VIII-Форум Особого Назначения: спецслужбы, правоохранительные и пенитенциарные структуры > НКВД СССР – Красной Армии!

Хроника формирования НКВД 15-ти стрелковых дивизий для РККА

(1/14) > >>

Sobkor:
Тему открываю письмом от многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- День добрый!
Вот здесь http://vif2ne.ru/rkka/forum/0/co/44458.htm вкратце изложил историю создания летом 1941 года 15-ти стрелковых дивизий с участием личного состава войск НКВД СССР.
Теперь буду постоянно ссылаться на этот постинг, когда опять станут спрашивать про эти дивизии...
P.S. Это отрывок из будущей книги (черновой вариант) :))

С постинга http://vif2ne.ru/rkka/forum/0/co/44458.htm
Автор – Сергей ЧЕКУНОВ.Тема формирования этих дивизий слишком завуалирована укрепившейся "мыслью" граждан, что это дивизии НКВД (формировались из личного состава войск НКВД). На самом деле никакие это не дивизии НКВД, да и личного состава из войск НКВД там было от силы процентов 10. А пошли эти слухи из-за того, что формированием этих дивизий в конце концов занималась оперативная группа войсковых управлений НКВД.
Потом эта мысль «укрепилась» в сознании граждан постоянным упоминанием этого факта в книгах по истории пограничных войск, выходивших в 60-80-х годах 20 века. Даже сейчас, практически во всех более-менее официальных книгах по истории войск НКВД муссируется этот факт, как одно из «достижений» пограничных войск.
А действительность такова. Еще с середины 30-х годов в мобпланах вооруженных сил СССР был «зашита» передача личного состава из войск НКВД в РККА для формирования новых соединений. Так, в мобплане 1936 года можно найти данные о передаче 20.000 человек из войск НКВД в РККА с началом мобилизации. К сожалению, пока не удалось найти данные о разработке подобных действий в мобплане НКВД 1941 года, однако, судя по скорости, с которой НКВД принялось воплощать свои решения, нам говорит о том, что или такое решение продолжало существовать, или каким-то образом рассматривалось в мобилизационном планировании. Но, вполне вероятно, что это был и экспромт, связанный с неопределенностью на фронтах 24-25 июня 1941 года.
Так или иначе, но уже 26 июня генерал-лейтенант Масленников дал указание о формировании 15 дивизий войск НКВД. При этом формирование дивизий было распределено среди всех управлений войск (пограничных, оперативных, конвойных, охранных). 27 июня Масленников выпускает приказание № 24 с изменениями приказания от 26 июня. Они заключались в следующем: было приказано сформировать 13 отдельных мотострелковых дивизий и 1-й механизированный корпус в составе 2-х мсд (одна из них ОМСДОН), 1-й танковой дивизии, 1-й противотанковой бригады войск НКВД. Тогда фигурировала цифра по 2.000 человек на дивизию из войск НКВД, остальные из запаса РККА. Однако, или вечером 27, или уже 28 июня эти указания были отменены. И связаны они, скорее всего, с позицией Генерального Штаба.
Уже 28 июня ГШ отдал директивы Военным Советам МВО и ЗакВО о формировании 15 стрелковых дивизий с укомплектованием дивизий частью личного состава войск НКВД (выделением по 1.500 человек на дивизию). В частности, Военному Совету МВО поручалось сформировать 10 стрелковых дивизий (243, 244, 246, 247, 249, 250, 251, 252, 254 и 256). Для МВО была отдана директива № орг/2/524300. В частности в ней было сказано: «Народный Комиссар Обороны СССР приказал....», т.е. речь идет о сформировании дивизий в структуре НКО, по штатам РККА, общей численностью 14706 человек. Формирование было возложено на Военный Совет МВО. Судя по всему, руководство НКВД взбунтовалось и решило перетянуть одеяло на себя. Или еще что-то произошло, однако уже 29 июня НКВД-дисты взяли верх в этой борьбе с НКО. Приказом Ставки № 0098 Богданова назначают командующим резервными армиями (вместо Буденного), а Артемьева - командующим МВО. Приказом Ставки № 00100 фиксировалась задача формирования 15 дивизий с привлечением личного состава войск НКВД, а формирование возлагалось на Берию. В развитие этого приказа Берия издает приказ НКВД № 00837 от 29.06.1941 о руководстве формированием 15 стрелковых дивизий и сформировании оперативной группы при генерал-лейтенанте Масленникове для руководства этим процессом. Подчеркиваю, Приказ № 00837 говорит только о руководстве формированием, а не формированием дивизий в составе НКВД.
Вот вкратце история формирования этих дивизий. Там есть еще нюансы, но основные «вехи» показаны.

Sobkor:
Небезынтересная деталь: многие из бывших резервистов тех пятнадцати дивизий, попав в плен, идентифицировали себя как военнослужащих войск НКВД СССР, хотя никогда таковыми в действительности не являлись. Ниже – характерный пример, взятый из ОБД
Добавлю, что мне попадалась даже лагерная карта, в которой солдат идентифицирован как военнослужащий штаба мифической... 32-й армии НКВД СССР…
СОРОКИН Лукьян Трофимович (1908-1943), стрелок 933-го стрелкового полка 254-й стрелковой (впоследствии – Черкасская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого) дивизии 11-й армии Северо-Западного фронта, узник нацистских лагерей Восточной Пруссии, красноармеец.
Родился 20 октября 1908 года: по одним данным – в некоем населённом пункте Вельминеновка, а по другим – в деревне Троицкое бывшего Юрловского района Тамбовской области. Русский. Православный. Колхозник по своему социальному положению. Был женат: супруга Масякина Наталья Ивановна по состоянию на лето 1941-лето 1946 гг. проживала в деревне Троицкое бывшего Юрловского района Тамбовской области.
В армию мобилизован летом 1941 года бывшим Юрловским РВК Тамбовской области с направлением к месту формирования НКВД СССР в Московском военном округе 254-й стрелковой (впоследствии – Черкасская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого) дивизии.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с 15 июля 1941 года: стрелок 933-го стрелкового полка 254-й стрелковой (впоследствии – Черкасская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого) дивизии 22-го стрелкового корпуса (I ф) 11-й армии Северо-Западного фронта.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях (ЦАМО: ф. 58, оп. 818883, д. 346 и оп. 977525, д. 252), пропал без вести в августе 1941 года в ходе боёв, которые велись 933-м стрелковым полком на территории бывшего Лычковского района Ленинградской области. Ныне эта территория в составе современных Демянского района Новгородской области.
В ноябре 1941 года, будучи раненым, в окрестностях районного города Старая Русса на тот момент Ленинградской, а ныне современной Новгородской области попал в плен. В плену был учтён как военнослужащий мифического для данного театра военных действий 33-го полка войск НКВД СССР. Судя по всему, в ходе допроса боец идентифицировал себя по 933-му стрелковому полку, но, памятуя, что тот своим рождением обязан войскам НКВД СССР.
Первоначально содержался в лагере офлаг-53, находившемся в восточнопрусском городе Погеген (ныне – литовский Пагегяй). Присвоенный здесь лагерный номер «5847».
27 марта-9 апреля 1942 года находился на госпитализации в лагерном лазарете.
28 апреля 1942 года привлечён к рабскому труду в составе рабочей команды № 5/216.
С 23 мая 1942 года – узник лагеря шталаг-1А, дислоцировавшегося в восточнопрусском посёлке Штаблак (ныне – окрестности посёлка Нагорное Багратионовского района), но на данную дату по-прежнему находился в составе рабочей команды № 5/216.
18 января-7 июня 1943 года – в составе рабочей команды № 1/206. В качестве справки: по некоторым данным, по состоянию на февраль-март 1943 года место дислокации рабочей команды № 1/206 – в столице Восточной Пруссии городе Кёнигсберге (ныне – Калининград).
7 июня 1943 года был госпитализирован в лазарет лагеря шталаг-1А, но диагноз неизвестен.
Умер 28 октября 1943 года от болезней и истощения в лазарете шталага-1А.
23 июля 1946 года на основании материалов подворового опроса, представленных бывшим Юрловским РВК Тамбовской области письмом от 16 июля 1946 года (Исходящий номер в документе отсутствует), был официально учтён оборонным ведомством как условно пропавший без вести в сентябре 1941 года.
В Книге Памяти Тамбовской области и Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Москвин Александр Вячеславович:
Еще один интересный факт из этих дивизий, во многих работах ведомственные историки как из ВВ и ПВ сообщают, что эти дивизии за боевые заслуги все получили почетные наименования и награды, но на самом деле это не так. Например, 257 сд погибла в окружении, а 257 Сивашская Краснознаменная орд. Суворова сд вообще к НКВД никакого отношения не имеет,эта дивизия 3 форм., это относится и к другим дивизиям 266 сд, 247 сд, 244 сд.

Александр Слободянюк:
          К вопросу о формировании НКВД 15 дивизий
                            для НКО СССР (продолжение).
   В первоначальном варианте  директивы за №00100 от 29 июня 1941 года, согласно которой Ставкой было поручено Наркому внутренних дел Союза ССР Л.Берия, обеспечить формирование 15 дивизий для НКО СССР.
Оданко о качественном составе этих дивизий до настоящего времени между исследователями периодически возникают споры.
   Так какие дивизии формировал НКВД?
   Еще начиная исследование архивных документов Секретариата заместителя Наркома внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенанта Масленникова И.И., хранящиеся в Российском государственном военном архиве (РГВА) я на лист 34 дела №2 в фонде 38650 опись 1 «ГУВВ НКВД-МВД» нашел эту Записку, переданную по «ВЧ» Тбилиси, начальнику пограничных войск НКВД: Передать Ахалцык командиру 265 горнострелковой дивизии полковнику Киянец командиру 252 горнострелковой дивизии полковнику Похазникову представляли Заместителю народного комиссара внутренних дел донесения прибытии личного состава десяти двадцати часам ежедневно до окончания формирования условным кодом КАДРУ Первое состав второе начсостав третье младший начсостав четвертое рядовой состав пятое комсостав шестое начсостав седьмое младший начсостав восьмое рядовой состав цифрам указанным каждом пункте прибавлять вначале цифру числа которого представляется донесение Пример прибыло шестое июля комсостава 45 рядового состава запаса 265 донесение показать первое 645 восьмое 6265 сведения представлять нарастающим итогом первые сводки состоянию пятое июля №18/952 Мирошниченко
---------------------------------------------------------------------------------------------------
Начальник секретариата заместителя наркома внутренних дел Союза ССР
полковник Мирошниченко
4 июля 1941 года (ф.38652 оп.1 д.2 л.34).
   Сегодня в архивных документах РГВА нашел документы, которые подтверждающие факт формирования в июне-июле 1941 года НКВД горнострелковых соединений.
   В архивном деле №605 на листах дела 64-69 помещены документы на формирование 259 горнострелковой дивизии. В письме №19/546657 от 04 июля 1941 года Главного Управления Пограничных войск НКВД СССР, направленном в г.Тбилиси командиру 259 горнострелковой дивизии сообщается номер Наряда на призыв военнообязанных выданный Мобилизационным Управлением Генерального Штаба Красной Армии 03 июля  1941 года - №моб/1/543105сс для указанного комплектования. (прим. авт. – выделено мною).
   Кроме этого, к письму имелось приложение на 4 листах с указанием параметров формирования 259 горнострелковой дивизии. Подписал письмо Временно исполняющий обязанности начальника 2-го Управления ГУПВ НКВД СССР комбриг Шишкарев (прим. авт. - Комбриг Шишкарев Михаил Николаевич. Начальник 1-го отдела 2 Управления Главного управления пограничных войск НКВД СССР до августа 1942 года. Присвоено звание «генерал-майор» 24.01.42.) (ф.38650 оп.1 д.605 л.64).
   Приложение на листе дела 66 раскрывает состав частей 259 горнострелковой дивизии:
   Управление дивизии штат 04/140                -   180 чел.
   939-й горнострелковый полк №04/141        - 2213 чел.
          944-й горнострелковый полк №04/141        - 2213 чел.
          949-й горнострелковый полк №04/141        - 2213 чел.
          954-й горнострелковый полк №04/141        - 2213 чел.
          794-й артиллерийский полк   №04/142        - 1512 чел.
          801-й гаубичный артполк       №04/143        - 1263 чел.
   533-й отдельный зад               №04/144         -   321 чел.
   314-й отдельная бат.45 мм     №04/145         -   117 чел.
          336-й отдельный кав.эск.       №04/146          -   170 чел.
          683-й отдельный бат. связи    №04/147         -   350 чел.                             
          427-й отдельн. сап.батальон   №04/148         -   431 чел……
   Копия верна: НО-1  2 упр. ГУПВ майор            Иванов (ф.38650 оп.1 д.605 л.67)
   На листе дела 66 имеется разнарядка на конский состав, 259-й гсд, формируемой НКВД и ей полагается верховых лошадей 1252, обозных 3083. Всего: 4335.  Подписано: Начальником Мобилизационного управления ГШ КА генерал-майором Никитиным, начальником 1 Отдела МУ ГШ подполковником Бочковым и заверено старшим помощником начальника отдела ГШ интендантом 1 ранга  Пучковым и НО-1 2 упр.ГУПВ майором Ивановым (ф.38650 оп.1 д.605 л.66).
13.11.2010 года Александр Слободянюк  (продолжение следует).

Александр Слободянюк:
В соответствии решением ГКО о формировании 15 дивизий при участии НКВД СССР в приказе наркома внутренних дел от 29.06.1941 значились следующие основные пункты:
"1. Руководство формированием возложить на моего заместителя генерал-лейтенанта тов. Масленникова.
2. При тов. Масленникове создать оперативную группу в составе пяти человек.
3. К формированию дивизий приступить немедленно.
4. На формирование указанных дивизий выделить из кадров войск НКВД по 1000 человек рядового и младшего начальствующего состава и по 500 чел. командно-начальствующего состава на каждую дивизию. На остальной состав дать заявки в Генеральный штаб Красной Армии на призыв из запаса всех категорий военнослужащих.
5. Сосредоточение кадров, выделяемых из войск НКВД, закончить к 17 июля с. г." /ЦАПВ, ф. 19, оп. 8410, ед. хр. 2, л. 1,2/

Из письма Заместителя Наркома внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенанта Масленникова И.И. в адрес Заместителя Председателя Государственного Комитета Обороны Маршала Советского Союза Ворошилова от 4.07.1941 года №18/948 от 4.07.1941 года:
В соответствии с решением Государственного Комитета обороны от 29.6.1941 г. №00100 НКВД было поручено сформировать десять стрелковых и пять горнострелковых дивизий по штатам военного времени, полученным из Генерального Штаба Красной Армии. На укомплектование вновь формируемых дивизий из частей войск НКВД выдели кадры по 500 человек начальствующего состава и по 1000 человек младшего начальствующего и рядового состава на каждую дивизию.
По первому варианту плана соединениям кадра выдели части войск НКВД в пункты формирования намечено было закончить к 17 июля с.г.
В последствие сроки формирования были сокращены, и кадры, выделенные для первоочередных четырех дивизий полностью в пункты формирования этих дивизий, прибыть не могут.
В связи с этим для обеспечения формирования дивизий из частей войск НКВД Московского гарнизона направлено начсостава 90 чел., рядового и младшего начсостава – 1100 чел.
Сроки прибытия всех видов вооружения в пункты формирования дивизий от Главного Артиллерийского Управления Красной Армии до настоящего времени не получены.
Сведения о ходе укомплектования дивизий при этом представляются.
Приложение: на 3 листах.
Заместитель Наркома внутренних дел
Союза ССР генерал-лейтенант (Масленников)
(ф.38652 оп.1 д.2 л.26).
Уже в исходящем письме №18/1022 от 08.07.1941 года Заместитель Наркома внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенанта тов. Масленников сообщает  Заместителю Начальника Генерального Штаба КА генерал-лейтенанту т.Соколовскому: « …Все пятнадцать дивизий формируются НКВД СССР по уточненному штату стрелковой дивизии, общей численностью 12271 чел… (ф.38652 оп.1 д.2 л.89).
Таким образом с горнострелковыми дивизиями понятно, их приняли решение формировать как обычные стрелковые дивизии несколько меньшей численностью.
Вместе с тем, в документах РГВА был найден еще один очень интересный документ:
В соответствии с Приказом Народного комиссариата внутренних дел Союза СССР
от 27 июня 1941 года № 34 Л.Берия во исполнение отданных мною лично 26.6.41 указаний ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Начальнику Управления оперативных войск НКВД генерал-лейтенанту Артемьеву немедленно приступить к формированию:
1) 1-го мото-механизированного корпуса оперативных войск НКВД, в составе:
1-й мсд им Дзержинского
35-й мсд
1-й тд
1-й противотанковой бригады.
Пункт формирования - Москва.
15 мсд – Тбилиси
16 мсд – Баку
2. Врид Начальника ГУ ПВ НКВД генерал-майору Яценко немедленно приступить к формированию следующих мсд войск НКВД:
29 мсд – Ярославль
30 мсд – Рыбинск
31 мсд – Владимир
32 мсд – Загорск
33 мсд – Дмитров
34 мсд – Муром
3. Начальнику ГУ НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности генерал-майору Гульеву немедленно приступить к формированию мсд НКВД:
17 мсд – Серпухов
26 мсд – Тула
27 мсд – Софрино
28 мсд – Щурово
4. Начальнику Управления конвойных войск НКВД генерал-майору Шарапову немедленно приступить к формированию:
12 мсд – Ереван
5. Начальникам оперативных, железнодорожных и конвойных войск НКВД, для укомплектования кадром новых формирований выделить из частей войск НКВД, по своему усмотрению, по 2000 человек, из них 1500 человек рядового и младшего начсостава и 500 человек начасостава на каждую дивизию.
6. Врид Начальника ПВ НКВД снять с границы по своему усмотрению, 12000 человек кадрового состава, из коих 3000 человек начальствующего состава, и обратить их на укомплектование формируемых дивизий.
7. Начальникам войск НКВД представить мне сегодня, не позднее 24.00, проекты приказов и назначении высшего и старшего руководящего состава, до командиров полков включительно.
8. Командиров: 16, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 мсд, начальников их штабов и заместителей командиров по политической части, немедленно вызвать в Москву, для получения указаний и инструктажа.
9. Начальникам войск НКВД сегодня же дать Начальнику УВС все необходимые заявки по материально-техническому обеспечению.
Ответственность за обеспечение заявок возлагаю на генерал-майора интендантской службы Бургафт.
10. Начальнику УВС НКВД дать заявки на подвижной состав для перевозки кадра.
11. Персональную ответственность за ход формирования корпуса и отдельных дивизий возлагаю:
по ПВ - генерал-майор Яценко
по ОВ - генерал-лейтенант Артемьев
по ЖДВ - генерал-майор Гульев
по КВ - генерал-майор Шарапов
по вопросам материально-технического снабжения на генерал-майора интендантской службы Вургафт
по политико-моральному обеспечению на дивизионного комиссара Мироненко
Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенант МАСЛЕННИКОВ».
Источник – РГВА: ф. 38261, оп. 1, д. 255, л. 250.

Здесь я посмею сделать свое предположение, но прежде чем его озвучить предложу Вашему вниманию выдержку из одной интересной публикации.
"...Официально объект назывался «Центральный стадион СССР имени И.В.Сталина» - самый большой в стране - на 200 тысяч зрителей со 142 тысячами пронумерованных мест. Спортивный комплекс по плану включал в себя, кроме спортивной арены, здание для спортивно-тренировочной подготовки и общежитие. Все это располагалось метрах в 500 от уже построенной станции метро. Но в 1939-м строительство заморозили: во-первых, уже началась Вторая мировая война и все средства были направлены на подготовку к обороне от возможного нападения немцев. А во-вторых, главный объект, прикрытием которого служил стадион и особенно его третий, недостроенный, ярус трибун, был уже завершен. Это был запасной командный пункт - сначала ГКО (Государственного Комитета Обороны), а с началом Великой Отечественной - ЗКП Ставки Верховного Главнокомандования.
Как сообщает писатель-историк В.М. Жухрай (Мироненко), который изучал жизнь Сталина буквально по дням и часам, вождь ознакомился с объектом в апреле 1940-го.
Легко предположить, что кортеж автомашин двигался тогда (для апробирования) по специально проложенному 17-километровому тоннелю, въезд в который начинался прямо у Спасских ворот Кремля. В дальнейшем тоннель шел под зданием НКВД (КГБ-ФСБ) на Лубянской площади, проходил рядом с бункером МПВО, оборудованным в метро «Кировская («Чистые пруды»), - туда можно было спуститься на лифте из приемной Наркомата на улице Кирова (Мясницкой), 37. Затем автотоннель уходил параллельно тоннелю метро в сторону бункера «Измайлово», куда можно было попасть и по его Сокольническому ответвлению.
Наша справка. Спецобъект глубинного залегания у станции метро «Кировская» имеет несколько подземных уровней, нижняя точка которых находится на 70-метровой глубине. Он построен в 1937—1940 гг. для штаба МПВО и командного пункта НКВД. В начале войны сюда переехала Ставка ВГК. Поезда там не останавливались. Перрон был отгорожен высокой стеной, за которой оборудовали рабочий кабинет для Верховного Главнокомандующего и узел связи с любым абонентом.
Размеры тоннелей между спецобъектами были стандартными - под КУНГ (кузов универсальный нормальных габаритов), то есть позволяли проезд не только легковых автомобилей, но и тяжелых танков и вагонов. Крепежом служили обычные чугунные тюбинги, применявшиеся в метрострое. Вентиляция также устроена по технологии метро: поезд через воздухозаборные шахты как поршень выдавливает воздух впереди себя и затягивает его за собой.
После реконструкции, проведенной в середине 1990-х, видно, что при желании машина Сталина могла бы въехать прямо в зал заседаний Ставки: двери из тоннеля находятся напротив дверей в бункер. Однако на 15-метровой глубине под железобетонными сводами толщиной до 6 метров для машин и танков вокруг бункера имелась огромная стоянка, на которой свободно размещались автомобили и 150 танков КВ и даже небольшой ремзавод для них. Часть тяжелых танков была переоборудована под салоны. В сталинском танке предусматривалось даже место для личного врача.
Сами танки предназначались для прорыва из возможного окружения с задачей пробиться к одному из названных выше аэродромов или двигаться своим ходом к удаленным ЗКП в других городах. На железнодорожной (средней) ветке метро стоял в готовности и бронепоезд. Собственно говоря, этот ЗКП и считается промежуточным пунктом для эвакуации.." Газета "Красная звезда" 21.04.2010 года "Объекты глубинного заложения"Николай ПАЛЬЧИКОВ.
Таким образом, моя версия состоит в том, что подпункт 1 пункта 1 Рапоряжения Заместителя Наркома внутренних дел Союза ССР генерал-лейтенанта Масленникова И.И., изданного во исполнение Приказа НКВД СССР №34 от 27.6.1941 г. был выполненн частично, кроме формирования горнострелковых дивизий. Вообще обращает на себя порядковый номер Приказа Наркома внутренних дел. Можно предполагать, что с началом войны нумерация их начинала новый отстчет с даты её начала, т.е. с 22 июня 1941 года. Сам оригинал этого приказа до сих пор хранится за "семью печатями". Следовательно как версия, можно предположить, что 1-й мото-механизированный корпус оперативных войск НКВД, в составе: 1-й мсд им Дзержинского, 35-й мсд, 1-й тд и
1-й противотанковой бригады с Пунктом формирования - Москва предназначался именно для охраны и обороны главного Защищенного Командного Пункта Ставки Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина "Измайловский парк". Не вдаясь в подробности, можно только еще раз восхищятся высокми мастерством стартегической маскировки такого важнейшего объекта крайне необходимого для обеспечения бесперебойного руководства боевыми действиями войск стратегических направлений, фронтов и флотов, управления функционированием оборонной промышленности и других. Существование данного объекта, сохранялось в глубокой тайне вплоть до 2005 года.
 1-я, я бы дабавил, тяжолая танковая дивизия 1 ммк ОВ НКВД получила на вооружение или раконсервировала уже ранее размещенные в мирное время накануне войны новенькие такни КВ-1. Для этих целей пригодились и танкисты первого предвоенного выпуска бронетнкового отделания Харьковского военного пограничного училища НКВД ССР им.Ф.Э.Дзержинского в количестве 125 чел. Однако сами по себе танки не могут эффективно действовать и для их усиления требуется лучше всего мототопехота, для этих целей была в составе 1-го ммк сформирована 35-я  мотострелковая дивизия ОВ НКВД. Усиление противодиверсионной охраны в районе дислокации командного пункты возлагалось на 1-ю мсд им.Ф.Э.Дзержинског (вскоре переформированную в ОМСДОН им. Дзержинского). Для создания мощного противотанкового рубежа на подступах к обороняемому стратегическому объекту предназначалась 1-я противотанковая артиллерийская бригада.
    Было бы глупо полагать, что в дни самых трудных испытаний начального периода войны нарком Л.Берия и его зам генерал-лейтенант Масоленников И.И. издавали "игрушечные директивы". Это были заранее подготовленные и выверенные действия опытных руководителей стратегического масштаба, а само построение обороны объекта "Измайловский парк" было обязательно заложено в специальном разделе Мобилизационного плана страны, изестного под названием "МП-1941".
      Кстати сказать, ставку Гитлера в годы войны охранял специальный охранный корпус, имеющий в составе танковую дивизию, вооруженную самим мощными танками того времени "Тигр".
      Выше изложена только версия, не беспорная, но имеющая право на существование. Слово теперь за Вами, уважаемые читатели.
13.11.2010 года Александр Слободянюк

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница