Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Человек-легенда: старший лейтенан Николай Иванович Каплунов (1918-1943)  (Прочитано 481 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 105
  • Ржевцев Юрий Петрович

КАПЛУНОВ Николай Иванович (1918-1943), герой Отечества, посмертно за свои подвиги увековеченный, в том числе, и руководством пограничных войск КГБ при Совете Министров СССР, командир катера МО-207 4-го звена 3-го дивизиона скоростных катеров типа «Морской охотник» Истребительного отряда охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района Краснознамённого Балтийского флота, старший лейтенант.
Родился в 1918 году в районном городе Гагарин Смоленской области. Русский. Рабочий из многодетной семьи служащего. Партийность: с 1936 года – член ВЛКСМ, а с 1941 года – кандидат в члены ВКП(б). Был холост.
Родственники по состоянию на весну 1943 года:
- отец Каплунов Иван Павлович; проживал по адресу: Смоленская область, город Гжатск (ныне – Гагарин), 1-я Советская улица, 10, квартира 1;
- сестра – А.И. Каплунова (инициалы в документе не расшифрованы); проживала по адресу: город Москва, Шарикоподшипниковская улица, 10, квартира 390.
Образование:
- общее – среднее: в 1933 году – школу-семилетку в смоленском районном городе Гжатске (ныне – Гагарин), а в 1937 году – вечерний рабфак в областном центре Украины городе Одесса;
- военное: в 1939 году – в городе Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург) два курса Военно-морского училища связи имени Г.К. Орджоникидзе, а в конце июня 1941 года – там же в городе Ленинграде Высшее военно-морское училище имени М.В. Фрунзе.
В 1933 году перебрался из смоленского районного города Гжатска (ныне – Гагарин) в Москву к старшему брату, однако, поскольку грезил морской романтикой, вскоре после того «зайцем» на поезде подался в областной центр Украины город Одесса, где сразу же по прибытию обратился за помощью в горком партии и в результате получил направление учеником слесаря на Одесский завод тяжёлого краностроения имени Январского восстания и с этого момента – рабочий по своему социальному положению. Одновременно посещал вечерний рабфак, где в итоге получил среднее образование.
В августе 1937 году по комсомольской путёвке убыл в город Ленинград (ныне – Санкт-Петербург) для учёбы в военно-морском вузе: сначала курсант Военно-морского училища связи имени Г.К. Орджоникидзе, а с 1939 года – Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. Кроме того, известно, что в курсантские годы писал стихи, многие из которых тогда же были опубликованы на страницах военной прессы и, в том числе, журнала «Красный Балтийский флот».
После досрочного производства в конце июня 1941 года в лейтенанты – военнослужащий дивизиона скоростных катеров типа «Морской охотник», который в свою очередь 23 июня 1941 года был сформирован на базе целиком переданного в боевой состав советских ВМФ 2-го Балтийского отряда пограничных судов (место базирования – столица Эстонии город Таллинн) Управления пограничных войск НКВД Прибалтийского округа. И данное подразделение с сентября 1941 года – 4-й дивизион скоростных катеров типа «Морской охотник» Истребительного отряда охраны водного района Краснознамённого Балтийского флота. Первая должность, которую принял здесь, – штурман дивизиона. Однако с августа 1941 года – командир катера МО-401 (с 7 сентября 1941 года переименован в МО-405, он же ранее – погранкатер ПК-212).
Как следует из архивного документа: «Лейтенант Н.И. Каплунов, штурман 4-го дивизиона малых охотников, с начала войны участвует в боевых операциях и проявляет мужество и отвагу. Участвуя с минными заградителями в операции, попал на вражеское минное поле, от взрыва компасы вышли из строя. Товарищ Каплунов обеспечил выполнение боевой операции и катер благополучно вернулся на базу…».
Неоднократно ярко проявлял себя и как командир катера. Так, в ходе трагического для КБФ Таллиннского перехода (28 и 29 августа 1941 года) катер МО-401 (он же вскоре после того – МО-405) под командованием лейтенанта Н.И. Каплунова «шёл в составе ордера, где флагманом был лидер «Минск». При подрыве на мине и гибели эсминца «Скорый» МО-405 был одним из первых, пришедших на спасение личного состава. Командиры и краснофлотцы самоотверженно спасали команду тонувшего корабля и доставили 35 человек спасённых на борт «Минска», несмотря на то, что район был заражён плавающими минами».
5 октября 1941 года катер МО-405 под командованием лейтенанта Н.И. Каплунова успешно высадил на вражеское побережье советскую диверсионно-разведывательную группу.
15 ноября-6 декабря 1941 года – участие экипажа катера МО-405 в операции, связанной эвакуацией с полуострова Ханко войск местного гарнизона. МО-405, в частности, с островов Гогланд и Вайндлоо эвакуировал в общей сложности семьдесят два раненых советских воина. Кроме того, МО-405, умело маневрируя и воздействуя морально на экипаж транспорта «Казахстан», не имевшего провизии и компасов, предотвратил тем самым попытку командования этого самого судна выброситься на берег острова Гогланд. Впоследствии МО-405 вывел «Казахстан» на курс и довёл до Кронштадта.
7 декабря 1941 года командованием озвученного выше 4-го дивизиона представлен к награждению орденом Красной Звезды: «Является командиром катера, участвовал в эвакуации ВМБ «Ханко» с 15 ноября по 6 декабря 1941 года. Был на Ханко два раза в сопровождении двух тихоходных отрядов; по отзывам командир отряда его [то есть лейтенанта Николая Каплунова] катер отлично выполнял все поставленные перед ним задачи, как-то: постановка дым. завесы от арт. обстрела противником, по бомбёжке вражеских подводных лодок и отражению налётов авиации противника. При подрыве тральщика «ВЕРСАЙТНЕ» [правильно – тральщик типа «Вирсайтис»] спас из воды 25 человек». Источники – ЦВМА: ф. 33, оп. 1, д. 513, л. 680; ф. 88, оп. 2, д. 327, л. 323; ф. 88, оп. 2, д. 328, л. 3.
Данное представление получило реализацию в строках по приказу командующего Краснознамённым Балтийским флотом за № 2 от 4 февраля 1942 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды. Источник – ЦВМА: ф. 33, оп. 1, д. 513, л. 512.
13 декабря 1941 года при возвращении из бухты острова Лавенсаари в Кронштадт МО-405 погиб во льдах около острова Сескар, однако экипаж уцелел, поскольку успел высадиться на лёд.
С конца 1941-начала 1942 гг. лейтенант Н.И. Каплунов – командир другого «малого охотника» – МО-207, который несколько ранее входил в боевой состав ВМФ под наименованием МО-114, но никогда прежде, вопреки утверждениям, периодически озвучиваем в военно-пограничной прессе) не принадлежал Морпогранохране НКВД СССР. И в данном качестве – уже военнослужащий 4-го звена 3-го дивизиона скоростных катеров типа «Морской охотник» Истребительного отряда охраны водного района Краснознамённого Балтийского флота, при этом к весне 1943 года – уже старший лейтенант по воинскому званию.
В феврале 1942 года одна из военных газет Краснознамённого Балтийского флота поместила на своих страницах портрет лейтенанта М.И. Каплунова. Текстовка гласила: «Отважный командир катера «морской охотник» – участник многих боевых операций, награждается орденом Красной Звезды». На вырезке, которую Н.И. Каплунов отправил сестре в Москву, своей рукой дописал: «Каждая моя пуля, мина, бомба, снаряд, граната, каждый убитый мной и моей командой фриц, сбитый самолёт или потопленный корабль немцев – всё за вас, дорогие родные…».
В своих мемуарах «Балтийцы вступают в бой», изданных в Калининграде в 1972 году, бывший командующий КБФ адмирал В.Ф. Трибуц скажет: «Морские охотники» стали в Великую Отечественную войну лидерами «малой морской войны»… Пожалуй, не было ни одного боевого похода или перехода, тем более боя на море, в котором «морские охотники» не принимали бы самого активного участия… Можно дивиться собранности, физической и моральной стойкости катерников, в подавляющем большинстве молодёжи. На «морских охотниках» блестяще проявили себя командиры… Н. Каплунов…, отважный пограничник Я.Т. Резниченко и многие другие».
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, погиб в бою 24 мая 1943 года. Источники – ЦВМА: ф. 3, оп. 1, д. 356, л. 90; ф. 88, оп. 2, д. 692, л. 127; ф. 864, оп. 1, д. 272, л. 211; ф. 1787, оп. 2, д. 240, л. 173об; ф. 1787, оп. 2, д. 242, лл. 110об и 216.
Известны подробности этой трагедии. В 22.20 23 мая 1943 года два морских охотника – МО-207 (командир – старший лейтенант Н.И. Каплунов) и МО-303 (командир – лейтенант В.Г. Титяков) – под общим командованием командира 4-го звена старшего лейтенанта И.П. Чернышёва (находился на борту «МО-303») вышли из кронштадтской бухты Батарейная на линию дозора, пролегавшую севернее фарватера, связывающего Кронштадт с островами. В ту ночь на запад должна была пройти подводная лодка «Щ-406», а на восток – конвой с островов. На переходе катера производили контрольное траление фарватеров.
В 00.02 24 мая 1943 года они обнаружили пять финских катеров, выходивших из пролива Бьёркёзунд в строю кильватера. Как выяснится гораздо позже, это были финские «VMV» под номерами «8», «9», «10», «11» и «17».
Воспользовавшись тем, что противник вряд ли обнаружил наши дозорные катера, поскольку те находились в тёмной части горизонта, командир дозора старший лейтенант И.П. Чернышев принял решение выбрать тралы и атаковать. По его команде МО-207 и МО-303, построившись в строй уступа вправо, легли на курс сближения и, идя полным ходом, открыли с бортового оружия интенсивный орудийно-пулемётный огонь.
В 00.05 командир МО-207 старший лейтенант Н.И. Каплунов, решив прорезать строй противника, повернул вправо. За ним последовал и МО-303.
В 00.09 наши катера прошли через строй противника: МО-207 – между головным и вторым, а МО-303 – между третьим и четвёртым катерами противника.
На МО-207 было зафиксировано попадание в головной катер, от которого тот якобы взорвался и затонул. А с МО-303 видели попадание в четвёртый катер, после чего тот якобы осел кормой. Оба этих факта впоследствии, увы, не подтвердились.
Противник также практически в упор вёл сильный огонь из скорострельных автоматов и пулемётов. В результате на МО-207 были убит командир отделения рулевых старшина 2 статьи А.Н. Ивченко и смертельно ранен краснофлотец Н.И. Дворянкин (впоследствии умер в стенах госпиталя), а ещё четверо моряков были ранены. Это командир катера старший лейтенант Н.И. Каплунов, помощник командира катера младший лейтенант И.М. Лобановский и два краснофлотца – Д. Красюк и Т. Баженов.
Следуя дальше в юго-восточном направлении, «малые охотники» снова встретили группу из пяти катеров, которую они приняли за вторую по счёту, хотя в действительности это были всё те же финские VMV-8, 9, 10, 11, 17.
В 00.15 советские катера, атакуя, снова прорезали строй противника. При этом ответным вражеским огнём был повторно ранен старший лейтенант Н.И. Каплунов. Падая с мостика, он задел ручки машинного телеграфа и застопорил ход. К счастью, это вовремя заметил командир кормового орудия старший краснофлотец М.Н. Цимбаленко, который тут же принял командование катером на себя. Дав ход, он стал уводить катер в сторону своего берега.
МО-303 прорезал строй противника между первым и вторым катером, снова отметив попадание, приведшее якобы к потоплению ещё одного финского СКА – VMV-17. В действительности в результате прямого попадания советского снаряда в машинное отделение на борту VMV-17 один человек погиб, а ещё один был ранен плюс оказалась разбитой радиостанция.
После этой атаки МО-303, имея на борту двух раненых – лейтенанта В.Г. Титякова и помощника командира катера младшего лейтенанта А.Е. Федина, – также лёг на курс отхода.
При отходе советские «малые охотники» снова обнаружили прежнего противника. Но, по мнению их экипажей, это уже была якобы третья группа вражеских катеров (отсюда впоследствии и ошибочное утверждение, что МО-207 и МО-303 в общей сложности вели-де бой аж с…четырнадцатью вражескими катерами!).
В 00.20 МО-207 и МО-303, ведя артиллерийско-пулемётный огонь, разошлись с финнами на контркурсах.
В 00.26 финские катера, поставив дымовую завесу, отошли в пролив Бьёркёзунд.
Безвозвратные потери двух советских команд – три человека, из которых один погиб в бою, а ещё двое, включая скончавшегося на траверзе Красной Горки старшего лейтенанта Н.И. Каплунова, умерли от ран. Санитарные потери – тринадцать человек раненых.
Печальными результатами огневого воздействия противника, стали также: на МО-207 – шесть снарядных и около трёх десятков осколочных пробоин, а на МО-303 – три снарядных и три осколочных пробоины.
Реальный урон, нанесённый противнику: прямое артиллерийское попадание в машинное отделение VMV-17, в результате чего погиб один финский моряк, а ещё один был ранен.
Впоследствии по итогам описанного выше боестолкновения финны заявили о якобы двух потопленных советских катерах, а КБФ со своей стороны – о якобы трёх потопленных финских. Однако в действительности каждый из катеров, принимавших участие в бою, затем благополучно прибыл к месту своего базирования.
Выводы (но в кратком пересказе), сделанные командованием КБФ по итогам боя катеров МО-207 и МО-303: тактику прорезания строя большего по численности и более скоростного противника, которую применили командиры тех двух катеров, нельзя признать правильной, поскольку она в итоге привела к большим потерям с нашей стороны. В роли отрицательного фактора выступили также слабая подготовкой советских комендоров (несмотря на стрельбу с малых дистанций и очень большой расход снарядов и крупнокалиберных патронов, значительных повреждений противнику не нанесли) и не достаточная обученность самих командиров катеров. Так, последние частыми необдуманными манёврами своих «малых охотников» не позволили своим же комендорам вести прицельный огонь.
По окончании боя старший лейтенанта И.П. Чернышёв всех тяжелораненых отправил на борту МО-207 в Кронштадт, а сам остался на МО-303 на линии дозора.
К сожалению, старший лейтенант Н.И. Каплунов не дошёл до Кронштадта. Как уже говорилось выше, он скончался от ран на траверзе Красной Горки.
Похоронен был с воинскими почестями на Кронштадтском городском кладбище – в братской воинской могиле. В настоящий момент это захоронение находится на Старой (она же – Воинская) площадке, что на восточной стороне Кронштадтского городского кладбища. На нём установлен памятник, выполненный из бетона в форме обелиска и украшенный табличкой из нержавеющей стали: «Здесь похоронены павшие смертью храбрых в бою 24 мая 1943 года с 14-тью кораблями противника.
Командир МО-207 ст. лейтенант Каплунов Николай Иванович.
Рулевой старшина 2 статьи Ивченко Алексей Наумович.
Комендор краснофлотец Дворянкин Николай Иванович.
Вечная память героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины!». Здесь же, но снизу – графическое, выполненное методом гравировки изображение катера МО-207.
Из списков советского Военно-Морского Флота исключён приказом НКУ ВМФ за № 0175 от 18 июня 1943 года.
24 мая 1943 года, то есть в день своей гибели, Врио командира 3-го дивизиона капитан-лейтенантом И.А. Бочановым представлен к награждению орденом Красного Знамени: «24 мая 1943 года, командуя катером МО-207, находился на линии дозора в паре с катером МО-303. Ночью катера были атакованы 14 вражескими катерами. Выполняя приказ командира звена, смело врезался в строй шюцкоровских катеров, мощным огнём и умелым маневрированием сорвал попытку врага окружить наши катера и потопил один катер противника.
Тов. КАПЛУНОВ в этом неравном бою проявил героизм и мужество, сочетая его с высоким мастерством.
Будучи смертельно раненым, продолжал отдавать приказания своему помощнику по управлению катером. При возвращении на базу тов. КАПЛУНОВ умер.
За проявленное мужество в бою с врагом тов. КАПЛУНОВ достоин награждения орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ». Источники – ЦВМА: ф. 1, оп. 1, д. 625, лл. 1 и 2; ф. 3, оп. 1, д. 5137, лл. 680 и 681; ф. 88, оп. 2, д. 328, лл. 1 и 2.
Данное представление получило реализацию в строках приказа командующего Кронштадтским морским оборонительным районом КБФ за № 5 от 24 мая 1943 года. Источники – ЦВМА: ф. 1, оп. 1, д. 586, л. 510.
Кроме того, посмертно был зачислен в списки родного для себя экипажа катера МО-207.
Флаг, под которым сражался в бою 24 мая 1943 года экипаж МО-207 старшего лейтенанта Н.И. Каплунова, вместе с моделью этого самого «малого охотника» теперь как боевая реликвия Великой Отечественной экспонируется в Санкт-Петербурге, в одном из залов Центрального военно-морского музея.
По завершению 2-й Мировой войны катер МО-207 вместе со всем своим экипажем был включён в состав частей морской охраны пограничных войск и нёс затем пограничную сторожевую службу на Балтике, пока не отслужил установленный срок.
Приказом КГБ СССР № 0421 от 12 июля 1980 года «за совершённый подвиг в боях с немецко-фашистскими захватчиками старший лейтенант Николай Иванович Каплунов навечно занесён в списки экипажа пограничного корабля» с одновременным присвоением этому самому кораблю имени «Николай Каплунов». А стал этим кораблём пограничный сторожевой корабль 3-го ранга ПСКР-626 Лиепайской отдельной бригады пограничных сторожевых кораблей Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа.
В 1992 году ПСКР «Николай Каплунов» вошёл в состав 3-й (Балтийской) отдельной ордена Красной Звезды бригады пограничных сторожевых кораблей Краснознамённой Калининградской группы пограничных войск Федеральной пограничной службы РФ (ныне – Пограничное управление ФСБ России по Калининградской области), но уже вскоре он был выведен из состава морской охраны пограничных войск РФ, поскольку отслужил к этому времени установленный срок. В связи с этим Военный Совет Краснознамённой Калининградской группы пограничных войск ФПС России ещё 31 января 1995 года возбудил перед федеральным центром ходатайство о присвоении имени старшего лейтенанта Н.И. Каплунова новому пограничному сторожевому кораблю. В результате 7 апреля 1995 года Правительство РФ приняло Постановлении № 326 «О присвоении имени пограничному сторожевому кораблю», в соответствии с которым имя «Николай Каплунов» было присвоено одному из так называемых «номерных» ПСКР 3-й (Балтийской) отдельной ордена Красной Звезды бригады пограничных сторожевых кораблей. Вот полный текст этого документа: «В целях увековечения памяти старшего лейтенанта Николая Ивановича Каплунова, погибшего в 1943 году при выполнении боевого задания, а также воспитания личного состава Пограничных войск Российской Федерации в духе верности военной присяге Правительство Российской Федерации постановляет:
Присвоить пограничному сторожевому кораблю 2 ранга проекта 12412 (заводской № 514) имя «Николай Каплунов».
Однако в апреле 1999 года данный именной ПСКР также был выведен из состава морской охраны Федеральной пограничной службы РФ как отслуживший установленный срок.
По состоянию на начало 2000-х гг. имя «Николай Каплунов» носили два судна Северо-Западного пароходства – грузопассажирский паром (построен был на собранный пионерами металлом; курсирует между портами Кронштадт – Ломоносово) и ледокол.
Фронтовой подвиг старшего лейтенанта Н.И. Каплунова, кроме того, увековечен в экспозиции Музея дважды Краснознамённого Балтийского флота и в самодеятельном музее 3-й (Балтийской) отдельной ордена Красной Звезды бригады пограничных сторожевых кораблей.
В советский период времени имя Николая Каплунова носили также пионерские дружины в трёх городах – Москве, Одессе и Кронштадте.
В честь старшего лейтенанта Н.И. Каплунова были установлены памятники, мемориалы и бюсты. И, в частности:
- в Кронштадте – памятник как герою из числа воспитанников дважды Краснознамённого Балтийского флота;
- в бывшем военном городке Лиепайской отдельной бригады пограничных сторожевых кораблей Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа кораблю – Мемориал экипажу прославленного МО-207;
- в советский период на территории военного городка Озёрского учебного центра пограничных войск – гипсовый бюст. В настоящий момент этот бюст является частью Мемориального комплекса «Аллея Славы», торжественно открытого 26 декабря 2008 года в Калининграде по улице Суворова, 15 у входа в здание аппарата Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
В мае 2000 года в городе Балтийске Калининградской области улица Новая была переименована в улицу Н. Каплунова. Её же в конце 2019 года в порядке реализации федеральной программе «Формирование комфортной городской среды» на одном из участков переоборудовали в велопешеходный бульвар. По состоянию на 2021 год там же фасад дома под № 2 украшала памятная мемориальная доска с откровенно сфальсифицированным текстом: «Улица названа именем Героя Советского Союза моряка-пограничника Николая Каплунова». Кроме того, та же доска почему-то вместо портрета моряка-героя украшена контуром пограничный сторожевого корабля 3-го ранга «Николай Каплунов», хотя улица носит имя именно Николая Каплунова, а не ПСКР «Николай Каплунов».
Увековечен в Книге Памяти Смоленской области – т. «Гагаринский район», стр. 113, но с искажением места службы – как якобы военнослужащий мифического «ИО ОВРА КБФ», а не ИО ОВРа КМОР КБФ – Истребительного отряда охраны водного района Кронштадтского морского оборонительного района Краснознамённого Балтийского флота.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Лето 1941 года, Николай Иванович Каплунов как новоиспечённый флотский лейтенант:


Могила героя на Кронштадтском городском кладбище:
 

Бюст героя на Мемориальном комплексе «Аллея Славы», что в Калининграде по улице Суворова, 15 у входа в здание аппарата Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области:


Наградные документы, оформленные на офицера ВМФ Н.И. Каплунова:
 

     

Скан со 113-й страницы тома «Гагаринский район» Книги Памяти Смоленской области:
« Последнее редактирование: 24 Августа 2021, 14:17:40 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 105
  • Ржевцев Юрий Петрович

«НИКОЛАЙ КАПЛУНОВ», пограничный сторожевой корабль (ПСКР) проекта 12412, в 1993-1999 гг. – боевая единица 3-й отдельной (Балтийской) ордена Красной Звезды бригады пограничных сторожевых кораблей Краснознамённого Калининградского регионального управления Федеральной пограничной службы РФ.
ТТХ: водоизмещение полное – 475 т, нормальное – 446 т, стандартное – 417 г; длина – 57,53 м; ширина – 10,21 м; осадка – 3,59 м; мощность дизелей – 2x7360 л.с.; скорость полного хода - 32,87 уз., экономическая – 12,73 уз.; дальность плавания – 1622 мили; автономность – 10 суток; вооружение – 1 ПУ ФАМ-14 ЗРК «Стрела-2М» (16 ЗУР), 1x1 76-мм АУ АК-176М и 1x6 30-мм АУ АК-630М, 4x1 400-мм ТА и 2x10 РБУ-1200М (30 РГБ-12), 2бсбр (12ББ-1).
Заложен был как «ПСКР-810» (заводской № 514) 15 октября 1984 года в эллинге Ярославского судостроительного завода. В списки кораблей морских частей пограничных войск КГБ СССР зачислен 27 декабря 1985 года. На воду спущен 8 января 1986 года, а весной того же года переведён по внутренним водным системам на Балтийское море для прохождения сдаточных испытаний. В строй вступил 30 сентября 1986 года и с этого момента – боевая единица вентспилской отдельной бригады пограничных сторожевых кораблей Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа.
С 16 июня 1993 года – в составе 3-й отдельной (Балтийской) ордена Красной Звезды бригады пограничных сторожевых кораблей современного Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
Имя «Николай Каплунов» унаследовал от выслужившего к началу 1990-х годов установленный срок именного ПСКР 3-го ранга (ранее это «ПСКР-626») Краснознамённого Прибалтийского пограничного округа, которому оно в свою очередь было присвоено приказом КГБ СССР № 0421от 12 июля 1980 года в целях увековечения имени и подвига бывшего морского офицера пограничных войск НКВД СССР, героя боёв на Балтике старшего лейтенанта Николая Ивановича Каплунова.
Переименование «ПСКР-810» в ПСКР «Николай Каплунов» было произведено на основании Постановления Правительства РФ № 326 от 7 апреля 1995 года «О присвоении имени пограничному сторожевому кораблю». Как сказано в тексте этого документа, сделано это было «в целях увековечения памяти старшего лейтенанта Николая Ивановича Каплунова, погибшего в 1943 году при выполнении боевого задания, а также воспитания личного состава Пограничных войск Российской Федерации в духе верности военной присяге».
В апреле 1999 года данный именной ПСКР был выведен из состава морской охраны Федеральной пограничной службы РФ как отслуживший установленный срок.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Пограничный сторожевой корабль 3-го ранга «Николай Каплунов» (ранее – «ПСКР-626»):
 
« Последнее редактирование: 24 Августа 2021, 13:24:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 105
  • Ржевцев Юрий Петрович
Выставил существенно дополненную версию энциклопедической статью про героя Отечества старшего лейтенант Н.И. Каплунова: см. самое первое сообщение в данной теме.

Николай Иванович Каплунов, как лейтенант и старший лейтенант:
 

Учётная карточка старшего лейтенанта Н.И. Каплунова, хранящаяся в Картотеке безвозвратных потерь советских ВМФ:


Наградные документы, оформленные на офицера ВМФ Н.И. Каплунова:
 

     

Скан со 113-й страницы тома «Гагаринский район» Книги Памяти Смоленской области:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 105
  • Ржевцев Юрий Петрович
Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ, член Союза писателей России и член Союза журналистов РФ, историк спецслужб, полковник внутренней службы в отставке (г. Калининград).
Факт, как не крути, вопиющий: в Балтийске на фасаде дома под номером «2», что по улице Н. Каплунова, – откровенно сфальсифицированная пещерными невеждами памятная мемориальная доска. Она гласит, что данная улица названа «именем Героя Советского Союза моряка-пограничника Николая Каплунова». И беспардонная ложь тут сразу в двух утверждениях. Первое – что Николай Каплунов якобы из числа кавалеров Золотой Звезды. И второе, что он – пограничник. В действительности Николай Иванович Каплунов (1918-1943) ни дня не служил в частях Морпогранохраны НКВД СССР, как, впрочем, и в пограничных войсках в целом. Он – плоть от плоти моряк-балтиец, хотя ему и выпало в период с августа и по декабрь 1941 года командовать «малым охотником», который до 23 июня 1941 года являлся погранкатером ПК-212 2-го Балтийского отряда пограничных судов Управления пограничных войск НКВД Прибалтийского округа. Напомню, что на второй день войны, согласно Мобплану НКВД СССР «МП-41», все части Морпогранохраны, дислоцировавшиеся в Заполярье, на Балтийском и Чёрном морях были переданы в полное подчинение НКВМФ СССР, в связи с чем постафактум уже в сентябре всё того же 1941 года их окончательно исключили из боевого состава войск правопорядка и безопасности.
Награды же этого прославленного героя Отечества – два ордена: Красного Знамени (удостоен 24 мая 1943 года посмертно) и Красной Звезды (удостоен 4 марта 1942 года). Однако какому-то горе-грамотею, прокравшемуся в ряды муниципальных служащих самого западного города-порта России, этого показалось мало и, пустив в дело свою буйную фантазию, он самочинно «произвёл» старшего лейтенанта Н.И. Каплунова ещё и в Герои Советского Союза. Кстати, долгие годы после того, как в мае 2000 года на карте города Балтийске появилась улица Н. Каплунова, на месте, озвученной выше доски-недоразумения находился информационный щит с вполне объективной (а, значит, и правдивой!) информацией о герое и его подвиге.
Кроме того, та же доска почему-то вместо портрета моряка-героя украшена контуром пограничного сторожевого корабля 3-го ранга «Николай Каплунов», хотя улица носит имя именно Николая Каплунова, а не ПСКР «Николай Каплунов».
Конечно, от доморощенных дураков, как и от плохих дорог, у нас в России никто не застрахован, но куда в таком случае смотрели первые лица местной мэрии – неужели не заметили сразу же бросающегося в глаза разночтения между отправленным в утиль информационным щитом и нынешним «творением» безымянного «двоечника» «от» предмета «военная история»?! Да и в местной краеведческой библиографии, включая публикации газеты «Вестник Балтийска», никакого вранья о Н.И. Каплунове и его героических деяниях.
Вообще, на моей памяти, это уже второе подобное горькое недоразумение в отношении павших героев битвы с фашизмом, которое в Балтийске подспудно спровоцировано кем-то из анонимов из числа людей явно недообразованных. Так, лет двадцать назад на главном воинском мемориале этого города были торжественно открыты мемориальные доски с именами погибших моряков-балтийцев. Однако уже очень скоро (когда в адрес редколлегии Книги Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» со всей страны посыпались обращения пребывавших в недоумении потомков героев) выяснилось, что этот скорбный список преимущественно включает в себя безвозвратные потери… Беломорской военной флотилии Северного флота. Как так могло получиться, спросите? Да просто исполнители проекта ещё на стадии военно-архивных изысканий тривиально по причине, как надо полагать, личной некомпетентности попутали между собой две созвучные флотские аббревиатуры периода Великой Отечественной – «КБФ» («Краснознамённый Балтийский флот») и «БФл» («Беломорская военная флотилия»)…

Так было (вполне объективная информация по состоянию на начало «нулевых»):


...А так стало (дело рук фальсификаторов!):
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »