Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Символ мужества – «ястребки»!  (Прочитано 2296 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Символ мужества – «ястребки»!
« : 28 Июнь 2012, 07:59:45 »
Насколько известно, с началом войны в приграничных районах были созданы Истребительные батальоны НКВД СССР. В городе Аккермане Измаильской области Украинской СССР был также создан такой батальон, но, по словам дочки одного, из бойцов этого иррегулярного подразделения они в основном занимались эвакуацией имущества госучреждений и заводов и фабрик. Возможно, кто-либо владеет информацией о деятельности таких батальонов на юге Одесской области, их судьбе и участии в вооружённой борьбе.

Истребительные батальоны – ополченческие формирования НКВД СССР. В их основе милиционный принцип существовавших ещё в Гражданскую войск ЧОН: штатные – только представители управления, а весь остальной личный состав - добровольцы из числа невоеннообязанных. Последние находятся под ружьём или по графику, или по тревожному вызову.
Функции – правоохранительные, контртеррористические, а в случае оккупации местности – переход к партизанским методам борьбы...
Истребительные подразделения – при каждом территориальном отделе НКВД: от взвода до батальона – в зависимости от мобилизационного ресурса муниципалитета...
« Последнее редактирование: 16 Май 2016, 19:57:31 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #1 : 19 Июль 2012, 13:56:57 »
ПОДВИГ, НЕ ПОДЛЕЖАЩИЙ ЗАБВЕНИЮ!
24 июня 1941 года Совнаркомом СССР был одобрен комплекс мер по обеспечению безопасности тыла страны и, в частности, принято правительственное Постановление “О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе”. Во исполнение этого Постановления нарком внутренних дел своим приказом № 00804 от 25 июня 1941 года утвердил в структуре центрального аппарата НКВД СССР Штаб истребительных батальонов, а в региональных УНКВД и республиканских НКВД – одноименные оперативные группы. К истечению суток 26 июня 1941 года истребительные подразделения уже имелись практически при всех без исключения городских, районных и уездных отделах (отделениях) НКВД прифронтовой полосы. Это все – общеизвестные факты. А теперь о фактах, в военно-энциклопедической литературе чаще всего отсутствующих. Итак, в основу Истребительных батальонов НКВД СССР был положен милиционный принцип, использовавшейся еще в Гражданскую в войсках ЧОН – частях по борьбе с бандитизмом: на штатной основе – только представители командования (на каждые двести двадцать штыков – не более двенадцати человек), а личный состав – добровольцы из числа “проверенных смелых, самоотверженных коммунистов и комсомольцев советского актива, способных владеть оружием”, но которым, как и легендарным чоновцам времен Гражданской, предстояло теперь с винтовкой в руках защищать Родину “без отрыва от постоянной работы”. Боевую службы бойцы-добровольцы несли по графику или будучи поднятыми по сигналу “тревоги”. Таким образом, подразделения “ястребков” это де-факто ополченские формирования, но призванные под руководством местных органов внутренних дел и госбезопасности выполнять в прифронтовой полосе правоохранительные и контртеррористические функции, а в случае вражеской оккупации данной территории, если, конечно, не был получен соответствующий приказ об отходе вместе с частями Красной Армии, немедленно переходить к диверсионно-партизанским методам борьбы, для чего региональными УНКВД заранее в глухих лесах специально создавались партизанские базы и схроны с укрытыми в них оружием и провиантом. Достаточно сказать, что именно вчерашние истребительные батальоны НКВД СССР стали первыми крупными партизанскими отрядами Великой Отечественной и особенно это явственно просматривается на примерах из летописи партизанского движения Северо-Запада России, Белоруссии, Смоленщины и Брянщины. Более того, сразу несколько истребительных формирований НКВД СССР, в том числе и состоявшие в статусе полков, уже изначально были созданы как диверсионные! В частности, под условным наименованием “88-й истребительный батальон НКВД СССР”, будучи глубоко законспированной, функционировала Спецшкола подрывников УНКВД г. Москвы и Московской области, в том числе и ее зафонтовые подразделения…
Небезынтересно и то, что многие истребительные батальоны НКВД СССР в силу отсутствия в самый ответственный момент в распоряжении командования фронтов иных мобилизационных ресурсов были экстренно обращены ими в соединения и части, на прямую подчиненные Красной Армии. Так, в Гомеле в августе сорок первого местные “ястребки” составили костяк Гомельского полка народного ополчения (он же в неофициальной терминологии – 1-й механизированный пулеметный полк) – иррегулярной воинской части, вошедшей тогда в оперативное подчинение 67-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 21-й армии (1-го формирования) и вскоре героически почти целиком полегшей под полесскими Журавичами. А осенью сорок первого из многочисленных истребительных батальонов УНКВД г. Москвы и Московской области были рождены не менее чем две дивизии народного ополчения – 4-я и 5-я Московские стрелковые, ставшие в свою очередь в январе сорок второго соединениями РККА.
1 декабря 1944 года Штаб истребительных батальонов был включен в состав Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР. С этого момента и протяжении потом, как минимум, полутора десятков лет добровольческие истребительные формирования органов правопорядка и безопасности активно участвовали в контртеррористических операциях против разномастных бандформирований на Северном Кавказе, Прибалтике, в западных областях Украины и Белоруссии.
О том, из чего же в действительности складывалась будни “ястребков” фронтового периода, – словами из воспоминаний активистов работающего в Калининграде при Союзе работников правоохранительных органов неформального Клуба ветеранов истребительных батальонов НКВД СССР.

Ветеран калининградской милиции полковник внутренней службы в отставке Василий Акимович ЧЕПРАСОВ:
- О том, что при нашем Голосновском районном отделе НКВД СССР Воронежской области создается Истребительный отряд, я узнал от своего отца, Акима Федоровича, который тогда занимал ответственный пост в местном райисполкоме. Числа это было 25 или 26 июня 1941 года, но сейчас уже точно не помню. Впрочем, это и не важно. Куда интересней другое: мне в ту пору только-только как исполнилось четырнадцать. Совсем юнец еще был! Немедленно, но тайком от отца поспешил в райотдел. Выручило то, что среди большинства сверстников я уже отличался и ростом, и статью. Ну и, слава Богу, догадался “забыть” дома пионерский галстук. В общем, сошел за юношу, а не подростка и мне не отказали: в этот же день выдали служебное удостоверение и первое в моей жизни табельное огнестрельное оружие. Это была малокалиберная винтовка, которую я сам выбрал из груды сданного населением на хранение в милицию в связи с началом войны охотничьего и спортивного оружия. “Мелкашка” мне почему-то тогда показалось более грозным оружием, чем дробовик. К тому же как активист Осоавиахима стрелял я из таких спортивных винтовок неплохо. Однако впоследствии, уже ближе к весне 1942 года, когда фашисты вплотную подошли к границам Голосновского района, нас всех поспешно перевооружили, выдав каждому по настоящей боевой “трехлинейке”!
С того самого момента, как я стал “ястребком”, дома появлялся редко. Напряженная боевая служба зачастую не оставляла времени даже на сон. И не мудрено: нас чаще всего задействовали на охране различных складов со стратегическими запасами народнохозяйственных грузов, производственных предприятий, мостов и мельниц. Заменили мы собой и ушедших на фронт по мобилизации местных милиционеров: патрулировали ночные улицы, осуществляли конвоирование арестованных уголовников и обезвреженных чекистами гитлеровских диверсантов. Одного из таких вражеских парашютистов мне вместе с моим закадычным другом Володей Бердниковым выпало всю ночью охранять в помещении здания-каморки сельского Совета. Он был одет в хорошо подогнанный по фигуре и диковинный для нас по покрою и расцветке камуфлированный комбинезон. При нем же был чем-то туго набитый рюкзак. Со связанными за спиной руками сидел на стуле спокойно и раскованно, как бы демонстрируя тем самым свое полное хладнокровие по отношению к происходящему. Но больше всего нас, мальчишек-бойцов, потрясло то, что по происхождению он был русскоязычным человеком. От этого наши сердца наполнялись еще большим праведным гневом, ведь перед нами был не просто враг – фашист, а, вдобавок, изменник и предатель…
Под место дислокации моего взвода была назначена местная школа, но штаб самого Истребительного отряда располагался при Голосновском райотделе НКВД. В подвале школы был обустроен склад под хранение временно изъятого у населения охотничьего и спортивного огнестрельного оружия. Его круглосуточно охранял караул от нашего взвода. Особенностью нашего “школьного” подразделения являлась и обязанность, помимо прочего, нести еще и службу ВНОС – воздушного наблюдения, оповещения и связи. С этой целью ко взводу были прикомандированы двое военнослужащих ПВО Красной Армии – старшина Пилипец и старший сержант Разживин, которые и обучали нас, допризывников, этой нелегкой воинской специальности.
Этот вид наряда был тяжелым. Посудите сами: дежурный по круглосуточному посту ВНОС должен был по нескольку часов кряду нести службу на двенадцатиметровой вышке, в том числе и в сильный мороз. А от ветров на такой высоте и летом, скажу вам, бывало зябко, плюс – бешенная качка, словно тебя по морским волнам кидает. В непогоду, чтобы не снесло, привязывали себя бечевкой к несущим балкам. Впрочем, однажды ураган в мгновение ока свалил и саму вышку. Я в этот момент был на ней. Как уцелел при падении с такой высоты, отделавшись лишь испугом да синяками, до сих не понимаю. Просто Бог миловал!
В ночь с 3 на 4 июля 1942 года в связи с приближением к Голосновке фашистских войск нас “ястребков” из числа допризывников работники милиции организованно вывели в глубокий советский тыл, а вот “ястребки” из числа участников Гражданской войны, в том числе и мой отец, той же ночью скрытно от посторонних глаз выдвинулись в засекреченный район, где все заранее было подготовлено под партизанскую базу. Они стали партизанами…
Ветеран Вооруженных Сил РФ полковник в отставке Петр Владимирович ГАВРИЛИН:
- Летом сорок первого в Зарайском райвоенкомате Московской области мне, шестнадцатилетнему школьнику, категорично отказали в досрочном призыве в Красную Армию. По возрасту, как мне пояснили, я пока не подходил даже для поступления в военное училище. Но тут же, прочитав на моем лице досаду, райвоенком подсказал: при местном райотделе внутренних дел из добровольцев, мол, формируется ополченческое подразделение для борьбы с диверсантами фашистов; такие, как ты, здесь сейчас как раз и нужны! И, вправду, в ряды Зарайского истребительного батальона УНКВД г. Москвы и Московской области меня приняли безоговорочно, тем более что записываться в его ряды пришел активный комсомолец и школьный “хорошист”. Выдали винтовку – видавшую виды, еще дореволюционного образца, трехлинейку. С примкнутым штыком она была выше меня…
Командовали нашим подразделением прикомандированные сюда из органов и войск правопорядка и безопасности офицеры. В частности, комбатом был назначен политрук Михаил Мефодьевич Моргунов. А вот костяк зарайских “ястребков” составляли такие же, как я сам, школьники из числа допризывников да убеленные сединами деды-пенсионеры. Все остальные местные мужики давно уже находились в рядах Красной Армии по мобилизации.
С момента, когда был зачислен в ряды батальона, мое детство бесповоротно закончилось: с последнего урока в школе – в расположение своего взвода. Домашние задания учил урывками по ночам в перерывах между заступлениями на пост. Служба, которую несли повседневно, – охрана наиболее важных народнохозяйственных объектов и патрулирование улиц вместо также ушедших на фронт милиционеров.
Обязательными для нас были регулярные занятия по огневой, строевой и физической подготовке, а также по предметам тактико-специальной подготовки.
Когда меня в январе сорок третьего наконец-то призвали в армию, я уже “на все сто” являлся отлично подготовленным солдатом-пехотинцем! И это тоже незаменимая школа Истребительных батальонов НКВД СССР для допризывной молодежи! Скольким из нас она, эта школа, на фронте жизнь сберегла! Уже за одно это ополченческие формирования советской милиции заслуживают отдельного мемориала воинской славы из гранита и бронзы. А ведь мы не только военную науку в рядах “ястребков” постигали, но еще и врага били! Да и как били – дерзко и лихо. Приведу такой пример. В первую военную зиму в Зарайский район, граничащий, как известно, с “тыловой” Рязанской областью, со стороны райцентра Серебряные Пруды просочилось до батальона вражеской пехоты. Батальон то был или усиленная тяжелым оружием рота – трудно сказать, но двести штыков, по данным разведки, там насчитывалось точно. Готовясь к броску на никак не защищенный Зарайск, фашисты закрепились в деревне Никитино. На языке генералов вермахта это называлось создать предместье, а на нашем – захватить стратегически важный плацдарм. Комбат Моргунов решил нанести упреждающий удар. Отобрал из подчиненных около взвода-полтора самых физически выносливых, в том числе и меня. Поставил нас на лыжи, экипировал в наспех пошитые белые маскхалаты и дополнительно вооружил гранатами.
В сумерках начали марш. Перед рассветом мы, как тени, заполонили улицы спящей деревеньки. Покатые спуски давали возможность мчаться вниз не используя лыжные палки. Это освободило руки: на ходу кидали в окна домов гранаты. Благо, что разведчики из числа местных милиционеров накануне добыли точный план расквартирования непрошенных гостей. Поэтому мы, лыжники, метали “карманную артиллерию” наверняка, то есть по заранее намеченным целям.
Гитлеровцы опомнились и пришли в себя лишь, когда наш “летучий” отряд, проскочив деревня “насквозь”, собрался на противоположной окраине. Бросились было в погоню. Но тут во весь голос заговорил заранее замаскированный в сугробе пулемет. Из него в упор по врагу прицельно и не жалея патронов густыми очередями принялся бить мой школьный товарищ – Гриша Соболев. Именно этот маневр, заранее продуманный старшим лейтенантом Воробьевым и мастерски исполненный юным пулеметчиком Соболевым, уберег нас от потерь и позволил в конечном итоге всему отряду недосягаемо раствориться в предрассветной мгле. За тот свой подвиг Гриша Соболев по представлению зарайских чекистов последствии был удостоен самого настоящего боевого ордена – Красной Звезды. И он стал тогда единственным орденоносцем среди учеников Зарайской средней школы!
В прежние годы при встречах-диалогах с молодежью я не о чем-то любил в слух распространяться о той ночной диверсионной вылазке. Просто на фоне полного отсутствия документальных подтверждений очень уж, согласитесь, фантастично, с прямыми аналогиями со сказочным Малышем-Кибальчишем, выглядел бы мой рассказ: пока сюда спешила регулярная Красная Армия, горстка мальчишек-школьников в одиночку нанесла сокрушительный удар по во много раз превосходящему в силах супостату… Однако недавно в мои руки попал отыскавшийся в военных архивах наградный лист на Гришу Соболева. И в итоге я теперь могу в полный голос, не боясь упреков, что это-де вымысел, рассказывать правду. Вот содержание этого документа, подписанного, кстати, лично начальником УНКВД г. Москвы и Московской области старшим майором госбезопасности Журавлев: “В декабре 1941 г. участвовал в ночном налете на немецкий гарнизон в селении Никитино Зарайского района. Проявил при этом исключительную смелость и отвагу. Тремя гранатами уничтожил 15 фашистов, бесстрашно продолжал преследовать бежавших немецких солдат. Отходил последним, огнем пулемета смело прикрывал отход отряда, уничтожив при отходе двух фашистов, пытавшихся его захватить.
Лично захватил вооруженного немецкого летчика, сбитого 20/VII-1942 г.”…
Ветеран Вооруженных Сил РФ полковник в отставке Григорий Моисеевич ЗАЦЕРКОВНЫЙ:
– Не знаю, почему так получилось, но долгие десятилетия после войны мы, ветераны-“ястребки”, были как бы чужими для ветеранских организаций, работающих под эгидой органов внутренних дел. Например, медаль “200 лет МВД России” я получил с пятилетним опозданием, да и то лишь как кровнопричастный к обучению и воспитанию курсантов бывшего уже теперь Отдельного курса МВД России Калининградского пограничного института ФСБ России, а не как боец одного из районных Истребительных отрядов УНКВД по Запорожской области в период с 1943 года по 1944-й. А ведь мальчишкой-подростком с винтовкой в руках и вражеских диверсантов вылавливал, и патрульную милицейскую службу нес, и особо важные объекты охранял…
Что мне особенно памятно из той далекой поры: на завершающем этапе Великой Отечественной истребительные формирования органов правопорядка являлись в сельской глубинке главным центром военного всеобуча, ведь нас, допризывников, наши командиры из числа милиционеров, васильковых и зеленых фуражек дотошно обучали армейскому ремеслу, при этом полученные в ходе плановых занятий знания и навыки, мы тут же закрепляли и оттачивали практикой – при ежедневном несении боевой службы по обеспечению общественной безопасности. Все это мне здорово потом пригодилось на фронте! А еще статус “ястребка” навсегда привил почтительное уважение к труду всех без исключения правоохранителей как бескомпромиссных защитников Его Величества Закона!..
Подготовил Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #2 : 19 Июль 2012, 13:59:13 »
Из досье еженедельника МВД России «Щит и меч»

И РАСПИСАЛСЯ ГУДЕРИАН В СВОЕМ БЕССИЛИЕ!
Яркие боевые заслуги “ястребков” УНКВД по Рязанской области пускай и косвенно, но при всем этом публично признал такой небезызвестный танковый “гений” вермахта, как генерал Хайнц Гудериан. “10-я мотодивизия 47-го танкового корпуса отправила группы подрывников для взрыва железной дороги на участке Рязань – Коломна. Однако эти группы не смогли выполнить своей задачи: оборона русских была слишком сильна”, – не скрывая бессильной злобы, признался он на страницах своих послевоенных мемуаров. На самом деле отпор гитлеровским диверсантам в подавляющем большинстве случаев дали не войска Красной Армии, а руководимые стражами правопорядка бойцы-добровольцы истребительных батальонов НКВД СССР, при этом, согласно архивным материалам, особенно отличился на этой ниве истребительный отряд, подчиненный Рыбновскому отделу внутренних дел. Преимущественно именно “ястребки”, поддерживаемые в необходимых случаях нарядами войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений, выявляли, преследовали и уничтожали вражеские диверсионно-террористические группы…
25 ноября 1941 года на территорию Рязанской области впервые проникли моторизованные дозоры из войск Гудериана. Главным образом, это были, группы мотоциклистов и двигались они в сторону Рязани.
Один из таких разведдозоров был остановлен у окрестной к Рязани станции Стенькино: единственные во всей округе служивые люди – немногочисленные милиционеры и «ястребки» – врага встретили залпами в упор. При этом один мотоциклист был ими убит на месте, а еще один, упавший с мотоцикла при неудачной попытке на ходу развернуться, – пленен.
К сожалению, в другом месте – у села Попадьино Захаровского района, боестолкновение вышло не в нашу пользу: двигавшуюся им на встречу ”эмку” начальника Захаровского отделения милиции, гитлеровцы расстреляли из засады. В результате погибли, не успев даже обнажить табельного оружия, трое – сам начальник милиции Андриан Усачев, милиционер-водитель и женщина-врач…
И еще один примечательный факт: 15 октября 1941 года на случай возможной осады противником Рязани из сотрудников местного гарнизона внутренних дел и “ястребков” был сформирован батальон особого назначения, командиром которого был назначен один из заместителей начальника областного УНКВД – офицер-чекист Александр Домарев. В своем составе этот батальон, в частности, имел стрелковый, пулеметный и два резервных взвода, а также отделение связи и подрывное отделение.
Кроме того, в лесах, раскинувшихся на берегах красавицы Оки, управлением были созданы секретные базы под одномоментное развертывание на них из истребительных батальонов партизанских отрядов. К счастью, дела до методов партизанской борьбы здесь так и не дошло: в декабре 1941 года, Красная Армия, перейдя в решительное наступление, отбросила врага далеко на запад от стен осажденной Москвы, тем самым навсегда сняв угрозу немецко-фашистского вторжения в пределы воспетого Константином Паустовским Мещерского края…
Александр ЕНА. (Рязанская область.)

Здравствуйте!
И РАСПИСАЛСЯ ГУДЕРИАН В СВОЕМ БЕССИЛИЕ!
...25 ноября 1941 года на территорию Рязанской области впервые проникли моторизованные дозоры из войск Гудериана. Главным образом, это были, группы мотоциклистов и двигались они в сторону Рязани.
Один из таких разведдозоров был остановлен у окрестной к Рязани станции Стенькино: единственные во всей округе служивые люди – немногочисленные милиционеры и «ястребки» – врага встретили залпами в упор. При этом один мотоциклист был ими убит на месте, а еще один, упавший с мотоцикла при неудачной попытке на ходу развернуться, – пленен.
К сожалению, в другом месте – у села Попадьино Захаровского района, боестолкновение вышло не в нашу пользу: двигавшуюся им на встречу ”эмку” начальника Захаровского отделения милиции, гитлеровцы расстреляли из засады. В результате погибли, не успев даже обнажить табельного оружия, трое – сам начальник милиции Андриан Усачев, милиционер-водитель и женщина-врач…
Александр ЕНА.
Усачёв Андриан Фёдорович (1913-26.11.1941) – мой дальний родственник, самый младший брат моего прадеда Ивана, они оба родом из Устьянского района Архангельской области. Вот что упомянул об Андриане в своём труде о роде Усачёвых племянник Андриана – Пётр Александрович Усачёв: «Служил в структурах НКВД СССР. Осенью 1941 года село Захарово Рязанской области оказалось захваченным фашистским десантом. Сотрудники районного НКВД для борьбы с десантом временно ушли в подполье, но подпольщиков выдал немцам один из местных жителей. 26 ноября 1941 года под деревней Добрые Пчёлы в ходе завязавшегося боя с карателями А.Ф. Усачёв был убит. 1 декабря 1941 года с последними воинскими почестями его похоронили в деревне Фёдоровская Захаровского района».

Игорь, спасибо!
А фото офицера-героя в семье сохранилось?
Уважаемый Юрий Петрович, потомки рода Усачёвых разбросаны по всей стране и связь поддерживается лишь с довольно близкими родственниками. Поэтому фото у меня нет. Попробую разыскать у своих родителей. Могу лишь добавить, что сын Андриана проживает в посёлке Дзержинский Люберецкого района Московской области. С уважением, Игорь.
« Последнее редактирование: 11 Апрель 2017, 14:43:17 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #3 : 19 Июль 2012, 14:01:11 »
НАГРАДА НАШЛА “ЯСТРЕБКА” В СОРОК ПЯТОМ
Первые истребительные батальоны НКВД СССР были сформированы в городе на Неве ближе к вечеру 27 июня 1941 года. Через две недели в подчинении УНКВД по Ленинградской области и г. Ленинграду находились семьдесят девять истребительных батальонов общей численностью в семнадцать тысяч штыков, а к началу августа – уже девяносто в девятнадцать тысяч штыков!
29-летний питерский рабочий Владимир Спиридонович Путин, будучи защищенным от мобилизации “бронью” и не имея в итоге другой возможности принять личное участие в вооруженной борьбе с фашизмом, одним из первых вступил в ряды “ястребков”.
Боевое крещение он принял где-то на ближних подступах к Ленинграду, когда боевая обстановка вынудила командование Северного фронта начать бросать в бой на правах пехотинцев недостаточно хорошо обученных для этого энкэвэдэшных ополченцев.
В дальнейшем, когда местные региональные штабы истребительных формирований и аппараты по руководству по линии НКВД СССР партизанским движением были слиты в единый орган управления – 4-е (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) отделы, Владимир Спиридонович пополнил ряды диверсантов-разведчиков и в этом качестве его с полным правом можно именовать бойцом чекистского спецназа! Некоторые подобности зафронтовых операций, в которых он принимал участие, приводятся на страницах книги “От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным”. Вот что действующий Президент России пишет о своем отважном отце: “Его определили в так называемый истребительный батальон НКВД. Эти батальоны занимались диверсиями в тылу немецких войск. В их группе было 28 человек. Их выбросили под Кингисеппом... они успели взорвать состав с боеприпасами. Но потом кончились продукты. Они вышли на местных жителей, эстонцев, те принесли им еды, а потом сдали их немцам. Шансов выжить почти не было. Немцы обложили их со всех сторон... Остатки отряда уходили к линии фронта. По дороге потеряли еще нескольких человек и решили рассеяться. Отец с головой спрятался в болоте и дышал через тростниковую трубочку, пока собаки, с которыми их искали, не проскочили мимо. Так и спасся. Из 28 человек к своим тогда вышли четверо”.
По состоянию на октябрь-ноябрь 1941 года 1-й, 2-й, 4-й и 5-й истребительные батальоны УНКВД по Ленинградской области и г. Ленинграду, а дивизии Красной Армии, составляли костяк боевого состава 8-й армии Ленинградской фронта. Той же осенью сразу несколько других истребительных формирований города Ленинграда, в том числе, судя по всему, и тот батальон, в котором с лета сорок первого доблестно воевал боец-доброволец Владимир Путин-старший, на правах едва ли не последнего фронтового резерва были экстренно направлены на пополнение войск, удерживавших на левом берегу Невы крохотный, но стратегически важный для нас плацдарм. Последний вошел в Анналы истории как легендарный “Невский пяточек”. Там на насквозь простреливаемом “Невском пяточке” Владимир Спиридонович и был тяжело ранен, что затем в свою очередь повлекло увольнение с военной службы по причине неизлечимой инвалидности.
Остается добавить, что сразу после Победы, 22 июля 1945 года, за мужество и героизм, проявленные еще в сорок первом, Родина удостоила Владимира Путина-старшего такой почетной и по-настоящему уважаемый среди фронтовиков солдатской награды, как выполненная из серебра 925 пробы медаль “За боевые заслуги”...
Юрий РЖЕВЦЕВ.

http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/188/033-0686196-4369%2B040-4378/00000454.jpg&id=26750331&id=26750331&id1=87476b083ad2293651c132549300220f
Записан

Александр Слободянюк

  • Гость
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #4 : 06 Декабрь 2012, 07:20:27 »
            СПРАВКА
   о наличии сил и средств борьбы с авиадесантами и диверсантами
          противника в г. Ленинграде и по Ленинградской области
1.На 11.7.41 г. было создано 115 истребительных батальонов с общей численностью 22460 чел., из них по г. Ленинграду 37 общей численностью 8140 чел. и по области 78 общей численностью 14320 чел.
2.Все истребительные батальоны п г. Ленинграду и области вооружены:
а)Винтовками 7.62 обр.1891 м 1891/1930 г.;
б)Частично винтовками типа «Маузер»;
в)Винтовками 7.62 АВС;
г)Пулеметами ДП;
д)Пистолетами «Маузер»;
е)Револьверами «Наган» обр.1895;
ж)Ручными гранатами РГД-33;
3.На вооружении Истребительных батальонов имеется:
Винтовок                           21340 шт.
РП                                          169
Револьвер-наган                 1487
Патрон винтовочных 5 195 000
Патрон револьверных     65 000
Ручных гранат                 30 000
Запалов Г-3                      57 000
   В среднем батальон вооружен:
Винтовок                              178
РП                                          1-2
Револьверов                           13
РГ                                        272
Патрон винтовочных    43800
4.На 14.7.41 убыло из состава истребительных батальонов, сформированных в г. Ленинграде в Коммунистические отряды для партизанских действий в тылу противника 2583 чел.
5.Убывшие бойцы пополняются за счет доукомплетования истребительных батальонов по штатному составу, срок окончания и довооружения батальонов 15.7.41.
6.По Ленинградской области в связи с занятием противником ряда районов области, истребительные батальоны, как например: Островской, Палкнинский, Гдовский, Середкинский, Сланцевский, Карамышевский, частью отошли с регулярными частями Красной Армии и влились в ближайшие истребительные батальоны, частью остались в тылу противника для партизанских действий.
Истребительный батальон г. Псков в полном составе под командованием капитана Казанцева, остался в тылу противника для партизанских действий.
7.Общее количество и численность истребительных батальонов на 14.7.41 составляет:
а) по гор. Ленинграду                              - 57;                          -   5537 чел.
б) по области                                            - 71;                           - 12800 чел.
8.На 17.7.41 силами полков НКВД, пограничными отрядами и истребительными батальонам задержаны:
а) диверсантов                        - 4 чел.;
б)парашютистов-диверсантов -10 чел., из них 4 убито при вооруженном сопротивлении;
в)бандитов 8 чел., пособников 15 чел, из них убиты 17;
г)летчиков сбитых самолетов противника - 14 чел.
Начальник 2 отделения Штаба войск НКВД Охраны войскового тыла Северного фронта капитан                                                      Филиппов
(ЦАМО Ф249 Оп.1544 Ед.хр.35 ЛЛ.1-2)
06.12.2012 г. Александр Слободянюк
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #5 : 28 Июль 2014, 18:50:34 »
И СТАЛИ СОЛДАТАМИ «ЯСТРЕБКИ»!
Как дотошно подсчитано историками спецслужб, союзным Наркоматом внутренних дел в годы Великой Отечественной войны, помимо ряда бригад, многочисленных отдельных в/ч и текущего маршевого пополнения, в состав Красной Армии целиком были переданы двадцать восемь стрелковых дивизий. К сожалению, в этот перечень почему-то не попали, как минимум, две дивизии народного ополчения, которые также имеют прямое кровное родство с НКВД СССР – 4-я и 5-я Московские стрелковые. Наше сегодняшнее повествование об одной из них – пятой по «сквозному» номеру…
Предыстория – строками послевоенных мемуаров воспитанника войск правопорядка и безопасности, бывшего командующего Московской зоной обороны генерал-полковника в отставке Павла Артемьевича Артемьева. Но вначале поясним, что речь в цитате идет о драматических событиях начала октября 1941 года: «К этому времени для обороны подмосковных рубежей в Московском гарнизоне оставалось очень мало войск. Реальной силой, которую можно было немедленно использовать, явились 25 истребительных батальонов, сформированных из добровольцев-москвичей. Было решено свести их в полки, а затем в три дивизии».
Напомним, что те самые двадцать пять истребительных батальонов были созданы УНКВД г. Москвы и Московской области к 12 июля 1941 года из лиц, не подлежащих по разным причинам призыву в армию, но при этом командно-начальствующий состав в них – кадровые военнослужащие и сотрудники-«силовики» системы НКВД СССР!
Не менее двенадцати районных истребительных батальонов – Дзержинский, Железнодорожный, Кировский, Краснопресненский, Ленинградский, Октябрьский, Пролетарский, Ростокинский, Свердловский, Сокольнический и Тимирязевский из столицы и Лотошинский и Ухтомский из Подмосковья, согласно озвученному выше решению генерала П.А. Артемьева, были незамедлительно сведены в три истребительных полка УНКВД г. Москвы и Московской области с оперативным переподчинением их с 17 октября 1941 года командованию 3-го боевого участка (начальник – полковник С.Е. Исаев) войск второго (он же – главный!) рубежа Московской зоны обороны. Полученная тогда «ястребками» боевая задача – выдвинувшись на юго-западную окраину столицы, закрепиться в Тропаревском лесопарке (ныне – природный заказник «Теплостанский лес» города Москвы) по берегам реки Очаковка.
27 октября 1941 года все истребительные полки 3-го боевого участка подверглись очередной реорганизации, что, по сути, окончательно вывело их из подчинения регионального УНКВД «в пользу» командования Московской зоны обороны: их свели во 2-ю отдельную бригаду московских рабочих, которая в свою очередь 14 ноября 1941 года была переформирована в дивизию иррегулярных войск (то есть народного ополчения) – 5-ю Московскую стрелковую дивизию, получившую в свой состав три стрелковых полка (7-й, 8-й и 9-й), три артиллерийские в/ч – артполк, истребительно-противотанковый дивизион и зенитную батарею (нумерации не имели), а также полноценные части боевого обеспечения и тыла.
Новое соединение возглавило бывшее командование 3-го боевого участка войск второго рубежа Московской зоны обороны: должность комдива принял полковник С.Е. Исаев, а военкома – старший батальонный комиссар И.И. Жженов.
В течение всего своего существования в качестве иррегулярного соединения РККА (а это период с 14 ноября 1941 года по 20 января 1942 года) дивизия непрерывно находилась в составе действующей армии, хотя реально в боях не участвовала.
Первое место дислокации управления пятой Московской – здание, в котором теперь размещается Институт физических проблем Академии наук РФ. Именно в память об этом событии в соответствии с решением исполкома Моссовета от 13 мая 1962 года на его фасаде была установлена мемориальная доска. Кроме того, аналогичная памятная мемориальная доска в послевоенный период украсила собою и фасад дома по улице Ленинская слобода, 9. Это второе место дислокации штадива-5 в столице.
Что же касается непосредственно самих боевых частей, то в ноябре сорок первого они закрепились на рубеже Кунцево – Люберцы с центром обороны село Алексеевское – село Семеновское – совхоз «Воронцово». Одновременно их личному составу было предписано нести комендантскую службу на Малоярославецком, Киевском и Наро-Фоминском шоссе.
Чуть позже, когда враг на отдельных направлениях достиг-таки окраин Москвы, дивизия развернулась на оборонительным рубеже, заранее подготовленном для нее москвичами: Киевский железнодорожный вокзал – Очаково – Переделкино – Изверзино – Черемушки – Деревлево – Теплый Стан – Городище. Здесь, напомним, методом народной строки были возведены из бетона и стали доты, бронеколпаки и другие фортификационные сооружения, которые, к слову сказать, частично сохранились здесь и сегодня. Теперь это все также места боевой славы столицы! В частности, в начале 1975 года в целях увековечения вклада воинов иррегулярной 5-й Московской стрелковой дивизии в разгром немецко-фашистских войск под Москвой и в связи с грядущим 30-летием Великой Победы на территории природного заказника «Теплостанский лес» был торжественно открыт памятный знак, украшенный табличкой: «Отсюда начала свой путь на Берлин 5 Московская (в последующем 158-я) стрелковая дивизия».
20 января 1942 года, когда угроза захвата столицы противником окончательно миновала, 5-ю Московскую стрелковую дивизию вывели из состава иррегулярных войск с присвоением ей общевойсковой нумерации. С этого момента она полноправное соединение регулярной Красной Армии – 158-я стрелковая дивизия (II ф): бывшие «ястребки» стали военнослужащими оборонного ведомства!
Боевой состав этого соединения: 875-й,879-й (до 14 марта 1945 года), 881-й и 559-й (с 19 марта 1945 года), 423-й артиллерийский полк, 323-й отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, 803-й минометный дивизион (до 9 октября 1942 года), 471-й отдельный пулеметный батальон (с 10 октября 1942 года по 1 мая 1943 года), 110-я отдельная разведывательная рота, 274-й отдельный саперный батальон, 284-й отдельный батальон связи, 260-ю отдельную автотранспортную роту, 84-й отдельный медико-санитарный батальон, 179-я отдельная рота химической защиты, а также ряд других частей и подразделений боевого обеспечения и тыла.
В течение первых трех с небольшим недель дивизия находилась в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, но без исключения из состава действующей армии. А вот с 12 февраля 1942 года – в боях и сражениях по разгрому под Москвой войск немецко-фашистских оккупантов: выгрузилась из железнодорожных эшелонов в оперативном тылу Калининского фронта, после чего по заснеженным дорогам совершила тяжелый стокилометровый марш, следуя в распоряжение командования 22-й армии.
16 февраля 1942 года – дата боевое крещение свинцом в горниле Торопецко-Холмской наступательной операции. В частности, в ночь с 20 на 21 февраля два стрелковых полка дивизии штыком и огнем выбили противника из деревень Васильки, Сазоновка, Безобразово и Быстрылево.
Первыми награжденными в сто пятьдесят второй за те бои стали капитан Никита Андреевич Пантелеев и лейтенант Петр Дмитриевич Мильто: оба за свое мужество, проявленное на поле брани, удостоились ордена Красного Знамени.
Среди героев тех дней также бывший организатор Ростокинского истребительного батальона НКВД СССР Москвы, а на фронте военком 875-го стрелкового полка батальонный комиссар Анатолий Петрович Мостовой, боец 879-го стрелкового полка красноармеец Абрам Исаакович Левин и парторг стрелковой роты красноармеец Григорий Иванович Фомичев.
Первый утром 23 марта 1942 года лично повел подчиненных в штыковую атаку, в ходе которой погиб. Посмертно его наградили орденом Ленина.
Второй при атаке на село Холмец Нелидовского района бывшей Калининской, а ныне современной Тверской области своим телом закрыл извергающую пулеметный огонь амбразуру вражеского дзота. Подвиг этот, к сожалению, никакой наградой не отмечен.
Третьей же в бою, заменив выбывшего из строя военкома батальона, организовал стойкую оборону деревни Сазоновка. В результате все атаки превосходящих сил фашистов были успешно отбиты. За это не только был утвержден в должности военкома батальона, но и награжден орденом Красного Знамени.
А вот в мае 1942 года сто пятьдесят восьмая стрелковая , находясь уже в составе 4-й ударной армии Калининского фронта, успешно форсировала в районе тверской деревни Большаково реку Волга и захватила на противоположном, правом, берегу стратегически важный для советских войск плацдарм.
Золотыми буквами вписан в летопись дивизии и подвиг, совершенный 9 июня 1942 года девяносто двумя воинами 881-го стрелкового полка, возглавляемыми старшим лейтенантом Яковенко и политруком Шалиным: в боях у деревни Первомайское они, будучи окруженными пехотным полком немцев, не только отбили все вражеские атаки, но и удержали за собой господствующую высоту.
В ноябре 1942 года сто пятьдесят восьмая была переброшена в район западнее города Ржева, где, войдя в состав 39-й армии (II ф), в ходе наступательных боев вызволила из-под немецко-фашистской оккупации в общей сложности двенадцать тверских сел и деревень вместе с их населением.
В составе 39-й армии (II ф) затем вплоть до осени 1944 года.
2-28 марта 1943 года – участвуя в наступательной операции на Ржевской дуге: с боями прошли 250 километров, освободив при этом 288 населённых пунктов.
С лета 1943 года - в составе 84-го стрелкового корпуса 39-й армии (II ф) Калининского (с 20 октября 1943 года – 1-й Прибалтийский) фронта.
В августе-сентябре 1943 года – в наступательных боях в общем направлении на посёлок Лиозно, районный центр современной Витебской области Белоруссии. 8 октября 1943 года Лиозно пал, за что 158-я стрелковая дивизия (II ф) впоследствии – приказом Верховного Главнокомандующего от 10 октября 1943 года – была удостоена воинского почётного наименования «Лиозненская».
9 июня 1944 года, совершив накануне 74-километровый суточный марш, 158-я стрелковая Лиозненская Краснознамённая дивизия, по-прежнему действуя в составе 84-го стрелкового корпуса 39-й армии только теперь уже 3-го Белорусского фронта, завязала наступательные бои по освобождению от немецко-фашистских захватчиков территории Литвы. Так, за первые четыре дня боёв ей удалось прорвать фронт обороны противника на глубину до 55 км. Всего же к 4 августа 1944 года соединение прошло с боями 273 км, освободив при этом свыше четырёхсот населенных пунктов Литовской ССР, включая три уездных центра – города Укмерге (24 июля), Кедайняй (2 августа) и Расейняй (9 августа). В результате к середине августа сто пятьдесят восьмая вплотную приблизилась к границе советской Литвы с Мемельской областью Восточной Пруссии.
Указом Президиума Верховного от 7 июля 1944 года за боевые отличия, проявленные при освобождении областного центра Белоруссии города Витебска, соединение было удостоено ордена Красного Знамени (Указ объявлен приказом наркома обороны СССР (№ 0187 от 7 июля 1944 года), а за боевую доблесть, проявленную в боях по освобождению Белоруссии и Литвы, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1944 года – орденом Суворова 2-й степени (объявлен приказом замнаркома обороны СССР № 0289 от 30 августа 1944 года). Теперь оно именовалась, как 158-я стрелковая Лиозненская Краснознамённая ордена Суворова дивизия.
Приблизительно в конце августа-начале сентября 1944 года в составе всего 84-го стрелкового корпуса была передана из 39-й армии (II ф) 3-го Белорусского фронта в 4-ю ударную 1-го Прибалтийского с одновременной передислокацией из районов, вплотную примыкающих к Восточной Пруссии, в Латвию.
14 сентября 1944 года, будучи к этому времени сосредоточенной в Латвии, перешла в наступление в направлении Риги и в ходе четырёх дневных боёв освободила из-под немецко-фашистской оккупации более восьми десятков населённых пунктов, включая посёлок Иецава Бауского района.
22 сентября 1944 года, с ходу форсировав реку Текава, дивизия овладела посёлком Балдоне Рижского района, где соединилась с частями 3-го механизированного корпуса.
С 12 октября 1944 года – в оборонительных боях по южному берегу реки Вета на Либавском (Лиепайском) направлении против Курляндской группировки войск противника.
31 октября 1944 года массированными ударами с юго-востока и запада овладела городом Мажейкяй – уездным центром Литовской ССР, а 21 ноября, форсировав реку Вадаксте, захватила на северном берегу последней плацдарм глубиной до 13 км.
21 декабря 1944 года – дата очередной успешной наступательной операции: ударом с рубежа Даджи – Веки достигла реки Заня и, форсировав её, на северном берегу в районе населённого пункта Заниниеки захватила и удержала стратегически важный плацдарм.
23-25 января 1945 года – в наступательных боях против Курляндской группировки войск противника в общем направлении южнее и юго-западнее латвийского города Прекуле (впоследствии – Приекули Лиепайского района).
14 марта 1945 года впервые за всё время своего существования была ведена из состава действующей армии – переподчинена 14-му стрелковому корпусу Белорусско-Литовского военного округа: на отдыхе и переформировании в районе города Мажейкяй, уездного центра Литовской ССР (ныне – Литовская Республика).
Согласно Директиве начальника Генерального штаба РККА № орг/2/1160 от 12 марта 1945 года (ЦАМО: ф. 158 сд [II ф], оп. 1, д. 1, л. 8 ) и приказов командира 14-го стрелкового корпуса (III ф) за №№ 017 и 018 от 13 марта 1945 года, приняла в себя личный состав, имущество и вооружение расформированной на основании той же самой директивы 145-й стрелковой Витебской Краснознамённой дивизии (II ф) с одновременным унаследованием воинского почётного наименований и боевой награды последней. В историческом формуляре 158 сд (II ф) на сей счёт имеется следующая запись, сделанная 2 июня 1945 года и скреплённая подписями комдива-158 полковника Д.И. Гончарова и начальника штаба дивизии полковника Коротких: «Во исполнение Директивы Начальника ГШ КА от 12.03.45 за № орг/2/1160 158 стрелковую Лиозненскую Краснознамённую ордена Суворова дивизию ИМЕНОВАТЬ: «158 стрелковая Лиозненско-Витебская дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия».
С 19 апреля 1945 года – вновь в боях Великой Отечественной: в составе 14-го стрелкового корпуса (III ф), непосредственно подчинённого штабу 2-го Белорусского фронта (II ф), приняла участие в заключительном этапе Берлинской стратегической наступательной операции.
В годы Великой Отечественной 158-я стрелковая Лиозненско-Витебская дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия (II ф) воспитала в своих рядах четырёх Героев Советского Союза. Это (в скобках дата Указа Президиума Верховного Совета ССР):
- командир сапёрного взвода 875-го стрелкового полка старший сержант Фёдор Тимофеевич Блохин (24 марта 1945 года);
- заместитель командира стрелкового батальона 875-го стрелкового полка по политической части старший лейтенант Алексей Васильевич Зуйков (24 марта 1945 года);
- пулемётчик 875-го стрелкового полка красноармеец Григорий Сергеевич Кочетков (4 июня 1944 года, посмертно);
- командир взвода 110-й отдельной разведывательной роты старший сержант Михаил Васильевич Яглинский (24 марта 1945 года).
А также – одного полного кавалера ордена Славы: это – командир отделения 110-й отдельной разведывательной роты старший сержант Константин Кириллович Шевченко (1-й степени – 22 июля 1944 года; 2-й – 30 апреля 1944 года; 3-й – 28 февраля 1944 года).
И еще один примечательный факт: среди военачальников, стоявших во главе дивизии в годы Великой Отечественной, – доблестный воспитанник войск правопорядка и безопасности генерал-майор Михаил Михайлович Бусаров. Он командовал сто пятьдесят восьмой в период с 19 мая 1942 года по 13 марта 1943 года. В ней же вырос из полковников в генералы…
В связи с расформированием на основании Директивы Ставки Верховного Главнокомандования № 11097 от 29 мая 1945 года 14-го стрелкового корпуса (III ф), сто пятьдесят восьмая стрелковая была переподчинена штабу 49-й армии 2-го Белорусского фронта (II ф).
К сожалению, боевой путь соединения, так громко прославившего фронтовую доблесть московских «ястребков», оказался недолгим: в течение июня 1945 года в соответствии с приказом командующего 49-й армией № 00136 от 4 июня 1945 года и приказом комдива-158 от 6 июня 1945 года оно было расформировано на территории центральной Германии, при этом его личный состав направили на пополнение 12-го гвардейского стрелкового Краснознамённого корпуса 3-й ударной армии Группы советских оккупационных войск в Германии – в 23-ю Дновско-Берлинскую Краснознамённую и 52-ю Рижско-Берлинскую ордена Ленина, Суворова и Кутузова гвардейские стрелковые дивизии…
Соединением командовали:
как 5-й Московской стрелковой дивизией: 14 ноября 1941-20 января 1942 гг. – полковник Степан Ефимович Исаев.
Как 158-й стрелковой дивизией (II ф):
- 20 января-27 февраля 1942 года – полковник Степан Ефимович Исаев;
- 7 марта -18 мая 1942 года – генерал-майор Алексей Иванович Зыгин;
- 19 мая 1942-13 марта 1943 гг. – полковник (с 27 января 1943 года – генерал-майор) Михаил Михайлович Бусаров (воспитанник войск правопорядка и безопасности);
- 14 марта 1943-2 января 1944 гг. – полковник (с 1 сентября 1943 года – генерал-майор) Иван Семёнович Безуглый;
- 7 января-10 февраля 1944 года – полковник Даниил Сергеевич Кондратенко;
- 11 февраля-15 сентября 1944 года и 27 сентября 1944-6 июня 1945 гг. – полковник Демьян Ильич Гончаров;
- 16-26 сентября 1944 года – полковник Василий Власович Скворцов.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #6 : 28 Июль 2014, 19:08:49 »
НА АРХИВНОМ СНИМКЕ: младший лейтенант милиции Федор Иванович Тоняев. 1941 год. http://i59.tinypic.com/97r3x5.jpg

«ФОРДИК» ЗАБИЛИ ПОД «ЗАВЯЗКУ». ТОЛОМ И АМУНИЦИЕЙ…
Визитная карточка. Тоняев Федор Иванович родился на Ярославщине в мае 1910 года в крестьянской семье. Образование – высшее педагогическое. В органах внутренних дел с 1 января 1933 года, куда был направлен по партийной путевке: преподаватель ряда школ милиции. Великую Отечественную войну встретил в должности заместителя начальника Смоленской межобластной школы милиции НКВД СССР в специальном звании «младший лейтенант милиции», условно тогда соответствовало армейскому старшему лейтенанту).
Непосредственно участвовал: как сотрудник милиции – в обороне Смоленска, Спас-Деменска и Вязьмы, а как военный контрразведчик – в битве за Кавказ.
С 1942-го по 1951 год – служил в органах военной контрразведки, но затем – вновь на преподавательской работе в учебных заведениях милиции. С 1961 года на заслуженном отдыхе. Кавалер пяти боевых орденов и многочисленных медалей. Дважды полковник в отставке – милиции и военной службы.
Скончался в Калининграде 21 февраля 2006 года.

Приведенный ниже монолог записан журналистом Юрием РЖЕВЦЕВЫМ из уст ветерана осенью 2000 года:
- В период с 20 августа и по10 ноября 1941 года я занимал пост заместителя начальника 2-го (руководство партизанскими формированиями) отделения 4-го (зафронтовой работы – разведка, террор и диверсии в тылу противника) отдела УНКВД по Смоленской области. И в данном качестве принимал непосредственное участие в формировании и заброске во вражеский тыл нескольких десятков партизанских отрядов и специальных диверсионно-разведывательных групп.
Буквально не вылезал из командировок в части передовой линии обороны Западного и Резервного (I ф) фронтов. Находился там с одной единственной целью – при содействии армейских разведчиков организовывал «коридоры», по которым мелкие партизанские группы в пешем строю просачивались в тыл врага, а, спустя несколько дней, после успешного выполнения полученного боевого задания возвращались на нашу сторону советско-германского фронта для короткого отдыха. Да, именно так и было в первые месяцы той страшной по количеству общих человеческих жертв войны: звание партизана нередко официально присваивалось представителям многочисленных разведывательно-диверсионных групп, сформированных из числа сугубо штатских людей. Исходили из немудреной логики: раз воюют, совершая, пусть и непродолжительные, но все же рейды по тылам врага, однако официально не имеют при этом статуса военнослужащего, – значит они никто иные, как партизаны!
Но один настоящий по своей общей численности (несколько десятков человек личного состава) и предназначению (постоянное базирование и ведение боевых действий в тылу врага) партизанский отряд на моем лицевом счету все же имеется. Он был сформирован при моем участии 2 октября сорок первого в городе Спас-Деменске тогда Смоленской, а ныне современной Калужской области.
Дело было так. Я попал в Спас-Деменск, возвращаясь из соседнего Кирова, где находился в однодневной командировке в качестве внештатного лектора Смоленского обкома партии. Зашел в здание местного райотдела НКВД, а в нем в эту самую минуту проходило расширенное (с участием должностных лиц местного военного гарнизона) рабочее совещание, посвященное проблемным вопросам создания в связи с потенциально существующей угрозой оккупации Спас-Деменска районного партизанского отряда. Мое появление на этом совещании как высокопоставленного представителя партизанского отделения областного УНКВД оказалось очень кстати. Я потребовал немедленно обратить на формирование партизанского отряда спас-деменских «ястребков» и сотрудников милиции. Сразу же решили и вопрос о командовании: командиром единогласно назначили председателя райисполкома по фамилии Романовский, комиссаром отряда – 1-го секретаря райкома, а заместителя командира отряда – секретаря райкома по кадрам. К сожалению, фамилии двух последних моя память не сохранила. В заключение по моему настоянию приняли резолюцию о необходимости немедленно возбудить ходатайство перед командованием стрелковой дивизии, занимавшей оборону западнее Спас-Деменска, об оказании партизанам посильной помощи в обеспечении их всем необходимым для предстоящего ведения вооруженной борьбы в тылу фашистов.
«Выбивать» у военных жизненно необходимое для отряда «добро» на райкомовском легковом «фордике» я отправился лично. Меня сопровождал секретарь райкома по кадрам.
Комдив в звании полковника оказался мужиком сговорчивым. Вникнув в суть проблемы, вызвал своего помощника по материально-техническому обеспечению – интенданта с майорскими «шпалами» и распорядился выдать для нужд партизанского отряда, все, что запрашивалось гостями, причем выдать, не скупясь, в достаточном количестве. «Получите все в Спас-Деменске – наши дивизионные склады именно там. В удобный для вас день и час. Желаю всем вам боевой удачи!», – сказал комдив прощаясь.
Однако «отовариваться» пришлось в экстренном, если не сказать, экстремальном порядке: пока добирались назад в город, боевая обстановка внезапно, как это бывает на войне, изменилась в худшую сторону – немцы таранным ударом вклинились в оборону той самой стрелковой дивизии, на чьем КП только что мы гостили с секретарем райкома. Сам Спас-Деменск был уже густо объят пожаром. На одной из городских улиц нас догнала «эмка» уже знакомого им военного интенданта: «Ваша удача, что мы встретились. Не теряя времени, следуйте за мной, если, конечно, не раздумали получать от нас запрашиваемое военное имущество, – германец прорвал фронт. Стремительно надвигается на Спас-Деменск. Наша дивизия истекает кровью. Долго продержаться не сможем – силы неприятеля многократно превосходящие. Против нас действуют танки и мотопехота. В связи с этим имею приказ комдива немедленно уничтожить все расположенные в Спас-Деменске военные склады – чтобы не достались противнику».
- Но нам надо организовать грузовой транспорт, чтобы вывезти все имущество, которое получим от вас, в лес в район партизанской базы!
- Повторяю, на это у вас уже не остается времени. Следуйте за мной и грузите все необходимое хотя бы в свой «Форд». Все, что погрузите, – ваше!
Загрузились под «завязку» – «фордик» потом едва сдвинулся с места, по дороге не столько ехал, сколько натужно по-черепашьи полз: взяли цинки с патронами, несколько ящиков с толом и детонаторами, консервы, тюки с защитным обмундированием и солдатскими сапогами, и по мелочам – многого другого военного имущества. Когда перед отъездом в лес (а к этому времени к их группе уже присоединился командир отряда Романовский со своим комиссаром) стали «утрамбовываться» в салон, Федору Ивановичу, несмотря на его невысокий рост и природную щуплость, просто не хватило места. Настаивать на том, чтобы кто-либо из первых трех лиц партизанского отряда уступил ему в салоне свое место, а сам бы отправился в лес пешком, уже, увы, не имел никаких должностных полномочий. Дело в том, что минутой раньше был проинформирован Романовским о следующем: где-то на восточной окраине Спас-Деменска меня, младшего лейтенанта милиции Федора Тоняева, ожидает машина с вынужденными экстренно эвакуироваться на восток сотрудниками районного отдела НКВД. А раз ожидают коллеги – значит, это, пусть во многом и косвенный, но все же приказ эвакуироваться вместе с ними. Конечно, можно было бы не подчиниться – никто бы потом не обвинил в каком-либо злом умысле, но как, скажите, самостоятельно и в одиночку добраться до лесной партизанской базы, не зная, во-первых, где она находится, и, во-вторых, не уверенно ориентируясь даже на улицах незнакомого мне прежде Спас-Деменска, не то что в сельских окрестностях?! Вот так, как сам считаю, несчастливое для меня стечение обстоятельств лишило его тогда единственной выпавшей ему за всю войну удачной возможности непосредственно самому влиться в ряды народных мстителей. Кстати, коллег-чекистов я тоже тогда не нашел. Разминулся где-то с ними в дыму пожаров. Пробивался на восток, сначала присоединившись к пехотному взводу, а затем в группе со своим бывшим подчиненным по Смоленской межобластной школе милиции НКВД СССР Пятачовым. Пятачов, к слову, оказался, точно в такой же ситуации, что и его бывший прямой начальник, с той только разницей, что попал в Спас-Деменск, будучи посланным сюда в качестве конного милиционера-разведчика с задачей, выяснить, что же здесь происходит в связи с начавшимся наступлением немцев. Когда возвращался, попал под артобстрел, сам чудом уцелел, а вот коня убило, двигался теперь пешим…
Моя карьера на посту заместителя начальника 2-го отделения 4-го отдела УНКВД по Смоленской области оборвалась также неожиданно, как и некогда началась: был вызван в Москву в наркомат внутренних дел, где получил предписание немедленно убыть в Армению на должность начальника учебного отдела Ереванской школы милиции. Пытался было протестовать, но в ответ прозвучала резкое и категоричное: у вас-де, товарищ младший лейтенант милиции, нет выбора! Так, с сегодняшнего подразделение, где вы проходили службу, временно расформировано в связи с полной оккупацией Смоленской области немцами. Отправить же вас просто куда-то на фронт – с нашей стороны было бы ничем не оправданным поступком – такие люди, как вы, имеющие многолетний опыт руководящей и преподавательской работы в ведомственных учебных заведениях НКВД, нужны в нашем советском тылу, чтобы ковать там молодые кадры квалифицированных милицейских работников. Так что желаем успеха на новом месте службы, до свидания!
Уже находясь на заслуженном отдыхе, я неоднократно пытался прояснить для себя судьбу партизанского отряда Романовского, поскольку имею все основания считать его командиров и бойцов своими боевыми побратимами по тому тяжелейшему сорок первому году. Увы, безрезультатно: смоленские архивы переадресовывают мои запросы в Калугу (так сказать по территориальности), а калужские – в смоленские: дескать, искать надо там, поскольку Спас-Деменск в тот период времени входил в состав Смоленщины. В общем, замкнутый круг, порождающий в результате собой еще одно (по крайней мере, по отношению к заинтересованным исследователям) «белое пятно» в летописи Великой Отечественной – вокруг истории создания и боевого пути пусть и небольшого по численности, пусть и не сумевшего ярко прославиться, но все же реально существовавшего и боровшегося с врагом партизанского отряда!..

http://i57.tinypic.com/x3xpav.jpg
24 мая 2005 года. Чествование ветерана по случаю его 95-летия.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #7 : 28 Июль 2014, 19:14:54 »
Как и все его подчинённые, начальник МУРа майор милиции (условно равно армейскому комбригу) Касриель Менделевич Рудин в дни героической обороны Москвы нёс службу в полной полевой экипировке: в каске и при противогазе. Только в отличие от прочего оперсостава ему как руководителю на правах личного оружия полагался отнюдь не пистолет ТТ или наган, а маузер в деревянной кобуре.

В РЯДАХ ДИВЕРСАНТОВ – МУРОВЦЫ!
Битва под Москвой не утихала почти семь месяцев – с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года и все это время в рядах защитников столицы, находились стражи правопорядка и, в том числе, оперативники Московского уголовного розыска. Ниже – факты из фронтовой летописи МУРа, которые были собраны и несколько лет назад в виде досье предоставлены Объединенной редакции МВД России московским писателем полковником внутренней службы в отставке Вениамином Ивановичем ПОЛУБИНСКИМ.

По законам военного времени
С начала гитлеровской агрессии протии СССР личный состав Московского уголовного розыска был переведен на казарменное положение с местом постоянной дислокации по улице Петровка, 38.
В те же самые первые дни Великой Отечественной по мобилизации в ряды Красной Армии ушли двадцать пять муровцев. Остальным сотрудникам, несмотря на их протесты, в призыве было временно отказано. Очень скоро они и сами поняли, насколько каждый из них незаменим на своем, казалось бы, сугубо “тыловом” посту: произошел всплеск краж продуктовых карточек у граждан, а с началом процесса эвакуации из столицы госучреждений и части населения – еще и всплеск квартирных краж. Одновременно стало вдруг массовым преступление, искорененное еще в 1920-х, – разбойные налеты бандитских шаек на продуктовые магазины.
Помимо прожженных уголовников постоянными «клиентами» сыщиком теперь стали дезертиры, мародеры и нередко даже заброшенные в Москву вражеские агенты.
С излишком хватало и иной боевой работы. Так, в частности, оперативники были привлечены к патрулированию улиц, несению боевой службы в составе нарядов местной противовоздушной обороны, а также к участию в деле обучения азам милицейской службы бойцов Истребительных формирований НКВД СССР. А поздней осенью сорок первого им выпало еще, вдобавок, освоить и секреты возведения уличных фортификационных сооружений: это, в частности, именно их руками был построен оборонительный рубеж, пролегший от Киевского вокзала до Ваганьковского кладбища.
Горячо откликнулись сотрудники МУРа и на призыв Московского комитета ВЛКСМ о сборе средств на постройку танковой колоны имени Московского комсомола. Как гласит один из архивных документов, комсомольцы Московского гарнизона милиции собрали тогда 250 тысяч рублей, что в свою очередь дало основание политотделу и парткому Управления милиции г. Москвы не только ходатайствовать “о присвоении некоторым танкам имени «Комсомолец московской милиции», но и взять на себя обязательство «укомплектовать экипажи этих танков лучшими комсомольцами-танкистами из числа работников Московской милиции». В результате танкистами вскоре стали муровцы В. Сычев, В. Петров, Ф. Шмонов и А. Скворцов…

По фашистским тылам Подмосковья
Еще в сентябре 1941 года многие из муровцев как асы оперативной работы были привлечены к диверсионно-разведывательной деятельности, осуществляемой по линии 4-го (зафронтовой работы – разведка, диверсии и террор в тылу врага) управления НКВД СССР. При этом целый ряд спецформирований оперативной военной разведки целиком состоял из сыщиков с Петровки, 38!
Так, первым в тыл фашистов ушла истребительная (она же – диверсионная) группа, возглавляемый секретарем комсомольской организации Московского уголовного розыска Виктором Васильевичем Колесовым (он же по штатной должности – оперуполномоченный).
16 ноября 1941 года этот спецотряд оказался взятым в тески карателями. Командир принял решение в одиночку остаться за пулеметом, чтобы прикрыть отход побратимов. В неравном бою он погиб. Посмертно приказом по войскам Западного фронта за № 024 от 11 января 1942 года от имени Родина удостоен ордена Красного Знамени: «Руководил боевыми действиями группы в тылу врага. Проявил себя самоотверженным, решительным и умелым командиром.
В бою пал смертью героя, выводя свою группу из окружения противника.
Под его руководством было уничтожено в дер. Ново-Павловское [правильно – Новопавловское; ныне – в составе городского поселения «Сычёво» Волокаламского района Московской области] около 60 немецких автоматчиков». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 244, л. 75.
1 октября 1941 года в тыл фашистов отправилась вторая истребительная группа, сформированный из муровцев. Об этом событии сохранилось послевоенное письменное свидетельство Маршала Советского Союза К. Рокоссовского: «Подтверждаю, что действительно 1 октября 1941 г. на участке фронта, занимаемого войсками 16 армии, которой в то время я командовал, прибыл отряд добровольцев, сформированный из числа работников милиции гор. Москвы.
Этот отряд был переброшен через линию фронта на Волоколамском направлении для партизанских действий в тылу немецко-фашистских войск... По сведениям, поступавшим в армию, отряд, находясь в тылу врага до 28 апреля 1942 года, действовал успешно»…
К печати подготовили Сергей ЛАГОДСКИЙ и Юрий РЖЕВЦЕВ.

Будущий прославленный герой-диверсант столичного гарнизона внутренних дел Виктор Васильевич Колесов ещё в статусе курсанта школы среднего начсостава милиции.

Личный состав одной из диверсионно-партизанских групп, сформированной из муровцев. Сидят (слева направо), Михлин (комиссар отряда), Кузнецов (командир отряда), Жеребцов, Капралов, Немцов, Катин (заместитель командира отряда); стоят: Овечкин, Семенчук, Школьников, Краснобаев, Ковтун, Перцев, Литвин, Семенов, Долженков, Местон, Старовойтов, Бибиков, Горюнов. Фото сделано во дворе Петровки, 38 старшим оперуполномоченным Потапьевым перед убытием этой самой спецгруппы в тыл врага.
Хорошо видно табельное вооружение: не более трёх автоматов на группу (в данном случае – два ППШ-41 и один ППД-40), винтовки (преимущественно немецкие Mauser Gewehr 98/Маузер 98), гранаты различных систем и мины (одну из них держит в руках боец, стоящий крайним справа).
Кроме того, группа вооружена каким-то иностранным ручным пулеметом. Его на плечевом ремне держит первый слева в нижнем ряду.


Муровцы, ставшие диверсантами, перед убытием на задание в тыл противника. Почти все в форменной одежде сотрудников милиции. Форменные милицейские шапки-финки иным зимние головным уборам, как менее удобным, предпочли даже многие из тех, кто облачился в защитного цвета ватники. А вот незаменимые в заснеженных лесах и полях валенки почему-то только у одного?!
« Последнее редактирование: 24 Май 2017, 19:56:43 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #8 : 28 Июль 2014, 19:17:26 »
Секретно
ЗАМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УНКВД Г. МОСКВЫ И МО КАПИТАНУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. КУЗОВЛЕВУ

РАПОРТ
Доношу, что 25 октября с.г. я был назначен командиром партизанского отряда Новопетровского района.
Приехав в Новопетровский район, сразу же приступил к формированию партизанского отряда в количестве 35 чел. из бойцов Истребительного батальона данного района и подготовки землянок для жилья, закладки продовольственных баз и оружия с боеприпасами.
За период с 25 октября по 23 ноября 1941 г. было выкопано 6 землянок для жилья: 2 землянки в дер. Тиликтино, 2 землянки в дер. Надеждино и 2 землянки у озера Тростинское.
Наряду с землянками для жилья примерно в этих же местах было заложено 11 продовольственных баз и 7 баз с боеприпасами с расчетом содержания отряда 7-8 месяцев.
6 ноября 1941 г. отряд принял присягу на верность Родине.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ОТРЯДА
С 14 по 16 ноября 41 г. в тылу противника, согласно указанию Развед. отдела 16 армии, минировали дороги Нудоль – Петровское, Румянцево – Первомайское, Сафониха – Ануфриево. Были заложены 24 мины. Позже проверкой через своего разведчика было установлено, что данными минами были подбиты 4 танка и 1 танкетка.
23 ноября 41 г. взорвали Нудолевскую текстильную фабрику и раздали местным колхозникам и Красной Армии до 50 тыс. метров белой мануфактуры.
24 ноября 41 г., согласно указанию Разведотдела 16 армии, сожжен Акатовский поселок, взорвали Дом отдыха «Акатово» ЦК Авиапромышленности, взорвали электростанцию с плотиной (через которую проходила дорога), взорвали гараж и тем самым задержали продвижение немецкой армии и изменили маршрут ее наступления. Кроме того, немецкое командование в помещения данного Дома отдыха намечало расположить штаб своей армии.
25 ноября 41 г. в доме акатовского лесника гр-на ГЛУХОВА отряд в количестве 8 чел. принял бой с 20-ю немецкими автоматчиками, в результате которого было убито 2 немецких солдата и 1 офицер.
Примерно ежедневно нарушали телефонную связь противника в нескольких местах на основных магистралях Петровское – Нудоль, Диньково – Новопетровское, Чутцово – Новопетровское и др.
С 27 по 29 ноября 41 г. минировали дороги Тиликтино – Семенково. Проверкой было установлено, что установленными минами были подбиты 3 автомашины.
30 ноября 41 г. был убит в доме акатовского лесника гр. ГЛУХОВА гестаповец в чине ефрейтора.
1 и 2 декабря 41 г. минировали автодорожную магистраль Волоколамск – Москва, в результате чего подорвали 3 автомашины с немецкими солдатами и 1 мост [правильно, очевидно, – 1 мотоцикл].
3 и 4 декабря 41 г. минировали шоссейную дорогу Нудоль – Новопетровск, были подорваны 2 автомашины закрытого типа.
5 декабря 41 г. убили провокатора из дер. Кореньки по фамилии Цыганок, который издевался над женами партизан и пытался задержать и сдать в штаб немецкой армии 2-х партизан – тт. УСОВА и ХРУСТАЛЕВА.
8 декабря 41 г. сожгли 2 помещения (Картонажную фабрику и школу) в дер. Теликтино [правильно – Тиликтино], подготовленные немцами для расположения штаба своей армии.
10 декабря 41 г. убили 2-х немецких агентов, подосланных в партизанский отряд.
С 12 по 16 декабря 41 г. минировали дорогу Теликтино – Семенково, по которой отступала немецкая армия, были подорваны 2 машины с солдатами и 2 штабные машины с установленными на них пулеметами.
17 декабря 41 г. убили немецкого агента в доме лесника гр-на ГЛУХОВА.
С 17 по 19 декабря 41 г. с помощью местного населения дер. Теликтино разминировали дорогу Теликтино – Сосновка: вынули 50 мин, установленных немцами.

ОТЛИЧИВШИЕСЯ ПАРТИЗАНЫ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ
1. УСОВ Михаил Иванович, оперуполномоченный УРО Новопетровского РО УНКВД МО.
2. ДУФАЛОВ Степан Миронович, счетовод лесхоза Новопетровского р-на.
3. ХРУСТАЛЕВ Александр Алексеевич, учащийся.
4. БУНЕЕВ Петр Иванович, инспектор пожарной охраны при Новопетровском РО УНКВД МО.
5. НЕЖДАНОВ Александр Никитич, формовщик Инструментального з-да г. Москвы.
6. АНТОНОВА Прасковья Михайловна, бухгалтер отделения госбанка Новопетровского района.
7. САПРОНОВА Ольга Яковлевна, ревизор РайФО Новопетровского р-на МО.
8. ТРУШИН Константин Федорович, рабочий МТС Новопетровского р-на Московской области.
Нужно отметить связных 4 отдела УКВД г. Москвы и МО т. АБАШКИНА М.А. и ЗИНОВЬЕВА А.Г., пришедших в отряд в период его нахождения на нелегальном положении и давших отряду целый ряд указаний по организационным и отрядным вопросам, а также ознакомивших партизан отряда с ходом боевых действий, внутренним положением ССР и международной обстановкой.

ОРГАНИЗАЦИЯ СВЯЗИ С НАСЕЛЕНИЕМ И АГЕНТУРНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ ОТРЯДА
Связь с населением в основном осуществлялась через агентурно-оперативную сеть. Всего было завербовано 43 чел. из местного населения (лесники, старики, подростки, т.е. тот народ, который остался в тылу у немцев).
Из 43 агентов было резидентов 4 чел. и спецагентов 8 чел.
Агентурная сеть работала удовлетворительно.
Кроме того, связь с населением осуществляли через жен партизан и их родственников, оставшихся в данном районе на период оккупации немцами.

ОТНОШЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ К НЕМЦАМ И ПАРТИЗАНСКОМУ ОТРЯДУ
Отношение населения к немцам явно враждебное, т.к. последние издевались над колхозниками и убивали работников из числа местного партийного актива.
За период оккупации района немцами было убито 22 чел. Сожжено до 30 деревень, кроме того, почти в каждой деревне сожгли по 2-3 дома.
Издевательства немцев над колхозниками заключалось в следующем: производились ежедневно обыски, отбирали теплые вещи, были избиты отдельные колхозники, в дер. Егорьевское одному колхознику немецкий бургомистр одел горячий чугун с картошкой на голову, самовольно забирали продукты питания и проч.
Местное население помогало партизанскому отряду в его боевой деятельности. Так, например, в дер. Егорьевское колхозники собрали все охотничье ружья с патронами и закопали под мостом, о чем население нас поставило в известность.
Кроме того, скрывали отдельных партизан, пекли хлеб для отряда, представляли свои дома для мытья партизан, скрывали наших лошадей и коров, сообщали отряду, в каких деревнях, располагаются немцы и проч.

ПОТЕРИ ОТРЯДА В ЛЮДЯХ
За период боевых действий потеряли 2-х чел. убитыми взрывом собственной гранаты и 6 чел. ранеными.

ВЫВОД ОТРЯДА
17 декабря 41 г. отряд в полном составе был вывезен из подполья и вселен на жительство в быв. помещение пионерского лагеря НКВД «Высокое».
В настоящее время часть отряда мобилизована в помощь райотделу УНКВД по очистке района от чуждого элемента, а другая часть занята на хозяйственных работах.

ВЫВОДЫ:
Руководство партизанским отрядом со стороны 4-го Отдела УКВД г. Москвы и Московской области, лично майора тов. ЗИНОВЬЕВА и мл. лейтенанта госбезопасности т. САВЕЛЬЕВА была вполне удовлетворительная.
Сильно сказывалось на боевой деятельности отряда и в связи с отсутствием радио-рации в отряде, в период его нахождения в подполье.
Недостаточно отряд был снабжен автоматическим оружием.
КОМАНДИР ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ КУДРЯВШЕВ
25 декабря 41 г.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 292-297.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #9 : 28 Июль 2014, 19:19:04 »
НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ НКВД г. МОСКВЫ И МО СТАРШЕМУ МАЙОРУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. ЖУРАВЛЕВУ

ДОНЕСЕНИЕ
о действиях диверсионно-истребительного отряда Управления НКВД МО в Волоколамском и Высоковском районах
ДЕЙСТВИЕ ОТРЯДА С МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ ЗАДАНИЯ
Отряд имел задачу перейти линию фронта и действовать в немецком тылу, место действия – Шаховской район.
Получив задачу, отряд в сопровождении двух проводников 14 ноября 1941 г. направился к месту перехода линии фронта – район Грибановских хуторов – Грибаново, куда и прибыли в ночь с 15 на 16 ноября с.г.
К моменту подхода отряда к дер. Грибаново в ночь с 15 на 16 ноября немецкие войска на этом участке повели наступление, сопровождавшееся военными действиями с двух сторон. Отряд попал в полосу военных действий – артиллерийской, пулеметной и винтовочной перестрелки.
Путем разведки была установлена возможность выхода из-под обстрела путем отхода отряда в другом направлении, т.е. вдоль линии фронта.
16 ноября дважды пытались пройти линию фронта и углубиться на территорию, занятую немецкими войсками. Однако не представилась возможность этого сделать в связи с концентрацией немецких войск на этом участке.
После четырехкратных попыток в течение 16-17 и 18 ноября перейти в этом направлении линию фронта я решил ждать прохода основных частей немецкой армии, развивающих наступление через Грибаново на Высоковск и Клин, одновременно проводя разведку для проведения боевых операций на этом участке.
18 ноября мною установлена была связь с партизанским отрядом Волоколамского р-на (т. СЛЕПНЕВ). Последний [то есть Слепнев], узнав о нашем положении, передал представителям окружкома МВ ВКП(б) – тт. ЩЕРБАКОВУ и ЖУКОВУ, последние через т. СЛЕПНЕВА предложили в связи с отсутствием в Шаховском р-не базы питания двигаться в Москву.
Обсудив данное указание, изучив обстановку вместе с партгруппой и командирами отделений, я решил в Шаховской р-н не идти, а действовать в прифронтовой полосе, двигаясь с отрядом по пятам немецких войск, к этому времени прошедших уже наше местонахождение, и наносить удары силами отряда, делая упор на срыв подвоза боеприпасов, вывод мотомеханизированных вооружений из строя.
Однако партизаны Волоколамского р-на запретили действовать в р-не Грибаново, ссылаясь на указание «тройки» окружкома, а также в целях нерасконспирирования их базы. В связи с этим я отвел отряд от этого места на 15 клм [правильно – км, километров], остановившись в лесном массиве около дер. Таксино, откуда провели ряд боевых разведок:
- 26.XI.41 г. разведгруппа в составе командира отряда ФАТОВА, ком-ров отд-ний ЗУЕВА, КОЖУХАНЦЕВА, бойца ГОЛОВКО совершила нападение на автоколонну на дороге Дятлово – Китинево [правильно – Китенево], забросав гранатами; в результате уничтожено две автомашины с немецкими солдатами, убито примерно 20-25 чел. Подсчитать полностью количество убитых не представилось возможным, т.к. группа отошла под обстрелом немецких автоматчиков (без потерь);
- 27 и 28 ноября были проведены две боевые разведки: одна, возглавляемая комиссаром отряда т. КАСПИРОВИЧ, – на дорогу в р-н Грибаново – Высоково и вторая – на дорогу Чащ – Городище с целью уничтожения немецкого транспорта. Однако операции не удались. Первая ввиду прекращения движения немецких войск по этой дороге. Вторая – ввиду того, что группа была замечена и обстреляна немецкими автоматчиками ввиду неосторожного поведения одного бойца – т. РОМОЧКИНА. Отошли без потерь;
- 29 ноября разведгруппа в составе ФАТОВА, ГОЛОВКО, ЗУЕВА, ШЕЛАПКОВА, КОЛАЧЕВА с целью уничтожения немецкого гарнизона в составе 7 чел. проникла в деревню Китенево. Однако опоздала на 20 мин. – гарнизон выехал в д. Владимировка, оставив в дер. Китенево одного больного немца. Последний был задушен т. ЗУЕВЫМ со словами: «Надо выполнять указание т. СТАЛИНА уничтожать немцев на каждом шагу, чтобы духу их не было на нашей земле».
В этот же день отряд переменил стоянку – из-под дер. Таксино перешел в массив лесной массив «Урочище двух ям», откуда был совершен ряд боевых разведок и операций в р-не дорог Жестоки, Дятлово, Пунцево:
- 30 ноября, группа, возглавляемая комиссаром отряда т. КАСПИРОВИЧ, на дороге [у] дер. Курбатово напала на группу немцев в количестве 10 чел., в результате перестрелки двое немцев были убиты, остальные, отстреливаясь, бежали;
- 2 декабря разведгруппа в составе ФАТОВА, ЗУЕВА, ГОЛОВКО, КОЖУХАНЦЕВА на дороге Троицкое – Тихомирово противотанковыми гранатами уничтожила танк среднего типа (сбита башня и разорвана гусеница). Через несколько часов танк был отбуксирован немцами в дер. Тихомирово;
- 5 декабря разведгруппа в составе командира отделения ЗУЕВА, бойцов ХАРИТОНОВА, КОЛАЧЕВА на дороге Петровское – Некрасино пытались гранатами подбить танк, но безрезультатно: танк ушел, группа попала под обстрел, не приняв боя, отошла без потерь;
- 10 декабря группа т. ЧЕРНЕГИ и КОЖУХАНЦЕВА на дороге Гречнево [правильно – Грешнево] – с. Никольское гранатами уничтожили два мотоцикла и одного немца, второй, отстреливаясь, скрылся.
Этого же числа группа в составе ФАТОВА, ГОЛОВКО, ПОСАДСКОГО на дороге Соскино [правильно, очевидно, – Сохино] – с. Никольское столкнулась с группой немцев в количестве 4 чел., в результате убит один немец, остальные бежали;
- в ночь с 14 на 15 декабря группа в составе БОБЫЛЕВОЙ, КОЖУХАНЦЕВА, ЧЕРНЕГИ, ФАТОВА минировали дорогу Рохманово [правильно – Рахманово] – с. Никольское. В результате взрывами мин уничтожено пять автомашин, из них одна штабная, две с немецкими солдатами и две груженные военным снаряжением.
С 15 на 16 отряд расположился на левом рукаве Истринского водохранилища и попал в полосу военных действий между Красной Армией и немецкими войсками: находился двое суток под артиллерийским и пулеметным обстрелом, при этом отряд питания не имел и голодал трое суток.
В ночь с 16 на 17 я решил вывести отряд в безопасное место. Имея сведения, что с. Пятница оставлено немцами, повел отряд через Истринское водохранилище, однако отряд попал под артиллерийский обстрел и вынужден был вернуться. По дороге два бойца от истощения упали. На рассвете я отряд вывел из-под обстрела в лес под дер. Мелечкино, откуда 17 ноября разведгруппа вышла в расположение частей Красной Армии; в эту же ночь отряд я привел в данную деревню.
При переходе рукава водохранилища отряд был обстрелян немцами со стороны Дома отдыха (детский психиатрический санаторий). Я решил отряд отправить в дер. Мелечкино с комиссаром, а сам с группой товарищей – КОЖУХАНЦЕВ, ЧЕРНЕГА, ГОЛОВКО, ЗАСИМКИН – пошли на выстрелы.
Установили, что нас обстреляли немцы, выходившие из окружения и двигавшиеся по лесной дороге в направлении дер. Спиридоновка, Кузнецово.
Пройдя лес, наткнулись на колонну немцев, стоявших в лесу и обстреливающих из зенитных пулеметов пролетавшие над лесом наши самолеты. Гранатами мы забросали эту колонну, в результате разбиты она машина с зенитной установкой, машина с немецкими солдатами, одна противотанковая пушка, [убиты] 4 лошади.
Под обстрелом немецких автоматчиков и пулеметов мы отошли в дер. Мелечкино, где соединились с отрядом.
После суточного отдыха 19 ноября отряд прибыл в Москву.
Отряд в людском составе не имеет потерь, за исключением легкого обморожения [у] 4 человек.
Необходимо отметить, что с 15 ноября [и] по день возвращения отряда в Москву отряд постоянной базы не имел. Базы питания отряд также не имел. Все вооружение и питание отряд носил с собой, что осложняло боевые действия отряда.
Питание, полученное на 10 дней, несмотря на тяжелые условия, было растянуто на месяц; последние 6-7 дней отряд голодал. Но, несмотря на это, в основном отряд сохранил боевой дух.
За время нахождения отряда в тылу противника проявили себя как смелые и инициативные бойцы и командиры следующие товарищи: ком. отделений КОЖУХАНЦЕВ, ЗУЕВ, бойцы ЧЕРНЕГА, ГОЛОВКО, ЗАСИМКИН, ФИЛАТОВ, БОБЫЛЕВА.
Имели место проявление трусости, малодушия и паникерства со стороны ком. отделений ШЕЛАПКОВА, ПОСАДСКОГО и ФРАНЧУКА.
КОМАНДИР ОТРЯДА ФАТОВ
КОМИССАР ОТРЯДА КАСПИРОВИЧ
22.12.41 г.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 298-300.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #10 : 28 Июль 2014, 19:20:51 »
ЗАМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УНКВД г. МОСКВЫ И МО КАПИТАНУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. КУЗОВЛЕВУ

РАПОРТ
Согласно директиве нач-ка УНКВД г. Москвы и МО, ст. майора госбезопасности т. ЖУРАВЛЕВА о создании партизанских отрядов, в Можайском р-не был создан партизанский отряд.

I. ОРГАНИЗАЦИЯ И УСТРОЙСТВО ОТРЯДА
В районе партизанский отряд был организован 12.X.41 г. преимущественно из лучших бойцов истребительного б-на НКВД, добровольно изъявивших желание вступить в партизанский отряд, и партийно-советского актива Можайского р-на в колич. 50 чел., из них членов и канд. ВКП(б) – 22 чел., членов ВЛКСМ – 16 чел. и б/п [беспартийные] – 12.
Отряд был расположен в лесу, что северо-западнее дер. Товарково в 11/2 клм координат (6694). В обозначенном месте леса был размещен отряд в 5-ти землянках, в одном клм от лагеря отряда были созданы две базы, из них одна с боеприпасами и другая с продуктами питания. Боеприпасами отряд был обеспечен полностью, продовольствием же до 5 декабря 1941 г.
Для выполнения оперативных заданий в отряде были созданы три группы, по обеспечению отряда охраной выставлялись секреты, часовые и дозоры.

II. НАЧАЛО БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И ИХ РЕЗУЛЬТАТ
До начала боевых действий с личным составом было проведено ряд занятий по вопросам уничтожения и ликвидации мелких групп противника, танков, машин, по изучению материальной части оружия, подрывного дела и методов партизанской борьбы в тылу противника в условиях летнего и зимнего времени.
Одновременно проводилась партийно-массовая работа и принятие партизанской клятвы личным составом отряда.
22.X.41 г. отряд приступил к выполнению боевых действий в тылу противника. До выхода на боевые дей2ствия отрядом проводились войсковые разведки, в вероятных направлениях движения противника. В результате проводимых боевых действий отрядом уничтожено 40 немецко-финских фашистов, из них офицеров разных чинов – 11 чел. В числе уничтоженных офицеров были награжденные одним и двумя железными крестами, а так же медалями. Из этого же числа 4 летчика.
Уничтожены один средний танк, штабная машина, легковая машина, мотоцикл с коляской, обоз в составе 3-х подвод, грузовая машина и один приземлившийся самолет «Мессершмитт-109» (истребитель), который имел на вооружении мелкокалиберную пушку и пулемет. Вооружение и боеприпасы были изъяты.
При ликвидации групп противника были изъяты: оперативно-штабные документы, карты, пистолеты, револьверы, винтовки, боеприпасы и ряд других предметов.
Особо проявили себя в операциях нижеследующие партизаны: СКВОРЦОВ Иван Георгиевич, 1923 г. р., БАЛИН Анатолий, 1922 г.р., СТРАМКОВ, ЛУКИН Юрий, ДМИТРИЕВ Виктор – все члены ВЛКСМ.
26.X.41 г., будучи на операции, умелым броском противотанковой гранаты т. СКВОРЦОВ уничтожил танк с экипажем.
8.XI-41 г. на операции им же уничтожен мотоцикл с коляской, в котором находились 2 летчика и водитель.
30.X. 41 г. были высланы в войсковую разведку партизаны СТРАМКОВ и БАЛИН. По возвращении в отряд встретились с 2-мя офицерами-летчиками с Ватулинского аэродрома, с которыми вступили в поединок, в результате чего офицеры были убиты.
В первых числах ноября мес. 1941 г. партизаном ЛУКИНЫМ при выполнении оперативного задания вместе с группой по ликвидации обоза был настигнут бежавший офицер с подводой и ЛУКИНЫМ был убит. Кроме того 18.10-41 г. были взорваны при оставлении города Можайска следующие объекты: электростанция, водонапорная башня, гидростанция, сожжены здания РО НКВД, тюрьма, две пекарни, мясокомбинат и склады «Заготзерно».

III. ПОТЕРИ ОТРЯДА
При выполнении оперативного задания 8.11.41 г. не вернулся в отряд партизан ХРИСТОФОРОВ, который один вел бой с группой немцев.
При нападении на отряд 22 ноября с.г. при выходе из окружения двое пропали без вести, легко раненых – 2 чел.

IV. КОНЦЕНТРАЦИЯ СИЛ ПРОТИВНИКА И ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ
По нашим данным и актива населения крупный штаб немецкой армии располагался в первой средней школе в гор. Можайске.
Артиллерийский склад – юго-восточнее 500 мтр [правильно – м, метров] ж/д [железнодорожная] станции, и там же была установлена радиостанция.
Аэродромы - северо-восточнее села Ватулино, координат (7294), северо-западнее села Климентьево координат (7088); штаб полка – в д. Нестерово.
Движение немецких войск проходило: восточное направление – магистраль Москва – Минск – Можайское шоссе, северо-восточное направление – Можайск – Старая Руза, северное направление – Можайск – Климентьево – Руза. Проходили следующие рода войск: танковые части, мотомехпехота, артиллерия и обозы.
Сильная концентрация танковых войск была сосредоточена в с. Климентьево и Рузе, в результате отсутствия горючего данные танковые части не действовали от 3 до 5 дней.
Все полученные данные о противнике нами переданы своевременно по радио, приданном Разведуправ. [правильно – Разведывательный отдел] штаба фронта и связными.
В результате наших данных бомбардировке подверглись следующие военные объекты: Ватулинский аэродром (по неточным данным [от] населения уничтожено 30-40 самолетов), бомбардировка объектов г. Можайска – штаб, арт. склад, радиостанция, военный госпиталь. Остальные объекты бомбардировке не подвергались – причина нам неизвестна.

V. ПРОВОДИМЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ НЕМЕЦКИМ КОМАНДОВАНИЕМ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ
18 октября 41 г. г. Можайск был оставлен частями Красной Армии.
20-25 октября немецкое командование установили местную власть. Гражданским комендантом назначен КОНЮКОВ: 45 лет, житель г. Можайска, быв. работник горсовета. Местное управление: ТРОИЦКИЙ В.С. (34 года, быв. учитель Можайской МСШ), ЦЫВИЛЕВ И. (56 лет, церковный староста).
С установлением местной власти в г. Можайске была открыта церковь, проведена регистрация всего населения от 16 до 55 лет, организована биржа труда.
В конце октября мес. с.г. местным управлением было оборудовано помещение для расквартирования гестапо. С приездом гестапо усилилась агентурно-разведывательная работа в р-не по выявлению партизанских отрядов, партийно-советского актива, в результате чего было расстреляно 3 коммуниста и 2 активиста.
При содействии местного управления гестапо неоднократно под различными предлогами направляло агентов и провокаторов для установления места расположения партизанского отряда. Нами разоблачены и расстреляны следующие агенты гестапо: МАМОНТОВ (45 лет, житель г. Можайска), которому гестапо выдало лошадь и повозку для лучшего передвижения по проведению шпионской работы, 4 лица были задержаны нашим секретом в расположении партизанского лагеря, которые пришли с провокационными целями якобы для вступления в отряд, впоследствии были разоблачены как шпионы гестапо. При их задержании и личном обыске у двоих из них были обнаружены под крестьянской одеждой немецкие костюмы и агентурно-маршрутные заметки. В числе их один по национальности был немец под кличкой «Эрих».

VI. ПРОВОДИМЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ НЕМЕЦКИМ КОМАНДОВАНИЕМ СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ
Со времени занятия немецкими войсками в населенных пунктах Можайского и Рузского р-нов проводились и проводятся следующие мероприятия: в городе и деревнях р-на развешаны приказы и объявления, в которых говорится, что «население будет материально обеспечено лучше при немецком строе, а поэтому должно оказывать всякое содействие по установлению большевиков и лиц, борющихся в тылу против немцев». В результате фашистские войска отбирают у населения все имеющиеся продукты питания, мелкий и крупный рогатый скот, птицу, а также и одежду. Зафиксированы случаи наложения на крестьянство контрибуций – село Облянищево Можайского р-на; в дер. Красный Стан у населения немецкие войска отбирали теплую зимнюю одежду, валенки и даже детскую [одежду]. Вследствие грабежа и мародерства имеются случаи, что ряд семейств из-за отсутствия хлеба голодают, в большинстве населенных пунктов у крестьян осталось во всей деревне от 2 до 5 коров и то по причине болезни. Торговля по сегодняшний день в Можайском р-не не организована. Объявлено населению, что одна немецкая марка равна десяти рублям советских знаков. В последних числах октября мес. с.г. нам стало известно от жителей г. Можайска и ближайших деревень, которым говорили офицеры немецких войск, расквартированные у последних, что «Гитлером дан приказ немецким войскам о взятии г. Москвы к первым числам ноября мес. с.г., а 7 ноября парад войск на Красной площади принимать будет он». В второй половине ноября мес. с.г. также стало нам известно от жителей города и деревень, которым рассказали офицеры немецких войск: «Гитлером дан приказ своим войскам в течение 6 дней занять г. Москву, если же ну будет взята, то он прекратит снабжение войск продовольствием». К проводимым мероприятиям немецким командованием население относится с большим недовольством, приобретает оружие, чтобы при отступлении наносить удар фашистским мародерам.

VII. ВНЕЗАПНОЕ НАПАДЕНИЕ НЕМЦЕВ НА ПАРТИЗАНСКИЙ ОТРЯД
22 ноября 41 г. в 12 час. дня лагерь партизанского отряда был окружен пробравшимся в лес крупным немецко-финским подразделением. Под сильным ураганным огнем отряд организованным порядком, ведя бой, отходил на северо-восточной окраине опушки леса по направлению д. Товаркино. При отходе отряда комиссар отряда т. ЕЛИЗАРОВ и секретарь Можайского горкома ВКП(б) т. СКАЧКОВ отделились от отряда и отошли в другом направлении, полагаю, что последние остались в дер. Кузянино.
В связи с тем, что отряд остался без базы питания и выбит из лагеря своего расположения, был вынужден выйти из тыла противника и двигаться по направлению к Рузе для соединения с Рузским партизанским отрядом. При приходе на место расположения отряда нами было установлено, что Рузский партизанский отряд выбыл в неизвестном для нас направлении. Вследствие создавшейся усложненной обстановки для дальнейшего существования отряда я вынужден был принять следующие решения: в ранее созданные и переведенные на нелегальное положение группы в местах их прежнего жительства придать к ним по несколько человек для проведения партизанской работы. Оставшихся 9 чел. не представилось возможным оставить в тылу противника - не имелось для этого соответствующей базы или же их родственных связей в р-не, которые являлись более известны населению как руководители партийно-советских органов.
Отряд продолжал свое движение к линии фронта в направлении дер. Васильевское с целью перехода к частям Красной Армии, движение продолжалось в течение 3-х суток при отсутствии питания, сна. Всего пройдено 150 клм исключительно лесами.
При переходе линии фронта через р. Москву, что восточнее Дома отдыха № 1 в 200 мтр (координат 7646), отряд подвергся сильному автоматно-оружейному обстрелу, в результате организованности отряд благополучно перешел линию фронта, имея только одного легкораненого.

VIII. ДАЛЬНЕЙШАЯ РАБОТА ПАРТИЗАНСКИХ ГРУПП В МОЖАЙСКОМ РАЙОНЕ
В 1-й половине ноября мес. с.г. из состава партизанского отряда выделено 5 групп для проведения партизанской работы и диверсионно-террористических актов в следующих населенных пунктах:
1. гор. Можайск – 10 чел.;
2. село Ченцово – 4 чел. (коор.[координаты] 5890);
3. село Исавицы – 4 чел. (коор. 5888);
4. деревня Бурцево – 6 чел. (коор. 5888);
5. деревня Поздняково – 12 чел. (коор. 6874).
Данные группы были ранее проинструктированы и подготовлены к самостоятельным действия, выдано было старшим групп вооружение и боеприпасы.
Оставшиеся партизаны в тылу противника находятся в большинстве у родителей и своих родственников.
КОМАНДИР П/ОТРЯДА МОЖАЙСКОГО РАЙОНА КАПИТАН ХАСКИН
28 ноября 41 г.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 301-305.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #11 : 28 Июль 2014, 19:22:50 »
Копия
ЗАМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УНКВД г. МОСКВЫ И МО КАПИТАНУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. КУЗОВЛЕВУ

РАПОРТ
После директивного указания нач. УНКВД г. Москвы и МО ст. майора госбезопасности т. ЖУРАВЛЕВА преступили к организации партизанского отряда.
Бывший нач-к РО НКВД ВАСИН, будучи назначенным командиром п/отряда, формированием его и базированием не занимался. На последнем заседании бюро РК ВКП(б), где слушался вопрос о готовности отрядов, ВАСИН обманул бюро, информировав, что у него все забазировано, в то время как на базе находилось 200 клгр [правильно – кг, килограммов] муки и мяса.
17 октября комиссаром отряда т. БОЛДИНЫМ перед райкомом ВКП(б) был поставлен вопрос о вывозе продуктов на базу. Секретари РК ВКП(б) категорически отказали (КВАСНОВ, ПРОСКУНИН), ВАСИН об этом знал, но мер никаких не принял. Забазироваться пришлось, благодаря панике некоторых работников Райпотребсоюза – завезено 1000 клгр муки и 1000 клгр мяса.
Из-за отсутствия достаточной базы и при наличии некоторого числа недисциплинированных людей и трусов, 14 ч. были направлены в тыл. Осталось в отряде 21 чел.
ВАСИН после обстрела Осташево сбежал и в отряд не явился и его работой не интересовался и 31 октября под предлогом болезни выехал совершенно из района.
Подпольный комитет ВКП(б) за проявленную трусость и бегство из отряда ВАСИНА из членов ВКП(б) исключил.
Отряд расположился в восточной части района, имея две базы. На вооружении отряда имелось:
- винтовок – 35 (патрон винт. 7,62 [мм] – 3.000);
- револьверов – 9 (патрон винт. 7,62 [мм] – 16.000);
- пистолетов – 4;
- мин ПТ [противотанковых] – 50;
- пулеметов – 2;
- гранат ПТ [противотанковых] – 40;
- гранат РГД – 200;
- смесь № 1 – 100.
На нелегальное положение отряд перешел после оккупации райцентра 20 октября 41 г. с этого же момента и начало действий его, а именно:
1. изъятие в р-не к/р [контрреволюционного] элемента и дезертиров армии – 11 ч.;
2. 29.10.41 г. был произведен первый налет и обстрел немцев в дер. Шахолево;
3. 7.11 взорвана 1 грузовая машина с немцами, едущими на линию фронта у дер. Сапегино: минировали Попов, Мясоедов;
4. 11.11 подорваны на дороге между Судниково, Акулово 1 бронемашина, 1 грузовая машина с немцами и 3 мотоциклиста;
5. 14.11 засадой в составе Косолапова, Попова, Мясоедова, Сапожникова обстреляна и выведена из строя штабная машина. Убито 4 офицера и шофер;
6. 14.11 на дорогах: д. Акулово – Каменки, д. Филатово – Соколово взорвались 2 бронемашины и 1 грузовая: минировали Грибов, Никитин, Темляков, Аникеев;
7. 15.11 взорваны на дорогах: Березки – Акулово и д. Сальки - Соколово 3 бронемашины: минировали Палкин, Козин, Грибов, Мясоедов.
8. Между 20 и 30 ноября на минированных дорогах, идущих к дер. Каменки, где был расквартирован штаб немецких войск, подорвано: танк средний – 1; бронемашин – 3; грузовых машин – 2; легковых машин – 1.
Минировали дороги Сапожников, Косолапов, Грибов, Мясоедов, Никитин, Аникеев, Попов.
9. 26.11 между дд. Спасс и Рюховское на шоссе подорван мост вместе с машиной и людьми. Снято связи 4-х жильный кабель 300 метров.
27.11 – поджог базы горючего и машины груженной бензином, после чего расположенных немцев в деревне расстреляли и забросали гранатами.
28.11 срезан штабной кабель 100 метров, концы заминированы.
Между дер. Вораксино и Свинище дорогу заминировали.
Работали в этих операциях (26, 27, 28) Сапожников, Косолапов, Темляков, Аникеев, Мясоедов, Кузьмичев, Грибов, Никитин, Козин, Михайлов, Малыгина, Ульянова.
10. 8.12 на дороге между деревнями Судниково-Таболово взорвана одна грузовая машина с «грабьотрядом» и возле дер. Куликов – вторая.
11. Между деревнями Санешно-Иовлево на дороге подорван танк: минировали Мясоедов, Попов, Сапожников.
12. На дорогах Акулово – Каменка подорвано 14.12. 5 грузовых машин с немцами: минировали Никитин, Попов, Косолапов, Темляков, Козин.
13. 15.12.41 г. между деревнями Нов. Деревня и Матвейцево взорвана 1 грузовая машина и 1 мотоцикл с людьми: минировали Аникеев, Сапожников, Грибов. Палкин.
14. Между фронтом и тылом немцев систематически рвали связь, срезали кабеля более 1400 метров.
15. Периодически, по мере выхода листовок из подпольной типографии, последние распространялись по всему району.
Всего отрядом уничтожено:
1. танков – 2;
2. бронемашин – 9;
3. грузовых машин – 14;
4. легковых машин – 2;
5. мотоциклов – 4;
6. подорвано мостов – 1;
7. сожжено баз горючего – 1;
8. срезано кабеля – 1400 метров.
9. уничтожено живой силы немца более 160 чел. солдат и офицеров.
Потери отряда составляют 6 чел. т.к.: 1. убито – 2 (Петухов, Кузьмичев); 2. отпущено – 1 (Студнев); 3. не явились из разведки и других операций – 3 (Колупаев, Холопов, Смельченко).
В основном отряд работал в составе 15 чел.
Наиболее отличившиеся товарищи при выполнении боевых заданий следующие:
1. САПОЖНИКОВ Иван Николаевич 1906 г. рождения, канд. ВКП(б), работал зам. нач. паспортного стола. Осташевского РОМ. В партизанском отряде выполнял функции пом. ком-ра. Участвовал во всех операциях. Всегда был разведчиком и путеводителем отряда. При выполнении боевых заданий – смел, находчив, инициативен.
2. КОСОЛАПОВ Семен Петрович 1913 г. рождения, член ВКП(б). До оккупации р-на был назначен в Осташевский Истребит. б-н зам. ком-ра по разведке. В партизанском отряде проявил себя активно. В боевых операциях смел, решителен.
3. АНИКЕЕВ Владимир Федорович 1918 г. рождения, канд. ВКП(б) (принят был подпольным комитетом). Работал преподавателем Осташевской политпросветшколы. В партизанском отряде – боец. При исполнении боевых операций слишком смел, энергичен, вынослив, отличный стрелок.
4. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович 1917 г. рождения, член ВКП(б). Работал в Осташевском райотделе НКВД оперуполномоченным. В отряде – боец, дисциплинирован, в выполнении боевых заданий спокоен, действует смело.
5. ГРИБОВ Андрей Ильич 1918 г. рождения, член ВКП(б). Был назначен работать в Истребительный б-н с. Осташево. В отряде – боец-подрывник. Исполняет боевые задания смело, решительно, энергично. В характере нет выдержки.
6. НИКИТИН Михаил Михайлович 1916 г. рождения, канд. ВКП(б). Работал в Истребительном б-не. В партизанском отряде – боец-подрывник. Когда выполняет боевое задание исключительно спокоен, выдержан, смел, дисциплинирован.
7. МЯСОЕДОВ Алексей Васильевич 1915 г. рождения, канд. ВКП(б), работал уч. уполномоченным в Осташевском РОМ. В партизанском отряде – боец-разведчик, прекрасно знает места, хороший проводник, энергичен, дисциплинирован.
При выполнении боевых операций, во всем личном составе отряда примеров трусости, дезертирства не имелось. Оставлять людей в землянке приходилось в приказном порядке.
В существовании и работе партизанского отряда была оказан большая помощь со стороны населения, а именно:
а) со стороны семей партизан САПОЖНИКОВА, КУЗЬМИЧЕВА, МЯСОЕДОВА, ПОПОВА;
б) предколхоза дер. ШАХОЛОВО ЧУЧЕЛОВА;
в) колхозника МАЛОЛЕТОВА;
г) колхозника БЕЛЯНОВА П.Р.;
д, е) колхозника, охотника ИОНОВА И.Е. и его сына – колхозника ИОНОВА И.И.
Перечисленные товарищи давали сведения о месте нахождения и количестве немецких войск, ходили в разведку, снабжали продуктами, давали ночлег как для отдельных бойцов, так и всему отряду.
Выход отряда из тыла немецких войск в связи с очищением от оккупантов территории расположения отряда. Дата выхода – 20.12.41 г.

БОЕВЫЕ ЭПИЗОДЫ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА НКВД ОСТАШЕВСКОГО Р-НА
1. 11 ноября 41 г. между д. Акулово и Судниково на фронт двигалась с солдатами одна грузовая машина в сопровождении 3-х мотоциклистов и броневой машины вооруженной пушкой и пулеметами. Группа партизан, заминировав дрогу и объезды, сделали засаду, в результате чего машина, броневик и 3 мотоцикла были взорваны: 20 немецких солдат было убито и 5 ранено. Подоспевшие на помощь из соседнего села солдаты пытались окружить лес, но партизаны скрылись.
В этой операции исключительную смелость проявили: 1. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 2. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович, 3. АНИКЕЕВ Владимир Федорович, 4. ГРИБОВ Андрей Ильич.
2. 14 ноября 41 г. на фронт двигалась колонна бронемашин (300 броневиков), группа партизан, разведав их местопрохождение, заминировала все дороги и объезды. Когда приблизилась разведка и броневик, налетев на мину, взорвался, на место взрыва броневика прибыла группа немецких солдат. 16 немцев было убито, машина взорвана, остальные оставшиеся в живых сбежали. Тогда колонна стала окружать деревню со всех сторон, две головные машины попытались войти в дер. Соколово, но налетели на мины и взорвались, тогда колонна решила войти в деревню с противоположной стороны; разгадав замысел фашистов, немедленно [мы начали] минировать и эти дороги, в результате чего так же первые два броневика были взорваны, тогда, спешившись, немцы стали искать мины, но в этот момент из-за леса появился наш самолет и пулеметным огнем рассеял колонну, в результате чего колонна была задержана на 40 часов.
В этой операции особо проявили себя: 1. ГРИБОВ Андрей Ильич, 2. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович, 3. САМОЖНИКОВ Иван Николаевич, 4. НИКИТИН Михаил Михайлович, 5. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 6. МЯСОЕДОВ Алексей Васильевич, 7. КОЗИН Иван Нестерович.
3. 15 ноября 41 г. по дороге из дер. Акулово [на деревню] Каменка, на фронт двигалась колонна немецкой мотопехоты в сопровождении бронеавтомашин. Узнав об этом, немедленно дорогу заминировали; группа партизан, зайдя с противоположной стороны леса, – на опушку, заметила приближавшуюся штабную легковую машину в сопровождении трех мотоциклистов и другой легковой машины. Партизаны, подпустив среднюю машину на 20 мтр, открыли ураганный огонь из автоматов и винтовок, в результате перестрелки было убито 5 чел. (шофер, 3 офицера и 1 из высшего командования, которого в цинковом гробу [потом] хоронили около селения Спасс). Когда подошла колонна, то первый головной броневик взорвался на мине, Партизаны скрылись невредимыми. В этой операции особо смело проявили себя: 1. САПОЖНИКОВ Иван Николаевич, 2. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 3. МЯСОЕДОВ Семен Петрович, 4. ПОПОВ Яков Дмитриевич.
24 ноября 41 г. разведкой было установлено, что в дер. Клишино немцами устроена база с горючим. Ночью отряд прибыл в эту деревню, в это время к базе подошла машина и стали нагружать бензин, дав ей возможность погрузить бензин, и, когда немцы зашли в дом одного колхозника, то партизаны, окружив дом, базу и машину подожгли бутылками с горючей смесью и забросали гранатами; немцы попытались оказать сопротивление – открыли стрельбу из автоматов, но [ответным] огнем из винтовок и автоматов были уничтожены: машина и база были уничтожены. Приехавшим из соседнего села на пожар немцам затушить пожар и окружить партизан не удалось, партизаны скрылись в ближайшем лесу; в этой операции исключительную смелость проявили: 1. АНИКЕЕВ Владимир Федорович, 2. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 3. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович, 4. МЯСОЕДОВ Алексей Васильевич, 5. ГРИБОВ Андрей Ильич, 6. НИКИТИН Михаил Михайлович, 7. КОЗИН Иван Нестерович, 8. МАЛЫГИНА Екатерина Ефимовна, 9. УЛЬЯНОВА Анна Никитична, 10. ГАЛКИН Александр Яковлевич.
4. 25 ноября 41 г., разведав, что немцы вблизи шоссейной дороги натянули связь главного штаба с частями и готовили наступление, для чего подтягивали резервы, группа партизан, немедленно прибыв к шоссейной дороге, перерезала связь, сняв более 400 метров кабеля, взорвала мост и заминировала концы кабеля. Когда прибыли связисты и стали восстанавливать связь, то попали на мины, в результате чего взорвалась грузовая машина и связисты подойти к кабелю больше не решались, в результате чего стали прокладывать новый кабель. Тогда другая [наша] группа перерезала в другом месте связь и сняла около 200 метров кабеля, концы и срезанный кабель заминировала гранатами РГД-33, которая для минирования была приспособлена самими партизанами. К месту выехала бригада связистов для исправления. Увидав у дороги лежащий в кругу срезанный кабель, хотела его взять, но раздался взрыв. Больше немцы подходить к концам стали осторожно, предварительно обстреляв концы кабелей из автоматов и забросав гранатами.
В этой операции особо себя проявили: 1. АНИКЕЕВ Владимир Федорович, 2. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 3. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович, 4. САПОЖНИКОВ Иван Николаевич, 5. ГРИБОВ Андрей Ильич, 6. НИКИТИН Михаил Михайлович, 7. ПАЛКИН Александр Яковлевич.
5. 17 декабря 41 г. при отступлении немецких захватчиков группой партизан было взорвано 6 грузовых автомашин с солдатами и 1 мотоцикл.
В этой операции активно действовали и проявили смелость: 1. НИКИТИН Михаил Михайлович, 2. ПОПОВ Яков Дмитриевич, 3. КОСОЛАПОВ Семен Петрович, 4. АНИКЕЕВ Владимир Федорович 5. ГРИБОВ Андрей Ильич, 6. ТЕМЛЯКОВ Петр Михайлович, 7. МЯСОЕДОВ Алексей Васильевич
Партизанским отрядом всего уничтожено:
1. живой силы противника – около 200 чел.;
2. танков – 2;
3. бронемашин – 9;
4. грузовых машин – 14;
5. легковых машин – 2;
6. мотоциклов – 4;
7. прерывалась связь 8 раз и срезано кабеля 1400 метров;
8. уничтожена база горючего 50-40 тонн;
9. взорван мост – 1.
КОМАНДИР П/ОТРЯДА ШАПОШНИКОВ
КОМИССАР П/ОТРЯДА БОЛДИН
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 306-311.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #12 : 28 Июль 2014, 19:25:07 »
ЗАМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УНКВД г. Москвы и МО КАПИТАНУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. КУЗОВЛЕВУ

РАПОРТ
Доношу: 3-го ноября 1941 года в районе дер. Терехунь Лопасненского района Московской области с личным составом отряда [в] 19 человек перешел фронтовую полосу противника, следую в Малоярославецкий район Московской области для выполнения партизанских действий.
С переходом фронта отряд встретился с трудностями – усиленные морозы, в результате чего личный состав отряда, обутый в кожаные сапоги и без перчаток, поморозили пальцы ног и рук. Более трудным продвижением отряда к месту расположения баз являлся густой лес и река, что физически измотало людей отряда.
Дойдя до реки Пратва [правильно – Протва], [выяснили, что] переправиться через мосты или броды невозможно, так как мосты усиленно охраняются немцами, вследствие чего пришлось подготавливать базу для переправы путем изготовления плота, а также канатов (для перетягивания плота) из липовой коры. Таким образом река была форсирована.
13-го ноября отряд прибыл на месторасположения в район совхоза «Красный богатырь» с большими потерями физических сил в результате недостатка питания, которого хватило на 8 дней.
Найдя место расположения в лесу, в первую очередь приступили к розыску заложенных баз, так как вопрос питания являлся первостепенным, в результате оказалось, что все базы, которыми располагал отряд, вскрыты и забраны, отряд оказался совершенно без продуктов, причем 3-е суток голодал в дороге.
Было принято решение, чтобы не умереть голодной смертью, увести корову у бывш. работника совхоза, что создало возможность оживить личный состав отряда и приступить к оборудованию землянок и розыску базы райкома по плану, полученному в Москве у тов. САВЕЛЬЕВА. Найдено: 1 мешок муки, 1 мешок пшенных круп, которые явились базой питания отряда на все время его работы в районе.
В связи с отсутствием питания в дороге, а также и [в течение] нескольких дней на месте многие товарищи из личного состава заболели желудочными и другими болезнями, как например тов. ШАРАХАЕВ, КОЗЛОВСКИЙ, СОБОЛЕВ, МЕРКУЛОВ и др.
Восстановив физические силы, отряд выступил к выполнению оперативных действий: при первой посылке в разведку 8-ми человек из числа местных жителей не возвратилось 6 человек, тт. ИЛЛАРИОНОВ (подрывник), ОСИПОВ, КАЗАКОВ, КОВАЛЬЧУК, САЗОНОВ, ДАВИДЮК. Причины невозвращения не вернувшихся указанных выше товарищей установить оказалось невозможным ввиду строгого режима, установленного немцами и расположения войск в населенных пунктах с обеспечением себе усиленной охраны. Кроме того в тылу противника перед речкой Пратва дезертировал подрывник ЛИТВИНОВ с личным оружием системы «наган». Таким образом, отряд остался в количестве 10-ти человек и двух девушек-связистов – Колесникова и Каправлова, – которые 16 ноября с.г. были направлены в Москву для связи, но в населенном пункте Тарутино немцами были задержаны и вместе с эвакуировавшимся населением направлены обратно в тыл. Вернувшись обратно в расположение отряда, последние после отдыха, 23 ноября были направлены на связь в Москву вторично, но как видно были задержаны и в Москву не явились.

ДЕЙСТВИЯ ОТРЯДА
Ввиду малочисленности отряда (10 человек), причем один из них был болен и один оказался не способным к выполнению боевых задач по своим природным физическим недостаткам (подрывник СОБОЛЕВ), отряд решил приступить к выполнению диверсионной работы.
В результате первых действий 21-го ноября была послана группа в количестве 4-х человек под командой ГАВРИЛЬЧУКА (подрывник) – ФРАНЦУЗОВ, КОЗЛОВСКИЙ, ШАРАХАЕВ – с задачей минировать железную дорогу на мосту в р-не Ерденевского разъезда, а также по пути подрывать автомашины.
Данная группа поставленную задачу выполнила. Взрывом повредила мост и пустила под откос поезд, идущий в направлении к г. Малоярославец.
По докладу группы поезд следовал с войсковым подразделением, слышен был стон и крики, количество жертв установить было невозможно. По сведениям жителей совхоза жертв было много.
Кроме этого, указанная группа сожгла грузовую 5-ти тонную автомашину с грузом бензина, в которой убито было 3 человека. Об убийстве 3-х человек известно также от жителей совхоза, которые рассказали, что за поджог машины в дер. Чулково немцы повесили 10 или 12 человек, двух повешенных на телефонные столбы около сожженной машины видела группа, производившая операцию лично.
27 ноября группа под командой командира отряда тов. БОЧАРОВА (т. ГАВРИЛЬЧУК, ХРИПУНОВ, и ФРАНЦУЗОВ) вторично пошла с заданием пустить под откос второй поезд в р-не Маклинского разъезда. Данная задача также была выполнена и поезд был пущен под откос. Установить с чем поезд и количество жертв было невозможно ввиду находившейся охраны на мосту, [но] по личному предположению и по гулу аварии группа заключает, что поезд шел с воинским грузом.
2-го декабря с.г. группа под командованием тов. УСТИНОВА, ХРИПУНОВА, ГОНТОВА, МЕРКУЛОВА, ФРАНЦУЗОВА была направлена в третий раз для совершения диверсии на той же железной дороге в районе по близости к Детченскому [правильно – Детчинский] району. Прибыв на место, группа установила, что поезда по неизвестным причинам не ходят. Таким образом, просидев безрезультатно день и ночь, спустить под откос поезда не удалось. Как впоследствии оказалось, поезда не ходили по причине повреждения моста нашей авиацией через реку Суходревку.
Кроме этого, были выходы групп на шоссейные дороги с задачей уничтожения автомашин, мотоциклистов и конных обозов. Результаты безуспешны, так как с наступлением темноты движение по дорогам прекращается, а на больших дорогах, как, например, Варшавка, очень усиленное движение, которое обеспечено охраной мотоциклистов и патрулями, а также запрещено хождение мужчин от одного населенного пункта до другого.
При отходе отряда в Москву произведено минирование дорог и порыв телефонных связей. Результат минирования неизвестен, взрывы были слышны.
В результате проведенной операции имеются трофеи: пистолет-автомат 33-х зарядный без магазина, полевая сумка и документы, которые были направлены со связистками в Москву.

ПОТЕРИ ОТРЯДА
6 человек, посланных в разведку, не возвратились. Полагаю, что последние остались при своих семьях.
Две связистки девушки, посланные для связи в Москву, в Москву не прибыли, причины не прибытия неизвестны. Один человек (ЛИТВИНОВ) дезертировал.
При отходе обратно, несмотря на то, что отряд неоднократно попадал под обстрел, потерь не имеется.
В проведенных операциях активно проявили себя следующие товарищи: ФРАНЦУЗОВ, ГАВРИЛЬЧУК и ШАРАХАЕВ.
Одновременно, в числе отряда выявился нерадивый товарищ – СОБОЛЕВ Евгений (подрывник). Кроме всего трус и симулянт.
Тов. МЕРКУЛОВ Николай – трус, неоднократно отказывался выполнять задание, объясняя истощением физических сил и болезнью желудка.
В отношении тов. КОЗЛОВСКОГО необходимо отметить как недисциплинированного товарища, который занимался возбуждением других членов отряда к скорейшему уходу в Москву. Кроме этого, не выполнил приказания командира отряда, мотивируя, что нет сил и что он устал.
Не выполнено приказание также было и подрывником ГАВРИЛЬЧУК, который также мотивировал сильной усталостью (не пошел в разведку).
Товарищ ХРИПУНОВ (пом. командира отрада, бывш. начальник Малоярославецкого РО милиции) показал себя не как организатор по сплочению личного состава отряда, а относился к работе отряда пассивно.

ВЫВОД:
1. причиной выхода отряда с Малоярославецкого района послужило истечение продуктов питания и невозможность приобретения их в дальнейшем от населения, так как немецкие войска питаются исключительно за счет крестьян;
2. отряду было возможно больше провести оперативных действий за этот срок, но было много затрачено времени для отыскания базы продуктов питания и их переправы к месту расположения отряда, а также отсутствие 9-ти человек, не возвратившихся из разведки. Кроме этого – болезнь некоторых товарищей, оставшихся в отряде;
3. тов. СОБОЛЕВА Евгения из отряда отчислить, за невозможностью дальнейшего использования;
4. тов. ГОНТОВА ввиду его болезни и старости также исключить из отряда;
КОМАНДИР ОТРЯДА БОЧАРОВ
КОМИССАР ОТРЯДА УСТИНОВ
12 декабря 1941 г.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 312-315.
« Последнее редактирование: 29 Июль 2014, 08:20:01 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #13 : 28 Июль 2014, 19:27:47 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
Партизанским отрядом УНКВД МО численностью в 70 человек под командованием командира тов. ЦЫСАРЬ и комиссара лейтенанта государственной безопасности тов. БАБАКИНА, переправленным 26 октября 1941 года через линию фронта в районе гор. Серпухов – ст. Трояново (Высокинический район), за время нахождения в тылу фашистов было убито до 20 немецких солдат, уничтожены 2 штабные машины с 7-ю офицерами, самолет истребитель «Мессершмидт-109»(сделавший вынужденную посадку в районе нахождения отряда), заправочная база горючего и 2 подводы с артиллерийскими боеприпасами. При столкновении с противником в районе деревни Черная Грязь был подорван и выведен из строя средний танк. На путях движения фашистских обозов были взорваны 3 моста.
Кроме того, в районе деревень Семкино – Макарово при нападении на артиллерийский обоз противника бойцами отряда была брошена в ехавших на лошадях офицеров противотанковая граната, взрывом которой были уничтожены 3 фашистских офицера. По полученным штабом 49 армии сведениям (показания пленных), среди убитых офицеров оказался полковник ШЕРЕНБЕРГ – командир 95 немецкого артиллерийского полка.
Потери отряда составляют: 1 убитый и 2 бойца легко ранены.
За время нахождения в тылу противника отрядом были добыты ценные разведывательные данные о противнике, которые переданы в штаб 49 армии.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/171.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 321 и 322.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #14 : 28 Июль 2014, 19:28:55 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
Во второй половине ноября месяца 1941 года партизанский отряд Малоярославецкого района численностью в 19 человек совершил несколько нападений на коммуникации противника.
21-го ноября группа партизан в составе т.т. ГАВРИЛЬЧУКА, ФРАНЦУЗОВА, КОЗЛОВСКОГО и ШАРАХАЕВА минировала в районе Ерденевского разъезда железнодорожный мост. При прохождении воинского эшелона последовали взрыв моста и крушение поезда. По сведениям, полученным от местных жителей, было уничтожено большое количество следовавших в поезде солдат. Группа также сожгла 5-ти тонную автомашину с грузом бензина. При этом было убито 3 немецких солдата.
27-го ноября группа партизан в составе т.т. ХРИПУНОВА, ФРАНЦУЗОВА и ГАВРИЛЬЧУКА пустили в районе Маклинского разъезда под откос второй поезд противника. По имеющимся данным, груз поезда состоял из боеприпасов и продовольствия.
Отрядом также в нескольких местах заминированы дороги и порваны телефонные провода.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/169.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 323 и 324.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #15 : 28 Июль 2014, 19:32:03 »
ЗАМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УНКВД г. МОСКВЫ И МО КАПИТАНУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ тов. КУЗОВЛЕВУ

СПЕЦДОНЕСЕНИЕ О ДЕЙСТВИЯХ ПАРТИЗАНСКОГО ИСТРЕБИТЕЛЬНОГО-ДИВЕРСИОННОГО ОТРЯДА
1. ДЕЙСТВИЯ С МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ ЗАДАЧ ДО ПЕРЕХОДА ЛИНИИ ФРОНТА
22 ноября 41 г. в 14.00 партизанский отряд в колич. 30 чел. выбыл из г. Москвы в направление г. Клина для выполнения поставленной перед ним задачи. Отряд имел задачи действовать в тылу противника на границе Московской и Калининской области (Лотошинский, Высоковский и Клинский районы), на рокадных и магистральных дорогах, по которым происходит переброска войск и боеприпасов противника на северо-западный участок фронта.
Переход линии фронта был намечен в Высоковском р-не.
В 16.20 22.11.41 г. отряд прибыл в г. Солнечногорск, где был задержан до 20 час., т.к. Солнечногорск был атакован с левого фланга прорвавшейся группой танков и автоматчиков противника.
В 20 час. произведена разведки Давыдково (в 10 клм от Клина).
23.11.41 г. в 9 час. отряд прибыл в гор. Клин. К этому времени г. Высоковск был занят противником и бои шли в 4-х клм севернее Клина в дер. Маланино.
Исходя из создавшейся обстановки и после получения оперативных данных в штабе 17 кд [17-я горнокавалерийская Кавказская дивизия имени Закавказского ЦИК] и 58 б/т речь, очевидно, о 58-й танковой дивизии] было принято решение переходить линию фронта на правом фланге в р-не дер. Захарово, куда отряд и прибыл 23.11.41 г. в 18.00 час.

II. ДЕЙСТВИЯ ПОСЛЕ ПЕРЕХОДА ЛИНИИ ФРОНТА ДО РАЗВЕРТЫВАНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
После окончательного изучения обстановки с командованием 280 сп [280-й стрелковый полк 185-й стрелковой (впоследствии – Панкратовско-Пражская ордена Суворова) дивизии], занимавшего рубеж обороны на этом участке фронта, в 23.20 23.11.41 г. отряд перешел линию фронта между дер. Березино – М. Бирево и продолжал движение на ю.з. [юго-запад] с задачей до наступления рассвета пересечь Ленинградское шоссе. Шоссе было пройдено отрядов в 4.30 24.11.41 г., после чего отряд имел 2-х часовой привал в лесу, между Ленинградским шоссе и ж/д Клин – Калинин. После привала от отряда отстали 2 бойца – т. ЛИФШИЦ и тов. ЗАПЛАТИН:
24.11.41 г. отряд расположился в лесном массиве д. Сеньковского в 6 клм от Ленинградского шоссе.
24.11.41 г. на поиски отставших товарищей в р-н ночевки были высланы опергруппы в количестве 3 чел., одновременно имевшие задачи разведки мест подхода к Ленинградскому шоссе, изучения движения по шоссе и охраны его.
25.11 41 г. выслана повторная разведка в р-н Ленинградского шоссе в теми же задачами и разведка в с.з. [северо-западное] направлении – на шоссе Воловниково – Копылово – Решетниково. И первая и вторая разведгруппы установили почти непрерывное движение транспорта по шоссе в направлении фронта. Шоссе усиленно охраняется заставами автоматчиков, периодически ведущими стрельбу по лесу.

III. БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ
25.11.41 г. в 23.00 на Ленинградском шоссе проведена операция, результатом которой явилось уничтожение крупной штабной машины с личным составом.
26.11.41 г. в 13.00 на отряд, расположенный в домике лесничего, произвел нападение карательный отряд численностью до 100 чел. Находившийся на посту часовой- боец СУХАРУЧЕНКО – ни стрельбой, ни сигналами о приближении немцев отряд не предупредил и в отряд не явился.
В произошедшей стычке с карательным отрядом убит 1 немецкий офицер и 3 солдата. Со стороны отряда 1 убит (пулеметчик КАРАТЕЕВ) и 1 легко ранен (боец ЧЕРКАСОВ). Кроме этого при отходе отрядом оставлено больше половины всего имевшегося продовольствия.
После ухода от преследования отряд направился в р-н торфоразработок, что находится между 2-мя шоссейными дорогами Воловнико – Копылово – Решетниково и Дорино – Козлово – Новозавидово.
В период с 28.11.41 г. по 11.12.41 г. отрядом на этих дорогах проведено 12 операций, в результате которых уничтожены:
- на участке шоссе Решетниково – Копылово – штабная легковая машина с личным составом;
- на участке шоссе Новозавидово – Гаврилово – грузовая транспортная 8- тонная машина с боеприпасами;
- на участке шоссе Решетниково – Копылово – грузовая 12-тонная транспортная машина на гусеничном ходу с боеприпасами;
- на участке шоссе Копылово – Воловникова – мотоцикл с прицепом и личным составом;
- на участке шоссе Новозавидово – Шорново – 2 грузовых 8-тонных машины, груз установить не удалось;
- на участке шоссе – Новозавидово – Гаврилово – грузовая 8-тонная машина с запасными частями;
- на участке шоссе Решетниково – Копылово – грузовая 8-ми тонная машина, груз установить не удалось;
- на участке дороги Новозавидово – Чистый Мох – грузовая 12-тонная машина с бензином (8 тонн бензина).
Заминировано в 2-х местах Ленинградское шоссе на участке Ямуга – Спас-Заулок, результаты неизвестны.
В период действия отряда с 23.11.41 г. по 11.12.41 г. уничтожена связь:
- на участке д. Березино – М-Бирево – штабная 300 м, полевая 300 м;
- на участке Ямуга – Спас-Заулов – штабная 400 м;
- на участке Решетниково – Копылово – штабная 200 м, полевая    200 м;
- на участке Воловниково – Козлово – полевая 150 м;
- на участке Решетниково – Копылово – штабная 400 м;
- на участке Новозавидово – Шорново – штабная 150 м;
- на участке Решетниково – Копылово – штабная 250 м;
- на участке Новозавидово – Гаврилово – штабная 50 м;
- на участке Копылово – Воловниково – полевая 100 м;
- на участке Решетниково – Копылово – штабная 300 м, полевая    300 м;
- на участке Новозавидово – Гаврилово – штабная 100 м;
- на участке Решетниково – Копылово – полевая, обрыв.
Помимо проделанной работы, отрядом собраны ценные разведывательные данные, которые немедленно после перехода линии фронта переданы командованию 8 бронетанковой бригады [правильно – 8-я отдельная танковая бригада; командир на тот период времени – полковник П.А. Ротмистров, будущий прославленный советский полководец].
После проведенной последней операции 10.12.41 г. немецкое командование издало приказ, который был зачитан всему населению в пос. Туркмен и Чистый Мох (сведения об остальных деревнях собрать не удалось). В приказе говориться, что если в этом р-не произойдет еще хоть одна диверсия, если будет нарушена связь, или будет убит хотя бы одни немецкий солдат, то все население поселка будет расстреляно, а поселок будет сожжен.
В другом поселке Чистый Мох, по-видимому, была произведена расправа, оттуда были слышны стоны и крики. Точно установить, что там было, не удалось.
Исходя из создавшейся обстановки, отряд покинул указанный район и последовал к направлению Ленинградского шоссе, где в р-не дер. Селенино 11.12.41 г. перешел линию фронта.

IV. ТРОФЕИ
Проведенными действиями отряда всего уничтожено:
- грузовых автомашин – 7;
- штабных и легковых машин – 2;
- мотоцикл с коляской – 1;
- немецких солдат – 30;
- офицеров – 4.
В 12 местах нарушена штабная и полевая связь.

V. ПОТЕРИ ЛИЧНОГО СОСТАВА.
В бою с карательным отрядом убит пулеметчик КАРАТЕЕВ Николай Иванович, 1903 г. рождения, член ВКП(б). До отряда являлся бойцом Мытищинского истребительного б-на.
Пропал без вести боец СУХОРУЧЕНКО Владимир 1924 г. рождения, член ВЛКСМ.

VI. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСОБО ОТЛИЧИВШИХСЯ БОЙЦОВ-ПАРТИЗАН
1. ОРДИНАРЦЕВ Василий Федорович 1904 г. рожд., член ВКП(б), политрук отряда, 3 раза принимал участие в боевых операциях в качестве старшего опергруппы.
2. ЗИНЧУК Владимир Григорьевич 1915 г. рожд., канд. ВКП(б) зам. ком-ра отряда, 3 раза участвовал в боевых операциях – из них 2 раза в качестве старшего опергруппы.
3. КОЛОТУШКИН Евгений Степанович 1912 г. рожд., член ВКП(б), командир отделения отряда, 4 раза участвовал в боевых операциях, из них 2 раза в качестве старшего опергруппы.
4. АВДОНИН Иван Петрович 1914 г. рожд., член ВКП(б), командир отделения отряда, 3 раза участвовал в боевых операциях из них 1 раз – старшим опергруппы.
5. КУРОЧКИН Михаил Егорович 1922 г. рожд., член ВЛКСМ, разведчик, 5 раз принимал участие в боевых операциях.
6. ЛЫЖИН Сергей Дмитриевич 1922 г. рожд., член ВЛКСМ, разведчик, 5 раз принимал участие в боевых операциях.
7. СТЕПАНОВ Андрей Андреевич 1915 г. рожд., член ВКП(б), старший подрывной группы, 3 раза принимал участие в боевых операциях.
8. ЗЕЛЕНОВ Михаил Иванович 1914 г. рожд., канд. ВКП(б), подрывник, 3 раза принимал участие в боевых операциях.

VII. ХАРАКТЕРИСТИКА БОЙЦОВ-ПАРТИЗАН, ПОДЛЕЖАЩИХ ИСКЛЮЧЕНИЮ ИЗ ОТРЯДА
1. КРАСНОСЛОБОДЦЕВ Михаил Владимирович 1915 г. рожд., член ВЛКСМ, морально неустойчив, часто проявлял недовольство, недостаточно дисциплинирован.
2. КОСТЮХИН Ал-др Захарович 1914 г. рождения, б/п, морально неустойчив, малодушен. Под различными предлогами старался не принимать участия в боевых операциях.
3. ВИЛКОВ Константин Федорович 1912 г. рождения, чл. ВКП(б), морально неустойчив, уклоняется от участия в боевых операциях, трусоват.
4. ШИДЛОВСКИЙ Даниил Павлович 1911 г. рождения, член ВКП(б), морально неустойчив, не дисциплинирован.
5. КРУПЕНИН Михаил Семенович 1908 г. рождения, канд. ВКП(б), малоподвижный, вялый, неинициативный.
6. БОБОНИН Степан Иванович 1903 г. рожд., член ВКП(б), не инициативен, вялый, тяжело переносит переходы.
7. ШАРЫГИН Василий Максимович 1905 г. рожд., член ВКП(б), малоподвижен, не инициативен, тяжело переносит переходы.
8. ГРУЗДЕВ Василий Васильевич 1914 г. рождения, канд. ВКП(б), морально неустойчив, паникер.
9. ПОНКРАТОВ Александр Кузьмич 1904 г. рожд., член ВКП(б), проявлял трусость.

VIII. ВЫВОДЫ
Для дальнейшей работы в тылу противника целесообразно сократить численность отряда до 20 чел., довести вооружение отряда до 6-7 ППШ или ППД.
В процессе подготовки всех отрядов, необходимо обратить внимание на подготовку бойцов в знании топографии и умении ориентироваться по компасу.
КОМАНДИР П/ОТРЯДА ЛЕЙТЕНАНТ Г/БЕЗОПАСНОСТИ МИЛОВЗОРОВ
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 316-320.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #16 : 28 Июль 2014, 19:33:31 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
Во второй половине декабря месяца 1941 года для действий на коммуникациях в тылу противника (Можайское направление) был направлен отряд Балашихинского истребительного батальона численностью в 190 человек по командованием командира батальона капитана САЗОНОВА.
Переход линии фронта было намечено совершить в районе деревни Кожино и колхоза им. Кагановича (Рузский район). Однако, как было установлено разведкой, указанный район оказался сильно укрепленным противником, что не давало возможности перейти линию фронта. В связи с этим командир отряда принял решение дать бой противника и овладеть деревней Кожино.
В результате умело разработанного плана и успешной его реализации 20-го декабря отряд, форсировав реку Москву, овладел деревней. Противник был захвачен врасплох и в беспорядке бежал.
Отряд, захватив у противника орудия, станковые и ручные пулеметы, обратил их против него же.
Неоднократные контратаки противника были отбиты с большими для него потерями.
В деревне Кожино отрядом захвачены следующие трофеи: 6 противотанковых пушек, две 85-ти мм пушки, 4 станковых пулемета, 11 ручных пулеметов, 3 миномета, 12 автоматов, 400 мин, 250 снарядов, много винтовок и патронов к ним, 2 автомашины, 2 мотоцикла, 2 велосипеда, 3 телефонных аппарата и 3 тыс. метров телефонных проводов. Уничтожены 2 дзота с расчетом и материальной частью, 4 станковых пулемета, повреждена одна автомашина. Истреблено около 100 солдат противника, не считая раненых. Захвачены в плен 3 ефрейтора.
Проведенная операция способствовала успешному развитию наступления частей Красной Армии.
Потери отряда составляют 1 человек убитым и 18 ранеными, из них 4 тяжело.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/168.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 325 и 326.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #17 : 28 Июль 2014, 19:34:53 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
15-го декабря 1941 года в район города Можайска для уничтожения живой силы и техники противника был направлен отряд мотострелкового полка УНКВД МО в составе 300 человек под командованием капитана КОЗЛОВА.
За 10 дней нахождения в тылу противника отрядом выполнены следующие боевые операции:
- группа под руководством т. КОЛОМЕНЧУКА в районе селений Облянищево и Захарьино уничтожила немецкое тяжелое орудие с прислугой в количестве до 20 человек, 2 грузовых автомашины с пехотой (около 60 человек), 2 грузовых автомашины с боеприпасами и прислугой в количестве 6-ти человек;
- в деревне Облянищево истреблено 8 автоматчиков. На ст. Шаликово группой рассеяно до роты пехоты противника. При этом было истреблено около 30-ти фашистов. По дороге к станции Алексино группа уничтожила 3 крытых автобуса. При этом убито 4 офицера и 30 солдат. Группой в 150-ти местах порваны провода связи противника.
При выполнении этих операций группой захвачено 4 офицерских портфеля с оперативными документами, 3 топографических карты, 5 винтовок, 1 автомат.
Группа под руководством тов. ДОГИНА, устроив засаду вдоль шоссе в районе Шаликово, уничтожила 5 автомашин с пехотой противника, 3 легковых автомашины с офицерами. При этом было истреблено около 100 фашистов, за них 4 офицера.
Всего отрядом истреблено 318 фашистов, в том числе 18 человек командного состава. Уничтожено 1 тяжелое орудие и 16 автомашин противника, из них: 8 грузовых, 5 легковых, 1 штабная и 2 автобуса.
Потери отряда составляют: 6 человек убитыми, 17 ранеными и 16 человек пропавшими без вести.
С 18-го по 25-е декабря 1941 года на линии фронта (Можайское направление) действовала оперативная группа мотострелкового полка УНКВД МО численностью в 15 человек под командованием младшего лейтенанта ГЛАДКОВА.
18-го декабря группа совместно с частями 50-й дивизии Красной Армии участвовала в обороне с. Кожино, 19-го декабря участвовала в наступлении вместе с регулярными частями Красной армии на с. Белобородово.
Ведя разведку, группа имела боевые столкновения с мелкими группами автоматчиков противника.
Группой истреблено 35 фашистов, захвачено 2 пулемета и 2.500 патронов. Группа потерь не имела.
За свою боевую деятельность группа получила благодарность от командования 50-й дивизии Красной Армии.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/170.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 327-329.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #18 : 28 Июль 2014, 19:36:52 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
о боевых действиях диверсионно-истребительных групп Куйбышевского, Ленинградского и Ленинского РО НКВД города Москвы
Диверсионно-истребительной группой Куйбышевского РО НКВД гор. Москвы под командованием тов. МОРОЗОВА за время нахождения в тылу противника (район Дорохово, Калань, Крымское) в трех боевых столкновениях было убито и ранено около 650 немецких солдат и офицеров. Так, в ночь на 22-е ноября 1941 года группа пулеметным огнем прикрывала смену боевого порядка подразделений 82 Краснознаменного артиллерийского полка [входил в состав 82-й мотострелковой дивизии]. От пулеметного огня группы немцы понесли большие потери.
В районе Софьино – Крутицы 4 бойца группы рассеяли огнем ручного пулемета наступавшую группировку немцев (до 30 человек). Наступление немцев было сорвано. Разведкой боем бойцы установили расположение огневых точек противника.
20/XI-1941 г. группой было вывезено наше орудие, оставленное на территории, занятой противником.
Группа Подольского РО НКВД по командованием т. ЗАГИРОВА 16/XI-1941 г. на опушке леса у дер. Леоново (Лопасненский район) имела боевое столкновение с войсками передовой линии обороны противника. Несмотря на превосходство сил противника, группой был выведен из строя немецкий танк и уничтожен его экипаж. Другой танк был подбит. В результате перестрелки бойцами группы уничтожено до 15 немецких солдат.
Группа Ленинского района гор. Москвы под командованием т. МОИСЕЕВА находилась в тылу противника (Верейский район) с 15-го по 19-е ноября 1941 г.
15/XI при пересечении дороги, идущей из д. Юматово в дер. Брыкино, дозор группы обстрелял немецкий патруль. В результате перестрелки были убиты 3 немецких солдата, а остальные разбежались.
17/XI-41 г. отрядом на шоссе Верея – Дорохово был заминирован бетонный мост. Возвращаясь из тыла противника, отряд минировал пути движения войск и механического транспорта противника.
Группа Ленинградского РО НКВД под командованием тов. ПРОЦЕНКО 14/XI-1941 года у деревни Красная Турейка (Наро-Фоминское направление), приблизившись к окопам противника на расстояние около 15-20 метров, забросала их гранатами. В это время группу начали обходить с тыла около 50 немецких солдат. Бойцы, заняв немецкие окопы, забросали солдат противотанковыми гранатами. В результате этой операции было убито около 30 немецких солдат.
18/XI бойцы группы забросали гранатами блиндаж и окоп противника. При этом было убито 3 немецких пулеметчика и выведен из строя пулемет. Всего группой уничтожено около 33-х немецких солдат. Потери группы составляют 2 человека ранеными и один человек пропал без вести.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/175.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 330-332.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 727
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Символ мужества – «ястребки»!
« Reply #19 : 28 Июль 2014, 19:37:46 »
УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СОВ. СЕКРЕТНО
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ЗАПАДНОГО ФРОНТА товарищу ХОХЛОВУ

СПЕЦСООБЩЕНИЕ
1-го января 1942 года возвратились 3 оперативных группы мотострелкового полка УНКВД МО, действовавшие в тылу противника (Можайское направление).
Группа под командованием тов. ТЕМЕШЕВА, численностью 15 человек, действовавшая около с. Красатино-Жиганово, взорвала один пулеметный и два жилых блиндажа противника. При этом было уничтожено до 25-ти фашистов.
На переднем крае обороны противника группой заминированы в 3-х местах подходы (со стороны противника) к огневым рубежам, а также порвана в 3-х местах телефонная связь.
Группа потерь не имела.
Группа под командованием тов. ЖИДЕНКОВА численностью в 28 человек неоднократно вела бои с немецкими автоматчиками. На дороге Белобородово – Макеиха бойцы группы уничтожили гранатами 2 повозки с немецкими солдатами. Истреблено 32 фашиста, в том числе 6 офицеров.
Потери группы составляют: 1 человек убитым, 2 ранеными и 3 пропавшими без вести.
Группа командира ВОЙКОВА в количестве 16-ти человек, устроив засаду на дороге вблизи деревни Нестерово, уничтожила автоцистерну и 2 грузовых автомашины с пехотой противника. При этом было истреблено 15 фашистов.
Группа потерь не имела.
Всего указанными группами уничтожены: 1 автоцистерна, 2 грузовых автомашины, 2 повозки, 3 блиндажа. Истреблено 72 фашиста, в том числе 6 офицеров.
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРАВЛЕВ
10 января 1942 года. № 1/174.
Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 328, лл. 333 и 334.
Записан
Страниц: [1] 2 3   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »