Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Чернобыльский набат  (Прочитано 624 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 38 843
  • Ржевцев Юрий Петрович
Чернобыльский набат
« : 31 Август 2016, 15:27:50 »
Мой очерк, написанный ещё аж в 2006 году!

Место доблести – Чернобыль
И БЫЛИ КРЕЩЕНЫ ОНИ АТОМОМ В «МЕРТВОЙ» ЗОНЕ ЧАЭС
В летописи Чернобыльской атомной эпопеи есть и «калининградская» страница: в октябре-ноябре 1987 года к несению наравне со специализированными подразделениями внутренних войск боевой службы по охране периметра «мертвой» зоны был привлечен сводный батальон Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР. Последний вошел тогда в историю как 1-й и 2-й сводные отряды МВД Белорусской ССР. Кстати, «калининградцам» выпало стать первыми среди учебных заведений российской милиции, которые, как надо полагать, на правах последнего резерва союзного МВД были брошены в горнило Чернобыльской катастрофы…

Приказы не обсуждают…
Основанием для сборов и убытия в «атомную» командировку для личного состава Калининградской ССШМ стали следующие два нормативных документа Министерства внутренних дел СССР: приказ № 0368 от 31 декабря 1986 года и Указание № 1/5280 от 18 сентября 1987 года «Об оказании помощи МВД Белорусской ССР».
Вопросом же, почему жребий быть первыми выпал именно им, «калининградцы» не задавались. Для них это являлось скорей предметом гордости, чем поводом для какой-либо озабоченности: быть первыми – это право, а оно, как известно, предоставляется только лучшим из лучших…
Да и не впервой, добавим, для личного состава школы было собираться в дорогу: начиная с конца 1950-х, сводные подразделения КССШМ МВД СССР неизменно усиливали собой группировки сил правопорядка в дни проведения в Москве партийных съездов, международных молодежных фестивалей и спортивных игр. Кроме того, курсанты-«калининградцы» не раз коллективно выполняли служебный долг в зонах чрезвычайных ситуаций – в районах со сложной эпидемиологической обстановкой, а также в населенных пунктах Северного Кавказа, оказавшихся в эпицентре массовых беспорядков.
Датой создания сводного батальона стала суббота 10 октября 1987 года. Его костяк составили двести курсантов 2-го курса, двадцать шесть офицеров из числа командно-преподавательского состава школы, а также две вольнонаемные женщины, медики по специальности.
Мнением каждого кандидата относительно того, готов ли он в моральном отношении длительное время выполнять служебный долг в заражённой радиацией местности или нет, особенно не интересовались. В те времена это просто не было принято. Отсеяли лишь несколько человек: девушек-курсантов как будущих матерей (но за исключением рядовой милиции Инги Голынской, через обращение в комсомольскую организацию настоявшей на включение своей фамилии в списки батальона) да несколько парней, у которых нашлись веские (главным образом, связанные со здоровьем) основания остаться при альма-матер. Остальных зачислили в отряд по списочному составу учебных групп.
Всем сотрудникам милиции, включая курсантов, перед убытием в командировку в установленном законом порядке выдали табельное оружие и боеприпасы к нему. А по прибытию в Белоруссию – своеобразный милицейский аналог полевой военной формы: диковинное для того времени серо-голубое хэбэшное обмундирование, украшенное широкими нагрудными карманами, и не менее диковинные для милиции хэбэшные пилотки. Хотя подавляющее большинство подобную форменную одежду примерили впервые в жизни, но, тем не менее, и сразу же и по достоинству, оценили ее явное удобство по сравнению с полушерстяной – привычной по повседневным милицейским будням. Тогда же вместо громоздкой, сковывающей движения шинели каждый получил и очень практичную для полевых условий однобортную ватную куртку. Последнюю тут же довольные обновкой курсанты на морской лад окрестили бушлатов.
Возглавил сводный батальон начальник КССШМ МВД СССР генерал-майор милиции Андрей Федорович Дунаев, ставший впоследствии генерал-лейтенантом внутренней службы, народным депутатом СССР от Калининградской области, а в 1991 году – первым в истории независимой и суверенной России министром внутренних дел.
На должности боевых заместителей он себе выбрал своих же штатных замов по школе милиции. Так, политработник Борис Иванович Лешуков стал замполитом. Главный среди интендантов Владимир Леонидович Попов – заместителем по тылу. Руководитель учебного отдела Владимир Григорьевич Китченко – заместителем по строевой части. Каждый из троих носил тогда погоны подполковника.

Первыми прибыли интенданты
В окрестностях Чернобыля место под дислокацию и несение службы калининградцам досталось далеко не самое безопасное – Наровлянский, Хойникский и Брагинский районы Гомельской области. Для непосвященных: это на условной линии между «мертвой» зоной и зоной обязательного отселения, при этом двенадцать часов в сутки бойцам сводного батальона предписывалось в составе дежурных нарядов находиться непосредственно внутри самой «мертвой» зоны. Приплюсуйте сюда поистине спартанские условия, с которыми пришлось столкнуться в первые дни и недели пребывания здесь: вода привозная, бани нет, быт неустроен, из средств индивидуальной защиты только респираторы и один единственный на всех двухсот с лишним человек дозиметр...
В общем, милиционеры были словно брошены на выживание. По крайней мере, именно так, как сегодня вспоминают сами, их миссию здесь расценили работающие по соседству, но при этом базирующиеся, однако, в полевом городке, разбитом на значительном удалении от места работ, в «чистом» районе, военные химики. При ежедневных товарищеских контактах с калининградцами они на полном серьезе хотели знать: «Ну, за какую провинность, скажите, братья-милиционеры, вас сюда сослали?». В общем, как говорится, и смех, и грех...
Растянутая на десятки километров по периметру зона ответственности уже на стадии формирования потребовала разделить сводный батальон на два практически автономных друг от друга подразделения. Приказом по МВД Белорусской СССР они получили наименования «1-й сводный отряд МВД БССР» (численность – 60 человек) и «2-й сводный отряд МВД БССР» (численность 140 человек). Первым из этих отрядов отрядом командовал майор милиции Анатолий Васильевич Савинков (ныне – полковник милиции в отставке), а вторым – капитан милиции Николай Васильевич Холмецкий (ныне – полковник милиции, продолжает службу в родном для себя вузе). Но общее командование двумя этими отрядами осталась за управлением и штабом сводного батальона (численность – 28 человек).
Первая группа «калининградцев» приехала в Гомельскую область 12 октября 1987 года, то есть уже менее через двое суток после издания генералом А. Дунаевым приказа по КССШМ МВД СССР о сформировании сводного батальона. Это были немногочисленные специалисты боевого обеспечения и тыла во главе с подполковником милиции Владимиром Леонидовичем Поповым. В течение пяти дней, пока сюда не прибыл основной личный состав, они проводили разведку и рекогносцировку местности под будущую базу батальона. В результате под место дислокации 1-го сводного отряда МВД БССР была выбрана деревня Бабчин Хойникского района, а 2-го – Тешково Наровлянского. Штаб и управление же сводного батальона решено было разместить на базе 1-го сводного отряда.
Что же касается основных сил «калининградцев», то они добрались сюда автоколонной от Гомеля (до Гомеля же – на поезде сообщением Калининград – Харьков) ближе к вечеру 17 октября.

Наперекор смертельной опасности
Служебно-боевая задача, которую получил каждый из двух отрядов, была аналогична той, которую в районе ЧАЭС к тому времени вот уже больше года как выполнял чернобыльский полк внутренних войск МВД СССР, – в условиях, реально угрожающих жизни и здоровью, надежно защищать «мертвую» зону от проникновения в нее бессчетных мародеров и иных, в том числе мигрирующих, преступных элементов. Но «аналогичной», уточним, лишь с той, с позволения сказать, «маленькой» разницей, что чернобыльский полк являлся специализированной структурой воинских частей внутренних войск по охране особо важных государственных объектов и грузов, а 1-й и 2-й сводные отряды МВД БССР – не прошедшими никакой дополнительной специальной подготовки внештатными формированиями российской милиции. Тем не менее, «калининградцы» ни в чем не уступили своим военным коллегам в мастерстве несения боевой службы и с честью пронесли на себе свой смертельно опасный «атомный» крест…
Боевые будни для сводного батальона начались с утра 18 октября: на всех шоссе и наезженных полевых дорогах, ведущих в сторону Чернобыля, а также на ряде пристаней Припяти была организована круглосуточная работа нескольких десятков стационарных и мобильных постов. Одновременно специальные мобильные группы объезжали окрестные населенные пункты и посредством специально выделенного им для этих целей пиломатериала осуществляли так называемою консервацию брошенного местным населением при эвакуации жилого и служебного фонда – говоря по-простонародному, наглухо заколачивали двери и окна пустующих зданий толстыми досками или тесом.
В необходимых случаях опять же силами мобильных оперативных групп производилось прочесывание местности и «зачистка» покинутых людьми деревень.
В свободное же от несения службы в нарядах время курсанты и офицеры интенсивно и собственными руками благоустраивали свой быт. Достаточно сказать, что когда через месяц на смену «калининградцам» прибыли их коллегии из Белгородской специальной средней школы милиции МВД СССР, при каждой из двух баз батальона уже имелись капитальные и хорошо обустроенные жилые и служебные помещения, собственные банно-прачечные комплексы, пищеблоки, глубинные, оборудованные насосами и другим необходимым для бесперебойной работы водопровода агрегатами, скважины и многое, многое иное, без чего никак нельзя обойтись при жизни в полевых условиях.
Потом, уже очень вернувшись в родной Калининград, сугубо любопытства ради, подсчитали и удивленно ахнули: оказывается, на строительных объектах по месту дислокации сводных отрядов курсантами и офицерами батальона было отработано в общей сложности свыше 160 человеко-дней!
В материалах архива современного Калининградского юридического института МВД России удалось отыскать письменный отчет об итогах той ответственной командировки, связанной с участием личного состава сводного батальона КССШМ в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Приведем из него лишь те факты, которые не нуждаются в каких-либо дополнительных комментариях.
Итак, выявлено и задержано лиц: пытавшихся нелегально проникнуть в охраняемую зону отчуждения, – 761 человек и 291 (в том числе 21 человек – по подозрению в совершении здесь уголовно-наказуемых деяний с последующей передачей их в руки правосудия) – противоправно находившихся внутри этой самой зоны.
Законсервировано 1288 покинутых людьми жилых домов и административных строений, в том числе заколочено досками и тесом 2240 оконных проемов.
В стационарных и временных пунктах пропуска проверено и досмотрено 366 единиц автотранспорта, а также 136 плавсредств из числа речных барж, катеров и буксиров.
Силами дежурных нарядов 2-го сводного отряда МВД БСССР в безлюдной деревне Новохвощевка своевременно выявлен и подручными средствами потушен вспыхнувший от удара молнии пожар.
В брошенных людьми населенных пунктах были приведены в порядок, а затем и благоустроены четыре братские могилы советских воинов и партизан, павших в боях по защите Отечества в годы Великой Отечественной войны. Кроме того, по месту дислокации каждого из двух отрядов (речь о деревнях Бабчин Хойникского и Тешково Наровлянского районов) восставлены серьезно пострадавшие от мародеров здания местных сельских школ.
Оказана помощь трудовым коллективам совхозов «Стреличево» и «Наравлянский» в уборке выращенного урожая. В частности, на полях было собрано и передано, как тогда принято было говорить, в закрома Родины свыше 320 тонн различных корнеплодов, главным образом, картофеля и моркови.
И, наконец, самодеятельными концертными бригадами сводного батальона в честь 70-летия Великой Октябрьской социалистической революции и 70-й годовщины со дня образования советской милиции для тружеников всех окрестных совхозов дано семь праздничных концертов.
К сожалению, государственных наград Отчизна тогда не удостоила никакого из 228 калининградцев, хотя соответствующие представления на наиболее достойных из них через МВД Белорусской ССР в Москву направлены и были. Вместо орденов и медалей передовикам службы вручили лишь ведомственные знаки: одним – «Отличник милиции», другим – «Заслуженный работник МВД». Отдельная коллективная награда от руководства белорусского МВД – Памятный кубок-приз имени героя первых приграничных сражений Великой Отечественной войны капитана милиции Владимирова. Плюс ряд Почетных грамот – одна от отдела культуры Хойникского райисполкома и сразу несколько – от руководства совхозов «Стреличево» и «Наравлянский». Все они сегодня – экспонаты самодеятельного музея правопреемника КССШМ – Калининградского юридического института МВД России.
Только спустя четыре года – в октябре 1991 года – государственных наград была удостоена первая группа калининградцев-«чернобыльцев» – сразу пятнадцать человек, включая начальника Калининградской высшей школы МВД России генерал-майора милиции Владимира Леонидовича Попова. Последний стал тогда кавалером ордена Красной Звезды. Правда, говоря канцелярским языком, подвиг зачли по совокупности – за участие в ликвидации последствии катастрофы на Чернобыльской АЭС плюс за длительную (сроком почти в год!) миротворческую командировку в горячие точки Закавказья…
Юрий РЖЕВЦЕВ.








Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 38 843
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Чернобыльский набат
« Reply #1 : 06 Сентябрь 2016, 10:49:53 »

Участие в 1986 году в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы личного состава сводных отрядов МВД Белорусской ССР:




















Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 38 843
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Чернобыльский набат
« Reply #2 : 06 Сентябрь 2016, 11:17:44 »
Охрана ЧАЭС силами бывшей теперь уже милиции МВД Украины:


Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 38 843
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Чернобыльский набат
« Reply #3 : 13 Сентябрь 2016, 13:00:44 »
Скан с 14-й страницы 4-го номера за сентябрь 2016 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:

Оригиналы:
ЧЕРНОБЫЛЬ-86
Чернобыльская авария – крупнейшая за всю историю ядерной энергетики, как по количеству погибших и пострадавших от её последствий людей, так и по нанесенному экономическому ущербу. Сотни тысяч советских людей самоотверженно включились в неравную борьбу с невидимой смертью. Свои специфические задачи в зоне заражения выполняли и сотрудники Комитета государственной безопасности.
26 апреля 1986 года в результате разрушения четвёртого энергоблока ЧАЭС произошёл выброс радиоактивных веществ, в том числе изотопов урана, плутония, йода-131 (период полураспада 8 дней), цезия-134 (период полураспада 2 года), цезия-137 (период полураспада 30 лет), стронция-90 (период полураспада 28 лет). Радиоактивное облако прошло над европейской частью СССР, Восточной Европой, Скандинавией, Великобританией и восточной частью США. Примерно 60 % радиоактивных осадков выпало на территории Белоруссии. Около 200000 человек было эвакуировано из зон, подвергшихся загрязнению.
Для ликвидации последствий аварии была создана правительственная комиссия, председателем которой был назначен заместитель председателя Совета министров СССР Б.Е. Щербина. Для координации работ были также сформированы республиканские комиссии в Белорусской, Украинской ССР и в РСФСР, различные ведомственные комиссии и штабы. В 30-километровую зону вокруг ЧАЭС стали прибывать специалисты, командированные для проведения работ на аварийном энергоблоке и вокруг него, а также воинские части, как регулярные, так и составленные из срочно призванных резервистов. Их всех позднее стали называть «ликвидаторами».
Ликвидаторы работали в опасной зоне посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, их место занимали другие. Основная часть работ была выполнена в 1986-1987 годах. В них приняли участие примерно 240000 человек. Общее же количество ликвидаторов (включая последующие годы) составило около 600000 человек.
В районе катастрофы была развернута оперативно-следственная группа, которая ежедневно принимала доклады о складывающейся на станции ситуации и недостатках, возникающих в процессе работы. В свою очередь, начальник ОСГ напрямую информировал Правительственную комиссию по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, возглавляемую руководящим составом и наделенную широкими полномочиями. Он же незамедлительно получал принимаемые решения в отношении каждого пункта доклада. Система управления в оперативном и тактическом звеньях, при решении крупномасштабных задач во всем районе АЭС, основывалась на централизованном принципе управления. При решении частных задач, на относительно обособленной территории (секторах и зонах), допускалось децентрализованное управление.
Тысячи людей со всех концов бывшего Советского Союза были призваны и командированы для ликвидации последствий катастрофы. От УКГБ СССР по Калининградской области в зону Чернобыльской АЭС был направлен оперативный сотрудник майор Анатолий Пшеничный.
Прибыв на место, Анатолий Николаевич вошел в состав оперативно-следственной группы КГБ СССР, которая, с учётом ограничения времени пребывания людей и техники в районе заражения обновлялась следующими «ликвидаторами» каждые 15 дней. Однако по ряду причин наш земляк исполнял свой долг в смертельно опасной зоне сверх установленного срока – 30 суток. Всего в 1986-1987 годах через оперативно-следственные группы прошло 355 сотрудников КГБ Украины, десятки офицеров КГБ других союзных республик.
В первые дни после аварии основные усилия были направлены на снижение радиоактивных выбросов из разрушенного реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Затем начались работы по очистке территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг 4-го энергоблока было необходимо возвести бетонный саркофаг (т.н. объект «Укрытие»). Указанные работы выполняло Управление строительством ЧАЭС, которое находилось в оперативном обеспечении майора А. Пшеничного в период командировки в Чернобыль. Задачи, стоящие перед сотрудниками оперативно следственной группы КГБ СССР, требовали оперативного и незамедлительного их выполнения. Вспоминая события тех лет, Анатолий Николаевич рассказывал: «…основные усилия были направлены на получение через оперативные источники информации о причинах произошедшей аварии, предотвращение повторных ЧП на АЭС, а также организации эффективного курирования строительства с целью обеспечения бесперебойной работы по возведению «Саркофага». Строительство велось круглосуточными вахтами, количество человек в одной вахте достигало 10 тысяч работников. В итоге саркофаг был возведен в рекордно короткие сроки – пять месяцев.
Чернобыль показал, сколь велики мужество и сила духа нашего народа. Пример самопожертвования и верности воинскому долгу демонстрировали и рядовые и офицеры и гражданские специалисты ведущие непримиримую борьбу с невидимой смертью. Своей преданностью делу и советскому народу люди, участвовавшие в ликвидации техногенной аварии, заслужили всеобщее уважение.
За проявленные при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС мужество и самоотверженность Указом Президента РФ № 625 от 02.05.1996 года полковник в отставке Анатолий Николаевич Пшеничный был награжден медалью «За спасение погибавших». Это достойная оценка человеку, сумевшему внести свой вклад в дело спасения людей, реализовать профессиональные знания, навыки и умения, до конца выполнить свой долг перед Отечеством.



« Последнее редактирование: 13 Сентябрь 2016, 19:34:36 от Sobkor »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »