Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Институт Уполномоченных НКВД СССР по фронтам  (Прочитано 6875 раз)

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович

ЯДОВИН Иван Фёдорович (1908-1992), ветеран системы отечественного МВД и одновременно – становления Калининградской области, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, подполковник милиции в отставке.
Родился 10 сентября 1908 года в деревне Якушевская Тавреньгского сельского поселения Ровдинского района Архангельской области. Член ВКП(б)-КПСС с 1930-х гг.
Образование (по неполным данным): в 1934 году – Центральную школу ОГПУ СССР в городе Москве.
На службе в органах правопорядка и безопасности с 1933 года.
К 1945 году – начальник одного из райотделов НКВД Татарской АССР, капитан по воинскому званию.
Предположительно, с января 1945 года – в правительственной командировке при Управлении контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта: последовательно являлся сотрудником Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту и Аппарата/Штаба Уполномоченного НКВД (с 4 января 1946 года – НКВД-НКГБ) СССР по Восточной Пруссии и в данном качестве – участник боёв за Восточную Пруссию и штурма города и крепости Кёнигсберг.
20 апреля 1945 года начальник УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенантом В.П. Зелениным представлен к награждению орденом Красной Звезды: «Находясь в составе оперативной группы НКВД СССР при 3-м Белорусском фронте по выполнению специального задания на территории Восточной Пруссии, провёл большую работу по розыску и разоблачению агентуры противника, диверсантов и террористов, оставленных противником в тылу Красной Армии для подрывной деятельности». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 686196, д. 4061, л. 316.
Данное представление получило реализацию в строках приказа по вейкам 3-го Белорусского фронта за № 0420 от 23 апреля 1945 года: от имени Родины удостоился своей первой по счёту государственной награды – ордена Красной Звезды.
К 1946 году – начальник Земландского оперативного сектора Штаба Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии.
В конце мая-начале июня 1946 года капитан И.Ф. Ядовин был назначен начальником Фишхаузенского (с 4 июля 1946 года – Приморский) районного отдела МВД СССР Кёнигсбергской (с 4 июля 1946 года – Калининградская) области.
20 декабря 1954-1 января 1959 гг. – начальник водной милиции Калининградской области в лице Линейного отделения милиции порта «Калининград» Литовского водного бассейна (с 1 апреля 1957 года – ЛОМ порта «Калининград» УВД Калининградского облисполкома).
С 1 января 1959 года – пенсионер органов внутренних дел, но в течение многих лет продолжал трудиться на руководящих должностях в подразделениях военизированной охраны промышленных предприятий города Калининграда.
Последнее специальное звание в период службы – подполковник милиции.
Кавалер не менее, чем двух орденов, – в Отечественной войны (с 6 апреля 1985 года) и Красной Звезды (с 23 апреля 1945 года), – а также многочисленных медалей, включая,  «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». Кроме того, был удостоен нагрудного знака «50 лет пребывания в КПСС».
Скончался в 1992 году. Похоронен в городе Калининграде.
По какой-то причине не увековечен на страницах двухтомника «Назовём поимённо», выпущенного к 60-летию Победы МВД Республики Татарстан и Советом ветеранов МВД Республики Татарстан «о мужественных людях 40-х годов – сотрудниках органов внутренних дел Татарстана, фронтовиках Великой Отечественной войны» (Казань, издательский дом «Титул-Казань», 2005).
Юрий РЖЕВЦЕВ.


И.Ф. Ядовин со знаками различия помощника начальника отряда ВОХР/начальника отдельной команды ВОХР.
« Последнее редактирование: 20 Май 2016, 21:07:29 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
БЕЛЯКОВ Владимир Афанасьевич (1922-1991), ветеран калининградской милиции, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга из числа сотрудников Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту, полковник милиции (1975) в отставке.
Родился 25 июля 1922 года в селе Аннино Собинского района Владимирской области. Из крестьян. Член ВКП(б)-КПСС с 1949 года.
Образование: в довоенный период – Учительский институт, в июне 1943 года – в городе Ачинске Красноярского края Сумское военно-артиллерийское училище имени М.В. Фрунзе; в послевоенный период – заочно Калининградский государственный университет.
На военной службе в Красной Армии с 17 ноября 1941 года по май 1944 года. Первая должность здесь – старший разведчик одного из гвардейских полков реактивной артиллерии.
Боевое крещение принял на Северо-Западном фронте в боях под городом Старая Русса современной Новгородской области.
В последующем – заместитель командира роты по политической части, курсант военного училища и командир взвода управления артиллерийской батареи.
В боевой обстановке дважды ранен с последующей эвакуацией в госпитали – 27 марта 1942 года на Северо-Западном фронте и 29 октября 1943 года на 4-м Украинском.
С конца мая 1944 года и по 1953 год – на службе в органах госбезопасности. Начинал в структурах УНКГБ по Татарской АССР, при этом с февраля 1945 года лейтенант В.А. Беляков – в правительственной командировке на 3-м Белорусском фронте.
С мая 1945 года – оперативный сотрудник Аппарата/Штаба Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии, а с 4 января 1946 года – Аппарата Уполномоченного НКВД-НКГБ (с 15 марта 1946 года – МВД-МГБ) СССР по Восточной Пруссии.
В апреле 1946-1953 гг. – оперативный сотрудник контрразведывательного отдела УМГБ по Калининградской области (до 13 сентября 1946 года – Оперативная группа МГБ СССР по Кёнигсбергской-Калининградской области). В 1953 году уволен в запас по сокращению штатов, после чего трудился в Калининграде в качестве школьного учителя.
В 1957-1978 гг. – на службе в органах внутренних дел: последовательно – преподаватель, старший преподаватель и начальник цикла криминалистики Калининградской специальной средней школы милиции МВД СССР.
С 1978 года – пенсионер органов внутренних дел с местом постоянного проживания в городе Калининграде.
Кавалер большого количества государственных и ведомственных наград и, в частности, двух орденов – Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, – многочисленных медалей, включая «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За взятие Кёнигсберга», а также нагрудного знака «Отличник милиции». Кроме того, в 1967 году удостоился Почётной грамоты Президиума Верховного Совета РСФСР.
Скончался 26 марта 1991 года. Похоронен в Калининграде.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
По состоянию на конец апреля-начало мая 1945 года в состав работавшей в Кёнигсберге Опергруппы НКВД СССР генерал-майора И.В. Шишлина входила «Опергруппа НКВД подполковника Балыбердина». Однако личность этого офицера-чекиста пока установить не удалось.

Н.С. Балыбердин – подполковник (но, правильно, очевидно, подполковник госбезопасности), в правительственную командировку в Восточную Пруссию на рубеже 1944/1945 гг. прибыл с должности заместителя начальника УНКВД по Горьковской области.
К осени 1945 года – начальник Растенбургской оперативной группы Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии. В качестве справки: бывший восточнопрусский Растенбург ныне является польским городом Кентшин.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
После допроса на заставе последние были отконвоированы в распоряжение Оперативной группы НКВД майора Антошкина;

Антошкин Илья Григорьевич – гвардии майор, последовательно в годы Великой Отечественной войны – сотрудник Особого отдела НКВД СССР 30-й армии, начальник ОО НКВД СССР/ОКР «Смерш» 215 сд (II ф) и начальник ОКР «Смерш» 3-й гвардейской артиллерийской Витебской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова дивизии.
К осени 1945 года – начальник Хайльсбергской оперативной группы Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии. В качестве справки: бывший восточнопрусский Хайльсберг ныне является польским городом Лидзбарк-Варминьски.
1915 г.р., уроженец деревни Таволжанка Глуховского сельского поселения Калачинского района Омская области. Русский. Член ВКП(б)-КПСС с августа 1939 года. Был женат: супруга, Родина Варвара Георгиевна, по состоянию на начало 1944 года проживала по адресу: город Иркутск, улица Карла Либкнехта, 29, квартира, 2.
На военную службу призван в 1936 году Абаканским ГВК Хакасской автономной области Красноярского края.
Кавалер ряда государственных наград и, в том числе, ордена Отечественной войны 1-й степени (с 21 февраля 1944 года) и ордена Красной Звезды (с 5 апреля 1943 года).
В послевоенный период – майор в отставке, к началу 1980-х годов жил и трудился в Иркутске.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
Среди оперативников Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту в архивных документах часто озвучивается фамилия майора Ченчикова.
Как удалось выяснить, речь идёт о заместителе начальника 3-го отдела Управления контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта майоре Александре Ильиче Ченчикове 1905 г.р., уроженце Смоленска, русском члене ВКП(б) с 1926 года, армейском чекисте с июня 1941 года, кавалере ряда государственных наград, включая орден Красного Знамени (с 8 августа 1944 года), медалей «За отвагу» (со 2 сентября 1942 года) и «За боевые заслуги» (с 22 февраля 1942 года).
К осени 1945 года – начальник Кёнигсбергской оперативной группы Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии. В качестве справки: бывший восточнопрусский Кёнигсберг ныне является российским Калининградом.
Дальнейшая судьба неизвестна.

Отсюда: http://forum.mozohin.ru/index.php?topic=910.160
«Ченчиков Александр Ильич
1 – 1905
2 – русский
3 - член ВКП /б/ 1926
4 - чекстаж - с 1929
5 - награды:ЗБЗ 22 02 1942 - ст.опер.4 о/я ОО НКВД Зап.Ф.,лейт.ГБ
За отвагу 02 09 1942 - "...."
Кр. Знамени 08 08 1944 - зам.нач.3 отдела УКР СМЕРШ 3БФ
ЗБЗ 03 11 1944 - выслуга лет, майор
ОВ 1 - 21 04 1945
6 - нач.ОКР СМЕРШ 144 СД  =10 1943=
7 - 184-23 03 1936 - мл. лейтенант ГБ – БССР»
.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из документа от 14.01.1947 года «Перечень управлений и частей войск МВД/НКВД, включённых в перечень, утверждённый Генеральным штабом ВС СССР, как принимавших непосредственное участие в освобождении городов»:
«Взятие Кёнигсберга
1) Управление войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта.
2) Управление войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта с обслуживающими органами и учреждениями.
3) 13, 31, 33, 86, 87, 108, 132, 218 и 219 пограничные полки войск НКВД.
4) 104 и 105 отдельные маневренные группы войск НКВД.
5) 105 и 106 отдельные роты связи войск НКВД.
6) Учебная команда сержантского состава войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта.
7) Учебная команда сержантского состава войск НКВД по охране тыла Земландской группы войск.
8 ) 2 и 3 отдельные дивизионы спецслужбы внутренних войск НКВД.
9) 1-й полевой отдел 5-го управления НКГБ СССР.
10) 223-й полк 46 дивизии конвойных войск НКВД.
11) 481-й отдельный батальон 46 дивизии конвойных войск НКВД.
12) 485-й отдельный батальон 36 дивизии конвойных войск НКВД.
13) 135-й отдельный батальон конвойных войск НКВД.
14) Управление 1-й отдельной бригады войск правительственной связи НКВД.
15) Управление 7-го отдельного полка войск правительственной связи НКВД.
16) 242, 252, 256, 297, 455 и 477 отдельные батальоны войск правительственной связи НКВД.
17) 26, 60, 122, 123, 124, 125, 129, 131, 132, 161, 162, 314, 317, 319, 322, 754, 1148, 1154, 1164, 1277, 1167, 1185, 1273, 1278, 1289 отдельные роты войск правительственной связи НКВД»
.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович

Сегодня, 13 сентября 2016 года, – 70 лет УФСБ России по Калининградской области, но истоки которого – в летописи аппаратов Уполномоченных НКВД СССР по 3-му Белорусскому и 1-му Прибалтийскому фронтам, а также Штаба Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии!

Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отравляющие здравый смысл и одновременно до неузнаваемости искажающие историческую истину раковые метастазы Кисловщины уже проникли из погранведомства в чекистские ветеранские структуры. Вот наглядное доказательство на примере только сегодня вышедшего из печати 4-го номера газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:

Уже сам заголовок – оголтелая ложь, поскольку никакого прямого родства между УКР «Смерш» Особого военного округа и УМГБ по Калининградской области не было и нет! Так, УМГБ по Калининградской области ведёт свою историю от аппарата уполномоченного НКВД-НКГБ (с 15 марта 1946 года – МВД-МГБ) СССР в Восточной Пруссии, созданного в свою очередь совместным приказом наркома внутренних дел СССР генерал-полковника С.Н. Круглова и наркома госбезопасности СССР генерала армии В.Н. Меркулова № 004/002 от 4 января 1946 года «Об организации аппарата уполномоченного НКВД-НКГБ СССР в Восточной Пруссии».
Своим приказом за № 00168 от 29 апреля 1946 года министр государственной безопасности СССР генерал-полковник В.С. Абакумов предписал Уполномоченному МВД-МГБ СССР в Восточной Пруссии генерал-майору Б.П. Трофимову создать Оперативную группы МГБ по Кёнигсбергской области. Для этой цели генерал-майор Б.П. Трофимов вычленил из структур возглавляемого Аппарата несколько десятков профессиональных контрразведчиков, что по объективным причинам затянулось на две с небольшим недели – ровно столько занял процесс кадрового укомплектования группы и обеспечения её всем необходимым для полноценной работы. К автономной работе на правах самостоятельного регионального правоохранительного органа она приступила 16 мая, юридическим основанием к чему послужил изданный в этот день соответствующий (№ 0018) приказ генерал-майора Б.П. Трофимова. Возглавил группу полковник Евгений Васильевич Рудаков, трудившейся до этого момента в качестве заместителя Уполномоченного, а ещё ранее, до командировки в Восточную Пруссию, – на высоких и ответственных постах в органах правопорядка и безопасности Москвы, Чечено-Ингушской АССР и Литовской ССР. Забегая вперед скажем, что именно на базе этой Оперативной группы впоследствии на основании приказа МГБ СССР № 00359 от 13 сентября 1946 года (но сугубо путём её переименования!) было рождено областное управление госбезопасности, реорганизованное к настоящему моменту в УФСБ по Калининградской области. Так что, как видим, у калининградских чекистов общие исторические корни с калининградским гарнизоном внутренних дел (и, прежде всего, с милицией-полицией и УИС), который тоже рождён из структур Аппарата Уполномоченного НКВД-НКГБ/МВД-МГБ СССР в Восточной Пруссии, но отнюдь не с военными контрразведчиками!
Ложь № 2: созданный 9 июля 1945 года на советской территории Восточной Пруссии Особый военный округ своё существование прекратил на основании Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 29 января 1946 года. С этого момента его УКР «Смерш» – это уже УКР «Смерш» 11-й гвардейской армии Прибалтийского военного округа. Таким образом, наглядно видно отсутствие всякого прямого родства между кёнигсбергскими/калининградскими военными контрразведчиками и их «земляками» чекистами-территориалами!
Ложь № 3 – это упоминание «Смерш» по состоянию на осень 1946 года, ибо 4 мая 1946 года структуры «Смерш» Министерства Вооружённых Сил СССР и Министерства внутренних дел СССР были влиты в МГБ СССР и с этого момента все они в «одном флаконе» как единые органы контрразведки МГБ и соответственно в войсках уже вновь Особые отделы, а не управления или отделы контрразведки «Смерш».
И ложь № 4 – она в подписи к фотопортрету первого по счёту начальника УМГБ по Калининградской области: по состоянию на осень 1946 года специальных званий с приставкой «госбезопасности» не существовало, поскольку таковые были официально упразднены ещё 9 июля 1945 года и тогда же заменены на аналогичные воинские. Таким образом, Евгений Васильевич Рудаков полковником госбезопасности по специальному званию являлся с февраля 1943 года (ранее – майор госбезопасности, что условно соответствовало армейскому комбригу и бригадному комиссару и им равным) и по 9 июля 1945 года, а с 9 июля 1945 года и до выхода в отставку – полковник по воинскому званию.
« Последнее редактирование: 15 Сентябрь 2016, 07:20:54 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
29 апреля 1945 года Разведотделом 132-го погранполка по агентурным данным, полученным в ходе фильтрации немецкого гражданского населения, были выявлены и задержаны как агенты гестапо:
- некто Р. – переводчик одной из комендатур города Кёнигсберга. При немцах он, в частности, «по заданию гестапо осуществлял предательскую деятельность среди иностранных рабочих, находившихся в городе [речь о Кёнигсберге], выдавая антифашистски настроенных лиц, собравшихся бежать и т.д.». Передан для следственных действий в Оперативную группу подполковника Н.С. Балыбердина;
- житель Кёнигсберга М. В 1942-1944 гг. он содержался нацистами в концлагере за антифашистские высказывания, где в обмен на жизнь на свободе согласился выполнять роль тайного доносчика гестапо. Источник – РГВА: ф. 32935, оп. 1, д. 59, л. 4.

Из Оперсводки штаба 132-го погранполка на 24.00 14 мая 1945 года: «В г. Кёнигсберг за последнее время значительно усилился приток беженцев из числа немецкого населения, ранее бежавшего вместе с немецкой армией.
Главным направлением, по которому возвращаются жители в Кёнигсберг, являются дороги, ведущие с Земландского полуострова.
В числе пребывающих в город жителей значительный процент составляют члены национал-социалистической партии. Так, например, по данным командира I батальона, 11.5.45 г. служебным нарядом 4 заставы на северо-западной окраине города были задержаны возвращающиеся в город 5 гражданских немцев. В результате фильтрации в оперативной группе НКВД при 8 участке г. Кёнигсберга все 5 разоблачены как члены НСДАП.
Справка. По данному факту обстановки ориентированы командиры подразделений»
.
Из той же сводки – следующий факт: «определённая часть» немецкого населения предместья Кёнигсберга Понарт «появляется дома только ночью, днём скрывается в подвалах, развалинах и т.п. укрытиях». Среди таких Разведотделением штаба 3-го стрелкового батальона 132-го погранполка были выявлены и силами служебного наряда от 15-й линейной заставы задержаны братья Ш., один из которых оказался руководителем одной из низовых организаций НСДАП, а второй – бойцом фольксштурма. Оба они для дальнейших следственных действий были переданы в Оперативную группу подполковника Н.С. Балыбердина. Источник – РГВА: ф. 32935, оп. 1, д. 59, л. 39.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
Скан с 6-й страницы 5-го номера за октябрь 2016 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»: http://www.imageup.ru/img180/2578698/str-6.jpg
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
Май 1945 года, Берлин, начальник Управления контрразведки «Смерш» 1-го Белорусского фронта (I ф) генерал-лейтенант Александр Анатольевич Вадис (в шинели) и заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 2 ранга Иван Александрович Серов (и он же одновременно – Уполномоченный НКВД по 1-му Белорусскому фронту и заместитель командующего того же фронта по делам гражданской администрации). Оригинал данного снимка в настоящий момент хранится в фондах Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный центральный музей современной истории России»: номер в Госкаталоге – 6706277, номер по ГИК (КП) – 32168/609 и 32168/609, инвентарный номер – А84800.
« Последнее редактирование: 16 Апрель 2017, 17:46:53 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович

Уполномоченный НКВД СССР по 2-му Белорусскому фронту (II ф) нарком государственной безопасности Белорусской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Лаврентий Фомич Цанава (1900-1955).
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
По состоянию первую половину марта 1945 года старшим оперативным начальником по линии НКВД-НКГБ-«Смерш» в прифронтовой полосе Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта с эпицентром в восточнопрусском посёлке Биркен (до 1938 года – Гросс Бершкаллен, а ныне посёлок Гремячье Каменского сельского поселения Черняховского района Калининградской области) являлся кадровый чекист гвардии подполковник Ефим Иванович Прангишвили.
О нём известно пока немного: родился в 1902 году в Грузии – в городе Самтредиа.
На службе в силовых структурах СССР с 1921 года, при этом к началу 1936 года – в структурах госбезопасности Закавказской СФСР.
Приказом НКВД СССР за № 31 от 13 января 1936 года в качестве первичного удостоен специального звания «лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало, армейскому капитану. А приказом НКВД СССР № 1504 от 19 июля 1939 года – очередного звания «старший лейтенант госбезопасности», что условно соответствовало армейскому майору.
С 7 февраля 1942 года и по 7 февраля 1943 года – начальник Особого отдела НКВД СССР 52-й отдельной танковой (13 декабря 1942 года – Краснознамённая) бригады – соединения, которое до августа 1942 года дислоцировалось в столице Грузии городе Тбилиси и которое в состав действующей армии вошло только 5 августа 1942 года (с этого момента – в горниле битвы за Кавказ).
С 7 февраля 1943 года в связи с преобразованием 52-й отдельной танковой Краснознамённой бригады в гвардейскую – начальник Особого отдела НКВД СССР (но со второй половины апреля 1943 года – Отдела контрразведки «Смерш») 37-й отдельной гвардейской танковой Краснознамённой (впоследствии – вдобавок Витебская ордена Суворова) бригады, при этом к лету 1943 года – уже гвардии подполковник по воинскому званию.
Утром 14 марта 1945 года лично возглавил сводный истребительный отряд из военнослужащих Красной Армии, задачей которого были поиск и ликвидация в лесных окрестностях восточнопрусского посёлка Патимберн (ныне не существует, представлял из себя россыпь хуторов; находился вблизи современного посёлка Малиновка Большаковского сельского поселения Славского района Калининградской области) только что выявленной и уже частично уничтоженной секретом от внештатного учебного взвода противотанковых ружей Учебной команды сержантского состава управления войск НКВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта крупной вражеской диверсионно-разведывательной группы. Источник – РГВА: ф. 38752, оп. 1, д. 23, л. 99.
Являлся кавалером не менее пяти государственных наград:
- ордена Красного Знамени: награждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1944 года – за выслугу в 20 и более лет;
- ордена Отечественной войны 1-й степени: награждён Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 года;
- ордена Отечественной войны 2-й степени: награждён Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1944 года;
- медали «За оборону Кавказа»;
- медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
К началу 1950-х гг. – номенклатурный работник Центрального совета промысловой кооперации, откуда уволился в 1951 году. Источник – РГАЭ: ф. 8101, оп. 2, д. 31, именное личное дело.
Дальнейшая судьба неизвестна.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович

Прошу откликнуться родственников!
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович
В ГАРФ хранится фонд Отдела спецлагерей НКВД СССР в Германии. Номер этого фонда – «Р9409».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 729
  • Ржевцев Юрий Петрович


Автор – Григорий ЗУЕВИЧ
ВЫХОД НА НОВУЮ ГРАНИЦУ В ПРЕДЕЛАХ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ
(Из документальных материалов по истории органов государственной безопасности Калининградской области)[/i]
В начале ноября 1944 года пограничные части НКВД, входившие в состав охраны тыла 2-го (II ф) и 3-го Белорусских, а также 1-го Прибалтийского фронтов вышли на довоенную границу СССР с Германией. Для возобновления ее охраны Государственный Комитет Обороны постановлением от 8 апреля 1944 года обязал НКВД СССР сформировать управления пограничных войск западных округов и пограничные отряды.
15 августа 1944 года было сформировано Управление пограничных войск НКВД Литовского округа. В его состав вошли 23-й дважды Краснознамённый, 94-й (II ф), 95-й ордена Ленина и 97-й (II ф) пограничные отряды и рота связи. Начальником войск округа был назначен генерал-майор М. Бычковский.
Выход войск округа на государственную границу и восстановление ее охраны осуществлялось поэтапно, по мере освобождения территории Литвы от противника. Главная особенность заключалась в том, что войска вначале были выставлены на охрану государственной границы между СССР и Германией, а с 12 февраля 1945 года 23-й дважды Краснознамённый, 95-й ордена Ленина пограничные отряды приступили к охране участка границы, установленной в соответствии с договором от 28 января 1928 года между бывшей Литовской Республикой и Германией.
Таким образом, после освобождения от противника Мемельского края, пограничные войска Литовского округа приняли под охрану участок границы в пределах территории Германии, завершив тем самым восстановление литовского суверенитета над территорией, отторгнутой Германией у Литвы в 1939 году.
В соответствии с Потсдамским соглашением, заключённым с 17 июля по 2 августа 1945 года лидерами трёх крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне, северная часть Восточной Пруссии (примерно одна треть всей её территории) была передана Советскому Союзу, остальные две трети – Польской Республике. Присоединение к СССР части территории Восточной Пруссии привело к значительным изменениям западного участка советской границы.
16 августа 1945 года в Москве глава НКИД СССР Вячеслав Молотов и премьер польского Временного правительства национального единства Эдвард Осубка-Моравский подписали советско-польский договор, который в общем виде определял разграничение между двумя государствами. В данном случае говорить о полноценной делимитации границы не приходится, поскольку проведенная договаривающимися сторонами на карте граница не сопровождалась исчерпывающе подробным ее описанием. Выработанные дипломатами документы, в части касающейся пограничных вопросов, были немедленно направлены в НКВД СССР для изучения и принятия соответствующих решений.
Процесс принятия под охрану нового участка границы включал два этапа:
- первый (подготовка органов к выходу на охрану границы) – с 31 августа по 28 сентября 1945 г.;
- второй (выход войск на новый участок границы и прием его под охрану) – с 28 сентября по 15 октября 1945 г.
Первый этап начался 31 августа 1945 года, когда из Главного управления пограничных войск (ГУПВ) в адрес штаба Литовского округа поступила карта с нанесенной на ней границей. После изучения документа и согласований с Уполномоченным НКВД СССР штаб округа выработал предварительные предложения о дислокации соединений и организации охраны границы. 8 сентября 1945 года согласованные с НКВД СССР дислокационные документы, а также копии полученной из Главного управления пограничных войск карты были направлены Уполномоченному НКВД СССР в Кенигсберг и начальникам 23-го дважды Краснознамённого, 95-го ордена Ленина и 97-го пограничных отрядов. Начальникам отрядов предписывалось «немедленно организовать рекогносцировочные группы во главе с начальником штаба отряда и комендантами участков для изучения участков границы и составления рабочих справок».
Справки должны были содержать сведения об изменениях в намеченном прохождении границы с «учетом топографических и тактических выгод для наших войск». При этом в расчет должны были приниматься национальный состав проживающего населения, ценность земельных угодий, наличие господствующих высот над местностью и т.д. Особое внимание обращалось на серьезную обоснованность предложений по изменению прохождения границы. Кроме того, высылаемые группы должны были уточнить на местах проектную дислокацию войск. 15 сентября все документы должны были быть представлены в штаб округа.
Как видно, на выполнение поставленной задачи отводилось 7 суток. Учитывая это обстоятельство, еще до отправки рекогносцировочных групп, решением начальника войск округа, после согласования с Уполномоченным НКВД СССР в Кенигсберге и командованием 3-го Белорусского фронта, на территорию Особого военного округа были направлены группы для подбора помещений для штабов частей, пограничных застав и оперативных сотрудников.
21 сентября 1945 года Правительство СССР приняло постановление о принятии под охрану и войсками НКВД СССР участка границы СССР с Польской Республикой в пределах бывшей Восточной Пруссии в соответствии с Договором между двумя странами о государственной границе. 1 октября 1945 года предполагалось начать работу по демаркации участка границы. Представителями Литовского округа по демаркации границы с Польшей были назначены начальники штабов 94-го и 95-го ордена Ленина пограничных отрядов. В этой работе приняли участие и оперативные сотрудники.
В установленные сроки рекогносцировочные группы приступили к работе на территории Особого военного округа. Координация деятельности групп была возложена на территориальный орган безопасности в лице генерал-лейтенанта В. Тутушкина и начальника штаба УПВ НКВД Литовского округа полковника Л. Головкина.
Обстановка на новом участке границы в этот период была сложной, обусловленной двумя особенностями. Первая заключалась в отсутствии постоянного взаимодействия на уровне Главного управления пограничных войск НКВД СССР и Генерального штаба Вооруженных Сил (ГШ ВС). Она повлекла за собой значительные проблемы с размещением передислоцируемых подразделений и войск. Вторая связана с возникновением спорных вопросов о прохождении границы.
Отсутствие взаимодействия стало причиной того, что решения, принятые дипломатами относительно будущего территории Германии, командованию советских оккупационных войск своевременно доведены не были. Это привело к тому, что начальникам подразделений безопасности и рекогносцировочным группам округа пришлось на месте заниматься не столько изучением самой границы, сколько решением вопросов, связанных с предстоящим размещением отделов и подразделений.
Согласно донесениям начальников рекогносцировочных групп, с размещением и обустройством складывалась критическая ситуация. Прибывающие в большом количестве соединения и части армии и флота, не считаясь с доводами наших сотрудников, занимали подобранные для дислокации комендатур и застав помещения, выдворяя оттуда представителей НКВД, выставленных для охраны.
В создавшейся ситуации начальник 23-го дважды Краснознамённого пограничного отряда 4 сентября 1945 года обратился к начальнику войск округа на выброску маневренной группы для усиления охраны подобранных помещений. Подобным образом дела обстояли на всех участках. Дело доходило до прямых физических столкновений подразделений пограничников и армии. В ходе конфликта в г. Дракменен (Озерск), где должен был располагаться штаб 97-го пограничного отряда, только выдержка контрразведчиков и пограничников предотвратила вооруженное столкновение.
Вмешательство руководства округа, обращения к командованию армии результатов не дали. Штаб Особого военного округа отстаивал интересы своих частей, которые в предвидении зимних холодов размещались в пригодных для жилья населенных пунктах. На все доводы органов безопасности о государственном значении охраны границы, командование отвечало отказами, мотивируя их отсутствием указаний Генерального штаба Вооруженных Сил.
Аналогичная ситуация складывалась с базированием морской части пограничных войск. Например, штаб Особого округа на 29 августа 1945 года не имел указаний Генерального штаба выполнить постановление ГКО от 12 июля 1945 года № 9518 о передаче гавани и помещений в г. Нойкурен (Пионерский) для базирования дивизиона пограничных судов.
Решение возникшей проблемы было найдено после 21 сентября 1945 года, когда Правительством СССР было принято постановление о принятии под охрану войсками и органами нового участка границы. В тот же день, командующий Особым военным округом генерал-полковник К. Галицкий, отдал приказ соответствующим командирам о размещении частей и подразделений органов безопасности в соответствии с их дислокационными ведомостями. Таким образом, только угроза срыва постановления ГКО относительно пограничного вопроса заставила армейское командование занять конструктивную позицию.
Однако с трудом найденное приемлемое решение вопроса о размещении практически ничего не гарантировало на практике. Дезорганизующее начало имело большие негативные последствия. Части и подразделения армии, освобождая переходящие пограничникам и чекистам поселки, хутора и городские помещения забирали с собой материальные ценности, оборудование, разрушали строения, снимали сохранившиеся с войны линии связи, электропередач и т.д. Это вынуждало начальников рекогносцировочных групп по мере подбора помещений вносить изменения в дислокацию подразделений. Подобные изменения, как правило, не отвечали требованиям оперативной и тактической целесообразности. Так, например, здания в г. Пиллау (Балтийск), где планировалось разместить пограничную комендатуру 23-го пого и оперативную группу, оказались непригодными для обустройства. В поселках вблизи г. Пальмникен (Янтарный), вследствие разрушения частями армии систем жизнеобеспечения, началась эпидемия тифа.
Несмотря на сложности с размещением оперативных групп и войск, рекогносцировочные группы продолжали деятельность по изучению границы. В процессе этой работы обозначилась вторая важная проблема. В ходе работы на местности выяснилось, что ряд населенных пунктов, которые в соответствии с имеющимися документами отходили к СССР, уже заняты польской военной и гражданской администрациями. При этом польскими властями уже была развернута деятельность по подготовке данных районов к массовому заселению польскими гражданами. Таким образом, в сентябре 1945 года возникла спорная ситуация относительно прохождения будущей советско-польской границы.
Возникновение этой проблемы было вызвано двумя обстоятельствами: с одной стороны, некомпетентным вмешательством командования Красной Армии в вопросы, связанные с государственной границей и, с другой стороны, - стремлением польской стороны изменить межправительственное соглашение, принятое относительно разграничения территории, в свою пользу.
Зачастую польские власти вводились в заблуждение советскими военными чиновниками. Так, еще 23 июня 1945 года по поручению командования 3-го Белорусского фронта г. Прейсиш-Эйлау (Багратионовск) был принят временным поверенным Польской Республики от представителя фронта, военного коменданта города гвардии майора В. Малахова. Передача города, прилегающего района и промышленных предприятий была осуществлена по акту с приложением схемы, на которой уже обозначена граница между СССР и Польшей, проходящая в 2 км севернее города. Очевидно, что подобного рода передачи территории были незаконными, поскольку осуществлялись до советско-польских переговоров о границе и даже до решения Потсдамской конференции, завершившей свою работу 2 августа 1945 года. Кроме того, известно, что в международной практике при решении вопросов территориального разграничения между государствами применяются делимитация и демаркация границы.
С другой стороны, польские власти сами, не дожидаясь официальных решений, стремились занять как можно большую территорию. При этом расчет делался на доброе союзническое отношение к Польше со стороны советского командования. Только рекогносцировочной группой 95-го пого в период ее работы на участке границы отошедшей к СССР территории были выявлены 9 населенных пунктов и прилегающих к ним районов, занятые польской администрацией. При этом польская сторона демонстрировала полную уверенность в принадлежности территории Польше.
Следует заметить, что советско-польские переговоры 16 августа 1945 года не могли изменить решения Потсдамской конференции, в резолюции которой относительно пограничного вопроса записано о том, что союзники не возражают, чтобы «… прилегающая к Балтийскому морю часть западной границы СССР проходила от пункта на восточном берегу Данцигской бухты к востоку - севернее Браунсберга (Бранево) – Гольдапа (Гольдап) к стыке трех границ». Заметим: не севернее, например, Хайлигенбайля (Мамоново) – Дракменена (Озерск)… Именно так, как определено Потсдамской конференцией и стала проходить граница в результате советско-польских переговоров.
Решение, которое выработали дипломаты после утверждения Правительством СССР, было детально проработано в НКВД СССР и направлено в виде приказа от 28 сентября 1945 года начальнику пограничных войск НКВД Литовского округа для приема нового участка границы и организации службы. Прием под охрану нового участка границы предписывалось осуществить 10 октября 1945 года. Особый пункт приказа категорически запретил войскам выходить южнее границы, установленной советско-польским договором и обозначенной на прилагаемой карте. Вместе с тем приказ НКВД не определял порядок действий командования округа по урегулированию спорных вопросов.
Характерной особенностью при этом была значительная степень самостоятельности, которую предоставляли Уполномоченный НКВД СССР и начальник войск округа своим подчиненным в принятии решений и их реализации. Другая особенность заключалась в том, что согласно приказу НКВД и Главного управления пограничных войск личный состав подразделений и оперативный состав, ранее выделенные для борьбы с бандитизмом в Мариямпольском и Клайпедском оперативных секторах, должен был временно оставаться на своих местах. Таким образом, силы, выделяемые для работы на границе и начавшие передислокацию на территорию Особого округа, заранее значительно ослаблялись.
18 октября 1945 года в НКВД СССР из ГУПВ был направлен доклад о принятии под охрану Литовским пограничным округом нового участка границы с 15.00 15 октября. При выходе подразделений в пункты намеченной дислокации было установлено, что поляками заняты 9 населенных пунктов, которые в соответствии с договором между СССР и Польшей от 16 августа 1945 года находятся на территории, отошедшей к Советскому Союзу. От НКВД СССР были получены указания - эти населенные пункты не занимать и охрану границы осуществлять несколько севернее их до решения вопроса в дипломатическом порядке.
Из представленного документа видно, что спорный территориальный вопрос, не решенный вышестоящими инстанциями на этапе подготовки к приему под охрану участка границы, обозначился вновь.
Пограничные заставы и оперативные сотрудники, при выходе в назначенные места дислокации, находили их, занятыми польской администрацией. На законные требования освободить населенные пункты, польские власти отвечали официальными протестами. Например, один из офицеров разведотдела 95-го пого при встрече с польскими представителями 10 октября 1945 года был ознакомлен с топографической картой, где линия границы была обозначена не южнее г. Гердауен (Железнодорожный), как на советских картах, а севернее.
На местах ситуация требовала незамедлительного решения, поскольку приказ руководства о приеме границы под охрану обязывал оперативных работников и пограничников неукоснительно выполнять все его пункты, причем в строго определенные сроки. Начальники отрядов запрашивали указания командования округа, как поступать в создавшихся условиях. Однако бюрократические барьеры не позволяли оперативно решать сложные проблемы.
Так, например, из документов известно, что в пункте дислокации 4-й комендатуры 95-го пограничного отряда польские власти разместили свою военную комендатуру и подразделение полиции. Начальник 95-го пого полковник С. Скородумов 26 октября 1945 года доложил в штаб округа и Уполномоченному НКВД в Кенигсберге о том, что охрана границы осуществляется по окраинам нп Норденбург. При этом он особо подчеркивал, что подобное положение наносит ущерб интересам охраны границы и обратился за разрешением предложить полякам отойти на польскую территорию и освободить город с прилегающим районом. Выдержка и настойчивость чекистов, командования оперативной группы округа, а также начальников отрядов позволили на большинстве участков границы решить спорные вопросы в соответствии с советско-польским договором. Так, уже 9 ноября 1945 года польская администрация покинула г. Норденбург (пос. Крылово). После этого здесь разместился штаб комендатуры, пограничная застава и оперативные сотрудники. А 95-й пограничный отряд организационно состоял из штаба, шести пограничных комендатур, 28 погранзастав, шести застав боевого обеспечения и манёвренной группы.
Однако не все территориальные проблемы были решены в ходе приема участка границы. В ходе последующей работы по демаркации и делимитации границы польская сторона неоднократно возвращалась к вопросу о спорных участках и требовала территориальных компенсаций. Такие уступки Польше были сделаны Советским Союзом на других участках границы (в Белоруссии и Украине). При этом не принимались во внимание крупные затраты материального и морального характера. Однако когда польское руководство было проинформировано о том, что СССР не намерен уступать просьбам Польши о передаче ей г. Пиллау (Балтийск), демаркация советско-польской границы затянулась на десять лет.
Следующей важной проблемой, с которой столкнулись войска и оперативники на новом участке, стала неурегулированность положения частей Красной Армии, которые дислоцировались вблизи границы после завершения боевых действий. Сложилась ситуация, при которой отдельные подразделения и подсобные хозяйства частей, расквартированных на территории, отошедшей к СССР, оказались на польской территории. Здесь они занимались боевой подготовкой, осуществляли заготовку продовольствия и готовились к зиме. Потребности армейских частей в перемещении военнослужащих и транспорта вошли в противоречия с режимом государственной границы. Это стало причиной конфликтных ситуаций.
Существенное влияние на оперативную работу и служебно-боевую деятельность в период приема под охрану и освоения нового участка границы оказывала социально-экономическая обстановка на присоединенной территории.
Согласно международным договоренностям Восточная Пруссия исключалась из состава бывшего рейха, поэтому здесь, в отличие от Германии, не создавалось органов местного самоуправления. Вся полнота власти первоначально сосредоточилась в военных комендатурах, которые подчинялись командованию фронта. 10 мая 1945 года Военным советом 3-го Белорусского фронта при комендатуре Кенигсберга было создано Временное управление по гражданским делам. В это время основным гражданским населением были немцы. На 1 января 1946 года в пределах отошедшей СССР территории проживало около 160 тысяч немецких граждан. На всем протяжении границы в тылу, во всех сохранившихся от разрушения населенных пунктах проживало немецкое население, состоявшее преимущественно из женщин, детей, стариков. Только на участке 115-го пограничного отряда было зарегистрировано свыше 10 тысяч граждан немецкой национальности. Поэтому, так же как в сфере действия военных комендатур, в пограничной зоне был установлен особый режим: с 18.00 до 8.00 запрещалось всякое движение немецкого гражданского населения.
К зиме 1945 года первоначально установленный для немецких граждан жесткий режим был ослаблен. Они получили право свободного передвижения и общения с советскими людьми, включая военнослужащих, допускались к работе в учреждениях и воинских частях. Устранялась охрана в местах их проживания. Из немецких активистов стала назначаться местная администрация. На селе ее функции выполнял староста. Немцы получили более широкую возможность трудоустройства и денежного заработка. Тем не менее, немецкое население стремилось уйти на Запад. Пытаясь установить связь со своими родственниками, а также для организации подрывной работы на территории СССР, немцы из западных зон оккупации часто осуществляли высадки на побережье с использованием быстроходных катеров и других плавсредств. Уцелевшие мелкие подразделения, агентура противника изыскивали пути и способы нелегального ухода на Запад.
Руководство НКВД требовало от своих сотрудников «… строго следить за сохранением в районах дисциплины, порядка, пресекать самочинные действия военнослужащих, пьянство, мародерство, незаконные поборы и изъятие имущества у местного населения: задерживать и передовать следственным органам военнослужащих, нарушивших дисциплину…».
Ко всему этому следует добавить, что на новом участке границы проходило массовое движение воинских эшелонов, автомобильного и гужевого транспорта. Перемещались соединения армии, их тыловые подразделения и учреждения, а с сопредельной стороны эвакуировались госпитали, переправлялись пленные, перевозились трофеи, возвращалось население, угнанное оккупантами в Германию. Существовала угроза, что среди этого потока через границу на территорию СССР попытается проникнуть агентура западных государств, изменники Родины.
Еще одной крайне важной особенностью послевоенного периода стало массовое переселение на новую территорию семей колхозников из областей России. К концу 1946 года общая численность населения здесь составляла уже 440 тысяч человек.
15 октября 1945 года начальник войск округа доложил в НКВД СССР о выходе подчиненных частей в пункты дислокации и приеме под охрану нового участка границы. Начался этап освоения новой территории, организации службы и адаптации органов и войск к новым условиям.

Сканы 4-7 страниц № 3 за май 2018 года газеты ветеранов КГБ-ФСБ Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей»:


« Последнее редактирование: 19 Май 2018, 16:46:41 от Sobkor »
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »