Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Книга Памяти Московской области  (Прочитано 104362 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #200 : 17 Апреля 2021, 15:31:33 »
БОЛВАНОВ Владимир Александрович (1924-1945), младший помощник начальника отделения разведки штаба 3-го стрелкового батальона 31-го пограничного Кёнигсбергского ордена Красной Звезды полка войск НКВД СССР, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, младший лейтенант.
Родился в 1924 году в посёлке Октября микрорайона «Глухово» города Ногинска Богородского городского округа Московской области. Член ВЛКСМ: комсомольский билет образца 1938 года № 21814225.
Родители: Болвановы Александр Васильевич 1900 года рождения и Мария Ивановна 1906 года рождения; по состоянию на лето 1945 года проживали в подмосковном Ногинске по адресу: Глухово, посёлок Октябрь, дом № 560, квартира № 11.
Родственники по состоянию на лето 1945 года:
- младший брат 1926 года рождения; находился на военной службе в Красной Армии;
- сестра 1928 года рождения; проживала при родителях.
В армию призван по мобилизации 24 августа 1942 года Ногинским РВК Московской области. Источник – Военный комиссариат Московской области: ф. «Отдел ВК по гг. Ногинск, Электросталь, Черноголовка и Ногинскому району», д. 11003565, л. 15.
В 31-й пограничный ордена Красной Звезды (впоследствии – вдобавок Кёнигсбергский) полк войск НКВД СССР прибыл не ранее 2 января 1945 года, при этом по состоянию на 1 июня 1945 года – уже в своём последнем качестве. Источник – РГВА: ф. 32901, оп. 1, д. 216, л. 89.
По воспоминаниям однополчан по 31-му погранполку, заслуженно слыл в части не только сильным оперативником, но и талантливым самодеятельным поэтом, стихи которого сослуживцы в часы досуга с удовольствием заучивали наизусть.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (РГВА: ф. 32901, оп. 1, д. 218, л. 55), погиб 20 июля 1945 года в ходе чекистско-войсковой операции, проводившейся в районе деревень Подратвине и Кальнишкяй Шимкайчяйской волости Расейнского уезда Литовской ССР (ныне – Литовская Республика) против укрывавшейся здесь банды численностью в сорок пять вооружённых боевиков. При этом по воспоминаниям однополчан, в ходе боя вроде бы угодил в бандитскую засаду.
Похоронен был в литовском уездном городе Расейняй: на воинском братском кладбище. И в настоящий момент официально значится похороненным на воинском мемориале районного города Расейняй Литовской Республики.
Официальное извещение-«похоронка» было отправлено штабом части в адрес Ногинского горвоенкома Московской области за Исходящим № 2/4-1478 от 28 июля 1945 года для вручения матери погибшего офицера. Источники – РГВА: ф. 32941, оп. 2, д. 31, лл. 37 и 38; Военный комиссариат Московской области: ф. «Отдел ВК по гг. Ногинск, Электросталь, Черноголовка и Ногинскому району», д. 11003570, л. 22.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – т. 16, ч. 1, стр. 90, но почему-то без указания о ведомственной принадлежности погибшего героя к войскам правопорядка и безопасности, а также и без указания даты гибели в 1945 году;
- Книге Памяти города Москвы – т. 3, стр. 118, но почему-то без указания о ведомственной принадлежности погибшего героя к войскам правопорядка и безопасности и при этом с двумя искажениями: 1) как якобы призванный Московским ГВК, а не Ногинским ГВК Московской области; и 2) как якобы младший сержант, а не младший лейтенант по воинскому званию;
- Книге Памяти пограничников – дважды: т. 1 стр. 160 и т. 4 стр. 73;
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – т. 15, стр. 425, но почему-то как якобы погибший 13-го, а не 20 июля 1945 года.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Штатно-именная расстановка офицерского состава отделения разведки 3-го стрелкового батальона 31-го погранполка по состоянию на 1 июня 1945 года. Фамилия младшего лейтенанта В.А. Болванова последняя в списке. Источник – РГВА: ф. 32901, оп. 1, д. 216, л. 89.


Сведения о факте призыва. Источник – Военный комиссариат Московской области: ф. «Отдел ВК по гг. Ногинск, Электросталь, Черноголовка и Ногинскому району», д. 11003565, л. 15.


Источник – РГВА: ф. 32941, оп. 2, д. 31, лл. 37 и 38.
 

Источник – Военный комиссариат Московской области: ф. «Отдел ВК по гг. Ногинск, Электросталь, Черноголовка и Ногинскому району», д. 11003570, л. 22.


Скан со 160-й страницы первого тома Книги Памяти пограничников:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #201 : 17 Июня 2021, 09:23:29 »

Начало 1940 года, Вера Ивановна Тарасова как курсант Херсонской инструкторской авиационной школы Осоавиахима.

ТАРАСОВА Вера Ивановна (1919-1942), штурман 1-й авиационной эскадрильи 588-го женского ночного бомбардировочного авиационного полка 218-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии 4-й воздушной армии Южного фронта (I ф), младший лейтенант.
Родилась в 1919 году в деревне Каменки района Крюково Зеленоградского городского округа города Москвы. Русская. Член ВЛКСМ с 1936 года.
Родители: Тарасовы Иван Михайлович и Мария Мефодьевна (проживали по месту рождения дочери); три родных брата – Владимир, Аркадий и Александр.
Образование:
- общее – среднее: последовательно закончила Каменскую начальную школу и Крюковскую школу-семилетку, а осенью 1939 года – неполный курс некоего Московского техникума общественного питания (правильно очевидно – Московский техникум бродильной и кондитерской промышленности наркомата пищевой промышленности РСФСР);
- авиационное профессиональное: осенью 1939 года – пилотскую школу Дзержинского районного аэроклуба города Москвы, за что была удостоена звания «пилот запаса», а 29 апреля 1940 год – ускоренный курс Херсонской инструкторской авиационной школы Осоавиахима по специальности «штурман-лётчик Осоавиахима»;
- военное: в первой половине 1942 года – ускоренный курс Энгельсской военно-авиационной школы пилотов.
В школьные годы – на общественных началах пионервожатая.
Согласно материалам Центрального архива ДОСААФ России, Вера Ивановна Тарасова (1919-1942) в январе-апреле 1940 года являлась курсантом Херсонской инструкторской авиационной школы Осоавиахима и по выпуску приказом председателя Центрального совета Осоавиахима СССР и РСФСР за № 104 от 29 апреля 1940 года удостоилась звания «штурман-лётчик Осоавиахима» с назначением в кадровый состав сотрудников родного для себя Дзержинского аэроклуба города Москвы.
На военную службу поступила добровольцем осенью 1941 года из города Москвы по комсомольской мобилизации, объявленной ЦК ВЛКСМ, с направлением в саратовский город Энгельс в состав ново формируемой Героем Советского Союза майором М.М. Расковой 122-й авиационной группы. К маю 1942 года – в своём последнем качестве и уже в звании младшего лейтенанта. Входила в экипаж самолёта У-2 под командованием комэска-1 лейтенанта Любови Ивановны Ольховской (1918-1942).
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 29 мая 1942 года.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, 17 (по другим данным – якобы 13) июня 1941 года пропала без вести: «Не вернулась с боевого задания, причина не выяснена». В связи с чем приказом Главформа КА за № 0568/пр. от 25 июля 1942 года была исключена из списков Красной Армии как пропавшая без вести 17 июня 1942 года. Источники – ЦАМО: ф. 56, оп. 12220, д. 43, л. 209; ф. 58, оп. 818883, д. 1706, л. 24об; ф. 22314, оп. 157920, д. 7, л. 3.
В действительности в ночь с 17 на 18 июня 1942 года в небе над донбасским городом Снежное при заходе на цель самолёт, пилотируемый лейтенантом Л.И. Ольховской, попал под плотный заградительный огонь зенитных средств противника, при этом обе лётчицы получили смертельные осколочные ранения. Этот экипаж стал первой боевой потерей в рядах «ночных ведьм» из 588-го авиаполка.
Из публикации донбасской газеты «За коммунистический труд» от 16 июня 1967 года: «Самолёт упал на 4-й улице посёлка Софьино-Бродское. Фашисты не подпускали к самолёту людей. Чуть погодя на мотоцикле подъехал какой-то важный немец. Он деловито взобрался на крыло и осветил фонариком, но, словно чего-то испугавшись, тотчас же спрыгнул на землю и сказал окружавшим его фашистам одно лишь слово: «Мэдхен!» В самолёте были две убитые девушки-лётчицы… Целый день тела погибших лежали у забора. Люди просили у оккупантов разрешения похоронить лётчиц, но – безуспешно. Приезжали машины с фашистскими офицерами, которые фотографировали мёртвых девушек и самолёт. А потом немцы приказали своему верному холую-возчику «управы» отвезти тела лётчиц на кладбище. Там повозку встретили жители посёлка Мария Ананьева Грищенкова, Пантелей Филатович Солодочный и другие. Они не позволили немецкому служаке притронуться к лётчицам. Сами наложили в воронку от снаряда мягких веток, обернули тела девушек брезентом… И вырос на кладбище невысокий холмик. Но жители посёлка не знали, кого они похоронили в тот день.
Двадцать с лишним лет в посёлках Софьино-Бродское и прилегающих шахт № 15 «Основная» и № 16 ухаживали за могилой безымянных лётчиц. А в канун 20-летия Победы «красные» следопыты из школы № 8 города Снежный начали писать в разные концы страны: не слыхал ли кто об этих летчицах. Тайна двадцатилетней давности была разгадана. Оказалось, что в небе над городом Снежное погибли Люба Ольховская и Вера Тарасова».
8 мая 1965 года останки офицеров-авиаторов Л.И. Ольховской и В.И. Тарасоой были торжественно перенесены из безымянной могилы на городскую площадь города Снежное. Теперь на этом месте воинский мемориал.
Увековечена в:
- Книге Памяти Московской области – т. 17, стр. 476, но с тремя искажениями: 1) как якобы уроженка некоей деревни Каменка Солнечногорского района, а не деревни Каменки района Крюково Зеленоградского городского округа города Москвы; 2) как якобы призванная Солнечногорским РВК Московской области, а не ЦК ВЛКСМ по комсомольской мобилизации из города Москвы; и 3) как якобы пропавшая без вести (не вернулась с боевого задания») 13 июня, а не как погибшая в ночь с 17 на 18 июня 1942 года.
- Книге Памяти города Москвы – т. 12, стр. 535, но с двумя искажениями: 1) как якобы призванная Московским ГВК, а не ЦК ВЛКСМ по комсомольской мобилизации из города Москвы; и 2) как якобы погибшая 13 июня, а не в ночь с 17 на 18 июня 1942 года;
- в советский период, как минимум, две пионерские дружины носили имя Веры Тарасовой – в школе № 8 города Снежное Донецкой области Украинской СССР (с 1965 года) и школе № 70 города Челябинска.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Осень 1939 года, Вера Ивановна Тарасова как новоиспечённая выпускница пилотской школы Дзержинского районного аэроклуба города Москвы при знаках различия пилота запаса:


Январь-апрель 1940 года, Вера Ивановна Тарасова в периоды учёбы в Херсонской инструкторской авиационной школе Осоавиахима:
   

Скан с архивного подлинника озвученного выше осоавиахимовского приказа за № 104 с фамилией командира авиации оборонного общества В.И. Тарасовой:


Источник – ЦАМО: ф. 56, оп. 12220, д. 43, л. 209.


Скан с 476-й страницы 17-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 535-й страницы 12-го тома Книги Памяти города Москвы:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #202 : 31 Октября 2021, 20:25:27 »
ЛАПИН Иван Александрович (1912-не ранее весны 1944), не вернувшейся с полей битвы с фашизмом советский воин.
Родился в 1912 году в деревне Акулово Осецкого района Любимского района Ярославской области. Русский. Рабочий. Беспартийный. Был женат: супруга, Лапина Анна Алексеевна, проживала по адресу: Московская область, Истринский район, посёлок Нахабино (ныне – в составе современного Красногорского района), улица Советская, 38.
Образование – начальное в объёме трёх классов сельской школы.
В армию призван по мобилизации в 1941 года Истринским РВК Московской области.
7 августа 1941 года был тяжело ранен в боях у реки Западная Двина, в связи с чем к весне 1942 года находился на родине в отчем доме как санбольной до выздоровления, но 6 марта 1942 года вновь призван по мобилизации, но только на сей раз уже Любимским РВК Ярославской области. При этом к лету 1942 года – подносчик боеприпасов 1268-го стрелкового (впоследствии – Ломжинский Краснознамённый ордена Суворова) полка 385-й стрелковой (впоследствии – Кричевская Краснознаменная ордена Суворова) дивизии из войск Западного фронта, красноармеец по воинскому званию.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818883, д. 1214, л. 121), пропал без вести в боях, которые протекали на территории Людиновского района на тот момент Орловско, а теперь современной Калужской области. В действительности попал тогда в плен, в связи с чем содержался нацистами в лагерей для советских военнопленных, дислоцировавшихся в Брянске и белорусском Жлобине.
С 13 октября 1943 года и по 20 февраля 1944 года – в рядах белорусских партизан как боец Партизанского отряда № 266 Партизанской бригады № 810.
С 3 марта 1944 года – военнослужащий из войск 50-й армии 1-го Белорусского фронта (I ф)
Возможно, это он, как наводчик станкового пулемёта 3-го стрелкового батальон 584-го стрелкового (впоследствии – ордена Кутузова) полка 199-й стрелковой Смоленской ордена (впоследствии – вдобавок Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф) 2-го Белорусского фронта (II ф) и сержант по воинскому званию приказом комполка-584 за № 017/н от 19 июня 1944 года был награждён медалью «За отвагу».
С войны не вернулся, в связи с чем 24 июня 1947 года на основании материалов подворового опроса, представленных Истринским РВК Московской области за Исходящим № 309 от 5 мая 1947 года, официально учтён оборонным ведомством условно пропавшим без вести в феврале 1945 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 364, л. 22об.
Увековечен в:
- Книге Памяти Ярославской области – т. 3, стр. 56: как условно пропавший без вести в феврале 1945 года и с одним искажением – как якобы уроженец мифической деревни Окулово, а не Акулово Любимского района Ярославской области;
- Книге Памяти погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны (она же – Книга Памяти города Москвы) – т. 8, стр. 53, но с четырьмя искажениями: 1) как якобы Алексеевич, а не Александрович по отчеству; 2) как якобы уроженец Ивановской, а не Ярославской области; 3) как якобы призванный Московским ГВК, а не Истринским РВК Московской области; и 3) как якобы пропавший без вести 19 июля 1942 года рядовой боец «1268 сп 385 сд», а не ранее марта 1944 года и рядовой боец из войск 50-й армии.
В Книге Памяти Московской области не значится.
Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 977520, д. 364, л. 103.


Отсюда: https://partizany.by/partisans/208881/
 

Скан с 56-й страницы 3-го тома Книги Памяти Ярославской области:


Скан с 53-й страниц 8-го тома Книги Памяти погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #203 : 09 Ноября 2021, 15:32:03 »

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё со знаками различия сержанта госбезопасности, что условно соответствовало армейскому лейтенанту.

СОЛНЦЕВ Сергей Иванович (1906-1941), Герой Советского Союза из числа сотрудников органов правопорядка и безопасности, старший лейтенант госбезопасности.
Родился 5 марта (но по другим данным – 14 июля) 1906 года в селе Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области. Русский. Рабочий из рабочих. Член ВКП(б).
Образование: в юности закончил профтехшколу, а в 1931 году – в подмосковном Подольске по годичному курсу обучения Высшую школу профдвижения.
Его трудовой путь был неразрывно связан с Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя», где вырос от прядильщика до заместителя директора данного предприятия.
На службе в органах госбезопасности с 1937 года, при этом по состоянию на ноябрь 1941 года де-юре – начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области, но де-факто – комиссар замаскированного под партизанский отряд Рузского спецформирования 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по г. Москве и Московской области. Последнее специальное звание – старший лейтенант госбезопасности, что условно соответствовало армейскому майору.
Раненым попал в плен, где 20 (по другим данным – 28) ноября 1941 года и принял мученическую смерть от рук фашистских палачей – после пыток был повешен карателями в лесу между рузскими деревнями Демидково и Терехово (обе ныне не существуют). На этом месте теперь высится скорбный обелиск.
Похоронен на воинском мемориале подмосковного города Руза, при этом в официальный скорбный список советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то внесён без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не старший лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому майору.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – дважды: 1) т. 22 ч. 2, стр. 189, но с четырьмя искажениями: а) как якобы уроженец былого подмосковного села Раменское (с 15 марта 1926 года – город), а не Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области; б) как якобы призванный в 1937 году на военную службу Раменским РВК Московской области, а не как поступивший в том же году добровольно на службу в органы госбезопасности УНКВД по г. Москве и Московской области; в) и г) как якобы старший лейтенант из «ОО [Особый отдел] НКВД», а не старший лейтенант госбезопасности по специальному званию и начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области по занимаемой должности; и 2) т. 29 ч. 3 стр. 653 – портрет в фотогалереи Героев Советского Союза из числа уроженцев теперь уже бывшего Раменского района и городов Бронницы и Жуковский;
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 439, но с одним искажением – как якобы уроженец подмосковного города Раменское, а не раменского села Игумново.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё как представитель трудового коллектива Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя»:


Предположительно, самый конец 1937 года, Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) при знаках различия сотрудника госбезопасности «без звания»:


1970-е/1980-е гг., подмосковный город Руза, стражи правопорядка по случаю празднования очередного Дня милиции возлагают венки и цветы к подножию воинского мемориала, где в братской могиле покоится и прах Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941):


Установленный в Музее ГУ МВД России по Московской области бюст Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941) работы скульптора Н.Н. Мухатаевой. Странно, но Герой почему-то изображён с двумя лейтенанскими «кубиками» сержанта госбезопасности в петлицах, а не с двумя майорскими «шпалами» старшего лейтенанта госбезопасности!?


Скан со 189-й страницы 2-й части 22-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 653-й страницы 3-й части 29-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 439-й страницы Книги Памяти сотрудников контрразведки:


В официальных скорбных списках советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то значится без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому капитану:

Очерк о Герое Советского Союза лейтенанте госбезопасности Сергее Ивановиче Солнцеве за авторством известного московского журналиста полковника юстиции в отставке Александра Тарасова. Данную рукопись он в 2011 году передал через меня в редакцию журнала МВД России «Полиция Россия»:

Автор – полковник юстиции в отставке Александр ТАРАСОВ
«ПОСЛЕДНИЙ БОЙ С ВРАГОМ
Свой подвиг Сергей Иванович Солнцев совершил в годы Великой Отечественной войны, а уже в мирное время, спустя десятилетия после Победы, вышла в свет книжная публикация о подмосковном Герое Советского Союза. Боевая судьба Сергея Солнцева является ярким образцом беззаветного служения Родине.
Герман Литвин в опубликованном в 1-й книге сборника «Люди долга и отваги» (Москва, издательство ДОСААФ СССР, 1983 год) очерке «Счастье в наследство» написал: «В сквере на Площади Партизан в городе Рузе, что к западу от Москвы, высится увенчанный пятиконечной звездой памятник, каких множество на нашей земле. На гранитной плите высечены имена тех, кто не дрогнул в бою и отдал жизнь за свободу и независимость Советской Родины. Первым в этом списке значится имя Сергея Ивановича Солнцева.
Память о нём увековечена в названии одной из улиц районного центра.
Каждое лето приезжают в Рузский район юные москвичи – дети рабочих локомотиворемонтного завода. Их пионерский лагерь носит имя Солнцева.
Память о павших – святой долг живущих.
А к востоку от столицы, в другом районном центре Московской области – городе Раменское – живёт семья Солнцевых. В 1906 году у рабочих местной текстильной фабрики Ивана Фёдоровича и Ефимии Егоровны Солнцевых родился сын Сергей. Здесь, на той же фабрике, в советское время получившей название «Красное знамя», Сергей начал пря-дильщиком, вырос до заместителя директора. Сюда, в Раменское, слал он короткие письма осенью 1941 года. В семье Солнцевых их хранят как дорогую реликвию, помнят как отцовский наказ.
Письма Сергея Солнцева не предназначались для печати. Он просто и коротко сообщал о себе из Звенигорода 3 ноября 1941 года, не предполагая, что эти строки окажутся последними:
«...Ещё раз привет, моя милая Маруся и сыночек Женя. Оказался проездом в Звенигороде по делам службы и посылаю тебе 1400 руб. для расходов.
Жив и здоров. Того и вам желаю. Не скучай. Как говорят, судьба опять заставила нас быть врозь. Всё, что было в квартире и отделе, пришлось оставить в Рузе при отступлении 24 октября. Живу сейчас в лесу, где – потом увидимся, расскажу...»
В этот день, 3 ноября, Солнцев в очередной раз перешёл линию фронта. Это было уже обычное для него рискованное дело, привыкнуть к которому было невозможно.
Но он привык к другому: к слову «надо». Таков был приказ его собственного сердца, а ссылка в письме на судьбу – лишь для успокоения жены…».
Поступив на службу в органы внутренних дел, Сергей Иванович хорошо понимал, что лёгкой судьбы у него совершенно точно не будет. Зато Солнцев знал и другое. Знал, что в этой трудной работе он сполна сможет проявить себя, так как очень хотел быть надёжной опорой для земляков и защищать их от любых уголовных поползновений преступников.
Как и на фабрике «Красное знамя», заладились дела у новичка и на правоохранительном поприще. В мирную пору Сергей Солнцев выдвинулся до поста заместителя начальника Истринского районного отдела Управления НКВД по Москве и Московской области, а в самом начале войны был назначен на должность руководителя аналогичного подразделения в Рузе.
С приближением фронта в районе закипела работа по созданию истребительного отряда для борьбы с вражескими парашютистами, диверсантами и лазутчиками, который организовывался при непосредственном участии начальника Рузского райотдела УНКВД Сергея Солнцева. Руководством района заблаговременно проводились, с соблюдением всех возможных мер конспирации, подготовительные работы по созданию подполья и партизанской базы.
С учётом того что по Рузскому району тянется с запада на восток шоссейная автомагистраль, было принято решение о заложении партизанского базового расположения в стороне от неё, куда противнику не так-то просто будет подобраться. Такое труднодоступное место, где меньше всего было возможно появление тяжёлой техники неприятеля, нашли на северо-востоке района – у озера Глубокое, окружённого лесами и болотами.
Обеспечивая подготовку засекреченной партизанской базы, начальник районного отдела УНКВД Солнцев и его подчинённые задумались над тем, как сохранить в тайне заготовку продовольствия, одежды и снаряжения. Обсудив различные варианты, рузские работники подразделения НКВД пришли к выводу, что самый простой способ – это собирать продукты и вещи открыто. Хозяйственникам же было объяснено, что всё это будет передано будто бы истребительному отряду, действовавшему уже в районе. Но всё собранное, конечно же, было укрыто в районе озера Глубокое.
Там под видом торфоразработок небольшой коллектив и выполнил негласную основную работу: числившийся директором доверенный человек и его надёжные помощники споро подготовили к приёму партизан основательную базу. Некоторые из этих людей затем и были зачислены в отряд, а кто-то и в действующую армию ушёл сражаться с немецко-фашистскими захватчиками.
Части 5-й армии (II ф) генерала Леонида Александровича Говорова затормозили наступление оккупантов как раз на территории Рузского района, и в конце октября сорок первого здесь разгорелись ожесточённые схватки. Кровопролитная борьба развернулась за посёлок Дорохово, который несколько раз удавалось отвоёвывать у захватчиков советским воинам, жарко было и в других населённых пунктах района, в том числе и в Тучкове.
Сложившаяся обстановка требовала, чтобы в первоначальный план были внесены коррективы по структуре партизанского формирования района. Поскольку этим бойцам-добровольцам пришлось действовать фактически поблизости от линии боевых действий, а не в глубоком тылу врага, то по местам базовых дислокаций создали два отряда – Рузский и Тучковский. Единое руководство партизанами оставил за собой райком, координировавший их действия и определявший обоим отрядам новые боевые задачи.
Даже отлично знавшим родной район партизанам крайне сложно было перемещаться у населённых пунктов, оказавшихся под контролем оккупантов. Не смогла уберечься от потерь боевая группа Тетерина –Белобородова, которая в течение пяти дней пробиралась к назначенному месту сбора отряда.
Не сумев перейти через дорогу Руза – Ново-Петровское, пятнадцать усталых и голодных бойцов по раскисшей от осеннего дождя земле пошли в деревню Ордино. По сведениям партизан, там не должно было быть немцев. Однако какой-то гитлеровский холуй навёл на отдыхавших партизан большую карательную команду, и они приняли неравный бой.
Насмерть был сражён комиссар группы Тетерин, прикрывавший отход своих бойцов. В яростной стычке с карателями погибли ещё двое партизан – Жуков и Патрикеев, которые проявили такую же боевую самоотверженность, как и отважный комиссар группы Тетерин.
Являясь комиссаром Рузского партизанского отряда, офицер госбезопасности Сергей Солнцев считал одной из основных своих задач повседневную заботу о бойцах. Немало раздумывал комиссар и над тем, как обезопасить партизанские маршруты. Правда, сделать это было весьма проблематично, так как, по сути, главной задачей для отряда был сбор разведданных.
Секретарь райкома партии Ткачёв, который постоянно находился в этом отряде и руководил подпольщиками района, уже после освобождения Рузы от немецко-фашистских захватчиков рассказал о взаимодействии партизанских формирований с частями Красной Армии. Как сообщил возглавлявший местное подполье Ткачёв, деятельность всех партизанских групп координировал районный штаб, в состав которого входил и Солнцев – руководитель разведки.
Свою боевую работу партизаны, по словам Ткачёва, строго увязывали с задачами, которые выполняли части Красной Армии. У партизан, по оценке руководителя районного подполья, до семидесяти процентов боевого времени занимал разведывательный труд, так как линия фронта проходила в зоне деятельности отряда, а советское командование всё время нуждалось в свежих сведениях о неприятеле.
Подтянутый офицер в форме со «шпалой» в каждой петлице, Солнцев успевал и добытые новые разведданные обобщить, и все отрядные дела выполнить, а ещё находил время и с местными жителями побеседовать, обнадёжить их. Придя 3 ноября 1941 года в Звенигород, Сергей Иванович, кроме посланного домой в Раменское письма, доставил через фронт очень важные разведывательные новости.
Лейтенант госбезопасности Сергей Иванович Солнцев направил начальнику Управления НКВД по Москве и Московской области Михаилу Ивановичу Журавлёву рапорт, доложив руководителю органов внутренних дел столичного региона о начавшем действовать в Рузском районе с 25 октября партизанском отряде под командованием капитана пограничных войск Гайдукова. Сергей Иванович проинформировал начальника УНКВД, что партизаны находятся в ранее намеченных базах, в отряде – партийный и советский актив района, труженики местных предприятий и работники органов внутренних дел. Руководитель разведки партизанского отряда сообщил также, что на прилегающей к этим дорогам территории гитлеровцы сосредоточили до 50 тысяч солдат пехотных, артиллерийских и танковых частей. Расположившиеся в жилых домах деревень оккупанты днём охранения не выставляли, а ночью организовывали патрулирование танками. В партизанском сообщении указывалось, что информация о неприятеле также была передана командованию наших регулярных частей, воевавших на этом фронтовом участке.
В свою очередь руководство УНКВД, ссылаясь на это донесение, немедленно проинформировало командованию Западного фронта о сосредоточении неприятельских сил вдоль основных дорог района: Руза – Михайловское, Волоколамское шоссе – деревни Ракитино и Рубышкино, Звенигородское шоссе – деревни Кривошеино и Опальшино.
Проанализировав полученную информацию, советское армейское командование особое значение придало выясненным партизанской разведкой точным сведениям о том, что штабные структуры неприятеля расположились в районном центре Руза и в деревне Вишенки. Через непродолжительное время была подготовлена крупная боевая операция: два батальона 144-й стрелковой дивизии вместе с группой рузских партизан совершили стремительный налёт на Вишенки и полностью уничтожили обосновавшихся там вражеских стратегов – штаб одной из частей 87-й пехотной дивизии вермахта.
Храбрый сотрудник госбезопасности Сергей Солнцев, который с 25 октября 1941 года был комиссаром и начальником разведки Рузского партизанского отряда, участвовал в ряде успешных боевых действий. К середине последнего осеннего месяца сорок первого руководимые Сергеем Ивановичем разведчики добыли ценные сведения о сосредоточении оккупантов и их дальнейших планах наступления на Москву, и эта важная информация, своевременно переданная в штаб 144-й стрелковой дивизии, помогла красноармейцам дать новый отпор врагу. К слову, уточнить намерения гитлеровцев штабисты той же 144-й стрелковой дивизии смогли после того, как 13 ноября партизаны взяли в плен солдата 2-го батальона 187-го полка 87-й пехотной дивизии Фрица Хельбиха, а затем сумели через линию фронта переправить фашиста-«языка» красноармейскому командованию.
В очередную разведывательно-наступательную вылазку возглавляемая Солнцевым большая группа его боевых товарищей отправилась всего через день после пленения солдата-германца Хельбиха. Кроме 80 партизан, на задание были посланы 10 конников разведывательной группы 5-й армии. Устроив засаду на дороге Голосово – Редькино, участники рейда напали на неприятельскую колонну.
Завязался тяжёлый бой, и в критический момент разгоревшегося сражения, когда гитлеровцы усилили натиск на один из флангов партизанского рейдового отряда, кадровый офицер госбезопасности Солнцев проявил твёрдость духа и решительность. Организовав контратаку, отважный комиссар внёс перелом в ход боя и в итоге обеспечил успешное выполнение трудной боевой задачи. Гитлеровская колонна была разгромлена, и рузские партизаны и красноармейцы-конники захватили вражеское вооружение и другие военные трофеи.
Держа в постоянном напряжении оккупантов, часть их сил партизаны-рузаки отвлекали на себя и тем самым способствовали более свободному тактическому и стратегическому маневрированию регулярных красноармейских подразделений. Подчинённые уважали своего партизанского комиссара за то, что он самоотверженно вёл их за собой, проявляя личное мужество и смелость, демонстрировал непоколебимую веру в грядущую победу над немецко-фашистскими захватчиками и вселял уверенность в бойцов отряда в самых трудных ситуациях. А еще любили Сергея Ивановича за его непоказную общительность, душевность, отзывчивость и доброту.
Двадцатого ноября близ деревни Андреевское Рузского района, обороняясь от нагрянувшего к расположению партизан крупного карательного отряда, комиссар Солнцев и его подопечные превратили в неприступную крепость одну из землянок. Однако, когда стали иссякать боеприпасы, раненый Сергей Иванович попросил зарядить ему револьвер и приказал подчинённым, с которыми отбил очередную неприятельскую атаку, отходить подальше в лес.
Партизаны, не сумев переубедить комиссара, вынуждены были повиноваться. А сам Солнцев, получивший тяжёлое ранение, ещё продержался какое-то время в своём партизанском бастионе, пока совершенно обессилевшим не попал в руки карателей.
Фашистские палачи подвергли комиссара нечеловеческим пыткам и, ничего не добившись от него, казнили стойкого патриота.
Партизаны и подпольщики, которых не выдал замученный карателями комиссар Сергей Солнцев, продолжали действовать на Рузской земле, приближая день изгнания оккупантов из Подмосковья. И вскоре свершилось это долгожданное событие.
«На зверства фашистов ответим яростной народной местью» – так назывался материал, напечатанный 20 января 1942 года в газете 5-й армии (II ф). В этом фронтовом издании был опубликован акт, подписанный партизаном Г. Загудаевым, красноармейцем А. Паршиковым и группой жителей Паньковского сельсовета Рузского района, которые в полукилометре к востоку от своей деревни Терехово после изгнания оккупантов нашли изуродованное тело С. Солнцева, повешенного карателями на придорожном дереве.
Из направленного Наркому внутренних дел СССР представления начальника Рузского райотдела УНКВД по Москве и Московской области С. И. Солнцева к званию Героя Советского Союза: «20 ноября 1941 года немецкими оккупантами был зверски казнён начальник Рузского райотдела НКВД МО лейтенант госбезопасности тов. Солнцев Сергей Иванович, 1906 г. р., в органах с 1937 года. (В выпущенном в свет в Москве в 1988 году Военным издательством 2-м томе краткого биографического словаря «Герои Советского Союза» на 499-й странице указано, что С. И. Солнцев – якобы являлся старшим лейтенантом госбезопасности. – А. Т.)
С занятием Рузского района немецкими войсками (октябрь 1941 г.) Солнцев являлся комиссаром партизанского отряда и руководил разведкой, а также разведывательной работой в районе. Данные о противнике, добываемые разведгруппой тов. Солнцева, широко использовались командованием Красной Армии.
По этим данным, частями 144-й дивизии в деревне Вишенки был разгромлен штаб немецкой части. В деревне Горбово нашей авиацией и артиллерией было уничтожено 230 солдат и офицеров, 150 лошадей, много повозок, артиллерийская установка и два пулемётных гнезда. В деревне Богаево истреблено 130 солдат и офицеров, 65 лошадей.
Всего разведгруппой тов. Солнцева в тылу противника произведено 18 глубоких разведок. После разгрома немцами штаба партизанского отряда тов. Солнцев был застигнут с группой партизан в одной из зeмлянoк у Глубокого озера. В завязавшейся перестрелке он был ранен и схвачен немцами. Несмотря на зверские пытки, – Солнцеву отрубили два пальца, прокололи штыком ногу, жгли огнём руки и ноги, скальпировали череп, – он не выдал военные и государственные тайны. После казни труп тов. Солнцева немцами был повешен на дереве.
Прошу Вас выйти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о присвоении тов. Солнцеву Сергею Ивановичу посмертно звания Героя Советского Союза.
Начальник УНКВД г. Москвы и Московской области М.И. Журавлёв».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года за отвагу и мужество, проявленные в партизанской борьбе в тылу врага против немецких захватчиков, Сергею Ивановичу Солнцеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Ныне в Музее Московской областной милиции хранится скульптурный портрет Героя Советского Союза Сергея Солнцева, эта художественная работа выполнена Н.Н. Мухатаевой. А там, где самоотверженному офицеру госбезопасности суждено было принять последний бой с врагом, установили красногранитный обелиск. Надпись на памятнике-мемориале гласит, что здесь 20 ноября 1941 года был зверски замучен Герой Советского Союза начальник Рузского районного отдела НКВД Сергей Иванович Солнцев».
« Последнее редактирование: 09 Ноября 2021, 15:37:16 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #204 : 28 Ноября 2021, 12:26:37 »
СИДОРОВ Николай Петрович (1924-1948), кавалерист 94-го пограничного отряда войск МВД СССР (в/ч 2147) Управления пограничных войск МВД Литовского округа, ефрейтор.
Родился в 1924 году в деревне Малышево сельского поселения «Радужное» Коломенского района Московской области. Партийность: на момент призыва – беспартийный.
Образование – начальное в объёме пяти классов общеобразовательной школы.
В армию призван по мобилизации 26 августа 1942 года Коломенским ГВК Московской области с направлением «в Окружную школу МНС [младшего начсостава] НКВД (г. Ташкент)». Источник – архив Военного комиссариата Московской области, ф. «Отдел по гг. Коломна, Озеры, Коломенскому и Озерскому районам», д. 11002711, л. 117.
Погиб 26 мая 1948 года в окрестностях в окрестностях литовского города Мариямполе.
В настоящий момент прах покоится на воинском мемориале литовского уездного города Мариямполе, но при этом в скорбные списки здесь внесён без расшифровки инициалов имени и отчества, а также без указания даты рождения и даты гибели.
Увековечен в Книге Памяти пограничников – т. 4, стр. 466.
В Книге Памяти Коломенского района Московской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сведения о призыве Коломенским ГВК Московской области:


Скан с 466-й страницы 4-го тома Книги Памяти пограничников:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #205 : 06 Декабря 2021, 16:31:54 »
От Игоря СУХИНА, главы администрации Богородского городского округа Московской области:
- Нина Алексеевна Янгольд родилась 3 декабря 1921 года в украинском городе Жмеринка. Русская. Выпускница Купавинской школе № 22, где училась на «4» и «5», помогала отстающим, была хорошим организатором, активной общественницей и, в частности в 1940 году была признана лучшей пионерской вожатой Ногинского района. Член ВКП(б) с 1943 года.
Летом в год начала войны Нина вместе с младшей сестрой Маргаритой отдыхала у бабушки в Воронежской области. Вскоре туда приехали и родители. В апреле 1942 году Нина была призвана Грибановским РВК Воронежской области. В ту весну в состав 3-й дивизии ПВО (II ф), стоявшей на защите воронежского неба, пришли тысячи девушек. Нину Янгольд направили в 4-й полк воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Девушки прошли ускоренный курс обучения, приняли Военную присягу и приступили к боевой работе. Перед ними стояла задача: бдительно вести наблюдение и при обнаружении вражеских самолётов незамедлительно сообщить зенитным частям и лётчикам истребительной авиации. Самоотверженно и мужественно действовали Нина и её боевые подруги в дни жаркого сражения непосредственно за город Воронеж. Но вот остались позади родные воронежские сёла и города, отгремели бои на Курской дуге, фронт переместился к Днепру. К этому времени Нина Янгольд уже была заместителем политрука роты и при знаках различия, равных старшине. А после боёв за Киев стала комсоргом батальона. В мае 1944-го её избрали делегатом на съезд ЛКСМ Украины, который проходил в освобождённом Киеве. Последнее своё письмо Нина отправила родителям 2 июня 1944 года.
В начале июня 1944 у западноукраинской станции Ворзель комсорг 4-го батальона 4-го полка ВНОС 7-го корпуса ПВО Нина Янгольд шла через лес с двумя местными крестьянками от станции Тетерев в село Кухары для проведения комсомольского собрания. Точки разбросаны на десятки километров. И на каждой Нине нужно побывать, поговорить с девушками, которые днём и ночью стоят на посту. И вдруг из кустов выскочили обросшие мужики – бандеровцы. Выхватили пистолеты, сорвали с девичьего плеча планшет. А в нём – план политико-массовой работы. Пока бандиты рылись в её планшетке, Нина незаметно передала одной из крестьянок свой комсомольский билет.
Три дня и две ночи бандеровцы пытали Нину, склоняли к предательству, хотели выведать у неё дислокацию полка, расположение постов воздушного наблюдения. Изверги кололи Нину штыком, палили огнём, вырезали кинжалом звёзды на её груди... Но обессилев физически, она осталась непоколебимой духовно, выдержала нечеловеческие муки. Ничего не добившись, Нину повесили. Вот что пишет о гибели комсорга её бывший командир Савенков: «Нина Янгольд геройски выдержала все пытки, но осталась верна Родине».
Посмертно приказом по частям 7-го корпуса ПВО за № 06/н от 27 апреля 1945 года была награждена орденом Отечественнйо войны 1-й степени...
 

Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 690306, д. 1803, лл. 301, 306 и 306об.
   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 19 312
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Книга Памяти Московской области
« Reply #206 : 10 Декабря 2021, 15:36:59 »
Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
Погибли в Шумячском районе Смоленщины:
БУРМИСТРОВ Фёдор Фёдорович (1904-06.10.1943), сапёр 167-го отдельного сапёрного батальона 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф) 38-го стрелкового корпуса 10-й армии (III ф) Западного фронта, ефрейтор.
Родился в 1904 году в некоей деревне Бирюково (возможно, правильно – Бибиково) Данковского района Липецкой областей. Кандидат в члены ВКП(б). Был женат: супруга, Бурмистрова (имя-отчество в документе не указано), по состоянию на осень 1943 года проживала в деревне Саврасово Октябрьского района Рязанской области.
В армию призван по мобилизации 21 октября 1941 года Химкинским РВК Московской области.
В действующей армии дважды:
- с 16 августа по 29 ноября 1942 года – в боях и сражениях на Сталинградском (I ф) и Донском фронтах. При этом 29 ноября 1942 года в бою у села (ныне – в статусе посёлка) Ерзовка современных Городищенского района Волгоградской области был ранен и эвакуирован в тыловые медучреждения Красной Армии;
- с 30 января 1941 года – как сапёр 167-го отдельного сапёрного батальона 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф).
При жизни являлся кавалером медали «За оборону Сталинграда».
29 сентября 1943 года подорвался на мине и был доставлен на лечение в 109-й отдельный медико-санитарный батальон 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф), дислоцировавшейся в деревне Дорожковка Шумячского района Смоленской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18001, д. 1084, л. 109), умер от ран 6 октября 1943 года.
Похоронен был на сельском погосте деревни Дорожковка Шумячского района Смоленской области. Послевоенная судьба этой могилы неизвестна.
В настоящий момент официально значится похороненным на Воинском мемориале деревни Студенец Шумячского района Смоленской области.
10 октября 1943 года де-факто посмертно комбатом-167 был представлен к ордену Красной Звезды: «С12-18 сентября 1943 года к-ц [красноармеец в значении «боец»] Бурмистров Ф.Ф.под сильным ружейно-пулемётным огнём проделал 3 прохода в немецком минном поле. Извлёк 58 немецких мин.
При наведении переправы через реку Снопоть в воде устанавливал «козлы» и клетки, в результате чего было построено: 1 деревянно-балочный мост под погрузку 60 тонн и два штурмовых мостика.
При этом т. Бурмистров показал храбрость в бою. Пехота, артиллерия и другие военные грузы были переправлены вовремя». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 3515, л. 136.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комдива-64 № 053/н от 11 ноября 1943 года: от имени Родины де-факто посмертно удостоен ордена Красной Звезды. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 3515, л. 135.
Увековечен в Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области, но без указания соцданных.
В Книге Памяти Липецкой области и Книге Памяти Московской области не значится.

ВЕРХОВЦЕВ Александр Иванович (1917-1941), помощник командира взвода 121-й стрелковой (впоследствии – Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии 45-го стрелкового корпуса (I ф) 13-й армии Центрального фронта (I ф), старший сержант.
Родился в 1917 году в селе Дубки городского поселения «Лесной Городок» Одинцовского района Московской области.
В армию призван Звенигородским РВК Московской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818884, д. 28, л. 120), погиб 6 августа 1941 года и был похоронен был на высоте 199,4, расположенной у деревни Пожарь Шумячского района Смоленской области.
В 1954 году братская воинская могила, находившаяся у высоты 199,4, была «вскрыта» сотрудниками Шумячского РВК с целью перенесения останков покоившихся здесь советских военнослужащих на воинский мемориал райцентра Шумячи, где все последние теперь, включая красноармейца А.И. Верховцева, увековечены здесь как неизвестные солдаты.
Увековечен в Книге Памяти Московской области – т. 17, стр. 78, но с одним искажением – как якобы похороненный в некоей деревни Пожары, а не Пожарь.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

ДЕРЮГИН Андрей Тимофеевич (1909-27.09.1943), регулировщик 76-й отдельной роты охраны полевого управления 10-й армии (III ф) Западного фронта, красноармеец.
Родился в 1921 году в городе Серпухове Московской области. Беспартийный. Был женат: супруга, Арестова Елизавета Васильевна, по состоянию на осень 1943 года проживала по адресу: Московская область, город Серпухов, улица Фабричная, 81.
 В армию призван по мобилизации Серпуховским РВК Московской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 81001, д. 827, л. 166), погиб 27 сентября 1943 года «при взрыве неприятельской мины при переезде на автомашине».
Похоронен был в деревне Криволес Шумячского (но в документе явно ошибочно – Рославльского) района Смоленской области. Послевоенная судьба этой могилы неизвестна.
В настоящий момент официально, но при этом что явно ошибочно значится похороненным на Воинском мемориале города Рославля Смоленской области.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – дважды, но в обоих случаях как как якобы погибший в бою, а не в результате ЧП: 1) т. 24 стр. 164 – как похороненный в Рославльском районе Смоленской области; и 2) т. 29 ч. 3 стр. 412 – как похороненный в деревне Криволес Шумячского района Смоленской области;
- Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области, но почему-то без указания соцданных и с ошибочным утверждением, что якобы похоронен на Воинском мемориале города Рославля.
В Шумячском районе не увековечен.

ИВАНОВ Иван Иванович (1910-25.09.1943), старшина одного из подразделений 1-го стрелкового батальона 433-го стрелкового полка 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф) 38-го стрелкового корпуса 10-й армии (III ф) Западного фронта, старшина.
Родился в 1910 году в деревни Поповское (сожжена нацистами в годы немецко-фашистской оккупации Смоленщины) Вяземского района Смоленской области. Беспартийный. Был женат гражданским браком: гражданская супруга, Рыжевская Мария Григорьевна, по состоянию на осень 1943 года проживала по адресу: Московская область, город Люберцы, посёлок Дзержинского, стройгородок, дом № 16, квартира 5, комната 3.
В армию призван по мобилизации Ухтомским РВК Московской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 81001, д. 805, л. 211), погиб 25 сентября 1943 года и был похоронен в 2 км западнее деревни Богачёво Шумячского района Смоленской области – у Варшавского шоссе.
В настоящий момент прах покоится на Воинском мемориале районного пгт Шумячи Смоленской области.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – т. 13, ч. 1, стр. 188, но с двумя искажениями: 1) как якобы уроженец Московской, а не Смоленской области; и 2) как воин мифической «64 сд [стрелковая дивизия]», а не 64 сд (II ф), то есть 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф);
- Интернет-версии Книги Памяти города Дзержинский Люберецкого района Московской области, но с одним искажением – как воин мифической «64 сд [стрелковая дивизия]», а не 64 сд (II ф), то есть 64-й стрелковой (впоследствии – Могилёвская орденов Суворова и Кутузова) дивизии (II ф);
- Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области.
В Книге Памяти Смоленской области не значится.
Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 81001, д. 805, л. 211.


Оригинал официального извещения-«похоронки» хранится в архиве Военкомата Московской области: ф. «Отдел по городам Люберцы, Лыткарино и Люберецскому району», д. «Ж-К», л. 332.


Скан со 188-й страницы 1-й части 13-го тома Книги Памяти Московской области:

КОНДРАТЬЕВ Антон Абрамович (1899-11.07.1944), стрелок 189-го склада авиационных боеприпасов, красноармеец (по другим данным – гвардии красноармеец).
Родился в 1899 году в деревне Круглово Ильинского сельского поселения Орехово-Зуевского района Московской области. Беспартийный. Был женат: супруга, Татьяна Кондратьева (отчество в документе не указано), по состоянию на лето 1944 года проживала по месту рождения мужа.
В армию призван по мобилизации в 1941 году Куровским РВК Московской области.
10 июля 1944 года был доставлен на лечение в 2307-м госпиталь для легкораненых (в/ч «Полевая почта № 08698»), который в период с 1 июля по 8 сентября 1944 года дислоцировался в деревне Краснополье Шумячского района Смоленской области.
Поставленный здесь диагноз: «Перелом поясничного отдела позвоночника; отрыв фаланг II и III пальцев левой кисти».
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18002, д. 598, л. 231), умер на следующий день – 11 июля 1944 года «от основного ранения».
Похоронен был деревне Краснополье Шумячского района Смоленской области: «Краснопольское кладбище, на юго-западной стороне, головой на запад. Одиночная могила ГЛР № 2307 № 1».
В настоящий момент официально значится похороненным на Воинском мемориале районного посёлка Шумячи, но с одним искажением – как якобы 1898-го, а не 1899 года рождения.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – т. 18, ч. 1, стр. 381, но как якобы похороненный в некоей мифическом «пос. Красная Поляна», а не в деревне Краснополье Шумячского района Смоленской области;
- Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области, но без указания соцданных и даты смерти.

МОРОЗОВ Никита Михайлович (1914-24.07.1941), военнослужащий Красной Армии.
Родился в 1914 году в Смоленской области.
В армию призван по мобилизации 25 июня 1941 года Солнечногорским РВК Московской области.
Согласно Книге Памяти Московской области (кн. 1 стр. 219, т. 17 стр. 431 и т. 29 ч. 3 стр. 94), погиб в бою 25 июля 1941 года и был похоронен в Шумячском (но в тексте мартиролога явно что ошибочно – Рославльском) районе Смоленской области: по одним данным – в деревне Понятовка; а по другим – в деревне (правильно – на тот момент времени районное село, а ныне посёлок) Шумячи.
В настоящий момент официально значится похороненным на Воинском мемориале районного посёлка Шумячи Смоленской области.
В Книге Памяти Смоленской области не увековечен.

САВВУШКИН Пётр Павлович (1897-30.09.1943), шофёр 1268-го отдельного зенитного артиллерийского (впоследствии – Рославльский) полка 10-й армии (III ф) Западного фронта, красноармеец.
Родился в 1897 году в районном городе Серпухове Московской области. Беспартийный. Беспартийный. Был женат: супруга, Одинокова Дарья Григорьевна, по состоянию на осень 1943 года проживала по адресу: Московская область, город Серпухов, улица Луначарского, 30/18, квартира 87.
В армию призван по мобилизации 6 июля 1941 года Серпуховским РВК Московской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 81001, д. 930, л. 19), погиб 30 сентября 1943 года: «Убит».
Похоронен был в мифической деревне Малиновка (правильно, очевидно, – Малеевка) Шумячского района Смоленской области.
В настоящий момент официально значится похороненным на Воинском мемориале деревни Студенец Шумячского района Смоленской области, но с двумя искажениями: 1) как Савушкин, а не Саввушкин по фамилии; и 2) как якобы умерший от ран, а не погибший.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – т. 24, стр. 404, но с двумя искажениями: 1) как Савушкин, а не Саввушкин по фамилии; и 2) как якобы умерший от ран, а не погибший;
- Интернет-версии Книги Памяти Смоленской области, но также с двумя искажениями: 1) как Савушкин, а не Саввушкин по фамилии; и 2) как якобы умерший от ран, а не погибший.

СЕЛИВАНОВ Валентин Александрович (1919-27.09.1943), начальник команды инженерной разведки – инженер-строитель 78-го отдельного восстановительного железнодорожного батальона (в/ч «Полевая почта № 41168») 4-й отдельной железнодорожной бригады Западного фронта, старший техник-лейтенант.
Родился в 1919 году в деревне Мостовая Богучаровского сельского поселения Киреевского района Тульской области. Русский. Член ВКП(б) с 1941 года. Родственники по состоянию на осень 1943 года: отец – Селиванов Александр Иванович; проживал по адресу: Московская область, город Химки, Октябрьская железная дорога, Пионерский городок, общежитие учителей на канале.
В армию призван по мобилизации в июле 1941 году Дзержинским РВК города Москвы.
В составе действующей армии дважды:
- в период с июля и по 15 сентября 1941 года – в рядах личного состава некоего заградительного отряда. Выбыл в связи с полученным лёгким ранением;
- с ноября 1941 года – в составе частей железнодорожных войск Западного фронта.
В период с 15 сентября и по ноябрь 1941 года – санбольной, пребывающий на излечении в медучреждениях Красной Армии.
2 мая 1943 года комбатом-78 майором Киреевым был представлен к ордену Красной Звезды: «При продвижении наших частей руководил работой технической разведки батальона, которая производила разминирование железнодорожного участка Ржев – Вязьма. Технической разведкой обнарудено 2 фугаса замедленного действия по 900 кг каждый, обнаружено и извлечено более 500 штук различного типа мин противника. Обследовано 21 искусственное сооружение и более 50 км железнодорожного пути, 6 раздельных пунктов.
Тов. Селиванов лично руководил работой технической разведки, воодушевляя бойцов на отличное выполнение приказа по обследованию участка.
Лично тов. Селиванов 11 марта 1941 года обнаружил на станции Новодугино [правильно – Новодугуниская, находится в черте районного села Новодугино Смоленской области] и под его руководством был извлечён фугас весом 720 кг с 21-суточным замыкателем, чем предотвратил крушение.
Дисциплинирован.
Предан делу партии Ленина-Сталина и социалистической Родине». Источник – ЦАМО: ф. 686044, д. 1099, л. 195.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комбрига-4 № 04/н от 28 мая 1943 года: от имени Родины удостоился своей первой государственной награды – ордена Красной Звезды. Источник – ЦАМО: ф. 686044, д. 1099, л. 202.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, погиб 27 сентября 1943 года: «Убит взрывом мины». Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 131, л. 98; ф. 33, оп. 11458, д. 853, л. 155об.
Похоронен был в Шумячском районе Смоленской области: «Ст. Понятовка Зап. ж.д. [Западная железная дорога] – братская могила». Послевоенная судьба данного братского воинского захоронения неизвестна.
Из списков Красной Армии исключён приказом ГУК НКО СССР № 02000/пог. от 24 ноября 1943 года. Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 11458, д. 70, л. 141об.
Увековечен в:
- Книге Памяти Тульской области – т. 7, стр. 90, но с тремя искажениями: 1) как якобы призванный современным Киреевским РВК Тульской области, а не Дзержинским РВК города Москвы; 2) как якобы старший лейтенант, а не старший техник-лейтенант по воинскому званию; и 3) как якобы похороненный на мифической станции Лопатовка, а не Понятовка Шумячского района Смоленской области;
- Книге Памяти Московской области – т. 29, ч. 3, стр. 487, но почему-то как якобы старший лейтенант, а не старший техник-лейтенант по воинскому званию;
- Книге Памяти города Москвы – т. 18, стр. 165, но с двумя искажениями: 1) но почему-то как якобы старший лейтенант, а не старший техник-лейтенант по воинскому званию; и 2) почему-то как похороненный у станции Криволес, а не на станции Понятовка Шумячского района Смоленской области.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.

СЕМЁНОВ Василий Афанасьевич (1914-27.09.1943), командир отделения 2-й миномётной роты 2-го стрелкового батальона 1270-го стрелкового (впоследствии – Ломжинский Краснознамённый) полка (в/ч «Полевая почта № 36458») 385-й стрелковой (впоследствии – Кричевская Краснознамённая ордена Суворова) дивизии 38-го стрелкового корпуса 10-й армии (III ф) Западного фронта, старшина.
Родился в 1914 году в деревне Приселье (ныне не существует, на её месте теперь одноимённое урочище) Тёмкинского района Смоленской области. Русский. Рабочий. Беспартийный. Был женат: супруга, Семёнова Анна Ивановна, по состоянию на осень 1943 года проживала по адресу: Московская область, Реутовский район, село Никольское (ныне – в черте подмосковного города Балашиха как микрорайон Никольское-Архангельское), 3-я линия, дом № 66.
В армию призван по мобилизации 7 августа 1941 года Реутовским РВК Московской области как красноармеец запаса. Дата и место призыва косвенно указывают на тот факт, что тогда же был направлен на доукомплектование одной из Московских стрелковых дивизий народного ополчения.
В ходе битвы под Москвой получил тяжёлое ранение, в связи с чем к 1942 года – санбольной, проходящий лечение в стенах дислоцировавшегося в подмосковном городе Балашиха 4458-го эвакуационного госпиталя. Из последнего был выписан 13 января 1942 года с направлением в отпуск для восстановления здоровья. И в тот же день был принят на воинский учёт в Реутовском РВК Московской области. Источник – архив Военкомата Московской области: ф. «Отдел по гг. Балашиха, Железнодорожный, Реутов и Балашихинскому району», д. 11002011, л. 164об.
К началу августу 1943 года – старшина по воинскому званию, военнослужащий 1270-го стрелкового (впоследствии – Ломжинский Краснознамённый) полка (в/ч «Полевая почта № 36458») 385-й стрелковой (впоследствии – Кричевская Краснознамённая ордена Суворова) дивизии 38-го стрелкового корпуса 10-й армии (III ф) Западного фронта: сначала – старшина миномётной роты 1-го стрелкового батальона, а по состоянию на конец того же месяца – командир отделения 2-й миномётной роты 2-го стрелкового батальона.
Приказом комполка-1270 за № 045/н от 7 сентября 1943 года от имени Родины удостоен медали «За отвагу»: «…За своевременное и бесперебойное снабжение боеприпасами и продовольствием личный состав роты за время боёв с 12 по 31.8.43 г.». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 1956, л. 273.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 18001, д. 887, л. 198), погиб 27 сентября 1943 года и был похоронен возле деревни Зимонино Шумячского района Смоленской области – в братской воинской могиле (но в тексте документа, очевидно, ошибочно – Кричевского района Могилёвской области бывшей Белорусской ССР).
Однако в Книге погребения 385-й стрелковой Кричевской Краснознамённой ордена Суворова дивизии указаны явно что ошибочные данные: якобы старшина В.А. Семёнов был похоронен 10 октября 1943 года в деревне Каменка Чаусского района Могилёвской области Белоруссии. Источник – ЦАМО: ф. 1707, оп. 2, д. 87, л. 52.
Приказом комполка-1270 за № 051/н от 3 октября 1943 года де-факто посмертно удостоен второй медали «За отвагу»: «…За мужественное поведение и инициативу, проявленные в боях 12.9.43 г. у д. Шоховка [ныне – в составе Рогнединского района современной Брянской области] при форсировании р. Снопоть и 19.9.43 г. при форсировании р. Десна». Источник – ЦАМО: ф. 33. оп. 686044, д. 3517, л. 103об.
Увековечен в Книге Памяти Московской области – т. 1, стр. 269, но как якобы похороненный в мифической деревне Зимонино Кричевского района Могилёвской области Республики Беларусь, а не в одноимённой деревне Шумячского района Смоленской области.
В Книге Памяти Смоленской области не значится.
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686044, д. 1956, л. 273.


Источник – ЦАМО: ф. 33. оп. 686044, д. 3517, л. 103об.


Скан с 269-й страницы 1-го тома Книги Памяти Московской области:

ШИНКАРЁВ Михаил Иванович (1917-15.07.1941), стрелок-радист экипажа бомбардировщика СБ-2 4-й или 5-й (точно пока неизвестно) эскадрильи 60-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 11-й смешанной авиационной дивизии ВВС Западного фронта, сержант.
Родился в 1917 году в деревне Поспелиха Любучанского сельского поселения Чеховского района Московской области.
К лету 1941 года – военнослужащий срочной службы в рядах лётно-подъёмного состава 60-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 49-й бомбардировочной авиационной дивизии ВВС Харьковского военного округа.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 9 июля 1941 года.
15 июля 1941 года, находясь в составе экипажа бомбардировщика СБ-2, убыл на боевое задание, предположительно, с аэродрома «Сеща», что в Дубровском районе современной Брянской области.
Согласно донесению о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 818883, д. 928, л. 35), «13.7.41 г. [правильно – 15 июля 1941 года] убит в возд. бою в р-не Витебска [правильно – в смоленском Присожье]».
Некоторые подробности гибели содержатся в очерковом материале непосредственного участника тех драматических событий полковника С.Л. Гаврикова «Пока бьётся сердце», опубликованном на странице 4 № 23 от 23 февраля 1966 года Шумячской районной газеты «За урожай» Смоленской области. Вот краткое изложение: в первой половине 15 июля 1941 года после возвращения с первого боевого задания был получен приказ девятью самолетами нанести на Кричевском направлении второй прицельный бомбовой удар – на сей раз уже по колонне немецких бензовозов. При заходе на цель авиагруппа была внезапно атакована более чем двадцатью «мессершмиттами». Завязался жестокий воздушный бой, в ходе которого оказались сбитыми восемь советских (в том числе и бомбардировщик, в составе экипажа которого находился сержант М.И. Шинкарёв) и одиннадцать (по другим данным – двенадцать) вражеских самолётов.
Многие из сбитых советских самолётов упали в окрестностях райцентра Шумячи Смоленской области.
Место захоронения неизвестно.
Увековечен в Книге Памяти Московской области – т. 26, стр. 458, но как якобы «погиб в воздушном бою 13 июля 1941 г. в Белоруссии, г. Витебск».
Официально на территории Смоленской области, в том числе и в Шумячском районе, не увековечен.
Записан
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »