Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Люди-легенды: Герой РФ полковник в отставке Юрий Антонович Колесников  (Прочитано 1860 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 25 767
  • Ржевцев Юрий Петрович
КОЛЕСНИКОВ Юрий Антонович (Гольдштейн Иойна Тойвович, Волдитер Хаим), Герой Российской Федерации (1995) из числа воспитанников отечественных спецслужб, участник боёв за Восточную Пруссию, выдающийся советский разведчик, известный советский и российский писатель, член Союза писателей (1969), Председатель Комиссии по военно-художественной литературе Международного сообщества писательских союзов, полковник (1950) в отставке.
Родился 17 марта 1922 года в городе Болграде бывшей Бессарабской провинции Румынии, а ныне Одесской области Республики Украина. Еврей. Из семьи портного.
Образование: начальную школу и лицей «Короля Карла II» в Болграде; в декабре 1939 - неполный курс Бухарестской авиашколы «Мирча Кантакузино» при аэродроме Быняса; в январе 1942 – немецкое отделение трёхмесячных спецкурсов НКВД СССР при Коминтерне (г. Уфа).
Трудовую деятельность начинал в конце 1930-х в столице Румынии городе Бухаресте в автогараже немецкой фирмы «Шенкер», где подрабатывал будучи курсантом авиашколы.
В декабре 1939 года по настоянию директора авиашколы капитана Абелеса вынужден был покинуть стены этого учебного заведения. Как сам потом вспоминал, «накануне рождества 1939 года директор авиашколы посоветовал мне сменить место учебы. Румынии, которая в то время всерьез начала примерять фашистский мундир, такие лётчики, как я, были не нужны. Пришлось вернуться в родной Болград». Однако необходимо уточнить: связи, установленные в авиашколе со многими именитыми курсантами, впоследствии помогли Ю.А. Колесникову в период пребывания за рубежом в качестве разведчика-нелегала.
Некоторое время после неправедного изгнания из авиашколы продолжал носить авиационную униформу, поскольку стыдился признаться близким, что из королевской авиации насильственно отчислен. По этой причине вскоре был задержан полицией как самозванец: комиссар участка отвесил ему пощечину, после чего полицейский сержант сорвал с униформы нашивки, нагрудную авиационную эмблему и пуговицы.
Впоследствии до присоединения в июне 1940 года Бессарабии к СССР работал на железнодорожной станции Болграда грузчиком.
На службе в органах госбезопасности СССР - во второй половине 1940-1980 гг. Первая должность здесь - водитель Болградского отдела НКВД Одесской области Украинской ССР, но вскоре был привлечён к оперативной работе: по заданию органов госбезопасности внедрился в действовавшую в Болграде и его окрестностях подпольную профашистскую организацию. Последнюю создали бывшие румынские офицеры, во всём симпатизировавшие нацистской Германии и по этой причине развернувшие в её пользу разведывательную деятельность против сил советских ВВС и ПВО, сосредоточенных вдоль границы с профашистской Румынией.
С началом Великой Отечественной войны был зачислен в оперативную группу НКВД Украинской ССР, действовавшую при 25-м Кагульском пограничном отряде войск НКВД СССР и призванную осуществлять в тылу врага диверсионно-разведывательную деятельность. В данном качестве неоднократно совершал разведвылазки за линию фронта, в том числе, в июле сорок первого года выполнял боевые задания на территории Румынии.
Впоследствии при отступлении Красной Армии от Дуная к Днепру в район Каховки не раз переходил линию фронта со специальными разведзаданиями. Кроме того, участвовал в минировании таких стратегически важных объектах, как «Крекинг-завод» в Херсоне и завод «Марти» в Николаеве.
В октябре 1941 года получил назначение в состав войск Особой группы при НКВД СССР, вскоре переименованной в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД СССР (с октября 1943 года – Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР). В качестве военнослужащего спецчастей оперативной разведки НКВД-НКГБ СССР - вплоть до конца 1944 года.
В ноябре по линии 2-го (зафронтовой работы - разведка, террор и диверсии в тылу врага) отдела НКВД СССР в составе большой группы эмигрантов-антифашистов (а в их числе был, к слову, и испанец Луис - младший брат Рамона Меркадера, совершившего террористический акт против Л.Д. Троцкого) направлен в Уфу для учёбы на специальных разведкурсах, работавших при Коминтерне. В Москву вернулся лишь в начале 1942 года.
Как сам вспоминает, «служба моя проходила в особом подразделении – группе «Я», которую возглавлял Яков Серебрянский – «железный» человек. Группа «Я» непосредственно подчинялась Сталину. Вождь называл Серебрянского коротко и просто: Яша. Выполняли мы особые задания за рубежом и в тылу врага».
Первая боевая командировка в тыл противника – конец марта 1942-октябрь 1943 гг.: в течение восемнадцати месяцев во главе специального диверсионно-разведывательного подразделения вёл борьбу с немецко-фашистскими оккупантами на территории южных районов Белоруссии. В этот период, как сам потом вспоминал, пережил многое: падал в горящем самолёте на вражескую территорию, находился под угрозой расстрела…
Здесь же, в тылу врага, осенью 1942 года спас от неминуемого истребления большинство представителей еврейской общины деревни Самотевичи Краснопольского района Могилёвской области. Разведка тогда донесла о готовящейся здесь эсэсовцами этнической чистке. «Время терять было нельзя. Небольшой группой к ночи достигли Самотевичей. Застали вполне мирную картину: кто шорничает, кто конные повозки чинит, кто сапожничает. Я им говорю: «Их бин аид. Их рэд идиш. Быстрее уходите, вас хотят уничтожить». Но не все послушались моего совета. Большинство ушло, в основном молодые, некоторые из них потом стали отменными разведчиками. А оставшихся всех расстреляли от мала до велика. Я не мог успокоиться. Думал об отмщении. Руководил акцией эсэсовский вахмистр. Мы его чуть позже схватили вместе с подручными. Палач получил по заслугам. До сих пор казню себя, что не сумел тогда спасти всех...».
Вторая командировка – в конце 1943 года (здесь и ниже цитаты даются по интервью, опубликованному в альманахе МВД России «Профессионал» № 2 за 2005 год, сс. 46-48): «После восемнадцати месячного пребывания за рубежом и в партизанских краях меня решили направить в тыл противника, чтобы понаблюдать за деятельностью начальника разведки одного из крупнейших партизанских округов. Дело в том, что этот начальник во времена «ежовщины» был приговорён к расстрелу. По указанию Сталина «смертника» освободили и послали в тыл врага вести разведывательную работу. Руководители разведки хотели, видимо, точно знать, так ли на самом деле обстоят дела, как докладывал разведчик.
…Тот самый начальник разведки, к которому я был приставлен, как я понимаю, задумал выслужиться. Послал в Центр шифрограмму о том, что немцы завезли в Могилёв химическое оружие и хотят применить его против наших войск. Однако я точно знал, что никакого химического оружия в городе нет, и вдогонку послал телеграмму другого свойства. «Контора», конечно же, всполошилась: взаимоисключающая информация! Нас вызвали в Москву, разбирательство происходило в присутствии Берии. Оппонент утверждал, что сведения он получил от одного немецкого майора, последняя встреча с которым состоялась пять дней назад. Я сказал, что это неправда, так как того майора две недели назад уже взяли. Берия тут же позвонил в Генштаб, где ему подтвердили сказанные мною слова.
Берия вскочил со своего стула и отвесил начальнику разведки сочную оплеуху…».
Третья боевая командировка – зимой-летом 1944 года в ряды 1-й Украинской партизанской дивизии имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака – заместитель начальника штаба данного соединения по разведке: «У меня было своё задание, но в соединении я прошёл все должностные ступеньки: от командира взвода до командира 1-го полка. Участвовал во многих операциях и боевых действиях».
В начале 1944 года, участвуя в легендарном Львовско-Варшавском рейде, который проходил по оккупированным территориям Польши и, в том числе, в южных пределах Восточно-Прусской провинции 3-го рейха, Чехословакии и Австрии. Рейд осуществлялся под руководством профессионального военного разведчика полковника П.П. Вершигоры - будущего кавалера Золотой Звезды, генерал-майора и всемирно известного советского литератора. Офицер же госбезопасности Ю.А. Колесников выполнял, в частности, особые задания Центра, связанные с осуществлением диверсионно-разведывательной деятельности в тылу врага, чем навсегда вписал своё имя и в число участников боёв за Восточную Пруссию.
Однако наиболее ярко офицеру госбезопасности Ю.А. Колесникову выпало отличиться в ходе другого, не менее легендарного рейда - Неманского. Так, 2 июля 1944 года возглавляемая им разведгруппа партизан внезапным ударом, уничтожив при этом двадцать четыре и пленив двенадцать человек охраны, захватила полустанок Савонна, расположенный на железнодорожном перегоне Минск – Столбцы – Барановичи. Но главный итог этой дерзкой операции – богатые трофеи в виде трёх эшелонов с военными и стратегическими грузами: танками, САУ, тягачами «Татра», грузовыми и легковыми автомобилями, полевой ремонтной мастерской, различным оружием, штабными документами и углём в количестве восьми вагонов.
Подвергнувшись вскоре контратаке превосходящих сил противника подчинённые офицера госбезопасности Ю.А. Колесникова не только сумели сдержать этот натиск, но и прочно удерживали за собой полустанок до подхода сюда частей 4-го гвардейского казачьего кавалерийского Кубанского ордена Ленина Краснознамённого орденов Суворова и Кутузова корпуса.
12 июля 1944 года офицер госбезопасности Ю.А. Колесников силами сводного партизанского подразделения, состоявшего из стрелкового батальона, эскадрона конной разведки и нескольких артиллерийских орудий, захватил гродненский город Мосты и, в том числе, - подготовленный фашистами к уничтожению 186-метровый железобетонный мост через реку Неман. Успех этой операции позволил ближайшей же ночью беспрепятственно переправиться на левый берег Немана сразу двум стрелковым корпусам Красной Армии!
В тот же день, но спустя несколько часов после захвата Мостов, сводное подразделение офицера-чекиста Ю.А. Колесникова из засады наголову разгромило большую колонну вражеской пехоты, спешившую к Мостам, чтобы отбить этот город у партизан.
13 июля 1944 года вблизи всё того же города Мосты, действуя во главе подчинённых, Ю.А. Колесников обстрелял внезапно выскочивший навстречу штабной «Опель-Капитан». В результате удалось живым и невредимым захватить в плен крупного фашистского военачальника - генерала Вейдлинга. Генерал Вейдлинг, уже после того, как был отконвоирован в расположение главной партизанской базы, вскоре, увы, сумел бежать. Был прощён Гитлером и с его же благословения вступил в должность коменданта нацистского Берлина. В данном качестве в мае сорок пятого подписал акт о безоговорочной капитуляции войск Берлинского гарнизона.
Что же касается офицера-чекиста Ю.А. Колесникова, то в награду за захват столь высокопоставленного «языка» командование партизанской дивизии наградило его тем самым «опелем», а также пистолетом «Зауэр» - бывшим личным оружием генерала Вейдлинга. В 1995 году полковник в отставке Ю.К. Колесников передал этот «Зауэр» на вечное хранение в экспозицию Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве.
Ещё один подвиг датируется 23 июля 1944 года. В этот день офицер госбезопасности Ю.А. Колесников в силу сложившейся боевой обстановки (командир полка был срочно вызван в штаб дивизии, а заменивший того начальник штаба вскоре получил тяжёлое ранение) возглавил 1-й партизанский полк, который в тот самый момент, действуя на правах пехоты в боевых порядках 105-го стрелкового Краснознамённого корпуса Красной Армии, вёл тяжёлые оборонительные бои против немецких дивизий «Мертвая голова», «Великая Германия» и «Викинг» в районе белорусского города Бельска (ныне – польский Бельск-Подляски).
Быстро войдя в курс дела, офицер-чекист сумел грамотно организовать круговую оборону и чёткое взаимодействие с огневыми батареями 95-й гвардейской артиллерийской бригады, в результате чего удалось успешно отразить массированную лобовую атаку танкового полка противника: из почти полсотни брошенных фашистами в бой танков у партизанских окопов остались догорать тридцать шесть…
Всего офицер госбезопасности Ю.А. Колесников в годы Великой Отечественной войны находился в глубоком тылу противника на протяжении в общей сложности тридцати двух месяцев!
Неоднократно (по одним данным – дважды, по другим данным – трижды) представлялся к званию Героя Советского Союза, в том числе такими легендарными военачальниками Великой Отечественной, как генералы И.А. Плиев, С.А. Ковпак и П.П. Вершигора, но, увы, ни одно из этих представления в силу интриг представителей органов «Смерш» не получило реализацию: «Бумагам не давал ходу начальник особого отдела. А за что? Отбили мы у бандеравцев трёх наших бойцов, попавших в плен. Особист решил их расстрелять как предателей. И одного – младшего сержанта, героя Сталинграда – успел ликвидировать. Я заступился за остальных, и страсти накалились так, что я выстрелил в потолок. Двое остались жить, но… награды обходили меня».
Со второй половины 1944 года и до выхода в отставку в 1980 году – сотрудник оперативных подразделений аппарата советской внешней разведки НКГБ-МГБ-КГБ СССР. В частности, в 1946 году в группе с Иосифом Гарбузом, также имевшим опыт партизанской борьбы, и профессиональным разведчиком-нелегалом А. Таубманом легализовался в Палестине, где им удалось создать советские агентурные сети, действовавшие в этом регионе против Англии.
Среди заслуг Ю.А. Колесникова в качестве советского разведчика-нелегала на Ближнем Востоке – и организация успешной доставки для еврейских военных формирований из Румынии в Палестину советского стрелкового оружия.
С конца 1960-х года – в Москве, где, оставаясь на службе в структурах КГБ при Совете Министров СССР, активно занялся профессиональной литературной деятельностью. Как признался весной 1996 года в интервью американскому изданию «Новое русское слово», «без разведки не было бы меня как писателя».
В те же годы входил в состав антисионистского комитета на правах заместителя его председателя.
Является автором сборников повестей и романов «За линией фронта», «Особое задание», «Тьма сгущается перед рассветом», «Земля обетованная», «Координаты неизвестны», «Такое было время», «Занавес поднят» (за данный роман удостоен премии имени Константина Симонова, роман переведён на девять языков мира), «Лабиринты тайной войны» (за этот роман-хронику удостоен Всероссийской литературной премии имени Генералиссимуса А.В. Суворова 2004 года).
24 апреля 2001 года в Центральном музее Великой Отечественной войны в Москве на Поклонной горе состоялось официальное открытие экспозиции, посвященной боевым подвигам Ю.А. Колесникова, совершённым в годы Великой Отечественной войны в тылу врага.
Звания Героя Российской Федерации удостоен на основании Указа Президента РФ № 1226 от 7 декабря 1995 года. Формулировка: «За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в тылу врага в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». Таким образом, он стал одним из четырёх советских евреев-разведчиков, которым звание Героя было присвоено уже после развала СССР и именно Президентом новой демократической России.
Звезду Героя получил 26 февраля 1996 года в Кремле из рук первого Президента России Б.Н. Ельцина.
Кавалер большого числа государственных и иностранных наград, а также именного огнестрельного оружия, которое теперь экспонируется в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве.
Живёт и трудится в городе Москве.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 07 Сентября 2009, 21:23:47 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »