Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Потери среди сотрудников органов госбезопасности и контрразведки «Смерш»  (Прочитано 87507 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович
ЯКОВЛЕВ Антон Акимович (Екимович) (1920-1945), уполномоченный (по обслуживанию N-го отдельного линейного батальона связи) Отдела контрразведки «Смерш» 42-й армии 2-го Прибалтийского фронта, старший лейтенант.
Родился в 1920 году в деревне Фёдорово сельского поселения «Большемостовский сельсовет» Ковернинского района Нижегородской области. Русский. Член ВКП(б). Родственники по состоянию на зиму 1944/45 года: отец – Яковлев Еким Яковлевич; проживал по адресу: Ивановская область, районном рабочем посёлке Сокольское (с 3 февраля 1994 года – райцентр Нижегородской области), улица Дорофеева, 14.
В армию призван в октябре 1939 года Сокольским РВК на тот момент Ивановской, а теперь современной Нижегородской области.
К лету 1943 года – заместитель командира миномётной роты 864-го стрелкового полка 189-й стрелковой (впоследствии – Кингисеппская Краснознамённая) дивизии (II ф) 42-й армии Ленинградского фронта, лейтенант по воинскому званию. Отсюда выбыл 3 июня 1944 года по ранению. Источники – ЦАМО: ф. 397, оп. 9272, д. 124 (т. 1), л. 44об; ф.1442, оп. 2, д. 148.
К началу 1944 года – в рядах сотрудников ОКР «Смерш» 42-й армии Ленинградского, по-прежнему лейтенант по воинскому званию. И в данном качестве был удостоен:
- ордена Красной Звезды: награждён приказом по войскам 42-й армии от 5 июля 1944 года – за ратную доблесть, проявленную в боях 1-29 февраля 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155. д. 4672;
- медали «За оборону Ленинграда» (удостоверение № Т-08630): награждён 18 июня 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 397, оп. 9272, д. 124 (т. 1), л. 44об.
18 декабря 1944 года получил множественные осколочные ранения, в связи с чем был незамедлительно доставлен в стены 2305-го хирургического полевого подвижного госпиталя 140-го Головного полевого эвакуационного пункта. Поставленный здесь диагноз: «Слепое осколочное проникающее ранение лобной и правой теменной областей, перелом обеих челюстей, ожог лица и верхних конечностей». От полученных ран скончался 10 января 1945 года и был похоронен на центральной площади латвийского города Ауце. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 696, л. 238; ф. 33, оп. 11459, д. 513, л. 102; ф. 58, оп. А-83627, д. 4237, л. 84; ф. 58, оп. А-83627, д. 8249, л. 7.
В настоящий момент официальное извещение-«похоронка», отправленное строевой частью ХППГ-2305 в январе 1945 года за Исходящим № 13 в адрес отца лейтенанта А.А. Яковлева, хранится в архиве Военного комиссариата Ивановской области.
Из списков Красной Армии исключён приказом ГУК Вооружённых Сил СССР за № 01608 от 14 июня 1946 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 563783, д. 20, л. 189.
Увековечен в Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 525, но с одним искажением – как якобы «погиб 12.01.1945 г. в г. Риге», а не как умерший от ран 10 января 1945 года в латвийском городе Ауце.
В Книге Памяти Нижегородской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Хранящаяся в ЦАМО персональная Учётно-послужная карточка старшего лейтенанта Антона Акимовича Яковлева:


Источник – ЦАМО: ф. 397, оп. 9272, д. 124 (т. 1), л. 44об.


Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 696, л. 238; ф. 58, оп. А-83627, д. 4237, л. 84; ф. 58, оп. А-83627, д. 8249, л. 7.
   

Хранящейся в Военкомате Ивановской области оригинал официального извещения-«похоронки»:


Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 563783, д. 20, л. 189.


Скан с 525-й страницы Книги Памяти сотрудников органов контрразведки:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович
ШАБАЕВ Владимир Семёнович (1914-1945), де-юре – начальник отделения из структур центрального аппарата НКГБ Белорусской ССР, а де-факто – сотрудник Оперативной группы при полевом управлении 19-й армии (II ф) Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по 2-му Белорусскому фронту (II ф), майор госбезопасности.
Родился в 1914 году в деревне Волчкарь Шостьинского сельского поселения Касимовского района Рязанской области. Русский. Член ВКП(б) с 1940 года. Семья: супруга – Шабаева Полина Григорьевна (1912-1992), со второй половины июня 1945 года проживала в городе Дмитрове Московской области; два сына – Юрий и Валерий соответственно 1939 и 1942 года рождения.
До 1934 года – состоя на иждивении родителей, учился в общеобразовательных учебных заведениях.
В 1934-1936 гг. – в городе Люберцы Московской области, где трудился на Государственном заводе сельскохозяйственных машин имени А.В. Ухтомского: в 1934-1935 гг. – сначала шлифовальщик, а затем планировщик; в 1935 году – заместитель директора по хозяйственной части фабрики-кухни; в 1935-1936 гг. – заместитель председателя заводского совета Осоавиахима.
В 1936-1937 гг. – на действительной военной службе по призыву: красноармеец, боец авиатехнической роты Оршанского авиагарнизона Белорусского военного округа.
В 1937-1938 гг. – комендант школы ФЗУ при Государственном заводе сельскохозяйственных машин имени А.В. Ухтомского.
В 1938 году – курсант Московских областных курсов пропагандистов (станция Быково Ленинской железной дороги).
В 1938 году – сначала инструктор, а затем заведующий отделом политучебы Ухтомского районного комитета ВЛКСМ Московской области (г. Люберцы).
С 1938 года – на службе в органах внутренних дел и государственной безопасности:
- в 1938-1939 гг. – помощник оперуполномоченного УНКВД по г. Москве и Московской области;
- в 1939-1940 гг. – оперуполномоченный УНКВД по г. Москве и Московской области;
- в 1940-1941 гг. – старший оперуполномоченный Ухтомского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области;
- в 1941-1942 гг. – начальник Константиновского районного отделения УНКВД г. Москвы и Московской области;
- 1942-1943 гг. – начальник Высокинического районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области;
- в 1943-1944 гг. – начальник Дмитровского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области;
- с 1944 года – на руководящей работе в центральном аппарате НКГБ Белоруской ССР: сначала заместитель начальника отделения, а затем и начальник данного отделения, при этом ко второй половине февраля 1945 года – в оперативной командировке при полевом управлении 19-й армии (II ф) 2-го Белорусского фронта (II ф).
Как следует из материалов личного дела данного офицера, которое в настоящий момент хранится в Центральном архиве КГБ Республики Беларусь, «за период с 1938 по 1944 гг. Шабаев В.С., проявил себя с положительной стороны, энергичным, трудолюбивым, знающим оперативную и следственную работу чекистом и способным руководителем»; с 1942 года являлся кавалером нагрудного знака «Заслуженный работник НКВД».
Трагически погиб 22 февраля 1945 года «при выполнении специального задания»: «был доставлен в госпиталь (месторасположение не указано) с признаками алкогольного отравления, где в тот же день и скончался».
Из списка личного состава органов госбезопасности исключён двумя следующими приказами НКГБ СССР – № 89 от 27 марта 1945 года и № 674 от 19 мая 1945 года.
По неофициальным данным, похоронен был в западнопрусском городе Цемпельбурге (ныне – Семпульно-Краеньске Семпульненского повята Куявско-Поморского воеводства Республики Польша).
Увековечен в:
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 512, но почему-то без указания соцданных и как якобы оперативный работник Рожанской опергруппы НКГБ Белорусской ССР, а не чекист, находившийся в оперативной командировке при полевом управлении 19-й армии (II ф) 2-го Белорусского фронта (II ф);
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – дважды: т. 20 стр. 364 (как погибший в марте 1945 года) и т. 21 стр. 292 (как якобы погибший 8 марта 1945 года) и – в обоих случаях без указания соцданных, поскольку редколлегии это издания они не были ещё известны.
В Книге Памяти Рязанской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович
ВЫХОДОВ Иван Иванович (1916-1950), оперативной сотрудник аппарата УМГБ по Калининградской области, участник боёв за Восточную Пруссию, гвардии майор.
Родился 1 июня 1916 года в деревне Рябинкино Бумакинского сельского поселения Некрасовского района Ярославской области. Русский. Был женат и в данном качестве отец двоих сыновей – Вячеслава и Владимира.
Образование:
- общее – не ниже неполного среднего;
- специальное чекистское: 19 февраля 1938 года – Горьковскую межкраевую школу НКВД СССР.
На службе в органах государственной безопасности с 1937 года, при этом с момента поступления на неё являлся курсантом Горьковской межкраевой школы НКВД СССР, откуда по выпуску приказом НКВД СССР за № 406 от 19 февраля 1938 года в качестве первичного удостоился специального звания «сержант госбезопасности», что соответствовало армейскому лейтенанту.
В годы Великой Отечественной войны – в действующей армии как сотрудник органов военной контрразведки и, в частности, по состоянию на осень 1944-лето 1945 гг. – оперуполномоченный ОКР «Смерш» по 340-му гвардейскому тяжёлому самоходно-артиллерийскому Алленштайнскому Краснознамённому орденов Суворова и Александра Невского полку (регалии – они по состоянию на 9 мая 1945 года) по занимаемой должности и гвардии капитан по воинскому званию. И в данном качестве приказом по войскам 3-й армии 2-го Белорусского фронта (II ф) за № 537/н от 10 декабря 1944 года был награждён орденом Красной Звезды: «В период боёв по прорыву сильно укреплённой оборонительной полосы противника в районе РУЖАН – МАКУВ [польские города, но на тот период – в составе Восточно-Прусской провинции 3-го рейха] умелой и чёткой работой обеспечил сколачивание экипажей самоходных установок в части людского состава.
Выполнял отдельные задания командования полка в отношении связи с боевыми порядками и в части доведения боевых задач до батарей и отдельных самоходных установок.
Выполнением боевых заданий способствовал успеху нашего полка в деле разгрома вражеской обороны и продвижения вперёд». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 4051, л. 96.
Победу встретил под Кёнигсбергом.
В послевоенный период – сотрудник территориальных органов госбезопасности из аппарата УМГБ по Калининградской области, где вырос до гвардии майора по воинскому званию.
Являлся кавалером не менее чем семи государственных наград, в том числе:
- ордена Отечественной войны 1-й степени: награждён приказом пор войскам 3-го Белорусского фронта за № 0772 от 27 июля 1945 года;
- ордена Красной Звезды: награждён приказом командарма-3 за № 537/н от 10 декабря 1944 года;
- медали «За боевые заслуги»: награждён не ранее осени 1947 года за выслугу в 10 лет;
- медали «За оборону Кавказа»: награждён не ранее лета 1944 года;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён не ранее второй половины 1945 года;
- медали «За взятие Кёнигсберга»: награждён не ранее второй половины 1945 года;
- медали «XXX лет Советской Армии и Флота»: награждён в 1948 году.
Скоропостижно скончался 31 декабря 1950 года. Похоронен на Старом кладбище города Калининграда.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 4051, л. 96.


Могила гвардии майора Ивана Ивановича Выходова на Старом кладбище Калининграда:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович

Не позднее лета 1939 года, Никифор Алексеевич Ханаженко как сотрудник из структур Отдела мест заключения и трудпоселений НКВД Киргизской ССР и при знаках различия младшего лейтенанта госбезопасности.

ХАНАЖЕНКО Никифор Алексеевич (1904-1945), старший оперуполномоченный по обслуживанию 1311-го стрелкового полка Отдела контрразведки «Смерш» 173-й стрелковой Оршанской Краснознамённой дивизии (III ф) 36-го стрелкового Неманского Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта, участник боёв за Восточную Пруссию, майор.
Родился 22 февраля 1904 года в Белоруссии – в деревне Ждановичи Черневского сельсовета Дрибинского района Могилёвской области. Русский. Из крестьян. Член ВКП(б) с 1928 года: партбилет образца 1936 года № 1353606.
Семья по состоянию на 1940-е годы проживала по адресу: Киргизской ССР (ныне – Киргизская Республика), город Фрунзе (ныне – Бишкек), улица Кагановича, 5. Её состав:
- супруга – Ханаженко (в девичестве – Гостева) Анна Фёдоровна 1906 г.р., уроженка деревни Гостевка Борского района Самарской области;
- дочь – Нина, родилась 15 февраля 1929 года в столице Киргизии городе Фрунзе (ныне – Бишкек);
- сын – Юрий, родился 25 апреля 1931 года в столице Киргизии городе Фрунзе (ныне – Бишкек);
Родственники по состоянию на конец 1947 года: брат – Ханаженко Иван Алексеевич; проживал по адресу: Хабаровский край, станция Вяземская, улица Орджоникидзе, 7-А.
С 1907 года – на Дальнем Востоке, куда переехали родители: сначала – в селе Добролюбово Лермонтовской волости Хабаровского уезда Приморской области (ныне – одноимённое село Бикинского района Хабаровского края, а с 1918 года – на станции Магдагачи (ныне – в черте районного пгт Амурской области), где устроился чернорабочим на Средне-Амурскую железную дорогу.
В 1919-1922 гг. – в деревне Покровка Минусинского уезда Енисейской губернии (ныне – территория Красноярского края) как пильщик на лесосплаве. Одновременно в период разгрома войск Колчака – юный боец «в партизанском отряде Щетинкина».
В 1923 года – в столице Киргизии городе Пишпек (впоследствии – Фрунзе, а ныне – Бишкек), где до 1929 года трудился десятником на строительных объектах Киргосстроя, а в 1930 году некоторое время – военным инспектором Нарынского райисполкома.
С того же 1930 года – на службе в уголовно-исполнительной системе: начальник спецсектора Управления исправительно-трудовых учреждений наркомата юстиции Киргизской АССР, в связи с чем 2 февраля 1935 года был «зачислен в органы НКВД» с назначением на должность инспектора по мобилизационной работе отдела кадров Отдела мест заключения и трудпоселений НКВД Киргизской АССР. Впоследствии – помощник начальника исправительно-трудовой колонии и старший инспектор мобинспекции секретариата НКВД Киргизской ССР. При этом к лету 1939 года – младший лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому старшему лейтенанту, а приказом НКВД СССР за № 1438 от 1 июля 1939 года удостоился очередного специального звания – «лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало армейскому капитану. Примечательный факт: как сотрудник УИС в 1931 году – боец в рядах добровольческого отряда по борьбе с басмачеством.
С 15 декабря 1941 года – переводом из органов госбезопасности на службе в органах военной контрразведки: в этот день был откомандирован из Фрунзе в Ташкент в распоряжение начальника Особого отдела НКВД СССР Среднеазиатского военного округа, где получил назначение на должность оперуполномоченного по обслуживанию 3-го отдельного стрелкового батальона Особого отдела НКВД СССР ново формирующейся 150-й отдельной стрелковой бригады и в данном качестве 29 апреля 1942 года убыл в действующую армию, а с 10 мая 1942 года – в боях и сражениях Великой Отечественной войны.
По воспоминаниям дочери, Ханаженко Нины Никифоровны, обратный адрес на письмах домой: «Полевая почтовая станция № 1795, Особый отдел», – а на некоторых конвертах приписка: «Часть 412». В качестве справки: ППС-1795 принадлежала сначала 150-й отдельной стрелковой бригаде, а с 13 мая 1943 года в связи с обращением сто пятидесятой бригады наряду со 135-й отдельной стрелковой бригадой (II ф) на формирование 173-ю стрелковую (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизию (III ф) – последней.
Цитата из письма лейтенанта госбезопасности Н.А. Ханаженко семье в Киргизию от 5 мая 1942 года: «Пишу со станции Тамбов, а позавчера был в Саратове. Нюра, это письмо пишу третье с дороги, первое я писал с Арыси [Арысь – до 1956 года посёлок, а затем город в Южно-Казахстанской области Казахстана]. Сообщаю свой адрес: Полевая почта № 1795, Особый отдел, Ханаженко».
С ноября 1943 года и в течение всего последующего времени письма стали поступать семье с обратным адресом: в/ч «Полевая почта № 66508». В качестве справки: данный условный номер сначала принадлежал отдельному миномётному дивизиону 150-й отдельной стрелковой бригаде, а с конца мая 1943 года – одной из в/ч 173-й стрелковой (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизии (III ф), но какой именно – пока неизвестно.
Последние письма из в/ч «Полевая почта № 66508» отправил:
- брату Ивану на Дальний Восток – осенью 1944 года: получено адресатом 29 октября 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594260, д. 2, л. 327;
- семье в Киргизию – в начале 1945 года: получено адресатом не ранее 20 января 1945 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 426, л. 26об.
4 августа 1942 года получил ранение, но поле боя не покинул.
С середины февраля и по конец апреля 1943 года – капитан госбезопасности по специальному званию: удостоен в порядке переаттестации на новые чекистские спецзвания. А с конца апреля 1943 года – в воинском звании «капитан», которого был удостоен в порядке переаттестации сотрудников органов «Смерш» НКО СССР на равнозначные чекистским воинские звания.
Согласно материалам военных архивов, 10 декабря 1942 года был представлен к награждению за то, что «4 августа 1942 г., принимая непосредственное участие в боях, Ханаженко Н.А. при атаке бригады в районе д. Новая был ранен, но продолжал работать. Однако по каким-то причинам этот Наградной лист не получил реализацию на уровне вышестоящих штабов.
Во второй раз представлен к награде в конце февраля-начале марта 1943 года и тот Наградной лист за подписью комбата-3 майора В.В. Назарова: «В период пребывания в обороне в районе Стар-Мурзино [правильно – Старое Мурзино; деревня в Сычёвском районе Смоленской области; ныне не существует, на её месте теперь одноимённое урочище] капитаном гос. безопасности тов. Ханаженко за период с 5 декабря 1942 года по 10 февраля 1943 г. уничтожено из снайперской винтовки 11 солдат и офицеров пр-ка [противника]». Источник – ЦАМО: ф. 33, 682526, д. 1530, л. 54.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командарма-31 за № 088 от 26 июня 1943 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – медали «За отвагу». Источник – ЦАМО: ф. 33, 682526, д. 1530, лл. 43 и 43об.
С конца мая 1943 года в связи с процессом сформирования с 20 по 25 мая 1943 года в районе тверского города Старицы на базе 135-й (II ф) и 150-й отдельных стрелковых бригад 173-й стрелковой (впоследствии – Оршанская Краснознамённая) дивизии (III ф) – в своём последнем качестве, но только к 1945 году – уже майор по воинскому званию.
С 7 августа 1944 года – кавалер ордена Отечественной войны 1-й степени: «Товарищ ХАНАЖЕНКО в дивизии служит с момента её формирования. Работая старшим оперуполномоченным 1311 стрелкового полка 173 стрелковой дивизии показал себя настойчивым, усидчивым в разоблачении контрреволюционного элемента.
Товарищ ХАНАЖЕНКО за период работы в Отделе контрразведки «Смерш» дивизии разоблачил ряд шпионов, случайно пробравшихся в части Красной Армии, изменников Родины, предателей и других государственных преступников.
В борьбе с враждебным элементом товарищ ХАНАЖЕНКО проявил мужество, отдавая свои силы и способности к их разоблачению, чем самым способствовал укреплению дисциплины и боеспособности личного состава части.
В боях против немецких оккупантов за города Орша, Борисов и Минск товарищ ХАНАЖЕНКО показал себя храбрым, мужественным воином…».
А с 3 ноября 1944 года – кавалер медали «За боевые заслуги»: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1944 года за выслугу в 10 и более лет.
Приказом по Управлению контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта за № 91 от 27 февраля 1945 года объявлен убывшим в госпиталь на излечение. А поскольку с войны не вернулся, приказом МГБ СССР за № 1585 от 20 августа 1946 года был исключён из списков органов госбезопасности как пропавший без вести 18 февраля 1945 года.
Из воспоминаний дочери офицера-чекиста – Н.Н. Ханаженко: «В 1945 году моя мать, Анна Фёдоровна, получила извещение от командира части, где служил отец, что папа пропал без вести. Спустя много лет, к нам приезжал сослуживец отца – Хищенко, который рассказал, что в одном из боёв под Кёнигсбергом Ханаженко Никифор был тяжело ранен в живот, и отправлен в полевой госпиталь. Госпиталь попал под окружение немцев и подвергся бомбардировкам. Мы неоднократно делали запросы о судьбе отца и пытались найти какие-либо документы, на что получали ответ, что он пропал без вести». Никакой другой информации, к сожалению, нам так и не удалось разузнать».
Подробности обстоятельств, при которых майор Н.А. Ханаженко получил ранения, посредством архивного поиска выяснил исследователь из Пятигорска Геннадий Полубедов: согласно спецсообщению ОКР «Смерш» 173-й стрелковой Оршанской Краснознамённой дивизии (III ф) от 7 февраля 1945 года «в ночь с 27 на 28 января 1945 г. капитан [правильно – майор] Ханаженко Н.А. при передислокации 1311 сп остановился на ночлег в д. Ламгарбен [правильно – посёлок, Восточная Пруссия, ныне – польская деревня Гарбно]. Около двух часов ночи в населённый пункт проникли немцы и завязали перестрелку. Ханаженко со своим связным красноармейцем Ворониным выбежал во двор дома, где Ханаженко был ранен в правую руку и полость живота, а Воронин убит.  Раненый капитан [правильно – майор] Ханаженко Н.А. был эвакуирован в ближайший медсанбат – 331 стрелковой дивизии, а его документы доставлены в ОКР «Смерш» 173 сд. Красноармеец Воронин похоронен в районе г. Растенбург [Восточная Пруссия, ныне – польский Кентшин]».
В действительности майор Н.А. Ханаженко умер от ран 28 (по другим данным – 29) января 1945 года в 411-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта и был похоронен в восточнопрусском городе Бишофштайн (ныне – польский Биштынек): «Центр. сквер». Источники – ЦАМО: ф. 58, оп. А-71693, д. 1908, л. 104об; ф. 58, оп. А-71693, д. 1911, л. 20 (но с искажением фамилии – как Ханатенко, а не Ханаженко).
В настоящий момент прах майора Н.А. Ханаженко, вероятней всего, покоится на воинском мемориале польского города Ольштын, но как неизвестного солдата.
Был включён в материалы подворового опроса, представленные:
- Фрунзенским ГВК Киргизской ССР (ныне – Киргизская Республика) за Исходящим № 2/0812 от 15 июня 1946 года, но как якобы капитан, а не майор по воинскому званию. Резолюция, наложенная на этом документе военными чиновниками центрального аппарата оборонного ведомства: «Выписка сделана». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18004, д. 426, л. 26об;
- Вяземским райвоенкомом Хабаровского края за Исходящим № (540)-740 от 3 декабря 1947 года, но с тремя искажениями: 1) и 2) как якобы родившейся в 1905 году в селе Добролюбовка (правильно – Добролюбово) Бикинского района Хабаровского края, а не в 1904 году в деревне Ждановичи Дрибинского района Могилёвской области Белоруссии; и 2) как якобы капитан, а не майор по воинскому званию. Резолюция, наложенная на этом документе военными чиновниками центрального аппарата оборонного ведомства: «Выписка напр. в контрразв. «Смерш» 10.1.48». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594260, д. 2, л. 327.
Увековечен в:
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 492, но с четырьмя искажениями: 1) почему-то как якобы Николай, а не Никифор по имени; 2) как якобы уроженец Чаусского, а не Дрибинского района Могилёвской области Белоруссии; 3) и 4) как якобы пропавший без вести «18.02.1945 г. в ПрибВО [Прибалтийский военный округ]», а не умерший от ран 28 или 29 января 1945 года в 417-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – т. 20, стр. 364, но как якобы пропавший без вести 18 января 1945 года, а не умерший от ран 28 или 29 января 1945 года в 417-м отдельном медико-санитарном батальоне 331-й стрелковой Пролетарской Брянско-Смоленской дважды Краснознамённой ордена Суворова дивизии 44-го стрелкового Краснознамённого корпуса (II ф) 31-й армии 3-го Белорусского фронта.
В Книге Памяти Хабаровского края и Книге Памяти Киргизии не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович
ВАРИЧ Василий Михайлович (1913-1944), бывший офицер спецчастей оперативной разведки НКГБ СССР, а на момент гибели – боец-штрафник 10-го отдельного штрафного батальона 3-го Белорусского фронта, красноармеец.
Родился в 1913 году в столице Украины городе Киеве. Украинец. Служащий из рабочих. Беспартийный. Был женат: супруга, Добрикова Екатерина Михайловна, по состоянию на лето 1944 года проживала по адресу: Украинская ССР (ныне – Украина), город Киев, улица Островского, 24, квартира, 17.
Образование:
- общее – неполное среднее в объёме семи классов общеобразовательной школы;
- военное: в 1939 году – в украинском областном городе Житомире Курсы усовершенствования командного состава автобронетанковых войск запаса.
На военной службе дважды:
- в 1931-1934 гг. – по призыву в рядах Красной Армии;
- с 7 февраля (по другим данным – ноября) 1940 года – как кадровый офицер Красной Армии, призванный Киевским ГВК Украинской ССР (ныне – Украина).
К осени 1943 года – помощник начальника штаба одного из двух мотострелковых полков Отдельной мотострелковой бригады войск НКВД СССР, а с октября 1944 года – старший помощник начальника организационно-строевого отделения штаба Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР 4-го (зафронтовой работы – разведка, террор и диверсии в тылу противника) управления НКГБ СССР, старший лейтенант по воинскому званию. И в данном качестве:
- являлся кавалером медали «За боевые заслуги». Из содержательной части Наградного листа: «Тов. ВАРИЧ за время службы в Отдельной мотострелковой бригаде ОСНАЗ НКВД в должности пом. нач. штаба полка и в Отдельном отряде ОСНАЗ НКГБ СССР в должности ст. пом. нач. оргстроевого отделения проводит большую работу по формированию и подготовке групп и отрядов, направляемых на выполнение специальных заданий в глубокий тыл врага.
Чётко поставленная т. ВАРИЧЕМ работа по отбору личного состава для включения в группы спецназначения способствовала быстром формированию этих групп и своевременному направлению их на выполнение поставленных перед ними задач». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686043, д. 50;
- 17 июня 1944 года осуждён судом Военного трибунала по пункту «а» статьи 193-17 Уголовного кодекса РСФСР – «Мародёрство, сопряжённое с противозаконным отобранием при боевой обстановке у гражданского населения принадлежащего последнему имущества, с угрозой оружием или под предлогом необходимости его отобрания для военных целей». Вынесенный ему тогда приговор: шесть лет лишения свободы, но с заменой наказания в виде направления в штрафной батальон.
Наказание отбывал в должности стрелка 10-го отдельного штрафного батальона (в/ч «Полевая почта № 34072») 3-го Белорусского фронта.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, погиб в бою 14 августа 1944 года на ближних подступах к границе с Восточной Пруссией и был похоронен в Литве: «Волковышковский [правильно – Вилкавишкский] р-н, дер. Гейтурловка [правильно – Кетурвлоки; ныне – посёлок Кетурвалакяй]» – в братской воинской могиле. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 472, л. 35; ф. 33, оп. 11458, д. 735, л. 67; ф. 33, оп. 11459, д. 209, л. 141; ф. 33, оп. 594258, д. 91, лл. 149-152; ф. 1258, оп. 64861, д. 10, л. 39; ф. 1258, оп. 64861, д. 20, л. 25.
Посмертно на основании приказа по войскам 3-го Белорусского фронта № 0757 л/с от 30 сентября 1944 года восстановлен в своём прежнем воинском офицерском звании, «во всех правах офицерского состава Красной Армии» и исключён из списков штрафного батальона. А из списков Красной Армии исключён приказом ГУК НКО СССР за № 03942/пог. от 16 декабря 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 270, л. 222об.
В Книге Памяти сотрудников органов контрразведки не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686043, д. 50.


Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594258, д. 91, лл. 149-152.
     
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 15 871
  • Ржевцев Юрий Петрович

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё со знаками различия сержанта госбезопасности, что условно соответствовало армейскому лейтенанту.

СОЛНЦЕВ Сергей Иванович (1906-1941), Герой Советского Союза из числа сотрудников органов правопорядка и безопасности, лейтенант госбезопасности.
Родился 5 марта (но по другим данным – 14 июля) 1906 года в селе Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области. Русский. Рабочий из рабочих. Член ВКП(б).
Образование:
- общее – неизвестно, но не ниже начального;
- профессиональное: в юности закончил профтехшколу, а в 1931 году – в подмосковном Подольске по годичному курсу обучения Высшую школу профдвижения;
- военное: в 1937 году – или Курсы младших лейтенантов запаса автобронетанковых войск Московского военного округа, или же Курсы усовершенствования начсостава запаса всё того же МВО.
Трудовой путь С.И. Солнцева неразрывно связан с Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя», где он вырос от прядильщика до заместителя директора данного предприятия.
На службе в органах госбезопасности с 1937 года, при этом по состоянию на ноябрь 1941 года де-юре – начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области, но де-факто – комиссар замаскированного под партизанский отряд Рузского спецформирования 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по г. Москве и Московской области. Последнее специальное звание – лейтенант госбезопасности, что условно соответствовало армейскому капитану.
Раненым попал в плен, где 20 (по другим данным – 28) ноября 1941 года и принял мученическую смерть от рук фашистских палачей – после пыток был повешен карателями в лесу между рузскими деревнями Демидково и Терехово (обе ныне не существуют). На этом месте теперь высится скорбный обелиск.
Из Спецсообщения за Исходящим № 1/238 от 17 января 1942 года начальника УНКВД по г. Москве и Московской области старшего майора госбезопасности М.И. Журавлёва в адрес наркома внутренних дел ССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия: «В 500 метрах восточнее деревни Терехово Рузского района Московской области обнаружен труп начальника Рузского райотдела НКВД лейтенанта государственной безопасности СОЛНЦЕВА Сергея Ивановича, зверски казнённого фашистами.
Осмотром трупа установлено, что череп снесён до половины, правое ухо отрезано, на правой руке срублены два пальца, левая нога пробита штыком, в груди имеется 5 пулевых ран, руки и ноги закопчены.
После казни обезображенный туп тов. СОЛНЦЕВА немцами был повешен не дереве».
Похоронен на воинском мемориале подмосковного города Руза, при этом в официальный скорбный список советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то внесён без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому капитану.
Из ходатайства начальника УНКВД по г. Москве и Московской области старшего майора госбезопасности М.И. Журавлёва в адрес наркома внутренних дел ССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия: «20 ноября 1941 года немецкими оккупантами был зверски казнён начальник Рузского райотдела НКВД МО лейтенант госбезопасности тов. Солнцев Сергей Иванович 1906 г. р., в органах с 1937 года.
С занятием Рузского района немецкими войсками (октябрь 1941 г.) Солнцев являлся комиссаром партизанского отряда и руководил разведкой, а также разведывательной работой в районе. Данные о противнике, добываемые разведгруппой тов. Солнцева, широко использовались командованием Красной Армии. По этим данным, частями 144-й дивизии [речь о 144-й стрелковой (впоследствии – Виленская Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского] дивизии 5-й армии (II ф) Западного фронта] в деревне Вишенки был разгромлен штаб немецкой части. В деревне Горбово нашей авиацией и артиллерией было уничтожено 230 солдат и офицеров, 150 лошадей, много повозок, артиллерийская установка и два пулемётных гнезда. В деревне Богаево истреблено 130 солдат и офицеров, 65 лошадей.
Всего разведгруппой тов. Солнцева в тылу противника произведено 18 глубоких разведок. После разгрома немцами штаба партизанского отряда тов. Солнцев был застигнут с группой партизан в одной из землянок у Глубокого озера. В завязавшейся перестрелке он был ранен и схвачен немцами. Несмотря на зверские пытки, – Солнцеву отрубили два пальца, прокололи штыком ногу, жгли огнём руки и ноги, скальпировали череп, – он не выдал военные и государственные тайны. После казни труп тов. Солнцева немцами был повешен на дереве.
Прошу Вас выйти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о присвоении тов. Солнцеву Сергею Ивановичу посмертно звания Героя Советского Союза».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – дважды: 1) т. 22 ч. 2, стр. 189, но с четырьмя искажениями: а) как якобы уроженец былого подмосковного села Раменское (с 15 марта 1926 года – город), а не Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области; б) как якобы призванный в 1937 году на военную службу Раменским РВК Московской области, а не как поступивший в том же году добровольно на службу в органы госбезопасности УНКВД по г. Москве и Московской области; в) и г) как якобы старший лейтенант из «ОО [Особый отдел] НКВД», а не лейтенант госбезопасности по специальному званию и начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области по занимаемой должности; и 2) т. 29 ч. 3 стр. 653 – портрет в фотогалереи Героев Советского Союза из числа уроженцев теперь уже бывшего Раменского района и городов Бронницы и Жуковский;
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 439, но с двумя искажениями: 1) как якобы уроженец подмосковного города Раменское, а не раменского села Игумново; и 2) как якобы старший лейтенант госбезопасности, а не лейтенант госбезопасности
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё как представитель трудового коллектива Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя»:


1937 года, Сергей Иванович Солнцев как новоиспечённый младший лейтенант запаса по линии автобронетанковых войск РККА с женой и дочкой:


Предположительно, самый конец 1937 года, Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) при знаках различия сотрудника госбезопасности «без звания»:


Личный состав Рузского партизанского отряда


Чекистское Спецдонесение за Исходящим № 1/238 от 17 января 1942 года:


Место гибели чекиста-Героя:


1970-е/1980-е гг., подмосковный город Руза, стражи правопорядка по случаю празднования очередного Дня милиции возлагают венки и цветы к подножию воинского мемориала, где в братской могиле покоится и прах Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941):


Установленный в Музее ГУ МВД России по Московской области бюст Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941) работы скульптора Н.Н. Мухатаевой. Странно, но Герой почему-то изображён с двумя лейтенанскими «кубиками» сержанта госбезопасности в петлицах, а не с двумя майорскими «шпалами» старшего лейтенанта госбезопасности!?


Скан со 189-й страницы 2-й части 22-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 653-й страницы 3-й части 29-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 439-й страницы Книги Памяти сотрудников контрразведки:


В официальных скорбных списках советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то значится без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому капитану:

Очерк о Герое Советского Союза лейтенанте госбезопасности Сергее Ивановиче Солнцеве за авторством известного московского журналиста полковника юстиции в отставке Александра Тарасова. Данную рукопись он в 2011 году передал через меня в редакцию журнала МВД России «Полиция Россия»:

Автор – полковник юстиции в отставке Александр ТАРАСОВ
«ПОСЛЕДНИЙ БОЙ С ВРАГОМ
Свой подвиг Сергей Иванович Солнцев совершил в годы Великой Отечественной войны, а уже в мирное время, спустя десятилетия после Победы, вышла в свет книжная публикация о подмосковном Герое Советского Союза. Боевая судьба Сергея Солнцева является ярким образцом беззаветного служения Родине.
Герман Литвин в опубликованном в 1-й книге сборника «Люди долга и отваги» (Москва, издательство ДОСААФ СССР, 1983 год) очерке «Счастье в наследство» написал: «В сквере на Площади Партизан в городе Рузе, что к западу от Москвы, высится увенчанный пятиконечной звездой памятник, каких множество на нашей земле. На гранитной плите высечены имена тех, кто не дрогнул в бою и отдал жизнь за свободу и независимость Советской Родины. Первым в этом списке значится имя Сергея Ивановича Солнцева.
Память о нём увековечена в названии одной из улиц районного центра.
Каждое лето приезжают в Рузский район юные москвичи – дети рабочих локомотиворемонтного завода. Их пионерский лагерь носит имя Солнцева.
Память о павших – святой долг живущих.
А к востоку от столицы, в другом районном центре Московской области – городе Раменское – живёт семья Солнцевых. В 1906 году у рабочих местной текстильной фабрики Ивана Фёдоровича и Ефимии Егоровны Солнцевых родился сын Сергей. Здесь, на той же фабрике, в советское время получившей название «Красное знамя», Сергей начал пря-дильщиком, вырос до заместителя директора. Сюда, в Раменское, слал он короткие письма осенью 1941 года. В семье Солнцевых их хранят как дорогую реликвию, помнят как отцовский наказ.
Письма Сергея Солнцева не предназначались для печати. Он просто и коротко сообщал о себе из Звенигорода 3 ноября 1941 года, не предполагая, что эти строки окажутся последними:
«...Ещё раз привет, моя милая Маруся и сыночек Женя. Оказался проездом в Звенигороде по делам службы и посылаю тебе 1400 руб. для расходов.
Жив и здоров. Того и вам желаю. Не скучай. Как говорят, судьба опять заставила нас быть врозь. Всё, что было в квартире и отделе, пришлось оставить в Рузе при отступлении 24 октября. Живу сейчас в лесу, где – потом увидимся, расскажу...»
В этот день, 3 ноября, Солнцев в очередной раз перешёл линию фронта. Это было уже обычное для него рискованное дело, привыкнуть к которому было невозможно.
Но он привык к другому: к слову «надо». Таков был приказ его собственного сердца, а ссылка в письме на судьбу – лишь для успокоения жены…».
Поступив на службу в органы внутренних дел, Сергей Иванович хорошо понимал, что лёгкой судьбы у него совершенно точно не будет. Зато Солнцев знал и другое. Знал, что в этой трудной работе он сполна сможет проявить себя, так как очень хотел быть надёжной опорой для земляков и защищать их от любых уголовных поползновений преступников.
Как и на фабрике «Красное знамя», заладились дела у новичка и на правоохранительном поприще. В мирную пору Сергей Солнцев выдвинулся до поста заместителя начальника Истринского районного отдела Управления НКВД по Москве и Московской области, а в самом начале войны был назначен на должность руководителя аналогичного подразделения в Рузе.
С приближением фронта в районе закипела работа по созданию истребительного отряда для борьбы с вражескими парашютистами, диверсантами и лазутчиками, который организовывался при непосредственном участии начальника Рузского райотдела УНКВД Сергея Солнцева. Руководством района заблаговременно проводились, с соблюдением всех возможных мер конспирации, подготовительные работы по созданию подполья и партизанской базы.
С учётом того что по Рузскому району тянется с запада на восток шоссейная автомагистраль, было принято решение о заложении партизанского базового расположения в стороне от неё, куда противнику не так-то просто будет подобраться. Такое труднодоступное место, где меньше всего было возможно появление тяжёлой техники неприятеля, нашли на северо-востоке района – у озера Глубокое, окружённого лесами и болотами.
Обеспечивая подготовку засекреченной партизанской базы, начальник районного отдела УНКВД Солнцев и его подчинённые задумались над тем, как сохранить в тайне заготовку продовольствия, одежды и снаряжения. Обсудив различные варианты, рузские работники подразделения НКВД пришли к выводу, что самый простой способ – это собирать продукты и вещи открыто. Хозяйственникам же было объяснено, что всё это будет передано будто бы истребительному отряду, действовавшему уже в районе. Но всё собранное, конечно же, было укрыто в районе озера Глубокое.
Там под видом торфоразработок небольшой коллектив и выполнил негласную основную работу: числившийся директором доверенный человек и его надёжные помощники споро подготовили к приёму партизан основательную базу. Некоторые из этих людей затем и были зачислены в отряд, а кто-то и в действующую армию ушёл сражаться с немецко-фашистскими захватчиками.
Части 5-й армии (II ф) генерала Леонида Александровича Говорова затормозили наступление оккупантов как раз на территории Рузского района, и в конце октября сорок первого здесь разгорелись ожесточённые схватки. Кровопролитная борьба развернулась за посёлок Дорохово, который несколько раз удавалось отвоёвывать у захватчиков советским воинам, жарко было и в других населённых пунктах района, в том числе и в Тучкове.
Сложившаяся обстановка требовала, чтобы в первоначальный план были внесены коррективы по структуре партизанского формирования района. Поскольку этим бойцам-добровольцам пришлось действовать фактически поблизости от линии боевых действий, а не в глубоком тылу врага, то по местам базовых дислокаций создали два отряда – Рузский и Тучковский. Единое руководство партизанами оставил за собой райком, координировавший их действия и определявший обоим отрядам новые боевые задачи.
Даже отлично знавшим родной район партизанам крайне сложно было перемещаться у населённых пунктов, оказавшихся под контролем оккупантов. Не смогла уберечься от потерь боевая группа Тетерина –Белобородова, которая в течение пяти дней пробиралась к назначенному месту сбора отряда.
Не сумев перейти через дорогу Руза – Ново-Петровское, пятнадцать усталых и голодных бойцов по раскисшей от осеннего дождя земле пошли в деревню Ордино. По сведениям партизан, там не должно было быть немцев. Однако какой-то гитлеровский холуй навёл на отдыхавших партизан большую карательную команду, и они приняли неравный бой.
Насмерть был сражён комиссар группы Тетерин, прикрывавший отход своих бойцов. В яростной стычке с карателями погибли ещё двое партизан – Жуков и Патрикеев, которые проявили такую же боевую самоотверженность, как и отважный комиссар группы Тетерин.
Являясь комиссаром Рузского партизанского отряда, офицер госбезопасности Сергей Солнцев считал одной из основных своих задач повседневную заботу о бойцах. Немало раздумывал комиссар и над тем, как обезопасить партизанские маршруты. Правда, сделать это было весьма проблематично, так как, по сути, главной задачей для отряда был сбор разведданных.
Секретарь райкома партии Ткачёв, который постоянно находился в этом отряде и руководил подпольщиками района, уже после освобождения Рузы от немецко-фашистских захватчиков рассказал о взаимодействии партизанских формирований с частями Красной Армии. Как сообщил возглавлявший местное подполье Ткачёв, деятельность всех партизанских групп координировал районный штаб, в состав которого входил и Солнцев – руководитель разведки.
Свою боевую работу партизаны, по словам Ткачёва, строго увязывали с задачами, которые выполняли части Красной Армии. У партизан, по оценке руководителя районного подполья, до семидесяти процентов боевого времени занимал разведывательный труд, так как линия фронта проходила в зоне деятельности отряда, а советское командование всё время нуждалось в свежих сведениях о неприятеле.
Подтянутый офицер в форме со «шпалой» в каждой петлице, Солнцев успевал и добытые новые разведданные обобщить, и все отрядные дела выполнить, а ещё находил время и с местными жителями побеседовать, обнадёжить их. Придя 3 ноября 1941 года в Звенигород, Сергей Иванович, кроме посланного домой в Раменское письма, доставил через фронт очень важные разведывательные новости.
Лейтенант госбезопасности Сергей Иванович Солнцев направил начальнику Управления НКВД по Москве и Московской области Михаилу Ивановичу Журавлёву рапорт, доложив руководителю органов внутренних дел столичного региона о начавшем действовать в Рузском районе с 25 октября партизанском отряде под командованием капитана пограничных войск Гайдукова. Сергей Иванович проинформировал начальника УНКВД, что партизаны находятся в ранее намеченных базах, в отряде – партийный и советский актив района, труженики местных предприятий и работники органов внутренних дел. Руководитель разведки партизанского отряда сообщил также, что на прилегающей к этим дорогам территории гитлеровцы сосредоточили до 50 тысяч солдат пехотных, артиллерийских и танковых частей. Расположившиеся в жилых домах деревень оккупанты днём охранения не выставляли, а ночью организовывали патрулирование танками. В партизанском сообщении указывалось, что информация о неприятеле также была передана командованию наших регулярных частей, воевавших на этом фронтовом участке.
В свою очередь руководство УНКВД, ссылаясь на это донесение, немедленно проинформировало командованию Западного фронта о сосредоточении неприятельских сил вдоль основных дорог района: Руза – Михайловское, Волоколамское шоссе – деревни Ракитино и Рубышкино, Звенигородское шоссе – деревни Кривошеино и Опальшино.
Проанализировав полученную информацию, советское армейское командование особое значение придало выясненным партизанской разведкой точным сведениям о том, что штабные структуры неприятеля расположились в районном центре Руза и в деревне Вишенки. Через непродолжительное время была подготовлена крупная боевая операция: два батальона 144-й стрелковой дивизии вместе с группой рузских партизан совершили стремительный налёт на Вишенки и полностью уничтожили обосновавшихся там вражеских стратегов – штаб одной из частей 87-й пехотной дивизии вермахта.
Храбрый сотрудник госбезопасности Сергей Солнцев, который с 25 октября 1941 года был комиссаром и начальником разведки Рузского партизанского отряда, участвовал в ряде успешных боевых действий. К середине последнего осеннего месяца сорок первого руководимые Сергеем Ивановичем разведчики добыли ценные сведения о сосредоточении оккупантов и их дальнейших планах наступления на Москву, и эта важная информация, своевременно переданная в штаб 144-й стрелковой дивизии, помогла красноармейцам дать новый отпор врагу. К слову, уточнить намерения гитлеровцев штабисты той же 144-й стрелковой дивизии смогли после того, как 13 ноября партизаны взяли в плен солдата 2-го батальона 187-го полка 87-й пехотной дивизии Фрица Хельбиха, а затем сумели через линию фронта переправить фашиста-«языка» красноармейскому командованию.
В очередную разведывательно-наступательную вылазку возглавляемая Солнцевым большая группа его боевых товарищей отправилась всего через день после пленения солдата-германца Хельбиха. Кроме 80 партизан, на задание были посланы 10 конников разведывательной группы 5-й армии. Устроив засаду на дороге Голосово – Редькино, участники рейда напали на неприятельскую колонну.
Завязался тяжёлый бой, и в критический момент разгоревшегося сражения, когда гитлеровцы усилили натиск на один из флангов партизанского рейдового отряда, кадровый офицер госбезопасности Солнцев проявил твёрдость духа и решительность. Организовав контратаку, отважный комиссар внёс перелом в ход боя и в итоге обеспечил успешное выполнение трудной боевой задачи. Гитлеровская колонна была разгромлена, и рузские партизаны и красноармейцы-конники захватили вражеское вооружение и другие военные трофеи.
Держа в постоянном напряжении оккупантов, часть их сил партизаны-рузаки отвлекали на себя и тем самым способствовали более свободному тактическому и стратегическому маневрированию регулярных красноармейских подразделений. Подчинённые уважали своего партизанского комиссара за то, что он самоотверженно вёл их за собой, проявляя личное мужество и смелость, демонстрировал непоколебимую веру в грядущую победу над немецко-фашистскими захватчиками и вселял уверенность в бойцов отряда в самых трудных ситуациях. А еще любили Сергея Ивановича за его непоказную общительность, душевность, отзывчивость и доброту.
Двадцатого ноября близ деревни Андреевское Рузского района, обороняясь от нагрянувшего к расположению партизан крупного карательного отряда, комиссар Солнцев и его подопечные превратили в неприступную крепость одну из землянок. Однако, когда стали иссякать боеприпасы, раненый Сергей Иванович попросил зарядить ему револьвер и приказал подчинённым, с которыми отбил очередную неприятельскую атаку, отходить подальше в лес.
Партизаны, не сумев переубедить комиссара, вынуждены были повиноваться. А сам Солнцев, получивший тяжёлое ранение, ещё продержался какое-то время в своём партизанском бастионе, пока совершенно обессилевшим не попал в руки карателей.
Фашистские палачи подвергли комиссара нечеловеческим пыткам и, ничего не добившись от него, казнили стойкого патриота.
Партизаны и подпольщики, которых не выдал замученный карателями комиссар Сергей Солнцев, продолжали действовать на Рузской земле, приближая день изгнания оккупантов из Подмосковья. И вскоре свершилось это долгожданное событие.
«На зверства фашистов ответим яростной народной местью» – так назывался материал, напечатанный 20 января 1942 года в газете 5-й армии (II ф). В этом фронтовом издании был опубликован акт, подписанный партизаном Г. Загудаевым, красноармейцем А. Паршиковым и группой жителей Паньковского сельсовета Рузского района, которые в полукилометре к востоку от своей деревни Терехово после изгнания оккупантов нашли изуродованное тело С. Солнцева, повешенного карателями на придорожном дереве.
Из направленного Наркому внутренних дел СССР представления начальника Рузского райотдела УНКВД по Москве и Московской области С. И. Солнцева к званию Героя Советского Союза: «20 ноября 1941 года немецкими оккупантами был зверски казнён начальник Рузского райотдела НКВД МО лейтенант госбезопасности тов. Солнцев Сергей Иванович, 1906 г. р., в органах с 1937 года. (В выпущенном в свет в Москве в 1988 году Военным издательством 2-м томе краткого биографического словаря «Герои Советского Союза» на 499-й странице указано, что С. И. Солнцев – якобы являлся старшим лейтенантом госбезопасности. – А. Т.)
С занятием Рузского района немецкими войсками (октябрь 1941 г.) Солнцев являлся комиссаром партизанского отряда и руководил разведкой, а также разведывательной работой в районе. Данные о противнике, добываемые разведгруппой тов. Солнцева, широко использовались командованием Красной Армии.
По этим данным, частями 144-й дивизии в деревне Вишенки был разгромлен штаб немецкой части. В деревне Горбово нашей авиацией и артиллерией было уничтожено 230 солдат и офицеров, 150 лошадей, много повозок, артиллерийская установка и два пулемётных гнезда. В деревне Богаево истреблено 130 солдат и офицеров, 65 лошадей.
Всего разведгруппой тов. Солнцева в тылу противника произведено 18 глубоких разведок. После разгрома немцами штаба партизанского отряда тов. Солнцев был застигнут с группой партизан в одной из зeмлянoк у Глубокого озера. В завязавшейся перестрелке он был ранен и схвачен немцами. Несмотря на зверские пытки, – Солнцеву отрубили два пальца, прокололи штыком ногу, жгли огнём руки и ноги, скальпировали череп, – он не выдал военные и государственные тайны. После казни труп тов. Солнцева немцами был повешен на дереве.
Прошу Вас выйти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о присвоении тов. Солнцеву Сергею Ивановичу посмертно звания Героя Советского Союза.
Начальник УНКВД г. Москвы и Московской области М.И. Журавлёв».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года за отвагу и мужество, проявленные в партизанской борьбе в тылу врага против немецких захватчиков, Сергею Ивановичу Солнцеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Ныне в Музее Московской областной милиции хранится скульптурный портрет Героя Советского Союза Сергея Солнцева, эта художественная работа выполнена Н.Н. Мухатаевой. А там, где самоотверженному офицеру госбезопасности суждено было принять последний бой с врагом, установили красногранитный обелиск. Надпись на памятнике-мемориале гласит, что здесь 20 ноября 1941 года был зверски замучен Герой Советского Союза начальник Рузского районного отдела НКВД Сергей Иванович Солнцев».
Записан
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »