Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Брестская крепость: 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР  (Прочитано 153140 раз)

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 133
Из экспозиции Музея МВД Республики Беларусь:
   
« Последнее редактирование: 25 Января 2021, 18:34:21 от Sobkor »
Записан

AdviseR

  • Долговский Андрей Леонидович
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 57
По просьбам уважаемых коллег добавляю недостающие фото воинов 132-го батальона. Кроме уже размещенных фото Егорова, Савельева и Мисюрина в музее также имеется фотопортрет М.А. Доброцветова:


А также фото Ф.В. Рябова и его награды крупно:

Таким образом в экспозиции данного ведомственного музея выставлены 5 фото бойцов 132 об КВ НКВД СССР, все они теперь размещены в нашей профильной теме. Также по Бресту в экспозиции представлены фото сотрудников ЛОМ ст. Брест (в принципе все они известны) и 2 экспоната по милиции Брестской обл., не относящиеся к обороне Бреста.
« Последнее редактирование: 25 Января 2021, 18:35:43 от Sobkor »
Записан
С уважением,
Долговский Андрей Леонидович

МВладимир

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 171
Отсюда: http://www.fire-of-war.ru/Brest-fortress/p1348.htm «Валентина Федоровна Севрук работала фельдшером в медсанчасти 132-го отдельного конвойного батальона НКВД. В момент начала войны она находилась в городской квартире за Северными воротами. От первых взрывов в Брестской крепости она проснулась. Дома никого не было. Муж, лейтенант Киричук, несколько дней назад выехал в служебную командировку. Наспех одевшись, Валентина Федоровна побежала в крепость; Крепость полыхала, там, конечно, были раненые. Именно это волновало Валентину Федоровну. Одной из немногих ей удалось в то утро проскочить в крепость. Уже потом, спустя много лет, она сама удивлялась, как сумела пройти сквозь огненный смерч. Но в свою часть попасть не смогла. Казарма находилась на самом берегу Буга, между Тереспольскими и Холмскими воротами, а штурмовые группы гитлеровцев обошли Тереспольскую башню и ворвались в Цитадель. Дорога к казарме батальона была отрезана. Валентина Федоровна добралась лишь до домов комсостава Кобринского укрепления и оказалась в группе 2-го батальона 125-го стрелкового полка. И здесь вместе с другими женщинами она выносила раненых бойцов из-под огня, оказывала им помощь. Женщин, раненых и детишек приходилось укрывать за развалинами домов, под лестничными клетками.
...Ночью небольшая группа попыталась выйти из крепости, но фашисты их обнаружили и открыли огонь. Гитлеровцы окружили женщин и детей плотным кольцом конвоя. Пинками, ударами прикладов в спину подгоняли женщин, ослабевших от горя, истощения и ран. Гитлеровцы кричали им что-то злое и повелительное, хохотали, тыча в них пальцами. Пленные женщины в изодранной одежде, почерневшие от пыли и копоти, вызывали у фашистов веселое настроение, удовлетворение. Несчастных фотографировали.
Валентина Федоровна Севрук была контужена, потеряла сознание. Когда пришла в себя, то оказалась в городской больнице, где ведущий хирург С.Т. Ильин принимал меры для спасения раненых защитников Брестского гарнизона, бойцов и командиров Красной Армии под видом пострадавших гражданских лиц города. Сюда советские люди приносили и привозили раненых из крепости. Вместе с В.Ф. Севрук здесь находился боец Калугин, Алик Бобков и другие защитники крепости. Как только состояние здоровья В.Ф. Севрук улучшилось, она вошла в группу медработников больницы, помогала врачам. Окрепших командиров и бойцов отправляли в лес.
Вскоре фашисты провели в городской больнице аресты, организовали свой госпиталь, раненых и больных советских воинов стали отправлять в лагерь для военнопленных в Бяла-Подляску. В.Ф. Севрук тайно ушла из больницы, чтобы продолжить борьбу с оккупантами в тылу врага»
.

Один из фиговских главнюков обиделся за то, что он-де не упомянут как исследователь в очерке «Бессмертные гарнизоны Брестской крепости». Цитирую с поганенького ФИГа: «Таковы пресловутые «двойные стандарты» в исполнении этих журналистов, по крайней мере один из которых, всегда и во всеуслышание ратующий за неукоснительное соблюдение «авторского права» и «личной порядочности», сам не считает необходимым на деле их придерживаться… В общем, «No Comments!» – только констатация факта».
Увы, должен горько разочаровать «страдальца»: в данном случае никакие авторские права на него не распространяются, поскольку цитата обнаруженного им архивного документа содержалась в банальном посте, а не в тексте произведения. Это – во-первых, а, во-вторых, – архивные документы в целом вне авторского права.
А упоминать или не упоминать первооткрывателя – исключительная прерогатива автора произведения. Я, например, нравственно ущербных персон категорически игнорирую!
Вдогонку: кстати, при цитировании поста «страдальца» я авторство поста сохранил («Цитата: исСЛЕДОВАТЕЛЬ от 30 Июнь 2011, 23:59:51»)! То есть всё честь по чести! См., например, здесь (сообщение № 534): http://voenspez.ru/index.php?topic=525.520
Правда, само сообщение пришлось серьёзно зачистить от ошибок и описок, допущенных создателем поста по его же собственной вине!
« Последнее редактирование: 25 Января 2021, 21:09:45 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Авторы – полковники внутренней службы Сергей ЛАГОДСКИЙ и Юрий РЖЕВЦЕВ.
БЕССМЕРТНЫЕ КАРАУЛЫ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ
Самыми стойкими очагами сопротивления в ходе героической обороны Брестской крепости с первыми разрывами Великой Отечественной, как известно, стали военные городки воинских частей и подразделений войск НКВД СССР!
Архивные документы и воспоминания выживших участников тех жарких боёв позволили установить имена и судьбы не одного десятка солдат правопорядка из числа как защитников Брестской крепости, так и непосредственного города Бреста. Ниже – повествование о некоторых из «васильковых фуражек», чьи имена и подвиги усилиями журналистов Объединённой редакции МВД России и их добровольных помощников из числа историков спецслужб в последние года возвращены из плена неправедного забвения…


Конвой обратно не вернулся…
Прерогатива открытия исторического факта, который будет изложен ниже, во многом принадлежит внештатному автору еженедельника МВД России «Щит и меч», ветерану Сыктывкарского гарнизона внутренних дел Александру Вячеславовичу Москвину.
В ходе изучения архивных донесений безвозвратных потерях, понесённых в годы Великой Отечественной войны 41-й отдельной бригадой конвойных войск НКВД СССР, он наткнулся на список особого конвоя, убывшего 16 июня 1941 года от 128-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР в спецкомандировку по маршруту Вологда – Грязовец – Брест – Львов – Вологда. Всего – четыре фамилии: помощник командира взвода (он же – начальник конвоя) старший сержант Ефим Кондратьевич Дягилев и красноармейцы-стрелки Степан Андреевич Даниленко, Иван Михайлович Колесов и Василий Петрович Ушканов. Все одногодки – 1919 года рождения, при этом трое – С.А. Даниленко, Е.К. Дягилев и В.П. Ушканов – земляки, поскольку все они являлись уроженцами Харьковской области Украины. Возможно, что и призваны были вместе. А вот И.М. Колесов – он из российской глубинки: его малая родина – село Новгородское Новоалександровского сельского поселения Суздальского района Владимирской области…
Правда, само то донесение составлено уже по линии строевой части штаба 250-го полка конвойных войск НКВД СССР. Но это, поясним, отнюдь неслучайно. Дело в том, что сто двадцать восьмой батальон в связи с гитлеровской агрессией фашистской Германии против СССР в самые первые дни Великой Отечественной в соответствии с мобпланом был развернут в тот самый двести пятидесятый полк…
В графе: «Когда и по какой причине выбыл», – в отношении каждого из четырех: «Пропал без вести 22.6.41 г. в гор. Бресте». Последнее прямо указывает на то, что командование части не сомневалось в факте пребывания по состояния на двадцать второе число июня особого конвоя во главе со старшим сержантом Е.К. Дягилевым именно в Бресте!
Известны следующие подробности: этот караул, убывший в путь 16 июня из Вологды, забрал в Грязовецком лагере НКВД СССР двух польских военнопленных, которых благополучно и доставил в Брест. Один из тех подконвойных был тут же передан в распоряжение УНКГБ по Брестской области, поскольку подлежал по линии чекистского ведомства интернированию в Германию, а второй, которого старшему сержанту Ефиму Дягилеву и его подчинённым предстояло через несколько дней этапировать во Львов, – временно на попечение администрации тюрьмы № 23 УНКВД по Брестской области.
Сам же личный состав особого конвоя разместился у брестских коллег – при дислоцировавшемся в кольцевой казарме Цитадели Брестской крепости ядре 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР. В силу этих обстоятельств «вологжанам» и выпало ранним утром 22 июня 1941 года оказаться в числе героических защитников крепости на Буге. С врагом они дрались мужественно. Это подтверждается документальной базой, имеющейся в распоряжении дирекции Музея-мемориала «Брестская крепость-герой». Фашисты их сумели обезоружить только когда, когда каждый из четверых уже истекал кровью. В нечеловеческих условиях нацистских лагерях вроде бы выжили двое – старший сержант Ефим Дягилев и красноармеец Степан Даниленко, а вот двое других бойцов «вологодского» конвоя – Иван Колесов и Василий Ушканов – по данным всё того же Музея-мемориала «Брестская крепость-герой», приняли мученическую смерть от рук фашистских палачей.
Остается добавить, что имя красноармейца Ивана Михайловича Колесова как пропавшего без вести в июне сорок первого в Бресте советского солдата увековечено на страницах Книги Памяти Владимирской области, но почему-то, увы, без указания его ведомственной принадлежности к войскам правопорядка и безопасности и как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию…

Забытые герои
Этот неправедно забытый подвиг для наших современников своими публикациями во многом воскресил именно еженедельник МВД России «Щит и меч»: в осаждённом гитлеровцами в первые же минуты войны Бресте стойкое сопротивление врагу оказали не только военнослужащие и милиционеры местного гарнизона, но и сотрудники дежурных смен тюрьмы № 23 УНКВД по Брестской области. Впрочем, тюрем по факту было две – городская, находившаяся в черте Бреста, и внутренняя (и она же в ряде источников следственная) – в таких называемы Бригидках – в бывшем монастыре, расположенном внутри Брестской крепости на территории западной части Кобринского укрепления. В первой содержались арестованные по обвинению в общеуголовных преступлениях, а во второй – польские военнопленные, представлявшие для чекистов повышенный оперативный интерес плюс – регулярно задерживаемые пограничниками шпионы и лазутчики. Однако де-юре это была одна тюрьма – под № 23, но территориально разделённая на два автономных подразделения – городской корпус и 2-й корпус. По состоянию на 10 июня 1941 года в городском корпусе при лимите наполнения в 2680 мест содержалось 3807 заключенных. Сведений о лимите 2-го корпуса в открытых источниках отыскать не удалось, но точно известно, что его камерные помещения также были переполнены и в них к утру 22 июня под стражей содержалось свыше тысячи представителей спецконтингента.
Тюрьмой руководил сержант госбезопасности Шафоростов. Напомним, что до февраля 1943 года специальное звание «сержант государственной безопасности» условно соответствовало армейскому лейтенанту. В данном контексте необходимо учитывать и то обстоятельство, что подавляющее большинство сотрудников мест лишения свободы в описываемый нами период времени воинских и специальных званий не имело. Они, как и пожарные профессиональных частей, носили особую униформу, украшенную в петлицах должностными знаками различия.
Оба корпуса тюрьмы охранялись караулами от 2-й конвойной роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР: городской – караулом в двадцать один штык, а 2-й – в пятнадцать. Однако караулы, которые несли здесь боевую службу в ночь с 21 на 22 июня, были несколько усилены, в том числе пулемётными расчётами.
Первым вражескому нападению подвергся городской корпус тюрьмы № 23. По нему фашисты сначала нанесли авиационный и артиллерийский удары, после чего, явно рассчитывая при этом на лёгкую победу, кинулись на штурм. Однако караул вкупе с сотрудники дежурной смены, имевшими на своём вооружении преимущественно только револьверы, успешно отразили эту и ещё несколько последующих атак. Общее руководство обороной осуществлял лично начальник тюрьмы сержант госбезопасности Шафоростов. Только когда от прямого попадания зажигательных бомб внутри периметра тюрьмы возник страшный пожар, Шафорстов отдал приказ остававшимся в живых подчинённым с боем отходить на окраину Бреста.
Из послевоенный воспоминаний бывшего стрелка 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР Алексея Никифоровича Герасимова: «Я находился на охране 1-й тюрьмы. Вахтёры заключённых расстреляли. Комендант тюрьмы крикнул нам «Спасайтесь!».
Необходимо пояснить, что Алексей Никифорович – это единственный из бойцов караула по охране городского корпуса тюрьмы № 23, которому чудом посчастливилось уцелеть в том тяжёлом и неравном бою с гитлеровцами. Остальные его боевые побратимы полегли в Бресте смертью храбрых.
А это уже строки из датированных 23 мая 1965 года и никогда прежде не публиковавшихся воспоминаний другого бойца всё того же сто тридцать второго батальона – младшего лейтенанта запаса Георгия Никифоровича Королёва, но предварительно поясним, что, согласно боевому расчёту, по состоянию на утро 22 июня 1941 года красноармеец первого года службы Г.Н. Королёв находился в составе резервного взвода, который в случае необходимости обязан был усилить собой караул по охране городского корпуса тюрьмы № 23: «22 июня в 4 часа утра мы были разбужены орудийными выстрелами и пулемётной стрельбой. Сначала мы не поняли в чём дело, так как офицерского состава с нами не было, они располагались в Бресте на квартирах. С нами были только младшие командиры. От них то мы и узнали, что началась война, напал немец. По команде младших командиров мы заняли оборону на первом этаже, где и жили до этого, отразив несколько попыток немцев переправиться через реку Буг. Мы решили перебраться на второй этаж, где находились амбразуры и сверху лучше видно противника. Мы расстреливали немцев на воде, не давая им выйти на берег.
…Была дана команда красноармейцам 132 отд. батальона отойти в город Брест на выручку наших караулов – в Бресте у нас были люди, которые охраняли тюрьму. Прибежав в город, мы его не узнали: он весь был в огне, горели склады со всевозможными припасами. Караульное помещение было разрушено, тюрьма была распущена. В городе творилось не поймёшь что – паника в полном смысле слова, все бегали, отыскивая своих. Потом майор пехотных войск проявил инициативу и стал собирать всех военных под своё командование. И мы, все собравшиеся, стали отходить из Бреста по направлению к Кобрину».
А вот к штурму 2-го корпуса тюрьмы № 23 немцы приступили ближе к 08.00-09.00 часам 22 июня, однако с первых же минут своей агрессии против СССР они плотным артиллерийским огнём надёжно блокировали периметр тюрьмы, в том числе уничтожили единственный мост через реку Муховец, связывающей Бригидки с Цитаделью крепости. Дежурный по батальону младший политрук Владимир Антонович Бродяной, пытавшийся бегом добраться до караульного помещения 2-го корпуса, у Белостокских ворот оказался накрытым взрывами. К счастью, отделался только сильной контузией, но, тем не менее, некоторое время он лежал без сознания полузасыпанный комьями земли. По той же причине не сумела даже приблизиться к мосту через Муховец и резервная группа усиления.
Бригидки враг атаковал, массированно высадившись с надувных плотов и лодок. Личный состав караула и двадцать девять сотрудников дежурной смены тюрьмы держались до последнего, причём героям выпало одновременно противостоять как фашистам, так и поднявшим мятеж заключённым. Особенно мужественно дрались стрелки 2-й роты красноармейцы И.Г. Авдеев А.М. Докучаев и П.Ф. Филиппов. Раненых же немцы безжалостно добили. Так, истекающему кровью красноармейцу П.Ф. Филиппову немецкий конвоир дважды выстрелил в голову уже после того, как немногочисленных советских военнопленных переправили на противоположный берег Западного Буга.
А теперь процитируем датированное 24 октября 1957 года письменно свидетельство непосредственного участника обороны 2-го корпуса со стороны сотрудников органов внутренних дел – Павла Ивановича Комарова 1914 года рождения, проживавшего на тот период времени в вологодском Череповце. Данный текст, к слову сказать, оглашается в открытой печати также впервые: «До марта месяца 1940 года я служил в Брестском погранотряде, на заставе № 13 как пограничник, а после демобилизации по предложению органов МГБ [правильно – НКВД] мы с группой товарищей остались работать в Брестской тюрьме в качестве надзорсостава.
Война меня застала во время дежурства в отделении Брестской тюрьмы, которое находилось не более, чем в двухстах метрах от крепости, то есть отделялось только одним перекопом.
В тюрьме в этот момент находилось более тысячи заключённых, в числе которых много было немецких шпионов.
Помню, как сейчас: в первые минуты пятого часа, в воскресенье 22-го июня были произведены 2 одиночных артиллерийских выстрела, а затем хлынул ураганный вал сотен снарядов с оглушительными взрывами и вокруг всё задрожало и завыло.
Я, как помощник дежурного по тюрьме, выскочил из дежурной комнаты и бросился в корпус тюрьмы для того, чтобы принять соответствующее решение, но двери у многих камер были уже выломаны, заключённые набросились на надзорсостав, и завязалась внутренняя борьба между ними и заключёнными. Но поскольку их было больше в сто раз, чем нас, то многие наши товарищи уже оказались мёртвыми. Да, наверное, не уцелеть бы ни одному из нас, если бы не влетели в тюрьму один за другим несколько снарядов, от разрыва которых заключённые бросились за пределы ограды тюрьмы.
Я, избитый до без сознания и брошенный в одну из камер, пришёл в сознание только в 10 часов утра, когда уже стало значительно тише, но, однако, во дворе слышались крики немцев, которые на машину грузили мешки и бочки с продовольствием.
Дождавшись ночи на 23-е июня, хотя и чувствуя невыносимую боль головы и всего тела, я вышел в корпус тюрьмы и зашёл в подвальное помещение, где встретил тяжело избитого дежурного по тюрьме Мартынова и надзирателя Заикина Сергея. Проведя краткий совет втроём, мы сделали вывод, что нужно во чтобы то ни стало пробраться в крепость к своим частям.
В ночь с 23-го на 24-е июня при наличии уцелевшего при нас пистолета мы сумели разоружить и уничтожить двух зашедших в тюрьму фашистов – отобрали у них карабин и автомат, а в ночь с 24-го на 25-е двинулись в путь, который составлял с обходом более 1-го километра.
Путь оказался, как мы предполагали, нелёгким – повсюду бродили и обстреливали каждое тёмное место немцы, беспрерывно светили ракеты, а там, где не было немцев, рвались мины и снаряды, но самым основным и трудным препятствием был перекоп (вода).
И там, несмотря на наши старания, нас в пути застал рассвет, и тут начался артиллерийский обстрел крепости, участился пулемётный огонь. Сначала меня ранило в ногу пулей, а через некоторое время от разрыва снаряда я был контужен и пришёл в себя, т.е. в сознание, в одном из помещений, которое находилось за валом.
Там нас уже было очень много, и, казалось бы, все свои, но это уже был плен.
Здесь, в этом же помещении я встретил нач. заставы ст. лейтенанта Богданова и политрука Смирнова – это с той заставы, на которой я прослужил более 3-х лет…
Меня интересует один вопрос, что якобы, работники Брестской тюрьмы (как то: нач. Шафаростов, зам. нач. Морозов, Никулин, политруки Смирнов, Коновалов и ряд других товарищей) были схвачены фашистами и расстреляны?
Я не хочу… описывать те муки в немецком плену, так как те тяжёлые мучения, избиения и голод становятся горькими и тяжёлыми до слёз в настоящее время.
Как жалко, что не хватило нашей силы в этот период отразить натиск врага, жалко и то, что тысячи людей потеряли свои жизни.
Но жалко и то, что вероломное нападение фашистской армии разорвало счастливую жизнь многих людней, в том числе и мою. Верно, я сейчас живу неплохо, но в связи с войной и проклятым пленом я не мог получить того образования, о котором мечтал, и потерял партийность»…
В целом печальная участь постигла и польских военнопленных, содержавшихся под стражей во 2-м корпусе, – из советского они угодили в куда более страшный плен – нацистский! Защитники Брестской крепости из числа артиллеристов 333-го стрелкового полка Карсной Армии с обороняемых ими рубежей воочию наблюдали, как 23 июня гитлеровцы, построив переловленных ими поляков в колонны, начали их этапирование в шталаги территориальной Германии, где из узников выжили потом уже немногие…

Горстка несломленных!
Историком спецслужб Сергеем Леонидовичем Чекуновым, проживающем в столице, в архивах обнаружены новые, ранее малодоступные исследователям документальные источники в отношении штатного расписания и численности 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Однако в начале, напомним, что данная в/ч была сформирована в Белоруссии на основании Постановления Совета Народных Комиссаров СССР № 1867-494сс от 13 ноября 1939 года, предусматривавшего увеличение численности конвойных войск, а также изданного во исполнение озвученного выше документа приказа НКВД СССР № 001389 от 14 ноября 1939 года «Об организации и переформировании частей конвойных войск».
С момента своего рождения батальон входил в состав 15-й отдельной стрелковой бригады войск НКВД СССР, переименованной в декабре 1940 года в 42-ю отдельную бригаду конвойных войск НКВД СССР, а впоследствии (в 1942 году) ставшей конвойной дивизией, которая в свою очередь 24 марта 1992 года выступила в роли родоначальницы внутренних войск МВД Республики Беларусь как независимого и суверенного государства.
Итак, как то достоверно установил Сергей Леонидович, к моменту гитлеровской агрессии против СССР сто тридцать второй конвойный организационно состоял из управления части, взвода связи, трёх стрелковых рот, пулемётного взвода и подразделений обслуживания (склады, мастерские, медпункт, кухня, столовая, автовзвод).
Стрелковые роты выполняли служебно-боевые задачи пенитенциарного характера на территории современной Брестской области: 1-я стрелковая рота обеспечивала охрану тюрем №№ 24, 25 и 29, находившихся соответственно в городах Кобрин, Пружаны и Пинск (на тот момент времени – областной центр), а 2-я – брестской общей тюрьмы № 23. 3-я же рота предназначалась для выполнения задач по плановому конвоированию спецконтингента вглубь страны, в связи с чем подавляющее большинство её воинов всё время находилось в составе караулов в дальних и ближних командировках.
Силы 1-й роты дислоцировались в Кобрине, Пружанах и Пинске, то есть по месту несения боевой службы, а все остальные штатные подразделения, включая управления части, – в кольцевой казарме Цитадели Брестской крепости.
По состоянию на 1 апреля 1941 года списочная численность сто тридцать второго батальона составляла 564 человека, но наличная – 418: 112 человек пребывали в служебных командировка (преимущественно в конвоях по этапированию вглубь страны спецконтингента, но командир, капитан Александр Степанович Костицын, ставший впоследствии генерал-майором и Героем Советского Союза, – на сдаче сессии в стенах заочного факультета Военной академии имени М.В. Фрунзе), четверо – в отпуске, один болел, а тридцать отсутствовали на службе по каким-то иным причинам.
Расклад по национальностям: русских – 516, украинцев – 29, белорусов – 10, татар – 5, чувашей – 3, евреев – 1…
12 мая 1941 года в летнем полевом лагере, находившемся за чертой Бреста, на 35-дневные учебные сборы выдвинулись 1-й взвод 2-й стрелковой роты, 1-й взвод 3-й стрелковой роты и пулемётный взвод. Руководителем данных сборов был назначен комроты-2 старший лейтенант Артамонов.
Кроме того, 23 мая в том же самом летнем лагере начался 30-дневный инструкторский сбор кандидатов в ефрейторы. С этой целью сюда были откомандированы четырнадцать лучших из лучших бойцов со всех рот и иных подразделений батальона.
В наличных архивных документах не обнаружены источники, свидетельствовавшие бы о факте возвращения находящихся в летнем лагере подразделений и военнослужащих в места постоянной дислокации.
А теперь подсчитаем, сколько же воинов 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР находились к утру 22 июня 1941 года в кольцевой казарме: минус два суточных тюремных караула, минус пребывавшие в служебных командировках (в том числе и сам командир этой в/ч) и отпускники, минус представители среднего и старшего комначсостава, проживавшие вместе с семьями в городе, но плюс четыре человека «вологодского» конвоя. И того получается не более полуроты младших командиров (в том числе, правда, и несколько сверхсрочников) и бойцов при одном офицере. В последнем случае речь идёт о выполнявшем, согласно графику суточных нарядов, обязанности дежурного по части младшем политруке В.А. Бродяном.
А теперь давайте вычтем, хотя и с оговорками, резервный взвод, убывший ранним утром на усиление, карала по охране городского корпуса тюрьмы № 23. В итоге вообще остаётся горстка людей, но и она, как мы знаем из летописи Великой Отечественной, в боях по обороне Цитадели Брестской крепости оказала самое яростное сопротивление превосходящим силам противника, чем превратила свой воинский подвиг в по-настоящему бессмертный!

Вспомним всех поимённо!
Сегодня на скрижалях воинского мемориала, расположенного в Брестской крепости, только двадцать четыре фамилии солдат и сержантов 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Вместо даты смерти у всех: «Погиб в июне 1941 года».
Но это, поясним, только те, чьи имена удалось некогда установить сотрудникам Музея-мемориала «Брестская крепость-герой». Все остальные несколько десятков, включая офицеров, до сих пор за редким исключением неизвестные герои – без имён и воинских званий.
Выжить же (да и то чудом) в пекле боев лета сорок первого и дойти до Победы посчастливилось лишь немногим из воинов сто тридцать второго отдельного конвойного. Четверо из них – Д.Ф. Кожанов, В.Ф. Севрук, Н.А. Токарев и А.П. Чубаров – в 1966 году, благодаря трудам брестских краеведов, впервые встретились в крепости после разлуки длиной в четверть века…
Архивные фоны Центрального архива Министерства обороны России позволили журналистам еженедельника МВД России «Щит и меч» уточнить судьбу десятков воинов батальона, в том числе и вот этих двух – стрелка (ранее же он состоял в должности гранатомётчика) 2-й роты красноармейца Ивана Андреевича Усова и шофёра автотранспортного (он же в ряде источников – автохозяйственный) взвода красноармейца Михаила Ивановича Юдина. Оказывается, оба в бою 24 июня 1941 года попали в плен. На момент пленения ранений и увечий не имели, что косвенно указывает на то, что захвачены были, когда в их винтовках закончились патроны и драться, кроме, как только от отчаяния броситься в рукопашную, уже было нечем. Увы, война без пленных не бывает, точно также как без убитых и покалеченных. А, значит, в любом случае это ни на йоту не умаляет их подвига как героев-защитников легендарной Брестской крепости.
Коротко, используя содержащуюся в их персональных лагерных карточках информацию, расскажем о каждом из двух.
Иван Усов родился 23 сентября 1919 года в селе Федорково Сидоровского сельского поселения Красносельского района Костромской области. Русский. Из крестьян. Православный. Ростом имел в 169 сантиметров. Шатен. В плену сумел скрыть принадлежность к войскам НКВД СССР, по причине чего был учтен нацистами как военнослужащий 2-й роты 132-го стрелкового полка Красной Армии. Лагерный номер – «20830».
Михаил Юдин родом из села Заплавное Среднеахтубинского района Волгоградской области. Дата рождения – 21 января 1921 года. Соцданные – во многом идентичные: русский; из крестьян; православный. Рост имел в 170 сантиметров. Блондин. В плену своей принадлежности к войскам НКВД СССР не скрывал, что, между прочим, было чревато расстрелом на месте. Так, в лагерной карточке крупно выведено: «132 G.P.U. Bat.» – производное от одного из прежних названий чекистского ведомства – «Государственное политическое управление», сокращённо – ГПУ. Тем не менее, казни на поле боя каким-то чудом избежал. Лагерный номер – «21176».
Эти два воина вместе служили в рядах солдат правопорядка, плечом к плечу сражались с ненавистным врагом в стенах Брестской крепости. Мужественно, но порознь они прошли через ад нацистских лагерей. Однако погибли от истощения и болезней с разницей в две с половиной недели в стенах одного и того же лагеря – шталага-8Е (он же – 312), который находился в нижнесилезком посёлке Нойхаммер (ныне – польский Свентошув): Николай Усов – 21 января, а Михаил Юдин – 6 февраля 1942 года…
Странно, но факт: в Книге Памяти современной Волгоградской области, в отличие от скрижалей воинского мемориала Брестской крепости, имя красноармейца М. Юдина почему-то напрочь отсутствует!
Из Перечня частей и соединений, входивших в состав действующей армии, 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР официально исключён с 10 июля 1941 года. Но это не было расформированием и, в том числе, якобы за имевшую, увы, место утрату Боевого Знамени части (не по вине самих «васильковых фуражек» оно стало трофеем врага). Напротив, осколки батальона, которые комбату-132 капитану А.С. Костицыну удалось собрать к началу июля в белорусском Могилёве, были объявлены новым полком конвойных войск НКВД СССР – 251-м по «сквозному» номеру, причём объявлены задним числом – с 22 июня 1941 года! Причиной же такой метаморфозы, как надо полагать, стало стремление высшего руководства чекистского ведомства точно и безусловно исполнить все без исключения предписания мобплана «МП-41». Поясним, что в соответствии с последним сто тридцать второй батальон в случае введения в стране военного положения должен был быть незамедлительно преобразован по месту своей дислокации в Бресте в конвойный полк, предназначенный в свою очередь для охраны ново создаваемых НКВД СССР лагерей для военнопленных. Но из-за вероломного нападения на СССР фашистской Германии и сложившейся в связи с этим драматической ситуацией в приграничье привести мобплан в действие в Бресте не представилось никакой возможности. Однако вскоре после начало войны выяснилось, что в распоряжение командования Управления по охране войскового тыла Западного фронта начинают пребывать разрозненные мелкие группы военнослужащих батальона – как из Западной Белоруссии, так и в лице возвращающихся конвоев из глубины страны. Вот эти то бойцы и командиры во главе с капитаном А.С. Костицын и были объявлены базой для формирования нового полка!
Бойцы этой новой-старой части на берегах могилёвского русла Днепра дрались с тем же остервенением к врагу, как и несколькими неделями раньше на берегах Западного Буга и Муховца в Бресте. Многие погибли или были ранены. Не обошлось и без угодивших в беспомощном состоянии в плен. И, например, такая трагическая участь оказалась уготованной 22-летнему уроженцу Некоузского района Ярославской области красноармейцу Ивану Николаевичу Дряхлову. Этот боец, как и его однополчане по брестскому периоду службы Николай Усов и Михаил Юдин, тоже не дожил до светлого дня освобождения из нацистской неволи: он принял мученическую смерть от рук немецко-фашистских палачей 3 мая 1942 года в застенках печально известного на весь мир концлагеря СС «Бухенвальд»...

Групповое фотоснимок военнослужащих автохозяйственного взвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.
Первый ряд: третий слева красноармеец Николай Павлович Смирнов – старший писарь ПФС. 1919 г.р., уроженец Костромской области. Призван в 1939 году. 22 июня 1941 года погиб в бою.
Третий ряд: первый справа красноармеец Дмитрий Фёдорович Кожанов – старший портной мастер ОВС. 1919 г.р., уроженец Ярославской области. Призван в 1939 году. 23 июня 1941 года пленён противником. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил;
Четвёртый ряд: первый слева красноармеец Николай Иванович Городилин – писарь ОВС, 1918 г.р., уроженец Волгоградской области. Призван в 1939 году. 23 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году.

Кроме них, во взводе служили, а затем приняли участие в героической обороне Брестской крепости (возможно, что они тоже запечатлены на представленном снимке, но не опознаны):
- старший сержант Николай Игнатьевич Губарь – заведующий складом ПФС. 1914 г.р., уроженец Киевской области Украины. Погиб в бою;
- сержант Михаил Кирьянович Кондаков – старший автослесарь. 1916 г.р., уроженец Пермской области. Призван в 1937 году. 23 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1942 году;
- сержант Георгий Игнатьевич Маслов – командир хозяйственного отделения. 1918 г.р., уроженец Киевской области Украины. Призван в 1938 году. Погиб в бою;
- сержант Леонид Павлович Соловьёв – автослесарь. 1915 г.р., уроженец Костромской области. Призван в 1937 году. Погиб в бою;
- младший сержант Степан Дмитриевич Пономарёв – командир автомобильного отделения. 1919 г.р., уроженец город Волгограда. Призван в 1939 году. Пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году;
- ефрейтор Борис Павлович Яковлев – командир автомобильного отделения. 1919 г.р., уроженец Костромской области. Призван в 1939 году. С войны вернулся;
- красноармеец Пётр Иванович Барабанщиков – коновод. 1920 г.р., Волгоградской области. Призван в 1940 году. 22 июня 1941 года погиб в бою;
- красноармеец Александр Иванович Баринов – помощник заведующего складом ОВС. 1920 г.р., уроженец Нижегородской области. Призван в 1940 году. 24 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году;
- красноармеец Геннадий Иванович Веселов – шофёр. 1919 г.р., уроженец Костромской области. Призван в 1939 году. Пленён противником. Умер в нацистском плену в 1942 году;
- красноармеец Иван Осипович Железцов – сапожный мастер ОВС. 1921 г.р., уроженец Владимирской области. Призван в 1940 году. Пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году;
- красноармеец Александр Дмитриевич Козицын –помощник заведующего складом ПФС. 1919 г.р., уроженец Ярославской области. Призван в 1939 году. Пленён противником. Умер в нацистском плен в 1942 году;
- красноармеец Иван Константинович Колесников – повар. 1919 г.р. Призван в 1939 году. Погиб в бою;
- красноармеец Михаил Петрович Кривошеев – шофёр. 1918 г.р., уроженец Волгоградской области. Призван в 1939 году. 23 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году;
- красноармеец Александр Андреевич Лонин – шофёр. 1914 г.р., уроженец Нижегородской области. Призван в 1939 году. 22 июня 1941 года убит в ходе самого первого удара вражеской артиллерии по Брестской крепости;
- красноармеец Иван Николаевич Мартынов – шофёр. 1920 г.р., уроженец Нижегородской области. Призван в 1940 году. 24 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1943 году;
- красноармеец Василий Иванович Матвеев – шофёр. 1920 г.р., уроженец Владимирской области. Призван в 1940 году. 25 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1941 году;
- красноармеец Арсений Васильевич Проворков – шофёр. 1918 г.р., уроженец Ярославской области. Призван в 1939 году. Погиб в бою;
- красноармеец Фёдор Васильевич Рябов – повар. 1921 г.р., уроженец Владимирской области. Призван в 1940 году. Погиб в бою;
- красноармеец Владимир Иванович Семёнычев – шофёр. 1921 г.р., уроженец Владимирской области. Призван в 1940 году. Погиб в бою;
- красноармеец Николай Андреевич Токарев – шофёр. 1921 г.р., уроженец Нижегородской области. Призван в 1940 году. 25 июня 1941 года пленён противником. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил;
- красноармеец Александр Николаевич Тювин – повозочный. Уроженец Ярославской области. Призван в 1939 году. 22 июня 1941 года пленён противником. В аду нацистских лагерей чудом, но выжил;
- красноармеец Пётр Иванович Чернышёв – повозочный. 1920 г.р., уроженец Волгоградской области. Призван в 1940 году. Погиб в бою;
- красноармеец Борис Георгиевич Шмангин – портной мастер ОВС. 1920 г.р., уроженец Владимирской области. Призван в 1940 году. Пленён противником. Умер в нацистском плену в 1942 году;
- красноармеец Михаил Иванович Юдин – шофёр. 1920 г.р., уроженец Волгоградской области. Призван в 1940 году. 24 июня 1941 года пленён противником. Умер в нацистском плену в 1942 году.

СВЯТЫНЯ, «ПЛЕНЁННАЯ»… МАРОДЁРАМИ
Фашистские унтер-офицер Шмюде (с сигаретой в зубах) и Норберт Рушпекхофер из 14-й противотанковой роты 133-го пехотного полка вермахта (полевая почта № 11826) напыщенно-самодовольно позируют перед объективом фотокамеры, держа в развёрнутом виде Боевое Знамя 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. 2 июля 1941 года его, мародёрствуя на руинах кольцевой казармы Цитадели Брестской крепости, случайно отыскал один из тех двоих недобитков – Норберт Рушпекхофер. Да-да, речь о том, который ниже ростом. В общем, как не крути, а это отнюдь не боевой трофейный, то есть отбитый в тяжёлом бою у противника и ставший таким образом дополнительной наградой за трудную победу, а сугубо криминальная добыча! На это, кстати, дополнительно указывает и тот факт, что унтер-офицер Шмюде облачён в советскую полевую форму – совершенно новенькие гимнастёрку и полугалифе, а поверх вдобавок накинута ещё и сугубо цивильная душегрейка! Что скажешь – мародёр он и есть мародёр!
Под снимком не менее, чем само фото, хвастливая надпись по-немецки, поясняющая, что это якобы знамя мифического 132-го пограничного батальона, а не одноимённой по номеру и не представлявшей из себя в силу своего статуса особой боевой мощи конвойной в/ч.
Сегодня уже доподлинно известно, что этот боевой стяг последними защитниками кольцевой казармы по приказанию младшего сержанта сверхсрочной службы К.А. Новикова был спрятан в тайнике, обустроенном внутри кирпичного воздуховода. Вот как о тех драматических событиях уже после войны вспоминал бывший боец-шофёр Дмитрий Фёдорович Кожанов: «У нас (Новиков, я и ещё один младший командир) находилось знамя 132-го батальона НКВД, подвязанное под гимнастёркой, которое хранили, как своё сердце. Когда оказались в безнадёжном положении, мы, посоветовавшись, решили, чтобы знамя не попало в руки врагу, укрыть его в воздушной трубе второго этажа, что напротив штаба 132-го батальона. Вынули три кирпича, положили туда нашу святыню и опять заложили кирпичом».
И не вина тех троих героев, что чуть позже их, по всем прикидкам, надёжно обустроенный тайник окажется разнесённым в кирпичную пыль прямым попаданием тяжёлого артиллерийского снаряда или, возможно, даже авиабомбы…
Известно, что «пленённое» фашистами Боевое Знамя 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР было впоследствии доставлено с восточного фронта в австрийский город Линц, где ему тут же отыскали место в экспозиции одного из местных музеев – «Гессенмузеума». Однако с 1945 года следы знамени теряются и где оно находится сегодня, увы, неизвестно…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
 


Вот на этом снимке достаточно читаемо видно, что Шмюде действительно облачён в советскую полевую форму – совершенно новенькие гимнастёрку и полугалифе, а поверх вдобавок накинута ещё и сугубо цивильная душегрейка! Что скажешь – мародёр он и есть мародёр!

В отношении знамени 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР я посредством обобщения всех доступных источников сделал вывод, что в его спасении участие приняли три человека. человека. Это сержант К.А. Новиков, младший сержант С.Ф. Комичев СФ и красноармеец Д.Ф. Кожанов. По-видимому, знамя было спрятано 22 июня, когда бойцы ещё находились в казарме батальона. Спустя некоторое время все трое были пленены в Брестской крепости (на Комичева в ОБД есть карта пленения). Впоследствии Новиков и Комичев погибли в плену, а Кожанов остался жив. Именно по его информации и стало известно об укрытии знамени батальона. Отдельные подразделения 45 пд немцев, штурмовавших крепость, оставались в Бресте до 5 июля. 2 июля знамя было обнаружено солдатами 133 пп 45 пд. Кстати именно подразделения этого полка и штурмовали защитников в районе дислокации батальона...

На сайте МВД Белоруссии было выложено фото знамени 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Но это, увы, новодел, а не подлинник!..

А уставная ли тужурка у унтер-офицера Шмюде? Или она досталась ему так же, как знамя?
Это какая-то полууставная жилетка! Очевидно, поддёвка под шинель. Хотя, с другой стороны, лето на дворе, однако! Не по уставу и китель заправлен в брюки. Если это вообще китель, а не трофейная советская гимнастёрка!?

Кольцевая казарма Цитадели Брестской крепости (на одном снимках она выделена графически линиями прямоугольника) досталась фашистам уже лежавшей в руинах и охваченной пожарами – настолько стойко и яростно оборонялись здесь её защитники, включая воинов, носивших васильковые фуражки!
 
« Последнее редактирование: 18 Февраля 2023, 14:51:56 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 568
  • Роман Никитин
А уставная ли тужурка у унтер-офицера Шмюде? Или она досталась ему так же, как знамя?

Это какая-то полууставная жилетка! Очевидно, поддёвка под шинель. Хотя, с другой стороны, лето на дворе, однако! Не по уставу и китель заправлен в брюки. Если это вообще китель, а не трофейная советская гимнастёрка!?

То-то и оно, что лето на дворе! А недобиток (политкорректно - вермахтовец) Шмюде какую-то полууставную жилетку напялил. С чего бы он так утеплился в жару? Может, простудился, а может и нет. Вон, товарищ его, нашедший знамя, наоборот в исподнем. Обратимся (в который уж раз) к сборнику Ростислава Алиева. Там на многих фото показаны "утепленные" пленные советские солдаты. Комментарии: укрывались в казематах. Вот по всему и видать, что недобиток Шмюде только что мародерствовал по каким-то прохладным сырым помещениям и выполз оттуда на перекур. Именно мародерствовал, ибо не дело противотанкиста зачисткой заниматься!
Какая-то, прости Господи, кощунственная фашистская реконструкция.
« Последнее редактирование: 24 Января 2015, 15:44:25 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уважаемые господа! Я по поводу Шнейдермана Ш.М. Это мой родной дядя, брат мамы. Только он не Шиман, а Шимон Маркусович. Дома его звали Симой (Симоном), а армейские сослуживцы – Семёном. Он родился в 1920 г. в Николаеве, был призван в армию в 1939 г. Дзержинским РВК г. Сталинграда. Был замполитрука, секретарем комитета комсомола (но вот какого уровня, боюсь, сейчас не скажу).
Последнее его сохранившееся письмо датировано 29 мая 1941 г. Он собирался на какие-то спортивные сборы в Минск, но съездил ли – не знаю. Перед призывом в армию занимался в артстудии.
О нём несколько раз писал художник, краевед и литератор из г. Владимира Лев Михайлович Марфенин, умерший в 2000 году. Одна из его книг называлась «Люди из легенды» (Владимир, 1990).
Тут на Форуме опубликовано, что дядя через 2-3 дня после начала войны попал в плен, где и погиб. По Марфенину, точнее, по записанным им воспоминаниям сослуживцев моего дяди, в плен он попал во второй половине июля. Дальше воспоминания (а я 30 лет назад сам переписывался с некоторыми дядиными сослуживцами) расходятся. Одни видели его в концлагере, другие – уже в 1942 году – в партизанском отряде. Сейчас этого уже, конечно, не проверишь, но теоретически все возможно. Дядя совершенно не походил на еврея, был светловолосым, выше среднего роста, очень спортивным да к тому же с артистической жилкой. Возможно, кстати, что в партизанском отряде его звали Семеном Соколовым.
Если все это кому-то интересно, то могу добавить что-нибудь ещё.
« Последнее редактирование: 25 Января 2021, 21:12:58 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Известно, что к боевому отряду майора Кузнецова на его пути из военного городка к северо-восточной окраине Бреста присоединилось семь десятков «васильковых фуражек» из состава 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Это было сводное подразделение, которое, согласно боевому расчёту, организованно выдвинулось из кольцевой казармы Цитадели Брестской крепости на усиление караула городской тюрьмы.
Ниже – письменное свидетельство одного из бывших бойцов той группы. Правда. вызывает лишь недоумение его утверждение о том, что он и его побратимы якобы в крепости дрались до самого вечера и лишь только потом прорвались в город. В действительности же на усиление караула городской тюрьмы сводное подразделение убыло с первыми разрывами вражеских бомб и снарядов…
А пехотный майор, о котором вспоминает ветеран, это явно Кузнецов!

Из неопубликованных рукописных воспоминаний младшего лейтенанта запаса Георгия Никифоровича Королёва, датированных им 23.05.1965 года: «В 1940 году я был призван в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Был зачислен в 132 отдельный батальон конвойных войск НКВД и направлен был в Брестскую крепость... В одном крыле располагался 333 стрелковый полк, а через ворота во втором крыле располагались мы – 132 отд. батальон. И вот, прослужив 10 месяцев мирной жизни, мы стали первыми защитниками родины. 22 июня в 4 часа утра мы были разбужены орудийными выстрелами и пулемётной стрельбой. Сначала мы не поняли в чём дело, так как офицерского состава с нами не было, они располагались в Бресте на квартирах. С нами были только младшие командиры. От них то мы и узнали, что началась война, напал немец. По команде младших командиров мы заняли оборону в первом этаже, где и жили до этого, отразив несколько попыток немцев переправиться через реку Буг. Мы решили перебраться на второй этаж, где находились амбразуры и сверху лучше видно противника. Мы расстреливали немцев на воде, не давая им выйти на берег. В крепости мы продержались до вечера, вечером была дана команда красноармейцам 132 отд. батальона отойти в город Брест на выручку наших караулов – в Бресте у нас были люди, которые охраняли тюрьму. Прибежав в город, мы его не узнали: он весь был в огне, горели склады с всевозможными припасами. Караульное помещение было разрушено, тюрьма была распущена. В городе творилось не поймёшь что – паника в полном смысле слова, все бегали, отыскивая своих. Потом майор пехотных войск проявил инициативу и стал собирать всех военных под своё командование. И мы, все собравшиеся стали отходить из Бреста по направлению к Кобрину. Дорогой нас бомбили, обстреливали с самолётов, кто уцелел, к утру пришли в Кобрин, своих ребят из батальона я никого уже не встретил – вероятно, разошлись по разным направлениям. С майором, который принял командование в Бресте, мы стали готовиться здесь, в Кобрине встретить немца. Здесь были и пехотинцы, и лётчики, и артиллеристы, и связисты, в общем, все рода войск – кого только не было! Оборона наша продержалась недолго. 24-го числа нам пришлось отступить, так как немецкая техника и пехота были гораздо сильнее нашей. Отступали в Пинск. В Пинске пришлось разделится мелкими группами и идти самостоятельно куда выйдем, так как по дорогам ходить было нельзя – немец бомбил с самолётов и обстреливал из пулемётов. Приходилось ночью идти, а днём скрываться в болотах или в лесах. В болотах приходилось весь день стоять по уши в воде, а ночью идти, не спавши, мокрым и голодным. Не знаю, как нам посчастливилось, но мы вышли к Киеву».
Это я нашёл в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ, Москва), в личном фонде известного военного писателя и журналиста С.С. Смирнова (который «Брестская крепость»). Там хранятся сотни (!) папок с тысячами (!!!) писем ему от участников войны, большинство из которых, кроме самого Смирнова, никто никогда не читал! Слава Богу, что его родственники это всё не выкинули, а передали в тогдашний ЦГАЛИ!
«За раз» выдают по пять папок, содержание которых каждый раз одинаковое – «Письма С.С. Смирнову от различных лиц». Открываешь, и не знаешь, чего там найдёшь... Тем интереснее! Но объёмы фонда... Лично я не зарекаюсь, что смогу всё это пересмотреть... А ведь там ещё отдельно выделены письма по обороне Либавы (то есть мой кровный морской интерес!), а про главную тему Смирнова, про Брестскую крепость я вообще не говорю – боюсь даже подступаться к объёму! Так что пока работаю просто над «письмами различных лиц»...
Я уж не говорю о том, что есть и другие архивы, кроме РГАЛИ, да и работать в них всех приходится, увы, только «в свободное от основной работы время». С уважением, К.Б. Стрельбицкий.

С помощью коллег обнаружено второе, более позднее письмо Г. Н. Королёва к С.С. Смирнову. По содержанию оно ничем не противоречит первому - выше приведённому письму.
Г. Н. Королёв пишет, что он служил в 1 взводе 1 роты 132 ОКБ, в действительности он был стрелком 1 взвода 3 роты. Дежурное подразделение для усиления караулов в ночь на 22.06.41 было снаряжено от 2 роты. Подразделение убыло на усиление караулов в первые минуты войны.  Возможно меня поправят знатоки истории батальона. В письме явно видны некоторые нестыковки, как по времени, так и по описываемым событиям.
« Последнее редактирование: 25 Января 2021, 21:11:34 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Предполагаю, что эти 80 чел. выйдя из крепости в первые минуты войны, прибыли к 5.00 в штаб погранотряда и волевым решением майора Кузнецова были включены, как и моряки ПВФ  в состав ядра отряда. В составе сборной группы примерно с 6.30 до 7.30 вели бой на восточной окраине Бреста у Тришинского кладбища, затем отступали на Жабинку - Кобрин.

По своей инициативе вряд ли бы прибыли: группа усиления выполняет боевой приказ! Но, видимо, по дороге что-то произошло такое, что сделало выполнение приказа бессмысленным. На мой взгляд, в роли такого обстоятельства выступила представшая глазам бойцов картина разрушенной тюрьмы.
Вот иметь бы перед глазами схему города, чтобы понять, где была тюрьма и насколько близко она, в частности, располагалась от военного городка пограничников!
Не исключено, что это бойцы вообще не со взвода убывшего на усиление в городскую тюрьму.
« Последнее редактирование: 12 Ноября 2019, 19:07:38 от Sobkor »
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 133
Бойцы этой новой-старой части на берегах могилёвского русла Днепра дрались с тем же остервенением к врагу, как и несколькими неделями раньше на берегах Западного Буга и Муховца в Бресте. Многие погибли или были ранены. Не обошлось и без угодивших в беспомощном состоянии в плен. И, например, такая трагическая участь оказалась уготованной 22-летнему уроженцу Некоузского района Ярославской области красноармейцу Ивану Николаевичу Дряхлову. Этот боец, как и его однополчане по брестскому периоду службы Николай Усов и Михаил Юдин, тоже не дожил до светлого дня освобождения из нацистской неволи: он принял мученическую смерть от рук немецко-фашистских палачей 3 мая 1942 года в застенках печально известного на весь мир концлагеря СС «Бухенвальд»...

Благодарю Администрацию Некоузского муниципального района за неравнодушное отношение к памяти земляка.

Согласно похозяйственных книг за 1940-1948 гг., семья Дряхловых проживала в д. Пантелеево. У Николая Гавриловича и Александры Ивановны Дряхловых было 6 детей: 2 сына (Василий и Иван), 4 дочки (Екатерина, Нина, Вера и Глав(фира).
Иван Дряхлов, 1918 г.р., был призван в Рабочее-крестьянскую Красную армию в 1939 г., его брат Василий, 1913 г.р., призван в РККА в 1941 г. Сестра Глав(фира) в 1939 г. уехала в г. Ленинград, где в 1942 г. погибла. В 1946 – 1948 гг. умерла сестра Екатерина.
При просмотре похозяйственной книги д. Пантелеево за 1949-1954 гг. прослеживается, что брат Ивана – Василий вернулся с Великой Отечественной войны в родную деревню и проживал там с женой и тремя детьми: Анатолием, Ниной и Валентиной отдельным хозяйством. Сестра Ивана – Нина и Вера в хозяйстве Николая Гавриловича и Александры Ивановны с этого периода не значатся. Проследить их судьбу до настоящего времени не удалось.
В данное время установлено, что в д. Болдино Некоузского района проживает внучатая племянница Ивана Николаевича Дряхлова – Щавелева Галина Николаевна.

Многоуважаемый Сергей Дмитриевич, низкий Вам поклон за осуществлённую исследовательско-поисковую работу!
« Последнее редактирование: 28 Июля 2015, 16:58:02 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вот польская "межвоенная" открытка с видом Бригидок в Бресте (здание тюрьмы, как известно, не сохранилось): http://www.brestobl.com/otkr/02bk88/148.html


Новый варваризм - это хорошо забытый старый. Бывший кластер святой Бригитты  :).
« Последнее редактирование: 20 Сентября 2015, 08:40:01 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 568
  • Роман Никитин
Зам. политрука взвода связи батальона Ш.М. Шнейдерман стал прообразом колоритной фигуры лейтенанта НКВД Вайнштейна, сыгранного актером Михаилом Павликом в художественном фильме "Брестская крепость". "А гвоздики-то круглые! - А жетончик-то немецкий!" - реальный случай разоблачения вражеского лазутчика также нашел отражение в фильме. Что касается "собеседования" Шнейдермана (Вайнштейна) с майором Гавриловым накануне войны ("Как же это Вас паникером назначили?"), то вряд ли такой случай имел место в действительности, хотя бы по причине разной подчиненности частей Гаврилова и Шнейдермана.
Фильм хвалили за достоверность, но, приходится признать, что достоверность тут весьма относительна. Хотя в сравнении с непонятного назначения немецкой "цитаделью" в известном фильме, советская брестская цитадель выглядит куда правдоподобней.

Я с Углом и Мишей Павликом этот вопрос обсуждал. Они мне говорят, что, мол, ты как писатель, должен понимать, что Вайнштейн - это собирательный образ. Я говорю, что, как писатель, я это понимаю, но дело в том, что в БК на тот момент был только один еврей в васильковой фуражке - Шнейдерман. И не л-т, а замполитрука. А Гаврилова не НКВД собиралось обсуждать 27 июня, а парткомиссия. Но, дык, это все же худфильм... Главное, что Миша Павлик сыграл лучше других более известных актеров. И особист (назовем это так) у него получился человеком...
Правда, насчет гвоздей - это байка. Боюсь, и насчет немецкого диверсанта тоже (представьте себе тогдашнюю обстановку, какой немецкий Dumkopf полезет в казарму командовать?). А вот какая-нибудь "пятая колонна" вполне могла... Самое интересное в той сцене, что, по воспоминаниям очевидцев, "немца" не прибили сразу, а Шнейдерман, знавший немецкий язык (действительно, знал, подтверждаю), сначала допросил впоследствии расстрелянного "старлея". Правда, возникает вопрос: а причем тут знание немецкого языка, если сей "диверсант" прекрасно говорил по-русски? ;D

Вот он, этот фрагмент фильма:
http://voenspez.ru/index.php?topic=33777.msg370014#msg370014
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 568
  • Роман Никитин
Это странно (и где же Set?). Подпись Ростислава Алиева в каких-то листах использования документов я видел... Там легенда абсолютно уникальная. Даже не знаю, каким макаром Ивановичем археографическую подготовку осуществить... Мне попалось дело с воспоминаниями пограничника, а не отраженным в легенде "бонусом"... воспоминания красноармейца 132-го обкв! Видимо, по ошибке эти листы в ту папку легли.
Во свидетельство того, когда именно предпринималась попытка свести данные воедино:


Воспоминания Дмитрия Фёдоровича Кожанова:



« Последнее редактирование: 25 Марта 2016, 11:51:40 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 568
  • Роман Никитин
Участники обороны Брестской крепости из числа уроженцев Костромской и Ярославской областей
(по материалам ГУ «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой»):
Веселов Геннадий Иванович (1919-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Пелубесово Нейского района Костромской области, русский.
До призыва в армию работал шофёром в Нейской МТС, а затем в колхозе «Пятилетка» Солтановского сельсовета Нейского района.
Призван в1939 году Нейским ОГВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, шофёр 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Война застала его в крепости. Судьба неизвестна. По данным ЦАМО СССР пропал без вести в феврале 1942 г.
По состоянию на 1991 год в г. Нея проживала его сестра – Веселова Манефа Ивановна 1923 г.р: ул. Некрасова, 44.


Справа – красноармеец Дмитрий Фёдорович Кожанов.
КОЖАНОВ Дмитрий Фёдорович (1919-1990), ветеран 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.
родился в 1919 году в деревне Соколово Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал заведующим швейной мастерской села Владычное.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, старший портной подразделения обслуживания мастерской и склада обозно-вещевого снабжения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в боях в Цитадели крепости. 25.06.1941 г. во время прорыва из крепости был пленён. Находился в лагерях военнопленных на территории Польши, Германии, Югославии, Австрии. В плену выжил.
Награждён медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и др.
После войны жил в деревне Соколово.
Козицын Александр Дмитриевич (1919-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Редюкино Первомайского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, кладовщик склада продснабжения 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Судьба неизвестна. По данным Первомайского РВК пропал без вести в 1941 г.

Крупин Александр Тимофеевич (1919-1941).
Уроженец с .Малое Ескино Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал в колхозе «Заря».
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, санитар санчасти 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в обороне крепости, был пленён. Умер в немецком плену 11.11.1941 г. в шталаге-8Е (он же – 308).
В с. Малое Ескино жила мать – Крупина Евдокия Ивановна, а в Ярославле по состоянию на 1984 год одна из сестёр – Крупина Мария Тимофеевна 1926 г.р.: ул. Чехова, 16, кв. 10.

Мараков Павел Александрович (1918-1941).
Уроженец д. Глушиха Ермаковского района Ярославской области, русский.
Призван Ермаковским РВК Ярославской области.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, стрелок 3-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в крепости в ходе обороны.
Имя в 1971 году увековечено на плитах мемориала.
По состоянию на 1988 год в г. Ярославле проживали: жена Маракова Нина Семёновна 1921 г.р. (ул. Главная, 26) и дочь Морозова Галина Павловна (ул. Спартаковская, 43, кв. 57).

Ровный Николай Владимирович (1919-1983).
Уроженец с. Ивановский Хутор Мологского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал резчиком на Ярославском шинном заводе.
Призван в 1939 году Красноперекопским РВК г.Ярославля.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, гранатомётчик 2-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Участвовал в обороне крепости, в ходе боёв был пленён 24.06.1941 г. Бежал из плена в мае 1945 года.
После войны жил в г. Ярославле, где работал на Ярославском шинном заводе.
По состоянию на 1983 год в г. Ярославле проживали его сыновья – Ровный Владимир Николаевич 1950 г.р. (Угличское шоссе, 70, кв. 50) и Ровный Александр Николаевич 1951 г.р. (Архангельский проезд, 5, кв. 160).

Сучков Павел Иванович (1915-1941).
Уроженец д. Ретивцево Любимского района Ярославской области, русский.
В 1938 г. окончил Ленинградский педагогический институт им. Покровского, работал директором школы в с. Козы Пречистенского района Ярославской области.
Призван в 1940 году Пречистенским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, инструктор общеобразовательной подготовки 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в крепости в ходе обороны.
В 1971 году имя увековечено на плитах мемориала.
В Брест с ним приехали жена Кузнецова Мария Михайловна и 3-летняя дочь Рита. Их судьба неизвестна.

Тювин Александр Иванович (1918-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Стаищи Переславского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, подвозчик автохозвзвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Был пленён в крепости в ходе боёв 22.06.1941 г. Бежал из плена в ноябре 1944 г. Продолжил службу в Красной Армии. В феврале 1945 года получил звание старшины и в этом звании был демобилизован в мае 1946 года.
По состоянию на 1991 год проживал в д. Стаищи.

Филиппов Павел Фёдорович (1918-не ранее лета 1941).
Уроженец д. Громоздово Переславского района Ярославской области, русский.
Призван в 1939 году Переславским РВК.
На 22.06.1941 г. – красноармеец, стрелок 3-го взвода 2-й стрелковой роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. В ходе боёв в крепости был ранен и пленён. По воспоминаниям сослуживца и земляка А.И. Тювина, был застрелен охранником в пересыльном лагере военнопленных на территории Польши. По данным РГВА, П.Ф. Филиппов пропал без вести в январе 1942 года.

Накануне войны службу в крепости проходил:
Клюсилов Александр Михайлович (1918-1941).
Уроженец д. Матвеевское Первомайского района Ярославской области, русский.
До призыва в армию работал продавцом в сельском магазине в д. Матвеевское.
Призван в 1939 году Первомайским РВК.
На 22.06.1941 г. – ефрейтор, телефонист взвода связи 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.
Сведений о его участии в обороне крепости нет. По данным ЦАМО, А.М. Клюсилов умер в немецком плену в шталаге-13А (Бавария, примерно 50-55 км восточнее г. Нюрнберга) 25.12.1941 года.
По состоянию на 1991 год в Ярославле проживали его жена Клюсилова Прасковья Николаевна 1918 г.р. и дочь Смирнова Екатерина Александровна 1939 г.р.: ул. 2-я Норская, 13.

Номер записи в ОБД – 300271768. Кулагин Николай Романович 18.12.1918 г.р., уроженец Ярославской области. Красноармеец. 24.06.1941 года пленён противником в Бресте. Шталаг-8Е (Stalag VIII E; он же – 308). Лагерный номер – 21140. Погиб в плену 06.03.1942 года в н.п. Шпитталь (Австрия). Источник – ЦАМО: ф. 58, оп.  977520, д. 2169, л. 33. http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=SVS/001/058-0977520-2169/00000060.jpg&id=300271767&id=300271767&id1=156f2a5146df35dbfa6f58c97ca8e992 http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=SVS/001/058-0977520-2169/00000061.jpg&id=300271769&id=300271769&id1=6e21556831f250b724cae61a87e1a218
Он же Кулагин Николай Семенович, 2-я рота 132 обкв. Пленён в Брестской крепости.

Смирнов Александр Николаевич 23.11.1919 г.р., уроженец Ярославская области. Красноармеец. 24.06.1941 года пленён противником в Бресте. Шталаг-8Е (Stalag VIII E; он же – 308). Лагерный номер – 22557. Погиб в плену 03.09.1941 года в Хаммерштайне: ряд 28, могила 271. http://obd-memorial.ru/memorial/fullimage?id=300193281&id1=0959fb37227641d5b9cdbf1d09ed42e6&path=SVS/001/058-0977520-1891/00000147.jpg
Этот Смирнов давно известен - кр-ц, руч.пул.-2 2отд. 3 св 2 ср. 23.11.1919, Ярославская обл. ВЛКСМ, украинец,  колх. 5 кл. Призыв 1939 Некоузский РВК, Ярославская обл. Лагерный номер 22557. Дата пленения 24.06.1941, Брест, шталаг VIII E (308). Погиб в плену 03.09.1941. Место захоронения: Хаммерштайн, ряд 28, могила 271. Книга памяти. Ярославская область. Том 7.
« Последнее редактирование: 18 Февраля 2023, 15:48:48 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
251-й полк конвойных войск НКВД-МВД СССР (в/ч 7434)
Сформирован 24 ноября-1 декабря 1939 года в составе 15-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР как 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. Командиром батальона был назначен капитан Александр Степанович Костицин, ставший впоследствии генерал-майором, командир стрелковой дивизии Красной Армии (24 июля 1943 года он погиб на поле боя). Основание – приказ НКВД СССР за № 001389 от 14 ноября 1939 года «Об организации и переформировании частей конвойных войск» изданный во исполнение Постановления Комитета Обороны при СНК СССР № 1867-494сс от 13 ноября 1939 года.
В декабре 1939 года батальон прибыл в г. Брест.
Приказом НКВД СССР за № 00353 от 23 марта 1940 года «О возложении на конвойные войска НКВД наружной охраны тюрьмы № 2 НКВД Белорусской ССР в г. Бресте» батальон в г. Брест принял под охрану тюрьму № 2 НКВД Белорусской ССР.
4 ноября 1940 года начальник УНКВД по Брестской области, депутат Верховного Совета БССР, комиссар государственной безопасности А. А. Сергеев вручил батальону Революционное Красное Знамя. Основание – Указ Президиума Верховного Совета СССР за 1940 год.
Приказом НКВД СССР за № 001497 от 29 ноября 1940 года «Об изменении нумерации частей войск НКВД» 15-я отдельная бригада переименована в 42-ю отдельную бригаду конвойных войск НКВД СССР.
22 июня 1941 года – боевой состав и дислокация батальона:
- управление части, взвод связи, автомобильный взвод, пулеметный взвод, команда служебных собак, 2-я и 3-я роты – Брестская крепость (почтовый адрес батальона: г. Брест, п/я № 9);
- 1-я рота – гг. Пружаны, Кобрин, Пинск.
Общая численность батальона – 631 военнослужащих, в Брестской крепости находилось 72 военнослужащих.
Батальон выполнял военно-конвойную службу по охране следственной тюрьмы и городской тюрьмы № 23 (г. Брест), внутренней тюрьмы УНКГБ по Брестской области (Брестская крепость), общей тюрьмы НКВД № 25 (г. Пружаны); общей тюрьме НКВД № 24 (г. Кобрин); общей тюрьмы НКВД № 29 (г. Пинск), конвоирование эшелонным, плановым, городским (в суды и на вокзал), особым караулом заключенных и польских военнопленных, по месту дислокации оказывал содействие 17-му Брестскому пограничному Краснознамённому отряду войск НКВД СССР в охране государственной границы и местным органам правопорядка в охране внутреннего правопорядка.
22 июня-20 июля 1941 года подразделения батальона, дислоцировавшиеся в Брестской крепости общей численностью в 72 военнослужащих под командованием младшего политрука Ш.М. Шнайдермана, младших сержантов И.А. Жеребцова и К.А. Новикова и приняли участия в обороне Брестской крепости.
Спрятанное Революционное Красное Знамя батальона в июле 1941 года было найдено противником.
23-27 июня 1941 года управление батальона, 1-я линейная рота, отдельные подразделения 2-й и 3-й линейных рот батальона, сосредоточенные в Минск, были переформированы в 251-й полк конвойных войск НКВД СССР в составе: управления части, двух стрелковых рот. Основание – схема мобилизационного развертывания конвойных войск НКВД СССР, утвержденная приказом НКВД СССР за № 00313 от 25 марта 1941 года «С объявлением штатного расписания военного времени конвойных войск НКВД».
30 июня-3 июля 1941 года полк в составе бригады оборонял восточный берег р. Березина, на фронте до 15 км удерживал переправы, семеро военнослужащих бригады за эти бои награждены государственными наградами СССР.
5-10 июля 1941 года полк в составе бригады передислоцирован в г. Щелково Московской, где получил новый почтовый адрес: «Воинская часть НКВД г. Щелково п/я 19».
10 июля 1941 года полк выведен из состава Действующей Красной Армии.
8 октября 1941 года личный состав полка передан на формирование 20-го мотострелкового полка оперативных войск НКВД СССР. Основание – приказ НКВД СССР № 001479 от 7 октября 1941 года «О сформировании 2-й мотострелковой дивизии особого назначения войск НКВД».
23 октября 1941 года в состав полка включается танковый взвод в составе трех танков «БТ-7А».
Приказом НКВД СССР № 0448 от 24 октября 1941 года полк в составе дивизии передан в оперативное подчинение Управлению войск НКВД по охране тыла Западного фронта и с 15 октября 1941 года отнесен к частям Действующей Красной Армии.
28 ноября 1941 года в командование полка вступил майор Никифор Яковлевич Суховей. Основание – приказ по 42-й бригаде внутренних войск НКВД СССР за № 81 от октября 1941 года.
28 декабря 1941 года-7 января 1942 года полк в освобожденных городах и районах Московской области нес гарнизонную службу и выполнял оперативную работу по очистке тыла Действующей Красной Армии от враждебных элементов, за этот период подразделения полка задержали 370 предателей, пособников врага, диверсантов и шпионов противника. Основание – пункты 1, 3, 9 приказа НКВД СССР № 001683 от 12 декабря 1941 года «Об оперативно-чекистском обслуживании местностей освобожденных от войск противника».
12 января 1942 года линейный батальон полка численностью в 480 военнослужащих в г. Тула был передан в состав 7-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР. Основание – приказ НКВД СССР № 0063 от 10 января 1942 года.
14 января 1942 года полк выведен из состава Действующей Красной Армией.
В марте 1942 года 42-я отдельная бригада переформирована в 37-ю дивизию конвойных войск НКВД СССР. Основание – приказ НКВД СССР № 00503 от 12 марта 1942 года.
14 сентября-1 октября 1942 года внештатная сводная снайперская команда полка численностью 16 военнослужащих в полосе боевых действий 49-й армии принимала участие в боевых действиях, вывела из строя 173 гитлеровцев, приказом командующего 49-й армии за № 158 от 1 октября 1942 года личному составу команды объявлена благодарность.
23 февраля 1943 года полку вручено Революционное Красное Знамя, что было объявлено приказом по полку за № 58 от 24 февраля 1943 года. Основание – Указ Президиума Верховного Совета СССР от 1942 года.
12 мая-2 июня 1943 года внештатная сводная команда снайперов полка принимала участие в боевых действиях, вывела из строя 171 гитлеровцев.
12 декабря 1943-1 января 1944 гг. внештатная сводная снайперская команда полка численностью 37 военнослужащих в полосе боевых действий 49-й армии принимала участие в боевых действиях, вывела из строя 300 гитлеровцев, приказом по 37-й дивизии за № 004 от 20 января 1944 года «Итоги боевой стажировки снайперов дивизии» всему личному составу команды объявлена благодарность.
14 марта 1944 года полку вручена Грамота Президиума Верховного Совета СССР к врученному полку 23 февраля 1943 года Революционному Красному Знамени. Основание – Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 декабря 1943 года.
С апреля 1944 года полк в полосе 1-го (II ф) и 2-го (II ф)  Белорусских фронтов выполнял военно-конвойные задачи по охране и конвоированию военнопленных гитлеровской армии. Основание – директива УКВ НКВД СССР за № 22/1-00815 от 4 апреля 1944 года.
В августе 1944 года полк прибыл в г. Барановичи.
Приказом по 37-й дивизии за № 0018 от 11 августа 1944 года «О формировании новых частей в составе дивизии», изданным во исполнение приказа НКВД СССР за № 00943 от 8 августа 1944 года, 3-й линейный батальон полка обращен на формирование 221-го полка конвойных войск НКВД СССР.
В июле 1951 года полк переформирован в 48-й отряд конвойной охраны УМВД по Барановичской области 4-го отдела внутренней и конвойной охраны МВД СССР (последний – это бывшая 37-я дивизия конвойных войск МВД СССР). Основание – приказ МВД СССР за № 00435 от 3 июля 1951 года, изданный во исполнение Постановления Совета Министров СССР № 1483-749сс от 6 мая 1951 года «Вопросы МВД СССР».
12 марта 1954 года отряд переформирован в 90-й дивизион конвойной охраны МВД СССР. Основание – приказ МВД СССР № 00153 от 23 февраля 1954 года.
Приказом МВД СССР № 00260 от 29 марта 1954 года дивизион включен в состав 12-го отдела внутренней и конвойной охраны МВД СССР.
Приказом МВД СССР № 00175 от 9 июня 1956 года отряд в составе 12-го отдела включен в состав ГУПВВ МВД СССР.
Приказом МВД БССР № 046 от 15 апреля 1960 года, изданным во исполнение Постановления Совета Министров БССР № 176-17сс от 1 апреля 1960 года и совместного Постановления ЦК КПСС/Совета Министров СССР № 44-66сс от 13 января 1960 года «О мероприятиях, связанных с упразднением Министерства внутренних дел СССР», отряд включен в состав ново сформированного 22-го отдела внутренних и конвойных войск МВД БССР.
Приказом МВД БССР № 078 от 19 июня 1960 года 22-й отдел внутренних и конвойных войск МВД БССР переформирован в 22-й отдел внутренней и конвойной охраны МВД Белорусской ССР, а в январе 1961 года дивизион переформировали в 217-й отряд конвойной охраны МООП БССР (в/ч 7434). Основание – приказ МВД Белорусской ССР № от 6 января 1961 года.
Приказом МООП СССР № 001 от 9 января 1967 года «Об утверждении структуры внутренних войск, внутренней и конвойной охраны МООП СССР и организации управления войсковыми соединениями и частями», изданным во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 года «Об образовании союзно-республиканского министерства охраны общественного порядка СССР», отряд в составе 22-го отдела внутренней и конвойной охраны включен в состав внутренних войск, внутренней и конвойной охраны МООП СССР.
В 1969 году отряд переформирован в 346-й конвойный полк внутренних войск МВД СССР, а 22-й отдел – в 43-ю конвойную дивизию внутренних войск МВД СССР. Основание – приказ МВД СССР № 0055 от 28 ноября 1968 года, изданный во исполнение Закона СССР «О всеобщей воинской обязанности», Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 ноября 1968 года «О переименовании Министерства охраны общественного порядка СССР в Министерство внутренних дел СССР» и Постановления Совета Министров СССР № 896-312сс от 19 ноября 1968 года «О составе внутренних войск».
Приказом МВД СССР № 597 от 17 сентября 1974 года красноармеец 132-го отдельного батальона Федор Васильевич Рябов, погибший при обороне Брестской крепости, навечно зачислен в списки полка.
1 декабря 1987 года полк расформирован, при этом основные подразделения в полном составе с вооружением, техникой и служебными животными переданы в 345-й конвойный полк МВД СССР (г. Минск) и 626-й конвойный полк МВД СССР (г. Могилев), а на базе полка сформирован 612-й учебный полк внутренних войск МВД СССР (в/ч 3032). Основание – приказ МВД СССР № 0172 от 3 августа 1987 года.
Архивные документы полка хранятся в РГВА как фонд № 38105.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
По ложному утверждению ведомственных летописцев бывших теперь уже внутренних войск вот эта легендарная надпись неизвестного защитника Брестской крепости: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина! 20/VII-41», – она якобы со стен казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. В действительности – со стен казармы 108-го отдельного автотранспортного батальона 6-й стрелковой Орловской Краснознамённой (впоследствии – вдобавок Хинганская дважды Краснознамённая ордена Суворова) дивизии 28-го стрелкового корпуса (I ф) 4-й армии (I ф) Западного особого военного округа/Западного фронта.
Вызывает возмущение и безудержно тиражируемое в последние дни в Рунете утверждение псевдо-знатоков, что в обороне Брестской крепости со стороны чекистского ведомства принимали участие только подразделения 17-го погранотряда да мифического 132-го конвойного батальона. На самом деле в Брестской крепости дислоцировались подразделения двух штатных и двух внештатных в/ч правопорядка и безопасности (а в самом Бресте, к слову сказать, за вычетом внештатных насчитывалось вообще аж пять воинских структур союзного НКВД!). Вот кто из зелёных и васильковых фуражек имел казарменный фонд в стенах Брестской крепости:
- 17-й Брестский пограничный Краснознамённый отряд войск НКВД СССР (I ф) Управления пограничных войск НКВД Белорусской ССР;
- 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, в том числе по состоянию на утро 22 июня 1941 года – конвой из четырёх военнослужащих срочной службы от 128-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР (г. Вологда), следовавший по маршруту Вологда – Грязовец – Брест – Львов – Вологда;
- развернувшие свою работу в мае 1941 года окружные Курсы по подготовке шоферов и Курсы по подготовке катерщиков. Эти две в/ч – внештатные. Они разместились на Западном (он же – Пограничный) острове – на базе казарменного фонда расформированной в 1940 годы манёвренной группы 17-го погранотряда. Это несколько сот человек переменного состава из числа срочников, которые, увы, не были вооружены, по причине чего оружие себе уже добывали в рукопашных схватках с фашистами.
Кроме того, на территории Брестской крепости (в здании бывшего кластера святой Бригитты) располагался второй корпус тюрьмы № 23 УНКВД по Брестской области. Здесь содержались под стражей польские военнопленные, представлявшие для чекистов повышенный оперативный интерес, плюс – регулярно задерживаемые пограничниками шпионы и лазутчики. Так что личный состав дежурной смены того самого второго корпуса (а это преимущественно бывшие пограничники-срочники!) – они тоже полноправные участники героической обороны Брестской крепости!
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 21 Июля 2020, 18:06:16 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Воины 132-го отдельного батальона конвойных войск 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР:
БАРИНОВ Александр Иванович (1920-1941), помощник заведующего складом обозно-вещевой службы 132-го отдельного батальона конвойных войск 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 1 декабря 1920 года в деревне Старково сельского поселения «Мулинский сельсовет» Володарского района Нижегородской области. Русский. Православный. Колхозник из крестьян. Родственники:
- мать – Баринова (в девичестве – Макарова) Прасковья Семёновна; в 1941-1949 гг. проживала по месту рождения сына;
- брат – Баринов Павел Иванович; по состоянию на весну 1942 года проживал по адресу: Татарская АССР (ныне – Республика Татарстан), город Зеленодольск, Почтовый ящик № 24, квартира 3.
В армию призван 8 октября 1940 года Гороховецким РВК на тот момент Ивановской, а ныне современной Владимирской области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
Последнее письмо матери датировал 14 июня 1941 года. Обратный адрес: Западная железная дорога, город Брест, 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп 977522, д. 7, л. 62.
С первых минут Великой Отечественной войны непосредственный участник героических боёв по обороне Брестской крепости. В частности, по свидетельству вернувшихся с войны однополчан, по состоянию на 22 июня 1941 года красноармеец А.И. Баринов огнём из винтовки отражал попытку фашистов высадиться с лодок на территорию Цитадели, потом он участвовал в бою, в ходе которого была отбита захваченная было немцами столовая 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР, и он же впоследствии вошёл в состав штурмующей группы, пытавшейся штыками пробиться в расположение оборонявшихся на Тереспольском укреплении подразделений 333-го стрелкового полка Красной Армии.
Официально командованием 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР учтён пропавшим без вести в 1941 году, о чём за Исходящим № 1995 от 15 июля 1942 года брату красноармейца А.И. Баринова – Павлу Ивановичу из штаба соединения было выслано извещение-«похоронка». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977522, д. 7, л. 63.
В действительности, согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977521, д. 1724, л. 31), 24 июня 1941 года пленён противником в Бресте, но, как надо полагать, – в Брестской крепости. В плену нацистами учтён как якобы военнослужащий некоего мифического 132-го стрелкового батальона Красной Армии.
Первоначально содержался в шталаге-8Е (он же – 308), находившемся в нижнесилезском посёлке Нойхаммер (ныне – польская Свентошув). Присвоенный здесь лагерный номер – «21151».
23 августа 1941 года подвергнут насильственной вакцинации против тифа.
С 21 октября 1941 года – узник лагеря шталаг-18А, находившегося в австрийском городе Вольфсберге.
С 22 ноября по 13 декабря 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № 11029 Gw. в немецком посёлке Унтердраубург (ныне – город Дравоград Республики Словения). Выбыл отсюда в связи с госпитализацией в лагерный лазарет.
Умер 13 декабря 1943 года от истощения и болезней в лагерном лазарете шталага-18А.
Похоронен был на кладбище святого Иоганна австрийского города Вольфсберг.
В конце декабря 1948 года мать данного бойца через Володарский РВК Горьковской (ныне – Нижегородская) области оформила Розыскную анкету на сына. Резолюция, наложенная на этом документе в начале января 1949 года чиновниками центрального аппарата оборонного ведомства, носила для Володарского райвоенкома сугубо рекомендательный характер: «Обратитесь в МВД». В результате и сама Розыскная анкета и приложенный к ней оригинал официального извещения-«похоронка», по сути, мёртвым грузом осели в фондах ЦАМО. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977522, д. 7, лл. 62-64.
Увековечен:
- на эпитафиях мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», но как якобы погибший в боях июня 1941 года, а не в декабре 1941 года, но уже как узник нацистских лагерей;
- в Книге Памяти Владимирской области – т. 4, стр. 378, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец мифической деревни Чичерево Гороховецкого района Владимирской области, а не деревне Старково Володарского района Нижегородской области (в качестве справки: деревня Чичерово – она в действительности в составе сельского поселения «Ильинский сельсовет» Володарского района Нижегородской области); 2) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию; и 3) как якобы умерший в немецком фашистском плену в ноябре, а не декабре 1941 года;
- в Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 18 и 19.
В Книге Памяти Нижегородской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

ЗАЙЦЕВ Аркадий Фёдорович (1921-1942), стрелок 2-й роты 132-го отдельного батальона конвойных войск 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 10 августа 1921 года в районном городе Гороховец Владимирской области. Русский. Член ВЛКСМ. Сверловщик по гражданской специальности. Родственники по состоянию на лето 1941-лето 1946 года: мать – Зайцева (в девичестве – Молева) Александра Ерастовна; проживала по адресу: ивановская область, город Гороховец (с 14 августа 1944 года – в составе современной Владимирской области), улица Комсомольская, 2.
Рост имел 167 см. По цвету волос – блондин.
В предпризывной период – последовательно токарь Гороховецкой судоверфи и сапожник артели «Труд».
В армию призван в октябре 1940 года Гороховецким РВК на тот момент Ивановской, а ныне современной Владимирской области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
Последнее письмо от сына матерью было получено в июле 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп 18004, д. 359, л. 52.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1467, л. 41), 1 июля 1941 года пленён противником у станции Лесная, что в Брестской области Белоруссии.
Первоначально содержался в лагере шталаг-8Ф (Stalag VIII F; он же – 318), находившимся в нижнесилезском посёлке Ламсдорф (ныне – польский Ламбиновице). Присвоенный здесь лагерный номер – «1157». При этом:
- 23 и 30 августа и 6 сентября 1941 года подвергнут насильственной вакцинации против тифа;
- 22 сентября-8 ноября 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № 1 в нижнесилезском городе Лобниг провинции Фройденталь. Ныне это город Любовка Каменногурского повята Нижнесилезского воеводства Республики Польша.
С 8 ноября 1941 года – в составе 3-й роты 108-го рабочего строительного батальона «Landeshut/Schf.» с одновременной госпитализацией в лазарет «Лобниг». Диагноз: «Энтерит; конституциональная астения». В качестве справки: ядро озвученного выше батальона – в нижнесилезском городе Ландсхут (ныне – Каменна Гура Нижнесилезского воеводства Республики Польша), при филиале концлагеря СС «Гросс-Розен». Здесь и умер от болезни в 04.00 10 мая 1942 год.
23 июля 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных Гороховецким РВК Владимирской области за Исходящим № 421 от 20 июля 1946 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в сентябре 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп 18004, д. 359, л. 52.
Увековечен в:
- Книге Памяти Владимирской области – т. 4, стр. 411, но почему-то без указаний ведомственной принадлежности данного бойца к войскам правопорядка и безопасности и с двумя искажениями: 1) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию; и 2) как якобы погибший в бою в июне 1941 года и похороненный в Бресте, а не умерший в немецко-фашистском плену 10 мая 1942 года;
- в Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 23 и 24.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

КРУПИН Александр Тимофеевич (1919-1941), санитар санитарной части 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился в 1919 году в деревне Ескино (она же ранее – Малое Ескино) Кукобойского сельского поселения Первомайского района Ярославской области. Русский. Православный. Колхозник из крестьян.
Родители: Крупины Тимофей (отчество в документе не указано) и Ефимия Ивановна (в девичестве – Сальникова); по состоянию на лето 1941-лето 1946 гг. проживали по месту рождения сына.
Родственники по состоянию на 1984 год: сестра – Крупина Мария Тимофеевна 1926 г.р., проживала в городе Ярославле по улице Чехова, 16.
В предпризывной период трудился на родине в колхозе «Заря».
В армию призван в сентябре 1939 года Первомайским РВК Ярославской области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
Последнее письмо родителям датировал 17 июня 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 332, л. 66.
С первых минут Великой Отечественной войны непосредственный участник героических боёв по обороне Цитадели Брестской крепости.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1674, л. 100), 24 июня 1941 года пленён противником в Бресте, но, как надо полагать, – в Брестской крепости. В плену нацистами учтён как якобы военнослужащий некоего 132-го стройбата Красной Армии.
Содержался в шталаге-8Е (он же – 308), находившемся в нижнесилезском посёлке Нойхаммер (ныне – польская Свентошув). Присвоенный здесь лагерный номер – «21156».
Умер 10 ноября 1941 года от истощения и болезней. Официальная причина смерти: «Kachexia/Кахексия».
7 августа 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных Первомайским РВК Ярославской области за Исходящим № 1/0374 от 3 августа 1946 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в сентябре 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 332, л. 66.
Увековечен в:
- Книге Памяти Ярославской области – т. 3, стр. 514, но почему-то без указания ведомственной принадлежности данного бойца к войскам правопорядка и безопасности и с двумя искажениями: 1) и 2) как якобы «умер 11.11.1941», а не как умерший в немецко-фашистском плену 10 ноября 1941 года;
- Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 26 и 27.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

ЛОНИН Александр Андреевич (1914-1941), шофер 1-го отделения автохозяйственного взвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, красноармеец.
Родился в 1914 году в селе Пасьяново сельского поселения «Красноборский сельсовет» Шатковского района Нижегородской области. Русский. Член ВЛКСМ. Рабочий: шофёр по гражданской специальности. Родственники по состоянию на лето-осень 1946 года: мать – Лонина Мария Ивановна; проживала по месту рождения сына.
Образование – начальное: закончил три класса общеобразовательной школы.
В армию призван осенью 1939 года Сталинградский ГВК Сталинградской (ныне – Волгоградская) области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
Последнее письмо матери отправил в июне 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 536, л. 46.
В ночь с 21 на 22 июня 1941 года, согласно боевому расчёту, являлся шофером дежурной машины.
По свидетельству очевидцев из числа однополчан, погиб в самые первые минуты гитлеровской агрессии против СССР: наповал сражён осколками, когда, первым из боевых побратимов выскочив из кольцевой казармы Цитадели Брестской области на улицу, пытался под разрывами вражеских снарядов добежать до своей автомашины, чтобы вывести её из зоны обстрела…
Фамилия красноармейца А.А. Лонина выбита на скрижалях воинского мемориала, расположенного в Брестской крепости, но как якобы 1919-го, а не 1914 года рождения.
11 сентября 1946 года на основании материалов, представленных Шатковским РВК Горьковской (ныне – Нижегородская) области за Исходящим № 330 от 31 августа 1941 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в сентябре 1941 года, но как якобы беспартийный, а не член ВЛКСМ. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 536, л. 46.
Увековечен в Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 27 и 28.
В Книгах Памяти Нижегородской и Волгоградской областей не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

МАРТЫНОВ Иван Николаевич (1920-1943), шофёр автотранспортного (он же в ряде источников – автохозяйственный) взвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 8 января 1920 года в селе Пурех Чкаловского района Нижегородской области. Русский. Шофёр по гражданской специальности. Родственники: мать – Мартынова Надежда Ивановна; по состоянию на лето 1941 года проживала в Гороховецком районе современной Владимирской области, а по состоянию на лето 1946 года – в Володарском районе современной Нижегородской области.
В предпризывной период трудился шофёром на Гороховецком лесозаводе № 3.
В армию призван 2 октября 1941 года Гороховецким РВК на тот момент Ивановской, а ныне современной Владимирской области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
С первых минут Великой Отечественной войны непосредственный участник героических боёв по обороне Цитадели Брестской крепости.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977521, д. 1006, л. 86), 26 июня 1941 года пленён противником в Бресте, но, как надо полагать, – в Брестской крепости. В плену нацистами учтён как якобы военнослужащий 132-го стрелкового полка Красной Армии.
Содержался в шталаге-8Е (он же – 308), находившемся в нижнесилезском посёлке Нойхаммер (ныне – польская Свентошув). Присвоенный здесь лагерный номер – «21153».
23 августа 1941 года подвергнут насильственной вакцинации против тифа.
С 13 августа 1942 года – узник лагеря шталаг-18А, находившегося в австрийском городе Вольфсберге, при этом с момента прибытия сюда – на рабских работах в составе следующих рабочих команд:
- с 13 августа по 18 июня 1942 года – № 977/Gw. с местом дислокации в австрийском посёлке Санкт-Дионизен;
- с 18 июня 1942 года по 17 февраля 1943 года – № 969/Cw. с местом дислокации в австрийском городе Капфенберг.
С 11 февраля 1943 года в связи с тяжёлой стадией туберкулёза лёгких находился на госпитализации в лагерном лазарете шталага-18А, но при этом до 17 февраля формально продолжал числиться «за» рабочей командой № 969/Cw.
Умер от туберкулёза лёгких 29 июня 1943 года.
Похоронен был 30 июня 1943 года на кладбище святого Иоганна австрийского города Вольфсберг.
22 июня 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных Володарским РВК Горьковской (ныне – Нижегородская) области за Исходящим № 322 от 17 июня 1946 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в июле 1941 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 211, л. 2.
Увековечен в:
- Книге Памяти Нижегородской области – т. 5, стр. 436, но почему-то без указания ведомственной принадлежности данного ьойца к войскам правопорядка и безопасности и с двумя искажениями: 1) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию; и 2) как якобы пропавший без вести в 1941 году, а не умерший в немецко-фашистском плену 29 июня 1943 года;
- Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 28 и 29.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Не позднее середины июня 1941 года, город Брест, два бойца-шофёра 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР красноармейцы Николай Андреевич Токарев и Иван Николаевич Мартынов:

НОВИКОВ Константин Антонович (1917-не ранее лета 1941), мастер химического дела 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, младший сержант из числа сверхсрочников.
Родился в 1917 году в Мордовии – в селе Болтино Куриловского сельского поселения Ромодановского района. Член ВЛКСМ.
Образование – неполное среднее: закончил школу-«семилетку».
В предпризывной период – забойщик шахты № 4, находившейся у донецкого города Снежное.
В армию призван в 1938 году Макеевским РВК на тот момент Сталинской области Украинской ССР (ныне – Украина), а теперь современной Донецкой Народной Республики с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
К июню 1941 года – в статусе сверхсрочника первого года подписки, в связи с чем находился на казарменном положении.
С первых де минут Великой Отечественной войны один из непосредственных руководителей обороны кольцевой казармы Цитадели Брестской крепости и в данном качестве одновременно – один из ключевых участников эпопеи по спасению Боевого Знамени родной для себя в/ч.
После того, как у «васильковых фуражек» иссякли силы удерживать кольцевую казарму, привёл остававшихся в живых подчинённых в подвалы Цитадели, где усилил ими ряды обороняющихся здесь воинов 333-го стрелкового полка Красной Армии.
В ходе одной из атак, предпринятых защитниками крепости с целью вырваться из кольца вражеской блокады, пленён противником. Об этом свидетельствует переживший нацистский плен бывший офицер-политработник 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР В.А. Бродяной. По утверждению последнего, он встретил младшего сержанта сверхсрочной службы К.А. Новикова в одном из нацистских лагерей и даже успел при этом пообщаться с ним.
По одной из версий, озвучиваемых в библиографии, посвящённой героям Брестской крепости, якобы казнён фашистами после неудачной попытки выкрасть чертежи с авиазавода в Виттенберге. Однако источника этой версии не найдено, поэтому обстоятельства гибели не установлены. Достоверно известно лишь, что с войны не вернулся.
Увековечен в Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – сс. 29 и 30.
В Книге Памяти Мордовии не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

УСОВ Иван Андреевич (1919-1942), военнослужащий 2-й конвойной роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 23 сентября 1919 года в селе Федорково Сидоровского сельского поселения Красносельского района Костромской области. Русский. Православный. Колхозник из крестьян. Родственники по состоянию на лето 1941 года: некто Екатерина Усова – отчество и степень родства в документе не указаны; проживала по месту рождения красноармейца И.А. Усова.
В армию призван 19 сентября 1939 года Красносельским РВК на тот момент Ярославской, а ныне современной Костромской области с направлением в конвойные войска НКВД СССР.
К весне 1941 года – в Бресте: гранатомётчик 2-й конвойной роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР, но затем в связи с упразднением в штатном расписании должностей гранатомётчиков переведён, судя по всему, в число стрелков.
С первых минут Великой Отечественной войны непосредственный участник героических боёв по обороне Цитадели Брестской крепости.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977521, д. 1616, л. 6), 24 июня 1941 года пленён противником в Бресте, но, как надо полагать, – в Брестской крепости. В плену нацистами учтён как якобы военнослужащий 2-й роты 132-го стрелкового полка Красной Армии.
Содержался в шталаге-8Е (он же – 308), находившемся в нижнесилезском посёлке Нойхаммер (ныне – польская Свентошув). Присвоенный здесь лагерный номер – «20830».
22 августа 1941 года подвергнут насильственной вакцинации против тифа.
С 17 сентября 1941 года – на рабских работах в составе рабочей команды № 24 на нижесилезской станции Рейзихт (ныне – Рокитки гмины Хойнув Легницкого повята Нижнесилезского воеводства Республики Польша).
Умер 21 января 1942 года, находясь в составе рабочей команды № 24. Официальная причина смерти: «Phlegmone/Флегмона».
Фамилия красноармейца И.А. Усова выбита на скрижалях воинского мемориала, расположенного в Брестской крепости, но как якобы погибшего 22 июня 1941 года при героической обороне Брестской крепости, а не в немецко-фашистском плену 21 января 1942 года.
Увековечен в:
- Книге Памяти Костромской области – т. 2, стр. 319, но почему-то без указания ведомственной принадлежности данного бойца к войскам правопорядка и безопасности и с тремя искажениями: 1) как якобы уроженец села Сидоровское, а не Федорково Сидоровского сельского поселения Красносельского района Костромской области; 2) как якобы рядовой, а не красноармеец по воинскому званию; и 3) как якобы пропавший без вести в 1941 году, а не умерший 21 января 1942 года в немецко-фашистском плену;
- Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – стр. 30.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

ЮДИН Михаил Иванович (1921-1942), шофёр автотранспортного (он же в ряде источников – автохозяйственный) взвода 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР 42-й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР, узник нацистских лагерей, красноармеец.
Родился 21 января 1921 года в селе Заплавное Среднеахтубинского района Волгоградской области. Русский. Православный. Из крестьян. Шофёр по своей гражданской специальности. Родственники по состоянию на лето 1941 года: отец – Иван Юдин (отчество в документе не указано); проживал по месту рождения сына.
С первых минут Великой Отечественной войны непосредственный участник героических боёв по обороне Цитадели Брестской крепости.
Согласно лагерной персональной карте советского военнопленного (ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 1541, л. 16), 24 июня 1941 года пленён противником в Бресте, но, как надо полагать, – в Брестской крепости. В плену своей принадлежности к войскам НКВД СССР не скрывал, что было чревато расстрелом на месте. Так, в лагерной карточке крупно выведено: «132 G.P.U. Bat.» – производное от одного из прежних названий чекистского ведомства – «Государственное политическое управление», сокращённо – ГПУ.
Первоначально содержался в пересыльно-сортировочном лагере дулаг-1К, находившемся в восточнопрусском городе Хохентштайне (ныне – польский Ольштынек).
Ко второй половине августа 1941 года – уже узник лагеря шталаг-20Ц (Stalag XX C; он же – 312), находившегося в западнопрусском городе Торн (ныне – польский Торунь). Присвоенный здесь лагерный номер – «21176».
23 августа 1941 года подвергнут насильственной вакцинации против тифа.
С 13 октября 1941 года и на протяжении некоторого времени – в составе рабочей команды № 45 на рабских работах в некоем немецком населённом пункте Линдштадт.
С 21 ноября 1941 года – на рабских работах в составе 128-го рабочего строительного военнопленных с местом дислокации данного батальона в нижнесилезском посёлке Нойхаммер (ныне – польский Свентошув) при лагере шталаг-8Е (он же – 308).
Умер 6 февраля 1942 года от истощения и болезней.
Фамилия красноармейца М.И. Юдина выбита на скрижалях воинского мемориала, расположенного в Брестской крепости, но как якобы погибшего в июне 1941 года при героической обороне Брестской крепости.
Увековечен в Книге Памяти МВД России «Шагнувшие в бессмертие» – стр. 32.
В Книге Памяти Волгоградской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 13 612
  • Ржевцев Юрий Петрович
Зима 2022/23 года, город Екатеринбург, военный городок в/ч 7492 Росгвардии:
Записан
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »