Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Раменский и Бронницкий районы Московской области: герои Отечества  (Прочитано 199530 раз)

рамспас

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 310
  • Горбачев Александр Васильевич
РамСпас поиск. Возвращение
ЛАПОШИН (ЛОПОШИН). СТАЛИНГРАД, ПОСМЕРТНЫЙ ОРДЕН
Из Книги Памяти Московской области (т. 22-I): «Лапошин Георгий Федорович, гв. мл. лейтенант 44 гв. сп 15 гв. сд. 1912 г. рождения, Раменский р-н Московской обл. Призван Раменским РВК. Погиб в бою 17 января 1943г. Похоронен: х. Песчаный Волгоградской обл.».
Военная судьба Лапошина началась в 1941-м в 975-м артиллерийском полку 8-й стрелковой дивизии (II ф; бывшая 8 МСДНО). Это соединение погибло в ходе последнего броска немцев на Москву (операция «Тайфун») в Вяземском «котле». Большинство ее бойцов и командиров или погибли, или попали в плен.
Горемий Черный, наводчик орудия 975-го артполка: «Поднятая ночью по тревоге, наша батарея после многочасового переезда вечером заняла огневые позиции. Стомиллиметровые пушки-гаубицы чехословацкого производства окопаны, замаскированы сетками. Рано утром гул канонады накатился ближе, стали различимы отдельные разрывы снарядов и треск пулеметных очередей. Мы – на закрытой позиции. Позиция действительно закрытая: вид вперед закрыт крутым косогором. И вдруг, еще до начала нашей стрельбы, ошеломляющая весть: на командном пункте впереди нас убиты командир дивизиона и командир взвода управления одной из батарей.
Трудно описывать последующие немногие дни боев. Наша первая закрытая позиция была и последней, все следующие выстрелы были сделаны прямой наводкой и под почти непрерывным обстрелом. Часть батарей полка была утрачена уже в первый и второй день боев. К середине третьего дня последними сохранившимися в полку орудиями были два орудия нашего взвода. Лишь двум орудийным расчетам вместе с орудиями удалось уйти в лес от шквального шрапнельного и минометного огня наступающих немцев. Облачками разрывов было покрыто все небо, шрапнель и осколки мин и снарядов косили солдат, бегущих по полю и сидящих в кузовах автомашин с орудиями на прицепе.
Мы заняли позицию на опушке леса, развернув орудия в сторону ближайшей деревни, где уже были немцы. На время стрельба прекратилась, только стонали раненые. Вокруг нас собралось много пехотинцев, они тоже занимали оборону, помогали нам.
…Решив, очевидно, что с сопротивлением русских здесь покончено, немцы начали вытягиваться из деревни. Автомашины с солдатами, колесно-гусеничные тягачи с прицепленными орудиями выползали на дорогу огромной шевелящейся темно-серой змеей. Мы не открывали огонь, пока эта змея не сделалась длинной-длинной. Помню дрожь в руках, когда я, глядя в панораму прицела, вращал рукоятки, наводя орудие на цель. Заряжающий – студент-историк Витухновский, черноволосый, в очках, в надвинутой на большие уши пилотке, то нервно выпрямлялся, то приседал на своем месте, все остальные номера застыли в ожидании команды.
И вот – выстрел. Я снова прильнул глазом к панораме: перелет. Меняю прицел, командую Витухновскому. И свершилось – разрыв посреди колонны. Неописуемо это чувство восторга, смешанного с исступленной злобой: вот вам! Скорей, скорей еще раз; почему Витухновский так медлит? «Что ж ты?» – ору во все горло. А он не виноват – у нас и снаряд не унитарный, и замок не автоматический. Замковому замок открыть надо, Витухновскому снаряд вставить (а в нем чуть ли не пуд!), заряд с порохом вложить, потом замковый замок закроет и только тогда – выстрел. И все-таки пусть не так часто, как хочу, еще выстрел, и еще, и еще. И все куда надо.
Едва ли больше полутора десятков выстрелов успели мы сделать тогда из нашего орудия. Немцы открыли в нашу сторону огонь из минометов, включились и их орудия. Вскоре вокруг опять был огонь и грохот разрывов, едкий удушающий дым, крики и стоны раненых.
Мы отошли вглубь леса, перевязали раненых, похоронили убитых – не всех, много их осталось на опушке; да простят они нас. У пушек сняли замки и закопали их в стороне, сами орудия столкнули в овражек с небольшим ручьем, я снял с прицела панораму – его оптическую часть – и как мое личное оружие положил в вещмешок. Раненых погрузили в оставшуюся еще на ходу машину, туда же села медсестра и по лесной дороге машина пошла на восток. …Судьба раненых оказалась трагичной: через полчаса после отправления машины они попали к немцам. Тяжелых немцы добили; тех, кто мог передвигаться, пленили».

Среди бойцов этого полка был и Георгий Лапошин. В списках Управления по делам о военнопленных и интернированных от 2 марта 1942 по Усманскому спецлагерю НКВД есть ст. сержант Лапошин Георгий Федорович из с. Михеево Бронницкого района Московской области, помкомвзвода 975-го артиллерийского полка 8-й стрелковой дивизии (II ф). Список направлялся в финуправление для постановки на довольствие. По одному документу Российского государственного военного архива Лапошин находился в лагере как освобожденный из плена, по-другому – как вышедший из окружения.
Спецлагеря НКВД были фильтрационными лагерями, где проверяли освобожденных из плена и вышедших из окружения. Как полагалось по инструкции, особист направил на Лапошина запросы в 7-й отдел Управления особых отделов НКВД (учет разыскиваемых агентов разведывательных органов противника), и в Раменский райотдел УНКВД Московской области для подтверждения его биографических данных и социального происхождения — не из «бывших» ли он, не воевали ли его родственники против Советской власти, не раскулачены ли, не судимы ли... Опрашивались те, кто был с ним в окружении, а возможно и в лагере военнопленных. Ничего подозрительного не выявили, и направили Лапошина на фронт.
Видимо он сразу попал в 136-ю стрелковую дивизию (I ф), 16 февраля 1942 преобразованную в 15-ю гвардейскую. В феврале — апреле 1942 дивизия вела ожесточённые бои в Донбассе, за которые была награждена орденом Красного Знамени. В начале июня 1942 года после кратковременного пребывания в резерве она была включена в состав 28-й армии (II ф) Юго-Западного фронта (I ф), а 25 июня передана 57-й армии (I ф). В составе этих армий вела упорные оборонительные бои на Валуйко-Россошанском направлении. По состоянию на 17 июля 1942 года 15-я гв. сд имела численность 325 человек, т.е. меньше батальона.
В конце июля заняла оборону на рубеже совхоз «Приволжский», Дубовый Овраг (30-35 км южнее Сталинграда). Противник активности на фронте 57-й армии (I ф) не проявлял. Основные бои шли в Сталинграде и севернее города.
19 ноября начали наступление Юго-Западный (II ф) и Донской фронты. На Сталиградском фронте (II ф) пока царило затишье. Утром 20 ноября прорвав вражескую оборону дивизия успешно продвигалась вперед, разгромив румынскую пехотную дивизию. 23 ноября она совершала марш в район Бузиновка в готовности не допустить прорыва немцев из формирующегося котла.
С конца ноября до начала января 1943 полки дивизии вели оборонительные бои на южном фасе сталинградского котла. Боевые действия ограничивались перестрелками и редкими контратаками. Противник активности не прпроявлял. Дивизия готовилась к операции по уничтожению окруженной группировки, готовила штурмовые группы для прорыва переднего края обороны противника.
13 января 1943 дивизия перешла в наступление и продвинулась к 14 января в район ст. Басаргино отрезав пути противнику на восток. Продолжая наступление к 15 января части дивизии вышли к позициям среднего сталинградского обвода где противник вновь подготовил рубеж обороны. Здесь в течении 16 января готовились к преодолению обороны противника и подтягивали тылы. Атака 17 января успеха не имела, т.к. отстала артиллерия и одна пехота сломить сопротивления врага не смогла.
Из Журнала боевых действий 15-й гв. стрелковой дивизии: «17.1.1943. Противник на рубеже ж.д. Воропоново, Гурмак закрепился, оказывает упорное сопротивление наступающим частям дивизии. В течение суток вел сильный ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь по боевым порядкам наступающих частей. Дивизия с частями усиления на ранее занимаемом рубеже в течение суток вела бои с упорно обороняющимся противником. С 10.00 начала наступление в направлении Алексеевка.
Артиллерийская обработка обороны противника недостаточная. Приданная дивизии артиллерия отстала от боевых порядков пехоты и поэтому не могла обеспечить их артогнем. Орудия везут вручную расчеты. В результате чего наступление частей дивизии успеха не имело. В 12.00 на основании распоряжения командарма-57 наступление было приостановлено до 13.00. С 13.40 части, возобновив наступление, успеха также не имели, артиллерию за этот промежуток времени подтянуть не могли – не было возможности.
Потери: 44 гв. сп – убито 6 чел., ранено 59. Личный состав за период 4-дневного наступления устал. Лошади истощали, что влияет на боевые действия части.
22.1.1943. Противник перед фронтом дивизии обороняется… на заранее подготовленном рубеже по линии ж.д., идущей из ст.Воропоново на Гурмак, упорно сопротивляясь в опорных пунктах в районе 200 м сев-зап. Алексеевка, ж.д. выемка вост. отм.155.0. ...Дивизия в 10.00 начала наступление в полосе: Алексеевка, … выс. 155.0, Студеная Яблоновка, далее по р. Царица с задачей: к исходу дня выйти на рубеж отм.119.9. Начало артобработки переднего края противника 8.50 длилось 1 час 10 мин. Фронт противника был прорван частями дивизии в 10.00 в районе узла сопротивления перекрестка ж.д. (прим. ст. Воропаново) шириной до 1.2км. …Части дивизии к 21.00 вышли на рубеж отм.119.9. Потери дивизии за 22.1.43: убито 88, ранено 237 чел.
Среди погибших в этих боях и Георгий Лапошин, к тому времени младший лейтенант. Из донесения о безвозвратных потерях по 44-му гв. стрелковому полку 15-й гв. стрелковой дивизии: «Лопошин Георгий Федорович, мл. лейтенант, командир взвода. 1912 г.р., Раменский р-н Московской обл. Убит 17.01.1943г., похоронен р. Басаргино Сталинградской обл. Жена, Мария Васильевна, жила в Раменском р-не Московское обл. (точное место не указано)».

Из списков Красной Армии он тоже исключен как ЛОпошин погибший 17.01.1943 года, т.е. так, как в донесении. Фамилия записана с ошибкой, но есть еще один документ, в котором она записана правильно, но не совпадает должность, дата и место гибели. И этот документ важен для родных, т.к. они могут и не знать, что посмертно Лапошин был награжден орденом. На войне все меняется быстро, и грамотный, отважный командир взвода вполне мог быть назначен на должность зам. политрука роты. В окопах на уровне роты для этого не нужно было иметь политическое образование. Нужно было иметь храбрость встать в атаку первым и уметь поднять за собой бойцов.
Из Наградного листа: «Лапошин Георгий Федорович, гвардии мл. лейтенант, заместитель командира по политчасти 1 стрелковой роты 44-го гвардейского стрелкового полка 15-й гвардейской ордена Ленина и Красного Знамени стрелковой дивизии. 1912 г.р. В Красной Армии с 1941г., в Отечественной войне с сентября 1941г. Призван Раменским РВК Московской обл. Ранее не награждался. Убит 22.01.1943 г.
Краткое описание подвига: 17 января 1943 г. в районе разъезда Басаргино во время боя был выведен из строя командир 3 стрелковой роты. Лапошин принял командование ротой на себя и повел подразделение в атаку. Враг был выбит. Поставленная командованием задача была выполнена. В этом бою тов. Лапошин лично уничтожил 12 немецких солдат и офицеров и со своим подразделением взял в плен 120 немецких солдат и офицеров.
22 января в районе ст. Воропаново тов. Лапошин лично забросал /гранатами/ ДЗОТ противника, мешавший продвигаться нашим бойцам вперед и уничтожил 7 фашистов. В этом бою тов. Лапошин пал смертью храбрых. За личную инициативу и самоотверженность достоин награждения орденом Отечественной войны 2 степени».

11 февраля 1943 года Наградной лист подписал командир полка гв. майор Усиков, 13 февраля командир дивизии гв. генерал-майор Василенко решил, что Лапошин достоин ордена Отечественной войны 1-й степени, 28 марта зам начальника политотдела 64 армии полковник Смолянинов это решение подтвердил, и только 19 апреля приказом по войскам 64-й армии за № 184/н гвардии младший лейтенант Лапошин был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.
Сейчас трудно сказать, где информация более достоверна, в списке потерь или наградном листе. В Книге памяти местом захоронения записан п. Песчаный. На самом деле он называется Песчанка, и находится в 2 км южнее ст. Воропаново. Хоронили там погибших в боях 21-23 января 1943-го. Сейчас в самом Песчаном два захоронения – в центре и на северной окраине. Из погибших в районе Воропаново бойцов и командиров 44-го гв. стрелкового полка только двое числятся похороненными в центре Песчанки. В Басаргино (около 13 км западнее Песчанки) сейчас воинских захоронений нет. Всего несколько человек из 15 гв. сд числятся перезахороненными оттуда в братскую могилу пос. им. Гули Кролевой юго-восточнее Песчанки.
Ни в одном списке захоронения Лапошина нет. Вполне возможно, что на подступах к Алексеевке (ст. Воропаново) дивизионное кладбище было в Басаргино, а по мере продвижения дивизии, организовано в рне ст. Воропаново. Можно лишь предположить, что более достоверны сведения в наградном листе, т.к. даты привязаны к конкретным событиям в боевом пути полка. И тогда, скорее всего, он похоронен в Песчанке. На одном захоронении там числятся похороненными 178 чел., на втором 134 чел., и все фамилии известны. Исходя из опыта поиска, я никогда не верю, что при таком количестве павших, известны все имена. Списки составлялись после войны, и физически невозможно было установить, кто был захоронен первоначально, и кто был перезахоронен в ходе укрупнений братских могил. Пример тому – 15 гв. сд. Всего несколько человек увековечены в этих списках. Сейчас и Песчанка, и п. Гули Кролевой – это Советский р-н Волгограда.
Ищите своих близких!
Горбачев Александр Васильевич. Сайт «Без вести павшие»:
http://gorbachovav.my1.ru/
С иллюстрациями здесь: https://gorbachovav.my1.ru/publ/laposhin_loposhin_stalingrad_posmertnyj_orden/1-1-0-361
« Последнее редактирование: 29 Марта 2020, 12:30:46 от Sobkor »
Записан
С уважением, А. Горбачев

рамспас

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 310
  • Горбачев Александр Васильевич
Из Книги памяти Московской обл., т.22:
Мартынов Иван Алексеевич, красноармеец 1905 г.рождения, д.Кошерово Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Умер в немецко-фашистском плену 31 декабря 1941г.
Мартынов Иван Алексеевич, красноармеец 1913 г.рождения, д.Захариха Раменского р-на Московской обл. Призван в 1941г. Раменским РВК. Пропал без вести в июле 1942г.

Подробно здесь: https://gorbachovav.my1.ru/publ/martynovy_iz_kosherovo_i_biserovo/1-1-0-367
Записан
С уважением, А. Горбачев

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ветеран-фронтовик из числа призывавшихся Раменским РВК Московской области:
ПЛЯШКЕВИЧ Вячеслав Сергеевич, ветеран-фронтовик, полковник запаса.
Родился 12 ноября 1925 года в деревне Какушкино Игнатковского сельского поселения Сафоновского района Смоленской области. Русский. Партийность: с 1942 года состоял членом ВЛКСМ. Родственники: отец (но правильно, очевидно, – отчим) – Пляшкевич Андрей Васильевич; проживал по месту рождения сына/пасынка.
В предпризывной период – учащийся.
В армию призван по мобилизации 7 января 1943 года Раменским РВК Московской области.
Непосредственный участник Великой Отечественной войны с ноября 1944 года: командир пулемётного взвода 2-й пулемётной роты 2-го стрелкового батальона 415-го стрелкового Краснознамённого полка 1-й стрелковой Брестской дивизии 96-го стрелкового Брестского Краснознамённого корпуса 70-й армии 2-го Белорусских фронтов (II ф), младший лейтенант по воинскому званию. Отсюда выбыл 14 января 1945 года по причине полученного в бою лёгкого ранения.
18 января 1945 года комполка-415 подполковником Медицевым представлен к награждению орденом Александра Невского (но в тексте документа – с искажением фамилии: как якобы Плешкевич, а не Пляшкевич): «14.1.1945 при прорыве обороны немцев в районе д. Повелин умело и отважно руководил огнём своих пулемётов. Он умело расставил свои пулемёты и их огнём не давал немцам поднять головы. Когда выбыл из строя командир стрелкового взвода, которому был придан тов. Плешкевич, он [то есть офицер В.С. Пляшкевич] принял на себя командование стрелковым взводом и смелой атакой преодолел укрепления противника и ворвался во 2-ю линию траншей, где лично уничтожил немецкого офицера.
За день боя бойцы т. Плешкевича уничтожили до 30 немцев, преодолели две линии траншей, сохранив свою технику [правильно, очевидно, – свои станковые пулемёты].
К концу дня т. Плешкевич был ранен и эвакуирован». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 1283, л. 416.
Данное представление получило реализацию в строках приказа комкора-96 за № 03/н от 28 января 1945 года: от имени Родины удостоился своей самой первой по счёту государственной награды – ордена Отечественной войны 2-й степени. Источники – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 1283, лл. 129, 129об и 416об.
Впоследствии также был, в частности, удостоен:
- медали «За оборону Москвы»;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
- медали «XXX лет Советской Армии и Флота».
К весне 1949 года – в районном городе Черняховске Калининградской области как командир взвода 5-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 349-го полка конвойных войск МВД СССР (в/ч 7411) 37-й дивизии конвойных войск МВД СССР, уже лейтенант по воинскому званию.
26 марта 1949 года в связи с расформированием 349-го полка конвойных войск МВД СССР выбыл в составе 5-й стрелковой роты для дальнейшего прохождения службы из калининградского Черняховска в крымский город Севастополь – в распоряжение командира в/ч 7435 49-й дивизии конвойных войск МВД СССР. Источник – РГВА: ф. 38088, оп. 1, д. 61, л. 36.
Последнее воинское звание в период прохождения действительной военной службы – полковник. Источник – ЦАМО: шкаф № 161, ящик № 27, персональная УПК полковника запаса В.С. Пляшкевича.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович
Лот с виртуальных страниц одного из Интернет-аукционов: грамота, врученная в 1944 году Раменским районным советом Осоавиахима Московской области активистке органов ПВХО Завода № 149 наркомата авиационной промышленности (ныне – ОАО «Раменский приборостроительный завод») Зинаиде Львовне Гинтер. Формулировка: «За активную работу по проведению 10-х Всесоюзных соревнований по противовоздушной и химической обороне по з-ду 149 г. Раменское Московской обл.». При этом печать почему-то штаба Раменского областного лагеря Осоавиахима:

« Последнее редактирование: 10 Октября 2020, 18:07:39 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сергей Емельянов как выпускник Реутовского аэроклуба Отдела авиации Московского областного совета Осоавиахима, в связи с чем облачён в форму пилота запаса. Судя по следу от вспоротых знаков различия, ранее гимнастёрка принадлежала кому-то из срочников-авиаторов из числа младших комвзводов. Оригинал хранится в фондах Муниципального бюджетного учреждения культуры городского округа Балашиха «Историко-краеведческий музей» Московской области: номер в Госкаталоге – 23996602; номер по ГИК (КП) – БИКМ КП-3541; инвентарный номер – ФАВ-1735.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович
От Эдуарда СЕМЁНОВА, известного столичного журналиста, писателя и сценариста:
- «Никто не забыт! Ничто не забыто!». Три памятных места, где должны обязательно побывать каждый житель подмосковных Раменского и Жуковского в эти дни. Я, конечно, будут здесь 9 мая:
Установленный на берегу Москва-реки памятник экипажу дальнего бомбардировщика, не возвратившемуся с боевого задания:


Памятник «Не вернувшимся с боевого задания» (он возле здания Жуковского музея истории покорения неба):


И, конечно же, возложить цветы к памятной мемориальной доске, установленной на фасаде школы № 16 Раменского района подрывникам-диверсантам УНКВД по г. Москве и Московской области:
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович
От Эдуарда СЕМЁНОВА, известного столичного журналиста, писателя и сценариста:
- Этой мой родственник: Алексей Петрович Пигусов. В предвоенный период активно занимался боксом. В армию его призвали 23 июня 1941 года из Подмосковья, но только по одним данным – Бронницким РВК, а по другим – Раменским РВК. 25 июня 1941 года выбыл из военкомата в составе воинской команды № Ю-22. По состоянию на 21 июля 1941 года в рядах переменного состава Тульского военно-пересыльного пункте, откуда в тот же день выбыл в 26-й запасной танковый полк, откуда в свою очередь 8 февраля 1942 года в звании «красноармеец» – в 475-й стрелковый (впоследствии – ордена Александра Невского) полк 53-й стрелковой (впоследствии – Новоукраинская Краснознамённая ордена Суворова) дивизии 33-й армии Западного фронта. Пропал без вести 15 февраля 1942 года.
В материалах ОБД-Мемориал значится Алонсий Петрович Пигусов.
Моя прабабушка Арина Петровна Пигусова искала его, своего сына, всю оставшуюся жизнь. Её сердце не верило, что он погиб. Его фотография висит в нашем родовом доме, в доме откуда он ушел на войну, в Михайловской слободе на самом видном месте.
Семейная легенда гласит, что когда бабушка умерла, и её хоронили, то возле кладбища остановилась черная «Волга», в которой сидел покалеченный на войне (был без рук и ног) ветеран. И вроде бы председатель колхоза потом сознался, что это был наш дядя Алексей, который не захотел возвращаться домой инвалидом и всю жизнь прожил в санатории для ветеранов…
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 14 474
  • Ржевцев Юрий Петрович

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё со знаками различия сержанта госбезопасности, что условно соответствовало армейскому лейтенанту.

СОЛНЦЕВ Сергей Иванович (1906-1941), Герой Советского Союза из числа сотрудников органов правопорядка и безопасности, лейтенант госбезопасности.
Родился 5 марта (но по другим данным – 14 июля) 1906 года в селе Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области. Русский. Рабочий из рабочих. Член ВКП(б).
Образование:
- общее – неизвестно, но не ниже начального;
- профессиональное: в юности закончил профтехшколу, а в 1931 году – в подмосковном Подольске по годичному курсу обучения Высшую школу профдвижения;
- военное: в 1937 году – или Курсы младших лейтенантов запаса автобронетанковых войск Московского военного округа, или же Курсы усовершенствования начсостава запаса всё того же МВО.
Трудовой путь С.И. Солнцева неразрывно связан с Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя», где он вырос от прядильщика до заместителя директора данного предприятия.
На службе в органах госбезопасности с 1937 года, при этом по состоянию на ноябрь 1941 года де-юре – начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области, но де-факто – комиссар замаскированного под партизанский отряд Рузского спецформирования 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отдела УНКВД по г. Москве и Московской области. Последнее специальное звание – лейтенант госбезопасности, что условно соответствовало армейскому капитану.
Раненым попал в плен, где 20 (по другим данным – 28) ноября 1941 года и принял мученическую смерть от рук фашистских палачей – после пыток был повешен карателями в лесу между рузскими деревнями Демидково и Терехово (обе ныне не существуют). На этом месте теперь высится скорбный обелиск.
Из Спецсообщения за Исходящим № 1/238 от 17 января 1942 года начальника УНКВД по г. Москве и Московской области старшего майора госбезопасности М.И. Журавлёва в адрес наркома внутренних дел ССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия: «В 500 метрах восточнее деревни Терехово Рузского района Московской области обнаружен труп начальника Рузского райотдела НКВД лейтенанта государственной безопасности СОЛНЦЕВА Сергея Ивановича, зверски казнённого фашистами.
Осмотром трупа установлено, что череп снесён до половины, правое ухо отрезано, на правой руке срублены два пальца, левая нога пробита штыком, в груди имеется 5 пулевых ран, руки и ноги закопчены.
После казни обезображенный туп тов. СОЛНЦЕВА немцами был повешен не дереве».
Похоронен на воинском мемориале подмосковного города Руза, при этом в официальный скорбный список советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то внесён без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому капитану.
Из ходатайства начальника УНКВД по г. Москве и Московской области старшего майора госбезопасности М.И. Журавлёва в адрес наркома внутренних дел ССР генерального комиссара госбезопасности Л.П. Берия: «20 ноября 1941 года немецкими оккупантами был зверски казнён начальник Рузского райотдела НКВД МО лейтенант госбезопасности тов. Солнцев Сергей Иванович 1906 г. р., в органах с 1937 года.
С занятием Рузского района немецкими войсками (октябрь 1941 г.) Солнцев являлся комиссаром партизанского отряда и руководил разведкой, а также разведывательной работой в районе. Данные о противнике, добываемые разведгруппой тов. Солнцева, широко использовались командованием Красной Армии. По этим данным, частями 144-й дивизии [речь о 144-й стрелковой (впоследствии – Виленская Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского] дивизии 5-й армии (II ф) Западного фронта] в деревне Вишенки был разгромлен штаб немецкой части. В деревне Горбово нашей авиацией и артиллерией было уничтожено 230 солдат и офицеров, 150 лошадей, много повозок, артиллерийская установка и два пулемётных гнезда. В деревне Богаево истреблено 130 солдат и офицеров, 65 лошадей.
Всего разведгруппой тов. Солнцева в тылу противника произведено 18 глубоких разведок. После разгрома немцами штаба партизанского отряда тов. Солнцев был застигнут с группой партизан в одной из землянок у Глубокого озера. В завязавшейся перестрелке он был ранен и схвачен немцами. Несмотря на зверские пытки, – Солнцеву отрубили два пальца, прокололи штыком ногу, жгли огнём руки и ноги, скальпировали череп, – он не выдал военные и государственные тайны. После казни труп тов. Солнцева немцами был повешен на дереве.
Прошу Вас выйти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о присвоении тов. Солнцеву Сергею Ивановичу посмертно звания Героя Советского Союза».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Увековечен в:
- Книге Памяти Московской области – дважды: 1) т. 22 ч. 2, стр. 189, но с четырьмя искажениями: а) как якобы уроженец былого подмосковного села Раменское (с 15 марта 1926 года – город), а не Игумново городского поселения «Кратово» Раменского городского округа Московской области; б) как якобы призванный в 1937 году на военную службу Раменским РВК Московской области, а не как поступивший в том же году добровольно на службу в органы госбезопасности УНКВД по г. Москве и Московской области; в) и г) как якобы старший лейтенант из «ОО [Особый отдел] НКВД», а не лейтенант госбезопасности по специальному званию и начальник Рузского районного отдела УНКВД по г. Москве и Московской области по занимаемой должности; и 2) т. 29 ч. 3 стр. 653 – портрет в фотогалереи Героев Советского Союза из числа уроженцев теперь уже бывшего Раменского района и городов Бронницы и Жуковский;
- Книге Памяти сотрудников органов контрразведки – стр. 439, но с двумя искажениями: 1) как якобы уроженец подмосковного города Раменское, а не раменского села Игумново; и 2) как якобы старший лейтенант госбезопасности, а не лейтенант госбезопасности
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) ещё как представитель трудового коллектива Раменской бумагопрядильной и ткацкой фабрикой «Красное знамя»:


1937 года, Сергей Иванович Солнцев как новоиспечённый младший лейтенант запаса по линии автобронетанковых войск РККА с женой и дочкой:


Предположительно, самый конец 1937 года, Сергей Иванович Солнцев (1906-1941) при знаках различия сотрудника госбезопасности «без звания»:


Личный состав Рузского партизанского отряда


Чекистское Спецдонесение за Исходящим № 1/238 от 17 января 1942 года:


Место гибели чекиста-Героя:


1970-е/1980-е гг., подмосковный город Руза, стражи правопорядка по случаю празднования очередного Дня милиции возлагают венки и цветы к подножию воинского мемориала, где в братской могиле покоится и прах Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941):


Установленный в Музее ГУ МВД России по Московской области бюст Героя Советского Союза старшего лейтенанта госбезопасности Сергея Ивановича Солнцева (1906-1941) работы скульптора Н.Н. Мухатаевой. Странно, но Герой почему-то изображён с двумя лейтенанскими «кубиками» сержанта госбезопасности в петлицах, а не с двумя майорскими «шпалами» старшего лейтенанта госбезопасности!?


Скан со 189-й страницы 2-й части 22-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 653-й страницы 3-й части 29-го тома Книги Памяти Московской области:


Скан с 439-й страницы Книги Памяти сотрудников контрразведки:


В официальных скорбных списках советских воинов, чей прах покоится в подмосковной Рузе в братской воинской могиле № 79, почему-то значится без указания даты рождения и даты смерти и как якобы армейский лейтенант, а не лейтенант госбезопасности по специальному званию, что условно соответствовало армейскому капитану:

Очерк о Герое Советского Союза лейтенанте госбезопасности Сергее Ивановиче Солнцеве за авторством известного московского журналиста полковника юстиции в отставке Александра Тарасова. Данную рукопись он в 2011 году передал через меня в редакцию журнала МВД России «Полиция Россия»:

Автор – полковник юстиции в отставке Александр ТАРАСОВ
«ПОСЛЕДНИЙ БОЙ С ВРАГОМ
Свой подвиг Сергей Иванович Солнцев совершил в годы Великой Отечественной войны, а уже в мирное время, спустя десятилетия после Победы, вышла в свет книжная публикация о подмосковном Герое Советского Союза. Боевая судьба Сергея Солнцева является ярким образцом беззаветного служения Родине.
Герман Литвин в опубликованном в 1-й книге сборника «Люди долга и отваги» (Москва, издательство ДОСААФ СССР, 1983 год) очерке «Счастье в наследство» написал: «В сквере на Площади Партизан в городе Рузе, что к западу от Москвы, высится увенчанный пятиконечной звездой памятник, каких множество на нашей земле. На гранитной плите высечены имена тех, кто не дрогнул в бою и отдал жизнь за свободу и независимость Советской Родины. Первым в этом списке значится имя Сергея Ивановича Солнцева.
Память о нём увековечена в названии одной из улиц районного центра.
Каждое лето приезжают в Рузский район юные москвичи – дети рабочих локомотиворемонтного завода. Их пионерский лагерь носит имя Солнцева.
Память о павших – святой долг живущих.
А к востоку от столицы, в другом районном центре Московской области – городе Раменское – живёт семья Солнцевых. В 1906 году у рабочих местной текстильной фабрики Ивана Фёдоровича и Ефимии Егоровны Солнцевых родился сын Сергей. Здесь, на той же фабрике, в советское время получившей название «Красное знамя», Сергей начал пря-дильщиком, вырос до заместителя директора. Сюда, в Раменское, слал он короткие письма осенью 1941 года. В семье Солнцевых их хранят как дорогую реликвию, помнят как отцовский наказ.
Письма Сергея Солнцева не предназначались для печати. Он просто и коротко сообщал о себе из Звенигорода 3 ноября 1941 года, не предполагая, что эти строки окажутся последними:
«...Ещё раз привет, моя милая Маруся и сыночек Женя. Оказался проездом в Звенигороде по делам службы и посылаю тебе 1400 руб. для расходов.
Жив и здоров. Того и вам желаю. Не скучай. Как говорят, судьба опять заставила нас быть врозь. Всё, что было в квартире и отделе, пришлось оставить в Рузе при отступлении 24 октября. Живу сейчас в лесу, где – потом увидимся, расскажу...»
В этот день, 3 ноября, Солнцев в очередной раз перешёл линию фронта. Это было уже обычное для него рискованное дело, привыкнуть к которому было невозможно.
Но он привык к другому: к слову «надо». Таков был приказ его собственного сердца, а ссылка в письме на судьбу – лишь для успокоения жены…».
Поступив на службу в органы внутренних дел, Сергей Иванович хорошо понимал, что лёгкой судьбы у него совершенно точно не будет. Зато Солнцев знал и другое. Знал, что в этой трудной работе он сполна сможет проявить себя, так как очень хотел быть надёжной опорой для земляков и защищать их от любых уголовных поползновений преступников.
Как и на фабрике «Красное знамя», заладились дела у новичка и на правоохранительном поприще. В мирную пору Сергей Солнцев выдвинулся до поста заместителя начальника Истринского районного отдела Управления НКВД по Москве и Московской области, а в самом начале войны был назначен на должность руководителя аналогичного подразделения в Рузе.
С приближением фронта в районе закипела работа по созданию истребительного отряда для борьбы с вражескими парашютистами, диверсантами и лазутчиками, который организовывался при непосредственном участии начальника Рузского райотдела УНКВД Сергея Солнцева. Руководством района заблаговременно проводились, с соблюдением всех возможных мер конспирации, подготовительные работы по созданию подполья и партизанской базы.
С учётом того что по Рузскому району тянется с запада на восток шоссейная автомагистраль, было принято решение о заложении партизанского базового расположения в стороне от неё, куда противнику не так-то просто будет подобраться. Такое труднодоступное место, где меньше всего было возможно появление тяжёлой техники неприятеля, нашли на северо-востоке района – у озера Глубокое, окружённого лесами и болотами.
Обеспечивая подготовку засекреченной партизанской базы, начальник районного отдела УНКВД Солнцев и его подчинённые задумались над тем, как сохранить в тайне заготовку продовольствия, одежды и снаряжения. Обсудив различные варианты, рузские работники подразделения НКВД пришли к выводу, что самый простой способ – это собирать продукты и вещи открыто. Хозяйственникам же было объяснено, что всё это будет передано будто бы истребительному отряду, действовавшему уже в районе. Но всё собранное, конечно же, было укрыто в районе озера Глубокое.
Там под видом торфоразработок небольшой коллектив и выполнил негласную основную работу: числившийся директором доверенный человек и его надёжные помощники споро подготовили к приёму партизан основательную базу. Некоторые из этих людей затем и были зачислены в отряд, а кто-то и в действующую армию ушёл сражаться с немецко-фашистскими захватчиками.
Части 5-й армии (II ф) генерала Леонида Александровича Говорова затормозили наступление оккупантов как раз на территории Рузского района, и в конце октября сорок первого здесь разгорелись ожесточённые схватки. Кровопролитная борьба развернулась за посёлок Дорохово, который несколько раз удавалось отвоёвывать у захватчиков советским воинам, жарко было и в других населённых пунктах района, в том числе и в Тучкове.
Сложившаяся обстановка требовала, чтобы в первоначальный план были внесены коррективы по структуре партизанского формирования района. Поскольку этим бойцам-добровольцам пришлось действовать фактически поблизости от линии боевых действий, а не в глубоком тылу врага, то по местам базовых дислокаций создали два отряда – Рузский и Тучковский. Единое руководство партизанами оставил за собой райком, координировавший их действия и определявший обоим отрядам новые боевые задачи.
Даже отлично знавшим родной район партизанам крайне сложно было перемещаться у населённых пунктов, оказавшихся под контролем оккупантов. Не смогла уберечься от потерь боевая группа Тетерина –Белобородова, которая в течение пяти дней пробиралась к назначенному месту сбора отряда.
Не сумев перейти через дорогу Руза – Ново-Петровское, пятнадцать усталых и голодных бойцов по раскисшей от осеннего дождя земле пошли в деревню Ордино. По сведениям партизан, там не должно было быть немцев. Однако какой-то гитлеровский холуй навёл на отдыхавших партизан большую карательную команду, и они приняли неравный бой.
Насмерть был сражён комиссар группы Тетерин, прикрывавший отход своих бойцов. В яростной стычке с карателями погибли ещё двое партизан – Жуков и Патрикеев, которые проявили такую же боевую самоотверженность, как и отважный комиссар группы Тетерин.
Являясь комиссаром Рузского партизанского отряда, офицер госбезопасности Сергей Солнцев считал одной из основных своих задач повседневную заботу о бойцах. Немало раздумывал комиссар и над тем, как обезопасить партизанские маршруты. Правда, сделать это было весьма проблематично, так как, по сути, главной задачей для отряда был сбор разведданных.
Секретарь райкома партии Ткачёв, который постоянно находился в этом отряде и руководил подпольщиками района, уже после освобождения Рузы от немецко-фашистских захватчиков рассказал о взаимодействии партизанских формирований с частями Красной Армии. Как сообщил возглавлявший местное подполье Ткачёв, деятельность всех партизанских групп координировал районный штаб, в состав которого входил и Солнцев – руководитель разведки.
Свою боевую работу партизаны, по словам Ткачёва, строго увязывали с задачами, которые выполняли части Красной Армии. У партизан, по оценке руководителя районного подполья, до семидесяти процентов боевого времени занимал разведывательный труд, так как линия фронта проходила в зоне деятельности отряда, а советское командование всё время нуждалось в свежих сведениях о неприятеле.
Подтянутый офицер в форме со «шпалой» в каждой петлице, Солнцев успевал и добытые новые разведданные обобщить, и все отрядные дела выполнить, а ещё находил время и с местными жителями побеседовать, обнадёжить их. Придя 3 ноября 1941 года в Звенигород, Сергей Иванович, кроме посланного домой в Раменское письма, доставил через фронт очень важные разведывательные новости.
Лейтенант госбезопасности Сергей Иванович Солнцев направил начальнику Управления НКВД по Москве и Московской области Михаилу Ивановичу Журавлёву рапорт, доложив руководителю органов внутренних дел столичного региона о начавшем действовать в Рузском районе с 25 октября партизанском отряде под командованием капитана пограничных войск Гайдукова. Сергей Иванович проинформировал начальника УНКВД, что партизаны находятся в ранее намеченных базах, в отряде – партийный и советский актив района, труженики местных предприятий и работники органов внутренних дел. Руководитель разведки партизанского отряда сообщил также, что на прилегающей к этим дорогам территории гитлеровцы сосредоточили до 50 тысяч солдат пехотных, артиллерийских и танковых частей. Расположившиеся в жилых домах деревень оккупанты днём охранения не выставляли, а ночью организовывали патрулирование танками. В партизанском сообщении указывалось, что информация о неприятеле также была передана командованию наших регулярных частей, воевавших на этом фронтовом участке.
В свою очередь руководство УНКВД, ссылаясь на это донесение, немедленно проинформировало командованию Западного фронта о сосредоточении неприятельских сил вдоль основных дорог района: Руза – Михайловское, Волоколамское шоссе – деревни Ракитино и Рубышкино, Звенигородское шоссе – деревни Кривошеино и Опальшино.
Проанализировав полученную информацию, советское армейское командование особое значение придало выясненным партизанской разведкой точным сведениям о том, что штабные структуры неприятеля расположились в районном центре Руза и в деревне Вишенки. Через непродолжительное время была подготовлена крупная боевая операция: два батальона 144-й стрелковой дивизии вместе с группой рузских партизан совершили стремительный налёт на Вишенки и полностью уничтожили обосновавшихся там вражеских стратегов – штаб одной из частей 87-й пехотной дивизии вермахта.
Храбрый сотрудник госбезопасности Сергей Солнцев, который с 25 октября 1941 года был комиссаром и начальником разведки Рузского партизанского отряда, участвовал в ряде успешных боевых действий. К середине последнего осеннего месяца сорок первого руководимые Сергеем Ивановичем разведчики добыли ценные сведения о сосредоточении оккупантов и их дальнейших планах наступления на Москву, и эта важная информация, своевременно переданная в штаб 144-й стрелковой дивизии, помогла красноармейцам дать новый отпор врагу. К слову, уточнить намерения гитлеровцев штабисты той же 144-й стрелковой дивизии смогли после того, как 13 ноября партизаны взяли в плен солдата 2-го батальона 187-го полка 87-й пехотной дивизии Фрица Хельбиха, а затем сумели через линию фронта переправить фашиста-«языка» красноармейскому командованию.
В очередную разведывательно-наступательную вылазку возглавляемая Солнцевым большая группа его боевых товарищей отправилась всего через день после пленения солдата-германца Хельбиха. Кроме 80 партизан, на задание были посланы 10 конников разведывательной группы 5-й армии. Устроив засаду на дороге Голосово – Редькино, участники рейда напали на неприятельскую колонну.
Завязался тяжёлый бой, и в критический момент разгоревшегося сражения, когда гитлеровцы усилили натиск на один из флангов партизанского рейдового отряда, кадровый офицер госбезопасности Солнцев проявил твёрдость духа и решительность. Организовав контратаку, отважный комиссар внёс перелом в ход боя и в итоге обеспечил успешное выполнение трудной боевой задачи. Гитлеровская колонна была разгромлена, и рузские партизаны и красноармейцы-конники захватили вражеское вооружение и другие военные трофеи.
Держа в постоянном напряжении оккупантов, часть их сил партизаны-рузаки отвлекали на себя и тем самым способствовали более свободному тактическому и стратегическому маневрированию регулярных красноармейских подразделений. Подчинённые уважали своего партизанского комиссара за то, что он самоотверженно вёл их за собой, проявляя личное мужество и смелость, демонстрировал непоколебимую веру в грядущую победу над немецко-фашистскими захватчиками и вселял уверенность в бойцов отряда в самых трудных ситуациях. А еще любили Сергея Ивановича за его непоказную общительность, душевность, отзывчивость и доброту.
Двадцатого ноября близ деревни Андреевское Рузского района, обороняясь от нагрянувшего к расположению партизан крупного карательного отряда, комиссар Солнцев и его подопечные превратили в неприступную крепость одну из землянок. Однако, когда стали иссякать боеприпасы, раненый Сергей Иванович попросил зарядить ему револьвер и приказал подчинённым, с которыми отбил очередную неприятельскую атаку, отходить подальше в лес.
Партизаны, не сумев переубедить комиссара, вынуждены были повиноваться. А сам Солнцев, получивший тяжёлое ранение, ещё продержался какое-то время в своём партизанском бастионе, пока совершенно обессилевшим не попал в руки карателей.
Фашистские палачи подвергли комиссара нечеловеческим пыткам и, ничего не добившись от него, казнили стойкого патриота.
Партизаны и подпольщики, которых не выдал замученный карателями комиссар Сергей Солнцев, продолжали действовать на Рузской земле, приближая день изгнания оккупантов из Подмосковья. И вскоре свершилось это долгожданное событие.
«На зверства фашистов ответим яростной народной местью» – так назывался материал, напечатанный 20 января 1942 года в газете 5-й армии (II ф). В этом фронтовом издании был опубликован акт, подписанный партизаном Г. Загудаевым, красноармейцем А. Паршиковым и группой жителей Паньковского сельсовета Рузского района, которые в полукилометре к востоку от своей деревни Терехово после изгнания оккупантов нашли изуродованное тело С. Солнцева, повешенного карателями на придорожном дереве.
Из направленного Наркому внутренних дел СССР представления начальника Рузского райотдела УНКВД по Москве и Московской области С. И. Солнцева к званию Героя Советского Союза: «20 ноября 1941 года немецкими оккупантами был зверски казнён начальник Рузского райотдела НКВД МО лейтенант госбезопасности тов. Солнцев Сергей Иванович, 1906 г. р., в органах с 1937 года. (В выпущенном в свет в Москве в 1988 году Военным издательством 2-м томе краткого биографического словаря «Герои Советского Союза» на 499-й странице указано, что С. И. Солнцев – якобы являлся старшим лейтенантом госбезопасности. – А. Т.)
С занятием Рузского района немецкими войсками (октябрь 1941 г.) Солнцев являлся комиссаром партизанского отряда и руководил разведкой, а также разведывательной работой в районе. Данные о противнике, добываемые разведгруппой тов. Солнцева, широко использовались командованием Красной Армии.
По этим данным, частями 144-й дивизии в деревне Вишенки был разгромлен штаб немецкой части. В деревне Горбово нашей авиацией и артиллерией было уничтожено 230 солдат и офицеров, 150 лошадей, много повозок, артиллерийская установка и два пулемётных гнезда. В деревне Богаево истреблено 130 солдат и офицеров, 65 лошадей.
Всего разведгруппой тов. Солнцева в тылу противника произведено 18 глубоких разведок. После разгрома немцами штаба партизанского отряда тов. Солнцев был застигнут с группой партизан в одной из зeмлянoк у Глубокого озера. В завязавшейся перестрелке он был ранен и схвачен немцами. Несмотря на зверские пытки, – Солнцеву отрубили два пальца, прокололи штыком ногу, жгли огнём руки и ноги, скальпировали череп, – он не выдал военные и государственные тайны. После казни труп тов. Солнцева немцами был повешен на дереве.
Прошу Вас выйти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о присвоении тов. Солнцеву Сергею Ивановичу посмертно звания Героя Советского Союза.
Начальник УНКВД г. Москвы и Московской области М.И. Журавлёв».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1942 года за отвагу и мужество, проявленные в партизанской борьбе в тылу врага против немецких захватчиков, Сергею Ивановичу Солнцеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Ныне в Музее Московской областной милиции хранится скульптурный портрет Героя Советского Союза Сергея Солнцева, эта художественная работа выполнена Н.Н. Мухатаевой. А там, где самоотверженному офицеру госбезопасности суждено было принять последний бой с врагом, установили красногранитный обелиск. Надпись на памятнике-мемориале гласит, что здесь 20 ноября 1941 года был зверски замучен Герой Советского Союза начальник Рузского районного отдела НКВД Сергей Иванович Солнцев».
Записан
Страниц: 1 ... 11 12 13 14 15 [16]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »