Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Удостоенные наград представители военной разведки как спецслужбы  (Прочитано 22904 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Наградной лист от 21 августа 1945 года на радиста 8-го отдельного дивизиона специальной службы внутренних войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Хабаровского округа старшину Ивана Васильевича Макшанцева 1919 г.р., уроженца города Юрюзань Катав-Ивановского района Челябинской области.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 687572, д. 2383, лл. 342 и 342об.

 

С сайта Министерства обороын РФ подвигнарода.ру:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сканы с 11-37 полос 5-го номера за 2021 год журнала «Юридическая наука: история и современность» с очерком нашего уважаемого Форума полковника полиции в отставке Юрия Потапова (г. Санкт-Петербург) о Якове Михайловиче Бельсоне (1921-2009) – выдающемся советском и российском правоведе из числа представителей юридической науки отечественного МВД, который вдобавок в годы Великой Отечественной возглавлял Разведывательной отдел штаба одной из армии из состава войск 3-го Белорусского фронта:
                                                   
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Бывший секретный сотрудник 3-го отделения Разведотдела штаба 34-й армии Северо-Западного фронта Анна Николаевна Князева 1923 г.р. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686046, д. 214, лл. 289-290. http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/423/033-0686046-0214%2b010-0211/00000514.jpg&id=47165855&id1=19b23f90509b9a5fcae71c3835b79327 http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/423/033-0686046-0214%2b010-0211/00000515.jpg&id=47165856&id1=966bdebdb20cd69595934fd1af074597 http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/423/033-0686046-0214%2b010-0211/00000516.jpg&id=47165857&id1=75abab87826153cf8646c01cb22dc470
     
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович

Не ранее 1949 года, полковник Михаил Владимирович Антоненков как офицер из структур охраны МГБ СССР на железнодорожном и водном транспорте.

АНТОНЕНКОВ Михаил Владимирович (1898-1969), прославленный советский партизанский военачальник, заслуженный ветеран органов правопорядка и безопасности, полковник в отставке по воинскому званию и полковник милиции в отставке – по специальному.
Родился 25 февраля 1898 года в деревне Терехи Стабенского сельского поселения Смоленского района Смоленской области. Русский. Из крестьян-бедняков. Член ВКП(б)-КПСС с 1927 года.
Образование:
- общее – неизвестно, но в целом не ниже начального;
- специальное: в январе 1929 года – Ленинградскую школу старшего начальствующего состава Рабоче-Крестьянской милиции, а в мае 1937 года – в городе Москве Центральную высшую школу Рабоче-Крестьянской милиции НКВД СССР;
- военное: по состоянию на весну 1921 года являлся курсантом 9-й Петроградской пехотной школы имени тов. Троцкого, но закончил ли данное военно-учебное заведение – неизвестно.
С 1915 года и по ноябрь 1917 года – в городе Смоленске ка чернорабочим 1-й Смоленской земской больницы.
С ноября 1917 года и до весны 1918 года – боец-доброволец в рядах личного состава 1-го революционного батальона Красной Гвардии, а к лету 1918 года – добровольцем в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в том числе к 1921 году – курсант 7-х Петроградских пехотных курсов имени товарища. Троцкого, а с 1 февраля 1921 года – соответственно курсант 9-й Ленинградской пехотной школы имени тов. Троцкого. И в последнем качестве 1-18 марта 1921 года – в горниле войсковой операции по подавлению Кронштадтского мятежа.
Демобилизовался из РККА в июне 1924 года и практически сразу (то есть в том же июне 1924 года) поступил на службу в советскую в милицию:
- в июне 1924-сентября 1925 гг. – младший милиционер Смоленской городской милиции;
- в сентябре 1925-январе 1927 года – курсант Ленинградской школы старшего начальствующего состава Рабоче-Крестьянской милиции;
- в январе 1927-марте 1929 года – начальник Хохловской волостной милиции Смоленского уезда Смоленской губернии;
- в марте-июле 1929 года – начальник Кардымовской волостной милиции Смоленского уезда Смоленской губернии;
- в июле 1929-сентябре 1931 гг. – начальник Глинковского и Ельнинского административного отдела (то есть руководитель всех местных органов правопорядка на подведомственной территории) последовательно Смоленской губернии и (с 1 октября 1929 года) Западной области;
- в сентябре 1931-январе 1933 гг. – в тверском городе Осташков как начальник Осташковского районного управления милиции на тот момент Западной, а теперь современной Тверской области;
- в январе-мае 1933 года – в городе Смоленске как старший инспектор 2-го отделения Отдела наружной службы Управления Рабоче-Крестьянской милиции Западной области;
- в мае 1933-январе 1934 гг. – начальник Пречистенского районного управления милиции Западной области;
- в январе1934-апреле 1936 гг. – начальник Трубчевского районного управления милиции на тот момент Западной, а теперь современной Брянской области;
- в апреле 1936-мае 1937 гг. – в городе Москве как слушатель Центральную высшую школу Рабоче-Крестьянской милиции НКВД СССР. И в данном качестве приказом НКВД СССР за № 1158 от 2 декабря 1936 году в качестве первичного удостоился специального звание «лейтенант милиции», что условно соответствовало армейскому капитану;
- в мае 1937-январе 1938 гг. – начальник Линейного отделения милиции станции Рославль Западной железной дороги;
- в январе-сентябре 1938 года – начальник Линейного отделения милиции станции Смоленск Западной железной дороги;
- в сентябре 1938-августе 1941 гг. – начальник Линейного отделения милиции станции Вязьма Западной железной дороги.
С августа 1941 года и по ноябрь 1943 года – командир ряда чекистских диверсионных формирований, но замаскированных под партизанские отряды. И в течение всего периода пребывания в статусе партизанского военачальника состоял:
- в специальном звании: сначала – старшего лейтенанта милиции, что условно соответствовало армейскому майору, а с февраля 1943 года – подполковника милиции;
- формально – в своей прежней должности начальника Линейного отделения милиции станции Вязьма Западной железной дороги.
Из смоленской краеведческой библиографии известно, что 23 августа 1941 года как командир сформированного 4-м (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по Смоленской области из сотрудников железнодорожной милиции Диверсионного отряда № 3 убыл в тыл противника на оккупированную территорию Слободского района, где в окрестностях тогдашнего смоленского райцентра Слобода (ныне – пгт Пржевальское современного Демидовского района Смоленской области) усилил собой Слободской районный партизанским отрядом под командованием 1-го секретаря Слободского райкома ВКП(б) Михаила Нестеровича Шульца (1906-1977). И, в частности, 29 августа 1941 года оба эти отряда в лесных окрестностях деревни Низы, вблизи берега реки Ельша организовали совместную засаду, огнём из которой в тот же день уничтожили автоколонну из войск вермахту, истребив при этом двадцать двух немцев и уничтожив две автомашины. А 6 сентября 1941 года они же успешно атаковали районное село Слобода. Итог операции – сокрушительный разгром превосходящего численностью силы партизан местного фашистского гарнизона: двадцать военнослужащих вермахта были убиты, а остальные в панике разбежались. Одновременно народные мстители сожгли на улицах этого населённого пункта двадцать грузовых и семь легковых автомобилей вермахта, а также полевую телефонную станцию плюс – захватили штабную документацию.
Эти же два отряда к концу сентября 1941 года вырезали около пяти километров телефонно-телеграфных проводов, а посредством минных диверсий уничтожили на большак Демидов – Слобода семь мостов, шесть танков и двенадцать автомашин, истребив при этом тридцать пять 35 немецких солдат и офицеров, в том числе только подчинённые старшего лейтенанта милиции М.В. Антоненкова и только 19 сентября 1941 года у деревни Горецкое – два танка и девять солдат противника.
Той же осенью 1941 года Диверсионный отряд № 3, получив приказ на выход нашу сторону линии фронта, по пути вобрал в себя 343 советских воинов-окруженцев, которых сразу после успешного завершения рейда передал обратно в регулярную Красную Армию.
После короткого отдыха старший лейтенант милиции М.В. Антоненков вновь выбыл во главе чекистского спецотряда (впоследствии – это крупный партизанский отряд в неполные четыреста штыков!) в тыл врага, но только на сей раз уже на оккупированную территорию Руднянского района Смоленщины, где, в частности, 14 июня 1942 года во главе подчинённых разгромил большой по численности немецкий карательный отряд, уничтожив при этом тридцать пять солдат и офицеров последнего. А 16 августа 1942 года была осуществлена успешная операция по унижению в районном городе Рудня наряду почти с полусотней находившейся в ней автомобилей стационарной автомастерской, которую немцы развернули на производственной базе местной МТС.
28 и 29 августа 1942 года народные мстители из спецотряда старшего лейтенанта милиции М.В. Антоненкова пустили под откос вражеский эшелон с горючим, вывели из строя одну из линий телефонной связи, а также огнём из засады уничтожили автомашину вкупе с десятком фашистов.
В данный период М.В. Антоненков как партизанский военачальник плотно взаимодействовал с такими прославленными коллегами, как К.С. Заслонов – командир действовавшего в Белоруссии спецотряда, сформированного по линии советской военной разведки, и чекистским спецотрядом Н.З. Коляды (этот же спецотряд в целях маскировки – Партизанская бригада «Бати»).
В сентябре 1942 года по завершению своей миссии в тылу врага чекистский спецотряд старшего лейтенанта милиции М.В. Антоненкова вернулся на советскую сторону линии фронта.
Третья (и она же последняя) зафронтовая командировка Михаила Владимировича – в белорусское Полесье, где, базируясь в болотистых лесах Гомельщины, офицер милиции М.В. Антоненков со своими подчинёнными к ноябрю 1943 года уничтожил в общей сложности около двух сотен подвод с военными грузами и шесть десятков фашистов и их вооружённых приспешников.
И с ноября 1943 года – вновь в рядах стражей железнодорожных магистралей с местом постоянной службе в родном для себя Смоленске:
- с ноября 1943 года и по 19 июня 1947 года – заместитель по охране общественного порядка начальника Дорожного отдела милиции Западной железной дороги;
- с 19 июня и по сентябрь 1947 года – заместитель по охране общественного порядка начальника Управления охраны МГБ Западной железной дороги, в связи с чем к осени 1947 года был переаттестован из подполковников милиции в подполковники из числа военнослужащих транспортных органов госбезопасности, а впоследствии (но не ранее 1949 года) удостоен и очередного воинского звания – «полковник»;
- в сентябре 1947-декабре 1952 гг. – начальник Сыскного отдела Управления охраны МГБ Западной железной дороги;
- в декабре 1952-марте 1953 гг. – заместитель по охране общественного порядка начальника Управления охраны МГБ Западной железной дороги;
- с марта 1953 года и по март 1954 года – заместитель по охране общественного порядка начальника Дорожного отдела милиции Западной железной дороги, в связи с чем был переаттестован в полковники милиции.
Приказом МВД СССР за № 671 от 9 марта 1954 года уволен со службу «по возрасту» и с этого момента ведомственный пенсионер органов внутренних дел с местом постоянного проживания в Смоленске по адресу: улица Старо-Кронштадтский проезд, 9.
Являлся кавалером многочисленных государственных наград, в том числе:
- ордена Ленина: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1945 года – за выслугу в 25 и более лет;
- трёх орденов Красного Знамени: 1) награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР за № 605/295 от 1 сентября 1942 года – за партизанские подвиги, совершённые в 1941 году на посту командира Диверсионного отряда № 3; 2) награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1945 года – за выслугу в 20 и более лет; и 3) награждён в 1950-1954 гг. за выслугу в 30 и более лет;
- ордена Красной Звезды: награждён в сентябре 1945 года за участие в обеспечении безопасности следования на Потсдамскую конференцию глав государств-победительниц во 2-й Мировой войне и обратно железнодорожных составов с членами советской делегации во главе с И.В. Сталиным;
- медали «За боевые заслуги»: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР 28 октября 1967 года в ознаменование 50-летия со дня Великой Октябрьской социалистической революции как активных участник революционных событий осени 1917 года и Гражданской войны;
- медали «Партизану Отечественной войны» 1-й степени: награждён 24 августа 1943 года;
- медали «За оборону Москвы»: награждён не ранее лета-осени 1944 года;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён не ранее второй половины 1945 года;
- медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1965 году;
- медали «XXX лет Советской Армии и Флота»: награждён в 1948 году;
- медали «50 лет Вооружённых Сил СССР»: награждён в 1968 году;
- медали «50 лет советской милиции»: награждён в 1967 году.
Скончался 20 сентября 1969 года. Похоронен на Аллее Почёта Нового кладбища города Смоленска.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Не ранее августа 1941 года, старший лейтенант милиции Михаил Владимирович Антоненков (он сидит вторым справа во втором ряду) в кругу боевых побратимов по чекистскому спецотряду:


Офицер милиции Михаил Владимирович Антоненков как партизанский военачальник:
 

Аллея Почёта Нового кладбища города Смоленска, могила дважды полковника в отставке (по линии военной службы в органах госбезопасности и по службе милиции) Михаила Владимировича Антоненкова. Фото смоленского краеведа Сергея Семёнова:


Архивная справка с послужным списком Михаила Владимировича Антоненкова:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
ПРОХОРОВ Михаил Иванович, ветеран советско-японской войны из числа секретных сотрудников органов закордонной разведки пограничных войск НКВД СССР.
Родился в 1919 году в деревне Снегирёвка Снегирёвского сельского поселения Шумячского района Смоленской области. Служащий. Партийность: к 1945 году – член ВКП(б), в связи с чем имел на руках партбилет образца 1936 года за № 4636835. По состоянию на осень 1945 года был холост.
Образование (по неполным данным) – среднее; военного же образования не имел.
В предвоенный период (и, вероятней всего, по окончанию железнодорожного техникума как молодой специалист) уехал с родины в Читу, где трудоустроился в качестве работника из управленческих структур Железной дороги имени В.М. Молотова (она же с 15 сентября 1943 года – Забайкальская железная дорога), в том числе, по состоянию на лето 1943-лето 1945 гг., являлся сотрудником одного из представительств НКПС СССР в таком соседнем к Советскому Союзу государстве, как Маньчжоу-го (оно же – «Великая Маньчжурская империя» и «Государство Маньчжурия»). И одновременно с 1943 года – состоявший в статусе офицера «без звания» секретный сотрудник 5-го (закордонная разведка) отдела Управления пограничных войск НКВД Забайкальского округа и в последнем качестве 9 августа-3 сентября 1945 года – непосредственный участник советско-японской войны.
7 сентября 1945 года начальником 5-го (закордонная разведка) отдела УПВ НКВД Забайкальского округа полковником Ф.С. Просекиным представлен к награждению орденом Отечественной войны 1-й степени: «До начала военных действий на Дальнем Востоке тов. ПРОХОРОВ проводил работу по особому заданию командования в Маньчжурии. Благодаря личной инициативе, самоотверженности и точному выполнению инструкции, последний во многом содействовал ряду подготовительных мероприятий для момента непосредственных войсковых действий на территории противника.
С началом войсковых действий оказал большую практическую помощь по вылавливанию отдельных скрывающихся солдат и офицеров противника, а также выявил целый ряд лиц, состоящих на службе у японских разведывательных и контрразведывательных органов, которые были успешно изъяты специальными оперативными группами КРО «Смерш» и представителями военной комендатуры.
За отличные действия на территории противника до момента и в момент начала военных действий на территории противника заслуживает представления к ордену ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1-й СТЕПЕНИ». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2269, лл. 45 и 45об.
Данное представление получило реализацию в строках приказа Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке за № 025/н от 22 сентября 1945 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2269, лл. 1 и 3.
А впоследствии ему же командованием УПВ НКВД Забайкальского округа была вручена медаль «За победу над Японией».
В послевоенный период проживал в Чите, где до окончательного выхода на заслуженный отдых продолжал трудиться в управленческих структурах железнодорожного транспорта.
Точная дата кончины пока не установлена.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Лето 1943 года, группа железнодорожных служащих из Читы, находившихся в заграничной правительственной командировке в Маньчжоу-го. Крайним справа сидит Михаил Иванович Прохоров, являвшейся к тому же ещё и секретным сотрудником 5-го (закордонная разведка) отдела Управления пограничных войск НКВД Забайкальского округа:


Так же лето 1943 года и так же территория Маньчжурии. Крайним справа стоит Михаил Иванович Прохоров:
 

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 2269, лл. 45 и 45об.
 

Двое из боевых побратимов Михаила Ивановича Прохорова за период их совместного пребывания в заграничной правительственной командировке в Маньчжоу-го:
 
Неизвестный техник-лейтенант службы движения, что условно соответствовало армейскому младшему лейтенанту.

 
Неизвестный техник-лейтенант службы тяги, что условно соответствовало армейскому младшему лейтенанту.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
ГОЛОВАНОВ Михаил Афанасьевич, в годы Великой Отечественной войны один из прославленных представителей спецчастей зафронтовой разведки Московского столичного гарнизона внутренних дел, майор в отставке.
Родился 23 мая 1909 году в деревне Чавля городского поселения «Город Мещовск» Мещовского района Калужской области. Русский. Служащий. С предвоенного периода состоял членом ВКП(б)-КПСС. С 1942 года постоянно проживал в Москве, но только по состоянию на первую половину 1942 года в квартире № 92, что по улице Новая Басманная, 4/6, а по состоянию на весну 1945 года – в доме № 242, что по Ленинградскому шоссе.
В армию призван 21 сентября 1931 года Мещовским РВК на тот момент Западной, а теперь современной Калужской области с направлением в войска правопорядка и безопасности, при этом к 1940 году – пребывавший в звании старшего лейтенанта представитель кадрового состава пограничных войск НКВД СССР и, в частности:
- к июлю 1941 года – в городе Москве как слушатель Ордена Ленина Высшей школы войск НКВД СССР;
- с 8 июля 1941 года – командир Наро-Фоминского истребительного батальона УНКВД по г. Москве и Московской области (комиссар того же батальона – директор Наро-Фоминской школы № 6 В.Г. Тишечкин, начальником штаба – лейтенант милиции Шибицкий). И в данном качестве 18 октября 1941 году старший лейтенант М.А. Голованов успешно руководил боевой операцией батальона по обороне юго-западную окраины Наро-Фоминска со стороны деревни Котово: под его руководством батальон прочно удерживал занимаемый рубеж до подхода частей Красной Армии;
- с 20 февраля 1942 года – помощник начальника штаба Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области и уже капитан по воинскому званию: назначен приказом по данной иррегулярной в/ч за № 39 от 20 февраля 1942 года. И тем же приказом объявлен «убывшим в краткосрочный отпуск… с 20.II.42 г. сроком на 5 дней с выездом в г. Мещовск». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 114; ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 27.
С 10 марта по 14 июня 1942 года – начальник Оперативного штаба озвученного выше полка при полевом управлении 10-й армии (III ф) Западного фронта.
Из письменного отзыва руководства Разведывательного отдела штаба 10-й армии (III ф) от 8 июня 1942 года: «Полевой штаб Истребительного полка Управления НКВД гор. Москвы и МО, несмотря на неблагоприятные условия весенней распутицы, чёткой и энергичной работой обеспечил своевременную переброску в тыл противника 4-х групп в количестве 359 человек, которые, выполняя специальные задания, проделали следующее: организовали 7 крушений воинских эшелонов, в результате чего уничтожено 5 паровозов. 50 вагонов, 2 платформы, 1 дрезина и повреждено 10 вагонов, уничтожено 18 повозок, в том числе 9 с боеприпасами. Взорвано 3 автомашины, истреблено вражеских солдат и офицеров – 2547 и ранено более 150.
Вырезано полевого полкового кабеля связи противника 1130 метров.
За чёткую организацию работы Полевого штаба командир штаба капитан тов. ГОЛОВАНОВ и комиссар штаба – секретарь парт. бюро полка тов. МОРОЗОВ заслуживают представления к правительственной [правильно – государственной] награде». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, л. 25.
В мае 1942 года командованием Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области представлен к награждению орденом Красной Звезды: «Будучи начальником Полевого штаба по переброске подразделений в тыл противника (Кировское направление, Западный фронт), отлично и умело организовал переброску ряда подразделений полка в тыл противника: (спецрота под командованием мл. лейтенанта т. МУРАТИКОВА, взвод разведки под командованием мл. лейтенанта т. ГЛАДКОВА, рота автоматчиков (командир – т. РАССРЫГИН), 3-я рота (командир – т. КОНДРАШОВ).
В результате чётко организованной переброски все названные подразделения полка прошли линию фронта в разных местах, не будучи обнаруженными противником и свои операции закончили успешно.
Хорошо организовал связь с подразделениями полка, находящимися в тылу врага, и штабом полка. Всё это дало возможность непосредственно руководить боевыми операциями и успешно их завершить». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, лл. 95-97.
Данное представление получило реализацию в строках Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 года: имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды.
Приказом по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 205 от 30 июня 1942 года объявлен подлежащим откомандированию с 5 июля 1942 года в распоряжение Штаба истребительных батальонов УНКВД по г. Москве и Московской области. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 22, л. 86.
По состоянии на лето 1944-весну 1945 гг. – по-прежнему сотрудник аппарата УНКВД по г. Москве и Московской области, но только уже майор по воинскому званию.
15 мая 1945 года руководством УНКВД по г. Москве и Московской области представлен к награждению по линии Белорусского штаба партизанского движения, в связи с чем был удостоен медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени. Из Наградного листа: «Тов. ГОЛОВАНОВ, будучи командиром Истребительного батальона Наро-Фоминского р-на [района] неоднократно ходил в тыл врага на выполнение специального задания командования 1-й гвардейской дивизии [речь идёт о 1-й гвардейской мотострелковой Московской дважды Краснознамённой дивизии], оборонявшей город Наро-Фоминск, как-то: получение разведывательных данных о живой силе и технике противника, распространение среди временно оккупированного населения района литературы, листовок и доклада тов. СТАЛИНА о 240й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Лично вывел из окружения один штаб полка во главе с командиром и комиссаром.
С февраля по июнь мес. 1942 года, работая начальником Полевого штаба Истребительного мотострелкового полка Управления НКВД МО, тов. ГОЛОВАНОВ проделал большую работу по организации и переброске истребительно-диверсионных групп и отрядов в тыл врага. Всего им переброшено до 1000 человек, которые произвели 7 крушений воинских эшелонов, уничтожили 18 повозок, истребили 2547 немецких солдат и офицеров и вырезали полевого кабеля связи противника в 11300 метров.
За проявленную смелость и отвагу в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками тов. ГОЛОВАНОВ награждён орденом Красной Звезды».
Являлся кавалером много численных государственных и ведомственных наград, в том числе:
- ордена Отечественной войны 1-й степени: удостоился весной 1985 года как здравствующий ветеран-фронтовик;
- двух орденом Красной Звезды: 1) награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 года; и 2) награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 августа 1949 года – за выслугу в 15 и более лет;
- медали «За боевые заслуги»: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР за № 219/204 от 3 ноября 1944 года – за выслугу в 10 и более лет;
- медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени: награждён приказом по Белорусскому штабу партизанского движения не ранее лета 1945 года;
- медали «За оборону Москвы»: награждён не ранее лета 1945 года;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён не ранее конца июня 1945 года;
- медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1965 году;
- медали «30 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1975 году;
- медали «40 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1985 году;
- медали «XXX лет Советской Армии и Флота»: награждён в 1948 году;
- медали «50 лет Вооружённых Сил СССР»: награждён в 1968 году;
- медали «60 лет Вооружённых Сил СССР»: награждён в 1978 году;
- медали «В память 800-летия Москвы»: награждён в 1947 году;
- нагрудного знака Министерства обороны СССР «25 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1970 году.
Являлся ли за выслугу в 20 лет кавалером ордена Красного Знамени (но не ранее чем с осени 1951 года) – пока неизвестно, но, вероятней всего что «да».
С 1 июня 1955 года – офицер запаса советских Вооружённых Сил, однако это не значит, что с этого момента одновременно ещё и ведомственный пенсионер системы отечественного МВД. Скорей всего, в 1953 году был переаттестован в офицеры внутренней службу и в данном качестве уже как сотрудник, а не военнослужащий органов внутренних дел продолжал служить, как минимум до рубежа 1950-х/1960-х гг.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Не позднее лета 1940 года, представитель среднего начсостава пограничных войск НКВД СССР старший лейтенант Михаил Афанасьевич Голованов. Оригинал хранится в фондах Муниципального бюджетного учреждения культуры «Наро-Фоминский историко-краеведческий музей» Московской области: номер в Госкаталоге – 12272896; номер по ГИК (КП) – НФ ИКМ КП 126/4; инвентарный номер – Ф 247:


Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 114.

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, л. 25.

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, лл. 95-97.
 

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 22, л. 86.


Отсюда: https://partizany.by/partisans/98714/
 

С сайта Министерства обороны СССР подвигнарода.ру:
« Последнее редактирование: 30 Апреля 2022, 13:36:14 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Начало 1942 года, стенд с фотопортретами кавалеров государственных наград из числа диверсантов Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Согласно материалам, представленным на сайте Министерства обороны РФ подвигнарода.ру, в первый раз на военную службу Сергей Николаевич Струнников (08.10.1907-22.06.1944) был призван 28 ноября 1931 года. Эта была срочная, которую будущий фотокорреспондент газеты «Правда» проходил, как известно, в войсках ОГПУ и при этом, вероятней всего, в качестве так называемого «одногодичника», поскольку являлся выпускником техникума. Во второй раз в качестве действующего военнослужащего – с 1942 года с присвоением в качестве первичного воинского звания «воентехник 2 ранга», что соответствовало лейтенанту. Однако в начале 1943 года в связи с реформой в сфере воинских званий его переаттестовали в лейтенанты административной службы, а к лету 1944 года он уже носил погоны старшего лейтенанта административной службы…
Таким образом, в декабре 1941 года Сергей Николаевич участвовал в Можайском рейде по тылам врага Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области в качестве... сугубо штатского человека...

Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сделанный в 1933 году карандашом портрет красноармейца войск ОГПУ Сергея Струнникова работы Струнникова-старшего – Николая Ивановича:


Черновик Наградного листа. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, лл. 101 и 102.
 

Второй экземпляр Наградного листа. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, лл. 100 и 100об.
 

С сайта Министерства обороны РФ подвигнарода.ру:


1942 год, Сергей Николаевич Струнников как новоиспечённый представитель военно-технического состава Красной Армии:


1943 год, Сергей Николаевич Струнников в погонах лейтенанта административной службы:
« Последнее редактирование: 02 Мая 2022, 08:28:44 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
ГОЛОЩЁКОВ Алексей Петрович (1914-1944), воспитанник системы отечественного МВД, командир специальной диверсионно-разведывательной группы «Шпала» в/ч «Полевая почта № 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта, младший лейтенант.
Родился в 1914 году в деревне Клементьево Климентьевского сельского поселения Можайского городского округа Московской области. Русский. Партийность: с 1940 года (и в том числе по состоянию на весну 1942 года) – кандидат в члены ВКП(б) (кандидатская карточка № 3254982), а к 1944 году – член ВКП(б). Родственники по состоянию на лето 1941-лето 1944 гг.: мать – Голощёкова Анна Дмитриевна; проживала по адресу: Московская область, Кунцевский район, посёлок Некрасова, дом № 5 (по другим данным – 9), квартира 11.
В 1936-1939 гг., будучи призванным Кунцевский РВК Московской области (ныне город Кунцево в черте Москвы), проходил действительную военную службу в автобронетанковых войсках. На момент увольнения в запас – командир танка, отделённый командир по воинскому званию.
Однако в ходе советско-финляндской войны (30 ноября 1939-13 марта 1940 гг.) – в боях и сражениях на Карельском перешейке как доброволец в частях 13-й армии и за проявленную тогда ратную доблесть Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года был удостоен ордена Красной Звезды.
После демобилизации – рабочий в цехах кунцевского оборонного завода № 95; проживал в одной квартире с матерью.
С лета 1941 года и по 2 ноября 1943 года – доброволец в ополченческих формированиях УНКВД по г. Москве и Московской области и, в том числе:
- в декабре 1941 года – курсант пятого набора Спецшколы подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области (она же – «88-й истребительный батальон НКВД СССР»), дислоцировавшейся в городе Покрове Петушинского района на тот момент Московской, а ныне современной Владимирской области. По выпуску 4 января 1942 года назначен командиром «Отряда № 1» – одного из двух диверсионно-партизанских отрядов общей численностью 58 (по другим данным – 59) штыков, сформированных руководством озвученной выше Спецшколы подрывников из выпускников пятого набора курсантов. В данном качестве в тот же день, 4 января 1942 года, убыл на боевое задание в тыл противника;
- ко второй половине апреля 1942 года – командир 3-го взвода спецроты Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области, уже кавалер ордена Красной Звезды. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, л. 81.
Одновременно по партийной линии являлся агитатором возглавляемого взвода. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 66, л. 59.
С 24 апреля 1942 года в составе спецроты – в зафронтовой командировке с местом временного базирования данного спецотряда между расположенными на железнодорожной ветке Фаянсовая (г. Киров) – Рославль станциями Бетлица и Феликсово.
Из датированного 7 мая 1942 года рукописного рапорта командира спецроты младшего лейтенанта запаса П.Н. Муратикова: «Переход линии фронта был произведён ротой 24.04.42 г. без обстрела и встречи с противником в районе д. Жилино [ныне – в черте города Кирова современной Калужской области].
Ночь с 24 на 25.04.42 рота ночевала в лесу на пути следования на базу.
25.4.42 была установлена в лесу в районе пос. Гуриково [правильно – Гуриков, располагался в 15 км северо-западнее города Киров] база роты.
В этот же день были поставлены задачи группам исполнителей:
…в) 3-й взвод в составе 14 чел. – на установку связи с партизанским отрядом. [Ответственные –] командир взвода т. Голощеков, Врид политрука роты т. Сергеев.
…3-й взвод в количестве 14 человек под командой к-ра взвода т. Голощекова и ВРИО политрука т. Сергеева выбыл из базы 26.4.42.
Достигли в тот же д. Милеево [деревня Куйбышевского района], но партизан там не обнаружили.
27.04.42 в лесу в р-не ст. Снопоть [расположена в Рогнединском районе современной Брянской области] – [станция] Бетлица [расположена в Куйбышевском районе] удалось разыскать одну группу партизанского отряда т. Аксенова.
28.04.42 была организована засада заминирован ж.д. путь западнее станции Бетлица близ переезда у д. Студенец [правильно – Верхний Студенец; деревня Куйбышевского района].
28.04.42 поездов не было.
29.04.42 к 15.00 приняли в этом месте атаку немецкой заставы, взрыв поезда не удался». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, лл. 26 и 28; ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 160, 160об, 163 и 163об.
Из служебной характеристики, датированной 10 мая 1942 года и подписанной командованием спецроты Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области: «Действовал в тылу с 25.04.42 по 3.05.42.
С группой бойцов имел задачу установить связь с партизанским отрядом, выяснить местонахождение взвода разведки и роты 1-го б-на [батальона], совершение диверсии на ЖД [железнодорожной] линии в р-не [районе] ст. Снопоть [находится на территории Спас-Деменского района современной Калужской области].
т. Голощёков установил связь с партизанским отрядом и устроил засаду на ЖД линии, которая [то есть засада] была обнаружена и атакована с тыла: в бою убито было 13 немцев.
Уточнил совместно с политруком роты местонахождение роты 1-го б-на и взв. разведки.
т. Голощёков – смелый, требовательный командир, решительный в действиях.
Имеет награду – орден Кр. Звезды.
Достоин представления к ценному подарку или отдаче приказом». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, л. 80.
15 мая 1942 года командиром 8-й роты (она же до 14 мая 1942 года – спецрота) младшим лейтенантом П.Н. Муратиковым в группе «бойцов и командиров, участвовавших в операции по уничтожению немцев», представлен командованию полка к награждению ценным подарком или к вынесению благодарности приказом по части: «Инициативный ком-р. Несмотря на болезненное состояние, повёл отряд для связи с партизанами: приказ ком-ра роты был выполнен». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, л. 30; ф. 38706, оп. 1, д. 6, л. 166об; ф. 38706, оп. 1, д. 29, л. 76.
На основании выше процитированного документа командованием полка под номером «2» был внесён в «Список бойцов и командиров 8-ой роты, отличившихся при выполнении спецоперации в тылу врага (Кировский район – Западный фронт)». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, л. 41.
С 28 апреля по 10 мая 1942 года – на лечении в партизанском госпитале, дислоцировавшемся на оккупированной фашистами территории у посёлка Бытошь и деревни Ивоть Дятьковского района на тот момент времени Орловской, а ныне современной Брянской области: «Командир 3-го взв. т. Голощеков по болезни выбыл из строя 28.04.42, отправлен в госпиталь… в р-не действий партизан» и «Заболел и находится [по состоянию на 9 мая 1942 года] в госпитале д. Ивоть Дятьковского р-на Смоленской обл. [правильно – Орловской, но ныне современной Брянской области] ком. взв. тов. Голощёков Алексей Петрович». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, л. 29; ф. 38706, оп. 1, д. 6, лл. 164 и 170об.
Из-за линии фронта в ряды однополчан вернулся, предположительно, в конце мая-начале июня 1942 года.
Приказом по Истребительному мотострелковому полку УНКВД по г. Москве и Московской области за № 184 от 11 июня 1942 года объявлен находящимся в отпуске «по болезни» с 11 по 26 июня 1942 года: «Основание: рапорт командира 8-й роты с резолюцией командира полка и справка Бытошинской болезни от 10.5.42 г.». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 22, л. 68об; ф. 38706, оп. 1, д. 24, л. 96.
Предположительно, с конца июня 1942 года и по 2 ноября 1943 года – командир спецгруппы «88-го истребительного батальона НКВД СССР» УНКВД по г. Москве и Московской области» (данная в/ч в действительности – сначала Спецшкола подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области, а, предположительно, с весны 1943 года – Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД по г. Москве и Московской области с местом дислокации в подмосковной исторической усадьбе Быково). При этом по состоянию на лето 1943 года – кавалер уже трёх боевых наград: помимо ордена Красной Звезды, которого был удостоен ещё за Финскую, вдобавок медалей «За отвагу» и медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.
Со 2 ноября 1943 года и по 6 марта 1944 гг. – офицер в звании младшего лейтенанта из рядов личного состава спецроты Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта.
6 марта 1944 года завербован военной разведкой Красной Армии и с этого момента – секретный сотрудник в/ч «Полевая почта № 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба Западного и (с 24 апреля 1944 года) 3-го Белорусского фронтов.
По состоянию на первую половину 20-х чисел июня 1944 года – командир диверсионно-разведывательной группы «Шпала», действовавшей в тылу врага на территории бывшего Богушевского, а ныне современного Сенненского района Витебской области Белоруссии.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, погиб 25 июня 1944 года: «Убит в бою с противником… при обстреле бронедрезиной противника». Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 691, л. 66; ф. 33, оп. 11458, д. 778, л. 163; ф. 58, оп. А-93012, д. 1, л. 48.
Из списков Красной Армии исключён приказом ГУК НКО СССР за №
Похоронен был в Белоруссии: «Школьная площадь, д. Добрино Богушевского района Витебской области».
Из списков Красной Армии исключён приказом ГУК НКО СССР № 0317-пог. от 13 февраля 1945 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 625, л. 40.
Увековечен в Книге Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне – т. 4, стр. 205, но с двумя искажениями: 1) как якобы уроженец «с. Климентьево Уваровского р-на Московской обл.», а не Можайского городского округа Московской области; и 2) как якобы «призван Московским ОВК», а не как поступивший добровольно на военную службу в спецчасти оперативной разведки УНКВД по г. Москве и Московской области.
В Книге Памяти Московской области не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 29, л. 80.


Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 691, л. 66; ф. 33, оп. 11458, д. 778, л. 163.
 

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 625, л. 40.


Скан с 205-й страницы 4-го тома Книги Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович

2006 год, Екатерина Никитична Лявданская.

ЛЯВДАНСКАЯ (в девичестве – Усанова) Екатерина Никитична (1923-2010), ветеран спецчастей оперативной разведки НКВД СССР и Генерального штаба Красной Армии, участница боёв за Восточную Пруссию, старший сержант в отставке.
Родилась 24 декабря 1923 года в селе Раково Зубцовского района Тверской области. Русская. Партийность: в 1937-1942 гг. – член ВЛКСМ, в 1942-1945 гг. – кандидат в члены ВКП(б), а в 1945-1991 гг. – член ВКП(б)-КПСС.
Образование: в 1941 году – восемь классов общеобразовательной школы на родине; летом-осенью 1941 – сначала двухнедельные Курсы медсестёр, а затем – радистов Осоавиахима Таганского района города Москвы; весной 1944 года – работавшие в городе Смоленске Курсы радистов при Разведывательном отделе штаба 3-го Белорусского фронта; в 1954 году – Московский геологоразведочный институт.
В первой половине 1942 года дважды в рядах личного состава Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области. Так, приказом по части за № 4 от 9 января 1942 года с 4 января 1942 года зачислена на все виды довольствия в связи с назначением на должность медсестры 4-го батальона: «Основание: направление Таганского райвоенкомата». Но в тексте данного приказа имело место искажение фамилии – «Устинова» вместо «Усанова». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 7.
Ко второй половине февраля 1942 года – уже сандружиница 2-го батальона.
Из приказа по тому же полку за № 36 от 15 февраля 1942 года: «Отчислить и снять со всех видов довольствия Усанову Е.Н., сандружиницу 2-го б-на и направить по прежнему месту службы». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 20, л. 107; ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 21.
Как надо полагать, Екатерина Николаевна была направлена в распоряжение Таганского райвоенкома города Москвы на предмет возможного направления её добровольцем в Красную Армию.
Во второй раз зачислена в списки Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области приказом по части за № 112 от 18 апреля 1942 года: «Зачислить на все виды довольствия:
1. УСАНОВУ Е.Н. – сандружиницей в санчасть полка с 18.IV.43 г.
Справка: рапорт УСАНОВОЙ с резолюцией нач. санчасти от 16.IV.43 г.». Источники – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 23, л. 99; ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 107.
С 3-го и, предположительно, по 28-29 июня 1942 года – в зафронтовой командировке на Кировско-Рославльском направлении в составе диверсионного отряда под командованием комроты-6 младшего лейтенанта И.И. Глухова.
30 июня 1942 года из прифронтового опорного пункта полка, дислоцировавшегося в селе Волое Кировского района современной Калужской области, в группе из пятидесяти двух только что вышедших из тыла врага «ястребков»-диверсантов была отправлена к месту постоянной службы в Москву. Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 4, л. 48.
Предположительно, с конца июня-начала июля 1942 года и по 2 ноября 1943 года – в рядах спецроты «88-го истребительного батальона НКВД СССР» (данная в/ч в действительности – сначала Спецшкола подрывников УНКВД по г. Москве и Московской области, а, предположительно, с весны 1943 года – Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов УНКВД по г. Москве и Московской области с местом дислокации в подмосковной исторической усадьбе Быково). В данный период неоднократно забрасывалась в тыл врага, в том числе и в качестве комиссара ряда диверсионных групп и, в частности, в период с 9 сентября по 22 октября 1942 года она – комиссар действовавшей в тылу врага спецгруппы под командованием командира по фамилии «Денисенко».
За боевую доблесть, проявленную при выполнении спецзаданий, приказом Центрального штаба партизанского движения № 63/е от 7 июля 1943 года удостоена медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.
Со 2 ноября 1943 года и по 6 марта 1944 года – боец спецроты Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта.
6 марта 1944 года завербована военной разведкой Красной Армии, и с этого момента – секретный сотрудник в звании сержанта в/ч «Полевая почта № 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба Западного (с 24 апреля 1944 года – 3-й Белорусский) фронта, при этом в течение весны 1944 года – курсант Курсов радистов при Разведывательном отделе штаба 3-го Белорусского фронта в городе Смоленске.
По линии армейской разведки дважды забрасывалась за линию фронта и оба раза – в тыл Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск. Так, 9 июля-2 августа 1944 года сержант Е.Н. Усанова – на боевом задании на территории Литвы: радистка специальной диверсионно-разведывательной группы «Колос» (II ф) лейтенанта А.А. Моржина.
24 августа 1944 года начальником 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта полковником Г.И. Орловым представлена к награждению орденом Красной Звезды: «Тов. Усанова Е.Н. за период пребывания в тылу пр-ка [противника] работает в должности радиста.
Осуществляла связь группы с Центром бесперебойно.
Смелая, инициативная, в трудных условиях вынослива.
Связывается быстро в любых условиях.
Пользуется авторитетом среди личного состава группы». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 3641, л. 69.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по войскам 3-го Белорусского фронта № 0855 от 31 октября 1944 года: от имени Родины удостоилась своей второй по счёту боевой награды – ордена Красной Звезды. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 3641, лл. 2, 6 и 69об.
Предположительно, с сентября 1944 года – радистка специальной диверсионно-разведывательной группы «Кросс» в/ч «Полевая почта № 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта, уже старший сержант по воинскому званию.
В ночь с 27 на 28 сентября 1944 года в составе ДРГ «Кросс» десантирована с борта самолёта в лесной массив, находившейся в 40 км восточнее восточнопрусского города Эльбинга (ныне – польский Эльблонг).
Приземление было неудачным: купол парашюта зацепился за высокие кроны деревьев, поэтому, чтобы спуститься, пришлось обрезать стропы, в результате при падении на землю с большой высоты получила сотрясение мозга. Однако, превозмогая сильные головные боли и тошноту, осталась в строю и в течение последующих четырёх месяцев мужественно, не раз рискуя жизнью, выполняла свои нелёгкие служебные обязанности.
21 (по другим данным – 16) января 1945 года в составе ДРГ «Кросс» самолётом была эвакуирована из вражеского тыла на «Большую» землю.
2 марта 1944 года начальником 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта полковником Г.И. Орловым представлена к награждению орденом Отечественной войны 1-й степени: «Находясь на выполнении спец. задания в тылу противника в составе спецгруппы в должности радиста, обеспечила бесперебойную радиосвязь группы с руководством. Своевременно передавала все добытые разведданные группой.
Проявляла мужество и находчивость при проведении боевых операций группой.
Несмотря на очень трудные условия и преследование противником, сумела сохранить ценную материальную часть и обеспечила выполнение задания группой». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 5916, л. 39.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по войскам 3-го Белорусского фронта № 0489 от 27 апреля 1945 года: от имени Родины удостоилась своей третьей по счёту боевой награды – ордена Отечественной войны 1-й степени.
Из датированной первой половиной 1945 годом боевой характеристики на старшего сержанта Е.Н. Усанову: «...Два раза находилась в глубоком тылу противника. В исключительно трудных условиях проявила мужество, стойкость и отвагу. Бесперебойно обеспечивала радиосвязь группы с Центром. За боевые заслуги при выполнении специальных заданий награждена орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды».
19 июня 1945 года «за невозможностью дальнейшего использования» откомандирована из Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта к новому месту службы – в дислоцировавшейся в восточнопрусском городе Гумбиннене (ныне – Гусев Калининградской области) 208-й фронтовой запасной стрелковой полк.
После демобилизации вернулась в Москву, где поступила на учёбу в геологоразведочный институт.
Во второй половине 1940-х вышла замуж за офицера ВМФ Кима Соломоновича Лявданского (ныне – капитан 1 ранга в отставке), в связи с чем сменила фамилию. Мать троих детей – двух дочерей и сына.
По окончанию вуза работала по специальности в Калининградской области и на Камчатке – по месту службы мужа-военного моряка.
Начиная с конца 1990-х годов, ежегодно навещала Калининградскую область с целью дальнейшей пропаганды здесь боевых подвигов своих боевых побратимов – представителей оперативной разведки из числа непосредственных участников боёв за Восточную Пруссию.
Кавалер большого количества государственных наград, включая трёх орденов – двух Отечественной войны 1-й (27.04.1945) и 2-й (06.04.1985) степени и Красной Звезды (31.10.1944), – а также многочисленных медалей и, в том числе, «Партизану Отечественной войны» 2-й степени (07.07.1943), «За оборону Москвы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». По представлению Калининградской региональной общественной организации «Союз работников правоохранительных органов» в июле 2008 года постановлением правительства Калининградской области удостоена памятной медали «60 лет Калининградской области»; данная награда была вручена в торжественной обстановке 26 июля 2008 года в ходе торжественного митинга в посёлке Заозёрное Озёрского района у стен Малого мемориального храма Георгия Победоносца.
Скончалась в августе 2010 года. Похоронена в городе Москве.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Начало 1942 года, справа – Боец Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области Екатерина Усанова:


Комсомолка Катя Усанова была повторно зачислена в списки Истребительного мотострелкового полка УНКВД по г. Москве и Московской области приказом по части за № 112 от 18 апреля 1942 года: «Зачислить на все виды довольствия: Усанову Е.Н. сандружиницей в санчасть полка с 18.04.42 г.». Источник – РГВА: ф. 38706, оп. 1, д. 21, л. 117.

Лето-осень 1943 года, юная диверсантка-разведчица столичного гарнизона внутренних дел Катя Усанова на боевые задания в тыл врага неизменно уходила с немецким автоматом в руках и огромным маузером в наплечной деревянной кобуре:


21 августа 1943 года, историческая усадьба Быково, Екатерина Усанова среди боевых побратимов по спецроте «88-го истребительного батальона НКВД СССР»:
 

Лето 1945 года, Восточная Пруссия, боец спецчастей оперативной разведки Генштаба Красной Армии старший сержант Екатерина Усанова перед демобилизацией:


Лето 2008 года. Визит в Калининград на ежегодную встречу ветеранов спецчастей оперативной разведки НКВД СССР и Генштаба Красной Армии. Фото Станислава ЛОМАКИНА:
 

Автор – Юрий РЖЕВЦЕВ.
…А КАТЮША В РАЗВЕДКЕ ПРЕДПОЧИТАЛА… МАУЗЕР
Сама Екатерина Никитична Лявданская с полным правом считает себя воспитанницей современного ДОСААФ. Только в годы её молодости эта авторитетная оборонно-массовая организация именовалось несколько иначе – Осоавиахимом: Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству. Еще в школьные годы, которые прошли в Москве, в ходе занятий в кружках по военному делу научилась без промаха по-снайперски стрелять, правильно и метко бросать гранаты, умело пользоваться противогазом. А с началом Великой Отечественной при Осоавиахиме родного для себя Таганского района столицы сначала закончила двухнедельные курсы медсестер, а затем и краткосрочные курсы радистов.
- Все это мне потом здорово пригодилось при выполнении боевых заданий в тылу врага! – не без гордости в голосе делится сегодня пережитым Екатерина Никитична. – Кстати, так получилось, что воинскую специальность и род оружия я выбрала себе сама. На службу в военную разведку обычно ведь вербуют, причем после тщательной и долгой спецпроверки. А я же сама напросилась. Правда, что это собственно за воинская часть такая в тот момент просто не знала. Дело же было так: в январе сорок второго случайно повстречала на улице совсем юных девушек-ровесниц в военных шинелях, украшенных краповыми петлицами войск НКВД СССР. А я уже неоднократно перед тем обивала порог Таганского военкомата, но всегда – 18-й «призывной» год мне еще тогда не исполнился! – получала категорический отказ в настоятельной просьбе о направлении на фронт. В общем, не просто подошла, а подлетела: девчата, мол, откуда вы и как – к вам? Да вот, говорят, рядышком наша в/ч, подойди к командиру – сейчас как раз идет запись добровольцев…
А воинской частью той, сделаем уточнение, оказался Истребительный мотострелковый полк УНКВД г. Москвы и Московской области, предназначавшийся для диверсионно-разведывательной работы в тылу противника в интересах штаба обороны Москвы и командования Западного фронта и, в первую очередь, для выявления и уничтожения фашистских танков. Сегодня бы это назвали милицейским спецназом!
Сколько раз юная Катя Усанова (это девичья фамилия Екатерины Никитичны) в качестве бойца специальной военной разведки НКВД СССР была по ту – вражескую – сторону линии фронта, она и сама затрудняется сегодня сказать. Со счету сбилась еще в те военные годы. Но где-то не менее полутора десятка раз – точно. И все эти рейды – по несколько недель, а то и месяцев кряду. Зимой – на лыжах, в белых маскхалатах поверх полушубков. Летом – в армейских гимнастерках без знаков различия и в пилотках с поперечной красной партизанской лентой вместо красноармейской звездочки.
Оружие, как вспоминает, каждый боец, как правило, выбирал для себя сам, исходя из собственных предпочтений. Невысокая и стройная Катюша, убывая на всякое очередное смертельно опасное боевое задание, неизменно вооружалась огромным маузером в наплечной деревянной кобуре и немецким пистолет-пулеметом MP-38/40 (Maschinenpistole 38/40), который больше известен у нас как автомат «шмайссер»: маузер - для прицельной (при этом кобура – как приклад) стрельбы, когда противника надо было поразить из-за засады наверняка и первым же выстрелом, а «шмайссер», поскольку он позволяет вести кинжальный огонь от бедра, незаменим был в случае прорыва через вражеские заслоны. Плюс к трофейному оружию несложно добывать патроны, когда находишься во вражеском тылу…
Впрочем, однажды свой грозный маузер она едва не применила против своих же. Дело было весной сорок второго в смоленских лесах. Диверсанты-разведчики НКВД СССР получили приказ отыскивать и выводить обратно через линию фронта разрозненные и потерявшие связь с командованием кавалерийские подразделения. Разведгруппа, в состав которой входила красноармеец Е. Усанова, наткнулась на сравнительно большой отряд спешенных кавалеристов. Здесь были и бойцы, и офицеры в разных чинах, а на их общим попечении – тяжелораненый полковник. Однако в полном смысле слова этот отряд уже не был воинским подразделением: дисциплины никакой, донельзя деморализованы даже офицеры, никто не командует, а посему слышен лишь голос паникеров и трусов. В общем, просто сбившиеся из-за безысходности в кучу люди. Давно бы разбежались, да некуда: лес – по периметру плотно обложен гитлеровской пехотой и танками. Вот тогда-то и пришлось обнажить маузер, чтобы привести чужаков в чувство и подчинить себе. А потом – и повторно и на сей раз против нескольких лейтенантов: те после бурных пререканий за девушкой пойти все же согласились, но без прикованного к носилкам полковника: дескать, все равно долго не протянет…
Разведчица Катя потайными лесными тропами вывела тот отряд к своим, чем спасла жизнь и тяжелораненому полковнику: последнего те самые лейтенанты под угрозой расстрела всю долгую дорогу лично и несли на носилках.
В начале июля 1942 года родной для Екатерины Никитичны Истребительный мотострелковый полк УНКВД г. Москвы и Московской области был преобразован в 308-й стрелковый полк внутренних войск 23-й отдельной стрелковой бригады внутренних войск НКВД СССР, после чего экстренно убыл из столицы на усиление боевых порядков защитников Кавказа. Однако кадровый костяк диверсантов-разведчиков высшее командование столичной милиции все же сумело тогда сохранить. Они, включая и красноармейца Е. Усанову, были сведены в специальную роту при Спецшколе подрывников УНКВД г. Москвы и Московской области. Вся эта воинская часть в целях маскировки носила наименование 88-го истребительного батальона НКВД СССР. Однако спецрота дислоцировалась отдельно и автономно – на подмосковной станции Быково, в дворцовом комплексе, некогда принадлежавшем графскому роду Воронцовых-Дашковых.
- Поскольку нас маскировали под «ястребков», – вспоминает Екатерина Никитична, – знаков различия мы не носили. В связи с этим, форма одежды – полувоенного образца. При себе – личное оружие. Вот снимок того времени: я в центре, с неразлучным маузером. Справа (если смотреть на фото) наш командир – младший лейтенант Алексей Петрович Голощеков. У меня уже на груди медаль «Партизану Отечественной войны» 2-й степени. Ее я была удостоена в июле 1943 года приказом по Центральному штабу партизанского движения. Кстати, как высочайшую награду я воспринимала и факт принятия меня в 1942 году в ряды членов ВКП(б): шутка ли – коммунистом стала в юные восемнадцать лет! Но вернемся к снимку: это мы сфотографировались на память незадолго до передачи нашей роты в состав войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии…
В период со 2 ноября 1943 года по 6 марта 1944 года красноармеец Е. Усанова – боец спецроты Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта. Боевая работа та же – зафронтовая деятельность, но теперь, правда, все чаще с уклоном в сторону именно форм и методов агентурной разведки.
Потом новый приказ – в большой группе однополчан поступить в распоряжение начальника Разведывательного отдела штаба Западного (с 24 апреля 1944 года – 3-й Белорусский) фронта с исключением из списков войск НКВД СССР: в преддверии стратегических наступательных операций лета-осени 1944 года командование спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии как никогда остро нуждалось в хорошо подготовленных кадрах бойцов-профи.
Всю весну сорок четвертого Катя Усанова неустанно овладевала специальностью радиста-«нелегала». По выпуску была произведена в сержанты с назначением на должность радистки в специальную диверсионно-разведывательную группу «Колос» (II ф) лейтенанта Анатолия Алексеевича Моржина. Да-да, того самого легендарного «Гладиатора», которому выпало погибнуть в декабре 1944 года в качестве последнего по счету командира прославленной ДРГ «Джек»!
Разведгруппу «Колос» (II ф) забросили во вражеский тыл с борта самолета в ночь с 8 на 9 июля 1944 года. Район приземления – лесной квадрат, находившийся в 42 км западнее города Каунаса – в окрестностях литовского населенного пункта Гришкабуды (ныне – поселок Гришкабудис Шакяйского района Мариямпольского уезда Литовской Республики). Боевая задача – негласный контроль за воинскими перевозками, осуществляемыми гитлеровцами по железнодорожной ветке «восточнопрусский Шталлупенен (ныне – калининградский Нестеров) – литовский Ковно (ныне – Каунас)».
Как гласят ранее закрытые материалы военных архивов, «группа выполнила задание по разведке железнодорожных перевозок противника, захватила семь «языков» и 2 августа 1944 года соединилась с наступающими частями Красной Армии. Имела безвозвратные потери в лице погибшего в тылу врага иностранца-антифашиста Греутэ».
Несколько считанных недель отдыха и – новая зафронтовая командировка. И на сей раз уже в составе ДРГ «Кросс» в/ч «Полевая почта # 83462» 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта. И не куда-нибудь, а в глубинную часть Восточной Пруссии, причем в район, где карателями были выявлены и уничтожены все ранее заброшенные туда советские разведгруппы, – под Эльбинг, являющийся ныне польским Эльблонгом.
Из устных воспоминаний Екатерины Никитичны Лявданской: «Перед вылетом начальник разведотдела фронта генерал Евгений Васильевич Алешин просил нас продержаться в тылу врага месяц-два, а там, дескать, и наши подоспеют: готовилась Гумбинненско-Гольдапская наступательная операция, которую, как я понимаю, предполагали завершить выходом к устью Вислы. Однако у 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов на поверку сил хватило лишь зацепиться за приграничные к Литве районы Восточной Пруссии. И мы в результате «зависли» в фашистском логове почти на четыре долгих месяца!».
Вот краткая хроника героического подвига ДРГ «Кросс».
Десантирована с борта самолета в ночь с 27 на 28 сентября 1944 года в лесной, массив, находившийся в 40 км восточнее Эльбинга.
Сразу после приземления вся группа собралась вместе в условном квадрате, но за исключением разведчика старшины Афанасия Буланова, прыгавшего последним и угодившего, что выяснилось только несколько лет назад, в руки карателей.
Уже утром 28 сентября диверсанты-разведчики подверглись первой облаве. Уходя от погони в сторону озера Тафтер, оставили при себе только оружие и боеприпасы. Остальной груз, включая продукты питания, выбросили как затрудняющий передвижение бегом.
И вновь слово Е. Ляданской: «Я знаю, многие группы погибали, потому что при боестолкновении с карателями распылялись. Мы же всегда и неизменно держались вместе. Ни на шаг не отставали друг от друга и в те драматические сутки с 28 на 29 сентября. Помню, вброд перебрались через ручей. На другой стороне высокий каменистый берег. Карабкаемся из последних сил. Открываешь рот, а воздуха не хватает. В сумерках наверху увидали огромную воронку. Не нырнули, а именно попадали в нее. Заняли круговую оборону. Решили принять здесь бой. Будем стрелять до последнего патрона. А потом гранатами подорвем себя. Ребята рассказывали, что я запихнула в рот секретные радиокоды. Но сама этого не помню».
К счастью, цепи карателей прошли стороной. Однако вскоре новая беда – голод, который даже привел одного из бойцов к заболеванию «куриной слепотой». В связи с этим, командир группы старший лейтенант Михаил Медников запросил Центр о разрешении сменить район оперирования, однако ответ пришел не просто запрещающий, а категорически требующий вернуться назад – непосредственно в район своего десантирования.
«Сколько дней продержимся, не знал никто. Но мы вернулись в «свой» район и стали вести разведку. Как ни странно, приспособились к немецкому распорядку. В Восточной Пруссии был объявлен комендантский час. С наступлением темноты на хуторах все двери и окна наглухо закрывались. И тогда мы могли работать. А днем прятались в глухом ельнике. Нанесли на карту новую дорогу - ее строили военнопленные. Наблюдали – где устроены на реках плотины. Дело в том, что плотины тоже были немаловажным элементом вражеской обороны. Стоило немцам открыть створы, и на боевые порядки наших наступающих войск бурными потоками хлынули бы тонны воды. Как-то заметили, что поблизости идут на посадку самолеты. Немало прошли по лесным тропам, прежде чем выявили, а где же он находится, тот самый военный аэродром».
В дальнейшем группа еще несколько раз подвергалась преследованию со стороны карателей: «Нас обнаружили. Дело было днем. В назначенный час я вышла в эфир. Сижу под елкой в наушниках. Рука – на ключе, и вдруг я вижу – ветка ели поднимается и на меня в упор смотрит немецкий солдат. Я даже встретилась с ним глазами. Всего мгновение. Находившийся рядом со мной Саша Вяткин стреляет из винтовки с глушителем. Выстрел из нее, как звук хрустнувшей ветки. Пуля прямехонько угодила немцу в открытый от удивления рот. Рухнул, как подкошенный. Однако второй немецкий солдат, сиганув испуганным зайцем, - деру. Открывать пальбу вслед мы не стали – это демаскировало бы нас окончательно. Срочно надо уходить. Успеваю только передать по рации: «Здесь опасно, обнаружены, прощайте. Мы вас любим...».
4 октября 1944 года в районе восточнопрусского города Мюльхаузен (ныне – польский Млынары) в ходе очередной вражеской облавы пропал без вести заместитель командира группы лейтенант Василий Маточкин. Как выяснилось впоследствии, он просто отбился от боевых побратимов. Оставшись в одиночестве, сумел выжить в нечеловеческих условиях и в марте 1945 года, дождавшись прихода в этот район советских войск, вернулся в свою разведчасть.
Особые испытания принесла с собой зима. «Мы напоминали, наверное, «снежных людей», - вспоминает по этому поводу Екатерина Никитична. – Идем по лесу. Снегопад. Шапки у меня не было. Я руками на ходу сдираю с головы комья снега, чтобы волосы не превратились в сосульки. Мокрые портянки высушить негде за исключением, как обмотать их вокруг тела. А процедура эта, скажу вам честно, отнюдь не из приятных. Спали прямо в снегу, накрывшись плащ-палаткой. От холода выступили фурункулы, от которых мучительно зудело тело. За все время мы ни разу не были под крышей дома...
Всегда опасались – рацию запеленгуют. Пробирались по снегу след в след, будто прошла не группа, а один человек.
Вот такой случай. Переходили через замерзшее озеро. Над коркой льда – подтаявшая вода. У меня прохудились сапоги. Чтобы они не намокли, я их сняла, перебросила через плечо. И пошла по льду босиком…
Я не хотела, чтоб меня жалели. Впрочем, ребята привыкли, что я держусь, как все. Но однажды мы зимой переходили вброд реку. Причем идти надо было по рельсу, проложенному по дну, держась за трос. Мы разделись, чтоб не замочить одежду. Держали ее вместе с оружием на голове. Я осталась в рубашке. Вода иголками колет тело. Очень скользко. Изо всех сил стараюсь не сорваться. Вода доходит уже до рта. Я захлебываюсь. Меня вытащили. Я положила оружие на землю. Трясусь от холода. Рубашка на мне замерзла и прилипла к телу. Руки окоченели. Не помню, кто помог мне снять рубашку. Ребята разожгли костер. Сидят притихшие. Говорят: «Катя, мы понесем твой груз». Они увидели, что я хрупкая. Что-то переломилось в их сознании в эти минуты. Поняли, что я все-таки не двужильный мужик».
21 декабря 1944 года на пополнение и усиление рядов ДРГ «Кросс» Центром в окрестностях Мюльхаузена была выброшена десантная группа из трех человек, условно именуемая сегодня как «Кристалл». Однако все ее бойцы пропали без вести сразу же после совершения «слепого» прыжка.
В первой половине января 1945 года у ДРГ «Кросс» на исходе оказались батареи к рации. Одновременно открывшиеся старые, полученные еще в партизанском отряде раны угрожали свалить с ног командира. В этих условиях старший лейтенант М. Медников отправил в Центр шифрорадиограмму с просьбой об их эвакуации из тыла противника самолетом, при этом в качестве вероятной посадочной площадки предложил закованную в лед водную гладь восточнопрусского озера Хартинг.
«Командир рассчитал – придется пройти по немецким тылам 250 километров, - вспоминает Е. Лявданская. – В радиограмме точно обозначен день - если не попадут в облаву, то доберемся.
У каждого из нас в кармане была граната-«лимонка». Если попадемся – взорвем себя. Снова нет еды. По дороге забрались в курятник. Набили карманы куриным кормом. Он оказался с пометом. Так и жевали. Кто-то из ребят пошел добыть гуся. Что вы думаете – гусь свалил его, так мы ослабли. Но гуся все-таки притащили. Разорвали его и стали слизывать жир. Потом даже через годы меня мутило от запаха гусиного мяса». И далее: «Мы знали, что нас ищут, и пошли напропалую, прямо по дороге: терять-то уже было нечего. На пути железнодорожный переезд. Путевой обходчик выскочил из будки и стал извиняться перед нашим облаченным в немецкую форму переводчиком Паулем Льохом (он бывший немецкий военнопленный), что не успел вовремя поднять шлагбаум. Пауль, войдя в образ, небрежно ему: ничего страшного, мол, невелика-де твоя, дружище, провинность, – и мы пошли дальше. Заметая следы, укрылись в лесной чаще. Легли спать, а проснувшись, обнаружили, что исчез Пауль. Это всех встревожило. Тогда мы еще не знали, что у Пауля было другое важное и опасное задание. Больше мы его не видели, но, по слухам, он в ГДР стал генералом».
За бойцами ДРГ «Кросс» был снаряжен самолет 10-го отдельного разведывательного авиационного Московского Краснознаменного (впоследствии – Московско-Кенигсбергский Краснознаменный ордена Суворова) полка 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. Его пилотировал будущий Герой Советского Союза, заместитель командира эскадрильи ближней разведки капитан Федор Петрович Селиверстов.
Самолет прибыл в точно назначенное время. Однако «кроссовцам» прежде чем выбраться на лед пришлось преодолеть проволочные заграждения, которыми по всему своему периметру было опоясано то озеро.
Из воспоминаний Е. Лявданской: «Когда мы вышли на берег, тут же услышали рокот мотора. Я взглянула на ребят: это было ужасное зрелище. Черные, худые, как скелеты, в одежде, больше напоминающей лохмотья. Ужас!
Самолет делает круг, а у нас душа замирает - вдруг улетит? Когда самолет сел на озеро, лед с треском осел, но все же не проломился. Пилот вылез из кабины и кричит: «Катюша!» Это вроде пароля. Помню, как ребята подбежали к самолету и держатся за него руками. Боятся оторваться... Отчаянный был летчик. К сожалению, тогда не знали его фамилию…
Летчик – ко мне. Подхватил меня на руки: «Да ты легкая, как перышко. Я тебя, Катюша, сверх груза довезу».
Но решение было принято нашим командиром иное: четырех разведчиков посадили в самолет – больше мест не было, а старший лейтенант и я оставались. А при нас – все имущество группы: рация, автоматы с боекомплектом, гранаты... Это чтобы облегчить взлетный вес машины. «Я за тобой обязательно вернусь, Катюша! – крикнул мне летчик на прощание. – Жди!».
Проводив самолет, старший лейтенант М. Медников и радистка, идя след в след, вернулись на берег, где укрылись под деревьями.
Офицер из-за разболевшихся старых ран почти сразу слег: к болям в спине прибавилась вдобавок глухота.
Последующие три дня из-за обильного снегопада погода была нелетной, и только на четвертый день командир и радистка услышали нарастающий рокот возвращающегося за ними самолета.
- По возвращении на «Большую» землю, – рассказывает Екатерина Никитична, – меня долго потом отхаживала в бане березовым веником русская женщина Евдокия Наумовна – до тех пор, пока я не пришла в себя. Меня завернули в одеяло, принесли в избу и положили под иконами, не допуская ко мне никого – ни начальство, ни друзей-разведчиков. «Вот когда сама, как дитя, сядет на лавку, тогда и пущу», – угрожая ухватом, кричала всяким раз неурочным посетителям Евдокия Наумовна. Сама я ничего не помню: была в беспомощном забытьи. А потом, когда поправилась, целый месяц гостила дома в Москве…
Из датированной 1945 годом боевой характеристики на старшего сержанта Е. Усанову как бойца спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии: «...Два раза находилась в глубоком тылу противника. В исключительно трудных условиях проявила мужество, стойкость и отвагу. Бесперебойно обеспечивала радиосвязь группы с Центром. За боевые заслуги при выполнении специальных заданий награждена орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды».
- Когда после демобилизации я возвращалась воинским эшелоном из поверженного Кенигсберга в родную Москву, другие фронтовики с восхищением разглядывали меня как кавалера солидного «иконостаса»: шутка ли - два солидных ордена и три боевые медали! Дескать, такая молодая, а уже вдоволь хлебнула лиха: на войне ведь не за что не награждают. И всякий раз добавляли: «Отчаянная ты, наверное, девка! Ой, отчаянная, коль таких высоких наград удостоена!» - улыбаясь, рассказывает Екатерина Никитична. – Да, просто так на войне не награждают. Мне мои ордена дались кровью и потом. А выжила лишь потому, что как воспитанница Осоавиахима во всех отношениях была заранее готова к трудностям и фронтовым лишениям. А смелого и, добавлю, умелого вражеская пуля, как известно, боится! Я много и часто встречаюсь с молодежью и всегда неустанно призываю представителей подрастающего поколения усердно готовить себя к делу защиты Родины и Закона (а милиция и внутренние войска для меня родные еще с далекого теперь уже сорок первого!), и прежде всего – готовить себя именно через занятия в героико-патриотических объединениях и оборонно-спортивных организациях! Еще Александр Суворов говорил: «Возьми себе в пример героя!». И я в целом довольна, видя со стороны нашей российской молодежи по-настоящему уважительное к нам, фронтовикам, отношение. Достойное своей великой Родины растет у нас поколение, скажу вам. А значит, моя жизнь прожита не напрасно…
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович


Воспоминания легендарного командира специальной диверсионно-разведывательной группы «Мороз» (I ф) 3-го (диверсионных действий) отделения Разведывательного отдела штаба последовательно Западного и (с 24 апреля 1944 года) 3-го Белорусского фронтов майора запаса (до 1943 года – батальонный комиссар) Игната Григорьевича Наумовича 1911 г.р. со страниц изданного весной 2005 года в Могилёве сборника с воспоминаниями участников боёв за Могилёв и партизанского движения на Могилёвщине «Война в моей жизни – судьба»: https://ru.calameo.com/read/00237303510daf3ed7d76


     

«ДЕСАНТНАЯ ГРУППА ДЕЙСТВУЕТ
В августе 1942 года наша группа в количестве четырех человек десантировалась в районе д. Гарцев на границе Могилевского и Белыничского районов. В группу, кроме меня, вошли: Поликарпов А.Ф., Петров Н., Кулешов В. Для выполнения боевого задания, я имел указание довести численность группы до 350–400 человек за счет местного населения. Наше задание состояло в следующем:
1. Контролировать железные дороги от Могилева по всем направлениям: Орша–Гомель, Рославль – Минск, срывать движение поездов и выводить из строя железнодорожные сооружения.
2. Создать широкую сеть агентурной разведки в Могилеве, Бобруйске, Осиповичах для контроля проходящих через эти железнодорожные узлы немецких воинских составов.
3. Создать в Могилеве две нелегальные радиостанции для прямой связи с разведотделом Западного фронта.
4. Создать в Могилеве диверсионные группы для диверсий на промышленных, транспортных предприятиях, на складах и в мастерских.
Группа приземлилась благополучно. Мы убрали парашюты, спрятали в кустах пять грузовых мешков. Сориентировались в лесу по карте и решили уйти за р. Друть в Белыничский район – в большие массивные леса. По пути на лесной дороге встретили вооруженную группу из 12 человек. Мы приняли боевой порядок, не исключалось, что это мог быть полицейский отряд. Я поговорил со старшим группы, разобрались: ребята оказались свои – партизаны из 121-го отряда Османа Касаева. Однако, пока мы выясняли отношения, случилось непоправимое. Один из нас, Кулешов В., отделился от группы и покончил с собой, приняв незнакомцев за полицейских.
У партизан были две повозки, они охотно забрали наш груз, и мы отправились с ними в лагерь за р. Друть. Партизанские отряды в то время в этом районе были еще очень малочисленны. В отряде Османа Касаева было всего 30 человек, в отряде К.М. Белоусова – 40 человек, в отряде Н.Д. Аверьянова – 45 человек. Все эти отряды располагались рядом друг с другом. Узнав, что я прилетел из-за линии фронта, командиры пригласили меня провести беседы с партизанами о положении на фронтах и о работе советского народа в нашем тылу. Я охотно это проделал, что дало мне возможность еще ближе познакомиться с отрядами, действовавшими в Могилевском и Белыничском районах. С этого момента между нашей десантной группой и партизанским отрядом О. Касаева установилась самая тесная дружба. До соединения с частями Красной Армии почти все боевые операции крупного масштаба мы проводили, взаимодействуя друг с другом.
Нужно было начинать работу, а у меня всего три человека. Решил взять еще шестерых из партизанских отрядов. Из 600-го отряда Н.Д. Аверьянов откомандировал в мое распоряжение Иосифа Артемовича Павлова и Петра Сергеевича Бирюкова. Из 113-го отряда К.М. Белоусова в нашу группу вошли Закир Шакиров, Петр Чепак, Федор Пирогов, Евгения Слезкина.
С И. Павловым, П. Бирюковым и Е. Слезкиной я начал организовывать агентурную сеть в Могилеве. Они имели большие связи и знакомства в городе. Женя Слезкина и Петр Бирюков подбирали на важных объектах по 2-3 человека. Таким образом, в первое время были завербованы Аверкова Меланья, Живописцева Аза, Златоковская Валентина, Барбарчик Матрена Матвеевна, Дорохов Петр, Бондаренко, Радчинский, Сушеко, Батура Нина Порфирьевна, Зданович Лариса, Зданович Нина, Чернявская Тамара, Гатальская Юзефа, Зайцева Зоя, Беляй Валя.
Была создана вторая группа агентов, которую возглавил Тимофей Скляров, в составе: Колбенок Вали, Колбенок Таси, Штыхиной, Вишневецкой, Буховец, Перепист. Позже в агентурную сеть вошли Климов Ефим, Можейко Григорий, Менделеев Николай. Связь с резидентурой и агентами осуществлялась через связных. В Могилеве были организованы явочные квартиры, куда от меня прибывал в указанное время связной с поставленной задачей для того или иного агента, некоторые из агентов имели возможность из города выходить сами. Для них я назначал место, день и время явки и разговаривал с ними сам. Со временем наша агентура появилась на железной дороге и на шоссейной, на аэродроме, в разных учреждениях и на предприятиях. Систематически своим агентам я оказывал материальную помощь деньгами и очень часто продуктами.
Общего провала агентурной сети мы не имели. Хотя потери были: арестовали и расстреляли Юзефу Гатальскую, покончила с собой, нарвавшись на засаду, Тамара Чернявская, арестовали Валю Беляй. Никто из членов группы, кроме Павлова и Склярова, весь состав агентуры не знал.
Наша группа имела двух радисток: Аню Анисимову («Ванду») и Сашу Филину («Чайку»). Для Анисимовой нашли квартиру в Могилеве, и 13 июля 1943 года она поселилась в ней. Радиостанцию доставили в город в мешке с картошкой. Через два месяца Ане пришлось поменять квартиру. Она поселилась в семье Комаровских как родственница, больная туберкулезом (за 5 тысяч рублей достали справку). Вся семья этих замечательных людей помогала нашей радистке, особенно их дочь Полина. Агенты, передавая материалы хозяину квартиры, не должны были даже знать, что там находится радистка. Такой была конспирация. Вторая радиоточка была организована в предместье Могилева вблизи военных городков Ямница, Солтановка. «Чайка» была устроена по документам сельской местности, где режим был менее строгим, и ей работать было легче. В Могилеве наша радиостанция работала бесперебойно на протяжении пяти месяцев 1943 г. Мы имели прямую радиосвязь с фронтом.
Исключительно трудно было с питанием для рации. Его покупали на базаре и в кинотеатре у немцев-механиков. Одна батарея стоила 1000 рублей. Одно время было так: нет питания и нет денег для его покупки. Я занялся торговлей: резал коров, мясо продавал на базаре и содержал точку. Это продолжалось до получения денег с Большой земли.
К концу 1943 года у нас уже было шесть диверсионных групп. 23 февраля 1943 г., в ознаменование годовщины Красной Армии, подрывники (старший группы Давид Тавадзе) на железной дороге Могилев – Жлобин взорвали немецкий эшелон с танками, артиллерией, боеприпасами.
Участок пути в районе ст. Дашковка был труднодоступным для партизан. Здесь железная дорога делала поворот на северо-восток, и был очень большой уклон на высокой насыпи. Этот участок немцы почему-то сильно охраняли. Многие подрывные группы пытались проникнуть к железнодорожному полотну, но безрезультатно. Ночь на 23 февраля очень способствовала выполнению задания. С вечера поднялась метель, к полуночи разразилась настоящая вьюга и усилился мороз, чего немцы очень боялись. Тавадзе с группой незаметно подползли к полотну железной дороги, заложили мины и десятка два килограммов тола. Отошли на опушку леса и стали ждать. Состав появился через час. Когда эшелон наскочил на мину, раздался огромной силы взрыв, а дальше свое дело сделали снаряды и авиабомбы, находившиеся в вагонах этого поезда. До 16 часов следующего дня нельзя было приблизиться к месту диверсии: продолжали рваться авиабомбы, снаряды, патроны. По данным нашей разведки было уничтожено 45 вагонов и платформ с находящимися там боеприпасами, 35-ю танками, 32-мя дальнебойными орудиями. Было убито 125 немецких солдат и офицеров. Около семи суток по этой стороне дороги было прекращено движение поездов.
В мае 1943 года Давиду Тавадзе и Моте Барбарчик было поручено произвести разведку железнодорожного моста на р. Друть по железной дороге Могилев – Осиповичи – Минск. Наша группа вместе с отрядом О. Касаева готовила уничтожение этого моста и разгром гарнизона охраны с целью срыва движения поездов в этом направлении. Охрана моста была сильная, а подступы к нему – заминированы. Только опытным разведчикам Тавадзе и Барбарчик было поручено это задание. По пути к мосту в д. Возрождение они задержали неизвестного в немецкой форме и с оружием. Он оказался русским, Валерием Тарасовым, рассказал, что служит в гарнизоне, охраняющем мост, что сам ищет встречи с партизанами. Сообщил, что их там 85 человек власовцев, и они хотели бы перейти к партизанам. Тарасов согласился помочь во взрыве моста. Такая находка для нас была неожиданной и очень важной. Тавадзе отвел власовца в группу, а Барбарчик осталась вести наблюдение. Мы узнали о состоянии и численности гарнизона, об огневых точках и других интересующих нас деталях. Вся наша группа и партизаны 121го отряда О. Касаева были подняты по тревоге в ночь на 13 мая 1943 г. Нам удалось бесшумно подойти к мосту, занять его и заминировать. Власовцы сдали оружие, не сопротивляясь. В это время немцы из охраны находились в помещении. В короткой схватке они были уничтожены, а мост взорван. В результате операции было убито 38 немецких солдат и офицеров, 75 власовцев перешли к партизанам и были размещены по нескольким отрядам. Движение немецких поездов по этой дороге так больше и не возобновилось.
В июне 1943 года по пути на фронт в Ямницком военном городке на двухнедельный отдых остановилась вновь сформированная танковая дивизия немцев. Получив такие разведданные от Матрены Барбарчик и Христины Ширенковой, мы решили совершить там диверсию. Разработанный план разгрома Ямницкого городка передали в разведотдел фронта. План был утвержден. У нас запросили координаты городка и расшифровку сигналов с земли, которые мы будем подавать для советских бомбардировщиков. Сигналы наши были такими: три больших костра вокруг военного городка и четыре зеленых ракеты, каждая в сторону стоянок танков, автомашин, складов горючего и боеприпасов. Мы знали, что во время бомбежки немцам бежать будет некуда, кроме как в лес, а поэтому мы с партизанами отряда Касаева устроили на опушке леса засаду.
В 0.30 над Ямницким городком появилась первая группа советских бомбардировщиков. Первые же бомбы попали в склад горючего, который сразу же превратился в пылающий вулкан. Кругом стало светло. В складах начали рваться снаряды. Немцы, спасаясь от бомбежки, бросились в лес. Партизаны открыли по ним пулеметный огонь. По данным нашей разведки в результате разгрома Ямницкого городка было уничтожено свыше 500 немецких солдат и офицеров, около 70 танков, 50 автомашин, свыше 600 тонн бензина и все склады с боеприпасами. Основную роль в подготовке этой операции сыграли наши разведчики: Ширенкова Христина, Барбарчик Мотя, Латушкин Ян, Павлов Иосиф, Соколов Николай. Во время бомбардировки они жгли костры и сигнализировали ракетами, фактически вызывая огонь на себя.
Наша группа устраивала много других диверсий, всего не расскажешь. Наши разведчики выводили в партизанские отряды военнопленных, доставали ценнейшие сведения, ежеминутно рискуя своей жизнью. Бесстрашием отличалась Мотя Барбарчик. Славный боевой путь прошла Женя Слезкина – наша первая разведчица, через которую десантная группа создала широкую агентурную сеть. Через нее на протяжении двух лет мы были связаны с подпольной организацией «Комитет содействия Красной Армии» и получали от него ценные для Западного фронта разведданные.
Нельзя без волнения вспомнить Живописцевых Ольгу и Азу. Это они, рискуя жизнью, проникали в самое фашистское логово и доставали ценные сведения о движении воинских составов, а то и непосредственно организовывали крупнейшие взрывы на железнодорожных и промышленных объектах.
В жестоких и неравных боях с фашистами неоднократно участвовали разведчики-подрывники Поликарпов Александр, Скляров Тимофей, Слезкин Игорь, Гусаревич Константин, Тавадзе Давид и многие, многие другие.
г.п. Крупки Минской обл., 1944-1965 гг.
».

С сайта Министерства обороны РФ памятьнарода.ру:
   

С сайта Министерства обороны РФ подвигнарода.ру:


Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 690155, д. 1755, лл. 318 и 318об.
 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Скан с 4-й страницы 9-го номера за 4 февраля 1942 года газеты УНКВД по г. Москве и Московской области «На боевом посту». Поясним, чтто Анастасия Елизаровна Копылова являлась бойцом чекистского партизанского отряда под командованием Моисеева и за проявленное в тылу врага мужество приказом по войскам Западного фронта за № 0396 от 16 декабря 1941 года была удостоена ордена Красной Звезды. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, оп. 328, л. 59.
 
« Последнее редактирование: 05 Мая 2022, 15:18:05 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
Командиры оперативных групп (от Московского гарнизона внутренних дел) Сводного отряда особого назначения Западного фронта под командованием майора В.В. Жабо (бывший офицер-пограничник) сразу после успешно осуществленной в ночь с 23 на 24 ноября 1941 года в тылу врага Угодско-Заводской операции, в том числе лейтенант Виктор Александрович Карасёв, старший лейтенант госбезопасности Дмитрий Кириллович Каверзнев и лейтенант госбезопасности Вадим Николаевич Бабыкин.
«Сводный» – поскольку под единым руководством действовали диверсанты Разведотдела штаба Западного фронта (подчинённые майора В.В. Жабо численностью в полбатальона) и диверсанты из структур 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по г. Москве и Московской области – четыре диверсионно-партизанских отряда, включая спецотряд под командованием выпускника 1939 года Орджоникидзевского военного училища войск НКВД СССР лейтенанта Виктора Александровича Карасёва (впоследствии – Герой Советского Союза, подполковник в отставке, военный пенсионер системы отечественного МВД).
Приказом по войскам Западного фронта № 0344 от 2 декабря 1941 года майор В.В. Жабо и лейтенант В.А. Карасёв были удостоены ордена Ленина, а офицеры-чекисты Д.К. Каверзнев и В.Н. Бабыкин – ордена Красного Знамени.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
В энциклопедических источниках воспитанник советской милиции Ефим Ильич Осипенко (1902-1981) озвучивается как «обладатель медали «Партизану Отечественной войны» за № 000001». На самом же деле медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й и 2-й степени не была номерной! Под номером же «000001» в 1946 году Ефиму Ильичу в ходе начатой ещё осенью 1945 года в СССР кампании по массовому и одномоментному обмену временных наградных документов на орденские книжки было выдано удостоверение к медали «Партизану Отечественной войны» 1-й степени за номером «000001». А это – ни одно и тоже, то есть налицо, как мы явственно видим, откровенная подмена понятий со стороны авторов тех самых публикаций и утверждений! Но всё это, впрочем, не умоляет боевых заслуг Е.И. Осипенко как зафронтового минёра-подрывника и партизанского командира. Говоря по-другому, всесоюзной славы как кавалер «№ 1» он на фоне других не менее именитых героев-партизан удостоился вполне заслуженно!
Напомню, что Е.И. Осипенко – участник не только Великой Отечественной, но и Гражданской войны; он же с первой половины 1920-х гг. – сотрудник советской милиции, где последовательно вырос из рядового милиционера до оперативника уголовного розыска, а к лету 1941 года уже являлся начальником Сухинического районного отделения милиции на тот момент Смоленской, а теперь современной Калужской области.
С 7 октября 1941 года в связи с нацистской оккупации города Сухиничи остался в последнем не нелегальном положении как один из руководителей партийного подполья, созданного здесь по линии 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по Смоленской области. Чуть позже – в рядах тульских партизан, как последовательно минёр, командир группы подрывников, командир мобильной группы и начальник штаба Партизанского отряда «Передовой».
При подрыве в окрестностях железнодорожной станции Мышбор фашистского эшелона, состоявшего из паровоза и трёх платформ с танками, из-за отказа взрывателя самодельной мины совершил акт самопожертвования – привёл мину в действие ударом по детонатору шестом от железнодорожного знака. В результате получил тяжелое ранен, приведшее к потере зрения.
В послевоенный период с семьёй (супруга и два сына) проживал в городе Сухиничи, где на протяжении десяти лет избирался депутатом городского совета.
Кавалер многочисленных государственных наград, в том числе, двух орденов – Ленина и Красного Знамени. А среди медалей, которых удостоился» – «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (удостоверение № 00000)», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «30 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «50 лет Вооружённых Сил СССР» и «60 лет Вооружённых Сил СССР». Кроме того, с 1966 года являлся Почётным гражданином Суворовского района Тульской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Ефим Ильич Осипенко как рядовой сотрудник Рабоче-Крестьянской милиции в форме образца 1925 года:
 

Из экспозиции Центрального музея МВД России:
 
« Последнее редактирование: 05 Мая 2022, 15:21:52 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович

Не ранее 1970 года, подполковник в отставке Бронислав Войцехович Гаврис в парадной форме войск и конвойной охраны МВД СССР образца 1959 года.

ГАВРИС Бронислав Войцехович (1894-1973), ветеран-советских Вооружённых Сил и системы отечественного МВД, подполковник в отставке.
Родился 1 августа 1894 года в польском городе Жирардув. Поляк. Член РКП(б)-ВКП(б)-КПСС с 1918 года.
По состоянию на весну-осень 1917 года – в городе Белгороде как нижний чин 1-го запасного польского полка и одновременно – член полкового комитета.
С осени 1917 года – добровольцем в отрядах Красной Гвардии, в том числе как красногвардеец Белгородского революционного польского полка (и он же – 1-й польский революционный полк).
С 5 июля 1918 года – в Красной Армии, в том числе:
- в боях и сражениях Гражданской войны, в ходе которых был два раза ранен и один раз контужен. И в частности, некоторое время – в составе войск под командованием легендарного Г.И. Котовского;
- по состоянию на 1923 год – начальник пулемётной команды 460-го стрелкового полка и в данном качестве в том же 1923 году приказом РВСР за № 92 был удостоен ордена Красного Знамени РСФСР;
- в 1920 гг. – в боевых операциях против басмачества в Туркестане, а в 1929 году – в горниле вооружённого конфликта за КВЖД;
- с 1938 года – кавалер медали «XX лет РККА».
С 1938-1938 гг. – в запасе и, вероятней всего, по причине того, что как этнический поляк стал жертвой необоснованных политических репрессий.
С 1939 года – представитель кадрового состава войск НКВД СССР с местом службы в городе Горький (ныне – Нижний Новгород) в звании майора, при этом с лета 1941 года – заместитель начальника Штаба истребительных батальонов УНКВД по Горьковской области. И в последнем качестве в январе-марте 1942 года во главе сводного отряда из 54 лучших «ястребков» Горьковской области с зафронтовой миссией находился в оперативной командировке при Разведывательном отделе штаба 43-й армии Западного фронта, за что приказом по войскам Западного фронта за № 0289 от 10 марта 1942 года был удостоен медали «За боевые заслуги»: «Майор тов. ГАВРИС, руководя боевыми действиями группы партизан Горьковской области, обеспечил выполнение ими боевых задач, сколотив группу в крепкую боевую единицу.
Лично руководя переброской группы в тыл противника, подвергался смертельной опасности, проявил при этом положительные качества волевого командира и бойца, преданного Родине и делу партии ЛЕНИНА-СТАЛИНА». Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 292, лл. 4, 5 и 39.
На завершающем этапе Великой Отечественной войны и послевоенный период – на ответственных постах в аппарате Управления лагеря для военнопленных № 117 УНКВД-УМВД по Горьковской области, где вырос до подполковника.
С 26 июня 1950 года – военный пенсионер системы союзного МВД местом постоянного проживания в городе Горький (ныне – Нижний Новгород).
Являлся кавалером многочисленных государственных и ведомственных наград, в том числе:
- орден Ленина: награждён не ранее 1945 года за выслугу в 25 и более лет;
- ордена Красного Знамени РСФР: награждён приказом РВСР № 92 за 1923 год;
- ордена Красного Знамени СССР: награждён не ранее ноября 1944 года за выслугу в 20 и более лет;
- ордена Красной Звезды: дата награждения неизвестна, но, вероятней всего, в 1967 году в ознаменование 50-летнеего юбилея Великой Октябрьской социалистической революции – как активный участник Гражданской войны;
- медали «За боевые заслуги»: награждён приказом по войскам Западного фронта за № 0289 от 10 марта 1942 года;
- медали «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»: награждён в 1970 году;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»: награждён в 1965 году;
- медали «XX лет РККА»: награждён в 1938 году;
- медали «XXX лет Советской Армии и Флота: награждён в 1948 году;
- медали «50 лет Вооружённых Сил СССР»: награждён в 1968 году;
гг.»;
- нагрудного знака Министерства обороны СССР «25 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
Скончался 9 апреля 1973 года. Похоронен в квартале № 2 Бугровского кладбища города Нижний Новгород.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Осень 1917 года, город Белгород, Бронислав Войцехович Гаврис как член полкового комитета 1-го запасного польского полка Русской армии. Оригинал хранится в фондах Государственного бюджетного учреждения культуры «Белгородский государственный историко-краеведческий музей»: номер в Госкаталоге – 17012240; номер по ГИК (КП) – БОКМ КП 9199/12.


Не позднее осени 1940 года, майор Бронислав Войцехович Гаврис в повседневной форме оперативных и «охранных» войск НКВД СССР образца 1937 года:


Из открытых источников:
 

Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 292, лл. 39 и 40. http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=Z/001/033-0682524-0292/00000058.jpg&id=10623706&id1=846c6eb7d4388a9607b77ef9e0d77c3d http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=Z/001/033-0682524-0292/00000059.jpg&id=10623707&id1=73b2c4a07942e9e0d2a6b91e4002157f
 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
ГОЛУБЕВ Алексей Петрович (1919-1945), воздушный стрелок самолёта Ил-2 76-го гвардейского штурмового авиационного Мелитопольского Краснознамённого (впоследствии – вдобавок ордена Кутузова) полка 1-й гвардейской штурмовой авиационной Сталинградской ордена Ленина дважды Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова дивизии 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта, ветеран спецчастей оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии, участник боёв за Восточную Пруссию, старшина.
Родился 5 февраля 1919 года в деревне Петрушово Гиблицкого сельского поселения Касимовского района Касимовского района Рязанской области. Русский. Партийность: по состоянию на ноябрь 1942-январь 1945 гг. – кандидат в члены ВКП(б). Родственники по состоянию на начало 1945 года: мать – Голубева Евдокия Ефремовна; проживала по адресу: Ивановская область, Фурмановский район, посёлок Яковлевского торфопредприятия.
В армию призван 1 октября 1939 года Некоузским РВК Ярославской области с направлением в части авиационного тыла советских ВВС, при этом по состоянию на лето 1940 года – уже младший комвзвода по воинскому званию, а к весне 1942 года – старшина.
С ноября 1941 года – командир отделения Отряда особого назначения Западного фронта, которым сначала командовал полковник С.И. Иовлев, а затем (с декабря 1941 года) майор В.В. Жабо.
В марте 1942-сентябре 1943 гг. – в тылу врага на стыке современных Смоленской, Брянской и Калужской областей:
- с 20 марта 1942 года и по 15 октября 1942 года – командир отделения Отряда особого назначения капитана (на август 1942 года – уже майор) Г.И. Орлова (спецотряд Г.И. Орлова) Западного фронта;
- с 15 октября 1942 года и по сентябрь 1943 года – командир отделения Дятьковской партизанской бригады (комбриг – майор Г.И. Орлов) Западного штаба партизанского движения. В качестве справки: Дятьковская партизанская бригада – партизанское соединение, созданное 15 октября 1942 года на базе спецотряда майора Г.И. Орлова Западного фронта и активно действовавшее затем в тылу врага на оккупированных территориях Жуковского и Дятьковского районов современной Брянской области и Людиновского и Жиздринского районов современной Калужской области.
12 ноября 1942 года командиром Дятьковской партизанской бригады майором Г.И. Орловым представлен к награждению орденом Красной Звезды: «Тов. Голубев непрерывно в тылу противника находится с 4 апреля 1942 г. за время пребывания в тылу и при выполнении им заданий проявил смелость и выносливость.
Участвовал во всех операциях, проводимых отрядом. Произвёл взрыв железнодорожного полотна, чем обеспечил выполнение задачи отрядом.
Ходил 13 раз в разведку и приносил ценные сведения о противнике командованию отряда.
28 сентября, будучи старшим группы, подорвал вражеский эшелон – уничтожено несколько вагонов с боеприпасами». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682526, д. 971, л. 137.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по войскам Западного фронта за № 0564 от 27 мая 1943 года: был удостоен ордена Красной Звезды за № 150447.
После соединения в сентябре 1943 года Дятьковской партизанской бригады с частями Красной Армии – представитель лётно-подъёмного состава советских ВВС. И, в частности, к началу января 1945 года – воздушный стрелок 76-го гвардейского штурмового авиационного Мелитопольского Краснознамённого (впоследствии – вдобавок ордена Кутузова) полка 1-й гвардейской штурмовой авиационной Сталинградской ордена Ленина дважды Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова дивизии 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. И в данном качестве являлся членом экипажа штурмовика Ил-2 (самолёт № 7675) лётчика младшего лейтенанта Владимира Кузьмича Гончарова.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, 15 января 1945 года не вернулся из боевого вылета: «Сбит ЗА [зенитной артиллерией] противника». В связи с этим, официально считался пропавшим без вести 15 января 1945 года. Источники – ЦАМО: ф. 58, оп. 18003, д. 135, л. 166; ф. 76 гв. шап, оп. 22049, д. 5, лл. 38об и 39.
Другой архивный документ дополняет (ЦАМО: ф. 20003, оп. 1, д. 36, л. 18): «Лётчик 76 гшап [правильно писать – гв. шап] младший лейтенант Гончаров, воздушный стрелок старшина Голубев, (самолёт № 7675), по докладу экипажей, на последнем заходе попали в зону сильного огня МЗА [малокалиберная зенитная артиллерия], самолёт перевернулся на левое крыло и в штопорном положении врезался в землю 1,5 км северо-западнее Тутшен [правильно – Тучен; ныне – Ватутино Нестеровского района Калининградской области]».
16 сентября 2002 года на территории Гусевского района Калининградской области, в лесном массиве, который расположен между посёлком Кубановка Гусевского района и посёлком Ватутино Нестеровского района, совместной поисковой экспедицией в/ч 10213 и в/ч 62408 под руководством офицеров ВВС дважды Краснознамённого Балтийского флота подполковников И.А. Бондаря и А.А. Долбима были обнаружены и подняты из болота обломки советского самолёта-штурмовика Ил-2 (в том числе: двигатель, фрагменты корпуса, 12,7-мм пулемёт), а также костные останки членов экипажа и принадлежавшие последним личные вещи, предметы обмундирования и лётного снаряжения (в том числе один парашют), оружие (пистолет ТТ, револьвер системы Нагана и ракетница) и награда – орден Красной Звезды за № 150447.
По номеру ордена через ЦАМО был установлен владелец – воздушный стрелок старшина А.П. Голубев.
7 мая 2003 года останки членов экипажа самолета Ил-2 № 7675 – гвардии младшего лейтенанта В.К. Гончарова и старшины А.П. Голубева – с отданием воинских почестей были преданы земли на воинском мемориале города Гусева.
Увековечен в:
- Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» – дважды: т. 20 стр. 87 и т. 22 сс. 14 и 479;
- Книге Памяти Ивановской области – т. 6, стр. 44, но почему без указания соцданных и места призыва.
В Книгах Памяти Рязанской области и Книге Памяти Ярославской областей не значится.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Не позднее лета-осени 1940 годаБудущий разведчик-диверсант Алексей Петрович Голубев (1919-1945) ещё как военнослужащий советских ВВС и при знаках различия младшего комвзвода:
 

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682526, д. 971, дл. 137 и 137об. http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/049/033-0682526-0971/00000269.jpg&id=16987336&id1=3124bb4d7e3319afa78003d98e6e4797 http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/049/033-0682526-0971/00000270.jpg&id=16987337&id1=d4cb8bdd42a14f0f9d547312ab029716
 
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 16 297
  • Ржевцев Юрий Петрович
ВАРИЧ Василий Михайлович (1913-1944), бывший офицер спецчастей оперативной разведки НКГБ СССР, а на момент гибели – боец-штрафник 10-го отдельного штрафного батальона 3-го Белорусского фронта, красноармеец.
Родился в 1913 году в столице Украины городе Киеве. Украинец. Служащий из рабочих. Беспартийный. Был женат: супруга, Добрикова Екатерина Михайловна, по состоянию на лето 1944 года проживала по адресу: Украинская ССР (ныне – Украина), город Киев, улица Островского, 24, квартира, 17.
Образование:
- общее – неполное среднее в объёме семи классов общеобразовательной школы;
- военное: в 1939 году – в украинском областном городе Житомире Курсы усовершенствования командного состава автобронетанковых войск запаса.
На военной службе дважды:
- в 1931-1934 гг. – по призыву в рядах Красной Армии;
- с 7 февраля (по другим данным – ноября) 1940 года – как кадровый офицер Красной Армии, призванный Киевским ГВК Украинской ССР (ныне – Украина).
К осени 1943 года – помощник начальника штаба одного из двух мотострелковых полков Отдельной мотострелковой бригады войск НКВД СССР, а с октября 1944 года – старший помощник начальника организационно-строевого отделения штаба Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР 4-го (зафронтовой работы – разведка, террор и диверсии в тылу противника) управления НКГБ СССР, старший лейтенант по воинскому званию. И в данном качестве:
- являлся кавалером медали «За боевые заслуги». Из содержательной части Наградного листа: «Тов. ВАРИЧ за время службы в Отдельной мотострелковой бригаде ОСНАЗ НКВД в должности пом. нач. штаба полка и в Отдельном отряде ОСНАЗ НКГБ СССР в должности ст. пом. нач. оргстроевого отделения проводит большую работу по формированию и подготовке групп и отрядов, направляемых на выполнение специальных заданий в глубокий тыл врага.
Чётко поставленная т. ВАРИЧЕМ работа по отбору личного состава для включения в группы спецназначения способствовала быстром формированию этих групп и своевременному направлению их на выполнение поставленных перед ними задач». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686043, д. 50;
- 17 июня 1944 года осуждён судом Военного трибунала по пункту «а» статьи 193-17 Уголовного кодекса РСФСР – «Мародёрство, сопряжённое с противозаконным отобранием при боевой обстановке у гражданского населения принадлежащего последнему имущества, с угрозой оружием или под предлогом необходимости его отобрания для военных целей». Вынесенный ему тогда приговор: шесть лет лишения свободы, но с заменой наказания в виде направления в штрафной батальон.
Наказание отбывал в должности стрелка 10-го отдельного штрафного батальона (в/ч «Полевая почта № 34072») 3-го Белорусского фронта.
Согласно донесениям о безвозвратных потерях, погиб в бою 14 августа 1944 года на ближних подступах к границе с Восточной Пруссией и был похоронен в Литве: «Волковышковский [правильно – Вилкавишкский] р-н, дер. Гейтурловка [правильно – Кетурвлоки; ныне – посёлок Кетурвалакяй]» – в братской воинской могиле. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 472, л. 35; ф. 33, оп. 11458, д. 735, л. 67; ф. 33, оп. 11459, д. 209, л. 141; ф. 33, оп. 594258, д. 91, лл. 149-152; ф. 1258, оп. 64861, д. 10, л. 39; ф. 1258, оп. 64861, д. 20, л. 25.
Посмертно на основании приказа по войскам 3-го Белорусского фронта № 0757 л/с от 30 сентября 1944 года восстановлен в своём прежнем воинском офицерском звании, «во всех правах офицерского состава Красной Армии» и исключён из списков штрафного батальона. А из списков Красной Армии исключён приказом ГУК НКО СССР за № 03942/пог. от 16 декабря 1944 года. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 270, л. 222об.
В Книге Памяти сотрудников органов контрразведки не увековечен.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686043, д. 50.


Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 594258, д. 91, лл. 149-152.
     
Записан
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »