Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Узники шталага-13Д  (Прочитано 31064 раз)

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #20 : 06 Август 2017, 19:57:05 »
Известная на военно-поисковых форумах Татьяна Николаевна Секэй в настоящее время работает в международном проекте, связанном с военнопленными шталага-13Д в Нюрнберге, погибшими и оставшимися в живых. Для создания в рамках проекта различных экспозиций ведется сбор на них документов и биографических сведений, фотографий мирного времени и с военной службы.
Раньше немного сотрудничал с Т.Н. Секэй в одной теме. Тогда мне удалось найти в Волгоградской области родственников, а от них получить биографические данные и довоенное фото одного из 5 пленных офицеров, бежавших из рабочей команды офлага-62 (ХIII D) в недалеком от Нюрнберга Хаммельбурге, которые в течение более месяца были по одному, по два схвачены, переданы в гестапо Нюрнберга, где их, без сомнения, казнили. Еще на троих из них получил копии перскарт (ПК-1), которые хранятся в облархивах в Пензе, Воронеже и Иванове. И нашел в Воронеже родных сына и внучку лейтенанта Матвеенко, которым не была известна его судьба. Копия ПК-1 и некоторых других документов фильтрационного дела офицера, которые у меня оказались, были этим родственникам отправлены.
По просьбе Татьяны Николаевны в последние три недели собирал такие сведения о двух лейтенантах из г. Пятигорска, находившихся в лагере ХIII D, искал их потомков.
Поиск, особенно, по одному из них, с одной из самых «редких» фамилий – Сидоров, изначально не обещал успеха.
Свою поддержку в виде письменных запросов в организации, ведающие учетами граждан, выразил готовность предоставить Клименко А.А., член Координационного совета Поискового Движения России, он же представитель ПДР в СКФО, который работает в нашем городе.
Но не потребовались. Глядя на распечатанные в цвете перскарты и поняв суть дела, люди во всех без исключения таких организациях и учреждениях города, куда пришлось обратиться, что называется, «проникались» и помогали.
По менее перспективному вначале поиску родных лейтенанта А.И. Сидорова результат появился первым.


Номер записи в ОБД – 272197088. Сидоров Александр Иванович 22.04.1906 г.р., уроженец города Пятигорска. Офицер некоего 73 сп. 17.05.1942 года пленён противником под некоей Александровкой. Лагерный номер – 14400. Погиб в шталаге-13Д. Источник – ЦАМО: Картотека пленённых советских офицеров, ящ. № 216, лл. 1332-1334об. https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272197088

Согласно записям в ПК-1, советский военнопленный А.И. Сидоров умер 10 мая 1943 года в лазарете шталага-13Д. Этот лагерь дислоцировался в предместье Лангвассер немецкого города Нюрнберг. Похоронен же был на следующий день, 11 мая, на лагерном кладбище, в могиле № 1434.
Имя Сидорова, как установлено, имеется на одной из плит кладбища, где хоронили военнопленных (фотографию обещают прислать).
Затруднительно определить, что за 73-й стрелковый полк (73 IR) был местом службы до плена. И само место пленения – Александровка (в зеленых картах вариант – Александров). Пока две версии: Крым, Краматорск.
В ПК-1 адрес места жительства Т.Ф. Сидоровой Т.Ф.: г. Пятигорск Орджоникидзевского (ныне Ставропольского) края, ул. Университетская, д. 49.
С учетом густоты сохранившихся старых, еще дореволюционных, застроек, такой номер по нынешней Университетской должен был находиться в кварталах, прилегающих к ж.д. вокзалу: https://www.google.de/maps/@44.0377084,43.059377,371m/data=!3m1!1e3?hl=de
Старых планов-схем города в местном БТИ не нашлось. Улицы в этом районе перед захватом немцами города в августе 1942 года подвергались бомбежке, после войны долго были пустыри. В тех кварталах в настоящее время – большие здания послевоенной или недавней постройки, большей частью предприятий, учреждений, также жилые.
Оправдалась мысль о поиске вначале детей А.И. Сидорова. Выявлялись люди с подходящей датой рождения, с той же фамилией и отчеством Александрович – Александровна.
Нашелся документ: Сидоров Геннадий Александрович 08.03.1935 г.р., уроженец г. Горького. Проживал: г. Пятигорск, ул. Октябрьская, 30, кв. 16-А. Умер в Пятигорске 12.03.1980 года. Жена – Сидорова Нина Васильевна. Мать – Сидорова Татьяна Федоровна. Отец – Сидоров Александр Иванович.
В данном адресе с самой даты приватизации квартиры в середине 1990-х гг. жили люди с другими фамилиями, квартира продавалась пять раз (сам смотрел домовую книгу). Сидоровых во дворе никто не вспомнил.
Но вскоре нашлась дочь Геннадия Александровича (внучка погибшего офицера) – Короткова (в девичестве Сидорова) Наталья Геннадьевна. Родилась в Пятигорске в 1959 году.
Проживает по улице Калинина в одном из домов в квартале, непосредственно прилегающем к известной достопримечательности города – стелам-воротам, ведущим к месту дуэли М.Ю. Лермонтова: https://www.google.de/maps/@44.0581358,43.0704663,555m/data=!3m1!1e3?hl=de
2 августа с.г. встретились у нее дома. Наталья Геннадьевна работает врачом. Живет вместе с сыном, дочерью и ее дочерью (праправнучка лейтенанта).
К сожалению, в семье никогда не было ни одной его фотографии, эта с перскарты стала первой.
Сидоровы и после войны долго жили в доме № 49 по Университетской улице. В 1960-х гг. старый дом снесли, на его месте построили предприятие № 11 (геодезии и картографии, существует поныне), а семья переселились недалеко, на соседнюю улицу. Позже получили квартиру в новом доме на ул. Калинина. Здесь, уже после смерти отца Натальи, умерла в 1986 года ее бабушка Татьяна Федоровна – вдова А.И. Сидорова.
У Татьяны Федоровны было пять сестер, все жили в г. Горьком. Контактов с той родней нет очень много лет.
Геннадий Александрович в 16 лет уехал в Мурманск учиться в мореходное училище, потом еще три года работал матросом, затем вернулся домой. Получал ли он пенсию за отца, не вернувшегося с войны, неизвестно, никогда о ней не слышала. Его жена Нина Васильевна, 1926 г.р., мать Натальи, умерла в 1987 году.
Наталья Геннадьевна не знала, что ее дед был офицером. До войны он, со слов отца, работал в Пятигорске на строительстве домов (и в ПК-1 гражданская специальность указана: техник-строитель). На фронт ушел в первые дни войны. Пропал без вести. Никаких других сведений в семье не было. Приходило ли какое-то извещение в отношении деда, тоже неизвестно (в военкомате такого извещения тоже не нашлось, проверял за период 1943-1947 г., а за время до оккупации в августе 1942 года документы не сохранились).
Дети Натальи: сын – Коротков Михаил Иванович, 1991 г.р., экономист; дочь – Дряева (Короткова) Анна Ивановна, 1982 г.р., технолог пищевого производства; внучка (дочь Анны) – Дряева Екатерина, 15 лет.
У Натальи Геннадьевны из документов на старших родственников хранятся только свидетельства о смерти бабушки Т.Ф. Сидоровой и отца Геннадия Александровича.
Родственникам рекомендовано направить запросы в архивы для получения других документов на А.И. Сидорова.
На первом снимке – потомки лейтенанта А.И. Сидорова: внучка Наталья Геннадьевна (в центре), правнук Михаил Иванович, праправнучка Екатерина:



Только что пришла дружеская подсказка: «наш» лейтенант А.И. Сидоров значится в документах с годом рождения 1907-м. А ещё он уроженец Москвы, а не Пятигорска, как то указано в ПК-1. И полк его стрелковый – не 73-й, а 1173-й. Данные на жену, в том числе ее адрес в Пятигорске, совпадают:
Номер записи в ОБД – 74649453. Сидоров Александр Иванович 1907 г.р., уроженец Москвы. Командир роты 1173 сп 349 сд, лейтенант. Пропал без вести в мае 1942 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 629, л. 12об.
https://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/011/033-0011458-0629/00000025.jpg&id=74649452&id1=f448dfbddfa8aab8dbaf4573715e5047 – под № 107:

Это – приказ ГУК НКО СССР за № 0441 от 21 февраля 1945 года об исключении офицерского состава, пропавшего без вести в боях против немецко-фашистских войск, из списков Красной Армии:
«По Ставропольскому крайвоенкомату:
107. Лейтенант СИДОРОВ Александр Иванович – командир роты 1173 стрелкового полка 349 стрелковой дивизии. Пропал без вести в мае 1942 г. 1907 г.р., уроженец г. Москвы. Жена СИДОРОВА Татьяна Федоровна, г. Пятигорск, ул. Университетская, 49. Список вх. 046427»
.
Карта. Положение 9-й армии на 17.05.1942 года – южный фас Харьковского «котла»: http://piccy.info/view3/11440865/3f19eec0c89a80b41182322c29a3fa5e/ На ней – место пленения лейтенанта А.И. Сидорова: Александровка-2, что западнее Краматорска...
« Последнее редактирование: 10 Август 2017, 16:47:57 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #21 : 07 Август 2017, 07:47:48 »
Фотография мемориальной плиты с именем А.Сидорова - одной из сорока имеющихся в месте захоронения советских военнопленных на Южном кладбище Нюрнберга (район Лангвассер).
Прислал Феликс Измайлов (Москва).


« Последнее редактирование: 07 Август 2017, 08:13:03 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #22 : 11 Сентябрь 2017, 23:19:03 »
А здесь – о результатах поиска родных погибшего лейтенанта С.И. Лисевицкого.





Номер записи в ОБД – 272071521. Лисевицкий Сергей Александр Иванович, 30.01.1921 г.р., уроженец города Пятигорска. Офицер 61 сп. В плен попал 19.09.1941 г. в районе некоего н.п. Гребянка. Лагерный номер – 7969. Находился в шталаге-13Д, рабочая команда 10204.
8.09.1944 г. был передан из лагеря в гестапо. Источник – ЦАМО: Картотека пленённых советских офицеров.
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272071521
Данный лагерь дислоцировался в предместье Лангвассер немецкого города Нюрнберг.
Данных о дате смерти и месте захоронения пока нет. Не исключено, что захоронен был на кладбище того же лагеря в Лангвассере. По сообщению поисковика Ф.Измайлова (Москва), располагающего фотографиями всех плит с именами похороненных на данном кладбище, имени С.И. Лисевицкого на них нет.
61-й стрелковый полк (61 IR), в котором на дату пленения служил Лисевицкий, входил в состав 45-й стрелковой дивизии. Место пленения «Гребянка» – это, по-видимому, станция Гребёнка Полтавской области, в 150 км восточнее Киева. Таким образом, Лисевицкий попал в плен, находясь в т.н. «киевском котле».
Не нахожу в ОБД Мемориал приказа ГУК НКО СССР (или его послевоенного преемника) об исключении данного офицера из списков Красной Армии.
В ПК-1 по-немецки записан адрес места жительства родственницы Лисевицкой Агриппины: г. Пятигорск (прежнего Орджоникидзевского, а ныне Ставропольского края), Красная Слободка, 4-я Линия, д. 38 (в переводе название этого района города и адрес в целом даны в искажении: «Красная Слобода 4, д. 38»).
В г. Пятигорске улицы с номерными Линиями имеются только в южной части города, в поселке Горячеводский. До посещения городских организаций, ведающих учетами граждан (о нем еще предстояло договариваться) выехал в этот район, где опросил жителей соответствующих кварталов 4-й Линии.
https://www.google.de/maps/@44.0152364,43.0902609,466m/data=!3m1!1e3?hl=de
Некоторая перенумерация домов после войны, как определилось на месте, имела место в связи с переменой границ участков, разделением домовладений. Определил, что прежний 38-й номер дома в настоящее время находился на месте нынешних домов 42 или 44. Все домовладения в этой части улицы были куплены нынешними жителями не ранее середины 50-х гг. Часть домов – послевоенной или совсем недавней постройки. Наибольший возраст старожилов, которых удалось там найти, – 60 – 65 лет. Никто из опрошенных жителей фамилию Лисевицких вспомнить не смог. Название «Красная Слободка» им также ничего не говорило.
В настоящее время это название в Пятигорске не употребляется. Кроме основного городского массива (центр), входящие в него другие части (окраинные поселки) имеют названия: Горячеводский, Свободы, Энергетик. Есть районы основного города, административно не выделенные, но с официально закрепленными устоявшимися названиями, например: Новопятигорск, Белая Ромашка, Бештау. Есть такие неофициальные названия районов, как «Гора Пост» (бытует поговорка: «Всё, что из обуви и одежды продают на рынках Пятигорска, шьют армяне на Горе Пост»). Но о Красной Слободке, проживая в городе более 20 лет, я и сам не слышал, и, – как потом, столкнувшись с такой загвоздкой, нарочно спрашивал, – не знают и представители последних поколений местных жителей.
Помог определиться представитель поколений старших.
Посетив безотлагательно, с той загвоздкой в голове, городской совет ветеранов, попросил поискать в их базах данных (списках 7 разных категорий ветеранов): нет ли хоть каких-то Лисевицких или людей с похожими фамилиями. Оказалось – ни одного.



Но один из сотрудников совета в разговоре заметил, что «Красная Слободка» – не невидаль. Он сам родился и вырос в этом районе города, название которого теперь, действительно, знакомо лишь «самым-самым» старожилам. Вскоре после войны улицы в том районе были переименованы, а до того именовались, как и в Горячеводске, Линиями. Этот район города до войны и во время нее находился на его западной окраине, к северу от ж.д. вокзала, и был ограничен с юга линией железной дороги, с запада и востока – улицами Ессентукская и Комарова (названий не меняли). С севера границей являлась нынешняя улица Розы Люксембург. Она была тогда 9-й Линией, а улицы южнее, в сторону вокзала, уменьшались по номерам, и 4-й Линией была нынешняя улица Мира. Название района сохранилось лишь в нынешнем названии 8-й Линии, ставшей улицей Краснослободской. А Гора Пост – это прилегающий с востока массив кварталов.
https://www.google.de/maps/@44.0420674,43.0421772,857m/data=!3m1!1e3?hl=de
Определить, где на улице Мира мог находиться дом Лисевицких с номером 38, оказалось бесполезной затеей, т.к. и нумерация домов на ней в прежние времена начиналась от линии ж.д., а не от Верхнего Рынка, как теперь, и предприятие немалое (завод «Импульс») было построено как раз на четной стороне улицы.
Ни одного из Лисевицких не оказалось и на учете в военкомате Пятигорска. В деле с извещениями на погибших и пропавших без вести в ВОВ документа в отношении С.И. Лисевицкого не нашлось.
Но ждала удача: документ, который сразу вывел поиск из тупика.
В картотеке подразделения по учету офицеров запаса сохранилась карточка личного дела лейтенанта медслужбы Лисевицкой Любови Ивановны, 1923 г. рождения, уроженки г. Пятигорска.
Карточка оформлена в 1949 году. С воинского учета Любовь Ивановна была снята 2.01.1974 г. по достижении предельного возраста нахождения на этом учете. Личное дело офицера запаса, имевшее архивный № 3384, уничтожено по акту от 15.01.1980 г. Работала в должности доцента в Пятигорском фармацевтическом институте. Проживала в районе института по адресу: ул. Р.Зорге, д. 1, кв. 2. Дочери – Елена 11.06.1953 г.р., Людмила 11.03.1956 г.р.





Паспортные данные на Лисевицкую Л.И. сразу определили, что она – родная сестра погибшего в плену Сергея Ивановича. Ее родителей звали Лисевицкий Иван Иванович и Никонова Агриппина Алексеевна, что в полной мере соответствует данным о родителях, указанных в ПК-1 на военнопленного. В 1952 году Пятигорским горЗАГС регистрировался ее брак с Копытиным Борисом Михайловичем. Паспорт погашен на основании уведомления из г. Ливны Орловской области о смерти Л.И. Лисевицкой, актовая запись Ливенского ЗАГСа от 8.01.1997 г. Погашен был также паспорт на ее умершую дочь Лисевицкую Людмилу Борисовну, 17.03.1956 г.р., актовая запись Ливенского ЗАГСа от 15.03.1978 г. Ни одного другого жителя с данной фамилией, имеющего или ранее имевшего регистрацию в Пятигорске, в документах паспортного стола не значится (этот «стол», после не единожды проведенных реформ ведомства, теперь красиво называется «Отдел по вопросам миграции отдела МВД России по г. Пятигорску ГУ МВД России по Ставропольскому краю»).
Данных на вторую дочь Елену не нашел.
Адрес по ул. Зорге ничего не дал. И номер квартиры, где жила Лисевицкая, в военкоматской карточке оказался ошибочным. И не вспомнил ее в том доме никто, включая нынешнего владельца квартиры, купившего ее давным-давно у некоего Зайцева. Вспомнила только одна из соседок, что много лет назад у двери подъезда висела табличка с перечнем жильцов квартир, и была на ней указана фамилия Лисевицкой.
Скоро сказка сказывается …
Дело тоже шло споро. До очередного тупика, еще месяц назад. А именно: до телефонного разговора с Еленой Борисовной Лисевицкой, проживающей в с. Воротынск Ливенского района Орловской области ...
« Последнее редактирование: 01 Ноябрь 2017, 08:06:37 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #23 : 13 Сентябрь 2017, 22:23:01 »
… Но прежде искал в Ливенском районе, кто поможет. Нашел отзывчивого человека, который выяснил номер мобильного телефона Лисевицкой Е.Б. и кое-что еще.
В селе Воротынск, кроме Елены Борисовны, раньше проживала ее племянница, единственная дочь умершей сестры Людмилы – Алёхина (Лисевицкая) Виктория Михайловна, 1978 г.р., уроженка г. Пятигорска. Недавно освободилась то ли из заключения, то ли со спецпоселения, куда была определена за уклонение от уплаты алиментов на троих детей, лишена родительских прав. Сейчас живет с очередным своим мужем в одном из соседних сел. Образ жизни ведет, что называется, асоциальный. Дети остались с отцом в Воротынске.
У Е.Б. Лисевицкой есть сын – ЗАЙЦЕВ Игорь Владимирович, 1971 г.р., который уже несколько лет работает в Москве, периодически приезжает домой к своей семье в другое село, также недалеко от Воротынска. Имеет жену и двух дочерей в возрасте 15-18 лет.
В середине августа позвонил Лисевицкой.
И получил в ответ: дядя, брат матери, у нее был. Знает, что он пропал без вести на войне с Финляндией. Его судьба Лисевицкую не интересует. На том, собственно, разговор свернулся: ей было недосуг его продолжать. Выяснить о ее дяде Сергее Ивановиче хоть самые общие сведения не удалось.
На последующие ежедневные, иногда по нескольку раз в день, звонки ее телефон ни разу не ответил. Звонил, хотя трехнедельный отдых на песках Анапы (да позавидуют белой завистью друзья, да позавидуют черной неприятели!) ни к какой деятельности не располагал. А вернувшись на этих днях в Пятигорск, нашел одну из бывших сотрудниц Л.И. Лисевицкой по фарминституту, которая прежде хорошо знала Любовь Ивановну и ее дочерей. Вместе с нею работала и была на кафедре ее ученицей. Потеряла ее из виду с тех пор, как та уехала к дочери в связи с серьезным заболеванием, а куда – не знает. Договорились, что она позвонит Елене Борисовне и постарается оказать на нее нужное влияние с тем, чтобы известные ей сведения о своем дяде она мне все же сообщила.
И отправил вчера Лисевицкой Е.Б. письмо.
« Последнее редактирование: 14 Сентябрь 2017, 20:48:16 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #24 : 14 Сентябрь 2017, 18:46:15 »

Первая страница личного листка по учету кадров Пятигорского фармацевтического института от 1967 г. с фотографией Лисевицкой Л.И.



Копия диплома Лисевицкой Л.И. об окончании в 1945 г. Пятигорского фарминститута.

Интересный факт. Согласно этим документам, Лисевицкая Л.И. поступила в Пятигорский фарминститут в 1942 году, в то время как Пятигорск лишь недавно был оккупирован немецкими войсками: 9-10 августа 1942 г., а освобожден Красной Армией 11 января 1943 г.
 
Из книги доктора исторических наук, профессора Пятигорского государственного университета С.И. Линца «Город во мгле... (Пятигорск во время немецко-фашистской оккупации. Август 1942 г. – Январь 1943 г.)»

«В конце сентября 1942 года гитлеровцы обратили внимание на то, что в оккупированном Пятигорске остались эвакуированные сюда еще в 1941 году Днепропетровский фармацевтический и Ленинградский медицинский институты. Оба этих высших учебных заведения располагали профессорско-преподавательским составом и солидной материально-технической и учебной базой. Поэтому германскими властями стал рассматриваться вопрос о слиянии двух институтов в один – Пятигорский медико-фармацевтический институт с двумя факультетами. Студентам предлагалось зарегистрироваться в институте для продолжения учебного процесса. Ранее их было около 400 человек, теперь же планировалось на первое время возобновить занятия как минимум со 150 студентами. Готовя продолжение занятий в медико-фармацевтическом институте, оккупанты уволили всех профессоров и преподавателей еврейской национальности и заменили их русскими кадрами. По замыслам новых властей новый учебный год предполагалось возобновить в начале сентября 1942 года.
Однако это намерение так и осталось нереализованным вплоть до конца ноября. 1-го декабря 1942 года медико-фармацевтический институт (а вместе с ним и Бальнеологический институт) согласно распоряжению бургомистра города Орлова был передан в ведение Управления главного врача города Пятигорска. Буквально через несколько дней германское командование дало разрешение возобновить занятия в Пятигорском институте, который теперь стал называться химико-фармацевтическим. В воскресенье 6-го декабря состоялись молебен и торжественное открытие института в присутствии всех профессоров, студентов и приглашенных лиц. Среди последних находились представители оккупационной немецкой власти и сотрудники Городской Управы Пятигорска. Химико-фармацевтический институт был рассчитан на обучение 500 студентов. Однако 7-го декабря 1942 года к учебному процессу приступили только 300 студентов. Правда, одновременно шел прием заявлений на продолжение обучения на всех пяти курсах».
« Последнее редактирование: 14 Сентябрь 2017, 20:49:45 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #25 : 21 Сентябрь 2017, 18:50:07 »
На телефонные звонки сотрудницы нынешнего Пятигорского медико-фармацевтического института (второй раз, если считать от 1942 года, вуз года полтора назад принял именно такое название, заменив собой прежде существовавшую Пятигорскую госуд. фармацевтическую академию и став филиалом Волгоградской гос.мед. академии) Лисевицкая Е.Б. не реагирует.
Придумал еще один способ "достать" родственницу погибшего лейтенанта, сегодня склонил в свою веру в данном вопросе человека из Ливенского района, авторитетного в некоторых кругах сельской общественности.
Тем временем установлено, что лейтенант С.И. Лисевицкий 11.09.1944 г., через 3 дня после передачи в гестапо Нюрнберга, поступил в концлагерь Маутхаузен, где умер в апреле 1945 года. Документ на этот счет у меня на руках, о нем - позже.
За неимением на настоящий момент существенных сведений о погибшем в плену офицере освещаю некоторые сведения о близком ему человеке - родной сестре Лисевицкой Л.И.
В русле задач, стоящих перед Татьяной Николаевной (бог ей в помощь!) сведения эти не столь существенны, и позднее намерен их, как и часть ранее изложенного, изъять в окончательном варианте описания результатов поиска. Но теперь они, полагаю, некоторый интерес для читателей темы могут представлять.
Как сообщил один из сотрудников "фарма", муж Лисевицкой Б.М.Копытин когда-то работал в нем заведующим кафедрой и был доктором наук. Прожили вместе немного лет, развелись, муж покинул город, переехал жить в Киргизию, в г. Фрунзе. Воспитывала двух дочерей одна. До пенсии Любовь Ивановна работала в должности доцента той же кафедры биохимии и микробиологии, затем, не оставляя вуз и коллектив, перешла лаборантом. Была кандидатом биологических наук. Работала до середины 90-х гг., а вскоре из-за болезни переехала к дочери Елене (куда - неизвестно). Дочь Людмила со своей дочерью Викой уехала вместе с нею. С тех пор о них ничего не было слышно. Людмила окончила "фарм", училась отлично. Но еще до отъезда сильно пристрастилась к спиртному.
Из всего собранного обращает на себя внимание тот факт, что все три женщины, по-видимому, очень дорожили своей фамилией. Не знаю, восстанавливала ли Любовь Ивановна после развода свою девичью фамилию или вообще ее в браке не меняла, но обе дочери - также с фамилией Лисевицкая, а не своего отца Копытина. Возможно, с рождения. И еще: дочь Людмила выходила замуж за Науменко Михаила Ивановича, 1955 г.р., который в браке изменил свою фамилию на Лисевицкий, а после развода восстановил свою прежнюю. Он умер в 2002 г. От следующего брака имел сына Дмитрия, который сейчас живет на Кавминводах (с ним я беседовал, с Лисевицкими он не был в жизни связан).
Интересно бы узнать и причину такой привязанности к фамилии.
На фото: Пятигорский "фарм" сегодня и в 70-е гг.

 


 


 

« Последнее редактирование: 01 Ноябрь 2017, 08:11:08 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #26 : 15 Ноябрь 2017, 18:30:17 »
Сегодня от Лисевицкой Елены Борисовны из Ливенского района Орловской области пришло письмо с ответами на мои вопросы о ее дяде Сергее Ивановиче, о семье Лисевицких.
В приложении документы и полтора десятка фотографий, на двух из которых запечатлен С.И. Лисевицкий в возрасте 5 и 14 лет. Некоторые снимки (в том числе оба с С.И.) поступили в виде фотокопий, остальные в оригинале.
Содержание письма Лисевицкой Е.Б. от 9.11.2017 г.
Никакой информацией о мамином брате не располагаю. Никогда мама и бабушка о нем не говорили, кроме того, что он погиб в 1939 году в финскую войну. Также никогда не упоминался мамин отец Лисевицкий Иван Иванович, кроме того, что он записал маму «Любовь Ивановна» перед школой «для взрослого обращения», а так мою маму звали Лиля. И еще было сказано однажды, что в войну мама и бабушка ходили на гору Бештау за дровами, т.е. тогда больше никого у них не было.
Писем от дяди у меня нет. Высылаю довоенные фотографии дяди, какие есть. На одной фотографии (оригинале) есть надпись: «Лиля 3 года, Сергей 5 лет». Т.к. мама была 30 августа 1923 г. рождения, то Сергей был 1921 г. рождения.
Бабушкин дом я не помню (Примеч. Г.П.: речь о доме по ул. 4 Линия, указанном в ПК-1). Потом бабушка (Никонова Агриппина Алексеевна) его продала и жила у нас по ул. Павлова, 56, там были четыре жилых дома среди корпусов санатория им. Лермонтова. Потом бабушка покупала другой дом за ж.д. вокзалом, ул. Коста Хетагурова (Примеч. Г.П.: бывшая 3-я Линия). Ничего больше не помню.
Информации об отце Сергея Ивановича Иване Ивановиче Лисевицком не имею никакой. Бабушка жила с нами по ул. Зорге, 1. Умерла летом 1986 г., а где похоронена не помню, т.к. я давно уехала из Пятигорска – в 1978 году, 40 лет прошло. Мне тогда было 25 лет, сыну 7 лет.
Мама окончила фарминститут, там и работала до пенсии и после. Умерла 14 ноября 1996 г. здесь у меня.
О происхождении рода Лисевицких не знаю. Поинтересуйтесь в краеведческом музее, когда и в результате какой войны появились поляки в Горячеводске.
Наш отец был Копытин Борис Михайлович. Видимо, ему не нравилась его фамилия, и он сам зарегистрировал нас на мамину фамилию. Лисевицкие мы с сестрой с рождения.
Ливны для нашей семьи возникли таким образом. Я с 1978 года работала на стройке в Свердловской области. Когда приобрела квартиру, поменялась куда попалось, лишь бы южнее. Попались Ливны.


Фотографии: 1) Лисевицкая Л.И. в возрасте 1 года – 1924 год, 2) Лисевицкие С.И. (5 лет) и Л.И.
(3 года) – 1927 год, 3) они же в возрасте 14 и 12 лет – 1935 год.


Фотографии: 1) семейное фото с бабушкой Никоновой А.А. и другими родственниками, Пятигорск, 1958 год,
2) Лисевицкая Е.Б. с родителями в 1954 г., 3) Лисевицкая Л.И. с обеими дочерьми, год не указан.


Фотографии: Лисевицкая Л.И. с дочерьми Людмилой и Еленой в разные годы.


Оригиналы личных документов Лисевицкой Л.И.: диплом об окончании Пятигорского фарминститута в 1945 г.,
удостоверение ветерана труда, 1996 г., удостоверение к медали «Ветеран труда», 1979 г.
« Последнее редактирование: 19 Ноябрь 2017, 07:08:58 от polubedov »
Записан

polubedov

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 67
  • Геннадий Владимирович Полубедов
Re: Узники шталага-13Д
« Reply #27 : 16 Ноябрь 2017, 11:26:24 »
От Татьяны Николаевны Секэй – документы с пояснением:
Список поступления в концлагерь Маутхаузен (Австрия) от 3 октября 1944 года (составлен в лагере 4 октября).
В нем Лисевицкий С.И. в пункте 32: Lisewitzkij Sergej – 31.I.21 – Pjatigorsk – Student.


«В то время (1944 г.) многих офицеров отправляли в Маутхаузен. Это точно не попытка побега, иначе Лисевицкий оказался бы в 20-м блоке без регистрации. Наверное, просто подозрение в саботаже и подпольной работе, которое не нашло особых подтверждений, иначе бы его расстреляли в Маутхаузене. Умер он как бы своей смертью (замучали, конечно, в концлагере, но не расстреляли по специальному приказу) 11 апреля 1945 года в филиале концлагеря Маутхаузен – Гузен. К сожалению, соответствующего скана из Книги регистрации смертей у меня в данный момент нет, но в подтверждение отправляю Вам ссылку на Зал имен мемориала Маутхаузен с датой смерти: 
http://www.gedenkstaetten.at/raum-der-namen/cms/index.php?id=4&p=67463
Сергей Иванович Лисевицкий / Sergej Iwanowitsch Lisewezkij 1921 - 1945
Geboren 31.1.1921 in Pjatigorsk (родился 31.1.1921 в Пятигорске)
Gestorben 11.4.1945 in Gusen (умер 11.4.1945 в Гузене)».

Нашел о лагере в Гузене в Википедии:
«Самые известные филиалы Маутхаузена: Гузен (самый большой близнец, находился в 5 километрах от центрального лагеря, известен также как Маутхаузен-Гузен (нем. Mauthausen-Gusen); Эбензе; Мельк.
Концентрационные лагеря Гузена были крупнейшими и самыми жестокими фашистскими концлагерями на территории Австрии.
Они состояли из 3 различных концентрационных лагерей: концлагерь Гузен I в Лангенштейн, концлагерь Гузен II в Санкт-Георген-на-Гузен, концлагерь Гузен III в Лунгитц.
Концентрационные лагеря Гузена были забытым комплексом-близнецом более известного и меньшего по размерам концентрационного лагеря в Маутхаузене и имели значительно более высокое число смертей, чем число погибших в лагерях в Маутхаузене.
3 мая 1945 года СС и другие охранники начали готовиться к эвакуации лагеря. На следующий день бегущих охранников заменил безоружный отряд фольксштурма, а также несколько полицейских и пожарных, в основном преклонного возраста, эвакуированных из Вены. Работы на всех филиалах Маутхаузена были остановлены и заключённые ждали освобождения. 5 мая 1945 года на территорию лагеря Маутхаузен-Гузен вошли американские разведчики. Обезоружив полицейских, они покинули лагерь. К моменту освобождения лагеря большинство эсэсовцев бежало, однако около 30 остались и были убиты заключёнными, такое же количество убито в Гузен-2. К 6 мая все филиалы лагерного комплекса Маутхаузен-Гузен, за исключением двух лагерей в Лойбль Пасс, также были освобождены американцами».

Меньше месяца не дожил лейтенант Сергей Иванович Лисевицкий до освобождения.
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »