Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Тайна Янтарной комнаты  (Прочитано 4789 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Тайна Янтарной комнаты
« : 21 Апрель 2009, 13:01:27 »
Тайны ХХ века

ПО СЛЕДУ… ЯНТАРНОЙ КОМНАТЫ
Тайна, связанная с сокрытием нацистами Янтарной комнаты, остается неразгаданной до сих пор. И это несмотря на все титанические усилия самых маститых исследователей из многих стран мира! На протяжении почти всего послевоенного периода самое активное участие в поисках Янтарной комнаты принимала и калининградская милиция. Слово на сей счет - очевидцу и непосредственному участнику. Это ветеран системы отечественного МВД полковник внутренней службы в отставке Василий Акимович ЧЕПРАСОВ:
Версий в отношении того, где могла быть спрятана Янтарная комната, бесконечное множество. Приходилось слышать даже больше похожие на фантастику. Типа того, что якобы была транспортирована на подводных лодках в… Антарктиду на некую секретную базу 3-го рейха. Но у тех, кто на профессиональном уровне когда-либо соприкасался с тайной Янтарной комнаты, не вызывает никаких сомнений, что поиск этой жемчужины мировой культуры с особой тщательностью и дотошностью следует вести именно на территории современной Калининградской области. Большинство доступных источников свидетельствует о том, что если ее куда-то и вывезли зимой-весной сорок пятого, то не дальше, чем в ближайшие окрестности бывшего Кенигсберга.
Есть все основания полагать, что к началу осады советскими войсками столицы Восточной Пруссии Янтарная комната в целях удобства транспортировки и сокрытия была демонтирована с массивных дубовых панелей. Сами панели с частью янтарной декорации сгорели затем в ходе бомбежек и обстрелов Королевского замка. Их обугленные фрагменты вскоре после боев и были обнаружены специальной комиссией, работавшей под эгидой союзного НКВД, и задокументированы. Однако, будучи снятой с деревянной основы, янтарная мозаика уже легко могла бы уместиться в нескольких считанных чемоданах-сейфах. Гитлеровцы такими емкостями, предназначенными для длительного и безопасного хранения особо важных культурных ценностей, запаслись тогда в избытке. Это нечто размером с большой чемодан, но запирающееся по принципу школьного пенала. После аккуратной укладки вовнутрь уже заранее упакованных предметов хранения все швы и щели заливались снаружи специальной смолой, что делало емкость водонепроницаемой. Такой чемодан-сейф легко не только закопать в одиночку и без свидетелей, но и, скажем, замуровать в стену подвала или любой крепостной стены…
Работе специальной комиссии НКВД СССР, методично занимавшейся в поверженном Кенигсберге поиском похищенных нацистами с некогда оккупированной территории СССР культурных ценностей, премного и подробно рассказывается в бессчетных книгах, которые заполонены сегодня полки книжных магазинов. Пересказывать не вижу смысла. А посему сразу перейду к событиям более позднего периода…

Матерый нацист молчал до конца…
Уже в 1950-х розысками Янтарной комнаты усиленно ведала специальная комиссия, во внештатном режиме работавшая при Калининградском облисполкоме. В ее составе, разумеется, были и сотрудники органов правопорядка и, в частности, инженер-подполковник внутренней службы В. Якубович и майор милиции Н. Ганюшкин. А возглавлял это исследовательское подразделение второй секретарь обкома Вениамин Кролевский – человек, который был больше чем энтузиаст, а именно фанат Янтарной комнаты. Уже тогда, в 1950-х, под литературными псевдонимами он, к слову, одну за другой выпускал в свет книги и статьи, посвящённые тайнам Янтарной комнаты. Понятно, что при наличии такого заинтересованного руководителя комиссия работала энергично и целенаправленно. Однако чем глубже ее члены продвигалась по образному лабиринту из загадок и предположений, тем очевидней становилось, что все тайные нити неизменно ведут только к одному единственному фигуранту – Эриху Коху, бывшему гауляйтору Восточной Пруссии, рейсхкомиссару оккупированной Украины, обергруппенфюреру СА. Этот нацистский палач к тому времени содержался в тюрьмах соседней Польши в ожидании суда, который был назначен на осень 1958 года. Неимоверных сил стоило В. Кролевскому на самом высшем уровне СССР и ПНР добиться разрешения на встречу представителя возглавляемой им комиссии с подследственным военным преступником. Когда все формальности наконец-то оказались согласованными, в Польшу был незамедлительно откомандирован майор милиции Николай Емельянович Ганюшкин. Почему именно он? Ответ очевиден: это был профессионал из профессионалов и к тому же большой эрудит плюс человек, уверенно владеющей литературным пером: выпускник Ленинградской школы Главного управления охраны МГБ СССР; до 1953 года – офицер-чекист, а затем последовательно оперативник, эксперт-криминалист и редактор милицейской многотиражки в структурах УМВД по Калининградской области. Впоследствии – на преподавательской и ответственной руководящей работе в ведомственных учебных заведениях органов внутренних дел: сначала в Калининградской специальной средней школе милиции, а с 1964 года – во Владимирской специальной средней школе подготовки начсостава МВД…
Николай Емельянович получил возможность для личной беседы с Кохом. Встреча та состоялась в тюремной комнате для допросов. Кох от общения с советским офицером не отказался, но о судьбе Янтарной комнаты, как, впрочем, и о других укрытых в тайниках по его приказу культурных ценностях ни разу не обмолвился. Словно не слышал задаваемых ему вопросов.
С польским же правосудием Кох был куда более словоохотлив, что хотя бы видно из материалов судебных заседаний, опубликованных на русском языке в книге «Эрих Кох перед судом польского народа». Однако приходится лишь сожалеть, что в ходе судебного расследования военных преступлений этого матерого нациста польское правосудие в целом мало интересовалось фактами личного участия Коха в сокрытии награбленных фашистами в оккупированных странах и регионах СССР общемировых культурных ценностей.
Уже отбывая пожизненный срок в тюрьме польского города Барчево (кстати, это бывший восточнопрусский Вартенбург) Кох в ходе нечастых газетных интервью, словно заочно торгуясь за право помилования, неизменно намекал, что ему доподлинно известно месторасположение в современном Калининграде тайника с Янтарной комнатой. А иногда при этом даже делал более или менее конкретные указания, где именно надо искать, но то ли врал, то ли ерничал, ибо в ходе проверки все те «адреса» оказались или липовыми или же отвлекающими: в «поднятых» там тайники находилось различное военное имущество тыловых служб вермахта. Хотя, впрочем, не исключено, что, может быть, просто плохо искали?..
Остается добавить, что нацистский палач Эрих Кох скончался в стенах польской тюрьмы 12 ноября 1986 года и навсегда унес с собой в могилу известный только ему ключ-разгадку к тайне Янтарной комнаты…

Рецидивист «довел» до… министра
Три часа кряду на приеме у… министра! И ни у кого-нибудь, а у генерал-полковника (генералом армии он стал чуть позже – в 1976 году) Николая Анисимовича Щелокова! И более того, такой чести тогда удостоился номенклатурный работник, по сути, не столь уж высокого ранга – обычный начальник обычного, каких сотни других по стране… следственного изолятора. Его фамилия Андрюшин. А если полностью - Геннадий Иванович Андрюшин. Ныне это заслуженный ветеран отечественного МВД, полковник милиции в отставке. А в 1970-1972 годах по воле судьбы ему, в тот период времени подполковнику внутренней службы по специальному званию и начальнику калининградского СИЗО-1 по занимаемой должности выпало заниматься отработкой крайне заманчивой версии, которая явственно обещала стражам правопорядка раньше коллег-чекистов эту самую Янтарную комнату найти и вернуть государству. Потому-то уже на завершающем этапе и был экстренно затребован Геннадий Иванович в кабинет всесильного министра. Впрочем, обо всем по порядку.
В январе 1970 года из оперативной части одной из ИТК, дислоцировавшихся на территории Днепропетровской области Украины, в адрес начальника УВД Калининградского облисполкома комиссара милиции 3 ранга Николая Ивановича Смирнова поступила агентурная информация о том, что отбывающий в той самой колонии уголовное наказание особо опасный рецидивист Ю. Коротков вроде бы владеет какой-то определенной информацией о местонахождении под Калининградом нацистских тайников, в одном из которых, по его же, Ю. Короткова, утверждению, и хранится столь долго и безуспешно разыскиваемая Янтарная комната.
Генерал немедленно связался с первым секретарем обкома. Тогда этот пост занимал Николай Семенович Коновалов – очень уважаемый и авторитетный руководитель. В итоге было принято решение срочно командировать в Днепропетровск руководителя Калининградской геолого-разведывательной экспедиции М. Попову. Та экспедиция, поясню, чуть раньше была специально создана именно «под» поиски Янтарной комнаты.
По возвращению М. Попова доложила: информация, полученная от рецидивиста, очень похожа на правду, но без личного присутствия заявителя на месте потенциальных раскопок поисками в указанных им лесных квадратах заниматься в целом бесперспективно.
Вскоре Ю. Короткова по этапу доставили в калининградское СИЗО.
Безусловно, рецидивист многое знал, ибо, как оказалось, являлся непосредственным участником сокрытия нацистами культурных ценностей, но за свои показания выторговывал себе не только незамедлительную свободу, но и крупное денежное вознаграждение. Вот вкратце как он «пересекся» с Янтарной комнатой: был сыном полка, но в боях по освобождению Литвы угодил в немецко-фашистский плен. Не выдержав адских кругов фашистских шталагов, сломался, став в итоге одним из многих русских каламбуристов в рядах воинских формирований 3-го рейха. Подразделение, в котором служил, при приближении Красной Армии к Кенигсбергу было привлечено к вывозу и сокрытию в специально обустроенных тайниках каких-то культурных ценностей, среди которых, опять же по его словам, были и массивные ящики с янтарем.
Кстати, каждая строка в той биографии была затем досконально проверена сыщиками отдела уголовного розыска областного УВД через военные архивы и очевидцев, в том числе и путем выезда опергрупп в командировки в соседнюю Литву. Этой работой руководил высочайший профессионал своего дела полковник милиции Владимир Григорьевич Толстель.
В 1970 году склонить Ю. Короткова к сотрудничеству не удалось: упрямо выставляемые им условия были заведомо не приемлемыми. Безрезультатно помучившись с ним, его вернули обратно в колонию.
Однако через год с небольшим от оперативников той самой днепропетровской ИТК стало известно, что осужденный Ю. Коротков хотел бы продолжить торг, но только уже на более реалистичных с его стороны условиях. С этапированием, как и в первый раз, тянуть не стали. Однако теперь этого рецидивиста уже вплотную «опекал» лично начальник СИЗО подполковник внутренней службы Г. Андрюшин. Добытая им из уст Ю. Короткова информация оказалось столь существенной, что новый начальник калининградского областного УВД комиссар милиции 3 ранга Валерий Михайлович Соболев (ныне – генерал-лейтенант внутренней службы в отставке, проживает в Москве) был вынужден по телефону поочередно связаться с двумя… министрами – внутренних дел и культуры. Вскоре после того, в июле 1972 года, Геннадия Ивановича Андрюшина и затребовал себе на аудиенцию лично сам глава союзного МВД генерал-полковник Н. Щелоков. Невероятно, но факт: их беседа, как мы уже знаем, продолжалась аж три часа кряду! Ее итогом стало не только санкционированное на самом «верху» «добро» на начало поисковых работ непосредственно на местности, но и назначение кураторами этих самых работ двух замминистров: со стороны Министерства внутренних дел – генерал-лейтенанта внутренней службы И. Богатырева, а со стороны Минкультуры – В. Стриганова.
К сожалению, столь «высочайшее» кураторство сыграло только во вред делу. Так, прибывший в Калининград генерал И. Богатырев, не желая слышать никаких ответных возражений, всех без конца «строил» - срывая раздражение, всех подгонял и торопил. Его настроение я бы выразил так: «Янтарную комнату – сюда, сейчас и немедленно!». В результате в управлении царила до высшего предела нервная обстановка, сформированные и не плохо оснащенные в техническом отношении команды землекопов без конца перебрасывались с одного версионного объекта на другой, при этом ни один из тех объектов так и не был, по сути, отработан до конца и полноценно. Знаю, что одним из мест проведения раскопок стали тогда лесные окрестности знаменитого рыцарского замка Бальга…
Разумеется, что при подобной организации условно-археологических работ рассчитывать на успех нельзя было уже изначально. Понятное дело, что поиски вскоре тихо свернули якобы за их бесперспективностью…
О судьбе же самого рецидивиста Ю. Короткова известно следующее. Отбыв длительный срок наказания, он через некоторое время появился-таки в Калининграде. Это было уже в 1988 году. Его визит, само собой, не остался не замеченным со стороны соответствующих оперативных служб. Очевидно, почувствовав пристальное внимание к своей персоне, он на время затаился в ожидании, а потом, когда окончательно понял, что кладоискательством ему заняться беспрепятственно не дадут, вообще в один из дней исчез из области. Чуть позднее в Калининград по линии компетентных органов поступила информация, что данный гражданин скоропостижно скончался. Со своей смертью он унес с собою в могилу и свои же так и неразглашенные тайны…

На родине «Анхен из Тарау»
На ниве поисков Янтарной комнаты сумел отметиться (но в данном случае в хорошем смысле слова) и первый по счету министр внутренних дел независимой России генерал-лейтенант внутренней службы А. Дунаев. Но только это было двумя-тремя годами раньше, чем состоялось его назначение на пост главы МВД РСФСР. В 1986-1990 годах, напомню, Андрей Федорович, будучи в звании генерал-майора милиции, возглавлял Калининградскую специальную среднюю школу милиции МВД СССР.
Объектом возглавляемой им поисковой экспедиции стал тогда поселок Владимирово Багратионовского района, а точнее - старинная кирха бывшего церковного прихода Тарау. Тарау же – это прежнее немецкое название поселка Владимирово. В Анналы всемирной истории Тарау, для тех, кто не пока неосведомлен, вошел благодаря крайне популярной в германоязычных странах, начиная с XVII века, песни «Анхен из Тарау». Ее в 1636 году, во времена Тридцатилетней войны, написали известный кенигсбергский поэт Симон Дах и не менее известный немецкий композитор Генрих Альберт (он же с 1639 года - органист Кафедрального собора в Кенигсберге).
Эта песня о любви и верности. А воспевается в ней день свадьбы Анхен Неандер - дочери пастора, служившего в кирхе нынешнего поселка Владимирово.
В конце 1980-х название бывшего Тарау облетело уже газеты страны Советов черной новостью: там под видом поисковой экспедиции, якобы разыскивающей следы Янтарной комнаты, в поисках сокровищ до актов откровенного вандализма опустились некие заезжие из Риги археологии.
Насколько понимаю, Андрей Федорович как человек публичный и деятельный не мог остаться равнодушным к тем кричащим сообщениям. Организовал собственную экспедицию. Под его началом курсанты в поисках устроенных нацистами тайников тщательно обследовали развалины кирхи и близлежащие окрестности, а еще – как могли устранили последствия варварского «набега» рижских горе-кладоискателей…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Такой Янтарная комната была представлена на довоенных открытках для экскурсантов, посещающих Екатерининский дворец в городе Пушкин (бывшее Царское Село):

Кенигсберг, апрель 1945 года:


Сегодня кирха Тарау больше напоминает развалины. Фото из двухтомного каталога «Памятники истории и культуры Калининградской области»:
« Последнее редактирование: 15 Октябрь 2016, 14:39:35 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #1 : 11 Сентябрь 2009, 22:53:21 »
С любезного разрешения автора, моего друга и коллеги, кавалера ордена Мужества Александра Рябушева, представляю его материал, опубликованный 11 сентября 2009 года в приложении «Независимой газеты» «Независимое военное обозрение»:

ОСТРОВ СОКРОВИЩ ВОСТОЧНАЯ ПРУССИЯ
Здесь теряются следы тысяч экспонатов из советских музеев
Настоящим островом сокровищ для краеведов, историков, археологов и даже политиков продолжает оставаться главный военный трофей СССР – Калининградская область. И сегодня архивные следы тысяч культурных ценностей, вывезенных гитлеровцами из Советского Союза, теряются на территории бывшей Восточной Пруссии.
О ситуации, связанной с сокровищами Кенигсберга, корреспондент «НВО» решил поговорить с главным экспертом по поиску исторических и художественных реликвий регионального Министерства культуры, заслуженным работником культуры России, полковником в отставке Авениром Петровичем Овсяновым. Он почти 40 лет посвятил не только службе в вооруженных силах, но и кропотливой работе в архивах Германии, Польши, России, в том числе и в особо закрытых министерстве обороны и КГБ СССР. Был научным и военным консультантом во многих экспедициях, занимавшихся поисками Янтарной комнаты.

- Авенир Петрович, в Калининградской области уже выросло третье поколение кладоискателей, мечтающих найти Янтарную комнату. Могли бы вы напомнить нашим читателям обстоятельства ее исчезновения?
- Янтарная комната – это только главный символ исследований архивистов, поисковиков. По архивным документам, с которыми мне пришлось ознакомиться и проанализировать, могу сказать: с первых же дней оккупации в Ленинградской области появились немецкие искусствоведы-эксперты. В районе действия группы армий «Север» имел хождение особый перечень, подготовленный по указанию Гитлера Нильсом фон Хольстом 24 июня 1941 года. Перечень включал в себя 55 объектов с точным указанием местонахождения; из них 17 музеев, 17 архивов, 6 церквей и библиотеки. 24 июня вышел специальный указ Гитлера о том, что «прерогатива фюрера» по отбору произведений искусства распространяется «на все оккупированные немецкими войсками области».
Также в разделе:
О вывозе награбленных сокровищ рассказывают документы 18-й армии и свидетельства очевидцев, с которыми мне приходилось встречаться. Эрих Кох, гауляйтер Восточной Пруссии, предоставил 18-й армии колонну грузовых машин, подвозивших на фронт боеприпасы. В Пруссию эти грузовики в сентябре–октябре 1941 года возвращались с грузом награбленного имущества. В полевом дневнике командования группы армий «Север» встречается следующая запись, сделанная уже 29 сентября 1941 года: «Ротмистр граф Сольмс из штаба группы армий, которому поручено отобрать произведения искусства в императорских резиденциях, просит поставить охрану в Пушкине, где взрыв авиабомбы причинил некоторые повреждения. В настоящее время солдаты на передовой линии фронта могут своими неосторожными действиями нанести дворцу ущерб, в связи с чем охрана поручена 50 армейскому корпусу». Документ из архивов 50-го армейского корпуса впервые дает нам точную дату вывоза художественных ценностей и, что особенно важно, Янтарной комнаты – 14 октября 1941 года.
Спустя 25 лет, в 1966 году, граф Сольмс заявил, что он в самом деле занимался «эвакуацией» ценностей из Екатерининского дворца и, в частности, Янтарного зала: «Отдельные детали Янтарной комнаты были тщательно упакованы в ящики и через Плескау (Псков) отправлены в Ригу... В конце концов эти ящики каким-то образом попали из Риги в Кенигсберг». В пяти железнодорожных вагонах, отправленных в Кенигсберг, находились не только янтарные панели, но и огромное количество самых разных произведений искусства. Среди них бронзовая скульптура Екатерины Второй из Царского села, изготовленная скульптором Микешиным. До сей поры ее не нашли, но, изучая архивные документы, можно с большой долей вероятности утверждать, что она, по свидетельствам солдат вермахта из гарнизона 3-го форта Кенигсберга, находилась в казематах этого сооружения до зимы 45-го. Кстати, в этом хорошо сохранившемся немецком форте несколько лет назад участниками организованной при моем содействии экспедиции калининградского областного Историко-художественного музея обнаружена большая коллекция старинных прусских монет, женских украшений, предметов быта и образцы древнего прусского оружия.
Также в разделе:
Ни для кого не секрет, что вместе с коллекцией стрел, луков, наконечников, мечей из экспозиции музея «Пруссия» она размещалась в орденском Королевском замке. Именно в нем в Кенигсберге и располагалось управление по приему и распределению трофейных музейных ценностей, которые распределялись не только для музеев Кенигсберга, но и для личных музеев Гитлера в Линце и Баварии, рейхсмаршала Геринга. В 1942 году, как свидетельствуют газеты Кенигсберга, именно в Королевском замке была выставлена Янтарная комната, вместе с другими экспонатами из Гатчины и Екатерининского дворца.
А всего, начиная с окончания освобождения Восточной Пруссии и до сегодняшнего дня, занималось поисками Янтарной комнаты и другими похищенными из дворцовых комплексов Ленинградской области ценностями почти 30 экспедиций. Это те, кто официально получил разрешение от советских властей или работал, как, например, Калининградская геолого-археологическая экспедиция во главе с Еленой Стороженко по заданию правительства РСФСР в период с 1969 по 1983 год. Всего было обследовано поисковиками около 150 объектов. Это казематы, крепости, форты, кирхи. Имения известных нацистов, включая виллу Эриха Коха в нынешнем поселке Майском. Именно с экспедиции Стороженко, можно сказать, началась моя научная краеведческая, историческая и исследовательская деятельность в архивах и в экспедициях по тематике пропавших произведений искусства. В 1974 году, будучи преподавателем Калининградского высшего военно-инженерного училища в звании подполковника, я был откомандирован в распоряжение Елены Стороженко. Затем консультировал работу ряда иностранных экспедиций, в том числе и журнала «Шпигель», ведущего поиски награбленных немцами сокровищ в нынешнем Балтийске, в средневековом замке «Лохштед». А затем помогал и американцам из компании «Всемирные поиски», обследовавшим в 1994 году многие объекты, в том числе замок Бальгу. Кстати, последняя экспедиция, занимавшаяся поисками утраченных сокровищ, которая была организована столичными чекистами, работала тоже на Бальге летом прошлого года. Уехали они несолоно хлебавши. Короче говоря, ничего не нашли, породив кучу домыслов и слухов о спрятанных на Бальге уникальных сокровищах.
– А вы не могли бы назвать причины низкой результативности этих поисков?
– Анализ многочисленных документов, отражающих процесс организации работы поисковых групп, а также обстоятельные беседы с участниками и организаторами экспедиций позволяет сделать следующие выводы:
– упущены оптимальные сроки розыска по горячим следам в первые послевоенные годы, особенно с 1945 по 1948 год, когда на территории нашего региона еще проживало немецкое население, а Калининград не подвергся интенсивной застройке и перепланировке;
– несмотря на то что среди организаторов поисков было немало инициативных и деятельных людей, уровень компетентности многих из них оставляет желать лучшего. Слабая искусствоведческая подготовка, незнание иностранных языков, крайне приблизительное представление картографических, градостроительных и краеведческих особенностей Кенигсберга, а также отсутствие ясных представлений об общем контексте событий, происходивших на этой территории в 40-е годы;
– слабая техническая оснащенность. Даже Калининградская геолого-археологическая экспедиция, оснащенная буровой установкой, экскаватором, бульдозером и компрессором, не могла в полной мере использовать их из-за постоянного отвлечения на выполнение других работ по указанию местных властей;
– существование железного занавеса и запретительной практики, связанной с правовой неурегулированностью вопросов выезда за рубеж и въезда в страну в закрытую до 1991 года для иностранцев Калининградскую область, затрудненное получение информации от иностранных граждан и пресловутый остаточный принцип финансирования. Положение усугублялось бытовавшим среди руководителей партийных органов резко отрицательным отношением к каким-либо исследованиям и практическим работам, затрагивающим историческое прошлое Калининградской области, усматривающих в этом наличие определенного политического контекста.
Но главное, мы точно не знали, что нам искать. По материалам чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний гитлеровцев было известно лишь, что ущерб нанесен 64 особо ценным музеям из 427 пострадавших советских музейных хранилищ. Из них 173 музея было разграблено немцами на территории России.
В послевоенные годы архивные документы по этой тематике были засекречены, не обработаны и не систематизированы. Они были доступны узкому кругу лиц с Лубянки, имеющим доступ к работе с грифом «совершенно секретно». Немцы, разоряя наши музеи, дворцовые комплексы, библиотеки, учреждения культуры, похищая книги и каталоги, уничтожали их инвентарные номера, учетную и другую документацию. До распада Союза у нас не было единого реестра «сводного каталога культурных ценностей, утраченных в период Второй мировой войны». Хотя почти во всех европейских странах, разоренных фашистами, в полном объеме подобные каталоги появились почти сразу – не позднее чем через пять лет после войны. У нас же работы по изданию такого каталога начались лишь после создания при правительстве России государственной комиссии по реституции культурных ценностей в 1992 году. За это время, в том числе и при моем участии, издано 15 томов, 35 книг этого каталога, где, правда, еще пока не в полном объеме названы музейные экспонаты и художественные ценности, подлежащие розыску. А это примерно около ста тысяч предметов, наиболее ценных реликвий из музеев Ленинградской, Псковской и Калужской областей. Этот сводный каталог является государственным международным юридическим документом России, обязывающим владельцев известных аукционов типа Sotheby’s и Christie’s в случае появления разыскиваемого культурного наследия России возвращать его законным владельцам, тем, у кого они были похищены. Одним словом, сегодня мы знаем на 90% что искать и уже не работаем, как раньше, вслепую.
- И что же сегодня ищут современные кладоискатели на калининградской земле?
- В розыске числится 11 тысяч 641 экспонат из белорусских музейных хранилищ и учреждений культуры. Это иконы, живописные полотна, мебель, посуда, церковная утварь. Одним из самых ценных предметов является затерявшийся на просторах Восточной Пруссии золотой крест с бриллиантами Евфросиньи Полоцкой из могилевского бронированного сейфа-комнаты. Экспонаты из пригородных музеев Ленинградской области: Гатчины, Пушкино, Петродворца. Около 20 тысяч предметов, посуда, фарфоровые вазы, живописные полотна Г.Шпильберга, Л.Мейнаври, Г.Зегерса, Н.Рениеи и других, мебель красного дерева XVIII века, скульптуры, около 5 тысяч томов книг и рукописей из Александрийского дворца, наборный паркет из Лионской гостиной Екатерининского дворца, экспонаты Музея Русского искусства в Киеве, живописные полотна – свыше тысячи штук, иконы из Киево-Печерской лавры – около 1000 штук, кавказские сабли и кинжалы из музеев Таганрога.
А еще драгоценные металлы и камни, находившиеся в ведении государственных органов нацистского режима, в том числе СС, СД, и НСДАП в виде слитков золота, серебра, платины, золотых и серебряных монет, драгоценных камней и изделий из драгоценных металлов. Значительная часть ценностей, сосредоточенных в руках спецслужб гитлеровской Германии, была спрятана в специально оборудованных тайниках и подземных укрытиях. Информация об этих объектах носила характер государственной тайны и не подлежала оглашению ни при каких обстоятельствах.
– В вашем архиве есть фотографии исторических ценностей из музеев Гатчины, Пушкино, Берлина, Италии, которые находятся нынче в частных калининградских коллекциях. Каким образом вам удалось на них выйти?
– Некоторые на доверительной основе обратились ко мне, чтобы я определил их ценность, при этом просили не разглашать их имен и фамилий. Встретиться с таинственными заявителями и определить, что у них на руках находятся действительно уникальные исторические реликвии мне удалось прежде всего благодаря большой многолетней работе в архивах. Так, в одном из государственных музеев российской столицы есть опись культурных ценностей, сделанная в июне–июле 1945 года при раскопках в орденском королевском замке Кенигсберга и подлежащая отправке в Москву. Опись произведена профессором Государственного исторического музея Александром Брюсовым. Когда закончились бои, он первым из специалистов по искусствоведению прибыл в Кенигсберг и начал поиски Янтарной комнаты. И наткнулся в подвалах замка на большое количество ценностей. Среди них оказались 10 живописных картин, три из Днепропетровского музея, картины на дереве из мастерской Вероккио XV века, «Богоматерь с младенцем на троне с изображением святых Августина, Бенедикта, Амвросия» – дар Берлинского музея Кенигсбергскому, портрет Фридриха Великого, художественные произведения из серебра, фарфора, меди и олова XV–XIX веков, большая коллекция фарфоровых слепков с медалей, четыре нераспечатанных ящика с особо ценными образцами фарфора и фаянса (сервизы из китайского и японского фарфора). Был и шкафчик из Гатчины с литыми бронзовыми фигурами и перламутровой инкрустацией начала XIX века. Всего в перечне оказалось 116 пунктов.
В июле 45-го года профессор Брюсов договорился с нашими военными, что этот груз, который был упакован в 30 ящиков от боеприпасов с описью, будет отправлен поездом в Москву на Чистые Пруды в адрес Комитета по делам культурных учреждений при Совете Министров РСФСР. Брюсов сдал груз на хранение для ожидания очереди на погрузку на железнодорожный состав, сдал в государственный архив Кенигсберга. Причем груз сдавался под охрану часовых Кенигсбергской комендатуры. Сам профессор Брюсов уехал срочно в Москву и был уверен, что командование комендатуры его не подведет. Но на деле 30 ящиков почему-то не оказались в Москве...
Представьте теперь, что спустя десятилетия ко мне обратились заявители и попросили выяснить, что за скульптуры достались им в наследство от своих отцов, известных генералов, участников штурма Кенигсберга. Оказался мраморный торс юноши со щитом работы скульптора Вивде, мраморный бюст женщины того же скульптора – подарок Кенигсбергу от Муссолини. В общем, предметы из тех самых пропавших в 45-м ящиков, из описи профессора Брюсова. Причем никаких оснований для изъятия исторических обнаруженных ценностей нет. Эти калининградцы – законные владельцы, так как, к примеру, портрет Мадонны работы Цыганелли достался им по наследству, как и подарки Кенигсбергу от Муссолини. Согласно правовым нормам российского законодательства они являются «законными приобретателями».
- И много таких коллекционеров в Калининграде?
- Хватает. К примеру, в начале 90-х родственники Героя Советского Союза генерала Соммера, именем которого названа улица в центре Калининграда, подарили немецкий трофей работы немецкого скульптора Кауэра местной художественной галерее. Многим достались трофеи по наследству от участников штурма Кенигсберга. Другим – от родителей–переселенцев, которым в 46–48-м годах немцы, чтобы не умереть с голоду, продали антиквариат по дешевке на черном рынке. Есть и те, кто откопал государственные награды СССР и Третьего рейха в местах боев. Картины и ценные вещи находили и «кладоискатели» первой волны, которых хватало среди переселенцев. И не все в эпоху кризиса сегодня согласны имеющиеся у них ценности передать музеям Калининграда.
Александр РЯБУШЕВ.
Калининград.

НА СНИМКЕ: старый Кёнигсберг до сих пор скрывает много тайн и загадок.
Фото автора.
« Последнее редактирование: 12 Сентябрь 2009, 09:10:19 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 523
  • Роман Никитин
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #2 : 07 Ноябрь 2013, 23:10:01 »
Заметили интересную тенденцию? Какая коллекция похищенных нацистами предметов искусства ни обнаруживается, все время вспоминают "Янтарную комнату". Будто без нее искусство - не искусство. Хорошо все-таки в свое время эту тему Юлиан Семенов раскрутил при поддержке сами знаете кого... Но, может, хватит уже? Лучше бы опубликовали полный перечень шедевров. Что, да из каких музеев или собраний было вывезено...
http://news.mail.ru/society/15548841/?frommail=1
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #3 : 18 Сентябрь 2016, 09:09:53 »
Фоторепортаж от 17 сентября 2016 года военного журналиста Григория Алексеевича Зуевича с Площади маршала Василевского в Калининграде, где с внутренней стороны крепостной стены былого Кёнигсберга городские строители случайно вскрыли некое подземное укрытие, сложенное из старинного кирпича:












Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #4 : 14 Февраль 2017, 16:18:45 »

Порт калининградского города Мамоново Калининградской области. Фото Михаила УРСУЛА.

По одной из расхожих версий, янтарная комната якобы была тайно вывезена из Кёнигсберга на борту одной из таких вот железобетонных барж. Кстати, вот здесь о тех же самых баржах, что и на фото выше: http://www.kaliningrad.kp.ru/daily/26642.5/3661598/
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 523
  • Роман Никитин
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #5 : 14 Февраль 2017, 17:32:22 »
Вижу, гипотеза с замком Пасленк тут также не озвучивалась:
http://izvestia.ru/news/662419
Впрочем, одна "польская" версия уже была, и по ней - тишина с прошлого года:
http://www.rosbalt.ru/style/2016/04/22/1508979.html
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #6 : 11 Апрель 2017, 15:59:03 »

В Сети сегодня вновь озвучена не одно десятилетие уже гуляющая в библиографии, посвящённой поискам Янтарной комнаты, расхожая байка о мифическом советском чекисте, который якобы трагически погиб, когда шёл по следу Янтарной комнаты: «В 1945 г. в Кёнигсберге майор госбезопасности Иван Курица узнал о человеке, который может указать тайник с сокровищами Янтарной комнаты. Вскочив на мотоцикл, офицер поспешил на встречу со свидетелем. Но кто-то натянул проволоку поперек дороги, мотоциклисту отрезало голову. А того, к кому спешил майор, нашли дома задушенным». Источник: «Загадочные смерти при попытках найти Янтарную комнату», http://russian7.ru/post/zagadochnye-smerti-pri-popytkakh-nayti-2/
Ну не было такого майора в структурах правопорядка и безопасности послевоенного Кёнигсберга – НЕ БЫЛО! Не значится такой офицер и в доступных списках безвозвратных потерь НКВД-НКГБ!

« Последнее редактирование: 11 Апрель 2017, 16:05:04 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 744
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Тайна Янтарной комнаты
« Reply #7 : 17 Октябрь 2017, 17:39:19 »
Новость дня. Отсюда: http://vm.ru/news/425106.html
«Специалисты организовали поиски недалеко от Дрездена после того, как с ними связался «надежный источник».
Немецкие ученые заявили, что в одной из пещер Рудных гор на юге Саксонии может быть спрятана знаменитая Янтарная комната.
Ученые Леонард Блуме, Гюнтер Экардт и Петер Лор организовали поиски недалеко от Дрездена после того, как с ними связался «надежный источник», по сведениям которого комната должна находится именно там. Один из специалистов просканировал с помощью радара почву в пещере Принца и нашел полости, похожие на бункер.
- На стенах мы нашли следы от стальных кабелей, которые использовались для опускания грузов на глубину. По данным георадара, под пещерами скрывается система тайных тоннелей, – пояснил Гюнтер Экард в интервью The Daily Mail.
Также ученые считают, что Янтарная комната может быть спрятана именно в этом месте, потому что недалеко от него находилась железнодорожная станция, на которой в 1945 году был замечен поезд из Кенигсберга. По предположениям специалистов, в пещере может быть спрятан клад последнего монарха Германской империи, кайзера Вильгельма Второго. На данный момент ученые ищут средства на продолжение своей работы в данной области».
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »