подлодки серии «С» были построены в 1935 – 1938 гг. на Балтийском судостроительном заводе имени Серго Орджоникидзе в Ленинграде и стали первыми средними подлодками ВМФ СССР отечественной постройки. Они имели очень хорошие для того времени мореходные и боевые качества.


     Информация о боевых действиях «С-2» в ходе войны 1939 – 1940 гг., имеющаяся в Российском государственном архиве ВМФ, невелика. Главные источники – вахтенный журнал, журнал боевых действий и другие документы – пропали вместе с самой подлодкой.


     Известно, что перед экипажем «С-2» стояла задача прорыва в Ботнический залив и ведения боевых действий на морских коммуникациях противника. Наибольшую опасность для подлодок в районе Южный Кваркен представляли минные заграждения, шведские и финские корабли противолодочной обороны, охранявшие конвои, и подводные скалы.


     Согласно одной из версий, выдвинутой военным советом Балтфлота сразу после гибели подлодки, «С-2» затонула в результате подрыва на подводной мине. Она могла оказаться на минном поле в результате недостаточного знания глубинных течений: лоции по этому району Балтики отсутствовали, а карты были неточными.


     А ЧУТЬ РАНЕЕ завершилась российско-болгарская подводная экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы». Ее проведение было связано с установкой на погибшей в 1942 году у берегов Болгарии подводной лодке Л-24 с экипажем из 57 человек памятной таблички об объявлении субмарины братским захоронением.


     Международная экспедиция, приуроченная к 65-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне, имела цель идентифицировать обнаруженную ранее подлодку на траверзе мыса Шабла в Болгарии, в районе города Балчек. Обследование подлодки началось 2 июня. Российские аквалангисты во время спуска под воду подтвердили, что обнаруженная у берегов Болгарии подводная лодка является советской субмариной «Л-24».


     На табличке выбит полный список погибшего экипажа, начиная с командира капитана 3 ранга Георгия Апостолова. В конце таблички следует надпись: «Помним, гордимся, скорбим».


     Инициаторами экспедиции с целью увековечения памяти экипажей советских подводных лодок, погибших в годы войны у берегов Болгарии, выступила Российская подводная федерация совместно с болгарским дайв-центром Black Sea Technical Divers (София). С российской стороны инициатива была подержана Министерством иностранных дел России, Российским государственным военным историко-культурным центром при Правительстве РФ (Росвоенцентр), председателем Комитета Госдумы РФ по делам ветеранов генералом армии Николаем Ковалевым. С болгарской стороны – премьер-министром страны Сергеем Станишевым.

Источник: "Красная звезда" от 10 июня 2009г..

http://www.oko-planet.su/politik/politikarm/12387-v-territorialnyx-vodax-shvecii-obnaruzhena.html
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
“Louhi” (В-1, бывш. русск. "Воин"), спущен на воду в 1916-м.



Водоизмещение: 776 т.
Основные размерения: 46.0 х 8.0 х 2.3 м
Силовая установка: 2 вала, 800 л.с. = 12 уз, уголь 50 т.
Вооружение: 2 х 75-мм, 2 х 40-мм, 1 х 20-мм, 3 пул, 140 мин.
Экипаж: 46 чел.




Название - женский персонаж финского эпоса, хозяйка Севера.

Построен для царского флота и после революции остался в Гельсингфорсе, где в 1918 году был взят финнами. Некоторое время являлся базой подводных лодок. В декабре 1939 года "Лоухи" (капитан-лейтенант Архо) выставил минное заграждение в Аландском море. На этом заграждении у Мяркет-Санкам (190 мин) 3 января 1940 года вероятно погибла советская подводная лодка С-2. В конце апреля 1941 года минный заградитель вновь действовал в этом районе, и выставил 201 мину. Он погиб 12 января 1945 года в районе Гангута, подорвавшись, вероятно, на немецкой мине
.
http://u-96.livejournal.com/1727844.html
http://img-fotki.yandex.ru/get/3502/soustov.41/0_2a85e_5c310ce2_XL.jpg
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
Тутышкин Гавриил Николаевич (8 февраля 1905 – январь 1940)

ТУТЫШКИН Гавриил Николаевич 1905 г.р.
Капитан. ПЛ С2 БФ.
Погиб в бою.
http://www.patriot-izdat.ru/memory/?page=156&letter=18
http://town.ural.ru/ship/dead/mean_s2.php3
http://town.ural.ru/ship/photo/tutiskin.jpg

   Русский, капитан 3 ранга. В ВМФ с 1922 года.
    Образование: Военно-морское училище (1927), школа морских летчиков (1932), Курсы повышения командного состава при Учебном отряде подводного плавания (1934).
    Карьера: помощник вахтенного начальника линкора «Октябрьская Революция» (1928), летчик-наблюдатель (1928), вахтенный начальник минного заградителя «25 октября» (1932 – 1933), помощник командира «Щ-304» (1934 – 1936), командир «Щ-301» (март 1936 – май 1937), «С-3» (май 1937 – февраль 1938), командир 16-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ (1938), командир 11-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ (1938), командир 13-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ (1938 – 1940). Погиб на борту «С-2».


Сын офицера с погибшей в Зимнюю войну подлодки С-2 посетит место гибели субмарины

С.-ПЕТЕРБУРГ, 9 июн 2009  - РИА Новости. Сын советского офицера Гавриила Тутышкина, бывшего в числе экипажа погибшей в Зимнюю войну подлодки С-2, которая была обнаружена финскими и шведскими дайверами на Балтике в Аландском море, намерен обязательно побывать на месте гибели субмарины.

О нахождении останков советской подлодки сообщила во вторник группа шведско-финских дайверов, занимавшаяся поисками субмарины около десяти лет. По информации шведских СМИ, субмарина была найдена в Аландском море (южная часть Ботнического залива Балтийского моря) на границе между Швецией и Финляндией.

К началу Советско-финляндской войны корабль входил в состав 13-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ. 1 января 1940 года "С-2" ушла в свой последний поход. Лодкой командовал капитан-лейтенант Иван Соколов, на борту субмарины было 50 членов экипажа, в том числе - командир 13-го дивизиона подлодок Краснознаменного Балтийского флота (ПЛ КБФ) капитан третьего ранга Гавриил Тутышкин, сын которого Александр стал, спустя много лет, инициатором поисков погибшего корабля.

"Я обязательно там побываю, чего бы мне это не стоило, не смотря на здоровье. Надеюсь на чудо и Божью помощь", - сказал Александр Тутышкин РИА Новости.

Он сказал, что, конечно, хотел бы, чтобы обнаруженная подлодка была поднята на поверхность, но понимает, что, скорее всего, это невозможно и рассчитывает, что будет поднят хотя бы бортовой журнал субмарины.

"Я бы, конечно, хотел, но это вряд ли будет сделано. Но, может быть, возможен не подъем, а проникновение внутрь, чтобы найти бортовой журнал", - сказал Тутышкин.

Он рассчитывает, что записи в бортжурнале прольют свет на обстоятельства гибели субмарины. По официальной версии, она погибла 3 января 1940 года , подорвавшись на мине. Однако есть и другие версии о судьбе подлодки, которых придерживается и сын погибшего офицера, который сам является капитаном второго ранга и служил на флоте, занимаясь разработкой противолодочных комплексов.

В частности, он уверен, что экипаж еще более двух недель вел борьбу за живучесть субмарины, поскольку есть некая информация, что 14 января плавбаза "Смольный", а 21 января лидер эсминцев "Минск" принимали сигналы с "С-2", но связь была односторонней.

"Я думаю, что когда 3 января был этот взрыв, они могли вернуться в базу. Но так как они знали, что из Швеции идет в Финляндию транспорт, то подводники приняли решение дать бой... Почти три недели они боролись за живучесть и, возможно, даже участвовали в боевых действиях Это мое мнение", - сказал Тутышкин.

Он также выразил надежду, что в случае проведения водолазного обследования найденной субмарины, в нем будут принимать участие и специалисты Балтфлота. При этом Тутышкин отметил, что в поисках субмарины российские специалисты участия не принимали, хотя он обращался с этим вопросом в Главкомат. "Ответа не было", - сказал собеседник агентства.

Подлодка считается воинским захоронением, его точное местоположение будет сообщено соответствующим шведским инстанциям, которые примут окончательное решение о публикации координат или сохранении их в секрете.

Перед экипажем "С-2" стояла задача прорыва в Ботнический залив и боевых действий на морских коммуникациях противника. Наибольшую опасность для подлодок в районе Южный Кваркен представляли минные заграждения, шведские и финские корабли противолодочной обороны, охранявшие конвои, и подводные скалы.

Подлодки серии "С" были построены в 1935-1938 гг. на Балтийском судостроительном заводе имени Серго Орджоникидзе в Ленинграде и стали первыми средними подлодками ВМФ СССР отечественной постройки. Они имели очень хорошие для того времени мореходные и боевые качества.

http://www.octopus.ru/news/2009-06-09-116
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
Санкт-Петербургский Клуб Моряков-подводников и военно-морской атташе Швеции в России при информационной поддержке Центрального Военно-Морского Портала начали поиск родственников погибших членов экипажа подлодки С-2. Об этом сообщил председатель Совета Клуба Моряков-подводников капитан первого ранга Игорь Курдин,  информирует  портал "ВМФ России".

Военно-морской атташе Швеции в России капитан 1 ранга Кристиан Аллерман обратился в Клуб с предложением отыскать родственников погибшего экипажа и при их участии почтить память подводников С-2 на месте ее гибели в Аландском МОРЕ.

На настоящий момент найдены 2 родственника погибших моряков. Клуб Моряков-подводников призывает к содействию всех, кто готов помочь в поисках.


Советская ПОДВОДНАЯ ЛОДКА С-2 Балтийского флота с 50 членами экипажа на борту ЗАТОНула 3 января 1940 года во время советско-финской войны у Аландских островов в Балтийском море на входе в Ботнический ЗАЛИВ. Точные обстоятельства гибели подлодки неизвестны. По одной из версий, С-2 подорвалась на финской или шведской мине.

Группа финских и шведских ВОДОЛАЗов вела поиски С-2 с 1999 года и обнаружила затонувшую лодку в начале июня 2009 года.

02.08.2009, 08:43
http://www.korabel.ru

СПИСОК ПОГИБШИХ НА ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ "С-2" 3 ЯНВАРЯ 1940 г.
   

АШУРКОВ Сергей Емельянович, краснофлотец, электрик, 1918 г.р.
БАЗАРОВ Григорий Тимофеевич, краснофлотец, моторист, 1915 г.р
БЕРШАДСКИЙ Михаил Григорьевич, командир отделения электриков, 1915 г.р.
БОНДАРЕНКО Михаил Михайлович, краснофлотец, рулевой, 1917 г.р.
БОНДАРЬ Иван Герасимович, краснофлотец, моторист, 1917 г.р.
БОРИСОВ Борис Александрович, краснофлотец, радист, 1917 г.р.
ВАСИЛЬЕВ Павел Васильевич, старшина команды рулевых, 1912 г.р.
ВЕСЕЛКОВ Алексей Николаевич, командир отделения трюмных, 1913 г.р.
ВИКУЛОВ Иван Евдокимович, краснофлотец, трюмный, 1917 г.р.
ГАРИН Павел Васильевич, краснофлотец, трюмный, 1918 г.р.
ГОЛДА Григорий Степанович, старшина команды торпедистов, 1913 г.р.
ГОЛОФАСТ Николай Петрович, воентехник 1 ранга, командир группы движения, 1915 г.р.
ГРИДАСОВ Александр Константинович, краснофлотец, электрик, 1917 г.р.
ЕВДОКИМОВ Николай Иванович, краснофлотец, электрик, 1921 г.р.
ЕВПЛАШОВ Петр Степанович, командир БЧ-2-3, лейтенант, 1911 г.р.
ЕФИМОВ Михаил Ефимович, краснофлотец, моторист, 1918 г.р.
ЖОХОВ Александр Гаврилович, краснофлотец, рулевой, 1916 г.р.
ЗАВЬЯЛОВ Михаил Павлович, командир отделения, специалист ШШС, 1914 г.р.
ЗАМЯТИН Федор Максимович, старший лейтенант, помощник командира подводной лодки, 1909 г.р.
ЗАТЕЕВ Николай Васильевич, старший политрук, военком подводной лодки, 1905 г р.
ЗЮЗЬКО Анатолий Михайлович, краснофлотец, моторист, 1916 г.р.
ИВАНЕНКО Василий Михайлович, краснофлотец, электрик, 1915 г.р.
ИВАНОВ Борис Иванович, краснофлотец, моторист, 1919 г.р.
КИРКИН Николай Федорович, краснофлотец, рулевой, 1916 г р.
КИСТЭ Василий Васильевич, старшина команды электриков, 1913 г.р.
КОЛЕСНИКОВ Василий Кириллович, старший лейтенант, флагманский штурман бригады, 1913 г.р.
КОЧЕНКОВ Александр Аксентьевич, командир отделения радистов, 1916 г.р.
КРАЙНОВ Аркадий Павлович, командир отделения комендоров, 1914 г р.
КУЗЬМИН Василий Филиппович, краснофлотец, моторист, 1918 г.р.
ЛОМАКИН Владимир Дмитриевич, старшина команды мотористов, 1913 г.р.
МАШИНИСТОВ Фёдор Георгиевич, старший краснофлотец, кок,1915 г.р.
МЕДВЕДЕВ Иван Васильевич, краснофлотец,1915 г.р.
ПИСУЛИН Александр Васильевич, военинженер 3 ранга, командир БЧ-5,1909 г.р.
ПРЕЛОВСКИЙ Павел Васильевич, командир БЧ-1-4, лейтенант, 1906 г.р.
ПРИСТАВКО Гавриил Алексеевич, краснофлотец, акустик,1915 г.р.
РУБАНОВ Фёдор Максимович, краснофлотец, комендор,1917 г.р.
САЗОНОВ Михаил Матвеевич, краснофлотец, торпедист,1917 г.р.
САЛЕНКО Василий Семенович, командир отделения штурманских электриков, 1914 г.р.
СЕМИН Иван Васильевич, старшина команды радистов, 1915 г.р.
СИДОРЕНКО Назар Ефимович, краснофлотец, вестовой, 1917 г.р.
СОКОЛОВ Иван Александрович, капитан-лейтенант, командир подводной лодки, 1899 г.р.
ТИИН Иван Ильич, командир отделения торпедистов,1913 г.р.
ТИМОШЕНКО Яков Иванович, командир отделения мотористов,1913 г.р.
ТОЛОХНО Иван Филиппович, краснофлотец, торпедист,1917 г.р.
ТРОФИМОВ Константин Арсентьевич, командир отделения рулевых,1913 г.р.
ТУТЫШКИН Гавриил Николаевич, капитан 3 ранга,командир дивизиона подводных лодок,1905 г.р.
ФЁДОРОВ Иван Лукич, старшина команды трюмных1912 г.р.
ШУМАКОВ Владимир Максимович, краснофлотец, электрик, 1918 г.р.

http://www.submarinersclub.ru/s-2_crew.htm
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
АШУРКОВ Сергей Емельянович 1918г.р. русский.
Краснофлотец. ПЛ "С-2" КБФ
Пропал без вести

http://www.patriot-izdat.ru/memory/?page=303&letter=0
Книга Памяти советско-финляндской войны 1939-1940 Том 2
 
http://www.ipc.antat.ru/Ref/fields.asp?f=%C0%D8%D3%D0%CA%CE%C2&s=%D1%E5%F0%E3%E5%E9&l=%C5%EC%E5%EB%FC%FF%ED%EE%E2%E8%F7&y=&m=&r=&b=KP-FIN&np=true&p=1&ID={D26732E9-4B05-480F-8C5B-B215D9FCEF3C}
Записан

unifex

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 24 822
  • Алюсов Алексей Михайлович
БАЗАРОВ Григорий Тимофеевич  1915г.р русский..
Краснофлотец.ПЛ "С-2"
Пропал без вести


http://www.patriot-izdat.ru/memory/?page=30&letter=1

Книга Памяти советско-финляндской войны 1939-1940 Том 2
 
http://www.ipc.antat.ru/Ref/fields.asp?f=%C1%C0%C7%C0%D0%CE%C2&s=%C3%F0%E8%E3%EE%F0%E8%E9&l=%D2%E8%EC%EE%F4%E5%E5%E2%E8%F7&y=&m=&r=&b=KP-FIN&np=true&p=1&ID={1F3ABFA3-28E0-4198-BB34-3094494A5C3D}
Записан

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Вчера исполнилось ровно 70 лет со дня подрыва на мине и последующей гибели в проливе Сёдра-Кваркен в районе острова Мяркет (Финляндия) советской подводной лодки С-2 - крепнейшей потери Советского Военно-Морского Флота в период "Зимней войны" 1939 - 1940 годов с Финляндией.
Уважаемый Алексей Михайлович Алюсов уже приводил в данной теме варианты списка погибших при этом балтиских подводников. Наиболее дстоверный и подробный их вариант был опубликован мной к 60-летию гибели субмарины, в 2000 году в 6-м выпуске альманаха Московского Клуба истории флота "Тайны подводной войны". В подготовленном по документам Российского государственного архива военно-морского флота (РГАВМФ, Санкт-Петербург) материале под названием "С-2" в базу не вернулась..." я писал тогда, в частности следующее:
"В оригинале документа упомянутый выше список погибших на борту С-2 был дан в виде громоздкой таблицы. Ниже мы предлагаем вашему вниманию все содержащиеся в ней данные в изложении с уточнениями, сделанными с использованием данных других документов, хранящихся в фондах  РГА ВМФ (Фонд р-92, опись 24, дело 494, листы 18 - 19, 28 - 30, 50 - 53, 113, 129; Там же, опись 25, дело 14, лист 14), где для каждого погибшего указана одинаковая причина гибели - «не вернулся с боевого задания в р-не Кварино»:
Подводники, погибшие 3 января 1940 года на борту «С-2»:
1. Тутышкин Гавриил (по другим данным - Гаврил или Гаврила) Николаевич - капитан 3 ранга, командир 13-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота, обеспечивающий командира «С-2» (год рождения - 1905, национальность - русский, происхождение - из рабочих, партийность - член ВКП(б), образование - высшее, год призыва на флот - 1922, семейное положение - женат, адрес семьи - Ленинград, Лесной проспект, дом 61, квартира 42).
     2. Колесников Василий Кириллович - старший лейтенант, флагманский штурман 1-й бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота, обеспечивающий штурмана «С-2» (1913 г., украинец, из рабочих, член ВКП(б), среднее, призван в 1933 г. из Веселовского района Днепропетровской области УССР, женат, г.Кронштадт, ул.Аммермана, д. 15/10, кв.11).
     3. Соколов Иван Александрович - капитан-лейтенант, командир подводной лодки «С-2» (1899 г., русский, из служащих, беспартийный, среднее, призван в 1933 г. из села Кропоткино Тутаевского района Ярославской области РСФСР, женат, г.Ленинград, Сапёрный пер., д.11, кв. 10).
     4. Затеев Николай Васильевич - старший политрук, военный комиссар подводной лодки «С-2» (1905 г., русский, из рабочих, член ВКП(б), среднее, призван в 1927 г. из деревни Кренево Буйского района Ярославской области РСФСР, женат, г.Ленинград, пр. Добролюбова, д.7, кв.2).
     5. Замятин Фёдор (по другим данным - Пётр) Максимович - старший лейтенант, помощник командира подводной лодки «С-2» (1909 г., русский, из рабочих, член ВКП(б), высшее, призван в1931 г. с завода имени Жданова (?) Богородицкого района Горьковской области РСФСР, женат, г.Горький, ул. Фигнера, д.42).
     6.  Писулин   Александр   Васильевич   -   военинженер   3   ранга, командир  5-й (электромеханической)  боевой  части подводной лодки «С-2» (1909  г., русский, из рабочих, член ВКП(б), высшее, призван в 1931 г. из деревни Русаниха Воскресенского района Горьковской области РСФСР, женат, г.Ораниенбаум, Красная слобода, д.2, кв. 5).
     7. Преловский Павел Васильевич - лейтенант, командир 1-й (штурманской) боевой части подводной лодки «С-2» (1906 г., русский, из рабочих, член ВКП(б), среднее, призван в 1928 г. из деревни Губино Котласского района Архангельской области РСФСР, женат, г.Кронштадт, ул. Сургина, д.8, кв.2).
     8. Евплашов (по другим данным - Евплашёв) Пётр Степанович - лейтенант, командир 2-й (минно-торпедной) боевой части «С-2» (1911 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), высшее, призван в 1932 г. из деревни Давылово (Давыдово?) Касимовского района Рязанской области РСФСР, женат, г.Кронштадт, ул. Урицкого, д.2, кв. 11).
     9. Голофаст Николай Петрович - воентехник 1 ранга, командир группы движения 5-й боевой части подводной лодки «С-2» (1915 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, высшее, призван в 1934 г. со станции Синельниково Днепропетровской области УССР (ул.Амбарная, д.3), женат, г.Ленинград, пр. 25 Октября, д. 136, кв. 129).
     10. Щербаков Иван Константинович - военфельдшер, лекарский помощник подводной лодки «Л-1», командированный на «С-2» (1910 г., русский, из служащих, член ВЛКСМ, среднее, призван в 1939 г. из деревни Волынье (п/о Барышевское) Опечинского района Ленинградской области РСФСР, женат).
     11. Васильев Павел Васильевич - старшина рулевых (1912 г.,  русский, из рабочих, член ВКП(б), 7 классов, призван в 1934 г.из Вышнего Волочка Калининской области РСФСР, женат, адрес жены - Калининская область, г.Вышний Волочок, д.277 (так в документе).
     12. Голда Григорий Степанович - старшина торпедистов (1913 г., русский, из рабочих, беспартийный, 4 класса,  призван в 1936 г. из деревни Носовка Петровского района Таганрогской области РСФСР, холост).
     13. Кистэ Василий Васильевич - старшина электриков (1913 г., белорус, из рабочих, беспартийный, 5 классов, призван в 1936 г. из села Улин(o?) Калининской области РСФСР, женат, г.Ленинград, ул. Жукова, д.8, кв.19).
     14. Ломакин Владимир Дмитриевич - старшина мотористов (1913 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), 5 классов,  призван в 1936 г. из села Чумуево станицы Дивов (так в документе), женат, г.Ленинград, ул.Теряева, д.10,кв.2).
     15. Фёдоров Иван Лукич - старшина трюмных специалистов (1912 г., русский, из рабочих, беспартийный, 5 классов, призван в 1935 г. из деревни Бели (?) Старицкого района Калининской области РСФСР, женат, г.Ленинград, ул. Б.Зеленина, д.9, кв.5).
     16. Бершадский (по другим данным - Вершадский или Верштадский) Михаил Григорьевич - командир отделения электриков (1915 г., еврей, из рабочих , член ВЛКСМ, ФЗУ,  призван в 1937 г. из Прилук Полтавской области УССР, холост, адрес родных - г.Житомир, ул.К.Маркса, д.12.кв.3).
     17. Веселков Алексей Николаевич - командир отделения трюмных (1913 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), 7 классов, призван в 1936 г. из деревни Новинки Котласского района Архангельской области РСФСР, холост).
     18. Завьялов Михаил Павлович - командир отделения ШПС (1914 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), 7 классов, призван в 1938 г. из деревни Нахабино Истринского района Московского области, холост).
     19. Крайнов Аркадий Павлович - командир отделения комендоров (1914 г., русский, из рабочих, беспартийный, 4 класса, 1937 г., женат , Ивановская область, Вичужский район, деревня Кучево).
     20. Саленко Василий Семенович - командир отделения штурманских электриков (1914 г., русский, из служащих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1937 г., из города Белгорода, ул. 3-го Интернационала, д.3, холост).
     21. Самин Иван Васильевич - командир отделения радистов (1915 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), 7 классов, 1937 г., из деревни Ермонино Ставровского сельсовета Ивановской области, холост, адрес родных - Старый Ундол, посёлок Лакина, ул.17-го Партсъезда, д.13, кв.7).
     22. Тиин Иван Ильич - командир отделения торпедистов (1913 г.,  русский, из рабочих, беспартийный, ФЗУ, 1936 г., из деревни Усланка Подпорожского района Ленинградской области, холост).
     23. Тимощенко (по другим данным - Тимошенко) Яков Иванович - командир отделения мотористов (1912 г., украинец, из колхозников, кандидат в члены ВКП(б), 5 классов, 1936 г., из села Покровск(ое?) станицы Никлиновка Таганрогского района Ростовской области, холост).
     24. Трофимов Константин Арсентьевич - командир отделения рулевых (1913 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 6 классов, 1936 г., из Ивановской области, г. Гусь-Хрустальный, казарма № 3(так в документе), кв. 2, холост, адрес родных - Москва, Коптевские выселки, д. 37, кв.19).
     25. Ашурков Сергей Емельянович - краснофлотец, электрик (1918 г., русский, из рабочих, беспартийный, 8 классов,1939 г., из деревни Коминино Тульской области, холост).
     26. Базаров (по другим данным - Назаров) Григорий Тимофеевич - краснофлотец, моторист (1915 г., русский, из рабочих, кандидат в члены ВКП(б), ФЗУ, 1937 г., из села Акинино Веневского района Тульской области, холост, адрес родных - Москва, Казанский пер., д.2/3, кв.3).
     27. Бондаренко Михаил Михайлович - краснофлотец, рулевой (1917 г., украинец, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из г.Кременчуг, Ленинская ул., д.79/2, кв.3, холост, адрес родных - г.Никополь, Долгаевская школа № 2).
     28. Бондарь Иван Тарасович - краснофлотец, моторист (1917 г.,  украинец, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1938 г., из деревни Зелена Дубрава Ольшавского района Киевской области, холост, адрес родных - г.Одесса, ул.Иванова, д.12, кв.5).
     29. Борисов Борис Александрович - краснофлотец, радист (1917 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1938 г., из г. Калинин, Ленинградская ул., д.34, кв.2, холост).
     30. Видоренко Назар Ефимович - краснофлотец, строевой (1917 г., украинец, из рабочих, беспартийный, 4 класса, 1938 г., из деревни Повославянка станицы Маковая Маковского района Днепровской области, женат).
     31. Гарин Павел Васильевич - краснофлотец, трюмный (1918 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из деревни Шутово Пасминского района Ленинградской области, холост).
     32. Гридасов Александр Константинович - краснофлотец, электрик (1917 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1938 г., из села Кочетка Токаревского района Тамбовской области, холост, адрес родных - Московская обл., станция Балашиха, 1-я гостиница, к. 185).
    33. Евдокимов Николай Иванович - краснофлотец, ученик электрика (1921 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., с разъезда Никольский Рязанско-Уральской железной дороги Саратовской области, холост).
    34. Ефимов Михаил Ефимович - краснофлотец, моторист (1918 г.,  русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из деревни Спорница Славковского района Ленинградской области, холост, адрес родных - г.Ленинград, Морской пр., д.30, кв.6).
    35. Жохов Александр Гаврилович - краснофлотец, рулевой (1916 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов,1938 г., из села Крутое Кологривского района Горьковской области, холост).
    36. Зюзько Анатолий Михайлович - краснофлотец, моторист (1916 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1938 г., из г. Ейск, Одесская ул., д.31, кв.3, холост).
    37. Иваненко Василий Михайлович - краснофлотец, электрик ОТЦ (1915 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 6 классов, 1937 г., из села Кишлев(o?) Cтаро-Крымского района Крымской АССР, холост).
    38. Иванов Борис Иванович - краснофлотец, ученик моториста (1919 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из г. Пугачёв Саратовской обл., Хрущёвская ул., д.185, холост).
    39. Кикулов Иван Евдокимович - краснофлотец, трюмный (1917 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 8 классов, 1938, из посёлка Имени 8-го Марта г.Дидальцево Сталинской обл., ул. Чапаева, д.17, холост).
    40. Киркин Николай Фёдорович (по другим данным - Феофанович) - краснофлотец, рулевой (1916 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 4 класса, 1938 г., из села 2-е Богородское Броловского района Тамбовской области, холост, адрес родных - г.Мичурин, Набережная ул., д.55).
    41. Коченков Александр Арсентьевич - краснофлотец, радист (1916 г., русский, из служащих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1938 г., из деревни Подселица Ярцевского района Смоленской области, холост, адрес родных - Смоленская обл., г.Ярцево, Полевая ул., д.9).
    42. Кузьмин Василий Филиппович - краснофлотец, моторист (1918 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из деревни Глухово Старицкого района Калининской области, холост).
    43. Машинисток (по другим данным - Машинистов) Фёдор Григорьевич (по другим данным - Георгиевич) - краснофлотец, кок (1915 г., русский, из рабочих, беспартийный, 4 класса, 1937 г., из из деревни Новая Ладога Волховского района Ленинградской области, холост).
    44. Медведев Иван Васильевич - краснофлотец, рулевой (1915 г.,  русский, из колхозников, член ВЛКСМ, 3 класса, 1937 г., из села Айкино Больше-Березниковского района Мордовской АССР, холост).
    45. Приставко Гавриил Петрович - краснофлотец, акустик (1915 г., украинец, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1937 г., из деревни Горицы Пагарского района Орловской области, женат, г. Москва, Управление пригородного хозяйства (так в документе)
    46. Рубанов Федор Максимович - краснофлотец, комендор (1917 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 5 классов, 1939 г., из деревни Малый Рей Монастырщинского района Смоленской области, холост, адрес родных   - г.Ленинград, ул. Войкова, д.1/6, кв.89).
    47. Сазанов Михаил Матвеевич - краснофлотец, торпедист (1917 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 6 классов, 1939 г., из деревни Тельно Чагодинского района Вологодской области, холост).
    48. Талахно Иван Филиппович - краснофлотец, торпедист (1917 г., украинец, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из села Глунск(oe?) Отдаленского района Харьковской области, женат, г.Киев, 3-я Дачная ул., д.9, кв.4).
     49.Шумаков Владимир Максимович - краснофлотец, ученик электрика (1918 г., русский, из рабочих, член ВЛКСМ, 8 классов, 1939 г., из села Девичье Павлинского района Орловской области, холост, адрес родных - г.Ленинград, 4-я Советская ул., д.24, кв.19).
     50. Яцура Григорий Ефимович - краснофлотец, ученик электрика (1918 г., украинец, из рабочих, член ВЛКСМ, 7 классов, 1939 г., из села Банкши Богичанского района Полтавской области, женат). 

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 30 Января 2012, 23:32:47 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Москвин Александр Вячеславович

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 080
Константин здравствуй!
Выложи доклад о гибели лодки. Заранее благодарен!
С уважением.
Записан

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
"По просьбам трудящихся" :) (см. предыдущее сообщение) выкладываю здесь текст документа с моими минимальными комменатриями. Он был опубликован мной в разделе "Документы без купюр" 6-го выпуска альманаха "Тайны подводной войны" на страницах 57 - 67 и приводится мной здесь в полном соответствии с текстом этого издания. Прошу не удивляться тех, кто читая эту тему с самого начала "зараз", найдёт текст доклада "подозрительно похожим" на текст статьи тогдашнего научного сотрудника РАГВМФ П.Петрова, "под рукой" у которого данный документ, таким образом, находился постоянно - просто у каждого исследователя свои принципы работы с архивными документами и публикации их... Итак, к делу:
 "Первой боевой потерей подводных сил Советского ВМФ в период Второй Мировой войны стала гибель подводной лодки С-2. В соответствующим разделе нашей публикации «Мартиролог погибших русских и советских подводных лодок 1904 - 1991» («Тайны подводной войны-5», Львов, 1999, с.10) об этом говориться следующее: «С-2 ... - 03.01.1940 после 04.20 погибла в проливе Сёдра-Кваркен (Южный Кваркен) в 1 миле восточнее острова Меркет на мине финского минного заградителя «Лоухи»...». Этот вывод был сделан коллективом наших постоянных авторов на основании сопоставления советских, финских и шведских документальных данных через шесть десятилетий после гибели «С-2». В связи с эти мы посчитали, что для наших читателей определённый интерес представит точка зрения советской стороны, сформулированная, что называется «по горячим следам» произошедшего (а именно - всего через месяц после произошедшего), и поэтому публикуем сегодня доклад-заключение Военного Совета Краснознамённого Балтийского флота о гибели этой «эски».  Текст документа печатается нами в строгом соответствии с микрофильмом, сделанным с машинописной копии оригинала документа, хранящимся ныне в Российском государственном архиве военно-морского флота (РГА ВМФ) в Санкт-Петербурге, в фонде р-92 «Штаб Краснознамённого Балтийского флота». Публикуемый нами сегодня документ выделен в отдельное архивное дело № 583 (объёмом 8 листов) под названием «Доклад Военного Совета наркому ВМФ о гибели подводной лодки «С-2» во время военных действий и список личного состава лодки на 1 января 1940 г.» (ранее - дело № 181 Исторической Комиссии ВМФ «Доклад Военного Совета Народному Комиссару ВМФ о гибели п/л «С-2» во время военных действий с белофиннами»). Оригинал данного доклада, обозначенный номером «ВС/18 сс», был напечатан на бланке Военного Совета Краснознамённого Балтийского флота в Главной базе КБФ Таллине, датирован 3 февраля 1940 года и имеет гриф «Сов.секретно». Документ к публикации на страницах «Тайн подводной войны» подготовил в июле 1998 года один из постоянных наших авторов, К.Б.Стрельбицкий.     

«Народному Комиссару Военно-Морского Флота СССР
Флагману Флота 2 ранга т.Кузнецову

Доклад.
     01.01.40 в 18 часов подводная лодка «С-2» 13(-го) дивизиона 1 БПЛ КБФ (1-й бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота) под проводкой буксира во льду вышла из порта Лиепая для следования на боевую позицию в Ботнический залив.
     Заданием срок пребывания ПЛ «С-2» на позиции определялся в 18 суток, т.е. до 18.01.40.
     До сегодняшнего дня ПЛ «С-2» в базу не вернулась.
     Уверенная связь с ней (по радио) была в последний раз 03.01.40.
     Учитывая все обстоятельства, можно предположить, что ПЛ «С-2» погибла.
     Обстоятельства, предшествовавшие выходу ПЛ «С-2» на позицию в Ботнический залив:

     Подводная лодка «С-2» заложена 31 Декабря 1934 г. на заводе им.С.Орджоникидзе в гор.Лениннград. Вступила в строй 23 сентября 1936 года.
     Тактические и кораблестроительные данные ПЛ «С-2»(:)
     Длина наибольшая 77,75 м., ширина наибольшая 6,4 м., осадка 4,4 м.
     Водоизмещение 828/1362 тонн.
     Два дизеля по 2000 л.с. для надводного хода и два электромотора по 550 л.с. для подводного хода.
     Наибольшая скорость 20/9 узлов, район плавания экономическим ходом 9560/148 миль.
    Автономность 50 суток, предположительно(е) пребывание под водой 72 часа.
     Вооружен(a) 6-ю торпедными аппаратами 533,3 м/м. С запасом торпед 12 шт.
     Артиллерийское вооружение - 1 орудие 100 м/м., 1 орудие 45 мм.
     Средства связи:
     а) Передатчик(и) «Окунь», «Щука»(,)
     б) приёмник(и) «Дозор», «Метель»(,)
     в) гидрофон - т.п. «Марс» (имеется в виду шумопеленгаторная станция «Марс-12»; ,)
     г) Топас-7(имеется в виду приёмопередатчик автоматических аварийных сигналов «Топаз-7»).

Боевая подготовка до начала боевых действий.
     Боевую подготовку, по КПЛ (Курсу подготовки для подводных лодок), ПЛ «С-2» проходила нормально, т.е.последовательно, имея по отработанным задачам хорошие и отличные оценки.
     В Июне месяце 1938 года ПЛ «С-2» приказом по КБФ была переведена в 1-ю линию, командовал подлодкой Капитан-Лейтенант (Иван Алексеевич) Мороз.
     В течение летних кампаний 1938 и 1939 г.г. ПЛ «С-2» неоднократно несла дозорную службу на позициях в Финском заливе и (в) северной части Балтийского моря.
     Осенью 1939 года, ещё до начала военных действий, ПЛ «С-2», в составе своего дивизиона была перебазирована для отработки дальнейшего плана БП (боевой подготовки) на порт Таллин.

Боевая деятельность.
     С началом военных действий ПЛ «С-2» 29.11.39 была выслана в северо-западную часть Балтийского моря с задачами: действий по призовому праву на коммуникациях противника и наблюдения за действиями шведского флота.
    06.12.39 ПЛ, приказанием ВС КБФ (Военного Совета Краснознамённого Балтийского флота), была отзвана в порт Лиепая - её позицию (№16) ГМШ РКВМФ(Главный Морской Штаб Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота) упразднил.

Следование на позицию.
     В свой второй боевой поход ПЛ «С-2» выщла из порта Лиепая (в) 18.00 01.01.40 (ветер норд-ост 7 баллов, море 6 баллов, видимость 60 - 70 каб., температура -12°С).
     ПЛ была поставлена задача - прорыв в Ботнический залив и действия на коммуникациях противника.
    Район крейсерства ограничивался северным и южным Кваркеном, вне зоны блокады. Не нарушая тервод (территориальных вод) Швеции.
     Срок пребывания в крейсерстве устанавливался до 18.01.40.
     Командовал ПЛ - Капитан-Лейтенант т.Соколов Иван Александрович, назначенный на корабль не задолго до похода. До назначения на ПЛ «С-2» Капитан-Лейтенант Соколов командовал ПЛ «Щ-304» (около 3-х лет) и ПЛ «С-8» (около года).
     Тов.Соколов был грамотным и достаточно опытным командиром-подводником.
     В данный (для него первый) боевой поход, капитан-Лейтенант Соколов шёл при обеспечении Командиром 13 ДПЛ (13-го дивизиона подводных лодок) - Капитаном 3 ранга т.Тутышкиным Гаврилой Николаевичем, так же достаточно опытным подводником. Остальной личный состав подводной лодки, будучи стабильным, всей системой предыдущей боевой подготовки и походом к выполнению настоящей боевой задачи, был также хорошо подготовлен.
     Перед выходом в море Командир ПЛ «С-2» получил приказание от Командира 1 БПЛ (1-й бригады подводных лодок капитана 1 ранга К.М.Кузнецова) - «Кваркен форсировать только по получении приказания, на период ожидания использовать позицию № 7. С проходом Кваркена. Дать по радио условный сигнал «Прошёл».
     С 01 по 03 Января с.г. двухсторонняя радио-связь ПЛ «С-2» с ПБ(плавучей базой) «Полярная Звезда» и ПБ «Смольный» была нормальной - ПЛ следовала на позицию № 7 (у входа в южный Кваркен).
     В 00 ч. 40 м. 3 Января Командир 1 Бригады ПЛПЛ получил запрос по радио - «Свободна ли позиция № 7(?) - К-р(командир) ПЛ «С-2».
     В 01 ч. 25 м. Зам.Комфлота (Заместитель Командующего Краснознамённым Балтийским флотом капитан 1 ранга В.А.Алафузов) дал приказание Командиру ПЛ «С-2»: «Форсировать Кваркен».
     На полученное приказание К-р (командир) ПЛ в 04 ч.20 м. 03.01.40 дал квитанцию.
     На этом связь с ПЛ «С-2» прекратилась и ни на какие запросы ПЛ не отвечала.

Меры, принятые к розыску ПЛ «С-2»
     В дальнейшем, допуская, что у ПЛ «С-2» мог выйти из строя коротковолновый радиопередатчик, а дальности длинноволнового передатчика не хватает - на ПЛ ежесуточно (ночью) с 3 по 29 января включительно полной мощностью радиостанций Кронштадт и Ленинградской РВ-53, давались запросы «Покажите место и свои действия», но ответных радиограмм от ПЛ «С-2» никто не принимал.
     За этот период времени отдельные корабли (ПБ «Смольный» и ЛД (лидер эскадренных миноносцев) «Минск») слышали слабую работу радиостанций на варианте волн, отведённых для подводных лодок 1 БПЛ (1-й бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота).
     Так, в 01 ч. 09 м. 14.01.40 ПБ «Смольный» - принял(a) позывные ПЛ «С-2», текст не принят из-за плохой слышимости.
     В 12 ч. 00 м. этого же дня, вновь были приняты позывные ПЛ «С-2», текст опять не приняли из-за плохой слышимости.
     В 13 ч. 14 м. этого же дня, снова были приняты позывные ПЛ «С-2», подписной номер 13.00, знак окончания работы по переговорной таблице радиста. Текст не принят.
     21.01.40 ЛД «Минск». Вышедший в сев(ерную) часть Балтийского моря (на параллели о(стро)ва Даго) для встречи с ПЛ «С-1», возвращавшейся в базу(,) и слушавший на варианте волн для ПЛ ПЛ 1(-й) Бригады - донёс в 02.41(:) «Слышу ПЛ «С-2», связи не имею».
     На этот раз Военным Советом КБФ Командиру ЛД «Минск» было дано приказание: «Продолжаете ли слышать ПЛ «С-2», по возможности вступите с ней в связь».
     Несмотря на ряд предпринятых на лидере попыток, связи с ПЛ «С-2» ему установить не удалось.
     В 15 ч. 41 м. ЛД «Минск» было приказано:
     «С темнотой перейти к маяку Флейтиан, не заходя (в) Ледяное поле, для установления связи с ПЛ «С-2». Всё полученное от подлодки репетовать Начальнику Штаба КБФ (капитану 1 ранга Ю.А.Пантелееву)».
     В течение 2-х суток (до 8 ч. 23.01.40) ЛД «Минск» выполнял полученное приказание, но связи не было.
     Как дополнительное мероприятие, способствовавшее отысканию ПЛ «С-2», было приказано всем ПЛПЛ («С-1» и «Щ-311»), находившимся в Ботническом заливе «вызывать ПЛ «С-2» и вступить в ней связь на длинных волнах».
     Кроме указанных мероприятий:
     а) Самолёты 10 АБ (10-й авиационной бригады Военно-Воздушных Сил Краснознамённого Балтийского флота) неоднократно просматривали район, предназначенный для крейсерства ПЛ «С-2» и особенно Южн(ый) Кваркен. Самолётами ПЛ обнаружена не была;
    б) разведотделу КБФ была поставлена задача - выяснить все имеемые сведения у противника, и из других иностранных источников. О ПЛ «С-2» до сих пор каких-либо конкретных данных не поступало.

Выводы:
     1. Для подводных лодок, следующих в Ботнический залив, наиболее сложным участком перехода является пролив Южный Кваркен:
     а) навигационные трудности: район мало изучен, лоции отсутствуют, карты не отвечают требованиям кораблевождения, течения не изучены, штатное ограждение снято, маяки потушены; и
     б) противодействие противника.
     По шведским данным Южный Кваркен минирован. (Указание подтверждается донесением К-ра ПЛ «Щ-319» (командира подводной лодки Щ-319 капитан-лейтенанта Н.С.Агашина), который при форсировании пролива у м(ая)ка Маркет слышал характерное шуршание минрепа о борт подлодки. По донесениям всех командиров ПЛПЛ, форсировавших Кваркен, район охраняется военными кораблями - СКА(сторожевыми катерами), ММ(миноносцами) и авиацией).
     Кроме указанного, Командиры ПЛ «С-1» и «Щ-311» (капитан-лейтенанты А.В.Трипольский и Ф.Г.Вершинин соответственно) доносили, что при форсировании Кваркена, ими - (c) помощью шумопеленгатора обнаруживалась неизвестная подводная лодка в подводном положении. Наших ПЛПЛ в это время в проливе не было.
     2. Нормальная двухсторонняя связь с ПЛ «С-2» потеряна с 4 час. 20 мин. 3 Января с.г.
     Дальнейшая связь под очень большим сомнением, прямого подтверждения, даже в наличии односторонней связи, нет.
     3. Лодка о проходе Кваркена не донесла, видимо затонула ещё в Кваркене или на подходах к нему.
     4. Лодки, как правило, форсировали Кваркен только днём в подводном состоянии. Таким образом, встреча с финской ПЛ мало вероятна.
     5. Навигационная авария мало вероятна, ибо командир успел бы о себе дать аварийный сигнал.
     6. Таким образом, наиболее вероятной причиной катастрофы с ПЛ можно предположить - был подрыв на мине. На минном же поле лодка ПЛ «С-2» могла оказаться в результате неточного пути исчисления (путесчисления), или вследствие неизученных глубинных течений.
     Не исключена возможность, что благодаря наличию большого количества постов наблюдения на Аландских островах, катастрофа с ПЛ «С-2» могла стать известной противнику.
     Вследствие этого, возможно, что ряд действующих документов попал в руки противника, главным образом документы по связи.
     Примечания: Список личного состава ПЛ «С-2», на 4-х листах и 3 фотокарточки ПЛ (фото только к экз. № 1).

      Командующий КБФ                     Член Воен(ного) Совета КБФ
Флагман 1 ранга: (Трибуц)          Дивизион(ный) Комиссар: (Яковенко)

                                             Верно: за Управделами В.С.(Управляющего делами Военного Совета) КБФ Майор: (Олейник)»

     В оригинале документа упомянутый выше список погибших на борту С-2 был дан в виде громоздкой таблицы. Ниже мы предлагаем вашему вниманию все содержащиеся в ней данные в изложении с уточнениями, сделанными с использованием данных других документов, хранящихся в фондах  РГА ВМФ (Фонд р-92, опись 24, дело 494, листы 18 - 19, 28 - 30, 50 - 53, 113, 129; Там же, опись 25, дело 14, лист 14), где для каждого погибшего указана одинаковая причина гибели - «не вернулся с боевого задания в р-не Кварино».

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 30 Января 2012, 23:34:57 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Только что получил электронное письмо от уже упоминавшегося в этой теме сына погибшего командира подводной лодки С-2 капитана 2-го ранга в отставке Александра Гавриловича Тутышкина.
По причине важности содержащихся в нём материалов начинаю публиковать их в данной теме нашего Форума. Все материалы авторства А.Г.Тутышкина приводятся мной в авторской редакции.

"«Финляндия намерена «обезвредить» и «расчистить»
останки подводной лодки С-2

Через Форум Поисковых Движений я обращаюсь к командованию ВМФ России и всем, кому дорога честь подводников, павших во имя нашей победы в Великой Отечественной войне. Первой боевой потерей советских подводников стала С-2. Она пропала без вести в январе 1940 года. Основной версией  все  эти годы  считалась  гибель  от  взрыва  финской   мины  на  траверзе  маяка   Меркет в  проливе  Южный Кваркен  на входе в  Ботнический залив.
В марте 2007 года я обратился к Президенту России В.В.Путину с просьбой найти место гибели С-2 и сразу понял, что власти Финляндии будут всячески препятствовать этому.  Дошло  до того, что  мне официально сообщили о том, что в водах Финляндии  С-2 не  найдена  и её следует искать в водах Швеции. Пришлось обратиться к  шведским  дайверам,  которые уже 10 лет знали, где лежит С-2, но им не давали разрешения на поиск финские власти. В июне 2009 года они обнаружили С-2 и  объявили миру о своей находке.
Финские власти и после этого не спешат признать место, где обнаружены останки С-2, российским воинским захоронением. Постепенно становятся ясными и причины столь упорного нежелания:
- останки лодки лежат совсем в другом месте, где 3.01.40 года наблюдался взрыв мины;
-характер разрушений корпуса лодки исключает взрыв одной мины;
-рядом с останками лежат стреляные гильзы обоих калибров лодочной артиллерии;
-имеется множество свидетельств того, что за прошедшие годы лодку   неоднократно посещали с целью проникнуть внутрь её корпуса с целью овладеть документацией и шифрами;
-и, наконец, на пресс-конференции 18.3.2011 года шведские дайверы  сообщили, что внутри прочного корпуса они обнаружили останки не более 5 человек.
Всё это позволяет предположить, что взрыв случайной мины, сорванной штормом с якоря на соседнем  минном поле, не уничтожил С-2, но лишил её связи и части топлива. Экипаж сумел сохранить боеспособность  лодки  и она приняла участие  в нападении на вражеские суда, в том числе и « нейтральной» Швеции. В одном из них она подверглась атаке глубинными бомбами  и вновь потеряла значительную часть остатков топлива. Дважды она пыталась выйти на связь на длинных волнах, но безуспешно. Сигнал был слишком слаб. 18.1 40 года она, наконец, получила «добро» на возвращение в базу, но практическое отсутствие топлива  и жестокие морозы привели к тому, что лодка попала в ледовый плен. Был последний бой. Возможно - со  шведскими миноносцами, возможно-с  финскими лыжниками. Не исключаю, что лодка была взорвана экипажем, чтобы не досталась противнику. Судьба 45 подводников не известна, как и судьба 5-х подводников, погребённых  в прочном корпусе лодки.   
Ясно только, что  истинные  обстоятельства гибели С-2 и судьбы её экипажа все эти годы были тайной за семью печатями в архивах Швеции и Финляндии, а возможно, и Германии и Советского Союза, и пока есть возможность разгадать её. Министерство иностранных дел России уверяет меня,  что  Финляндия образцово выполняет условия межправительственного соглашения о воинских захоронениях. Возможно, это и так, но только не по отношению к С-2. Летом 2012 года ВМФ  Финляндии  намерен произвести «обезвреживание» и «расчистку» захоронения С-2. Об этом сообщили сначала шведские дайверы, а  потом и наши Министерства иностранных дел и Обороны. Цели финнов совершенно ясны -  зачистить следы свои и союзников. Уверен, что рисковать  своими жизнями они  при этом не станут и изберут простейший и наиболее безопасный путь. Неужели нельзя воспрепятствовать вандализму?  Я  трижды обращался к Президенту Д.А.Медведеву, но всё напрасно - одни отписки, а лето 2012 года неуклонно приближается. Впрочем, надежда  умирает последней. Я знаю, кто мне точно поможет. Американцы! Мы были союзниками в той войне и  понятие воинской чести у них в крови. В марте 2010 года я посвятил в историю С-2 помощника военно-морского атташе США Эрика М. Стифенса и просил  оказать помощь в организации церемонии похорон С-2.Мы обменялись памятными сувенирами. У меня на столе теперь всегда лежит его Zippo. А  Эрик выполнил своё обещание  и в августе 2010 года на Аландах мы торжественно похоронили С-2.Осталось выяснить её истинную историю и судьбу её героического (я не сомневаюсь в этом) экипажа.
Капитан 2 ранга в отставке Александр Гаврилович Тутышкин. Мой отец, командир 13 дивизиона подводных лодок Балтийского флота, был старшим на борту С-2. Всех желающих помочь мне прошу звонить по телефону (812) 510-87-52".

Продолжение следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публиковать в этой теме нашего Форума материалы, только что полученныеот уже упоминавшегося в этой теме сына погибшего командира подводной лодки С-2 капитана 2-го ранга в отставке Александра Гавриловича Тутышкина. Все материалы авторства А.Г.Тутышкина приводятся мной в авторской редакции.

"Капитан 2 ранга в отставке   А.Г.Тутышкин
С-2  найдена.
Обстоятельства её гибели и через 70 лет остаются тайной.
Мой отец командир 13 дивизиона 1 бригады подводных лодок (пл) КБФ капитан 3 ранга Гавриил Николаевич Тутышкин погиб на подводной лодке С-2 вместе со всем экипажем (всего 50 человек) в январе 1940 года во время «зимней» войны с Финляндией. По официальной версии лодка погибла при форсировании пролива Южный Кваркен на финском минном заграждении 3 января 1940 года.
Война началась 30 ноября 1939 года. Лига Наций осудила Советский Союз как агрессора и исключила  его из своих рядов. Страны Западной Европы, особенно Швеция, усилили поставки в Финляндию топлива, оружия и продовольствия. Срыв этих поставок стал основной задачей подводных сил КБФ. С этой целью в Ботнический залив были направлены наиболее подготовленные подводные лодки 1-й (с базой в Либаве) и 2-й (с базой в Таллине) бригад. Всего за 50 дней «зимней» подводной войны в Ботнике побывали 6 наших пл. Чтобы попасть туда, необходимо было преодолеть усеянный рифами и минами пролив Ю.Кваркен. На границе минных полей патрулировали финские подводные и канонерские  лодки, а также шведские миноносцы. Для прохода своих кораблей был оставлен узкий проход между островом-маяком Меркет (по-фински - Мяркет) и банкой Норра-Санкан. Там  же, в основном, проходили и наши подводники. Пройдя Ю.Кваркен, они занимали позиции в районе финских портов Раума, Кристина, Васа, а также севернее шведско-финского минного поля. Покидать их пределы, а также заходить в шведские воды запрещалось боевыми приказами. Только 8 декабря было разрешено атаковать суда в 20-мильной зоне, строго руководствуясь «призовым правом».
Действия наших подводных лодок в Ботнике заставили капитанов судов двигаться только по прибрежным фарватерам, избегая выхода в открытый залив. Но необычные для региона морозы привели к тому, что уже в начале января с севера залива к Ю.Кваркену стало нагонять дрейфующие льдины, а по прибрежным фарватерам стало возможным передвигаться только с помощью ледоколов. Наши наземные войска по-прежнему не могли преодолеть линию  Маннергейма, и Сталин требовал от Наркомата ВМФ полностью пресечь поставки противнику в Ботнике. В конце декабря там действовали С-1 (Кристиания), Щ-317 (Раума), Щ-311 (Васа). 31 декабря 1939 года из Таллина на позицию 10 (см. схему) вышла Щ-324, а на следующий день из Либавы под проводкой буксира (даже там – лёд!) в Ботнику отправилась С-2. Это был её 2-й боевой поход. После первого похода тяжело заболел командир И.А. Мороз  и за неделю до выхода в должность командира вступил опытный моряк Иван Александрович Соколов. Обеспечивали поход комдив Г.Н. Тутышкин и флагманский штурман В.К.Колесников. Район действия С-2 был расширен от Аландского архипелага до Северного Кваркена. Вдогонку из штаба КБФ поступила радиограмма, что в Стокгольме готовится конвой в Финляндию.
В ночь на 3 января С-2 достигла Аландских островов и получила разрешение на форсирование Ю.Кваркена. Пришедшая в 4.20 утра квитанция стала последним от  неё известием. 
Из письма штаба финских войск на Аландских островах в штаб морской обороны Западной Финляндии:
«03.01.1940 Дежурный на маяке Сьоблом (фамилия, по финским источникам - Хеблум) в середине дня увидел подводную лодку с обозначением С-2, движущуюся в надводном положении с восточной части острова Меркет в направлении рифа. Внезапно лодка изменила курс на восток, затем, продолжив движение на север, совершила погружение. Через мгновение был слышен взрыв в направлении Ост-Зюйд-Ост и в том же направлении появился тёмный дым, который постепенно стал белёсым, а потом рассеялся вместе с ветром».
Более точен в своём военном дневнике офицер финской разведки (возможно, это был      Й.Экерман) на маяке  Меркет:
«03.01.1940 обнаружена подводная лодка С-2. Через 10-15 минут после её погружения в квадрате 8904 (1,5 градуса от Меркета на юго-восток) прогремел взрыв. 10.04.1940 в квадрате 8904 обнаружено пятно топлива диаметром 50-100 метров».
Это место на   прилагаемой схеме обозначено точкой 1.
Финны праздновали свою первую победу в Ботнике и в дополнение к 190 минам, установленным  ими в середине декабря, в период 10-12 января  к востоку от Меркета, установили  ещё 150 мин. Активизировались и шведы. После того, как 05.01.1940 советская пл Щ-311 вне зоны блокады в районе  плавмаяка Зюйдеростброттен артиллерийским огнём уничтожила шведский транспорт «Фенрис», Швеция предъявила Советскому Союзу ноту протеста, а шведские ВМС усилили патрулирование вдоль границ минных полей и проводку конвоев в Финляндию и обратно.                                                                                                                                        
Подводная лодка Щ-317, возвращаясь 05.01.40г со своей  позиции на  базу, проходила Ю.Кваркен  в позиционном положении, оставляя Меркет в 16 каб. к весту.  При этом  в районе маяка был обнаружен предмет с креном, похожий на тумбу перископа, о чём было доложено начальнику штаба КБФ. Очевидно, на этом была основана версия, что  С-2 при форсировании Ю.Кваркена села на одну из многочисленных там мелей.
08.01.1940 покинула Ботнику  и 10.01.1940 прибыла в Либаву Щ-311, вся в ледовом панцире. После этого (если С-2 считать погибшей) в заливе  оставалось всего 2 советские лодки – С-1 (в районе Кристины) и Щ-324, которая прибыла на  10 позицию  02.01.1940 года.
13.01.1940 днём командир Щ-324 А.Н.Коняев обнаружил конвой из 3-х транспортов, тральщика и катера-охотника, идущий из Финляндии на запад. Торпедная атака с дистанции 4 кбт оказалась неудачной. (Ох уж эти торпеды 53-27! В той войне они принесли подводникам много неприятностей.) Лодку выбросило на поверхность (не справился рулевой) и она подверглась атаке катера-охотника, но сумела увернуться, уйдя на глубину 17 метров. Взрывы 6 глубинных  бомб раздавались довольно близко, но по какой-то причине не принесли Щ-324 существенного вреда. Отлежавшись на  глубине 50 метров, 15.01.1940 Щ-324 всплыла и, обнаружив на поверхности 11-балльный шторм при температуре воздуха минус 18 градусов, доложила, что у неё в цистернах осталось 9 тонн топлива и 1 тонна пресной воды. Получив «добро» на возвращение, героически преодолев трудности ледовой обстановки, 19 января лодка успешно форсировала Ю. Кваркен и 20 января ошвартовалась в Таллине. При плавании во льдах у неё были повреждены антенны, стойки, барбеты и волнорезы, погнута носовая часть, деформировались були.
Когда караван из Финляндии пришёл в Швецию, на следующий же день 14 января  1940 года стокгольмская газета «Дагенс Нюхетер» сообщила о нападении 13 января на шведско-финский конвой двух подводных лодок. Несколько наблюдателей  независимо друг от друга заметили в 400 метрах нос и оконечность рубки подводной лодки, а поодаль - перископ ещё одной субмарины. Обе лодки выпустили по торпеде, которые прошли мимо целей. Шведские миноносцы атаковали подлодки, забрасывая их глубинными бомбами и пытаясь таранить.
Выяснилось также, что одним из патрульных кораблей была бывшая шведская яхта «Аура-2», переоборудованная под сторожевик.  Увидев, что одна из  нападавших субмарин выпустила торпеду, она пыталась сбросить на неё глубинную бомбу, но внезапно взорвалась и ушла на дно вместе со своим командиром лейтенантом Тёре. Финны считают, что на яхте  при приготовлении к сбросу взорвалась глубинная бомба. Командир  Щ-324 об уничтожении нападавшего патрульного корабля не докладывал, но сказал, что, уходя от атаки, он отстреливался и, возможно, попал в него. Яхта до сих пор лежит на дне. На финской схеме это место находится прямо на границе вод Швеции и Финляндии,  на нашей схеме – точка 3.
Итак,  одной из нападавших  на караван субмарин была Щ-324. Второй могла быть    С-1, но она 13 января находилась на своей позиции в районе Кристины и об участии в бою с караваном её командир А.В. Трипольский не докладывал. А.М.Коняев об участии в бою второй лодки  тоже не докладывал. Так что о второй субмарине и её роли  пока можно  было только догадываться.
Когда в марте 2007 года я писал письмо Президенту России, мне  было совершенно ясно, что выяснить судьбу С-2 невозможно, если не найти её останки. Президент отреагировал быстро  и в соответствии с Законом № 4292-1  1993 года в адреса  МИД и  МинОбороны РФ пошли необходимые  указания. В нашем посольстве в  Хельсинки моим вопросом занимался 1-й секретарь Артур Геннадьевич Васильев, с которым у меня установились  хорошие деловые отношения. Он добился,  что финские ВМС создали рабочую группу, которая извлекла из  военных архивов времён «зимней» войны документы, часть  из которых была прислана через наше посольство в мой адрес. Все они свидетельствовали, что С-2 подорвалась и погибла на мине 03.01.1940 года. Думаю, что  тогда  летом 2007 года финны ещё искренне верили в это.
Этим же летом несколько южнее (60 02, 477 с.ш.,19 11,607 в.д.) группа шведских дайверов во главе с Бьорном Розенлёфом  обнаружила на глубине 150 метров нашу пл Щ-305, тараненную 05.11.1942 года финской пл «Ветехинен». Мне об этом сообщил помощник нашего военного атташе в Стокгольме Владимир Евгеньевич Матвеев, с которым  я также установил хороший деловой контакт и просил связать меня со шведскими дайверами и родственниками подводников, погибших на Щ-305. (с ними  я сейчас  тоже хорошо знаком). На состоявшихся осенью 2007 года похоронах Щ-305 Б.Розенлёф  сообщил, что ему известно примерное место, где лежит С-2. Выяснилось, что ещё лет 10 назад смотритель маяка Меркет Й.Экерман, вероятно, наблюдавший уничтожение С-2, показал своему внуку  Ингвальду, (кстати, одному из дайверов) направление со словами: «Там лежит русский». Только сейчас стало ясно, что поиск С-2 группа Розенлёфа начала ещё в апреле 1999 года. Искали там, где по данным финских архивов 03.01.1940 был взрыв мины. С 2005 года поиск стали вести в новом направлении, указанном Экерманом. В итоге останки лодки были обнаружены 5 августа 2008 года, а первое погружение состоялось в феврале 2009 года. Обозначения С-2 на рубке дайверы не нашли и от публикации открытия пока воздержались. «Поиски заняли так много времени, т.к. была противоречивая информация о месте происшествия и финские военные круги отказывали нам в разрешении использовать последнюю технологию подводного сканирования в районе Маркетовых островов. Если бы нам это было позволено, то поиски С-2, вероятно, завершились в течение месяца». (Б. Розенлёф).
Между тем, рабочая группа финских ВМС, не найдя лодку в месте взрыва мины и, очевидно, не зная о поисках шведских дайверов, через Начальника Протокола Оборонительных Сил Финляндии коммодора Киммо  Саломаа 18 июня 2008 года сообщила в наше посольство, что С-2 затонула в … шведских территориальных водах « и, к сожалению, Финляндия не может выступить инициатором начала какой-либо поисковой операции, а все вопросы по получению информации о причинах и координатах гибели С-2 необходимо решать со шведскими властями». В  приписке к этому выражалась надежда «что наш доклад поможет   родственникам экипажа пл С-2 и особенно мистеру  Александру Гавриловичу  Тутышкину, который  первым сделал запрос для изучения судьбы С-2». Очень лестное для меня заявление. Я сам сделал его перевод с английского и храню его  в своём архиве.
Фактически финны  этим  признавали, что взрыв мины не уничтожил С-2 и снимали с себя ответственность за последующее её уничтожение. А для шведских поисковиков это был карт-бланш на опубликование своего открытия. Не хватало только идентификации С-2 и официального разрешения финских властей. И вот в апреле 2009 года при очередном погружении Роберт Пальм сумел разглядеть на винте лодки номер 267. Из Стокгольма мне об этом сообщил  Володя  Матвеев и просил уточнить что это за номер. Это был заводской номер С-2, построенной 23.09.1936 года на Балтийском заводе в Ленинграде под тактическим номером Н-2 (Н-немецкая, она строилась по немецкому проекту и дизеля на ней стояли немецкие, и многое другое на ней было тоже немецким. Но экипаж был советским). Володя  поздравил меня  с успехом. Потом в Интернете появились первые сообщения и снимки, ко мне зачастили многие каналы телевидения. Радость переполняла моё сердце, и в июле оно легко перенесло довольно сложную операцию. А официального разрешения Хельсинки Бьорн Розенлёф, по-моему, так и не получил. Ему оказалось достаточно моей просьбы. Это частично объясняет будущие сложности взаимоотношений шведских дайверов с финскими властями.
Так или иначе, открытие состоялось. Координаты его сейчас известны мне с точностью до метра (точка 2 на нашей схеме). По пеленгу с Меркета они отличаются более чем на 30 градусов и это ещё одно доказательство, что 03.01.1940 при взрыве мины С-2 не погибла, хотя и получила тяжелейшие повреждения. А с кинокамер шведских дайверов предстают такие ужасные разрушения, которые никак не могли быть нанесены одной миной (вероятно, русской времён 1908-1912 гг. Ставил их бывший российский минный заградитель «Воин»). Субмарина расчленена на 3 части:
- носовую  длиной около 20 метров (торпедный отсек), наиболее разрушенную;
- центральную длиной также около 20 метров (2,3,4 и 5-й отсеки);                                                                 
- кормовую длиной около 35 метров (7 и 6-й отсеки).
При этом каждая из частей отодвинута какой-то силой от соседней на 8-10 метров.
Впечатляют следы, оставленные посетителями, пожелавшими остаться неизвестными. Они явно пытались забраться в командирский отсек.  Аккуратно вскрыт верхний рубочный люк. В прочном корпусе зияет прямоугольное отверстие, в которое свободно вплывает аквалангист. Перископ сильно изогнут к корме, и я считаю, что это могло произойти от воздействия  ледового панциря при   всплытии или под воздействием тарана, но никак не от взрыва мины. Около центральной части лежат гильзы 100 и 45-мм. снарядов. Возможно, в последнем бою лодка ещё отстреливалась.
Как же всё-таки погибла С-2? Однозначного ответа на этот вопрос в России нет, но после  открытия места её захоронения официальная версия её гибели при взрыве мины 03.01.1940,  считаю, полностью исключается. В 1940 году она была выгодна всем сторонам, которые не были заинтересованы в расширении конфликта. В Финляндии она  повышала престиж её Оборонительных Сил и снимала подозрения с её союзницы - Швеции, которая  ради своего традиционного нейтралитета готова была поступиться этим престижем. В СССР версия оправдывала  явные упущения в готовности Балтийского Флота к активной подводной войне вдали от родных берегов даже против такого противника, как Финляндия, не говоря уже о войне с сильнейшим на Балтике шведским флотом. Да и грехи, связанные с нарушениями «призового права», финская версия помогла сгладить.
Несомненно, взрыв мины 03.01.1940г. в точке 1 был. Учитывая, что путём С-2 в обоих направлениях все наши лодки проходили  неоднократно до и после  03.01.1940г., полагаю, что на пути С-2  встретилась  плавающая мина, сорванная с якоря  штормом.  Пытаясь уйти от неё, С-2 погрузилась, но при этом зацепилась за минреп и потащила мину  за собой, пока та не взорвалась, ударившись о риф или льдину. Взрыв был неконтактным и на значительном расстоянии от лодки, что спасло её. Однако, последствия были серьёзными: оказалась выведенной из строя радиосвязь, появилась течь в топливной цистерне. Экипаж активно боролся за живучесть лодки, и ему удалось устранить утечку соляра.
Командованию лодки было известно, что неподалёку (всего в 3-х  милях севернее места взрыва мины) проходит путь из шведских фьордов в Финляндию и обратно. Было принято самоотверженное решение на бой, понимая, что он может быть последним, но только бой в создавшихся условиях позволял показать, что лодка жива и борется,  вселял  надежду на спасение.
13.01.1940г. на горизонте из Финляндии показался конвой. Во главе шёл катер-охотник «Аура-2» (550 брт). Следом  шли 3 транспорта («Аннеберг», «Хебе» и «Боре-1»). Замыкал конвой скр «Турсас». Торпедная атака успеха не принесла, но С-2 не стала уходить от начавшей её преследовать «Ауры-2». Она неожиданно всплыла и выстрелами своих орудий пустила бывшую яхту на дно. Увидев это, скр  «Турсас» прекратил преследование Щ-324 и начал преследование обидчицы, сбросив на неё 6 бомб, взрывы которых наблюдала Щ-324. Для С-2 эти взрывы, даже если они происходили достаточно далеко, были губительны. Они заставили кровоточить старые раны, появились новые течи топливых цистерн (потеря герметичности их при взрывах позже была признана конструктивным недостатком лодок этой серии - лопались сварные швы). Положение С-2 стало  критическим, на глазах таяли последние надежды на спасение. На остатках соляра, лавируя между льдинами, С-2  медленно пробивалась обратно мимо того же Меркета, но силы её иссякли и она оказалась в ледовом плену. Лодка слышала лидер «Минск», радиостанции Кронштадта и Ленинграда (РВ-53), сама пыталась сообщить о своём бедствии, но ни плавбаза «Смольный» 14.01.1940г. (после боя), ни лидер «Минск» 21.01.1940г. так и не смогли разобрать текст из-за слабости сигнала длинноволнового передатчика С-2 (чётко слышались только позывные радиста №1300 и знак окончания передачи).
Противник вёл С-2 по тянувшемуся за ней топливному следу (13.01.1940 и 14.01.1940г. финская авиация вновь обнаружила вытекавшее из воды топливо), по радиоперехватам и даже  визуально - с Меркета. Понимая безвыходность положения лодки, есть предположение, что её хотели использовать в качестве приманки для спасателей, но  их спасла тяжелейшая ледовая обстановка и  им приказали вернуться в базы. Об этом  рассказывала мне и моя мама. Ведь и командир отряда лёгких сил Борис Петрович Птохов и спаситель челюскинцев известный  полярный капитан Владимир Иванович Воронин жили в нашем доме №61 на Лесном проспекте в Ленинграде и были знакомы с  нашей семьёй.
У экипажа С-2 всё же был шанс на спасение - выбраться на лёд и идти к острову-маяку Меркет с поднятыми руками, но подводники предпочли умереть с честью. Гильзы, лежащие рядом с орудиями С-2, - немые свидетельства её последнего боя.
В январе 1940 года разведуправлению КБФ была поставлена задача выявить все имеющиеся сведения относительно пропажи пл С-2.  Какие сведения были добыты и какие  из них были сообщены командиру 1 бригады пл К.М. Кузнецову, мне пока не известно, но они позволили  ему  сделать на совещании по итогам действий бригады в «зимней войне» такое заявление:
«Если верить шведской печати, обстоятельства таковы: неизвестной подводной лодкой был подожжён шведский транспорт. Горел целый день. Подводная лодка была атакована шведскими миноносцами». Этой подводной лодкой могла быть только С-2,  и добили её шведские миноносцы в отместку за гибель своего «Фенриса».
Когда же это произошло?
27.01.1940г. выходящая на шведском языке газета «Аландстиднинген», публикуя сводку Главного командования Оборонительных сил Финляндии, сообщила:
«Несколько дней назад (не недель, а дней!) на одном из наших минных полей была уничтожена вражеская подводная лодка». Вероятнее всего финские ВМС праздновали свою новую победу.  Озабоченные своим нейтралитетом шведы не возражали  против украденной победы и даже поддержали своих соседей:   
На следующий же день 28.01.1940г. стокгольмская «Дагенс нюхетер» так комментировала это событие: «Вероятно, две русские подводные лодки действовали в Ботническом заливе, атакуя как шведские, так и финские суда. Из-за  усложнившейся ледовой обстановки, они, вероятно, направились на юг. Одна из субмарин подорвалась на минном поле. Другая, скорее всего, добралась до базы».
Считая С-2 погибшей ранее, новой  своей жертвой  союзники считали С-1 или Щ-324, не зная ещё, что обе лодки успешно, хотя и с огромными трудностями добрались до  своих баз. С учётом изложенного выше, эти два сообщения ещё раз подтверждают, что в период с 21 по 25 января 1940г. ушла под лёд и не вернулась советская подводная лодка С-2. Она, действительно, погибла на минном поле, но в невероятно тяжёлых условиях её экипаж до конца выполнил свой долг перед Родиной, приняв посильное  участие в бою с конвоем, которое, возможно, спасло Щ-324.
   Теперь после  этого открытия стало предельно ясно, почему финны так долго и  упорно сопротивлялись попыткам найти лодку, почему они и сейчас, после вымученного разрешения на проведение похорон (церемония состоялась 17.08.2010г.), отказываются признать место гибели С-2 российским воинским захоронением. Подводные съёмки, сделанные в процессе открытия С-2, свидетельствуют, что и до этого имели место неоднократные её посещения, причём, с применением очень мощных и совершенных по тем временам технических средств. Эти посещения не могли проходить без ведома финских властей, т.к. останки лодки находятся всего в миле от маяка Меркет. Первое посещение произошло летом 1941 года, когда Финляндия стала союзником  фашистской  Германии       во 2-й мировой войне. Немцы были очень заинтересованы в информации о  подводных лодках Советского  Союза. В их руках  в первые же дни войны оказались и С-1 и С-3. А тут союзники не против предложить ещё и лежащую в их акватории С-2. Какая удача! Да и глубина подходящая — всего-то 23,5 метра! Напомню, это были те самые «немецкие» лодки, ставшие основой для производства большой советской серии средних морских лодок IX-бис. Немцы в это время уже вели большую подводную войну и опыт эксплуатации лодок, прошедших через горнило «зимней» подводной войны, был для них бесценен. Думаю, что к дальнейшим работам финнов и шведов уже просто не допускали. Они только наблюдали за ними со своего Меркета.  Так что известный немецкий военно-морской историк Юрген Ровер не очень кривил душой, подтверждая, что советская подводная лодка С-2 погибла во время советско-финляндской войны  на финском минном поле. Эта версия до последнего времени устраивала всех. Категорически с ней не согласны я и стокгольмский корреспондент  газеты «Новые Известия» Алексей Смирнов, опубликовавший после открытия С-2 ряд статей в поддержку версии гибели лодки  в 20-х числах января  1940 года после участия в бою  с шведско-финским конвоем 13 января 1940 года. 
Вопрос принципиальный - речь идёт о первой боевой потере советских подводников.

                    Дополнение к статье 15 января 2012года:
 Вот уже почти 3 года  финские власти не признают место гибели С-2 российским воинским захоронением. Я уже 3 раза обращался  к Президенту Д.А.Медведеву с просьбой перенести захоронение в Россию и тем прекратить дальнейший вандализм. Последняя реакция финнов - решение летом 2012 года провести «обезвреживание» и «расчистку» захоронения. Цель этой акции ясна - замести все следы многочисленных посещений за эти 70 лет, скрыть судьбу экипажа после гибели лодки, скрыть историю  гибели самой лодки. Пока что ясно, что в прочном корпусе обнаружены останки  не более 5 подводников. Предполагаю, что на обратном пути  лодка попала в ледовый плен и была взорвана экипажем, чтобы не досталась противнику, а основная часть экипажа погибла в бою со шведскими миноносцами или финскими  лыжниками. Не исключаю даже того, что часть из них побывала в финском плену или интернировалась в Швецию. Так что скрывать есть что, особенно учитывая сложность взаимоотношений в то время как между воевавшими (из-за «нейтралитета» Швеции), так и между «союзниками» (Швецией и Финляндией) из-за Аландских островов. Это чётко видно даже сейчас, через 70 лет, и судьба экипажа стала «заложницей» этих взаимоотношений. Похоже, она не очень- то волнует и нынешнюю Россию…
   Никто не забыт и ничто не забыто?"

Продолжение следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Остальные материалы, присланные А.Г.Тутышкиным - это сканы пполученных им официальных документов - ответов на его запросы. Так как они выполнены в неприемлимом для размещения здесь формате PDF, то я беру "тайм-аут", чтобы посоветоваться с нашими уважаемыми Администраторами о том, как с ними поступить.
В любом случае - продолжение следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Сегодня, после "возвращения в Сеть" получил от уважаемого А.Г.Тутышкина ещё два электронных письма.
Из первого: "Посылаю ... последнее из трёх моих писем Президенту, ответом на которые были письма из МИД и Минобороны". Вот его текст:

"Президенту России Д.А. Медведеву
Копия: Главнокомандующему Военно-морским флотом России
г. Москва, К-175,103175
Уважаемый Дмитрий Анатольевич!       
Вынужден  вновь обратиться к Вам для выяснения судьбы моего отца, командира дивизиона подводных лодок Гавриила Николаевича Тутышкина, и 49 подводников, пропавших без вести  в январе 1940 года в Ботническом заливе при выполнении боевого задания. Поиск места  гибели подводной лодки  многие годы был затруднён тем, что район Аландских островов является демилитаризованной зоной  в акватории Финляндии.
Когда в июне 2009 года  с помощью шведских  дайверов останки подводной лодки  всё же удалось найти, выяснилось:
-останки лежат совсем в другом месте, где 3.01.40 года наблюдался взрыв мины, который, как считалось, уничтожил С-2;
-характер разрушений  лежащей на глубине 23 метра С-2 исключает взрыв только одной мины;
-на снимках рядом с останками видны стреляные гильзы обоих калибров лодочной артиллерии, свидетельствующие о  том, что перед гибелью лодки её экипаж вёл бой в надводном положении;
-видны свидетельства того, что за прошедшие 70 лет лодку неоднократно посещали с целью проникнуть внутрь её прочного корпуса, в т.ч. с применением сварочной техники;
-внутри прочного корпуса найдены останки не более 5 из 50 членов экипажа С-2.
                 Кроме этого, после обнаружения С-2 мне удалось найти публикации шведских и аландских газет, свидетельствующих об участии неизвестной  подводной лодки в атаке шведских транспортов и её уничтожении в 20-х числах января 1940 года. Это могла быть только С-2.
                  Ясно, что истинные обстоятельства гибели С-2 и судьбы её экипажа  все эти годы были тайной за семью печатями в архивах Швеции и Финляндии. Сейчас, наконец, появилась возможность разгадать эту тайну. Меня  уверяют, что Финляндия образцово выполняет условия межправительственного соглашения о воинских захоронениях. Возможно, это и так, но только не по отношению к С-2. После открытия места гибели, несмотря на ноты нашего МИД, она так и не признала его российским воинским захоронением. Как стало известно, летом 2012года ВМФ Финляндии намерен произвести «обезвреживание» останков С-2, причём, конечно, без «лишних» наблюдателей. Цель этой акции  очевидна - по возможности замести все следы. А потом можно будет  и признать место гибели российским захоронением.   
   Как бы ни относиться к той войне, такие намерения противоречат нормам гуманности и международного морского права.  Прошу Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, защитить честь подводников, павших геройской смертью во имя нашей Родины, не дать свершиться вандализму.
                   В качестве первоочередной меры, учитывая  отношение к захоронению    финских властей,  прошу рассмотреть вопрос о переносе останков людей и наиболее  сохранившихся агрегатов (например, винта) в Кронштадт, место постоянного базирования С-2 до начала советско-финляндской войны. Это было бы лучшим памятником первой боевой потере советских подводников и наглядной иллюстрацией того, что «Никто не забыт и ничто не забыто». Мне известно, что вопрос финансирования подобных мероприятий недавно был решён Государственной Думой Российской Федерации.
                  С уважением, Александр Гаврилович Тутышкин, житель  блокадного Ленинграда, капитан 2 ранга в отставке. Честь имею!   

P.S   Уважаемый Владимир Сергеевич, товарищ Адмирал!   Прошу Вас поддержать мою просьбу и сообщить мнение ВМФ Президенту России и в мой адрес".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Из второго электронного письма А.Г.Тутышкина ко мне:
"Направляю для Форума своё обращение к Владимиру Николаевичу Чернавину,которое я направил ему на Б.Козловский,но не уверен,что он его получит,т.к. связь К-175  ликвидирована. Готовлю письма Сергею Лаврову и в комитет Победа".

"Уважаемый Владимир Николаевич! Товарищ Адмирал!
           Обращаюсь к Вам от имени родственников подводников, пропавших без вести в январе  1940 года в Ботническом заливе.  Мой отец капитан 3 ранга Гавриил Николаевич Тутышкин был командиром 13 дивизиона, старшим на борту подводной лодки С-2. Это была первая боевая потеря советских подводников.
          Я всю свою сознательную жизнь пытался  найти сведения об отце, об С-2, но даже секретные сведения были очень скупы. В марте 2007года я написал письмо Президенту России  В.В. Путину, он быстро и позитивно отреагировал  и с тех  поиск  С-2 стал делом моей жизни. Несмотря на явное  противодействие со стороны финнов и шведскоязычных  финнов—аландцев,  мне удалось с помощью шведских дайверов группы Бьорна Розенлёфа в июне 2009 года найти С-2, точнее останки её корпуса, разделённые на три части величиной примерно 20-35-20 метров, отброшенные  друг от друга на расстояние 8-10метров. Были получены великолепные кадры  съёмок с глубины 23,5 метров.
         После этого открытия стало совершенно ясно, что расхожая версия гибели С-2 на финской мине 3.01.40 года - заведомая ложь наших противников в той войне, выгодная всем, в том числе- в то время- и Советскому Союзу. Шведы, аландцы и СССР не подвергали сомнению нейтралитет Швеции в разгоравшейся  Второй Мировой войне,  у финнов версия  поднимала гордость за свои Оборонительные Силы. А нашему Флоту совсем не нужен был на Балтике такой  мощный противник, каким  был шведский Флот.  Минная версия  всех  вполне устраивала. О потере С-2 советскому народу просто  не сообщили. Судьба  и честь подводников стали заложниками большой политики в регионе.
       Сейчас выяснилось:
      -останки лодки лежат совсем в другом месте, чем то, где 3.01.40года  наблюдался взрыв мины, который, как считалось, уничтожил С-2;
      -характер разрушений С-2 исключает уничтожение её одной миной;
      -стреляные гильзы обоих калибров лодочной  артиллерии рядом с останками корпуса свидетельствуют, что перед гибелью  экипаж вёл бой в надводном положении;
      -за прошедшие 72 года лодку неоднократно посещали с целью проникнуть внутрь прочного корпуса для чего в нём  сделано  большое  квадратное отверстие;
      -на пресс-конференции 18.03.2011 года  в Петербургском Клубе моряков-подводников шведские дайверы сообщили, что в прочном корпусе они обнаружили останки не более 5 из 50 членов экипажа С-2.
       Удалось найти ранее неизвестные  публикации шведских и аландских газет, свидетельствующих об участии неизвестной подводной лодки в атаке шведских транспортов и её уничтожении в 20-х числах января на финском минном поле. 
       Теперь я уверен, что  взрыв случайной  мины, сорванной штормом с якоря, не уничтожил С-2, хотя и  лишил её связи, привёл к  значительной утечке топлива. Экипаж сумел сохранить её боеспособность. Она приняла участие в боевых действиях в заливе, в ходе которых при атаке противника потеряла возможность подводного хода. В условиях необычных  для региона сильнейших морозов лодка попала в ледяной плен и была атакована шведскими миноносцами, шедшими к С-2 под проводкой ледоколов.
        Предполагаю, что оставшиеся в живых подводники взорвали свою лодку, чтобы она не досталась противнику, и погибли на ледяном поле в боях с финскими егерями в попытке занять остров-маяк Меркет, находящийся всего в миле  от С-2.
        Не исключаю, что  оставшиеся в живых  подводники попали в  финский плен, где часть из них умерла от полученных ран, а немногие выжившие после заключения мира с  Финляндией  в 1944-45г.г. были интернированы с Аландских островов в Швецию. Всё это было  проделано с исключительной  секретностью, сохраняющейся до сих пор в финских, аландских , шведских  и, не исключаю, российских  архивах.
        Чтобы уничтожить появившиеся после открытия С-2  улики, в своих  националистических интересах   финны  готовы пойти на всё, вплоть до уничтожения захоронения и превращения его в груду искорёженного металла. Из нашего МИД (2-й Европейский департамент)и МО (Управление по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества) недавно мне сообщили, что летом 2012 года финские ВМС намерены «обезвредить» и «расчистить» останки С-2. Естественно, без лишних наблюдателей. При этом меня уверяют, что не стоит преувеличивать опасность, т.к. «Финляндия образцово выполняет условия межправительственного соглашения о воинских захоронениях». Возможно, по отношению к наземным захоронениям это и так, но только не по отношению  к С-2. В этом я убедился на собственном опыте поиска  С- 2  в 2007-2009 г.г.  и  установки памятной плиты на её рубке в ноябре  2010 года.  Именно поэтому  Финляндия  до сих пор  не признаёт  останки С-2 российским воинским захоронением.
        Всё это мне далеко не безразлично и я  неоднократно  обращался лично к Президенту РФ Дмитрию Алексеевичу Медведеву с просьбой, пока не поздно,  решить вопрос о переносе  останков  на Родину, лучше всего в Кронштадт, на который С-2 базировалась до  перевода в Либаву осенью  1940 года  Ответа от него я так и не получил. 
        Неужели большая политика и сейчас, как и 72 года назад, не позволит защитить честь подводников,  геройски павших при выполнении своего воинского долга?  Обидно и стыдно. Учитывая ситуацию, я теперь  не прошу о переносе всех  останков. Я прошу перенести  в Кронштадт хотя бы  только останки подводников. Не оставлять же их на дальнейшее поругание на чужбине, которую они и не собирались завоёвывать, но власти которой их так ненавидят?
        Это крик  моей души.  Я очень надеюсь  на Союз подводников. Прошу Вас понять меня и ходатайствовать  перед новым Президентом России  по существу  моей просьбы. С глубоким уважением, Александр Гаврилович Тутышкин, капитан 2 ранга в отставке. Честь имею!"

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Из очередного электронного письма А.Г.Тутышкина ко мне:
                               
"Заместителю председателя Российского оргкомитета «Победа» дважды Герою Советского Союза Маршалу авиации А.Н.Ефимову
                   Уважаемый Александр Николаевич! 
Вновь обращаюсь к Вашей  помощи по вопросу реализации Закона №4292-1 от 14 января 1993 года.
                    Пять лет назад я  начал активный поиск с целью найти место гибели подводной лодки С-2 и выяснить судьбу её  экипажа  и моего отца в Зимней войне. Основной версией   считалась гибель на мине 3.01.40 года на входе в Ботнический залив, но у меня появились сомнения в этой версии. Слишком уж откровенным  было нежелание финнов  найти  лодку все эти годы.  Через год после вынужденного начала поиска они вдруг заявили, что  её следует искать … в шведских водах.
                   Пришлось обратиться к шведским дайверам, которые давно знали, где она лежит, но не имели разрешения на поиск от правительства Аландских островов. Аланды  - автономная шведскоязычная   демилитаризованная   провинция,  в 1918 году по решению Лиги  Наций  вошедшая в состав Финляндии.  В акватории  этой спорной территории  и разворачивались боевые действия советских подводных лодок в Зимней войне. Фактическими   хозяевами  во всём  Ботническом заливе  были формально нейтральные шведы. Они  снаряжали и  охраняли  конвои с грузами для Финляндии и иногда несли потери, после которых в нарушение принципа нейтрализма  начинали охоту за нашими лодками. Вероятнее всего, С-2  и стала их жертвой.
                    Она  была найдена весной 2009 года на глубине 23,5 метра в миле от маяка Меркет в проливе Южный Кваркен. Место открытия  на 30 градусов по пеленгу  отличается от места, где служащие  маяка 3.01.40года зафиксировали взрыв мины. Корпус лодки разорван на 3 части, отброшенные взрывом друг от друга на 8-10 метров. Характер разрушений исключает взрыв одной мины. Рядом с останками лежат  стреляные гильзы обоих калибров лодочной артиллерии.
                   Удалось найти публикации шведских и аландских газет, свидетельствовавших об участии неизвестной подводной лодки в атаке шведских транспортов и её уничтожении в 20-х числах января на пути в свою базу. Эти публикации подтверждают версию, высказанную ещё в апреле 1940 года на совещании по итогам Зимней войны командиром 1 бригады подводных лодок К.М.Кузнецовым:  «Если верить шведской печати, неизвестная подводная лодка подожгла  шведский транспорт. Горел целые сутки. Шведские миноносцы нанесли удар по подводной лодке». Но эта версия в то время не была выгодна ни одной из воевавших сторон. То ли дело минная версия: не затрагивается шведский нейтралитет, на высоте престиж финского флота. А нашему Флоту  нужен ли был на Балтике  ещё один противник в лице мощного шведского флота?
                Предполагаю, что взрыв случайной  плавающей мины на пути С-2 был неконтактным и на расстоянии, которое позволило лодке сохранить боеспособность. Однако, она лишилась связи с базой, нарушилась герметичность топливных цистерн. Несмотря на это, С-2  принимала участие в боевых  действиях и, возможно, имела успех, после которого подверглась атаке глубинными  бом-бами. Это привело к катастрофической потере топлива, потере подводного хода. Получив 18 января разрешение на возвращение в Либаву, она пыталась сообщить о своём бедственном положении на длинных волнах, но  её слабые  сигналы не были расшифрованы. Она медленно двигалась на юг, но попала в ледовый плен. Под проводкой ледоколов к ней  приближались шведские миноносцы. Лодка приняла с ними артиллерийский  бой. Чтобы новейшая лодка не досталась врагу, было принято решение взорвать её, оставив погибших в прочном корпусе. На всё изложенное выше у меня есть косвенные доказательства.
                Полагаю, что у оставшихся в живых подводников был единственный выход – двигаясь по льду, занять находящийся совсем рядом остров-маяк Меркет и ждать помощи. Но во время Зимней войны на Аландские острова были высажены 4,5 тысячи финских солдат, а посланные на помощь  ледокол «Ермак» и лидер  «Минск» из-за резко осложнившейся ледовой обстановки были возвращены в базу. Подводники были обречены.
                Не исключаю, что большая часть  их погибла в боях с финскими егерями, а выжившие оказались в плену на Аландских островах, возможно, там же, где в октябре 1942 года оказались четыре подводника С-7  во главе с Героем Советского Союза Сергеем Прокофьевичем  Лисиным. После выхода Финляндии из войны  лисинцы  были переданы советской стороне и 3 месяца допрашивались в спецлагере НКВД.  Сведений о судьбе  подводников С-2 нет, но вопрос остаётся. Шведские  дайверы 18.03.2011 года на пресс-конфереренции в Петербургском клубе подводников  на мой вопрос сообщили, что в прочном корпусеС-2 они обнаружили останки не более 5 человек. Судьба остальных 45 – в архивах Стокгольма, Мариенхамна и Хельсинки. В них  есть что скрывать, поэтому Финляндия до сих пор и  не  признаёт место гибели С-2 российским воинским захоронением. Только через посредничество американского военно-морского атташе  финские власти в августе 2010 года разрешили поездку российской делегации к месту гибели С-2 для проведения траурной церемонии. Уголовному преследованию подверглись в 2010 году  шведские  дайверы, открывшие захоронение. После установки на рубке С-2 памятной плиты их судно было арестовано и отбуксировано на Аланды,  хотя до этого  было получено разрешение  Аландского правительства на установку плиты.
               Съёмки шведских  дайверов, открывших захоронение, свидетельствуют о том, что после Зимней войны захоронение неоднократно посещалось с применением самых современных  средств  вскрытия прочного корпуса. Есть основания считать, что уже летом 1941 года его посетили немецкие специалисты.  Совсем рядом остров-маяк Меркет и все посещения  не  могли  происходить  без ведома служащих на нём   аландцев, а через них  - шведов и финнов.
              Когда наши министерства  Иностранных дел и Обороны пишут мне, что  они не видят оснований  для переноса захоронения С-2 в Россию и заверяют  меня в «полноформатном» выполнении Финляндией межправительственного соглашения о захоронении военнослужащих, погибших во  Второй мировой войне, я не  могу с этим  согласиться. Возможно, по отношению к наземным захоронениям это и так, но только  не по отношению  к захоронению С-2.  Дошло до того, что для скрытия следов уничтожения С-2 и последующего вандализма, финны (к ним я в данном случае отношу и аландцев) намерены уже в начале этого года произвести (цитирую) «обезвреживание» и «расчистку» захоронения. Я не дилетант в области морского оружия и отлично понимаю, что это может означать. Не рисковать же своими людьми – просто взорвут!
             Уважаемый Александр Николаевич! Убедительно прошу Вас поддержать меня.  За послед-  ний  год я трижды обращался к Президенту России, но получал только отписки из Министерств. В крайнем случае, если перенос всего захоронения невозможен,  прошу решить  вопрос о переносе хотя бы праха подводников в их родную базу Кронштадт, где их души через 72 года обретут, наконец, покой и уверуют, что Родина  не забыла их подвиг, сравнимый с подвигом «Варяга».      По моему  убеждению  этот подвиг  и скрывается  за дискредитировавшей себя минной версией.
С уважением, Александр Гаврилович Тутышкин, капитан 2 ранга, житель блокадного Ленинграда".                                                                                         

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

                                                                                               
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый коллеги!
А.Г.Тутышкин сегодня попросил меня продублировать на нашем Форуме текст вот этого письма:

«Генеральному директору
Ассоциации Международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы»  Быстрицкому  А.Н.
Уважаемый Александр Николаевич!
Вот уже более 5 лет я веду борьбу за увековечение памяти экипажа подводной лодки С-2, пропавшей без вести в акватории Аландских островов во время советско-финляндской войны в январе 1940 года. После войны о потере С-2 советскому народу не сообщили. Была принята устроившая все стороны версия гибели на финской мине 3.01.40 года и о лодке забыли.
В марте 2007 года я обратился к Президенту В.В.Путину  и через 2 года с помощью шведских  дайверов  вопреки явному нежеланию и даже противодействию финской стороны  удалось найти останки С-2. Лодка расчленена на 3 части, вскрыт прочный корпус, внутри обнаружены останки не более 5 человек из 50 членов экипажа, исчезла корабельная документация. Рядом на дне стреляные гильзы обоих калибров лодочной артиллерии.
В августе 2010 года  с помощью американского и шведского военно-морских атташе родственникам подводников   удалось побывать на месте гибепи С-2, но при установке памятной плиты шведским  дайверам пришлось испытать ряд опасностей, вплоть до уголовного преследования со стороны финских властей.
Всё говорит о том, что по захоронению С-2 аландско-финско-шведской стороной до сих пор сохраняется тайна в части как гибели лодки, так и судьбы её экипажа. Свою версию я изложил в статье, которую намерен опубликовать в ближайшее время.
Финны до сих пор вопреки международному морскому праву не признали место гибели С-2 российским воинским захоронением. Стало  известно, что как только сойдёт лёд, финские ВМС намерены произвести( цитирую слова нашего МИД) «обезвреживание и расчистку» захоронения, после чего может быть и  признают его российским. Я не дилетант в области морского оружия и знаю, как это делается, особенно если при этом цель -- уничтожить следы 70 лет вандализма.
Наш МИД ( 2-й европейский департамент) не против что-то предпринять против этого, но  хочет заручиться Вашей поддержкой (исх.2935/2ед от 15.03.2012, исполнитель А.М.АВЦИНОВ, тел. 244-12-51). По их мнению Финляндия «полноформатно» выполняет межправительственное соглашение 1992 г. Я же совсем не уверен, что вандалов удастся остановить. В принципе я понимаю движущие ими мотивы неприязненного отношения к русским после той не очень-то  справедливой войны. Понимаю я и их сложное положение на Аландских островах: им хочется утвердиться на них, но этому всегда препятствовали  и будут в дальнейшем  препятствовать шведы и сами аландцы, ревностно берегущие свою автономию прежде всего от финнов.
Во время той «зимней» войны и всей 2 Мировой войны Аландский кризис ещё более обострился. Обострили его интересы Германии и СССР в этом  стратегически важном для обеих стран регионе.
Как погибла С-2, я не знаю. Как, когда, кто и с какой целью разделал её на части, копался в её внутренностях и вынимал их, я тоже не знаю. Склонен думать, что не финны. Пользуясь автономным и демилитаризованным статусом островов, их даже тогда старались держать в неведении. И не удивительно, что в 2008 году они официально заявили, что лодка погибла… в шведских водах и отказались её искать.
События, которые  произошли после открытия захоронения и во время установки памятной плиты также свидетельствуют, что Финляндия не контролирует обстановку в акватории Аландов и не сможет контролировать её в будущем. А аландцы перед нами никаких обязательств по захоронениям не имеют.
Если не принять решительных мер, уже этим летом никакого захоронения от С-2 вообще не останется. А нам даже некому будет предъявить претензии. Ведь, кроме  шведских видеоматериалов, своих свидетельств у нас нет. Нас туда просто не пукают. Демилитаризованная зона! А на море тишь да гладь и божья  благодать.
Я понимаю, что перенос всего захоронения вряд ли целесообразен. Прошу решить с Правительством России, желательно ещё с нынешним Правительством, возглавляемым будущим Президентом России, вопрос о переносе хотя бы оставшегося праха подводников в их родную базу Кронштадт, где их души через 72 года обретут, наконец, покой и уверуют, что Родина не забыла их подвиг. Думаю, что с таким решением легко согласятся и финны.
Время не ждёт  и я очень надеюсь на Ваше понимание создавшейся ситуации.
                 С  уважением, Александр Гаврилович Тутышкин,
капитан 2 ранга,
житель блокадного Ленинграда.
Мой отец Гавриил Николаевич Тутышкин
в январе 1940года был старшим
на борту погибшей С-2 .
Мой адрес: С.-Петербург, 194356. Проспект Луначарского,
дом1, корпус 2, кв. 208.
Тел.8(812)510-87-52. Моб.8 965 058 0513.
Е-mail: Submarinec2@gmail.com
   В  феврале 2011года приказом Министра обороны России вместе со шведскими дайверами я был награждён медалью «За увековечение памяти погибших при защите Отечества». 

С уважением – К.Б.Стрельбицкий     
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 040
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Только что получил нижеследующее "Личное сообщение" от одного из участников нашего Форума, который "для широкой общественности", как принято говорить, "пожелал остаться неизвестным:
"... Цитаты из писем Тутышкина:
 "Вероятнее всего, С-2  и стала их жертвой. Она  была найдена весной 2009 года на глубине 23,5 метра в миле от маяка Меркет в проливе Южный Кваркен...  Дошло до того, что для скрытия следов уничтожения С-2 и последующего вандализма, финны (к ним я в данном случае отношу и аландцев) намерены уже в начале этого года произвести (цитирую) «обезвреживание» и «расчистку» захоронения...".
Довожу до Вашего сведения следующее:
На период с 07.05.12. и до 03.06.12. район к югу-юго-востоку от о.Меркет закрыт для плавания всех судов.
В миле к юго-востоку от острова сейчас работает спецсудно, оснащенное кранбалками.
Район патрулирует финский катер береговой охраны".

Так что очевидно, что финские "работы" по уничтожению на дне корпуса С-2 уже начались...
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »