VIII-Форум Особого Назначения: спецслужбы, правоохранительные и пенитенциарные структуры > Военно-строительные структуры НКВД СССР

Военно-строительные структуры НКВД-МВД СССР

<< < (2/12) > >>

nestor:
"Совершено секретно. Лично Начальникам лагерей НКВД 25 октября 1941 г.
№ 31 Совершен секретно. Лично
Начальникам лагерей НКВД:
пос. Ивдель, Ивдельлаг – Долгих;
пос. Усть-Боровск, Соликамбумлаг – Бойкову;
пос. Кимперсай, Строительство – Стариченко;
пос. Турьинские Рудники, Богословлаг – Тарасюку.
25 октября 1941 г.
В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны № ГКО-ббОсс от 11 сентября 1941 г., объявленным в приказе НКВД СССР № 001388 от 26 сентября 1941 г., все строительные батальоны, работающие в системе НКВД, реорганизуются в рабочие колонны, снимаются с интендантского снабжения, а состав их подлежит обеспечению всеми видами довольствия как строительные рабочие.
В связи с чем, в дополнение к указанию зам. наркома тов. Чернышева № 970, сообщаем:
1. Состав батальонов используется на работах на положении вольнонаемных рабочих, получая заработок по фактической выработке и по существующим нормам и расценкам. Продолжительность рабочего дня, как и для всех вольнонаемных в лагере.
2. Питание производится за плату по месячным нормам, установленным Правительством, а именно: мясо – 1200 гр[амм], рыба – 800 гр[амм], жиры – 750 гр[амм], крупа – 2000 гр[амм], сахар, кондитерские] изделия и хлеб – по 1-й категории, согласно приказу Союзнаркомторга № 312.
Одновременно, в связи с запросами места о порядке использования прибывших в составе стройбатальонов членов партии и комсомольцев, а также лиц непризывного возраста и о порядке учета всего состава строй-батальонов, разъясняем:
а) членов партии и комсомольцев, прибывших в составе стройбатов, используйте на административной работе и по специальности в батальонах;
б) на призванных лиц других национальностей (кроме венгров, румын,финнов и итальянцев) также орденоносцев, вышлите именные списки с подробными установочными данными (сверенными с паспортами, воинскими и другими документами, также батальонным списком), с указанием
обстоятельств включения в состав батальона.
То же необходимо представить в отношении несовершеннолетних (до 17 лет) и стариков (свыше 50 лет).
(Эти материалы необходимы для рассмотрения вопроса о правильности призыва отдельных лиц и их дальнейшем пребывании в составе батальонов.); .
в)на всех прибывших в составе строительных батальонов создайте специальный персональный учет.
Работы возложите на ОУРЗ2лагеря. Заведите личные дела, отдельную картотеку, используя бланки учстаткарты (форма № 1) и карточки (форма № 2), обязательно отметив – где, каким военкоматом, когда мобилизован, когда прибыл по назначению.
Второй экземпляр карточки (форма № 2) в двухнедельный срок вышлите в ОУРЗ ГУЛАГа, где создается централизованный персональный учет этих контингентов, регулярно отражая дальнейшее движение;
г) сообщите общее количество всех прибывших с указанием: когда, сколько [прибыло], фамилии начальников эшелонов – и впредь в очередных полумесячных сводках о численности и движении заключенных условным пунктом "СТО" указывайте наличие в стройбатах.
Зам. начальника ГУЛАГа НКВД СССР капитан госбезопасности Грановский". Источник – ГАРФ: ф. Р-9414, оп. 1, д. 1157, л. 78. http://www.rdinfo.ru/article.php?mode=view&own_menu_id=32950
Всего за 1941-1942гг было депортировано, по данным НКВД, Немцев-советских граждан из Европейской части страны более 800 тысяч. Причем мужчин призывного возраста(от16 до 60 лет) Предписовалось направить в стройбаты НКВД, для использования На тыловых объектах Сибири и Казахстана. В других,повидимому, Более поздних распоряжениях, этот возрастной ценз несколько Снижен (от 17 до 50). В 1941 эти стройбаты были сняты с довольствия И переоформлены в Рабочие колонны. http://wap.krasnovodsk.borda.ru/?1-6-0-00000017-000-0-0
Так что ВОТ ЭТИ стройбаты просуществовали недолго. Депортация немцев Поволжья, в которой участвовал также полк Репринцева, прошла в августе - сентябре 1941 г., а до конца 1941 ЭТИ стройбаты перестали существовать - были переименованы в рабочие колонны.
Но заковыка в том, что стройбаты НКВД существовали и раньше. В частности, в книге "Разгром Западного фронта" Д. Егоров поминает дислоцировавшийся на Гродненщине строительном батальоне НКВД, который на день начала войны занимался бетонированием ВПП строившегося аэродрома. Отсюда непонятность насчет стройбатов НКВД, существовавших накануне войны. Что они из себя представляли? Для чего предназначались и что делали? По предположению Егорова, они занимались строительством пограничной инфраструктуры. Егоров предполагает также, что второй стройбат НКВД размещался и работал в Крулевщизне (местечко к северу от Молодечно, где находились склады БП и ГСМ погранвойск). Сколько, хотя бы примерно, существовало стройбатов НКВД накануне войны? Похоже на то, что батальон приходился на погранполк. Но это только предположение.
Егоров Д. Н.
30 Июня 1941. Разгром Западного фронта. - М.:Яуза, Эксмо, 2008. - 800 с. - (1941).
Три цитаты к дискуссии: "Вся западная граница СССР представляла собой гигантскую строительную площадку. Днем и ночью над созданием соору­жений пояса долговременной обороны и других военных объ­ектов трудились окружные инженерные подразделения (управления начальников строительств, далее - УНС, инже­нерные полки и строительные батальоны), саперные батальо­ны дивизий и корпусов армий прикрытия и прикомандиро­ванные части из соединений внутренних округов. Стрелковые полки ежедневно выделяли один-два батальона на фортификационные работы. Наряду с кадровыми частями над соору­жением долговременных укреплений работали тысячи кре­стьян из близлежащих сел и строительные батальоны НКВД, укомплектованные осужденными на короткие сроки заклю­чения бедолагами. Вместо того чтобы отправлять их на год-два в лагеря Сибири или Дальнего Востока, ими комплектова­лись строительные части оборонных строек. Заключенные же расширяли и аэродромную сеть округа. Вот пример: Н. Е. Жар­кова ищет своего отца, Е. М. Тюршина. Получил по суду год исправительно-трудовых работ и был направлен для "исправ­ления" в строительный батальон в Западный округ. Находил­ся в Заблудове (22 км юго-восточнее Белостока), предположи­тельно, на строительстве аэродрома, пропал без вести. Если это так, то работал он на объекте 37-й авиабазы 12-го района авиационного базирования; аэродром предназначался для 129-го истребительного полка 9-й САД. Тем же делом и с та-
58
ким же "контингентом" был занят 500-й строительный ба­тальон НКВД в Зельве (объект № 161). Там велись работы по строительству аэродрома 44-й авиабазы 15-го РАБ. Как рас­сказывал мне участник штурма Кенигсберга А. И. Студийский, война застала его на Украине, во Владимире-Волынском. 415-й отдельный строительный батальон внутренней охраны НКВД, в котором он служил, бетонировал взлетно-посадоч­ную полосу (ВПП) на местном аэродроме. Командовал баталь­оном офицер в звании майора. Как видите, порядковые номе­ра частей (415-я, 500-я) весьма близки. Строительством и ре­монтом дорог на западной границе БССР также занимались "органы" - Главное управление шоссейных дорог НКВД СССР, сокращенно ГУШОСДОР. Использовались в качестве рабочей силы, понятно, отнюдь не только ИТР и вольнона­емные. Замечу, что именно на ГУШОСДОР работали в рай­оне Смоленска т. н. АБРы (асфальто-бетонные районы) ВЯЗЕМЛАГа, лагпункты при которых вполне могут оказаться "те­ми самыми", в которых могли содержаться офицеры польской армии, что впоследствии были найдены расстрелянными в урочище Козьи Горы, оно же Катынский лес. Думаю, что сего­дня любой нормальный человек, если он не зациклен на обли­чении "проклятого прошлого", уже не верит на слово басням геббельсовской пропаганды и ее сегодняшних подпевал, что это однозначно совершили органы госбезопасности СССР. "
"Авиационный тыл располагал двумя категориями аэродромов: основными и так называемыми "оперативными". Первые - это понятно: лет­ное поле с ангарами для самолетов, авиагородок с жильем для летчиков и семей, склады горючего и боезапаса, ремонтная база - словом, обустроенные зимние квартиры. Все это было. Не было лишь одного, и практически повсеместно, - бетон­ных ВПП. На всю Белоруссию такая полоса имелась лишь в Балбасово, под Оршей. И так вышло, что к 22 июня почти все основные аэродромы в ЗапОВО, числом 62, оказались "выключенными" из боевого распорядка: на них вовсю развели работы строительные батальоны, подчиненные созданному весной ГУАС (Главному Управлению аэродромного строи­тельства) НКВД СССР.
Новый главк был образован 27 марта 1941 г. приказом наркома внутренних дел № 00328 во испол­нение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 24 марта, по которому на НКВД СССР было возложено строительство аэродромов для Военно-воздушных сил Красной Армии. На­чальником ГУАС был назначен военинженер 1 ранга В. Т. Фе­доров, занимавший до этого пост начальника ГУШОСДОР. В составе НКВД-УНКВД республик, краев и областей в районах строительства аэродромов были созданы управления аэ­родромного строительства (УАС НКВД-УНКВД). Начальни­ками УАСов стали начальники НКВД-УНКВД, они же по совместительству назначались уполномоченными НКВД СССР на местах по строительству аэродромов. К 15 июня 1941 г. началась реальная деятельность.
Работы велись силами за­ключенных, приговоренных к исправительно-трудовым ра­ботам без содержания под стражей, строительных батальонов, военнопленных и колхозников, мобилизованных местными организациями. На 15 июня 1941 г. из 254 аэродромов на всей территории СССР строительство 156 обслуживали заключенные, 11 военнопленные (видимо, польские, финские, японские и пр.). Для строительства отдельного аэродрома создавалось управление строительства данной спецточки, подчиненное ГУАСу. Для примера: управлением строительства аэродрома в Вельск-Подляски (126-го истребительного полка 9-й САД) руководил сотрудник НКВД БССР А. В. Бородин [51, с. 20].
При тех управлениях, на которых использовался труд заклю-
109
ченных, организовывались лагпункты, подчиненные терри­ториальным ОИТК-УИТЛК УНКВД-НКВД. Согласно приказу наркома № 00343 от 02. 04. 1941 г., часть работ выпол­няли организации ГУЛДЖС (Главного управления лагерей железнодорожного строительства). Судя по всему, в самом ГУАСе строительных подразделений войскового типа не бы­ло; это были, скорее всего, подразделения военно-строитель­ного отдела войск НКВД. Тема эта очень интересна, но прак­тически полностью не разработана.
В Белостокской области велось строительство бетонных полос (размером 1200x80 м) на 11 объектах. Заблудов, объект № 117, номер батальона НКВД не установлен. Гонендз, объ­ект № 101,438,439, 505-й строительные батальоны РККА. Ус­тановлено, что 505-й батальон располагался в д. Соколы Озер­ные. Вельск, объект № 169,442-й, 443-й строительные баталь­оны РККА. Лапы, объект № 202, номер батальона РККА не установлен.
Есть неясность: аэродром Лапы не значится в пе­речне объектов тыла ВВС, возможно, он строился для почто­вой или иной гражданской авиации.
Гродно, он же Каролин, он же Чеховщизна, объект № 227, номер батальона РККА не установлен. Белосток, объект № 253, номер батальона РККА не установлен. Свислочь, объект № 270, номер батальона НКВД не установлен. Кватеры, объект № 294, номер батальо­на РККА не установлен. Скидель, объект № 337,446-й и 447-й строительные батальоны РККА. Россь, объект № 360, 502-й и 503-й строительные батальоны НКВД (513 заключенных из тюрем Полоцка, Барановичей, Гродно, Бронной Гуры). Сокулка (Красняны), объект № 400, номер батальона НКВД не установлен. Всего по спискам на 20 мая 1941 г. на строительст­ве аэродромов в Белостокской области находилось 9560 крас­ноармейцев строительных батальонов, 5 020 заключенных, 491 вольнонаемный и 3010 человек в порядке трудовой повин­ности. Не "бьются" стройплощадки Яблоново, Скалубово и Стоки (444-й, 445-й строительные батальоны). Они проходят как объекты ГУАС, но только Скалубово есть в списке объек­тов тыла ВВС (39-я авиабаза 14-го района).
В то же время мож­но предполагать, что Яблоново и Стоки, как и Лапы, предна­значались не для военных. Для примера: аэродром в Бегомле Минской области в ходе войны использовался партизанами. Они искренне считали его армейским, для тяжелых бомбар-
110
дировшиков, хотя он был почтовым (Г. Ануфриев. Я вез агенту чемодан с деньгами. "7 дней", № 7 от 15. 02. 2007 г.). Есть также свидетельство, что у деревни Чеховцы Лидского района сила­ми заключенных из Средней Азии строилась полоса еще на одном аэродроме. Упоминаний о нем крайне мало, есть лишь данные, что в 1944 г. он использовался советскими ВВС, в частности, на нем базировались 63-й и 470-й гвардейские полки истребительной авиации. Тем не менее аэродром был быв­шим польским, с него летали на Львов, Люблин, Вильно и Ковно; в сентябре 1939 г., когда к Чеховцам подошла танковая часть Красной Армии, на нем находилось полтора десятка са­молетов различного назначения. "
"Доты своим огнем по-прежне­му не давали подойти к берегу Августовского канала. М. И. Алексеенко вызвался в одиночку переплыть на южный берег и связаться с уровпами. Со второй попытки ему это уда­лось. Сжимая в руке штык от СВТ, храбрый солдат выбрался на берег. Из ближайшего дота выскочили и окружили его не­сколько странных красноармейцев. Одеты они были в польскую форму и фуражки-"конфедератки" с красными звездоч­ками, возрастом тоже были постарше, нежели вновь призы­ваемая молодежь. Солдаты говорили по-польски (очевидно, это были уже отслужившие срочную службу резервисты поль­ской армии, призванные в ряды РККА за несколько дней до войны и пришедшие на призыв в старой форме). Понять их перебранку было нелегко, но "герман", "замурдовачь" и "растшелячь" Ачексеенко разобрал.
Уяснив, что его принимают за немца, он возмущенно высказал полякам все, что о них думал. Образная русская речь отрезвила поляков: "А можэ бычь, он и иаправдже россиянин? Бо ни едэн герман не бэндже так лайетъ по-российску". Послали за командиром, штык, правда, отня­ли. Пришедший младший лейтенант, чистенький, в новой форме (вероятно, только что выпущенный из училища), так-
192
же не поверил пулеметчику. Ситуация была нелепая до край­ности. В уровском батальоне не знали, что перед их главной позицией, в предполье, находится "чужой" стрелковый ба­тальон, гибнущий теперь под перекрестным огнем своих и противника. Несколько раз М. И. Алексеенко переплывал Ав­густовский канал под пулями, устно передавая взаимные требования офицера укрепрайона и своего помкомвзвода сер­жанта Соловьянинова, пока доты на время не прекратили огонь. Наконец, сильно поредевший батальон 184-го Красно­знаменного стрелкового полка оказался на боевой позиции 68-го УРа на южном берегу канала. Красноармейцы обсуши­лись, отдохнули, пополнили немного боекомплект и подкре­пились (уровцы поделились сухарями и селедками). Потом они двинулись вдоль канала к Неману в надежде соединиться с главными силами полка. "
http://rusloh.pochta.ru/egorov.htm

Я неЦитата: Sobkor от 24 Марта 2010, 23:56:56>>>>Данная цитата и в данном конкретном случае - не аргумент. Скорей даже антиаргумент. Дело в том, что автор той монографии ни дня не работал в архивах и уж тем паче - с подлинниками документов, изданных по ведомствам союзного НКВД... Это всё вольный пересказ далеко не всегда достоверной информации, почёрпнутой в свою очередь из открытых источников...<<<<Я ни с кем не спорю. Только дровишки в костер разговора подкидываю. Все-таки он приводит какие-то фактические данные, называет номера частей, приводит цифры, географические названия и т. п. ...
Еще из Егорова до кучи: "Привожу список обнаруженных мной ошибок и опечаток: как собственных, так и допущенных корректором. Также - как желал бы поправить некоторые места.
С. 23. ... майор П.А.Репринцев, штаб – в Смоленске).
После выхода книги получил от одного читателя небольшой укольчик, суть которого была такова: 131-й и 135-й батальоны НКВД к 22 июня уже не существовали. Пришлось вновь поднимать свои материалы. В одном из писем сестра пропавшего без вести стрелка Поротникова сообщала, что последнее письмо пришло летом 1941 г. из Белостока, из 131-го батальона. В справке же ЦГАСА, полученной ею в 1981 г., значилось: пропал без вести в июле 1941 г., находясь на службе в 240-м конвойном полку НКВД. А в ответе на мой запрос в РГВА сообщалось, что документы 131-го батальона КВ НКВД имеются за период 1939 – март 1941 г. (фонд 38190)."

Цитата: Sobkor от 24 Марта 2010, 23:56:56>>>>Это всё вольный пересказ далеко не всегда достоверной информации, почёрпнутой в свою очередь из открытых источников...<<<<Как понял, Ваш земляк взял документальный материал в основном отсюда: спецстроительство, 1939-41, Западная Беларусь, Командно-административные методы на спецстроительстве (1939-41г.). Сергей Пивоварчик. http://kgb-by.livejournal.com/16916.html
"Новые укрепленные районы возводились в соответствии с планами ВКП (б) и советского правительства по укреплению новой границы, которая оформилась в соответствии с секретным протоколом пакта Риббентроп-Молотов. "Белостоцкий выступ" в Западном особом военном округе (ЗапОВО) должны были прикрывать четыре укрепленных района (далее УР) – Брестский №62, Замбровский №64, Осовецкий №66 и Гродненский №68.
Для непосредственного строительства на местах были сформированы четыре управления начальника строительства (УНС). УНС 71 находился в Гродно и занимался строительством 68 Гродненского укрепрайона, УНС 74 (Брест) – 62 Брестского, УНС 72 (Ломжа) – 66 Осовецкого и УНС 73 (Замбров) возводил сооружения 64 Замбровского укрепленного района. К Управлениям были прикреплены районы Белостоцкой и Брестской областей. К УНС 71 – Августовский, Гродненский, Домбровский, Кнышинский, Скидельский, Соколковский и Сопоцкинский районы, к УНС 72 – Ломжинский, Снядовский, Чижевский, Цехоновецкий, Бранский, к УНС 73 – Граевский, Кольновский, Едвабновский, Замбровский, часть Кнышинского и Ломжинского. Партийные и советские власти этих районов должны были мобилизовать все ресурсы для оборонительного строительства (Государственный архив общественных организаций Гродненской области (далее ГАООГО), фонд 6195, опись 1, дело 191, л.124).
Проблема обеспечения спец строительства на западной границе СССР рабочей силой была одной из главных для республиканских и местных органов власти. Спец строительство осуществлялось по двум ведомствам – Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) и Народного Комиссариата Обороны (НКО). НКВД занималось строительством аэродромов и широко использовало на работах труд заключенных. УРы возводились по линии НКО и, как свидетельствуют документы, гражданское население (с гужевым транспортом и без него) привлекалось в качестве вольнонаемных и по разнарядке партийных и советских органов, когда районом было необходимо каждый день направлять на строй участки определенное количество рабочих и транспорта. Однако военное руководство и гражданские власти плохо координировали свои действия: имели место несвоевременное обеспечение работой гражданских лиц, использование не по назначению рабочих, плохой учет, а также невыполнение заданий по обеспечению рабочей силой.
Весной 1941 г. активизировались работы на строительстве УРов, что привело к усилению командных форм привлечения рабочей силы к оборонительным работам. 22 февраля 1941 г. СНК БССР и ЦК КП (б) Б приняли совместное постановление "Об обеспечении оборонительного строительства Западного Особого военного округа". Оно обязывало исполкомы и обкомы Брестской, Белостоцкой, Барановичской, Пинской и Вилейской областей обеспечить организованный набор рабочей силы и гужевого транспорта и направить в распоряжение начальников строительства № 71, 72, 73, 74. По Брестской области количество рабочих должно было составить 9000 человек, Белостоцкой и Барановичской – по 4000, Пинской и Вилейской -- 2000. Вместе с этим, Белостоцкая область должна была для УНС 71, 72, 73 на период с 1 мая по 1 декабря 1941 г. направлять 900 подвод ежедневно. Руководителям Белкоопсоюза и Наркомздрава Беларуси поручалось организовать сеть торгового и медицинского обслуживания рабочих в местах, указанных инженерным управлением ЗапОВО, а за организацию политмассового и культурного обслуживания ответственность возлагалась на облисполкомы и обкомы (Платонов Р. Накануне. // Белорусская нива. 15 июня 1994).
Аэродромное строительство было не менее важным элементом подготовки к боевым действиям. В начале 1941 г. советское правительство приняло решение о постройке в Западной Белоруссии аэродромов с бетонными полосами 1200 м х 80 м. На территории Белостокской области планировалось построить 11 аэродромов: объект № 101 – Гонендз, № 117 – Заблудов, № 169 – Бельск, № 202 – Лапы, № 227 – Гродно, № 253 – Белосток, № 270 – Свислочь, № 294 – Кватеры, № 337 – Скидель, № 360 – Рось, № 400 – Соколка (Красняны). На строительство каждого из аэродромов планировалось затратить по 16 млн. руб. и закончить к 1 сентября 1941 г. Комплектование рабочей силой этих объектов осуществлялось за счет военнослужащих строительных батальонов, призванных из запаса, осужденных, одбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях, заключенных белорусских тюрем, специально направленных на спец строительство, а так же местного населения, одбывающего трудовую и гужевую повинность по разнарядке райисполкомов. Объекты в Гонендзе, Бельске, Лапах, Кватерах и Скиделе строились красноармейцами стройбатов, остальные – заключенными колоний и тюрем. В Роси был организован лагерь из заключенных, прибывших из тюрем Полоцка, Гродно, Баранович, Бронной горы в количестве 513 человек. Всего по спискам на 20 мая 1941 г. на строительстве аэродромов в Белостоцкой области находилось 9560 красноармейцев стройбатов, 5020 заключенных, 491 вольнонаемных и 3010 человек в порядке труд повинности. Однако это было меньше необходимого количества рабочих, чтобы закончить работы в определенный срок. По расчетам специалистов, на аэродромное строительство должно было выходить ежедневно до 42 тыс. человек (ГАООГО, ф.6195, оп.1, д.191, лл. 17-21, 68-70)".
Считаем. 11 однотипных объектов. Из них 5 строится стройбатовцами из запасников (всего которых якобы 9560) и 6 - силами 5 тыс. зэков, 500 вольнонаемных и 3000 привлеченных в порядке трудповинности. В сумме 8,5 тыс. Так не бывает. Одно логичное объяснение: в число 9560 включена охрана объекта и состав строительной части НКВД. На глазок выходит по полтора батальона на каждую из трех областей. Тогда все сходится.
Но ведь не везде же обязательно так должно было быть? В Брестской области было больше порядка, в Белостокстой меньше - только и всего.
Полный текст книги Пивоварчика:
Пивоварчик Сергей Аркадьевич
БЕЛОРУССКИЕ ЗЕМЛИ В СИСТЕМЕ ФОРТИФИКАЦИОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И СССР (1772-1941)
Монография
Гродно, 2006
ссылка на книгу: http://narod.ru/disk/14326280000/pivovarchik.doc.html

Там более вразумительный текст:
"Одной из главных проблем для республиканских и местных органов было обеспечение спецстроительства на западной границе СССР рабочей силой. Спецстроительство осуществлялось по двум ведомствам - Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) и Народного комиссариата обороны (НКО). НКВД занималось строительством аэродромов, УРы возводились по линии НКО. Анализ архивных материалов и воспоминаний очевидцев показывает, что обеспечение массовой рабочей силой объектов оборонного строительства проходило за счет: 1) комсомольских батальонов, специ¬ально сформированных из молодежи преимущественно восточных областей БССР; 2) строительных батальонов - полувоенных подразделений, сформированных из призванных из запаса военнообязанных; 3) местного населения, отбывающего трудовую и гужевую повинности; 4) заключенных тюрем и исправительно-трудовых лагерей; 5) регулярных воинских частей. Для выполнения гигантских планов спецстроительства на западной границе СССР партийные, советские и военные органы широко применяли командно-административные меры формирования, управления и использования больших людских ресурсов.
Комсомольские батальоны приступили к военному строительству одними из первых. Уже в конце весны 1940 г. первые комсомольские батальоны прибыли для работ по возведению новых укрепленных районов в «Белостокском выступе»."
"Несмотря на название, состав комсомольских батальонов был разнообразным. В батальоне, который прибыл на строительство 62-го Брестского укрепленного района из Гомельской области, числились 805 человек, из которых 344 комсомольца, остальные беспартийные. Среди рабочих 150 человек были несовершеннолетними (16-17-летние) и несколько стариков 60 - 63 лет. Кроме этого, имелся ряд людей «совершенно неблагонадежных, судимых и имеющих репрессированных родителей и родственников», а также двое немых и один глухой [78, л. 25-26]."
"Весной 1941 г. активизировались работы на строительстве УРов и аэродромов... По Брестской области количество рабочих должно было составить 9000 человек, Белостокекой и Барановичской - по 4000, Пинской и Вилейской — 2000".
"Не менее тяжелым было положение и в строительных батальонах, которые были специально сформированы для работ по оборонному строительству на западной границе СССР. Эти батальоны в основном использовались на аэродромном строительстве и военно-инженерной подготовке приграничной полосы (предполья). Фактически это были полувоенные подразделения, которые комп¬лектовались призванными из запаса военнообязанными старших возрастов, непригодными по различным причинам к строевой службе. Наиболее типичной является ситуация, которая сложилась в 446 стройбате [45, л. 19-22].
Рядовой состав в количестве 940 человек был призван из военнообязанных Вилейской области, командно-политический мобилизован из запаса, находящегося на учете в Витебской области. Национальный состав рядовых батальона был такой: 630 белорусов, 181 поляк, 81 еврей, 27 русских, 29 литовцев. По профессии главным образом преобладали крестьяне и единоличники - 580 человек, плотников было 60 человек и остальные солдаты различных специальностей, при полном отсутствии тех профессий и специальностей, которые были нужны на строительстве, - каменщиков, бетонщиков и т.п.
Батальон после произвольной разбивки по ротам был размещен в трех деревнях по крестьянским дворам. Обмундирование и питание солдат было организовано только на второй месяц, причем более половины полученного обмундирования оказалось негодным для носки. Батальон, призванный для работы на спецстройке, полтора месяца ничего не делал, за исключением выполнения мелких работ и постройки не больших временных сооружений на строительстве. Нормы, предусмотренные для работ различных категорий, регулярно не выполнялись из-за отсутствия опыта и навыков у стройармейцев. Руководство строительства не обеспечивало батальон нарядами на работу и часто производило переброску людей в разгар работы из одного места в другое. «Политмассовой работы» практически не проводилось. Все это послужило причиной недовольства среди солдат, и в батальоне произошли два случая группового дезертирства".
"В связи с тем, что в военкоматах при призыве обещали двухмесячные сборы, военнослужащие плохо работали и ждали скорейшей отправки домой".
"К лету 1941 г. стало очевидно, что планы по военному спец-строительству на западной границе срываются. Чтобы ускорить работу по подготовке пограничной полосы к боевым действиям, командование Западного особого военного округа весной 1941 г. приказало направлять на оборонные работы регулярные воинские части - по одному батальону от стрелкового полка и по дивизиону от артиллерийского. В основном они занимались полевым усилением предполья - копали противотанковые рвы, стрелковые траншеи, строили полевые инженерные укрепления [ 182, л. 34-35]. Эти подразделения были выдвинуты к границе и размещены в полевых условиях - в палатках. Как вспоминали участники тех событий, боеприпасов было взято лишь для несения караульной службы [29, л. 90, 100]. Поэтому не удивительно, что эти части с началом нападения немецких войск 22 июня 1941 г. не могли организовать должного отпора противнику, понесли огромные потери и фактически были уничтожены в первые часы войны".

Цитата: Sobkor от 25 Марта 2010, 18:34:57>>>>И ещё один момент: под Белоруссией в данном случае, наверное, всё-таки понимается территория ЗапОВО, а она, между прочим, включала в себя не только БССР, но и целиком тогдашнюю Смоленскую область, и частично - современные Псковскую и Брянскую области. И в этом контексте «в процесс» уже легко «вплетается» Вяземлаг с его спецконтингентом...<<<<Численность контингента и лагпунктов (а также расположение последних) Вяземлага на 15 июня 1941 г. - несколько более 14 тыс. на 12 объектах, в т. ч. 3 в Смоленской обл. и 9 - в Белоруссии. Дислокация лагпунктов в Белоруссии по контуру: Орша - Новый Быхов (Гомельская обл.) - Мачулище (немного к югу от Минска) - Бецкая (тоже немного южнее Полоцка) - Улла (юго-западней Витебска) - Каменка (ровно на полпути между Витебском и Велижем, сейчас это Белоруссия, а тогда считалось Смоленщиной) - Орша. А по трассе Орша - Минск такие аэродромы, как Приямино (строившийся), Болбасово (действовавший).
Основные места дислокации конвойных войск: Молодечно - Глубокое (5 батальонов), Минск, Гродненская, Белостокская, Брестская обл. Остальные разбросаны по разным местам по мелочам. Вохровцам работы тоже выше крыши хватает - они обслуживают работающих на строительстве заключенных тюрем.
Выходит, что Вяземлаг давал Белоруссии десятую часть рабсилы на постройку аэродромов. Из тюрем тоже набиралось не густо - возможно, в общей сложности в пределах 10 тыс.
Так что у конвойщикам в Белоруссии на этих объектах было полно работы.
Но как-то они странно распределялись... Так, зэки с объекта Приямино попросту разбежались. Непонятно все.

Цитата: Sobkor от 26 Марта 2010, 00:18:53>>>>А причём здесь ОВТ и эвакуация заключённых? «Охранные» части находились сугубо в оперативном подчинении ОВТ и продолжали выполнять свои специфические функции.
И пример с Любым - вообще не уместный в данном контексте. И не было у него никакого двухмесячного двоевластия: одна его должность органично сочеталась с другой….
nestor, ещё раз взываю: возьмитесь за военное самообразование! Вы как ломали,
<<<<Очень хорошо. Вот Вы меня и просветите. Ситуация конца июня 1941 г., перед тем как образовались ОВТ: миллион задач, миллион начальников. Каждый за что-то отвечает, в итоге заваливается почти все. Разве не так? Я не к тому, что все дураки были и т. д. Просто начало войны это шок, неизбежна растерянность на какое-то время, люди продолжают действовать по довоенной инерции, когда так поступать уже нельзя. Потом собираются с духом и все приходит в норму. И ничего больше не имею сказать. Просто хочу разобраться в логике действий в такой ситуации, оборона Смоленска которой - отличный пример. Надеюсь, понимаете, что я имею в виду.
Если не разберешься в этой логике, то вообще ничего не поймешь и заморочишь неправдой людям головы, будь ты хоть трижды тридцать доктор наук, досконально знающий всю фактуру.
Пивоварчик пишет абзац: доты были готовы на 30%, в них не имелось достаточных запасов воды и пищи, строители их не были вооружены... и т. д. Поэтому доты смогли сопротивляться "всего" 4-6 дней. Пусть это будет факт. А дальше полторы страницы кликушеских завываний: начальники дураки и сволочи, во всем виновата административно-командная система - не предусмотрели, не обеспечили, струсили и пр. Это не военный и не научно-исторический разговор. Я так рассуждать не хочу и не умею. Для этого должен иметь ясное представление, в частности, в т. ч. о стройбатах НКВД. Четко представлять, почему в той ситуации они действовали именно так, а не как-то иначе. Какая была логика действий. Поэтому задаю вопросы, которые специалистам кажутся смешными. По мне лучше так - честно, чем как Пивоварчик - конъюнктурно.
К слову, подвернулся любопытный фактик по Смоленской обороне: "Легендарный специалист по заграждению железных дорог, «главный диверсант Красной Армии» И. Г. Старинов, проходивший службу в органах ВОСО и железнодорожных войсках, вспоминал, как после повальных «чисток» второй половины 1930-х годов происходили назначения на должности начальников военных сообщений: по возвращении из Испании ему сразу предложили пост начальника ВОСО военного округа, а знакомый Старинова комбриг А. Е. Крюков с должности комполка железнодорожных войск получил назначение сразу начальником ВОСО РККА. Старинов описывал, что «…на полигон в ту пору то и дело приезжали различные комиссии и отдельные работники от начальника Управления военных сообщений РККА. Все это были новички, попавшие в центральный аппарат в 1937–1938 годах. Как правило, они не имели не только опыта, но зачастую и необходимых знаний…» (сам А. Е. Крюков по свидетельству известного специалиста службы военных сообщений и дорожных войск З. И. Кондратьева 30 июня 1941 решал задачи по эвакуации имущества в Смоленске в должности заместителя главного интенданта Красной Армии; впоследствии, 1 марта 1944 г., заместитель начальника железнодорожных войск генерал-майор Александр Евдокимович Крюков умер от болезни).
«Можно ли удивляться, что после того, как в такой специфичной сфере, где как нигде требуется профессионализм и опыт управления, профессионалы и опытные работники были давно «вычищены» и их заменили «сталинские выдвиженцы», с началом боевых действий воцарился хаос?..». http://voso.ru/index.php?PHPSESSID=d46ea81...mp;topic=176.45
В одной из военно-исторических передач Белорусского телевидения было показано краткое выступление пожилого человека, который в 17-летнем возрасте в качестве вольнонаемного бетонщика работал на строительстве военного аэродрома в Гродно.
По его словам, его начальник в начале войны просто сказал ему идти пешком домой. По дороге немцы забрали его в плен.
Этот кусочек рассказа тривиален, не содержит существенно нового.
Самым интересным и важным в его рассказе было то, что, по его словам, таких, как он, гражданских строителей (о заключенных он не помянул, но, возможно, и они тоже вместе с гражданскими были) немцы собрали в барановичской тюрьме, продержали некоторое недолгое время, затем пешком погнали в Слоним. В тамошнем лагере бывших вольных (и заключенных?) строителей военно-оборонительных объектов содержали вместе с военнопленными на равных. Затем их (строителей) освободили и распустили с правом поселения в 30-километровой зоне от Слонима.
Кроме того, это свидетельство, вероятно, немного проясняет следующее темное место. В Барановичах не было дулага (огороженного колючкой лагеря военнопленных), хотя по всем темпорально-локальным обстоятельствам он там должен был быть. Может быть, пленных держали в тюрьме? Свидетельство мемуариста дает основания для такого предположения.
Возможно, белорусским коллегам удастся связаться с республиканским телевидением, разыскать оригинал этого материала. С моей точки зрения, он очень ценный, поскольку содержит уникальное свидетельство о Барановичах и Слониме начала войны, исключительно важное для расследования судьбы массы гражданских строителей военных объектов.

ВОЕНСПЕЦ:
От многоуважаемого историка спецслужб Сергей Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- Возведением объектов для УПВ НКВД БССР занимался Белостокский окружной военно-строительный отдел, входивший в состав Военно-строительного отдела НКВД СССР. В его составе было шесть строительных участков. Штат «линейного» строительного участка - это начальник  и политрук участка. Упомянутые военнослужащие, это как раз из этих структур. Строительство осуществлялось местными силами…

ВСО И ВСУ являлись организаторами и руководителями строительства городков пограничных застав. Как утверждает уважаемый нами историк, строительство осуществлялось местными силами ... Какими ? Так называемым "хозспособом" пограничными отрядами, так у отрядов не хватало сил на войсковую охрану и инженерное оборудование границы. Для этих целей в течение полутора лет с начала охраны границы, были введены дополнительно заставы, увеличена  штатная численность всех линейных застав, за этоже время несколько раз формировались маневренные группы. Строительство комплекса военного городка заставы было не по силам пограничному отряду, а строились ни одна застава. Прошу только не ссылаться на то, что строительство застав велось местным населением. Не для того оно было выселено с пограничной полосы. Несомненно в ВСУ был вольнонаемный инженерно-технический персонал, а кто выполнял черновую работу?Тема остается открытой.       

Sobkor:
Насколько знаю, в новое приграничье на сезонные работы было завербовано немало крестьян из "тыловых" регионов СССР.
Да и местное население активно поступало на работу в военно-строительные структуры. В ОБД, например, масса лагерных карт на львовских крестьян, которые были пленены прямо на границе как вольнонаёмные рабочие различных УНР...
Много таких карт и на украинских и белорусских крестьян, пленённых в данном качестве на прусско-литовской границе...
ГУШОСДОР – это по своей сути строительно-производственная структура, составляющая тогдашнюю империю УИС. Через неё отечественный НКВД осваивал миллионы, направляемые государством на дорожное строительство. Как и в ГУАС, здесь использовался как труд военных строителей, так и спецконтингента в лице з/к и военнопленных. Кроме того, каждый колхозник обязан был бесплатно отработать для нужд ГУШОСДОР на строительстве/ремонте дорог что-то около календарной недели в год...
К сожалению, как и в случае с ГУАС, не совсем понятен статус военных стройбатов ГУШОСДОР. В любом случае в перечне по линии войск НКВД СССР они, насколько мне известно, не проходят...

Полагаю, что вот этот документ, только что любезно предоставленный многоуважаемым  историком спецслужб Сергеем Леонидовичем Чекуновым (г. Москва), расставит для всех участников дискуссии точки над «i» в отношении предназначения военно-строительных рот НКВД СССР:
«Утверждено приказом НКВД СССР № 001543 от 11 декабря 1940 года
Положение
Об отдельных строительных ротах (военно-строительных участках) ГВСУ НКВД СССР
I. Общее положение
1. Отдельные строительные роты ГВСУ войск НКВД, являясь военно-строительным участком УВСР, ведут войсковое пограничное строительство на особо отдаленных участках границы СССР»..
Коротко про 390-й полка войск НКВД-МВД ССР: сформирован в мае 1944 года в Москве как восстановительно-строительный полк. В сентябре 1945 года реорганизован в строительный. В августе 1948 года расформирован…

На сс. 132-145 сборника «Смоленское сражение. 1941 год: Хроника. События. Судьбы», изданного в 2001 Смоленским государственным музеем-заповедником», помещены письменные воспоминания профессионального строителя И.А. Рыжикова. Последний в июле-октябре 1941 года участвовал в оборонительном строительстве, которое велось силами НКВД СССР под Ельней. Фактаж, изложенный автором, крайне ценен в контексте разговора о стройбатах НКВД СССР. Сканы прилагаю:
 
 
 
О заслугах перед Родиной дальневосточных структур ГУШОСДОРа и ГУАС НКВД СССР. Сканы со страниц сборника «История системы исполнения наказания на Дальнем Востоке (к 200 летию Министерства юстиции России)». Авторы-составители – А.И. Аношин, А.С. Гетьман и Н.Н. Кузнецова. Издательство «РИОТИП краевой типографии, г. Хабаровск, 2002 г.


Со страницы 42:


Со страниц 67 и 68:
 
Приказ с объявлением Постановления Государственного Комитета Обороны «Об организации Главного управления автотранспортной и дорожной службы Красной Армии»№ 0370 12 мая 1942 г.
Объявляю постановление Государственного Комитета Обороны от 8 мая 1942 г. № ГОКО-1711с «Об организации Главного управления автотранспортной и дорожной службы Красной Армии».
Приказываю:
1. Согласно утвержденных штатов к 20 мая 1942 г. сформировать:
а) Главное управление автотранспортной и дорожной службы и центральную базу.
б) Во всех фронтах - управления автотранспортной и дорожной службы и головные базы.
в) Отделы автотранспортной и дорожной службы всех армий.
2. Обратить на укомплектование Главного управления автотранспортной и дорожной службы и центральной базы при нем, управлений автотранспортной и дорожной службы фронтов и головных баз при них, отделов автотранспортной и дорожной службы армий:
а) Автодорожное управление Красной Армии.
б) Автодорожные отделы управлений тыла фронтов.
в) Автодорожные отделы тыла армий.
г) Военно-дорожное управление ГУШОСДОРа НКВД.
д) Управления уполномоченных и местные базы ГУШОСДОРа НКВД при армиях.
Передаваемые в НКО шесть военно-дорожных управлений тыла ГУШОСДОРа НКВД с приданными им военно-дорожными отрядами зачислить в резерв Главнокомандования, подчинив их Главному управлению автотранспортной и дорожной службы Красной Армии.*
Заместитель Народного комиссара обороны
генерал-лейтенант интендантской службы ХРУЛЕВИсточник - ЦАМО: ф. 4, оп. 11, д. 70, лл. 528 и 529. Подлинник.

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
http://voenspez.ru/index.php?topic=257.90 – вот здесь прочёл воспоминания некоего Шицко
Этот эпизод есть в документах конвойных войск, но, скорее всего, Шицко несколько всё преувеличивает в своих мемуарах плюс путает место события.
Речь идёт о конвое 3-й школы МНС. Начальник конвоя – младший лейтенант Пекин. Состав конвоя – 53 вагона.
В районе Волковыска этот эшелон действительно был обстрелян, погибло 2 переселенца, а из состава конвоя один боец погиб (курсант Кускин), а ещё один был ранен.
На ст. Городея эшелон был вторично обстрелян и действительно загорелся, после чего з/к были распущены.
В составе конвоя было более 20 человек. Я очень сильно сомневаюсь, что 20 человек конвоя во главе с младшим лейтенантом не смогли оказать сопротивление группе из 3-5 военнослужащих РККА во главе с сержантом…

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- Возвращаясь к напечатанному...
В марте 2010 года я представил архивные данные про отдельные строительные роты Военно-строительного отдела НКВД СССР. При этом написал, что четыре роты (13-16) проходят по графе ЦММ, и тогда, к сожалению, я не смог указать их точную дислокацию, вследствие чего возникли некие предположения о них. Теперь могу. Вот где дислоцировались эти роты:
- 13-я отдельная строительная рота – г. Посьет;
- 14-я отдельная строительная рота – м. Гродеково;
- 15-я отдельная строительная рота – г. Владивосток;
- 16-я отдельная строительная рота – г. Петропавловск-Камчатский.
Как видим, ни одна из этих рот не имела никакого отношения к Белоруссии…

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича ЧЕКУНОВА (г. Москва):
- Дислокация отдельных военно-строительных рот ВСО НКВД СССР по состоянию на 22 июня 1941 года:
1-я строительная рота м. Кувшинская Салма
2-я строительная рота Мурманск
3-я строительная рота Олонга
4-я строительная рота м. Партола
5-я строительная рота Выборг
6-я строительная рота Иркутск
7-я строительная рота Даурия
8-я строительная рота м. Покровка
9-я строительная рота м. Кырен
10-я строительная рота Александровск-на-Сахалине
11-я строительная рота Кумара
12-я строительная рота Хабаровск
13-я строительная рота Посьет
14-я строительная рота м. Гродеково
15-я строительная рота Владивосток
16-я строительная рота Петропавловск-Камчатский
17-я строительная рота Ош.
Руководящий состав Белостокского ОВСО – 12 человек, включая начальника стройбазы. Вроде бы все остались живы. По крайней мере, начальник отдела и главный инженер точно – Жигалко и Береза…

nestor:
Сов. секретно
экз № 3
Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенанту т. Масленникову [1]
Сводка № 22 по состоянию на 10.00 3.7.41
По частям 13-й дивизии. (Из донесений командира дивизии на 20.00 2.7. 41[г.]).
1. Несмотря на разгрузку и эвакуацию тюрем западных областей Украины, тюрьмы и колонии продолжают направлять заключенных в направлении фронта (в тюрьмы гг. Львова, Житомира, в колонии Киевской области), что вызывает простой эшелонов в пути и загрузку жел [езных] дорог.
Причиной направления заключенных в сторону фронта является отсутствие соответствующих указаний местам Тюремного управления и Главного управления исправительно-трудовых лагерей и колоний, или невыполнение указаний местами.
Меры к устранению этого явления приняты через Тюремное управление и ГУЛАГ НКВД СССР.
3. 227-й полк (Киев): а) Во исполнение плана эвакуации заключенных из тюрем УССР –  отправлены конвои к месту приема и погрузки заключенных. Эвакуация задерживается из-за отсутствия вагонов и приказа НКПС о подаче их.
Меры к подаче вагонов приняты.
7. 228-й и 237-й полки – без изменений. С 229-м, 233-м полками и 154-м батальоном штаб дивизии связи не восстановил.
По частям 41-й бригады (Из донесений командира бригады на 20.00 2.7.41)
3. На объектах частей бригады спокойно. С подразделениями 155-го батальона (Рига) связи штабриг не имеет и до сего времени восстановить не мог.
По частям 42-й бригады. С частями бригады связи нет, данных об обстановке не поступало.
Отмобилизование частей.
Все части отмобилизование закончили полностью, за исключением 249-го полка (Одесса), который личным составом укомплектован, но по состоянию на 3.7.41 недостает предметов вещдовольствия и особенно обуви (70 %). Меры снабжения УВС войск НКВД приняты.
П[одлинник] п[одписал] За начальника управления конвойных войск НКВД полковника Рыбакова.
Верно: ст. пом. нач. 4-го отд[еле]ния отдела службы УКВ НКВД капитан Малышев
исп [олнитель] полковник Масальски
в г. 3.7.41
РГВА: ф. 40, оп. 1, д. 189, лл. 55 и56 – заверенная копия.

Цитата: Sobkor от 27 Марта 2010, 16:57:21>>>>Кстати, а Вы лично фонды ГУАС "поднимали"? Полагаю, что Вы даже не предпринимали к тому попыток...<<<<Моя специализация - 19 век. ЦГВИА, ГАРФ, ЦГИА Москвы, другие областные архивы, РГАЛИ. 20-м занимаюсь на досуге. Архив ГУАС в РАЭ (ЦГАНХ), но ежегодно публикуется опись его постепенного рассекречивания, на основании чего представляю ситуацию. Пока идет цикл, относящийся в основном к самолетостроению.

"В марте 1941 года дорожные части были расформированы, а на их базе началось формирование специальных дорожно-эксплуатационных батальонов по линии ГУШОСДОРА НКВД, полков по линии НКО и отдельных мостостроительных батальонов. Помимо формирования дорожно-строительных частей перед ГУШОСДОРом НКВД стояла задача постройки наплавных мостов через Неман (двух), Западную Двину (двух), Днепр (четырех) и т.п. Для этого в приграничных округах создавались запасы необходимых материалов и оборудования."

А. Цыганок
К какой войне готовили Красную армию
(Журнал «Золотой Лев» № 83-84- издание русской консервативной мысли)http://www.zlev.ru/83_48.htmЭто на какую полочку класть и как к этой информации относиться?
В цитированном отрывке приказа от марта 1941 г. об этих батальонах не говорится.

Еще пара штришков к картине:
"28 июля, понедельник. ГКО создал в составе НКО Управление тыла во главе с генерал-лейтенантом интендантской службы А.В. Хрулевым. Управление автотранспортной и дорожной службы из Генштаба перешло в Управление тыла. Однако на дорогах еще оставались два хозяина: при полевых управлениях фронтов кроме армейских дорожных отделов действовали уполномоченные Гушосдора НКВД СССР, а в армиях — их головные дорожные отделы (Годоры){482}. "

{482} Кондратьев З.И. Дороги войны (Военные мемуары). М., 1968. С. 27.
Московская битва в хронике фактов и событий. – М.: Воениздат, 2004.
http://militera.lib.ru/h/moskovskaya_bitva_v_hronike_faktov/02.html
Декабрь 1941, Подмосковье: "К началу нартупления в составе фронта числилось четыре дорожно-эксплуатационных полка, один дорожно-эксплуатационный батальон и отдельная рота регулирования. Из них только один 5-й дорожно-эксплуатационный полк, находившийся в распоряжении фронта, и 41-й дорожно-эксплуатационный полк 30-й армии были более или менее укомплектованы. Дорожно-эксплуатационный полк 50-й армии как действующая часть последний раз показан в сводке от 1 декабря 1941 года.
Недостаточно был обеспечен фронт и дорожно-строительными частями. Их имелось всего 6 батальонов: по два в 43-й и 49-й армиях и по одному в 16-й и 5-й армиях. Кроме того, в Управлении Гушосдора НКВД, обслуживавшем Западный фронт, имелось три дорожно-строительных и два мостостроительных батальона.
Вследствие недостаточного количества дорожно-эксплуатационных частей у фронта и армий в рассматриваемый период не было полностью оборудованных военных дорог. Лучшие дороги в границах армии объявлялись приказом по тылу военно-автомобильными дорогами. На этих дорогах выставлялись регулировочные посты (часто и этого не делалось)".
Генеральный Штаб Красной армии
Военно-исторический отдел
РАЗГРОМ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК ПОД МОСКВОЙ
под общей редакцией маршала Б.М.Шапошникова
(Московская операция Западного фронта 18 ноября 1941-31 января 1942 гг.)
Военное издательство НКО Союза ССР 1943 год, http://iskatel.krasnogorsk.ru/book/Shaposhnikov.Razgrom.Nemetskih.Voisk.pod.Moskvoy.doc

ПРИКАЗ О РАЗВЕРТЫВАНИИ СТРОИТЕЛЬСТВА ОПЕРАТИВНЫХ АЭРОДРОМОВ № 0039 18 июня 1941 г.Положение с ходом строительства оперативных аэродромов недопустимо плохо. На 1.6.41 г. охвачено строительством только 50% от утвержденного мною плана строительства аэродромов на 1941 г. Особо плохо ведется строительство аэродромов в КОВО и ЗапОВО.
Основная причина плохого выполнения плана строительства аэродромов — отсутствие требовательности со стороны военных советов округов, непринятие решительных и исчерпывающих мероприятий по организации и использованию всех возможностей на местах работ.
Приказываю:
1. Военным советам округов немедленно развернуть строительство аэродромов широким фронтом с расчетом окончания строительства летных полей не позже 1 августа и полного окончания аэродромов не позже 1 октября 1941 г. График выполнения работ представить мне 25.6.41 г.
2. Поставить вопрос перед ЦК КП и СНК союзных республик по оказанию максимальной помощи рабочей силой, механизацией и конным транспортом для строительства аэродромов.
3. Привлечь без ущерба для боевой подготовки ресурсы округов для развертывания и более интенсивного хода строительства аэродромов.
4. Дополнительных лимитов на горючее дано не будет, потому шире привлекать конный транспорт и грабарей.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков
Ф. 4, оп. 11, д. 62, лл. 195 и 196. Подлинник.
Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР. Т. 13 (2-1). – М.: ТЕРРА, 1994. – 368. C. 279-280.
Из этого документа следует, что на 18 июня из 61-го запланированного строительства аэродромов в ЗапВО было охвачено строительством менее 30-ти, а на более 31-го оно даже и не начиналось.

Из сборника «От солдата до генерала: Воспоминания о войне». Том 5. http://window.edu.ru/window_catalog/pdf2txt?p_id=32020&p_page=30«Заполь Михаил Юделевич
В ВОЕННО-ДОРОЖНОМ ОТРЯДЕРодился 20 ноября 1919 г. в местечке Красная слобода Минской области, Белоруссия. Национальность – еврей. С 1938 по 1943 г. был членом комсомола. В 1943 г. вступил в ВКП(б).
В 1935 г. окончил 8 классов неполной средней школы и в 1936 г. поступил в Минский архитектурно-строительный техникум, который закончил в 1940 г. По распределению направлен в
25 ВСУ в/ч 9868 (г. Ломжа, БССР), где работал старшим техником при строительстве оборонительных сооружений в деревне Грабово. В апреле1941 г. направлен в УАС НКВД Барановичской области на строительство аэродрома в г. Зельва в должности прораба. Строительство аэродрома (объект №161) должно было быть закончено к октябрьским праздникам. К началу июня 1941 г. была готова железобетонная взлетно-посадочная полоса и
произведена посадка нескольких военных самолетов. Строительство аэродрома велось силами военнослужащих, заключенных и вольнонаемных из восточных и западных районов Белоруссии. В воскресенье 22 июня 1941 г. рано утром местные жители стали говорить, что началась война. В 12 часов дня на строительной площадке собрали на митинг вольнонаемный состав строителей (военнослужащие и заключенные отдыхали в воскресенье в бараках) и по радио заслушали выступление В.М. Молотова о вероломном нападении Германии на Советский Союз.
Примерно в 13.00 из-за леса, примыкающего к строительной площадке, на низкой высоте появилась эскадрилья самолетов с черными крестами на фюзеляжах. Она пролетела над толпой
людей, собравшихся на митинг. Самолеты, примерно 9-12 шт., развернулись и открыли огонь по собравшимся. Началась паника и растерянность. Стало ясно, что началась война. Появились
первые убитые и раненые, особенно среди тех, кто еще отдыхал в бараках. Телефонная связь с вышестоящим руководством в Барановичах сразу была затруднена. Была получена команда оставаться на своих местах и продолжать свою работу. На следующий день (23 июня) мы получили 30 винтовок и ящик патронов, которые были розданы военнослужащим из восточной Белоруссии. Связь с руководством в Барановичах полностью прекратилась. Появились первые раненые и беженцы состороны линии фронта. Инженерное руководство объекта (главный инженер) принимает решение распустить по домам военных, набранных в Западной Белоруссии, а заключенным и вольнонаемным из Восточной части Союза двигаться самостоятельно своим ходом в сторону Востока. Одновременно начинается подготовка транспорта для эвакуации инженерного персонала объекта и служебной документации. К вечеру 23 июня из двух мостов через реку Зельвянка (автодорожный и железнодорожный) один – автодорожный был разрушен немецкой авиацией. Дорога, по которой двигались беженцы, обстреливалась авиацией. На рассвете 24 июня наша автоколонна подошла к железнодорожному мосту. Вручную, по шпалам, машины были перетащены на другой берег реки и укрыты в придорожном лесу, т.к. дорога полностью обстреливалась одиночными немецкими самолетами. Ночью началось движение автоколонны по маршруту на Барановичи – Слуцк – Минск. Города по пути движения подверглись бомбардировке и горели. Утром 26 июня мы добрались до г. Минска. На окраине города, в парке отдыха работала команда военного ведомства, которая оформляла документы для отправки на фронт. Город горел со всех сторон и население города покидало город. В связи с тем, что наша команда бала приписана к НКВД, военное ведомство нас не приняло. По линии НКВД было дано предписание двигаться в сторону Москвы. После оформления и решения организационных проблем обнаружили, что все наши грузовые машины с водителями из Краснодарского края сбежали. Осталась только одна полуторка – газогенераторная на дровяных чурках. На этой машине разместилась вся оставшаяся команда, примерно 25 человек. Дальнейший маршрут Минск – Могилев – Орша – Смоленск – Рославль – Малоярославец. Завершили к концу июня. В Малоярославце нас поместили в школьном здании и дали команду ждать распоряжения из Москвы. 7 июля 1941 г. приступили к работе в УАС НКВД по Орловской области. Сначала на объекте № 169 – города Почеп, затем объект № 324 – в городе Задонск. Работа закончилась 9 октября 1941 г. 10 октября 1941 г. по направлению УАС НКВД я прибыл в г. Воронеж, где начиналось формирование 34 Военно-дорожного отряда (ВДО), предназначенного обеспечить строительство, ремонт и эксплуатацию военных дорог стратегического назначения. Я начинал рядовым в должности командира отделения. Командиром роты был капитан Захаренков Евстигней Терентьевич, командиром роты – Голов Григорий Игнатьевич. Я принял присягу 25 декабря 1941 г. 34 ВДО входил в состав 3-его Военно-дорожного управления (ВДУ). В начале января 1942 г. я был направлен на трассу Москва – Куйбышев, на участок Краснослободского района в Мордовии с целью обеспечения возможности проезда в зимних условиях силами местного населения сел, примыкающих к трассе. Летом 1942 г. 34 ВДО был переброшен на дорогу Москва – Сталинград, на участок в районе города Ряжск. Зимой 1942/43 г. отряд был передислоцирован на дорогу Воронеж – Курск, на участок Нижнедевицкого района с базированием отделения в деревне Кутузовка. В ноябре 1943 г. отряд был переброшен в Белоруссию, Гомельская область. Взвод размещался в районе города Буда-Кошелев. Задачей было возвести переправы через р.Днепр в этом районе. К этому времени я был командиром 3-го взвода 1-й роты 34 ВДО. На территории Польши в районе Бяло Подляска, а осенью в районе г. Седлец с базированием в деревне Плевки. В январе 1945 г. взвод участвовал в сооружении надводного деревянного моста через реку Висла с базированием в пригороде Варшавы – Праге. Последний этап войны, весной 1945 г., прошел по территории Германии на трассе Кюстрин – Берлин и завершился участием в возведении переправы на реке Одер, перед штурмом Берлина и устройством противоминных заграждений по реке Одер. Я освобождал г. Варшаву в составе 34 ВДО. Военные боевые действия я закончил в мае 1945г. в Берлине на 1-ом Белорусском фронте в составе 3 ВДУ, 34 ВДО в должности командира взвода, в звании техник-лейтенант. Командиром 34 ВДО был инженер-майор Голишиников А.А. 2 мая 1945 г. отряд передислоцировался в Берлин, в зону, которая впоследствии отошла американцам, и приступил к демонтажу заводского оборудования – предприятия, которое изготавливало самолеты (алюминий-верке). После демонтажа и вывоза наиболее ценного оборудования в нашу зону взвод перебазировался в бараки, расположенные в районе Алерсгоф города Берлина. Началась подготовка к демобилизации и отправке домой солдатского состава старших возрастов и вольнонаемных. В конце октября 1945 г. 34 ВДО был погружен в теплушки железнодорожного состава по узкой колее и двинулся из Берлина по территории Польши до станции Лунинец на территории
Белоруссии. После перегрузки состава на широкую колею 20 ноября 1945 г. состав двинулся в сторону юга страны с длительными остановками на станциях Владикавказ – Сухуми – Гудаута. В середине декабря 1945 г. состав разгрузился в городе Гудаута Абхазской АССР. Здесь я начал оформлять документы на демобилизацию. Оформление документов задержалось в связи с тем, что я был агитатором на выборах в Верховный Совет СССР, назначенные на 26 февраля 1946 г. 25 марта 1946 г. с пакетом документов на демобилизацию я выехал из Гудаут и прибыл в Москву 27 марта. Документы я передал в отдел кадров Главного Дорожного Управления КА на ул. Горького. 5 апреля 1946 г. я был демобилизован и получил все документы, пособия и награды.
10 мая 1946 г. я был зачислен студентом 2-го курса Московского строительного института и получил стипендию и продовольственные карточки».

27 марта 1941 года было намечено построить 61 аэродром. 7 июня Пономаренко с тревогой сообщает о проблемах со строительством ОСТАВШИХСЯ ИЗ НИХ восемнадцати. Точней, пишет о том, что на этих объектах закончилась подготовка полотна, а проблемы связаны конкретно с бетонированием, которое производилось до сих пор на всех остальных строительствах аэродромов исключительно вручную. Далеко возить строительный камень – из Белоровичского карьера на крайнем юге Белоруссии (ныне в Украине) и т. д. Отсюда на момент начала войны мы можем разделить строительства аэродромов на категории: 1) вполне построенные, откуда конвоиры НКВД и заключенные ушли, 2) законченные бетонированием, т. е. условно пригодные для использования, но не законченные вполне, постольку там часть заключенных с конвойными и запасников должна была оставаться (случай Заполя), 3) аэродромы, у которых уже подготовлено полотно, вполне возможно, начаты бетонные работы, но явно не готовые (18, о которых сообщает Пономаренко) и 4) даже и не начатые строительства и / или строительства в самом начальном этапе.

Sobkor:
Цитата: nestor от 28 Марта 2010, 20:04:11>>>>Еще пара штришков к картине:
<<<<Под добровольцами в данном случае явно что понимаются ополченцы. В НКВД ополченцы составляли лишь костяк истребительных формирований, но в отношении личного состава последних действовали несколько иные права и льготы, чем для ополченцев из иррегулярных частей и соединений Красной Армии...

Порядок в дорожном хозяйстве прифронтовой полосы удалось навести только к лету сорок второго, когда военно-строительные формирования ГУШОСДОРа перешли под юрисдикцию НКО СССР...
Проблема, насколько понимаю, заключалась не столько в двоевластии на военно-фронтовых дорогах, сколько в том, что:
- стройбаты ГУШОСДОРа – структуры дорожно-строительного предназначения, которые, вдобавок, призваны в условиях мирного времени (или, как минимум, вне зоны боевых действий) осваивать средства, выделяемые государством на строительство и ремонт дорог. В силу этого они малопригодны для использования в качестве дорожно-эксплуатационных частей действующей армии (а такие части, обратите внимание, ещё обязаны уметь и защищаться в случае нападения на них противника!). Плюс у них изначально не было никаких реальных механизмом для выполнения на военно-фронтовых дорогах военно-комендантских (читай – военно-полицейских) функций, а без этого обеспечение порядка на дорогах просто немыслимо;
- создание дорожно-эксплуатационных полков и батальонов в Красной Армии в массовом количестве началось лишь с началом Великой Отечественной в соответствии с мобпланом. Их оказалось недостаточно для действующей армии. Не было и практического опыта их применения. Кроме того, в условиях отсутствия штатных этапно-заградительных комендатур и подразделений регулировщиков эти полки и батальоны в лучшем случае оказались лишь полумерой…
Опыт начального периода Великой Отечественной привёл к созданию в действующей Красной Армии таких уникальных воинских формирований, как военно-автомобильные дороги, которые включали в себя дорожно-эксплуатационные части, этапно-заградительные комендатуры, роты регулирования движения, подразделения сапёров и пр. Де-факто военно-фронтовая дорога - соединение, условно равное отдельной бригаде...

Цитата: Москвин Александр Вячеславович от 28 Марта 2010, 21:06:53>>>>Классический пример этих соединений Военно-автомобильная дорога № 101, т.е . "Дорога жизни" по льду и побережью Ладожского озера.<<<<

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

[*] Предыдущая страница