Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: «Мы идём в Швецию!»  (Прочитано 1939 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
«Мы идём в Швецию!»
« : 24 Декабрь 2012, 16:49:26 »
Уважаемые коллеги!
По неоднократным советам как участников нашего Форума, так и других моих коллег решил завести у нас эту тему для анонса рукописи – надеюсь! – будущей моей книги «Мы идём в Швецию!», или История о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году». В этой теме буду сводить всю информацию как по самой этой моей работе, так и «вокруг неё».
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #1 : 24 Декабрь 2012, 16:51:18 »
Уважаемые коллеги!
Анонсирую здесь авторское содержание рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году»:

"Наши в Швеции в Великую Отечественную, или Почему и для чего нами написана эта книга (Вместо введения)
Глава 1. Интернированные… В Швеции…
Глава 2. «Шведские» тральщики
Глава 3. В Швецию – и с Эзеля, и с Даго…
Глава 4. В Швецию не попали… В Швеции никогда не были…
Глава 5. В Швеции не остались, или Последний полёт «ПС-84»
Глава 6. Последние интернированные с Моонзунда, или Подвиг двух милиционеров
Глава 7. «Так говорил Арзамасов…»
«Мы интернированы в Швеции», или Анонс вместо заключения

Приложения:
Приложение 1. Извлечения из «Конвенции о правах и обязанностях  нейтральных держав в случае морской войны»
Приложение 2. Текст Военной Присяги Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота
Приложение 3. Алфавитный список советских военнослужащих, интернированных в Швеции в 1941 году
Приложение 4. Персоналии, упомянутые в тексте книги
Приложение 5. Корабли и суда, упомянутые в тексте книги
Приложение 6. Географические названия, упомянутые в тексте книги
Использованные источники и литература"

С уважением – К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 18 Август 2013, 12:09:35 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #2 : 24 Декабрь 2012, 16:58:10 »
Уважаемые коллеги!
Ранее мной фрагментарно или полностью были размещены в Интернете следующие фрагменты моей рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году»:
«Судьба полковника Гаврилова» (фрагмент Главы 4. «В Швецию не попали… В Швеции никогда не были…») –
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=93.1305
http://imf.forum24.ru/?1-17-0-00000050-000-0-0
«Последний полёт "ПС-84"» (фрагмент Главы 5. «В Швеции не остались, или Последний полёт «ПС-84») –
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=25622.15
http://imf.forum24.ru/?1-28-0-00000031-000-0-0
http://marevo.forumcity.com/viewtopic.php?t=717&start=0
http://komitet.marevskiy.okpmo.nov.ru/DswMedia/posledniypol-tps-84tekst.doc
"Так говорил Арзамасов..." (полный текст Главы 7. «Так говорил Арзамасов…») –
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=33161.0
«Алфавитный список советских военнослужащих, интернированных в Швеции в 1941 году». (расширенный вариант одноимённого Приложения 3) -
http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=32543.0
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 07 Май 2013, 12:06:46 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #3 : 24 Декабрь 2012, 17:04:32 »
Уважаемые коллеги!
Предлагаю Вашему вниманию окончание текста Главы 4. «В Швецию не попали… В Швеции никогда не были…» моей рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году» (начало опубликовано у нас на Форуме вот здесь - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=93.1305
):
«…Впрочем, о Швеции помышлял не только командный состав 3-й отдельной стрелковой бригады, вышедший в море на торпедном катере № 154…
…В 1972 году в Калининградском книжном издательстве вышла в свет книга «Балтийцы вступают в бой» - мемуары бывшего командующего Краснознамённым Балтийским флотом вице-адмирала Владимира Филипповича Трибуца. 11-я глава этой книги носит название «Морской бастион» и посвящена обороне Моонзунда в 1941 году. В ней, на странице 270-й автор цитирует «...письмо, которое мне прислал политрук И.П.Денисов, секретарь парт(ийной} организации батальона военных моряков, которым командовал капитан В.И.Ковтун» (на самом деле Иван Петрович Денисов являлся политруком 3-й стрелковой роты Отдельного местного стрелкового батальона Штаба БОБР КБФ (он же - 1-й эстонский стрелковый (оперативный) батальон БОБР КБФ), которым командовал капитан Иван Васильевич Ковтун). 8 октября 1941 года от своего нового командира-«окруженца», бывшего Начальника связи Штаба БОБР КБФ майора Григория Григорьевича Спицы политрук Денисов «…узнал, что по острову разными дорогами идут три отряда, которые должны встретиться у деревни Ориссаар(е} в лесу, недалеко от дамбы(, соединяющей остров Эзель с соседним Мооном (Муху). Там} Предполагалось напасть на охрану перевоза, отбить самоходный паром и переправиться либо на латвийский берег, либо на Готланд. Когда в нашей группе узнали об этом, все воспряли духом…». К сожалению, никому из эзельских «окруженцев» так и не удалось «отбить самоходный паром» - каботажный грузо-пассажирский пароходик «Куйвасту», мобилизованный в состав КБФ как «военный транспорт № 595», и не просто потому, что ещё за месяц до этого, 17 сентября, находясь в бухте Трииги, он был потоплен огнём противника с берега. Дело в том, что планируемого соединения под Ориссааре так и не произошло: все «окруженцы» ещё до этого либо погибли в боях с немцами и эстонцами, либо были взяты ими в плен. Так что в конечном счёте из них в Швецию тоже никто так и не попал…
…Как было показано выше на примере книги «Таллин в огне», тексты книг местных (региональных) советских книжных издательств проходили не столь жёсткую цензуру, как выходившие в свет в центральных, московских. Поэтому неудивительно, что калининградский цензор в 1972 году пропустил «крамольную» фразу о том, как советские воины вдруг «все воспряли духом», узнав о планировавшемся уходе на шведский остров Готланд! В 1985 году, к 40-летию Победы все книги мемуаров В.Ф.Трибуца были переизданы в Военном издательстве Министерства обороны СССР единым томом под общим названием «Балтийцы сражаются». На этот раз московский цензор, имя которого скрыто от нас под условным обозначением «Г-72242», в отличие от своего коллеги из Калининграда, исправно выполнил свои «профессиональные обязанности». При этом из главы, получившей название «Бои за Моонзунд», исчезла не только фраза о «переправе на Готланд», но и вообще всякое упоминание о процитированном нами выше вслед за В.Ф.Трибуцем письме ему от политрука Денисова со «шведским следом»…
…Разобранные нами выше два исторических примера неудачных попыток ухода защитников Моонзунда в 1941 году в нейтральную Швецию, возможно, являются не единственными фактами такого рода. Ибо мысль об уходе в Швецию должна была придти осенью 1941 года хотя бы на мгновение любому мыслящему советскому военнослужащему с Моонзунда, который представлял общую оперативную обстановку на архипелаге и имел перед глазами карту Балтийского моря. Другое дело, была ли у них возможность сначала благополучно достичь морского берега, а затем – найти там необходимое плавучее средство…
…Однако в архивных документах и опубликованных материалах нам не удалось найти никаких других упоминаний, кроме разобранных нами выше двух конкретных исторических фактов начала октября 1941 года…
…При этом в целом ряде публикаций на русском языке мы находим имена почти полутора десятков советских военнослужащих, которые, по этим данным, не только во время войны, якобы, находились на территории Швеции, но и даже … погибли там и были захоронены на шведской земле. Откуда же появилась там такая информация?
…В акватории Балтийского моря есть два острова, названия которых по-русски пишутся практически одинаково – с разницей всего в одну, третью по счёту букву в их названиях. Эти острова – шведский ГоТланд и ныне российский ГоГланд, находящиеся друг от друга на расстоянии 300 морских миль: первый – в центральной части Балтийского моря, а второй – в его Финском заливе. Причём оба этих русских названия взяты из одного – шведского – языка, где на латинице они пишутся весьма различно – Gotland и Hogland. Да и обозначают эти топонимы в переводе со шведского на русский язык тоже абсолютно различные понятия – «Землю (остров) готов» и «Большую землю (Большой остров)» соответственно. Однако в русскоязычной литературе уже стало «дурной привычкой» постоянно путать один из этих островов с другим. Одним из результатов этого и стало возникновение своего рода «готландской легенды».
Свою «малую лепту» в её создание внесли безымянные операторы российской «Корпорации «Электронный архив» (ЭЛАР), обрабатывавшие тексты со сканов советских архивных документов времён Великой Отечественной войны. Так, согласно информации, размещённой ими в Обобщённом банке данных (ОБД) «Мемориал» в российском сегменте Глобальной компьютерной сети Интернет (www.obd-memorial.ru), на шведском острове Готланд в октябре 1941 года пропал без вести краснофлотец запаса 1 ОСБМ КБФ Иван Яковлевич Губинский, а 27 марта 1942 года там же был убит политрук КБФ Владимир Матвеевич Карушев.
Уточним, что краснофлотец запаса Иван Яковлевич Губинский с началом войны был вновь призван на флот Свердловским районным военным комиссариатом города Ленинграда и как пулемётчик береговой обороны был зачислен в списки 1-го отдельного стрелкового батальона моряков Краснознамённого Балтийского флота, входившего в состав гарнизона советского острова Гогланд. Точная судьба этого моряка так и осталась неизвестной, и его жене Прасковье Павловне Губинской в 1946 году официально было сообщено, что её муж «пропал без вести в октябре 1941 года на острове Гогланд». Именно на советском острове ГоГланд, а не на шведском ГоТланд!
При обороне этого же советского острова от финского десанта 27 марта 1942 года погиб и политрук Владимир Матвеевич Карушев. И хотя его могилы на Гогланде до настоящего времени не сохранилось (автор в ходе двух своих военно-исторических экспедиций в 2006 – 2007 годах провёл полное обследование местного островного некрополя, с результатами чего можно ознакомиться в Интернете вот здесь - http://patriotcenter.ru/forum/index.php?topic=10429.0 ), однозначно ясно, что политрук В.М.Карушев погиб именно на советском ГоГланде, а не на шведском ГоТланде!
(Впрочем, не стоит особенно удивляться ошибкам, содержащимся в ОБД «Мемориал» - она, как и любая электронная база данных, содержит массу таковых. В качестве гораздо более вопиющего примера можно привести «Центральную Базу данных имен жертв Катастрофы (Шоа)» ( http://www.yadvashem.org/wps/portal/IY_HON_Welcome ) израильского «Национального мемориала Катастрофы (холокоста) и Героизма» в Иерусалиме. Так, согласно размещённой там оцифрованной информации из фондов музея «Яд ва-Шем» (Yad va-Shem), в годы Второй Мировой войны на территории, например, той же нейтральной Швеции, о которой мы ведём здесь речь, в результате преследования нацистов (!) погибло, оказывается, аж 311 (!!!) евреев! Не хочется даже думать о том, что именно таким способом «поимённо набираются» пресловутые «6 миллионов жертв Холокоста»!)
Гораздо больше для создания «готландской легенды», сами того не сознавая, сделали сотрудники многочисленных рабочих групп по составлению региональных Книг Памяти по всей Российской Федерации. Так, согласно их данным, на шведском острове Готланд погибли следующие советские военнослужащие:
Бараев Макар Антонович – военинженер 3-го ранга, «погиб 07.01.1942 на острове Готланд» (Книга памяти. Республика Карелия. Том 1. Страница 28)
Бороздин Иван Дмитриевич – лейтенант, командир 238-й батареи береговой обороны Краснознамённого Балтийского флота, «погиб в бою 24.01.1942 и похоронен на острове Готланд, Швеция» (Книга памяти. Курганская область. Том 3. Книга 1. Страница 99)
Вайбук Абрам Яковлевич – краснофлотец, пулемётчик, «погиб в бою в 1941 году, убит при обороне острова Готланд» (Книга памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом. Том 5. Страница 297)
Ильинский Анатолий Григорьевич – «погиб в бою в августе 1941 года на острове Готланд» (Книга памяти. Саратовская область. Том 1. Страница 315)
Коротаев Иван Егорович – младший сержант, «погиб в бою 28.08.1941 и похоронен в Швеции, на острове Готланд» (Книга памяти. Московская область. Том 6. Страница 221)
Митин Михаил Степанович – сержант, «погиб в июне 1942 года и захоронен на острове Готланд» (Книга памяти. Рязанская область. Том 9. Страница 182)
Морозов Евгений Александрович – краснофлотец отдельной береговой батареи Береговой обороны острова Готланд, «погиб в апреле 1942 года на острове Готланд» (Память. Республика Татарстан. Том 26. Страница 381)
Петрухин Дмитрий Фёдорович – капитан, лётчик авиационной эскадрилии, «погиб 19.11.1943 на острове Готланд» (Книга памяти. Тульская область. Том 11. Страница 722)
Поцелуев Константин Константинович – младший командир, «погиб в бою 13.04.1942 и похоронен в Швеции, на острове Готланд» (Книга памяти. Московская область. Книга 1. Страница 245)
Рогачёв Михаил Селивестрович (Семёнович) – краснофлотец, «погиб 13.06.1942 на острове Готланд» (Книга памяти. Калужская область. Том 3. Страница 649)
Скороделов Всилий Михайлович – «погиб в бою 17.02.1942 и похоронен на острове Готланд, Швеция» (Книга памяти. Нижегородская область. Том 5. Страница 588).
Познакомившись со всеми этими данными, неискушённый в вопросах военной истории читатель может предположить, что Красная Армия и Советский Военно-Морской Флот вели боевые действия на территории Королевства Швеции, частью которой является остров Готланд, по меньшей мере, в период между августом 1941 и ноябрём 1943 годов и понесли здесь некоторые потери в личном составе, причём часть погибших была захоронена прямо на самом острове. Не останавливаясь здесь подробно на известной нам реальной военной биографии каждого из 11 перечисленных выше советских военнослужащих, мы лишь скажем, что последние страницы каждой из них были связаны именно с советским островом ГоГланд, но не со шведским ГоТланд!
Со Швецией «трудами» сотрудников рабочих групп российских Книг Памяти также оказались связаны страницы жизни ещё трёх советских военнослужащих. О реальной судьбе старшины 1-й статьи Виктора Алексеевича Розмыслова, который по данным Книги Памяти Ленинграда (том 6, страница 495) погиб 19 октября 1943 года и был похоронен «просто» в Швеции (без каких-либо дополнительных уточнений относительно места захоронения), мы уже подробно рассказали нашим читателям выше, когда говорили о судьбе прибывших в Швецию защитников острова Даго. По данным Книги Памяти Оренбургской области (том 7, страница 497), 5 февраля 1945 года погиб и был похоронен на «восточной окраине города Халльсберг, Швеция» Пётр Фёдорович Гальцев. В действительности же красноармеец орудийный номер 140-й армейской пушечной артиллерийской бригады П.Ф.Гальцев погиб именно в этот день и, как указано в архивном документе, был захоронен «на восточной окраине города» - но не шведского Халльсберг (Hallsberg), а восточно-прусского Хайльсберг, или Гейльсберг (Heilsberg), ныне являющегося польским городом Лидзбарк-Варминьский (Lidzbark Warmiński). По данным другой Книги Памяти – Ивановской области (том 3, страница 61), в период войны (ни точная дата, ни даже просто год там не были указаны) лётчик младший лейтенант Николай Андреевич Белорусов «пропал без вести в районе города Киркенес, Швеция». Как записано в «Именном списке № 10 потерь начальствующего состава Северного флота», этот лётчик 3-й авиационной эскадрилии 20-го авиационного полка ВВС СФ 17 июня 1944 года действительно «не вернулся с боевого задания – предположительно сбит зенитной артиллерией противника в районе Киркенеса» - вражеского порта и военно-морской базы на территории оккупированной немцами Норвегии, но не Швеции!
Однако самым первым «зачинателем» общей «шведской легенды» следует считать Екимовического районного военного комиссара Смоленской области капитана Мельникова. Так 10 июля 1947 года он представил в Москву в Управление по учёту погибших и пропавших без вести рядового и сержантского состава Министерства обороны СССР и – в копии – в Смоленский областной военный комиссариат «список по форме № 2 Б.П. на рядовой и сержантский состав для восстановления их судьбы и высылки извещений на лиц, указанных в списке». В нём под номером «31» был указан красноармеец-артиллерист Николай Кириллович Бурдеев, которого «очень грамотный» в географии капитан Мельников «призвал» из запаса в действующую Красную Армию … «в г. Шпицберген (Швеция)». «Не учитывать», - наложили резолюцию в Москве, но безвестный оператор ЭЛАР чётко записал у Н.К.Бурдеева в строчке «Дата и место призыва» - «Швеция, Шпицберген». Как известно, Шпицберген – это не город в Швеции, а архипелаг в Северном Ледовитом океане, к началу Второй Мировой войны официально принадлежавший Королевству Норвегия. Однако, благодаря особому статусу архипелага, с 1935 года Советский Союз вёл на острове Западный Шпицберген хозяйственную деятельность по добыче каменного угля, в которой принимали участие исключительно граждане СССР. Их военным учётом и призывом в Красную Армию непосредственно со Шпицбергена занимался … местный советский военный комиссариат! Почему-то он входил в систему Карело-Финского республиканского военного комиссариата и до войны и даже после её начала призывал военнообязанных советских граждан в Красную Армию! С войны не вернулись, по нашим подсчётам, девять советских граждан, призванных со Шпицбергена – архипелага, официально принадлежащего Норвегии, но не Швеции! 
Все эти советские военнослужащие даже и не помышляли в годы войны попасть в нейтральную Швецию, но по воле недобросовестных историков-любителей или просто малограмотных дилетантов «оказались» именно там! Для восстановления исторической правды в отношении гибели этих советских военнослужащих мы и посчитали своим долгом историка-профессионала написать эту часть нынешней главы».

С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #4 : 24 Декабрь 2012, 17:11:33 »
Уважаемые коллеги!
Предлагаю Вашему вниманию начало текста Главы 5 «В Швеции не остались, или Последний полёт «ПС-84» моей рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году» (продолжение опубликовано у нас на Форуме вот здесь - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=25622.15 ):

«…К началу зимы 1941/1942 годов сначала основные силы Краснознамённого Балтийского флота ушли из Таллина в Кронштадт, а затем пали острова Моонзундского архипелага и был эвакуирован гарнизон Военно-Морской Базы Ханко. Теперь советские военнослужащие могли попасть в Швецию лишь случайно, чудом – с помощью самолёта или подводной лодки. Трём историческим эпизодам, связанным именно с подводными силами и с авиацией, и будет посвящена данная глава…
…Запертые противником в «Маркизовой луже» Финского залива, подводники Краснознамённого Балтийского флота в кампанию 1942 года предприняли поистине героическую попытку массового прорыва тремя эшелонами субмарин в открытую Балтику для активных действий там против вражеского судоходства. Назад не вернулось двенадцать советских подводных лодок... Но зато вышедшие в Балтийское море подводники, мстя за погибших товарищей, действовали там, согласно полученным им приказам, «по праву неограниченной подводной войны» - любое встреченное ими в море судно автоматически считалось вражеским… Поэтому досталась и балтийским «нейтралам»: жертвами советских подводников в кампанию 1942 года стали сразу шесть шведских судов – «Ада Гортон» (Ada Gorthon), «Маргарета» (Margareta), «Ханна» (Hanna), «Лулео» (Luleå), «К.-Ф.Лильевальк» (C.F.Liljevalch), «Бенгт Стуре» (Bengt Sture) – и 84 члена их команд. Вырвавшиеся в открытую Балтику советские подводники действовали реально и в водах, омывавших Швецию, в том числе – и в её территориальных. С  нахождением здесь советских подводных лодок летом 1942 года и связаны два эпизода, при описании которых мы должны будем упомянуть и термин «интернирование»… 
…Одной из невернувшихся из боевого похода тяжёлого для балтийских подводников лета 1942-го стала подводная лодка «Щ-317», навсегда ушедшая в море под командованием молодого капитан-лейтенанта Николая Константиновича Мохова, первый боевой выход в море которого обеспечивал командир 4-го дивизиона Бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота капитан 2-го ранга Владимир Алексеевич Егоров. Именно с этой, действовавшей по плану у побережья Швеции субмариной советские историки связывали следующее перехваченное нашей флотской радиоразведкой в июне 1942 года сообщение: «Министр иностранных дел Швеции заявил, что в их территориальных водах обнаружена советская подводная лодка, имевшая повреждения, и что состояние лодки заставляет предполагать, что она будет просить права убежища». Однако, возможная «интернация» «Щ-317» существовала, очевидно, только в воображении шведского министра иностранных дел Кристиана Гюнтера. Ибо нам сегодня трудно предположить, что подобная мысль могла даже просто возникнуть в головах таких боевых офицеров, как буквально рвавшиеся в этот поход Егоров и Мохов, атаковавших в ходе него три шведских судна, одно из которых – уже упоминавшийся выше грузовой пароход «Ада Гортон» (Ada Gorthon) – было «щукарями» с «триста семнадцатой» потоплено вместе с 14 членами его экипажа…
…В 1996-м, в год 300-летия Флота Российского издательство «Пушкинского фонда» в Санкт-Петербурге выпустило в свет (очевидно, за неимением чего-либо иного) «творение» местного журналиста, писателя и поэта, а ранее – «освобождённого комсомольского работника» Олега Всеволодовича Стрижака. Его книга под громким названием «Секреты Балтийского подплава не утаить в глубинах флотских архивов» сразу приобрела скандальную славу, но, увы, лишь таковую… Нас же в этой книге сейчас интересует один лишь эпизод, а именно – приведённая Стрижаком информация о якобы произошедшем у побережья Швеции на борту советского подводного минного заградителя «Л-3» («Фрунзевец») в конце августа 1942 года. Книга начинается перепечаткой текста серии статей Стрижака, первоначально опубликованных под заголовком «Как рассказывал Грищенко» в газете «Вечерний Петербург» за период с 23 октября по 2 ноября 1995 года. Там об интересующем нас «шведском» эпизоде мы читаем следующие строки: «…на лодке возник заговор. Возглавил заговор комиссар (имеется в виду заместитель командира корабля по политической части старший политрук Михаил Федорович Долматов}. В заговорщики вошли еще два офицера. Целью заговора было убить командира (капитана 2-го ранга Петра Денисовича Грищенко} и всех, кто ему верен, увести лодку в Швецию и там интернироваться. Ошибкой заговорщиков стало то, что за помощью они обратились к писателю Зонину (имеется в виду известный советский писатель-маринист Александр Ильич Зонин (Элиазар Израилевич Бриль), который как инструктор-литератор Оперативной группы писателей Политического управления Краснознамённого Балтийского флота был прикомандирован на данный боевой поход к экипажу «Л-3»}. Обо всём этом, со слов Александра Зонина, мне рассказал человек, которому я верю безусловно. …Не знаю, на что рассчитывал комиссар лодки «Л-3», вовлекая Зонина в заговорщики. Наверное, комиссарскую проницательность ввели в заблуждение интеллигентность Зонина, звание «писатель» и нехороший ореол недавнего зека. Комиссар нашел на лодке укромный уголок и посвятил Зонина в заговор. Зонин доложил обо всем Грищенко. Не знаю, почему Грищенко тотчас не скормил заговорщиков рыбам. Вероятно, расстрелять половину своего командного состава с комиссаром во главе – такого не поняли бы ни в Кронштадте, ни в Кремле. Грищенко арестовал заговорщиков и запер их в каюте под охраной часового». Но, как повествует далее Стрижак,  после успешного возвращении «Л-3» на остров Лавенсаари «…Грищенко, подобрев, разрешил выпустить арестованных: пусть пройдутся по травке, куда они теперь денутся? Заговорщики гуськом побежали в «смерш» и там настрочили три доноса, что Грищенко хотел сдать лодку в Швецию, а они, верные бойцы партии, этому помешали».
Первоначальная газетная публикация Стрижака вызвала острую полемику в петербургской прессе (в том числе – и по данному эпизоду), и уже в «основном» тексте «Тайн балтийского подплава…» в ответ своим оппонентам тот писал: «Имел ли место комиссарский заговор на подводной лодке «Л-3» в боевом походе в августе 42-го года? Я думаю, да. Об этом оставил «в наследство» свой устный рассказ участник событий писатель Александр Зонин». Эти оппоненты, по словам Стрижака, «…требуют от меня назвать имя рассказчика. ... После моей публикации этот человек напрочь отрекся от своих слов. Честь морского офицера, гордость русского литератора – всё оказалось шелухой пустой. Он испугался. Чем сильней он волнуется, тем несчастней заикается. Когда он говорил мне в телефон простейшую фразу: «я не знаю, где ты взял такие факты», - он волновался так, что на эту фразу ушло больше минуты. … Слух о его поступке (я не видел причин делать из этого тайну) разошелся по «литературному Петербургу». И в редакцию «Вечёрки» (без всяких просьб с моей стороны) пришло подробное письмо от Ленинградского, Петербургского писателя Кирилла Голованова (имеется в виду известный советский писатель-маринист Кирилл Павлович Голованов}. … Я приведу выдержку из его письма: «...История, которая опубликована в пятой и шестой главах очерка Олега Стрижака(,} была изложена автору и мне весной 1982 или 1983 года. Дело происходило на кухне квартиры на Новочеркасском проспекте, в тесной компании трех литераторов. Мне запомнился этот эпизод еще и потому, что я тоже полностью доверял рассказчику, который не только ссылался на Александра Ильича (Зонина - О. С.), он гордился мужественными и честными поступками покойного писателя в тех непростых обстоятельствах... Р. S. Для сведения редакции. Речь идет о...» Здесь я обрываю цитату, дальнейшее – «для сведения редакции». А я называть имя - не хочу». Однако «удивительным образом» именно процитированный нами фрагмент факсимиле данного письма оказался … использованным для оформления 4-й страницы обложки «Тайн балтийского подплава», и там ясно читается его полный заключительный текст: «… P.S «Для сведения редакции» Речь идёт о сыне писателя Александра Зонина Сергее Александровиче Зонине, члене Союза писателей Санкт-Петербурга». Как принято говорить и писать в таких случаях – «Без комментариев…», тем более что всего через пару лет после публикации книги Стрижака, в одном и том же, 1998 году и К.П.Голованов, и С.А.Зонин ушли в мир иной…
…Вяло отбиваясь от своих оппонентов (типа: «Лавенсари в 42-м был самой западной Cоветской землей, не занятой врагом. И уж земляночка особистов там наверняка имелась. И не всё ли равно, на Лавенсари или в Кронштадте побежали заговорщики в «смерш» строчить доносы на Грищенко»), Стрижак так описывает «шведский эпизод» в «основном тексте» «Тайн балтийского подплава…»:
«Что же у них там случилось, 27-го или в ночь на 28 августа (19}42-го года? … Человек, который услышал всё это из уст Александра Зонина, рассказывал мне и Кириллу Голованову (в начале 80-х), что комиссар лодки «Л-3» учинил заговор с целью увести лодку в Швецию и там интернироваться. Комиссар решил вовлечь в заговор Зонина. Зонин и погубил это предприятие.
Какие могли быть причины и условия для возникновения заговора? «После бомбежки, которой подверглась наша лодка на выходе из атаки, многие механизмы «полетели», - пишет Грищенко («Соль службы», с. 139). Итак: полностью отказал гирокомпас, трещина в крышке дизеля, и ещё многие механизмы «полетели». Грищенко не раз пишет: спасибо шведам, что маячная служба у них в 42-м году работала исправно. Лучшие «лирические» строки у Грищенко посвящены маякам. Ещё бы: при неработающем гирокомпасе только благодаря обилию маяков на берегу южной Швеции Грищенко точно знал свое место, точку на карте. Грищенко (с.236) говорит: «...трудности усугублялись еще и тем, что мы не могли заходить в территориальные воды нейтральной Швеции». Я думаю, что мудрый лис Грищенко этим запрещением пренебрег - и «отлёживался» именно в шведских водах, в шведском минном поле (и всякий разумный командир подводной лодки сделал бы то же самое).
Подтверждение тому я вижу у Зонина: «Коновалов (имеется в виду Герой Советского Союза Владимир Константинович Коновалов (1911 – 1967), в описываемое время занимавший должность помощника командира подводной лодки «Л-3»} поднял перископ. Начинался ясной голубизной неба новый день, отчетливо был виден шведский берег и на его скалистом фоне рыбачья шаланда. Еще рыбачий катер качался за какими-то вешками.
- Это вешки больших сетей? — спросил я.
- Ага, сетей на нашего брата. Тут внутренняя кромка минного поля» («Писатели Балтики…», с. 215).
Швеция - видна в перископ. От неё отделяет только кромка минного поля, ряд вешек. Одно дело видеть свою точку на карте, и другое - увидеть мирную, тихую Швецию в оптике военного прибора, ясным голубым утром. Человека с определенным типом психики такое видение может сильно зашибить. Особенно, если такой человек чванлив, имеет безграничную власть, и труслив. Его первый боевой поход на подводной лодке. Муть в голове от нехватки кислорода, вечная боль в ушах от перепадов давления. Кругом железо в смазке. Блевотина от качки при всплытии. Грязно, вонюче, душно, холодно, мокро - и ещё животный страх. Погружения, всплытия, подрывы антенных мин снизу и сверху, глубинные бомбы, атаки. Как возвращаться, через всю Балтику, через весь Финский залив, если гирокомпас и половина механизмов не работают? А в горле Финского залива и у Гогланда десятки минных заграждений, а на фарватерах тебя уже ждут вражеские сторожевики с бомбами... Как тут не захотеть в счастливую страну Швецию? Очевидно, такие настроения нашли отклик», - так описывает Стрижак этот эпизод, имея в виду под «человеком с определенным типом психики» старшего политрука Долматова, для которого этот боевой поход «Л-3» был действительно первым.
Свой рассказ о «шведском эпизоде» в «Секретах Балтийского подплава» О.В.Стрижак заканчивает следующими сентенциями: «Крутить эту историю нужно, начиная не от «мелочей»… Чтобы нашлись документы по этой теме, нужно время и желание многих людей». Мы имели и время, и желание, и – главное – реальную возможность официально вести поиск и исследование данного «проблемного» эпизода в реальных архивных документах Краснознамённого Балтийского флота времён войны. Однако, все наши попытки по этим архивам хотя бы как-то (пусть даже косвенно) подтвердить документально данный факт, не увенчались успехом: никаких не то что описаний, но и даже просто кратких упоминаний или хотя бы минимальных «намёков» на попытку интернирования «Л-3» в Швеции в августе 1942 года нет не только в оперативных документах по её тогдашнему боевому походу, но и в отчётных, составленных по её возвращении на базу, в том числе – и для «политических органов». Однако, за прошедшие с момента выхода книги Стрижака полтора десятилетия лично нами были изучены, конечно, не абсолютно все до единого флотские документы времён минувшей войны, так что её автор (сам ни одного архивного документа в глаза, разумеется, реально не видевший!) может «с чистой совестью» продолжать считать для себя лично, что «секреты Балтийского подплава» продолжают «утаивать в глубинах флотских архивов». Мы же, оставляя сам факт существования попытки интернирования в конце августа 1942 года в Швеции «Фрунзевца» на совести обоих Зониных и одного Стрижака, тем не менее, посчитали своим долгом историка поведать нашим читателям и об этом…».

С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #5 : 24 Декабрь 2012, 17:15:11 »
Уважаемые коллеги!
Предлагаю вашему вниманию текст Приложения 1 к основному тексту моей рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году»:

"Извлечения из «Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны»

«…Статья 8
Нейтральное Правительство обязано прибегать к тем средствам, которые находятся в его распоряжении, чтобы препятствовать в пределах своей юрисдикции снаряжению и вооружению всякого судна, которое оно имеет разумные основания считать предназначенным для крейсерства или для содействия военным операциям против Державы, с которою оно находится в мире.
Оно равным образом обязано таким же порядком следить за тем, чтобы препятствовать выходу из пределов его юрисдикции всякого судна, которое предназначено для крейсерства или для содействия военным операциям и которое было в целом или в части приспособлено в указанных пределах для военных надобностей.

…Статья 12
При отсутствии иных особых постановлений в законодательстве нейтральной Державы воспрещается военным судам воюющих оставаться в портах и на рейдах или в территориальных водах этой Державы долее 24 часов, за исключением случаев, предусмотренных настоящей Конвенцией.

…Статья 24
Если, несмотря на оповещение со стороны нейтральной Державы, военное судно воюющего не уходит от порта, в котором оно не имеет права оставаться, нейтральная Держава имеет право принять меры, кои она будет считать необходимыми, для того, чтобы сделать судно неспособным выйти в море в продолжение войны, и командир судна должен облегчить осуществление этих мер.
Когда воюющее судно задерживается нейтральной Державою, то равным образом задерживаются офицеры и экипаж.
Офицеры и экипаж, задержанные таким образом, могут быть оставлены на судне или помещены на ином судне или на берегу, и они могут подвергаться действию ограничительных мер, которые окажется необходимым к ним применять.
Однако на судне должны быть всегда оставлены люди, необходимые для его содержания.
Офицеры могут быть оставлены на свободе под условием принятия под честное слово обязательства не покидать без разрешения нейтральной территории».

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #6 : 24 Декабрь 2012, 17:16:21 »
Уважаемые коллеги!
Предлагаю вашему вниманию текст Приложения 2 к основному тексту моей рукописи «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году»:

"Текст Военной Присяги Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота

«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным бойцом, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров, комиссаров и начальников.
Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Рабоче-Крестьянскому Правительству.
Я всегда готов по приказу Рабоче-Крестьянского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота, я клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.
Если же по злому умыслу я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Примечание: так как большинство - 144 из 164 - интернированных в Швеции советских военнослужащих служили до этого на Краснознамённом Балтийском флоте, то здесь приведён текст присяги именно Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота. Военнослужащие РККА, так же интернированные в Швеции, принимали присягу с  абсолютно аналогичным текстом за исключением замены в обоих случаях слов «Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота» на «Рабоче-Крестьянской Красной Армии»".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 04 Июль 2013, 23:45:41 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #7 : 24 Декабрь 2012, 17:35:22 »
Уважаемые коллеги!
Мою рукопись «Мы идём в Швецию!», Или история о том, как 164 советских военнослужащих были интернированы здесь в 1941 году» открывает, как уже было анонсировано выше, авторское вступление под названием "Наши в Швеции в Великую Отечественную, или Почему и для чего написана нами эта книга (Вместо введения)". Вот его полный текст:

"… – Вот, если хотите, то посмотрите эти документы – может быть, они хотя бы Вас заинтересуют? – с этими словами начальник Научно-исследовательской исторической группы Военно-Морского Флота капитан 1-го ранга Михаил Сергеевич М. протянул нам пачку бумаг и добавил: – А то мы их получили «сверху» и не знаем, что с ними делать…
…Дело было осенью 1994 года в здании Московского Флотского Экипажа, где в одном из коридоров второго этажа тогдашняя НИИГ ВМФ соседствовала с Архивным отделением Центрального военно-морского архива, также ныне уже не существующим… В его читальном зале автор этих строк к тому времени уже был завсегдатаем, не первый год постоянно работая здесь над исследованием оперативных документов Советского ВМФ периода Великой Отечественной войны. В просматриваемой нами теперь довольно увесистой пачке документов, любезно переданной начальником НИИГ ВМФ, мелькали «шапки» Министерства иностранных дел Российской Федерации, Генерального штаба Вооружённых сил страны и Главного штаба ВМФ, но главное – там были копии с оригиналов документов на шведском языке. Одного лишь взгляда на них профессионального архивного исследователя было достаточно, чтобы понять: перед нами – копии с документов времён Великой Отечественной. Беглое ознакомление с их содержанием прямо здесь же, в читальном зале архива выявило описание событий на Балтике осени 1941 года, но главное – десятки и десятки фамилий советских военнослужащих, в основном – Краснознамённого Балтийского флота. Так к нам в руки впервые попали подробнейшие шведские документы об интернировании здесь в первую для СССР военную осень более полутора сотен советских воинов…
…Через некоторое время мы с благодарностью вернули все эти документы начальнику НИИГ ВМФ, сопроводив передаваемое своим письменным резюме и составленным нами алфавитным списком всех интернированных в 1941 году в Швеции советских военнослужащих. Не проявив, к нашему сожалению, однако, никакого интереса к выполненной нами работе, капитан 1-го ранга М., не глядя, засунул всю эту пачку документов в свой рабочий сейф. Там она и пролежала, так и не подшитая ни в одно из дел НИИГ ВМФ, до тех пор, пока ушедшего «на гражданку» начальника группы не сменил новый. Никакого интереса к этим документам не проявил и капитан 1-го ранга Евгений Геннадиевич М., который впоследствии также покинул эту должность, сменив её на пост заместителя директора одного из государственных исторических архивов. Последним начальником (точнее – начальницей) НИИГ ВМФ стала Оксана Владимировна С., под руководством которой некогда знаменитая «Историческая группа флота» пришла к своему печальному, но, увы, вполне закономерному, логическому концу... К сожалению, и кандидат исторических наук С. не обратила никакого внимания, как стало ясно впоследствии, на эти, поистине уникальные документы по истории нашего флота…
…Ровно через 18 лет, осенью 2012 года в здании теперь уже бывшего Московского Флотского Экипажа произошёл пожар. Прибывшие по вызову местных жителей городские пожарные доступными им методами весьма оперативно это возгорание ликвидировали. Произошло это ещё до того, как сюда подоспело несколько людей, неравнодушных к морской истории Отечества (среди которых был и автор этих строк), с разных концов Москвы поспешивших спасать документы и материалы по истории флота, просто брошенные здесь уже «съехавшими прежними хозяевами». В бывшем кабинете начальника НИИГ ВМФ с выбитой дверью и разбитыми окнами, на залитом «пожарной» водой полу именно нам выпало обнаружить всю ту же пачку «шведских» документов, просто оставленных здесь в числе прочих – очевидно, «за ненадобностью»… Официальным флотским историкам эта недавняя страница военно-морской истории Отечества оказалась абсолютно ненужной… А в результате…
…Например, на Интернет-форуме «Атакуют подлодки» или «Великая Отечественная под водой» ныне можно прочитать, что «в 1941 году в Швеции было интернировано несколько тысяч советских военнослужащих, попавших в эту нейтральную страну различными путями»1. На другом русскоязычном сайте Интернета, имеющем претенциозное название «Runivers.ru – Россия в подлиннике», можно найти следующее: «В октябре 1941 г. в Швеции были интернированы корабли советского Балтийского флота – 3 тральщика, 8 транспортов, 20 буксиров и около 600 шхун и мотоботов»2. На это – «Интернет, которому веры нет», и с которого, как известно, спрос невелик (а на него самого спрос – огромный!). Однако, не лучше обстоит дело и с серьёзными, академическими изданиями. Откроем, например, научную монографию – «Швеция в политике Москвы: 1930 – 1950-е годы», изданную в 2005 году в московском «РОССПЭНе». На 337-й странице этого труда его авторитетные авторы – три доктора наук – россияне Олег Николаевич Кен, Александр Иванович Рупасов и швед Леннарт Самуэльсон, основываясь на данных А.М.Коллонтай об интернировании в Швеции осенью 1941 года первых советских военнослужащих, указывают, что «первоначально посланник сообщала о прибытии 600 человек»3. Данная цифра, как и положено в академических изданиях, снабжена точной ссылкой на документ, хранящийся ныне в Архиве внешней политики Министерства иностранных дел Российской Федерации в Москве. Однако, обратившись к оригинальному документальному тексту, мы читаем там совсем иное: «7 октября 1941 г. т. Коллонтай сообщила, что в шхеры Стокгольма прибыла партия военных моряков в 60 человек…»4. Сравните числа «600» и «60» и задумайтесь над тем, что означает этот «лишний нолик» у авторов книги: элементарную описку, не замеченную ни одним из них, пресловутую «ошибку в третьем знаке» или сознательную фальсификацию документальных исторических данных?
Однако современные рядовые любители военно-морской истории такие книги вряд ли читают, а черпают они свои знания в основном из всё той же «Всемирной Паутины». И, найдя там лишь две приведённые нами выше цитаты, «продвинутый пользователь» Рунета может поспешить сделать следующий, вполне логичный на первый взгляд вывод: «Значит, бегство советских военнослужащих в Швецию в 1941 году было массовым – тысячи людей, сотни военных кораблей…». Однако так это или нет было на самом деле?
«Однозначно – нет! – отвечаем мы этой нашей книгой. – Советские и шведские архивные документы дают абсолютно точный ответ на этот вопрос!». К сожалению, людские потери Отечества в самую страшную в его истории войну до сих пор принято считать «по-крупному», миллионами: сначала – 10, потом – 20, затем – 27, и далее – «Кто больше?»…  И в таких масштабах, конечно, никому просто нет дела до всего лишь 164 (точная цифра!) советских военнослужащих, интернированных в течение сентября – ноября 1941 года в нейтральной Швеции…
…Государственный архив Российской Федерации и Архив внешней политики Министерства иностранных дел РФ, Центральный архив Министерства обороны РФ и Российской государственный архив экономики, бывший Центральный военно-морской архив (с его ликвидированным ныне Архивным отделом) и Центральный военно-морской музей – вот неполный перечень тех архивохранилищ, в недрах которых мы год за годом кропотливо выявляли документы по теме нашей нынешней работы, разбирая и анализируя затем их содержание. В результате найдены сотни и сотни листов архивных документов, с большей частью из которых до нас никогда не работал ни один исследователь, изучены бесчисленные архивные дела, подавляющее большинство которых с момента их сдачи в хранилища до нас никогда и никто вообще не открывал …
…Одновременно с этим – анализ всей информации, до настоящего времени опубликованной по теме нашей нынешней работы как в «открытой», так и в бывшей ведомственной, «грифованной» литературе. И, конечно, поиск «на просторах» уже неоднократно помянутой нами выше Глобальной компьютерной сети Интернет. Поиск, который иногда даже приносил пресловутые «в грамм добыча, в год труды» – при просеивании «тысяч тонн словесной руды» на этой воистину «Всемирной помойке»…
…Как мы уже начали показывать выше, наши выводы по теме работы во многом будут противоречить уже опубликованному – как в литературе, так и в Сети. Поэтому не стоит удивляться тому, что много отнюдь не самых лестных слов на страницах нашей книги будет посвящено документальному опровержению опубликованных материалов о наших военнослужащих в Швеции в годы войны. Критике, «невзирая на чины и титулы», но с опорой на архивные документы, которые почему-то не желали использовать авторы этих, во многом исторически ошибочных публикаций (а иногда – и просто открытых фальсификаций). Одновременно мы готовы к серьёзному несогласию  некоторых с нашим нынешним трудом и, когда оно последует, пусть будет ещё более конструктивным и также опирающимся на архивные документы – очевидно, нам ещё пока неизвестные…
…Мы не можем не сказать в этом вступлении слова нашей самой искренней благодарности всем тем, кто помогал различными своими материалами создавать эту книгу или иным образом активно участвовал в её судьбе. Позволим себе перечислить здесь этих наших коллег – профессиональных историков и любителей военной истории – просто в алфавитном порядке: А.Ф.Воронов, Н.В.Гаврилкин, К.-Ф.Геуст, С.Ю.Гордеев, Л.А.Дергачёва, А.В.Каликин, Н.А.Кузнецов, М.И.Мельтюхов, М.С.Монаков, М.Мынисте, Д.А.Степанов, И.Г.Устименко, С.В.Щербинин. В одном ряду с ними – наши многочисленные коллеги и соратники по Форуму Поисковых Движений – ведущему ресурсу Рунета по военно-поисковой деятельности, где ряд материалов этой книги уже был представлен нами для предварительного обсуждения5, равно, как и на Международном Военном Форуме6. К этим нашим коллегам следует добавить десятки имён сотрудников перечисленных выше государственных и ведомственных архивохранилищ страны – от их руководителей до рядовых архивистов. И, конечно, мы просто обязаны поблагодарить за поистине бесценную помощь своими документами, материалами и воспоминаниями найденных нами в процессе исследовательской работы по теме прямых потомков и иных родственников главных героев нашей книги – советских военнослужащих, интернированных в 1941 году в Швеции – и других упомянутых в ней: Н.В.Иночкину, А.Н.Кузнецова, А.В.Кулакова, Е.Мюнттинен, Л.Нордстрём, И.Т. и Т.Н.Рыбиных, Е.Чибисову, Н.А.Широкову и А.Юханссона. Особая наша благодарность – последнему ныне живущему из 164 «шведских советских» - К.И.Арзамасову. Всем этим нашим помощникам из России, Беларуси, Эстонии, Финляндии и Швеции – большое авторское спасибо!
А вам, наши уважаемые читатели, мы желаем с интересом ознакомиться на страницах этой книги с одной из пусть и небольших, но до сих пор ещё абсолютно неизученных страничек Великой Отечественной войны.

С уважением – Автор
Москва – Звенигород, 2011 – 2013


Примечания
1. http://warsubmarine.forum24.ru/?1-6-60-00000003-000-0-0-1267098799
2. http://www.runivers.ru/doc/d2.php?SECTION_ID=9165&PORTAL_ID=9165
3. Кен О.Н., Рупасов А.И., Самуэльсон Л. Швеция в политике Москвы: 1930 – 1950-е годы. М. РОССПЭН. 2005. С. 337
4. Архив внешней политики Министерства иностранных дел Российской Федерации. Фонд 0140. Опись 28. Папка 125. Дело 19. Лист 1.
5. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=93.1305 , http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=25622.15 , http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=32543.0 , http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=33161.0
6. http://imf.forum24.ru/?1-17-0-00000050-000-0-0http://imf.forum24.ru/?1-28-0-00000031-000-0-0 ".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

« Последнее редактирование: 20 Август 2013, 19:18:26 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #8 : 04 Июль 2013, 22:21:22 »
Уважаемые коллеги!
В предыдущем своём сообщении в этой теме я привёл полный текст авторского вступления к основному тексту книги, а во втором - её окончательное содержание.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #9 : 05 Июль 2013, 21:23:30 »
Уважаемые коллеги!
После публикация введения, логично будет :) предложить вашему вниманию текст авторского заключения:

«Мы интернированы в Швеции», или Анонс вместо заключения

На страницах нашей нынешней работы вам уже не раз встречалась фраза в кавычках – «Мы интернированы в Швеции». Это – название будущей книги, являющейся логическим продолжением, как бы второй частью нынешней – «Мы идём в Швецию!».
На её будущих страницах мы обещали читателям вернуться, в частности, «к истории пребывания интернированного в Швеции в 1941 году советского парохода «Тоомас», «рассказать об Иване Трифоновиче Твардовском и о его пребывании в Швеции в конце Второй Мировой войны», обратиться «к деятельности организованной и руководимой нами поисковой экспедиции «ПС-84» – полёт длиной в 70 лет», прокомментировать приведённую выше, в одном из цитируемых нами документов общую цифру интернированных в Швеции советских военнослужащих, «включая бывших советских военнопленных, бежавших в Швецию из Норвегии, Финляндии и Германии». Но главное – это, как мы писали выше, «описание непосредственного пребывания 164 интернированных советских военнослужащих в Швеции в 1941 – 1944 годах и их последующих судеб». В запланированной книге «Мы интернированы в Швеции», вновь на основе впервые вводимых в научный оборот архивных документов мы намерены подробно осветить повседневную жизнь интернированных в лагере «Бюринге» (их проживание там, питание, медицинское обслуживание, ежедневное времяпровождение и т.п.), разделение первоначально единого лагеря на два отдельных – «А» и «Б» (на «советский» и на «антисоветский»), отношение к лагерю и к интернированным в нём – шведских властей и местных жителей, русских эмигрантов «первой волны» и представителей советской колонии в Швеции. Октябрь 1944 года окончательно разделит этих 164 человек на две неравные части – 130 из них вернутся в СССР, а 34 пожелают остаться в Швеции, и последующие судьбы этих людей на Родине и на чужбине (а, по меньшей мере, у одного из них – сначала на чужбине, а затем – всё-таки опять на Родине) станут предметом нашего особого исследования.
Выше мы уже упоминали также о «сотнях и сотнях бывших советских военнопленных, бежавших в Швецию из Финляндии, с территории оккупированной немцами Норвегии или даже из самого Третьего Рейха». Им так же планируется отвести значительный объём новой книги. Названия некоторых из её глав – таких, как «Не только Бюринге –советские лагеря в Швеции», «Герой и «негерой», или В Швецию – из Брестской крепости», «Шведская одиссея моряков-североморцев» – говорят сами за себя.
Отдельная глава – «Навечно остались лежать в шведской земле…» – будет специально посвящена памяти тех советских граждан, жизненный путь которых в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов окончился на территории Швеции. В нашей книге мы впервые приведём максимально полный список советских военнослужащих, а также гражданских лиц, захороненных в указанный период на территории этого нейтрального государства.
Отношения Советского Союза со Швецией сразу после окончания войны в Европе были связаны, в частности, с решением целого ряда вопросов, оставшихся в наследство от военных времён – оплата советской стороной по шведским счетам за содержание там своих граждан, возвращение в СССР находящихся в шведских водах советских кораблей и судов и т.п. Рассмотрение этих и ещё ряда иных «поствоенных» аспектов советско-шведских отношений так же станет темой ещё нескольких глав будущей книги.
Логическим завершением текста книги станет описание того, как в современной Швеции увековечена память о находившихся здесь в 1941 – 1945 годах советских военнослужащих.
Таковы наши планы в отношении книги «Мы интернированы в Швеции», над рукописью которой мы сейчас работаем. Без сомнения, новые находки в архивах, которых мы ожидаем и впредь, могут серьёзно повлиять на её окончательное содержание, поэтому сегодня мы не предложили вам его полностью, а лишь представили выше общий анонс нашей будущей работы.

С уважением – Автор".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 20 Август 2013, 19:29:16 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 464
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Re: «Мы идём в Швецию!»
« Reply #10 : 18 Август 2013, 12:08:13 »
Уважаемые коллеги!
Выше мной только что выложены откорректированные, окончательные тексты введения и заключения к основному тексту рукописи книги, а так же её содержания.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »